Научная статья на тему 'О некоторых особенностях «Сетки координат» коммуникативного сознания молодежи Северного Кавказа (на материале Кабардино-Балкарской республики)'

О некоторых особенностях «Сетки координат» коммуникативного сознания молодежи Северного Кавказа (на материале Кабардино-Балкарской республики) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
135
10
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОММУНИКАТИВНОЕ СОЗНАНИЕ МОЛОДЕЖИ / УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ / ДИАЛОГ / ТРИАЛОГ / ПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АССОЦИАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ / COMMUNICATIVE CONSCIOUSNESS OF YOUTH / CONDITIONS OF FORMATION / DIALOGUE / TRIALOGUE / PSYCHOLINGUISTIC ASSOCIATION EXPERIMENT

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Будаева Людмила Ахмадовна

В статье предлагается описание факторов, влияющих на формирование коммуникативного сознания молодежи Северного Кавказа, а также некоторые результаты направленного ассоциативного эксперимента по его исследованию.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Будаева Людмила Ахмадовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Some peculiarities of «net of coordinares» in communicative consciousness of North caucasus youth (on material of Kabardino-Balkarian republic)

The author of the article gives the description of the factors which influence the formation of the communicative consciousness of North caucasus youth and also some results of directed association experiment of its analysis.

Текст научной работы на тему «О некоторых особенностях «Сетки координат» коммуникативного сознания молодежи Северного Кавказа (на материале Кабардино-Балкарской республики)»

УДк 81.23 (470.64)

л.А. Будаева

о некоторых особенностях «сетки координат» коммуникативного сознания молодежи северного кавказа (на материале кабардино-балкарской республики)

В статье предлагается описание факторов, влияющих на формирование коммуникативного сознания молодежи Северного Кавказа, а также некоторые результаты направленного ассоциативного эксперимента по его исследованию.

Ключевые слова: коммуникативное сознание молодежи, условия формирования, диалог, триалог, психолингвистический ассоциативный эксперимент.

Ludmila A. Budaeva

some peculiarities of «net of coordinares» in communicative consciousnes s of north caucasus youth (on material of kabardino-balkarian republic)

The author of the article gives the description of the factors which influence the formation of the communicative consciousness of North caucasus youth and also some results of directed association experiment of its analysis.

Key words: communicative consciousness of youth, conditions of formation, dialogue, trialogue, psycholinguistic association experiment.

ССеверный Кавказ - мультикультур-ный регион, активная зона миграции, смешения традиций, обычаев и языков десятков народов, населяющих его - долгое время не знал глобальных межэтнических конфликтов. Сегодня он является не только одной из болевых точек России, но и воспринимается многими гражданами нашей страны как источник неожиданных проблем, существенно осложняющих жизнь. Связано это в основном с поведением молодежи.

Поведение северокавказской молодежи, как и любой другой, в значительной степени связано с ее коммуникативным сознанием. Пластичное, очень чувствительное к происходящим социальным процессам, оно формируется под влиянием нескольких факторов, среди которых наиболее значимыми являются: место и условия формирования, процессы глобализации и урбанизации, политические, экономические и культурные процессы, происходящие в стране, особенности взаимодействия культур в сознании молодых людей. Коммуникативное сознание северокавказской молодежи в таком ракурсе не изучалось, поэтому мы, руководствуясь принципом триангуляции [Тарасов 2011], обратились к современным исследованиям в области социологии, социолингвистики, психологии и психолингвистики, что, на наш взгляд, позволит получить более четкое представление о «сетке координат» [Гачев 2008: 16] коммуникативного сознания молодежи Северного Кавказа.

1. Следует сразу отметить, что особенности межэтнического общения на Северном Кавказе определяют сходные природно-ландшафтные условия, религиозно-нравственное мировоззрение, система экзистенциональных ценностей и табуирования [Тхагапсоев 2001: 50-57]. Бесконфликтное сосуществование народов Северного Кавказа столетиями обеспечивалось и обеспечивается, в первую очередь, готовностью и способностью их представителей осуществлять взаимодействие в сферах материальной и духовной культуры и наличием общего языка межнациональ-

ного общения. В ХVI-XVIIвв. на Северном Кавказе в качестве языка дипломатической переписки ряда политических образований, языка межнационального общения использовался язык одного из народов Дагестана - кумыкский (принадлежит к тюркской языковой группе), который вплоть до 30-х годов ХХ столетия выступал в роли языка межнационального общения (см. [Черноус 2004: 152]). Это язык, который так или иначе отражал реалии жизни народов Северного Кавказа. Более 80 лет функции языка межнационального общения выполняет русский язык. Возникающее время от времени напряжение в большей мере связано с политическими и экономическими проблемами и, как правило, соответствуют описанным в конфликтологии схемам.

Развиваясь в процессе тесных контактов между собой, с культурами Запада и Востока, находясь в последние сто лет под мощным влиянием культуры России, в XXI в. ощутив мощную экспансию иностранной культуры, а также «прессинг» исламской, культура каждого народа, безусловно, трансформировалась, но сохранила свою неповторимость, а значит, способность ее носителей разграничивать СВОЕ и ЧУЖОЕ.

В настоящее время народы Северного Кавказа стали более активно расширять связи с внешним миром. Это уже достаточно открытое общество, стремящееся участвовать во всемирном политическом, экономическом и культурном процессах. Молодые кавказцы становятся свидетелями изменения традиционного представления о национальном суверенитете государств и входящих в них федеративных образований, активными участниками миграционных процессов в мировом масштабе (многие молодые люди выезжают, чаще всего в поисках работы, в другие регионы нашей страны, а также за рубеж). Явная тенденция к сближению культур разных стран и народов, популяризация культуры более успешных стран, естественно, не могли не повлиять на национальные культуры. Процесс этот непростой, достаточно болезненный, т.к. Северный Кавказ «относится к тем регионам,

где в числе жизненных приоритетов важное место занимает традиционная культура и где веками копился опыт защиты традиций» [Габуниа, Улимбашева 2005: 6]. Возможно, именно поэтому бурные процессы глобализации здесь часто воспринимались как посягательство на национально-культурные ценности. Этим в значительной степени объясняются, на наш взгляд, попытки местной интеллигенции возродить, начиная с 80-х годов прошлого столетия, традиционную культуру своих народов, сформировать их историческое сознание, которое, как известно, является важным фактором, определяющим этническое самосознание. Была попытка вернуть традиционные стереотипы поведения и мышления, имеющие знаковое значение. Необходимость приспособиться к новым реалиям оказала большое влияние и на стиль жизни, и на хозяйственно-культурный уклад, и на семейно-брачные отношения, и на отношения к старшим. Через законы о государственных языках, через систему образования была сделана попытка вернуть «дух народа», заключенный, по Гумбольдту, в языке. Однако программа возрождения, например, в одной из северокавказских республик - в Кабардино-Балкарии, культуры титульных народов, их языков, к сожалению, не принесла ожидаемых результатов, а лишь усугубила распространившийся в стране в целом языковой нигилизм. Стремление к воспитанию этнического самосознания, чрезмерное внимание ученых к прошлому титульных народов привели часть населения к гипертрофированному представлению о значимости собственного народа, подтвердило общую тенденцию «культурной легитимации этноцентризма» на Северном Кавказе [Черноус 2004: 167], что со временем осложнило отношения между представителями населяющих его народов.

Возможно, реакцией на происходящее, ослабившей это напряжение, стало усиление влияния ислама, ибо мусульмане разграничивают людей не по национальному признаку, а по их приверженности к исламу. Однако и этот процесс осложняется

тем, что уже длительное время «в условиях глубокого системного кризиса на Северном Кавказе получили распространение нетрадиционные политизированные течения в исламе, выступающие или воспринимаемые как ваххабизм» [Черноус 2004: 167].

В обществе совершенно очевидны тенденции, с одной стороны, на сохранение тех элементов традиционной культуры, которые в той или иной мере будут способствовать приспособлению к происходящим процессам, сохранению этнической идентичности, с другой - усилению позиций традиционного ислама, которому свойственно толерантное отношение к людям разных национальностей и разных конфессий.

Большое влияние на коммуникативное сознание молодежи оказала и урбанизация общества - естественное последствие глобализации. Например, в Кабардино-Балкарии 54,4% всего населения проживает в городах республики. Отмечается значительный приток в города сельского населения, а значит, изменение сложившихся правил коммуникации, культуры общения, изменение сознания, в том числе и коммуникативного.

Замечание Е.Ф. Тарасова о деформации этнического сознания русского народа [Тарасов 2011:3] в полной мере распространяется на сознание народов Северного Кавказа.

2. Одним из факторов, влияющих на коммуникативное сознание молодежи Северного Кавказа, является языковая ситуация, в которой она формируется. Рассмотрим ее особенности на примере Кабардино-Балкарской Республики.

Кабардино-Балкария - республика, носящая имя двух титульных народов - кабардинцев и балкарцев. По данным 2011г., население республики составляет 859,7тыс. человек, среди которых кабардинцы составляют 57,2%, русские - 22,5%, балкарцы - 11,6%. На ее территории (12,5тыс кв.км) живут представители и других народов (осетины, дагестанцы, чеченцы, ингуши, турки, поляки, белорусы, украинцы, поляки, евреи, корейцы, цыгане, армяне, грузины, черкесы, лакцы, чеченцы, ингуши, карача-

евцы, татары, немцы, азербайджанцы, греки и др.), являющиеся носителями разных культур, религий (мусульмане, христиане, католики, иудеи и др.), языков. Как видно, КБР - единый социальный организм, сочетающий в себе 3 достаточно крупных этноса. События последних лет подтверждают мнение Л.Н.Гумилева об образованиях подобного рода: «Это ксении, принужденные жить вместе, мирящиеся с фактом сосуществования...» [Гумилев 1993: 212].

Десятки лет русский язык, будучи государственным языком страны, в которую входит КБР, является языком межнационального общения и функционирует во всех сферах деятельности. Последние 18 лет в республике действуют в качестве государственных три языка - русский, кабардинский и балкарский.

Нельзя не отметить, что в советский период национальным языкам уделялось недостаточно внимания, а «игнорирование их равенства привело к негативным последствиям» [Башиева, Балова, Будаева, Шо-генова 2006: 5]. Это касалось и развития самих языков, и их функционирования, и этноязыкового сознания. Естественно, это вызвало у представителей титульных народов КБР острую потребность сохранить свое этническое самосознание. Произошло то, что удачно сформулировал Ф. Энгельс, характеризуя англо-ирландские взаимоотношения: «Ирландцы. чем больше усваивали английский язык и забывали свой собственный, тем больше становились ирландцами» [Энгельс 1960: 523]. Поэтому совершенно закономерно появление в 8090-х гг. пристального внимания к языковой политике и к языковой ситуации в республике, как и во всех регионах страны, которое привело в 1995г. к закону «О государственных языках КБР». Однако признание кабардинского, балкарского и русского языков равноправными и придание первым статуса государственных не сняло всех существовавших проблем. Различный «объем функциональной нагруженности русского, балкарского и кабардинского языков» не позволил в современных условиях исполь-

зовать языки титульных народов во всех сферах общественной коммуникации [Ба-шиева, Балова, Будаева, Шогенова 2006: 7, 15]. Поэтому русский язык, который имеет высокий уровень развития функционально-стилистической системы, массовое распространение, является государственным языком нашей страны; используется длительное время жителями республики как средство межнационального общения, получения образования, осуществления социально-культурной и профессиональной деятельности, сохранил свои доминирующие позиции.

Как указывалось выше, коммуникативное пространство республики в настоящее время обеспечивают 3 государственных языка: русский, кабардинский и балкарский. Данные языки относятся к разным языковым группам: кабардинский - к группе абхазо-адыгских языков, балкарский - к тюркской, русский - к славянской. Если исходить из определения Гумбольдта о языке как единой духовной энергии народа, как форме выражения народного духа, то на небольшой территории эти энергии так или иначе соприкасаются, вступают в различные отношения, что не может не отразиться на коммуникативном сознании жителей этого «Микровавилона».

В большинстве своем представители титульных народов Кабардино-Балкарии - носители массового координативного билингвизма. Почти все кабардинцы и балкарцы достаточно хорошо владеют родным и русским языком, но очень немногие русские, живущие в республике, владеют языком хотя бы одного из титульных народов. Обучение государственным языкам в республике ведется по-разному. В многонациональных школах, где языком обучения является русский язык, кабардинский и балкарский языки изучаются как обязательные предметы с первого по одиннадцатый класс. Кабардинские и балкарские дети изучают их обязательно, русские дети и дети других национальностей - по желанию. Если с 1995 года по 2008 год в национальных (сельских) школах обучение в 1-2-х классах велось на

родных языках, в 3-4 осуществлялся постепенный переход на русский язык, с 5 по 11 - на русском языке при обязательном изучении родных языков, то в 2012году обучение в школах вернулось к русскому языку, сохранив родные языки в качестве обязательных предметов. В университете государственные языки республики входят в региональный компонент образования и изучаются в течение 1 семестра: студенты кабардинской и балкарской национальности изучают родные языки, остальные студенты изучают русский язык как родной.

Необходимо отметить, что в сложившихся условиях увеличивается количество молодых людей, владеющих несколькими (родным, русским, иностранным) языками.

Для получения более полного представления об условиях формирования коммуникативного сознания молодежи Кабардино-Балкарии полезно будет привести данные социолингвистического исследования функционирования государственных языков КБР в студенческой среде.

Длительное наблюдение над речевой практикой молодых людей, опрос и анкетирование в 2002-2003гг. 636 студентов (среди них кабардинцев 69%, балкарцев 14%, русских 9%, представителей других национальностей 8%) 1-3 курсов гуманитарных и негуманитарных факультетов самого крупного в КБР высшего учебного заведения -Кабардино-Балкарского государственного университета - показали следующее.

Большинство молодых людей (57,2%) родились в городе, получили среднее образование на русском языке, параллельно изучая родной. 42,8% родились в сельском поселении, получили начальное образование на родном языке, изучая русский язык как предмет, а затем продолжили обучение на русском. Многие из них посещали детский сад, где языком воспитания был, в основном, русский язык (52,1% ответов). Тем не менее 30% участвовавших в исследовании молодых людей отметили, что языком воспитания в их детском саду были родной и русский языки. Лишь 17,9% студентов посещали детские сады с родным языком вос-

питания. Между тем в семье языком общения чаще является родной язык (46,8%), несколько реже два языка - родной и русский (37,5%), и только у 15,7% студентов языком общения в семье является русский язык. При этом молодые люди, выросшие в городских смешанных семьях, где родные языки отцов и матерей не совпадают, чаще выбирают третий язык - русский; молодые люди, выросшие в семьях, где родители одной национальности и к тому же билингвы, часто достаточно хорошо владеют и родным и русским языками и свободно переходят с одного языка на другой; молодые люди, выросшие в однонациональных семьях, где один из родителей или оба не владеют языком своего народа, но хорошо владеют русским, используют русский язык [Будаева 2002: 123].

При общении с незнакомыми людьми абсолютное большинство студентов (92%) прибегает к русскому языку. При общении с билингвами 49,4% участников исследования прибегают к помощи родного языка, 40,7% - русского, 9,9% - либо к родному, либо к русскому.

Общаться с друзьями, однокурсниками, получать информацию через различные СМИ, читать художественную литературу, писать личные письма молодые люди в большинстве своем предпочитают с помощью русского языка (около 75,8%). Лишь в бытовом общении (с родителями, соседями) они обращаются к родному языку.

В результате проведенных социолингвистических исследований обнаружились и такие факты:

1. Студенты (26,6%), родившиеся в городе и не владеющие в достаточной, с их точки зрения, степени родным языком или же недостаточно хорошо владеющие русским языком, считают, что обучение должно вестись на родном языке.

2. Большинство молодых людей (68,2%) считают, что обучение «нужно проводить на русском языке, но должно обеспечиваться и хорошее владение родным языком».

3. «Многие студенты, окончившие

сельские школы по новой системе и в полной мере испытавшие трудности обучения в вузе на русском языке, считают, что обучение в школе должно проводиться на русском языке» [Башиева, Балова, Будаева, Шогенова 2006: 165].

Примечательно, что в анкетах студентов в графе «Ваш родной язык» в абсолютном большинстве указывался, несмотря на уровень владения/невладения им, язык народа, к которому себя относит участник исследования. Однако нередко в этом качестве указывались два языка: один - язык народа, представителем которого считает себя молодой человек, второй - русский [Будаева 2002: 124-125].

Как видно, функционально первым языком для молодых людей полиэтнической Кабардино-Балкарии является русский язык. Они отдают ему предпочтение совершенно осознанно. Это позволяет предположить, что в их коммуникативном сознании будет 1) наиболее ярко представлен образ русского языка, затем родного; 2) образ третьего государственного языка республики будет менее ярким; 3) в образе русского языка велика доля прагматических признаков, а в образах остальных языков -эстетические.

3. Рассматривая межнациональное (межкультурное) общение как взаимодействие «говорящих сознаний» (М. Бахтин), «общение образов разных культур в рамках одного сознания» [Тарасов 2003], мы полностью согласны с учеными в том, что проблемы межэтнического общения кроются не в различии языков, а в различии национальных сознаний (в том числе и коммуникативных), которые в условиях Северного Кавказа представляют собой совокупность образов разных культур в рамках одного сознания, отличных от когда-то описанных.

В связи с этим большой интерес представляет высказанная Е.Ф.Тарасовым мысль о том, что «первоначальный диалог культур происходит в сознании бикультур-ного билингва, который, владея образами сознания своей и чужой культур, рефлекси-

рует над различием этих образов и описывает это различие в текстах, которые затем осмысляются, интерпретируются, комментируются, тиражируются и т.п.» [Тарасов 2003: 8].

Вероятно, речь здесь идет об общении на языке, который является для одного из коммуникантов родным, но чужим для другого. Именно это позволяет говорить об образах сознания своей и чужой культуры. Но средством межнационального общения на Северном Кавказе является русский язык, в котором отражаются ценностные ориентиры, несколько отличные от тех, которые представлены в языках народов Северного Кавказа. В таком случае, какие образы присутствуют в сознании участников коммуникации? Образы культуры своей, культуры собеседника и образ культуры, отраженный в русском языке? Или же это два образа в одном сознании, но уже трансформированные русской культурой? Упрощает или осложняет в этом случае взаимопонимание обращение каждого участника коммуникации к языку третьей культуры? О чем здесь правомерно говорить - о диалоге или триалоге?

Очевидно, что билингв, живущий на Северном Кавказе и общающийся с представителем другого народа, как правило, редко владеет его языком, т.к. в этом нет необходимости: язык-посредник - русский. И утверждать, что он владеет образами сознания культуры своего собеседника, можно далеко не всегда. Но при этом, полагаем, в сознании двух общающихся на русском языке представителей разных народов Северного Кавказа имеются сходные (не тождественные, но и не совершенно различные) образы, отраженные средствами русского языка, русской культуры. В этом случае важно, «на какое же содержание сознания опирается носитель той или иной культуры, когда он формулирует свою мысль, чтобы передать ее другому», если «коммуниканты, как правило, располагают только общностью кода (т.е. языка) и не располагают общностью знаний, поскольку принадлежат разным культурам» [Уфимцева 2006: 93].

Отвечая на этот вопрос, мы опирались на универсальный принцип любого поведения - принцип опережающего отражения действительности, описанный А.Н. Бернштейном. На его основе строится и межнациональное общение. Модель прошедше-настоящего определяет стратегию говорящего. По справедливому замечанию Н.В. Уфимцевой, она «построена с опорой на образ мира своей родной культуры (весьма неоднозначной в нашем случае

- Л.Б.), а строящаяся на ее основе программа потребного будущего в новой культуре оказывается, как правило, неверной. Следовательно, нарушается автоматизм считывания и расшифровывания знаков культуры, а значит, и автоматизм поведения, и человек, оказавшийся в новой для себя культуре, вынужден постоянно работать с сознанием, т.е. постоянно сознательно контролировать свое поведение и рефлектировать над различиями своей и новой культуры. А это требует значительно больших энергетических затрат от организма, чем неосознаваемый контроль своего поведения в рамках родной культуры, что и приводит зачастую к психическому и физическому дискомфорту» [Уфимцева 2006: 99]. Это полностью подтверждается проведенными нами исследованиями коммуникативного сознания студенческой молодежи и КБР, в результате которых выяснилось, что сложно характеризовать модель прошедше-настоящего молодых кавказцев (в нашем случае кабардинцев и балкарцев), если формирование их ценностных ориентиров в значительной степени (по данным нашего эксперимента

- 99,82%) находилось под влиянием, например, не родных, а русских народных сказок или сказок русских авторов (именно они были названы студентами КБГУ любимыми), если среди любимых произведений не названо ни одного, принадлежащего родной культуре. Исключение составили студенты специальности «Отечественная филология» (Кабардинский язык и литература). Основа жизни народа - традиции и обычаи - приобретает все более абстрактный характер: молодые люди знают свои традиции и обы-

чаи, но не всегда следуют им. Для многих молодых людей первичным языком общения часто становится русский, хотя родным они называют язык своего народа. Поэтому трудно понять, что собой представляет существующая в их сознании система ценностей, какой «сеткой координат» эти молодые люди улавливают мир. Такая трансформация содержания сознания молодежи, безусловно, отражается на ее коммуникативном сознании, пространство которого расширяется и теряет жесткие границы.

4. Исследование содержания коммуникативного сознания молодежи полиэтнической КБР мы начали с изучения образов действующих в республике трех государственных языков: русского, кабардинского и балкарского. Оно проводилось нами по разработанной И.А. Стерниным методике [Стернин 2005, 2012] в 2008 и 2012 гг. При определении способа связи между стимулом и реакцией учитывались различные типы подобной связи (Караулов Ю.Н., За-левская А.А.). Наиболее значимыми оказались типы, описанные Ю.Н. Карауловым, который считает, что все разнообразие связей, обнаруживаемое между словами и словоформами в ассоциативно-вербальной сети (между стимулами и реакциями), можно обобщить в одном широком понятии - понятии предикации [Караулов 2010: 220] (цит. по: [Стернин 2012: 177]). В проведенном эксперименте наиболее ярко проявились такие виды связи, как предикация в узком смысле и оценка, реже - локация и номинация. Важно, что полученные высказывания, представляя собой «синтаксические примитивы» [Караулов 2003], на поверхностном уровне в результате простейших трансформаций превращаются в коммуникативные фрагменты (Б.М. Гаспаров).

В направленном ассоциативном эксперименте приняли участие 269 студентов 1-5 курсов и магистрантов 1 года обучения Кабардино-Балкарского госуниверситета. Из них 186(69,1%) респондентов кабардинской национальности, 51(19%) - балкарской, 24(8,9%) - русской и 8 (3%) - другой национальности. Почти все они отметили

владение тремя языками, а 20 человек - студенты специальности «Английский язык»

- четырьмя. В одном случае было отмечено владение студентом-балкарцем языком соседнего кабардинского народа. Два студента-карачаевца отметили наряду со своим родным, карачаевским, языком владение и балкарским.

Коммуникативное сознание почти всех респондентов сформировалось и действует в условиях государственного многоязычия.

Молодым людям предлагалось ответить на вопросы: Русский язык, какой он? Кабардинский язык, какой он? Балкарский язык, какой он? Исследованию были подвергнуты 1726 реакций. Они даны без изменений.

в коммуникативном сознании 12 студентов русской национальности (никто из них не отметил владение другими государственными языками республики) государственные языки республики воспринимаются следующим образом:

Русский, родной, язык (37 ассоциатов) для них богатый 6; сложный 4; великий, могучий, разнообразный 3; доступный, интересный, эмоциональный, певучий 2; звонкий, звучный, значительный, красивый, лаконичный, мягкий, подвижный, приятный, понятный, трудный 1.

Кабардинский язык (26 ассоциатов)

- сложный 5; непонятный 3; грубый, резкий, трудный 2; быстрый, глухой, громкий, жесткий, интересный, коричневый, красивый, кричащий, неприспособленный, несовершенный, однообразный, твердый, частый, шипящий 1.

Балкарский язык (20 ассоциатов) — непонятный 3; красивый 2; доступный, журчащий, звонкий, лаконичный, легкий, мурлыкающий, плавный, певучий, похож на французский, синий, сложный, смешной, текучий, трудный, частый 1.

в коммуникативном сознании 186 студентов кабардинской национальности (помимо родного и русского языков никто из них не отметил владение языком соседнего народа, также давшего название

республике, но многие указали на владение иностранными языками - чаще английским, немецким, арабским) государственные языки республики представлены так:

Кабардинский, родной, язык (477 ассоциатов) - сложный 92; красивый 74; родной 44; трудный 42; богатый 23; интересный, доступный 12; могучий 9; лучший, самый лучший 8; великий 7; грубый 6; понятный, самый красивый 5; живой, прекрасный, простой, развивающийся, хороший 3; великолепный, звучный, легкий, мягкий, не изученный до конца, непонятный, резкий, самый трудный, сильный, с помощью одного слова можно передать значение целого предложения, удобный, тяжелый 2; адыгъэ хабзэ, поистине волшебный, добротный, дом, домашний, дружелюбный, загадочный, задумчивый, задушевный, звонкий, зеленый, единственный, кафедра кабардинского языка, квадратный, красноречивый, колоритный, любовь, мать, международный, мелодичный, меткий, многозначный, многозвучный, многонациональный, многоуровневый, мудрый, нагруженный, настойчивый, напоминает что-то среднее между журчанием и камнепадом, наш!, наши кабардинские слова ломают горы, национальный язык, национальный флаг, недоступный каждому, незвучный, некрасивый, нелюбовный, необычный, не смешной, несложный для кабардинской национальности, не труден для восприятия, неуступчивый, нужный; нужен, чтобы общаться со своими родными; обязательный, очень необычный, очень многозначный, офигетельный, один из самых сложных языков по звучанию, практичный, приятный, полный, понятливый, понятный, разнообразный, романтичный, раскатистый, самый лучший, самый нормальный из всех, самый-самый, самый хороший, со своими особенностями, составной, симпатичный, супер, со многими буквами, сдавленный, сорванный, срывающийся, старый, твердый, темпераментный, теплый, труднее русского, трудно воспринимается, трудный для других, уважаемый мной, это мой язык и он мне очень нравится, чистый, черный, эмоциональный; язык

гордых, несгибаемых людей; язык детства, язык; язык, которым я горжусь; отказов 5.

Русский язык (534 ассоциата) - богатый 90; красивый 69; понятный 29; сложный 25; интересный, могучий 20; великий, трудный 16; доступный, легкий 14; точный 9; мягкий 8; разнообразный, простой 7; государственный, многозначный 6; нетрудный, приятный, распространенный 5; всемогущий, выразительный, мелодичный 4; звучный, легкоусвояемый, могущественный, несложный, прекрасный, русский, удобный 3; богатство мира, большой, грамотный, живой, непонятный, нужный, многостилевой, общедоступный, обязательный, плавный, понятливый, резкий, свободный, точный, умный, универсальный, эмоциональный, экспрессивный, язык Пушкина, яркий, ясный 2; абстрактный, белый, блондинистый, важный, великолепный, величественный, веселый, вместительный, возвышенный, востребованный, всенародный, вторичный, выгоден для общения с другими нациями, главный, грязный (много заимствованных слов); дает нам самореализоваться, правильно говорить; дающий возможность общения многим национальностям, добрый, жесткий, звонкий, звучащий, значимый и для войны и для любви, изученный, красноречивый, красочный, круглосуточный, легкий в произношении, легко воспринимается, любимый, мне нравится, многогранный, многословный, многочисленный, музыкальный, мужской, мыслительный, насыщенный, национальный, нежный, неинтересный, некрасивый, ненужный, неродной, нетрудный, нужен для того, чтобы понимать друг друга, очень нужный, обработанный мастерами слова, один из восточнославянских языков, общий для всех, поганый, покладистый, понимающий, прикольный, развивает речь, разносторонний, разный, развитый, ритмичный, российский, самый информационный, самый коммуникабельный, самый любимый, сильный, слишком много ненужных орфографических правил, сочный, страстный, стандартный, смешной, способ общения людей, твердый, торжественный, хороший, художествен-

ный, чистый, чужой, широкий, широкоупо-требляемый; глагол, грамматика, дисциплина, литература, письмо, поля, правила, рифма, существительное, текст, теории, ученые, учебник; язык, на котором я могу общаться с друзьями другой нации 1; отказов 6.

Балкарский язык (309 ассоциатов) -непонятный 47; сложный 32; трудный 24; не знаю 16; грубый 15; красивый 14;

легкий, невнятный 7; некрасивый, мягкий, смешной 6; богатый, быстрый, чужой 5; интересный, нудный, резкий 4; легкий, ломающийся, мелодичный, незнакомый, не владею, неродной, нормальный, плохой, простой, чудо 3; великий, многозначный, наивный, не поддающийся мне, неприятный, понятный, противный, своеобразный, странный 2; благородный, безобразный, близкий, воркующий, дружелюбный, дружеский, дурацкий, громкий, жестковатый, загадочный, запоминающийся, красноречивый, крикливый, менее сложный, ласковый, местный, нагруженный, напевный, неблагозвучен, небогатый словарный запас, неинтересный, не могу на нем разговаривать, нейтральный, не очень сложный; не знаю балкарский язык и понятия не имею, какой он; непостижимый, острый, очень сложный язык; очень грубый, еще грубее, чем кабардинский; пугающий, раздражающий, родной язык Кайсына Кулиева (великий человек), распространенный, сердитый, смиренный, странновыговариваемый, сухой, труднодоступный, толстый, ударение падает на последний слог, ужасный, хороший, хриплый, чуждый, шумный, это вообще не язык, я вообще без понятия, какой он; язык, похожий на многие языки; язык гор, язык балкарцев, язык наших соседей; язык, который я уважаю; горы, платки, шерсть, животные, ущелья 1; отказов 36.

в коммуникативном сознании 51 студента балкарской национальности (один из респондентов отметил помимо родного и русского языков владение языком соседнего народа, также давшего название республике, многие отметили владение иностранными языками) государственные

языки республики представлены следующим образом:

Балкарский, родной, язык (99 ассо-циатов ) - красивый 16; легкий 12; родной 7; богатый, интересный, мягкий 6; мелодичный 5; понятный 4; лучший 3; великий, доступный, национально-культурный, несложный, приятно слушать, тюркский 2; бережно хранимый, входит в кипчакскую группу языков, звучный, имеет оттенки французского, легкий, легко запоминающийся, любимый, необходимый, непонятный, нормальный, который нравится всем, легко воспринимаемый на слух, прекрасный, певучий, плавный, сильный, сложный, самый красивый, самый интересный, сочетается со многими языками, тяжелый, удобный, хороший 1; отказов 2.

Русский язык (126 ассоциатов) - богатый 21; красивый 15; сложный 6; могучий, приятный, трудный, 4; великий, доступный, интересный, легкий, мягкий, понятный 3; многозначный, могучий, насыщенный, разнообразный, распространенный, удобный 2; безграничный, великий, гордый, информативный, лаконичный, легко воспринимаемый, любимый, мелодичный, меткий, многообразный, распространенный, нежный, нейтральный, нетрудный, нормальный, общественный, один из восточнославянских языков, один из лучших языков мира в плане своего богатства, очень легкий при изучении, очень содержательный, поистине волшебный, простой, первичный, развивающийся, резкий, самый красивый, сложный, с большим запасом слов, с запутанной

грамматикой; средней сложности язык, на котором говорит огромное количество людей; точный, хороший, ясный; язык, способный выразить и описать все; коммуникация, общение, друзья 1.

Кабардинский язык (66 реакций) — непонятный 12; сложный 10; трудный 7; грубый, интересный, не знаю 4; жесткий, красивый, неприятный на слух, резкий 2; иногда визгливый, истеричный, можно сломать язык, на слух кажется заковыристым, незнакомый, не певучий, не понимаю, нормальный, нудный, очень тяжелый, трудно воспринимаемый на слух, твердый, с оттенком лезгинского, странный, ужасный, часто встречающийся, часто встречаются одни и те же звуки, чужой 1; отказов 4.

В коммуникативном сознании 8 студентов других национальностей - арабов - 2 (иностранные студенты), ингушей - 3, карачаевцев - 2, чеченцев — (двое из респондентов отметили помимо родного и русского языков владение балкарским языком, многие отметили владение иностранными языками) государственные языки республики представлены следующим образом:

Русский язык (11 реакций) - богатый, великий; доступный язык, на котором говорят все народы РФ; красивый, немного трудный, распространенный, разнообразный, сложный, простой, трудный для иностранцев, универсальный 1; отказ 1.

Кабардинский язык (9 реакций) - непонятный 3, очень сложный 2, немного

Нац-ть ст. Язык Русские 83 реак. Кабардинцы 1320 реак. Балкарцы 291 реак. Другой национальности 32 р. Яркость (в %)

Русский 37 (44.6%) 534 (40,5%) 126 (43,3%) 11 (34,4%) 708 (41%)

Кабардинский 26 (31,3%) 477 (36,1%) 66 (22,7%) 9 (28,1%) 578 (33,5%)

Балкарский 20 (24,1%) 309 (23,4%) 99 (34,0%) 12 (37,5%) 440 (25,5%)

трудный, труднопроизносимый, трудновы-говариваемый, шипящий 1; отказы 2.

Балкарский язык (12 реакций) - красивый, легкий 2; доступный, интересный, непонятный, приятный, очень трудный, музыкальный, сингармоничный, родной 1; отказы 2.

Представляет интерес яркость образов государственных языков в коммуникативном сознании студентов, участников эксперимента, которая в данном случае определялась нами по соотношению полученных реакций по каждому языку к общему количеству полученных реакций.

Данные сведения подтверждают предположения, полученные в ходе социолингвистических исследований. Независимо от национальной принадлежности наиболее ярко в коммуникативном сознании молодежи представлен образ русского языка. Второй по яркости образ - образ кабардинского языка, языка самого крупного этноса в республике. Он занимает вторую позицию в сознании русских студентов и даже студентов-кабардинцев. В сознании студентов-балкарцев он уступает образу их родного языка. В сознании студентов других национальностей - образу балкарского. Третий по яркости образ - образ балкарского языка, хотя в сознании балкарской молодежи и молодежи других национальностей он занимает вторую позицию. При оценке данного соотношения следует помнить, что на него влияет количество участников эксперимента определенной национальности. Но закон больших чисел, тем не менее, создает именно такую иерархию.

Заслуживает внимания исследование полученных отказов:

Из таблицы следует, что в сознании 19% кабардинской молодежи и 9% балкарской молодежи отсутствует образ языка соседнего народа - народа, имя которого отражено в названии республики.

Полученные данные требуют тщательного исследования. Оно будет представлено в последующих публикациях. Предварительный анализ полученных реакций показывает, что они в большей степени связаны с эстетическим и прагматическим восприятием государственных языков полиэтнической республики, что также подтверждается приведенными выше социолингвистическими исследованиями.

Содержание коммуникативного сознания молодежи Северного Кавказа, как нам кажется, напрямую зависит от сети координат, в пространстве которой оно формируется. Совершенно очевидно, что коммуникативное сознание молодежи, в целом, ориентировано на гармоничное, эффективное взаимодействие с представителями других народов. Однако нельзя не заметить тот факт, что в вербально-семантической сети исследуемых образов имеются и единичные отрицательные элементы. Мы полагаем, они представляют «неустойчивые элементы» — конфликтогены, которые могут под влиянием неблагоприятных внешних факторов актуализироваться, повлиять на устойчивость концептуальных систем коммуникантов, изменить их первичные положительные установки и результат общения (см.: [Ушакова 2011, Пищальникова 1997, Шкатова 2005]).

Нац-ть ст. Язык Русские 24 чел. Кабардинцы 186 чел. Балкарцы 51 чел. ДРУгой национальности - 8

Русский 0 6 0 1

Кабардинский 0 5 4 - 9% 2

Балкарский 0 36 - 19% 2 2

Список литературы

Башиева С.К., Балова И.М.,Будаева Л.А., Шогенова М.Ч. Проблемы функционирования государственных языков в полиэтническом регионе (на примере Кабардино-Балкарской республики). - Нальчик: Нальчик: Каб.-Балк.ун-т, 2006. - 191 с.

Будаева Л.А. Родной язык студентов в полиэтнической Кабардино-Балкарии // Материалы региональной научной конференции, посвященной 85-летию К.Ш. Кулиева. - Нальчик: Каб.-Балк.ун-т, 2002. - С. 123-127.

Будаева Л.А. Государственные языки в коммуникативном сознании будущих специалистов в полиэтнических регионах РФ (на материале Кабардино-Балкарской Республики) // Полилингвальное образование как основа сохранения культурного разнообразия и языкового наследия человечества: материалы II междунар.н.конф. - Владикавказ, 2008. - С.42-47.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Габуниа З.М., Улимбашева Э.Ю. Межкультурная коммуникация как миросозидающий факт языка. - Нальчик: Каб.-Балк.ун-т, 2005. - 231 с.

Гачев Г. Ментальности народов мира. - М.: Эксмо, 2008. -544 с.

Гумилев Л.Н. Этносфера: История людей и история природы. - М.: Экопрос, 1993. -544 с.

Пищальникова В.А. Речевая деятельность как синергетическая система // Известия Алтайского государственного университета, 1997. - № 2. - С. 72-79.

Стернин И.А. Язык и национальное сознание // Логос. - 2005 - № 4 (49). - С. 156-171.

Стернин И.А., Рудакова А.В. Проблемы создания психолингвистического толкового словаря русского языка // Вопросы психолингвистики. - 2012. - № 2 (16). - С. 177-178.

ТарасовЕ.Ф. Межкультурное общение - новая онтология анализа языкового сознания // Этнокультурная специфика языкового сознания. Сб. ст. / Отв. ред. Н.В. Уфимцева. - М.: Институт языкознания РАН, 2003. - С. 7-15.

Тарасов Е.Ф. Принципы анализа жизни языка в культуре и социуме // Жизнь языка в культуре и социуме-2: материалы конференции. - М.: Институт языкознания РАН, 2011. - С. 3-6.

Тхагапсоев Х.Г. Лектонический тип коммуникаций и проблема цивилизационной идентификации Кавказа // Научная мысль Кавказа. - 2001. - № 4. - С. 50-57.

Уфимцева Н.В. Этнопсихолингвистика: вчера и сегодня // Вопросы психолингвистики. - 2006. - № 4. - С. 92-100.

Ушакова Т.Н. Рождение слова: проблемы психологии речи и психолингвистики. - М.: Изд-во Института психологии РАН, 2011. - 524 с.

Черноус В.В. Кавказская горская цивилизация - субъект цивилизационно-культурного взаимодействия в Черноморско-Каспийском Регионе // Традиционализм и модернизация на Северном Кавказе / Отв. Ред. В.В. Черноус / Южнороссийское обозрение Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК РГУ и ИСПИ РАН. - Вып. 23. - Ростов-на-Дону: Изд. СКНЦ ВШ, 2004. - С. 149-172.

Шкатова Л.А. Речеповеденческие стратегии и тактики в конфликтных ситуациях // Философские и лингвокультурологические проблемы толерантности.- М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. - С. 389-402.

Энгельс Ф. Из фрагментов к работе «История Ирландии» // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 16. - М.: Политиздат, 1960. - С. 523-524.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.