Научная статья на тему 'О начальных этапах заселения территории Южного Урала в нижнем палеолите'

О начальных этапах заселения территории Южного Урала в нижнем палеолите Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
14
1
Поделиться
Ключевые слова
АШЕЛЬ / ТИП ИНДУСТРИИ / TYPE OF INDUSTRY / КУЛЬТУРНЫЕ ТРАДИЦИИ / CULTURAL TRADITIONS / ТЕХНИКО-МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ / TECHNICAL AND MORPHOLOGICAL ANALYSIS / ЮЖНЫЙ УРАЛ / SOUTH URALS / ACHEULEAN

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Котов В.Г.

На территории Южного Урала выявлены две культурные традиции нижнего палеолита: кызыл-яровский и карышкинский типы индустрий. Кызыл-яровский тип индустрии характеризуется многослойной стоянкой-мастерской Кызыл-Яр-2 в Южном Зауралье (хр. Ирендык). Среди орудий Кызыл-Яра-2 преобладают крупные двуручные формы скребел и рубящих инструментов кливеров, пик, цалди. Важным признаком является почти полное отсутствие рубил. Аналогии памятникам присутствуют среди стоянок ашельского времени Кавказа (пещеры Кударо 1, 3, Цонская), что позволяет говорить о заселении Южного Урала в раннем или среднем плейстоцене носителями ашельской традиции с территории Кавказа. Карышкинский тип индустрии характеризуется использованием средней величины орудий на основе расщепления галечного и плитчатого сырья. Нуклеусы радиального и параллельно-плоскостного скалывания. Основная часть орудий на отщепах: скребла, скребки, клювовидные формы, зубчатые орудия, ножи. При изготовлении рубящих орудий на гальках и плитках применялась бифациальная обработка. Бифасы были сформированы крупными радиальными сколами, края не подправлялись более мелкими сколами, лезвия в плане и профиле были неровными. Часть бифасов сохраняло на половине поверхности естественную галечную корку. Они имели овальную или миндалевидную форму. Прямой культурной аналогией этой традиции являются памятники с тейякской индустрией во Франции среднего плейстоцена. По данным геологии, эти памятники датируются рисским временем. Между кызыл-яровским и карышкинским типами индустрии не прослеживается прямого генетического сходства по ведущим типам орудий. Это свидетельствует о том, что заселение территории Южного Урала в эпохи раннего и среднего плейстоцена происходило неоднократно и с разных территорий европейского континента.

On the Initial Stages of Settling the Territory of the South Urals in the Lower Paleolithic

Two Lower Paleolithic cultural traditions have been revealed within the South Urals. These are the Kyzyl-Yar and Karyshkino types of stone industries. The Kyzyl-Yar type is represented by multi-layer workshop site Kyzyl-Yar-2 in the South Trans-Urals (Irendyk Ridge). Among the tools in Kyzyl-Yar-2 there prevail large two-handed scrapers and chopping tools, such as cleavers, points and tsaldis. An important feature is the almost complete absence of hand axes. Analogies to these artifacts can be found in the Acheulean sites of the Caucasus (Kudaro 1, 3 and Tsona Caves). This suggests that the bearers of the Acheulean traditions migrated to the South Urals from the Caucasus in the Early or Middle Pleistocene. The Karyshkino type of stone industry is characterized by average-sized tools made of pebble and plate materials by splitting. Cores are radial and have parallel-planar knapping. The main part of tools was manufactured from flakes (side-scrapers, scrapers, beaked shapes, denticulate tools and knives). When manufacturing the chopping tools from pebbles and plates, they used a bifaсial processing technique. The bifaces were shaped by large radial spalls; the edges remained unfinished with smaller spalls, and the blades were uneven in the plane and in the profile. Part of the bifaces preserved a natural pebble crust on half of their surface. They had oval or almond-shaped designs. Direct cultural analogies to this tradition are artifacts of the Middle Pleistocenic Tayac industry in France. Based on geological evidence, these artifacts are dated back to the Rissian time. There is no direct genetic similarity between the Kyzyl-yar and Karyshkino types of stone industry according to major types of the tools. This indicates that the settlement of the South Urals during the Early and Middle Pleistocene occurred repeatedly and from different parts of the European continent.

Текст научной работы на тему «О начальных этапах заселения территории Южного Урала в нижнем палеолите»

УДК: 903.01

О НАЧАЛЬНЫХ эТАпАХ ЗАСЕЛЕНИЯ ТЕРРИТОРИИ юЖНОГО УРАЛА В НИЖНЕМ пАЛЕОЛИТЕ

© В.Г. Котов,

кандидат исторических наук, старший научный сотрудник, Институт истории, языка и литературы,

Уфимский федеральный исследовательский центр РАН, пр. Октября, 71, 450054, г. Уфа, Российская Федерация, эл. почта: kslav1@yandex.ru

На территории Южного Урала выявлены две культурные традиции нижнего палеолита: кызыл-яровский и карышкинский типы индустрий. Кызыл-яровский тип индустрии характеризуется многослойной стоянкой-мастерской Кызыл-Яр-2 в Южном Зауралье (хр. Ирендык). Среди орудий Кызыл-Яра-2 преобладают крупные двуручные формы скребел и рубящих инструментов - кливеров, пик, цалди. Важным признаком является почти полное отсутствие рубил. Аналогии памятникам присутствуют среди стоянок ашельского времени Кавказа (пещеры Кударо 1, 3, Цонская), что позволяет говорить о заселении Южного Урала в раннем или среднем плейстоцене носителями ашельской традиции с территории Кавказа. Карышкинский тип индустрии характеризуется использованием средней величины орудий на основе расщепления галечного и плитчатого сырья. Нуклеусы радиального и параллельно-плоскостного скалывания. Основная часть орудий на отщепах: скребла, скребки, клювовидные формы, зубчатые орудия, ножи. При изготовлении рубящих орудий на гальках и плитках применялась бифациальная обработка. Бифасы были сформированы крупными радиальными сколами, края не подправлялись более мелкими сколами, лезвия в плане и профиле были неровными. Часть бифасов сохраняла на половине поверхности естественную галечную корку. Они имели овальную или миндалевидную форму. Прямой культурной аналогией этой традиции являются памятники с тейякской индустрией во Франции среднего плейстоцена. По данным геологии, эти памятники датируются рисским временем.

Между кызыл-яровским и карышкинским типами индустрии не прослеживается прямого генетического сходства по ведущим типам орудий. Это свидетельствует о том, что заселение территории Южного Урала в эпохи раннего и среднего плейстоцена происходило неоднократно и с разных территорий европейского континента.

Ключевые слова: ашель, тип индустрии, культурные традиции, технико-морфологический анализ, Южный Урал

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ /

2018, том 27, № 2(90)

© V.G. Kotov

ON THE INITIAL STAGES OF SETTLING THE TERRITORY OF THE SOUTH URALS IN THE LOWER PALEOLITHIC

Institute of History, Language and Literature,

Ufa Federal Research Centre, Russian Academy of Science, 71, prospekt Oktyabrya, 450054, Ufa, Russia Federation, e-mail: kslav1@yandex.ru

Two Lower Paleolithic cultural traditions have been revealed within the South Urals. These are the Kyzyl-Yar and Karyshkino types of stone industries. The Kyzyl-Yar type is represented by multi-layer workshop site Kyzyl-Yar-2 in the South Trans-Urals (Irendyk Ridge). Among the tools in Kyzyl-Yar-2 there prevail large two-handed scrapers and chopping tools, such as cleavers, points and tsaldis. An important feature is the almost complete absence of hand axes. Analogies to these artifacts can be found in the Acheulean sites of the Caucasus (Kudaro 1, 3 and Tsona Caves). This suggests that the bearers of the Acheulean traditions migrated to the South Urals from the Caucasus in the Early or Middle Pleistocene. The Karyshkino type of stone industry is characterized by average-sized tools made of pebble and plate materials by splitting. Cores are radial and have parallel-planar knapping. The main part of tools was manufactured from flakes (side-scrapers, scrapers, beaked shapes, denticulate tools and knives). When manufacturing the chopping tools from pebbles and plates, they used a bifadal processing technique. The bifaces were shaped by large radial spalls; the edges remained unfinished with smaller spalls, and the blades were uneven in the plane and in the profile. Part of the bifaces preserved a natural pebble crust on half of their surface. They had oval or almond-shaped designs. Direct cultural analogies to this tradition are artifacts of the Middle Pleistocenic Tayac industry in France. Based on geological evidence, these artifacts are dated back to the Rissian time.

There is no direct genetic similarity between the Kyzyl-yar and Karyshkino types of stone industry according to major types of the tools. This indicates that the settlement of the South Urals during the Early and Middle Pleistocene occurred repeatedly and from different parts of the European continent.

Key words: Acheulean, type of industry, cultural traditions, technical and morphological analysis, South Urals

1. Введение

Южно-Уральский регион в четвертичный период - это внеледниковая область. В периоды похолоданий в горах образовывались леднички. В эоплейстоцене (1,8-0,8 млн лет) происходило формирование гидрографической сети в условиях повышенной тектонической активности, приведшей к формированию современного рельефа региона. Отложения сохранились на высоких водораздельных участках. В это время преобладали

открытые пространства, растительность характеризовалась как лесостепная и степная - на юге, и хвойно-листопадная с широколиственными - на севере [1]. В раннем неоплейстоцене (0,8-0,427 млн лет) закончилось формирование современной гидросети и ландшафт был близок к современному. Отложения этого времени сформировались в нижних частях третьих надпойменных террас низовьев р. Белая. В начальный период климат характеризовался как теплый и

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ /

' 2018, том 27, № 2(90) IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIII

засушливый, что характеризует степной и лесостепной тип растительности. Во время похолодания распространились хвойно-бе-резовые леса с примесью широколиственных, на высоких вершинах были снежники [2]. Средний плейстоцен (0,427-0,127 млн лет) в начальный период характеризовался умеренно теплым климатом. Растительный покров характеризовался разнотравными степями с многочисленными степными видами и немногими хвойно-березово-широко-лиственными лесами. Млекопитающие принадлежали хазарскому фаунистическому комплексу. В средний период отмечено потепление и распространение широколиственных в составе хвойных и смешанных лесов. В конце среднего плейстоцена климат характеризовался как начало ледниковья [1].

Таким образом, на всем протяжении раннего и среднего неоплейстоцена на территории Южного Урала сформировалась современная гидростеть и ландшафты существенно не менялись: преобладали открытые пространства, в горах произрастали небольшие смешанные леса (ель, сосна, береза), в периоды потеплений увеличивалось количество широколиственных деревьев, в периоды похолоданий на высоких горах образовывались снежники и леднички. Географическая и климатическая обстановка благоприятствовала проникновению древнего человека и сохранению населения в течение длительного времени.

Южно-Уральский и Северо-Каспийский регионы являются своеобразным перекрестком путей, идущих из Восточной и Средней Азии, а также с Кавказа и Русской равнины. Южный Урал отличает разнообразие ландшафтов и животного мира, ярко выраженная вертикальная зональность ландшафтов, развитая речная сеть, обилие родников, карстовых полостей и навесов, наличие практически неисчерпаемых запасов кремнистых пород, что должно было с глубокой древности привлекать сюда палеолитических охотни-

ков. В начале 1960-х гг. О.Н. Бадер выдвинул гипотезу о первоначальном заселении Урала в ашельскую эпоху [3, с. 2].

Открытие памятников раннего палеолита на Кавказе, возраст которых превышает 1 млн лет (Дманиси, Родники, Богатыри), говорит о вероятности заселения юга Русской равнины еще в эоплейстоцене [4; 5]. Между тем, в Прикамье А.Ф. Мельничуком было открыто нижнепалеолитическое местонахождение Ельники II, которое обследовалось П.Ю. Павловым и Б.И. Гуслицером, и где были найдены кости трогонтериевого слона вместе с чоппингом и отщепом [6, с. 46]. Этот памятник весомо свидетельствовал о проникновении древнего человека в лихвин-ское межледниковье среднего плейстоцена (ок. 300 тыс. лет назад). Ряд памятников открытого типа ашельского времени были найдены в конце 90-х гг. в Мугоджарах [7]. Исходя из вышесказанного, логично было предполагать достаточно раннее проникновение людей на Южный Урал еще в среднем плейстоцене.

2. История изучения нижнего палеолита

Изучение памятников нижнего палеолита на территории региона еще только началось. Возможно, единственный пока памятник с фауной, имеющий надежные датировки -это Старо-Тукмаклинское местонахождение в обрыве левого берега р. Каряка (левый приток р. Кармасана) на территории д. Старые Тукмаклы Кушнаренковского района РБ. Памятник был открыт и обследован в 1955 г. А.П. Шокуровым, в 1968 г. - А.П. Шокуро-вым и А.В. Коноваловым, в 1969 г. - О.Н. Ба-дером и В.Л. Яхимович. Среди костей бизона, оленя, дикой лошади были обнаружены, по определению В.Е. Гарутт, кости АгЛае-diskodon й^опШеги [8]. Палеомагнитные исследования нижней части озерных отложений с костеносным горизонтом, проведенные Ф.И. Сулеймановым, позволили датировать их возрастом ~ 400 тыс. лет. Споро-пыльцевой анализ показал степную и лесостепную

растительность в условиях сухого теплого климата [9]. По мнению А.П. Шокурова, многие кости имеют следы дробления и огня, кроме того, среди них был найден один уголек и проколка из грифельной кости лошади [9, с. 99]. О.Н. Бадер следов человека на местонахождении не обнаружил [10, с. 5]. В ходе изучения автором части коллекции костей с местонахождения, хранящихся в Октябрьском краеведческом музее, были обнаружены бесспорные орудия [11]. Все это позволяет отнести данный памятник к типу стоянок на выходах костей эпохи раннего палеолита.

Известная к этому времени стоянка Мы-совая (Урта-Тубе, Карабалыкты VII) на оз. Карабалыкты в Абзелиловском районе РБ дала представительный материал архаических по облику орудий (54 экз.) [12]. Памятник раскапывался Г.Н. Матюшиным с 1961 по 1968 г., О.Н. Бадером - в 1971 г. [13, с. 174]. Определить возраст геологических отложений удалось только предположительно, как относящиеся к калининскому оледенению (75-50 тыс. лет) [14]. Исследователи по характеру сохранности и технико-типологическим характеристикам разделили коллекцию на две группы: к первой отнесены рубила, рубило-чоппинг и бифасиальные рубящие орудия с естественной пяткой и с обработкой рабочих краев грубыми радиальными сколами; ко второй группе - рубильца, скребла, леваллуазские нуклеусы, два мустьерских остроконечника. Полагая неоднородный состав коллекции, О.Н. Бадер выдвинул предположение об ашельском возрасте первой и мустьерском возрасте второй группы, которую поддержал Г.Н. Матюшин [12, с. 141; 15, с. 91-92]. Ашельский возраст первой группы орудий стоянки Мысовая до настоящего времени остается дискуссионным [16, с. 138-139].

В последние годы в ходе проведения сплошной разведки южной части хребта Ирендык в Баймакском районе РБ были выявлены многочисленные местонахождения нижнего и среднего палеолита на выходах

яшмы и кремня [17; 18; 19]. Некоторые памятники по технико-типологическим характеристикам объединены в различные типы индустрии. Мы рассмотрим два наиболее архаических - карышкинский и кызыл-яров-ские типы индустрии.

3. Карышкинский тип индустрии

Этот тип индустрии был выделен на основе целого ряда стоянок и местонахождений в Башкирском Зауралье (Мысовая, Карыш-кино-11, Карышкино-12, Долина-1, Сибай-5б и др.) [12; 18; 19]. Большая часть - это памятники с небольшими коллекциями, причем некоторые являются смешанными из артефактов различных эпох. Наиболее представительная и относительно однородная коллекция была получена с местонахождения Карышкино-11.

Местонахождение Карышкино-11 расположено на ровной площадке мысовидной возвышенности вторых надпойменных террасы р. Сагылузяк и р. Карасаз, в 0,5 км к западу от д. Карышкино Баймакского р-на Башкортостана в предгорной полосе восточного склона хр. Ирендык. Примерная площадь распространения находок 300 х 500 м. Памятник открыт в 1996 г. Н.С. Савельевым. Он является рассеянной стоянкой-мастерской ашельского времени. Всего Ирендыкской археологической экспедицией было собрано более 500 изделий.

В качестве сырья использовались местные породы: гальки, обломки и плитки серой, зеленой, сургучной, многоцветной яшмы и черного кремня. Первичная обработка характеризуется получением крупных и массивных отщепов несколькими приемами. Использовался прием раскалывания галек для получения долечных сколов или от-щепов с полусферической спинкой (рис. 1, 3, 4, 5). Нуклеусы представлены аморфными формами с грубо радиальным скалыванием отщепов вдоль граней. В качестве ударных площадок выступали края нуклеусов, у которых могли формироваться несколькими

Рис. 2

фасетками ретуши узкая ударная площадка (рис. 1, 5, 11, 14). В коллекции есть плоские нуклеусы радиального скалывания на массивных галечных отщепах с естественными ударными площадками (рис. 1, 12). Такие же нуклеусы встречены на стоянке Мысовая (Урта-Тубе) [12, с. 139, рис. 5, 1, 2]. Сходными приемами грубо изготовлены бифасы: полукрутыми и крутыми укороченными сколами, без специальной подготовки точки удара, формировалась выпуклая поверхность и овальная форма. Лезвие не выравнивалось мелкими сколами (рис. 1, 9). У целой серии орудий из галек радиальными сколами сформирована одна относительно уплощенная поверхность, а затем краевыми снятиями на дистальной половине образован приострен-ный конец рубящего орудия, нижняя половина (пятка) при этом сохраняет естественную галечную корку (рис. 1, 10). Подобное орудие, рубило-чоппинг, было зафиксировано на стоянке Мысовая (Урта-тубе) [12, с. 138-139, 141]. В коллекции есть чоппер со скошенным лезвием на плитке удлиненной формы с уплощенным краевыми сколами фасом и боковой двусторонний чоппер из продолговатой яшмовой гальки (рис. 1, 1). Второе орудие находит аналогии также на стоянке Мысовая [12, с. 138, рис. 3, 1]. Около десятка изделий являются скреблами на отщепах, дорсальная сторона которых уплощена сколами утонь-шения, имеющими радиальную направленность (рис. 1, 8, 14). Эти особенности обработки также характерны для архаических изделий со стоянки Мысовая [12, рис. 2, 2]. Другие орудия представлены следующими формами: бифациальный остроконечник (рис. 1, 13), конвергентное скребло, грубые скребки, обушковый нож, зубчатые орудия и др. Присутствие сходных форм орудий на других стоянках этого региона позволяет говорить об особой линии развития ашеля в Южном Зауралье. По реперному памятнику она получила условное название «карыш-кинский тип индустрии». Прямой культур-

ной аналогией этой традиции являются памятники с тейякской индустрией во Франции (например, стоянка в пещере Baume Bonne (Прованс), для которых характерны остроконечные чопперы, чопперы-ядрища, псевдорубила, клектонские анкоши, зубчатые орудия, бифациальные скребла, конвергентные скребла, бифациальные острия. Во Франции эти памятники относятся к рисскому времени [20, с. 843-847; 21, с. 163-164].

4. Кызыл-яровский тип индустрии

Очевидно, наиболее древней традицией является кызыл-яровская, которая была выделена на основе ряда памятников в башкирском Зауралье в районе хребта Ирендык. Большинство из двух десятков памятников -это открытые местонахождения с небольшими коллекциями. Самым информативным является многослойная стоянка-мастерская Кызыл-яр-2.

Стоянка-мастерская Кызыл-яр-2 была открыта в 1997 г. Н.С. Савельевым, исследовалась автором в 2003 г. [18; 22]. Она приурочена к скальному выходу яшмы в узкой межгорной долине р. Ургаза в Баймакском районе Башкортостана. Вблизи скалы был заложен шурф размером 2х1 м, в котором было выявлено скопление обломков, сколов и орудий из яшмы мощностью более 1,2 м. Всего коллекция изделий из яшмы составила 2108 экземпляров. Большая часть из них является сколами - 1773 экз. (84,5% изделий).

Анализ материала показывает, что в нижних горизонтах (6-10 гор.) присутствуют грубые сколы с бессистемной огранкой и естественными или прямыми ударными площадками. Нуклевидные изделия представлены аморфными кусками яшмы, на которых имеются негативы крупных сколов, снятых с различных площадок, в том числе, со срединных граней и выпуклостей. Ударные площадки естественные или гладкие. Среди орудий преобладали грубые скребла высокой формы с неровным, оформленным несистематической ретушью краем. Рубящие орудия

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ / __

' 2018, том 27, № 2(90) IIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIIИИИмЕИ

представлены массивными инструментами с оформленными грубыми сколами, острыми выступами и кливерообразными формами на крупных сколах с массивным обушком. В верхних горизонтах (1-5 гор.) чаще встречается специальная подготовка ударной площадки. Представлены нуклеусы параллельного или бессистемного скалывания (рис. 2, 3, 6). Основная часть сколов - это трехгранные, снятые вдоль ребра (рис. 2, 5). Хотя есть и единичные леваллуазские сколы. На памятнике много простых скребел, причем их количество резко возрастает в нижних горизонтах (рис. 2, 1, 4, 5). Необходимо отметить, что определенную специфику на облик индустрии наложило использование для орудий крупных сколов и, прежде всего, разнообразных типов массивных двуручных рубящих орудий: кливеров (рис. 2, 2), пикообразных изделий. Присутствует чисто специфическая форма - двуручный топор-секач с продольным лезвием на крупном отщепе - цалди. Южно-Уральские цалди изготовлены на крупных отщепах яшмы (от 30 до 40 см в длину и 6-15 см в ширину). Крупной ретушью и бифациальной обработкой оформлялась рукоятка, рабочим лезвием являлся продольный острый край скола-заготовки (рис. 2, 7). Цалди были найдены в этом же районе на местонахождениях Улек-Хазы-6, Утюль-ган 7 и Кызыл-Яр-4. Другим важным признаком является отсутствие рубил. Эта ситуация существенно отличается от той, что характерна для ашельских памятников Мугоджар-ских гор в Северном Казахстане, где рубила и другие бифасы являются ведущей орудийной формой [7]. Принимая во внимание общую архаичность технологии и орудийных форм Кызыл-яр-2 можно отнести эти находки к раннему этапу нижнего палеолита.

Ручные топоры-цалди были обнаружены в раннепалеолитических слоях пещер Кударо I, III и Цона в Южной Осетии, причем они являются отличительной чертой ашельской традиции в этом районе Кавказа

[23, с. 60, рис. 17, 8; 18, 1]. Подобное орудие обнаружено Х.А. Амирхановым в гор. 1 многослойной ашельской стоянки Мешхед III в Южной Аравии [24, с. 127, рис. 73, 1]. Наличие параллелей кызыл-яровской традиции с материалами ряда кавказских стоянок, позволяет говорить о том, что продвижение носителей этой традиции осуществлялось с территории Ближнего Востока и Кавказского региона.

5. Выводы

В результате многолетних исследований выявлены на Южном Урале два десятка памятников эпохи нижнего палеолита. Часть их объединяются в две культурные традиции. Самая древняя - кызыл-яровская, обладает набором архаических макроорудий типа двуручных скребел, рубящих орудий, кливеров, цалди. Она имеет древность около 0,5 млн лет и принадлежит выходцам с Кавказа или Ближнего Востока. Вторая технологическая традиция - карышкинская, характеризуется наличием разнообразных нуклеусов бессистемного, радиального, грубо параллельного раскалывания галечного сырья, бифациаль-ной обработкой при изготовлении скребел, острий, рубящих орудий. Рубила архаического типа, асиммитричные, особую группу составляют укороченные бифасы с естественной пяткой. Большую серию составляют орудия с шиповидным острием или режущей кромкой. Архаический облик индустрии позволяет отнести данную индустрию к раннему этапу ашеля. Предположительно, эти памятники были оставлены волной переселенцев из Западной Европы в эпоху среднего неоплейстоцена. Наличие по крайней мере двух культурных традиций в нижнем палеолите свидетельствует о сложности процесса первоначального заселения Южно-Уральского региона. Особенности климатических и географических условий указывают на возможность открытия на Южном Урале памятников древностью около 1 млн лет.

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ /

' 2018, том 27, № 2(90) |||||||||||||||||||||||||||||||||||

Л И Т Е Р А Т У Р А

1. Данукалова Г.А. Уточненная региональная стратиграфическая схема квартера Предуралья и основные события на территории Южно-Уральского региона // Стратиграфия. Геологическая корреляция. 2010. Т. 18. № 3. С. 331-348.

2. Яхимович В.Л., Немкова В.К., Сулейманова Ф.И. и др. Фауна и флора плиоцена и плейстоцена (опорный разрез Султанаево-Юлушево). М.: Наука, 1983. 151 с.

3. Бадер О.Н. Палеолит Урала и заселение Севера / VII Международный конгресс антропологических и этнографических наук. М.: Наука, 1964. 10 с.

4. Ниорадзе М.Г., Ниорадзе Г.Н. Ранний палеолит Грузии (по материалам стоянки ранних го-минидов в Дманиси) // Ранний палеолит Евразии: новые открытия: Мат-лы межд. конф. (Краснодар - Темрюк, 1-6 сентября 2008 г.). Ростов-на-Дону, 2008. С. 89-91.

5. Щелинский В.Е., Додонов А.Е., Байгушева В.С., Кулаков С.А., Симакова А.Н., Тесаков А.С., Титов В.В. Раннепалеолитические местонахождения на Таманском полуострове (Южное Приазовье) // Ранний палеолит Евразии: новые открытия: Мат-лы межд. конф. (Краснодар - Темрюк, 1-6 сентября 2008 г.). Ростов-на-Дону, 2008. С. 21-28.

6. Павлов П.Ю. Палеолитические памятники Северо-Востока европейской части России. Сыктывкар, 1996. 212 с.

7. Деревянко А.П., Петрин В.Т., Гладышев С.А., Зенин А.Н., Таймагамбетов Ж.К. Ашельские комплексы Мугоджарских гор (Северо-Западная Азия). Новосибирск: изд-во Ин-та археологии и этнографии СА РАН, 2001. 136 с.

8. Шокуров А.П. Старо-Тукмаклинское местонахождение костей млекопитающих в Башкирии // Итоги биостратиграфических, литологи-ческих и фаунистических исследований плиоцена и плейстоцена Волго-Уральской области. Уфа. 1977. С. 97-102.

9. Итоги биостратиграфических, литологических и фаунистических исследований плиоцена и плейстоцена Волго-Уральской области / отв. ред. В.Л. Яхимович. Уфа: БФАН, 1977. 152 с.

10. Бадер О.Н. Отчет об археологических работах, произведенных Северной палеолитической экспедицией в 1969 г. / Архив ИА РАН, Р-1/3979.

11. Котов В.Г. Палеолит // История башкирского народа / Ред. кол. В.В. Овсянников, В.К. Федоров, Ф.Г. Хисамитдинова. Т. 1. М.: Наука, 2009. С. 23-53.

12. Бадер О.Н., Матюшин Г.Н. Новый памятник среднего палеолита на Южном Урале // Советская археология. 1973. № 4. С. 135-142.

13. Бадер О.Н. Новые памятники позднего и древнего палеолита в Башкирии // Археология и этнография Башкирии. Т. V. 1973. С. 151-158.

14. Цейтлин С.М. К геологии палеолитической стоянки Урта-Тубе (Мысовая) в Восточной Башкирии // Памятники древнейшей истории Евразии. М.: Наука, 1975. С. 27-31.

15. Матюшин Г.Н. Некоторые итоги изучения каменного века на Урале // К истории позднего плейстоцена и голоцена Южного Урала и При-уралья. Уфа, 1978. С. 86-122.

16. Абрамова З.А. Ранний палеолит Азиатской части СССР // Палеолит СССР. М.: Наука, 1984. С. 135-160.

17. Котов В.Г., Савельев Н.С. Новый палеолитический памятник в Башкирском Зауралье // Уфимский археологический вестник. 2001. Вып. 3. С. 88-93.

18. Котов В.Г. Научный отчет о разведочном обследовании в Баймакском, Бурзянском, Ме-леузовском и Кугарчинском районах Республики Башкортостан в 2003 году. Уфа, 2004 / НА ИА РАН.

19. Котов В.Г. Научный отчет о разведочных археологических исследованиях в Баймакском и Бурзянском районах Республики Башкортостан в 2004 году. Уфа, 2005 / НА ИА РАН.

20. Lumley H. La Prehistoire Franзaise. Vol. I. Paris: Йditions du Centre National de la Recherche Scientifique, 1976. 1632 p.

21. Деревянко А.П., Маркин С.В., Васильев С.А. Палеолитоведение: введение и основы. Новосибирск: ВО «Наука», 1994. 288 с.

22. Котов В.Г. Нижнепалеолитическая стоянка-мастерская Кызыл-Яр 2 в Южном Зауралье // Вестник Пермского университета. 2013. Вып. 1 (31). С. 7-21.

23. Любин В.П. Ранний палеолит Кавказа // Палеолит СССР. Археология СССР / П.И. Борис-ковский. М.: Наука, 1984. С. 45-93.

24. Амирханов Х.А. Каменный век Южной Аравии. М.: Наука, 2006. 693 с.

R E F E R E N C E S

1. Danukalova G.A. Utochnennaya regionalnaya stratigraficheskaya skhema kvartera Preduralya i osnovnye sobytiya na territorii Yuzhno-Uralskogo

regiona [The refined Quarternary stratigraphic scale of the Fore-Urals and main events in Southern Urals region]. Stratigraphy and Geological Correlation, 2010, vol. 18, no. 3, pp. 331-348. (In Russian).

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ / __

' 2018, том 27, № 2(90) ||||||||||||||||||||||||||||||||||Е19

2. Yakhimovich V.L., Nemkova V.K., Suleymano-va F.I., Popova-Lvova M.G., Sidnev A.V., Chepaly-ga A.L., Petrenko A.G., Akhlestina E.V., Molot-kova L.G., Zifangirov Z.S., Alimbekova L.I., Kob-lov V.A. Fauna i flora pliotsena i pleystotsena (opornyy razrez Sultanaevo-Yulushevo) [Fauna and flora of the Pliocene and Pleistocene (Sul-tanaevo-Yulushevo reference section)]. Moscow, Nauka, 1983. 151 p. (In Russian).

3. Bader O.N. Paleolit Urala i zaselenie severa [The Paleolithic of the Urals and the settlement of the North]. VII Mezhdunarodnyy kongress antropo-logicheskikh i etnograficheskikh nauk [7th International Congress of Anthropological and Ethnographical Sciences]. Moscow, Nauka, 1964. 10 p. (In Russian).

4. Nioradze M.G., Nioradze G.N. Ranniy paleolit Gru-zii (po materialam stoyanki rannikh gominidov v Dmanisi) [The Early Paleolithic of Georgia (based on the data of the early hominid site in Dmanisi)]. Ranniy paleolit Evrazii: novye otkrytiya [The Early Paleolithic: New discoveries]. Proceedings of the Scientific Conference (Krasnodar-Temriuk, September 1-6, 2008). Rostov-na-Donu, 2008, pp. 89-91. (In Russian).

5. Shchelinsky V.E., Dodonov A.E., Baygusheva V.S., Kulakov S.A., Simakova A.N., Tesakov A.S., Titov V.V. Rannepaleoliticheskie mestonakhozhdeniya na Tamanskom poluostrove (Yuzhnoe Priazovye) [Early Paleolithic sites on the Taman Peninsula (South Azov Sea Region)]. Ranniy paleolit Evrazii: novye otkrytiya [The Early Paleolithic: New discoveries]. Proceedings of the Scientific Conference (Krasnodar-Temriuk, September 1-6, 2008). Rostov-na-Donu, 2008, pp. 21-28. (In Russian).

6. Pavlov P.Yu. Paleoliticheskie pamyatniki Severo-Vostoka evropeyskoy chasti Rossii [Paleolithic sites of the north-eastern European part of Russia]. Syktyvkar, 1996. 212 p. (In Russian)

7. Derevyanko A.P., Petrin V.T., Gladyshev S.A., Ze-nin A.N., Taymagambetov Zh.K. Ashelskie kom-pleksy Mugodzharskikh gor (Severo-Zapadnaya Aziya) [Acheulean complexes of the Mugodzhar mountains (North-West Asia)]. Novosibirsk, Institut arkheologii i etnografii SA RAN, 2001. 136 p. (In Russian)

8. Shokurov A.P. Staro-Tukmaklinskoe mestonak-hozhdenie kostey mlekopitayushchikh v Bashkirii [Starye Tukmakly location of mammalian bones in Bashkortostan]. Itogi biostratigraficheskikh, litologicheskikh i faunisticheskikh issledovaniy pliotsena i pleystotsena Volgo-Uralskoy oblasti [Results of biostratigraphic, lithological and fau-nal studies of the Pliocene and Pleistocene in the Volga-Ural Region]. Ufa, 1977, pp. 97-102. (In Russian).

9. Itogi biostratigraficheskikh, litologicheskikh i faunisticheskikh issledovanii pliotsena i pleystotsena Volgo-Uralskoy oblasti [Results of biostratigraphic, lithological and faunal studies of the Pliocene and Pleistocene of the Volga-Ural Region]. Ufa, 1977. 152 p. (In Russian)

10. Bader O.N. Otchet ob arkheologicheskikh rabo-takh, proizvedennykh Severnoi paleoliticheskoy ekspeditsiey v 1969 g. [Report on archaeological works made by the Northern Paleolithic Expedition in 1969]. Scientific Archives of the Institute of Archaeology, RAS, R-1/3979. (In Russian)

11. Kotov V.G. Paleolit [The Paleolithic Age]. Isto-riya bashkirskogo naroda (History of the Bashkir people]. V.V. Ovsyannikov, V.K. Fedorov, F.G. Khisamitdinova (eds). Vol. 1. Moscow, Nauka, 2009, pp. 23-53. (In Russian).

12. Bader O.N., Matyushin G.N. Novyy pamyatnik srednego paleolita na Yuzhnom Urale [New site of the Middle Paleolithic in the South Urals]. Sovetskaya arkheologiya - Soviet Archaeology, 1973, no. 4, pp. 135-142. (In Russian).

13. Bader O.N. Novye pamyatniki pozdnego i drevne-go paleolita v Bashkirii [New sites of the Late and Early Paleolithic in Bashkortostan]. Arkheologiia i etnografiia Bashkirii [Archaeology and +ethnog-raphy of Bashkortostan]. Vol. 5. Ufa, 1973, pp. 151-158. (In Russian).

14. Tseytlin S.M. K geologii paleoliticheskoy stoyanki Urta-Tube (Mysovaya) v Vostochnoy Bashkirii [On geology of the Urta-Tube (Mysovaya) Paleolithic site in eastern Bashkortostan]. Pamyat-niki drevneyshey istorii Evrazii [Monuments of the ancient history in Eurasia]. Moscow, Nauka, 1975, pp. 27-31. (In Russian).

15. Matyushin G.N. Nekotorye itogi izucheniya ka-mennogo veka na Urale [Some results of the study of the Stone Age in the Urals]. K istorii pozdnego pleystotsena i golotsena Yuzhnogo Urala i Priu-ralya [On the history of the Late Pleistocene and Holocene in the South Urals and Ural Region). Ufa, 1978, pp. 86-122. (In Russian).

16. Abramova Z.A. Ranniy paleolit Aziatskoy chasti SSSR [The Early Paleolithic of the Asian part of the USSR]. Paleolit SSSR [The Paleolithic of the USSR]. Moscow, Nauka, 1984, pp. 135-1. (In Russian).

17. Kotov V.G., Savelyev N.S. Novyy paleoliticheskiy pamyatnik v Bashkirskom Zauralye [A new Paleolithic site in the Bashkir Trans-Ural Region]. Ufims-kiy arkheologicheskiy vestnik - Ufa Archaeological Bulletin, 2001, issue 3, pp. 88-93. (In Russian).

18. Kotov V.G. Nauchnyy otchet o razvedochnom obsledovanii v Baymakskom, Burzyanskom, Me-leuzovskom i Kugarchinskom rayonakh Respub-liki Bashkortostan v 2003 [Scientific report on the exploratory survey in the Baymaksky, Burzy-

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ /

' 2018, том 27, № 2(90) lllllllllllllllllllllllllllllllllll

ansky, Meleuzovsky and Kugarchinsky Districts of the Republic of Bashkortostan in 2003]. Ufa, 2004. Scientific Archives of the Institute of Ar-chaeoliogy RAS. (In Russian).

19. Kotov V.G. Nauchnyy otchet o razvedochnykh arkheologicheskikh issledovaniyakh v Baymaks-kom i Burzyanskom rayonakh Respubliki Bashkortostan v 2004 godu [Scientific report on exploratory archaeological research in the Baymaksky and Burzyansky Districts of the Republic of Bashkortostan in 2004.]. Ufa, 2005. Scientific Archives of the Institute of Archaeology RAS. (In Russian).

20. Lumley H. La Prehistoire Fran3aise. Vol. I. Paris, éditions du Centre Bational de la Recherché Scientifique, 1976.1632 p.

21. Derevyanko A.P., Markin S.V., Vasilyev S.A. Pa-leolitovedenie: vvedenie i osnovy [Paleolithic

studies: Introduction and basics]. Novosibirsk, Nauka, 1994. 288 p. (In Russian).

22. Kotov V.G. Nizhnepaleoliticheskaya stoyanka-masterskaya Kyzyl-Yar 2 v Yuzhnom Zauralye [Lower Paleolithic workshop site Kyzyl-Yar 2 in the Southern Trans-Urals]. Vestnik Permskogo universiteta - Bulletin of the Perm University, 2013, issue 1 (31), pp. 7-21. (In Russian).

23. Lyubin V.P. Ranniy paleolit Kavkaza [The Early Paleolithic in the Caucasus]. Paleolit SSSR. Arkhe-ologiya SSSR [The Paleolithic of the USSR. Archaeology of the USSR]. P.I. Boriskovsky (ed.). Moscow, Nauka, 1984, pp. 45-93. (In Russian).

24. Amirkhanov Kh.A. Kamennyy vek Yuzhnoy Aravii [The Stone Age of South Arabia]. Moscow, Nau-ka, 2006. 693 p. (In Russian).

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ НАУК РБ / __

' 2018, том 27, № 2(90) llllllllllllllllllllllllllllllllllEfl