Научная статья на тему 'О месте Южного Урала в административно-территориальной системе улуса Джучи'

О месте Южного Урала в административно-территориальной системе улуса Джучи Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
49
17
Поделиться
Ключевые слова
УЛУС ДЖУЧИ / ULUS OF JOCHI / УЛУС ШИБАНА / THE ULUS OF SHIBAN / ЮЖНЫЙ УРАЛ / SOUTHERN URALS / БАШКИРИЯ / BASHKIRIA / РЕКА ЯИК (УРАЛ) / THE YAIK RIVER (URAL) / ЗЕМЛЯНЫЕ И КАМЕННЫЕ КУРГАНЫ / EARTHEN AND STONE MOUNDS

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Антонов Игорь Владимирович

Вопрос о месте Южного Урала в административно-территориальной системе улуса Джучи в отечественной историографии рассматривается по данным письменных источников и археологии. Улус Джучи был разделен между тремя сыновьями Джучи: Орду, Бату и Шибаном. Башкирия представляла собой автономный улус во главе с правителями из местной династии, которые являлись непосредственными вассалами хана Бату и его преемников. Степная часть Южного Урала вошла в состав улуса Шибана. По нашему мнению, граница между улусами Бату и Шибана проходила по нижнему течению реки Яик (Урал). Эта же река в верхнем и среднем течении отделяла Башкирию от улуса Шибана. Археологические памятники на территории улуса Шибана представлены земляными курганами Южного Приуралья и каменными курганами Южного Зауралья. В целом при распределении населения по улусам этнический фактор, несомненно, учитывался, однако границы улусов не могли абсолютно точно совпадать с этническими границами.

On the Place of the Southern Urals in the Administrative-Territorial System of the Ulus of Jochi

The question of the place of the Southern Urals in the administrative-territorial system of the Ulus of Jochi in national historiography is dealt with according to written sources and archaeology. The Ulus of Juchi was divided between Jochi's three sons Orda, Batu and Shiban. Bashkiria was a standalone ulus headed by rulers of the local dynasty, who were direct vassals of Batu Khan and his successors. The steppe part of the Southern Urals became part of the Ulus of Shiban. In the author's opinion, the boundary between the Uluses of Batu and Shiban ran along the lower reaches of the Yaik (Ural) River. The same river in the upper and middle reaches separated Bashkiria from the Ulus of Shiban. Archeological finds on the territory of the Ulus of Shiban present the earthen mounds of the Southern Cis-Urals and the stone mounds of the Southern TransUrals. In general, the distribution of the population in the Uluses undoubtedly took into account the ethnic factor, however, the boundaries of the Uluses could not coincide precisely with ethnic boundaries.

Текст научной работы на тему «О месте Южного Урала в административно-территориальной системе улуса Джучи»

Вестник Челябинского государственного университета. 2015. № 2 (357). История. Вып. 62. С. 8-17.

НАУЧНЫЙ ДИСКУРС ИСТОРИЯ РОССИИ И ЕЕ РЕГИОНОВ

УДК 94(100)«12/13» ББК 63.3(5)

И. В. Антонов

О МЕСТЕ ЮЖНОГО УРАЛА В АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ СИСТЕМЕ УЛУСА ДЖУЧИ

Вопрос о месте Южного Урала в административно-территориальной системе улуса Джучи в отечественной историографии рассматривается по данным письменных источников и археологии. Улус Джучи был разделен между тремя сыновьями Джучи: Орду, Бату и Шибаном. Башкирия представляла собой автономный улус во главе с правителями из местной династии, которые являлись непосредственными вассалами хана Бату и его преемников. Степная часть Южного Урала вошла в состав улуса Шибана. По нашему мнению, граница между улусами Бату и Шибана проходила по нижнему течению реки Яик (Урал). Эта же река в верхнем и среднем течении отделяла Башкирию от улуса Шибана. Археологические памятники на территории улуса Шибана представлены земляными курганами Южного Приуралья и каменными курганами Южного Зауралья. В целом при распределении населения по улусам этнический фактор, несомненно, учитывался, однако границы улусов не могли абсолютно точно совпадать с этническими границами.

Ключевые слова: улус Джучи; улус Шибана; Южный Урал; Башкирия; река Яик (Урал); земляные и каменные курганы.

Вопрос о месте Южного Урала в административно-территориальной системе улуса Джучи еще не был предметом самостоятельного исследования, но, так или иначе, затрагивался во многих работах исследователей по истории и археологии региона золотоордынского периода. Как известно, Южный Урал находился на стыке трех улусов, в которых правили потомки Джучи: улуса Бату (второго сына Джучи) или Золотой Орды на западе, улуса Шибана (пятого сына Джучи) в центре и улуса Орду (первого сына Джучи) на востоке. Мы не применяем цветовые обозначения этих улусов, так как в историографии существуют разные мнения о соотношении понятий Ак-Орда и Кок-Орда, что в настоящее время переросло в терминологическую путаницу, разбор которой увел бы нас далеко в сторону. Улусы потомков Джучи, по всей видимости, не имели четких границ, по крайней мере, там, где не было крупных рек. Границы между ними могли быть связаны не только с географическими, но и с этническими маркерами. В данной статье мы попытаемся проследить, было ли связано административно-территориальное деление Южного Урала в улусно-крыльевой системе государства Джучидов с этническим составом населения региона. Для того чтобы сделать определенные вы-

воды, необходимо проследить развитие историографической мысли по данному вопросу.

Едва ли не первым к рассматриваемой проблеме обратился Г. Е. Грумм-Гржимайло. Он еще в 1934 г. в своей неопубликованной при жизни работе сделал вывод о том, что улус Джучи распался на три части: улус Бату - «от Карпатских гор на западе до р. Яика (Урала) на востоке», улус Шибана - «от Яика до Сыр-Дарьи», и улус Орду-Ичена

- «отсюда на восток до Саян и Байкала». Исследователь попытался дать и более конкретное определение границ территории, подвластной Шибану

- «от вершин Яика до низовий Сыр-Дарьи»1. Очевидно, имеются в виду северные и южные пределы кочевий. Однако ввиду научно-популярного характера данной работы сделанный вывод не был подкреплен ссылками на источники.

М. Г. Сафаргалиев рассматривал вопрос о внутреннем устройстве улуса Джучи по данным письменных источников. Он впервые обратил внимание на «Письмо брата Иоганки венгра, ордена миноритов, к генералу ордена, бр. Михаилу из Чезены» (1320 г.). Автор вместе с англичанином Вильгельмом «6 лет непрерывно» прожил в Баскардии, подчиненной татарам. «Государя же всей Баскардии с большей частью его семьи мы

1 Грумм-Гржимайло, Г. Е. Джучиды. Золотая орда. С. 103.

нашли совершенно зараженным сарацинским заблуждением», - сказано в письме. Все попытки обратить их в католичество оказались безуспешными и едва не стоили миссионерам жизни1. Таким образом, в письме Иоганки освещается ситуация 1310-х гг. Основываясь на данных этого источника, М. Г. Сафаргалиев отнес башкир к числу народов, у которых монголы сохранили представителей прежней династии2.

Территория улуса Шибана нашла отражение в словах Бату, адресованных своему младшему брату и переданных Абу-л-Гази (XVII в.): «юрт (область), в котором ты будешь жить, будет между моим юртом и юртом старшего моего брата, Ичена [Орду-Ичена. - И. А.]: летом ты живи на восточной стороне Яика, по рекам Иргиз-сувук3, Орь, Илек до горы Урала; а во время зимы живи в Аракуме, Каракуме и по берегам реки Сыр - при устьях рек Чуй-су и Сари-су»4.

Улус Шибана М. Г. Сафаргалиев поместил между восточными склонами Уральских гор и Иртышом (не упомянутым в источнике!). В то же время он отмечал, что только позднейшие предания говорят «о пребывании Шибана в Сибири, на Иртыше, где позднее его потомки образовали Сибирское ханство»5. Марко Поло пишет о северном царе Канчи, т. е. Кончи, владетеле восточной половины улуса Джучи. Он был внуком Орду-Ичена. Его царство находилось в Западной Сибири6.

Таким образом, улус Шибана был локализован М. Г. Сафаргалиевым в степном Зауралье, Башкирия в его состав не входила. Большой интерес вызывает общий вывод автора о том, что Золотая Орда «делилась на ряд полусамостоятельных улусов во главе с братьями Батыя или с представителями местных династий, оставленных в качестве вассалов Батыя»7. Отсюда следует, что Башкирия представляла собой один из улусов Зо-

1 Аннинский, С. А. Известия венгерских миссионеров... С. 92-93.

2 См.: Сафаргалиев, М. Г. Распад Золотой Орды. С. 38.

3 Ю. А. Зуев предлагает читать: Иргиз, Савук (Ишим) (См.: Зуев, Ю. А. Историческая протекция. С. 77). Однако в отрывке «Родословной тюрок» из издания Демезона, приведенном Н. Н. Мингуловым, перечень рек несколько иной: «Шайбан кочевал летом на обширном пространстве между предгорьями Урала и реками Тобол, Яик, Илек, Иргиз, а зимой в бассейне Аральского моря, по рекам Чуй-су, Сары-су и в низовьях Сырдарьи» (Мингулов, Н. Н. К некоторым вопросам. С. 83). Тобол к Иргизу гораздо ближе, чем Ишим, и даже мог восприниматься как естественное продолжение Иргиза.

4 Родословное древо. С. 160.

5 Сафаргалиев, М. Г. Распад Золотой Орды. С. 41-42.

6 См.: Книга Марко Поло. С. 225-226.

7 Сафаргалиев, М. Г. Распад Золотой Орды. С. 45.

лотой Орды, во главе которого стояли представители местной династии, являвшиеся вассалами непосредственно Батыя и его преемников.

В работах последующих авторов в основном повторялись очень немногочисленные и предельно лаконичные сведения письменных источников, уже знакомые читателям по монографии М. Г. Са-фаргалиева, но их интерпретация менялась. Г. А. Федоров-Давыдов в монографии «Кочевники Восточной Европы под властью золотоордын-ских ханов» поместил юрт Шибана «в Казахстане, между Уралом и Семиречьем»8. Такое мнение соответствует буквальному смыслу источника: Шибан кочевал на восточной, т. е. левой, стороне Яика. Абу-л-Гази не уточняет, верхнее или нижнее течение реки имеется в виду. У него названы притоки Орь и Илек, впадающие в Яик в его среднем (широтном) течении, Иргиз и Тобол, берущие начало к востоку от поворота Яика на запад. Поэтому упоминание Уральских гор, по восточным и южным склонам которых протекает Яик, не может быть истолковано в том смысле, что имеется в виду только верхнее течение реки (а Сафаргалиев понял источник именно так). В источнике сказано, что Шибан должен кочевать на восточной строне Яика, т. е. к востоку от собственного улуса Бату и далее по левому берегу реки вплоть до Уральских гор в ее верхнем течении.

К решению вопроса о локализации ордынских улусов Г. А. Федоров-Давыдов впервые попытался привлечь данные археологии. Границу между волжской и казахстанской группами погребальных памятников кочевников он проводил примерно по р. Урал. «Именно по этой этнической границе, видимо, пролегла граница между собственно улусом Бату и улусом Шибана». Отсюда следует вывод о том, что различные группы кып-чаков оказались в разных уделах. Так, восточные или казахстанские кыпчаки оказались ядром улуса Шибана9. При этом автор признавал, что археологические памятники Казахстана пока слабо изучены, но по таким признакам, как возведение каменных насыпей, каменных сооружений над курганом и т. п., они достаточно резко отличались от памятников восточноевропейских степей10.

Некоторые уточнения и дополнения были внесены Г. А. Федоровым-Давыдовым в монографии «Общественный строй Золотой Орды». Обратив внимание на сообщение Иоганки о «башкирском государе», находящемся под властью монголов,

8 Федоров-Давыдов, Г. А. Кочевники Восточной Европы. С. 244.

9 Там же. С. 244-245.

10 Там же. С. 245-246.

автор поставил Башкирию в один ряд с оседло-земледельческими странами, в которых власть монголов была опосредована местными феодальными владетелями1. Со ссылкой на сочинение Махмуда ибн-Вали «Бахр ал-Асрар» (XVII в.) Г. А. Федоров-Давыдов пишет, что Шибан «получил от Бату улус между Уралом и Тоболом»2. Однако граница между собственно улусом Бату и улусом Шибана теперь была проведена между Уралом и Волгой3.

Статья Н. Н. Мингулова характеризуется привлечением более широкого круга источников и литературы. Автор цитирует Абу-л-Гази в передаче Ш. Марджани (Шибан кочевал «вплоть до Уральских гор и реки Яик») и Демезона («на восток от Яика вплоть до Уральских гор»)4. В обоих случаях имеется в виду как верхнее, так и нижнее течение реки (в первом случае с востока на запад, во втором - с запада на восток). Н. Н. Мин-гулов также обратил внимание на тот факт, что в русских летописях владения Шибана именуются «Заяицкой Ордой»5. Таким образом, сведения тюркских авторов XVII в. находят подтверждение в лице современников описываемых событий - на Руси знали, что улус Шибана находился за Яиком, т. е. к востоку от реки.

Казалось бы, что в работах Г. А. Федорова-Давыдова и Н. Н. Мингулова вопрос о территории улуса Шибана рассмотрен достаточно убедительно (естественно, насколько это позволяют сведения источников), однако в дальнейшем историографическая мысль развивалась в несколько ином направлении. По мнению В. Л. Егорова, «граница между двумя крыльями золотоордынского государства проходила в районе р. Яика (Урал)»6. Однако автор непосредственно не связывает составлявшие Золотую Орду владения Бату и Шибана с ее правым и левым крылом. Ссылаясь на Плано Карпини, он располагает вдоль правого и левого берегов Яика еще два улуса во главе с двумя тысячниками, кочевавшими по разным сторонам реки. Кому из царевичей подчинялись эти два даже не названных поименно тысячника, неясно, но вряд ли они были владельцами собственных улусов (всего их В. Л. Егоров насчитал двенадцать - явно не по статусу тысячников!). Улус Шибана, по его представлениям, «занимал территории современного Северного Казахстана и За-

1 См.: Федоров-Давыдов, Г. А. Общественный строй... С. 27.

2 Там же. С. 57-58, прим. 81.

3 Там же. С. 58.

4 См.: Мингулов, Н. Н. К некоторым вопросам. С. 83-84.

5 Там же. С. 85.

6 Егоров, В. Л. Историческая география. С. 161.

падной Сибири до Иртыша и Чулыма»7. На картах, приложенных к монографии, исследователь помещает улус Сарай (т. е. центральный улус) на правом берегу Яика в его нижнем течении, а улус Шибана - к востоку от верхнего течения Яика. Граница между улусами на картах не обозначена (карты 1-2). По нашему мнению, В. Л. Егоров не столько решил, сколько запутал проблему. Абу-л-Гази пишет, что юрт Шибана находился между юртами Бату и Орду-Ичена. Нет никаких сведений об улусах, якобы расположенных между улусами Бату и Шибана.

Мнение В. Л. Егорова, очевидно, оказало влияние на позицию В. А. Иванова и В. А. Кри-гера. Ими было поставлено под сомнение предположение Г. А. Федорова-Давыдова о границе между улусами Бату и Шибана. Проведенные В. А. Ивановым и В. А. Кригером археологические исследования показали, что курганы с земляными насыпями «на всей территории от Волги до предгорий Южного Урала представляют собой единый типологический, а следовательно, и этнокультурный массив». В таком случае территорию улуса Шибана «придется искать где-то в районах распространения курганов восточной группы Южного Урала» [курганы с каменными конструкциями. - И. А.]8. В то же время авторы, наряду с констатацией общности погребального обряда независимо от внешних признаков курганов, указывают на частичную территориальную «чересполосицу» (нахождение курганов с камнями в насыпи в равнинной, т. е. западной, части региона, а земляных курганов глубоко в предгорьях) и отмечают наличие «заведомо синкретичных памятников, т. е. органично сочетающих признаки обрядов двух рассматриваемых групп». Эти факты, безусловно, свидетельствуют о генетическом и этнокультурном родстве носителей выделенных В. А. Ивановым и В. А. Кригером локально-типологических групп курганов Южного Урала. Курганы восточной группы определены в следующих границах: «на севере - район современного Челябинска (Федоровское погребение), верховья Урала и Сакмары (Ишкулово II, Юлдыбаево); на западе - район истоков Самары (Рычковка I и III Октябрьский) и район слияния Илека и Хобды (Тамар-Уткуль, Мертвецовский, Лиман); на юге - верхнее течение р. Эмбы (Родники I, Новая База I, II)»9. Это, по логике авторов, и есть границы улуса Шибана, которые на западе до нижнего течения Урала не доходят.

7 Там же. С. 164.

8 Иванов, В. А. Курганы кыпчакского времени. С. 72.

9 Там же. С. 49-50.

Очень скоро стало ясно, что предложенное первоначально деление на западную и восточную группу курганов Южного Приуралья оказалось «излишне условным и абстрактным, поскольку провести четкую границу между указанными территориальными группами практически невозможно. В ряде случаев курганы с чисто земляной насыпью (признак западной группы) и с насыпью, сооруженной с применением камня (признак восточной группы), расположены вперемежку, а кроме того, как показывают полевые исследования В. А. Могильникова и С. Г. Боталова на территории Актюбинской, Кустанайской и Тургайской областей Казахстана, восточные пределы ареалы каменных курганов уходят далеко на восток от Мугоджар и южных отрогов Уральского хребта»1.

В. В. Трепавлов проводит западную границу улуса Шибана по верховьям Яика2. Иное мнение отстаивают Н. А. Мажитов и А. Н. Султанова. Они полагают, что Шибану принадлежали «земли к востоку от р. Яик вплоть до песков Каракумов»3. При этом не сказано, что имеется в виду только верхнее течение р. Яик. Башкиры, находясь в составе Золотой Орды, подчинялись ордынскому хану, но фактически на правах вассалов от его имени страной управляли башкирские бии, обладавшие наследственной властью4. Авторы также акцентируют внимание на заметных различиях в культуре башкир и золотоордынского населения степной зоны Южного Урала (кыпчаки)5.

В коллективном труде по истории Башкортостана с древнейших времен до 60-х гг. XIX в. (автор соответствующего параграфа. - В. А. Иванов) нашло отражение мнение о том, что Шибан получил во владение «степи от Южного Урала [на западе. - И. А.] до р. Тобол [на востоке. - И. А.], от р. Яик [на севере. - И. А.] до Сары-Су [на юге. - И. А.]». Таким образом, «западные и центральные районы Башкирии вошли в улус дома Батыя, а степи юго-восточной (зауральской) Башкирии стали достоянием Шайбанидов»6. Автор «Анонима Искендера», написанного в начале XV в., отнес область Башгирд к правому крылу улуса Джучи, где правили потомки (точнее, преемники) Тохты, который, как известно, унаследовал трон Батыя7.

1 Иванов, В. А. Погребальный обряд. С. 155.

2 См.: Трепавлов, В. В. Государственный строй. С. 140. Карта.

3 Мажитов, Н. А. История Башкортостана с древнейших времен. С. 251.

4 Там же. С. 254-255.

5 Там же. С. 257-266.

6 История Башкортостана. С. 122.

7 См.: Тизенгаузен, В. Г. Сборник материалов. С. 127.

Археологи Г. Н. Гарустович, А. И. Ракушин и А. Ф. Яминов полагают, что «восточная граница распространения земляных курганов в Приуралье и являлась восточной границей Улуса Бату, которая проходила, в принципе, по бассейну р. Урал»8. По поводу сказанного следует заметить, что, во-первых, по мнению цитируемых авторов, эта граница проходила все-таки не по р. Урал, в чем есть принципиальная разница. Во-вторых, так и осталось неясным, где проходила восточная граница улуса Бату, ведь, как уже отмечалось, земляные и каменные курганы в Приуралье расположены вперемежку, поэтому четкой границы между ними не было. В такой ситуации археологи вряд ли смогут убедительно ответить на вопрос, где же проходила граница между улусами Бату и Шибана: по восточным пределам распространения земляных курганов или по западным пределам распространения каменных курганов?

По мнению В. А. Иванова и А. Ф. Яминова, отсутствие «этнических вливаний» в XШ-XIV вв., а также сохранение монголами правящей верхушки, «позволяет говорить об определенной автономности башкирского населения в составе Золотой Орды»9. Р. Ю. Почекаев, основываясь на сообщении Иоганки, приходит к выводу о том, что у башкир «оставались свои правители, лишь подчинявшиеся ордынским государям, а не назначавшиеся из числа монголов»10. Таким образом, Башкирия являлась самостоятельным улусом, который условно можно отнести к правому крылу улуса Джучи (улус Бату или Золотая Орда).

Нами был сделан вывод о том, что рубеж, разделяющий массивы земляных и каменных курганов на Южном Урале не сдерживал продвижение носителей традиции сооружения каменных курганов дальше на запад, а носителей традиции сооружения земляных курганов дальше на восток. Так, погребения с северной ориентировкой человека, являющейся признаком монгольской обрядности, под земляными курганами встречаются не реже, чем под каменными. В то же время под каменными курганами встречаются погребения человека с западной ориентировкой в сопровождении костей коня, которые в домонгольское время были распространены только к западу от Волги. Сооружение надмогильных конструкций из камня нами рассматривалось в качестве не этнического, а локального признака11. Поэтому мы

8 Гарустович, Г. Н. Средневековые кочевники. С. 278.

9 Иванов, В. А. История Золотой Орды. С. 43.

10 Почекаев, Р. Ю. Батый. С. 103.

11 См.: Антонов, И. В. Этническая история. С. 47-49.

согласились с исследователями, считающими, что граница между владениями Бату и Шибана проходила по р. Урал1.

Точно также эта граница проведена в новом издании монографии Н. А. Мажитова и А. Н. Султановой2. Башкортостан отнесен к числу автономных территорий в составе Золотой Орды3. Ю. В. Селезнев на карте административно-территориального деления Золотой Орды в ХШ-ХГУ вв. помещает улус Башкорт между верхним течением Яика и нижним течением Белой. Отдельный улус он помещает в междуречье Яика и Эмбы без указания, чей это был улус. Улус Шибана на карте показан к востоку от Эмбы и Ори и к северу от Аральского моря и нижней Сырдарьи4. Такой вариант противоречит сведениям письменных источников, помещающим улус Шибана не за Эмбой, а за Яиком. Не согласуется он и с данными археологии, если иметь в виду ареал каменных курганов.

В кандидатской диссертации челябинского археолога В. П. Костюкова «Памятники кочевников ХШ-Х^ вв. Южного Зауралья (к вопросу об этнокультурном составе Улуса Шибана)», опубликованной после смерти автора в виде монографии, констатируется отсутствие жесткой грани между каменными и земляными курганами степной зоны Южного Урала и прилегающих областей Казахстана, что ставит под сомнение правомерность их выделения в качестве двух самостоятельных локально-типологических групп5. Автор выражает несогласие с мнением В. Л. Егорова о том, что тысячники, кочевавшие по разным сторонам р. Урал, являлись владельцами улусов. Плано Карпини не называет крупных вельмож тысячниками, а его сведения, «используемые для объяснения административной структуры Золотой Орды, все же требуют некоторой критики». Поэтому западную границу улуса Шибана, по мнению В. П. Костюкова, «маркировала, по всей видимости, все-таки р. Урал». В этой связи он обращает внимание на сложившуюся в историографии традицию «отождествления владений дома Шибана с Заяицкой Ордой русских летописей»6.

Очевидно, р. Урал маркировала не только западную, но и северную границу улуса Шибана. И. И. Буляков так решает проблему: «Башкирские земли по правому берегу Яика не вошли в зону

1 Антонов, И. В. Этническая история. С. 177-178.

2 См.: Мажитов, Н. А. История Башкортостана. Древность... С. 344.

3 Там же. С. 356.

4 См.: Селезнев, Ю. В. Элита Золотой Орды. Карта № 1.

5 См.: Костюков, В. П. Улус Шибана. С. 45.

6 Там же. С. 97.

основных кочевий монгольских удельных владетелей и составили отдельный улус, где башкирское общество обладало широкой автономией с сохранением его внутреннего самоуправления»7. С таким тезисом невозможно не согласиться, ибо для отнесения приуральской части Башкирии к улусу Шибана нет никаких оснований. Собственно говоря, Башкирию к улусу Шибана никто и не относит, если не считать «Большой советской энциклопедии»8. В источниках при описании владений Шибана не упоминаются ни правые притоки р. Яик, ни какие-либо другие реки, текущие севернее или западнее Яика.

А. Г. Бахтин к числу народов, которыми монголы непосредственно не управляли, относит русских, алан, грузин, черкесов, мордву-мокшу, башкир и марийцев, у которых остались свои племенные «вожди» - князья. «Марийские вожди стали мелкими вассалами ордынских ханов»9. Однако в Башкирии монголы имели дело не с мелкими племенными вождями. Нами высказано предположение о том, что башкирский «государь», с которым встречался Иоганка, являлся одним из потомков Муйтэна. Муйтэн был предводителем усергенского племени, территория которого располагалась по Яику и Сакмаре, но на переговорах с Бату-ханом он выступал как представитель и других башкирских племен10.

Г. Н. Гарустович, пытаясь осмыслить сведения башкирских шежере, пишет: «Мы знаем о том, что усерганы жили на реках Салмыш, Урал и Сакмара, но Муйтен получил в свою юрисдикцию неизмеримо большую территорию - в бассейне р. Белой (т. е. чуть ли не все Башкирское Предуралье) и в лесостепном Зауралье (верховья Яика, реки Тобол, Ишим и Иртыш). Следовательно, он был признан монголами верховным бием башкир. Насколько реальной была власть Муйте-на, ответить пока сложно. Однако в источниках имеются данные о том, что ему подчинялись племена бурзян, тамьян и часть кыпсаков, «которых Муйтэн подчинил себе». Видимо, в других областях (скажем, у юрматынцев) его владельческие права были сугубо номинальными»11. Согласно Р. Г. Кузееву, племена усерган, бурзян, тамьян и

7 Буляков, И. И. Золотоордынские государственные традиции. С. 67.

8 Как ни удивительно, во втором издании «Большой советской энциклопедии» было сказано: «Башкирия вошла в удел брата Батыя Шейбана» (Башкирская автономная. Т. 4. С. 343). Эта ошибка не была исправлена и в третьем издании (См.: Башкирская автономная. Т. 3. С. 60).

9 Бахтин, А. Г. Марийский край. С. 133-134.

10 См.: Антонов, И. В. Средневековые башкиры. С. 88-119.

11 Гарустович, Г. Н. Исторические нюансы. С. 197.

другие представляют собой древнебашкирский пласт в этногенезе башкир. Древнебашкирский этнос явился ядром современного башкирского этноса, вокруг него консолидировались племена иного происхождения. Таким было, например, племя юрматы, отнесенное Р. Г. Кузеевым к бул-гаро-мадьярскому компоненту1. Происхождение этого компонента связывается с носителями чия-ликской культуры Камско-Бельско-Икского междуречья XII-XIV вв., этническая принадлежность которых, по мнению большинства исследователей, была угорской. Чияликская культура вплоть до конца XIV в. сохраняла типологическую однородность памятников, не претерпела никаких изменений и занимаемая ею территория2. Поэтому в XIII в. племя юрматы еще не вошло в состав башкир. Следовательно, не входило оно и в конфедерацию башкирских племен, возглавляемую Муйтэн-бием.

В целом судить о границах территории, подвластной верховному бию башкир, достаточно трудно. Вряд ли его власть простиралась на восток до Ишима, а тем более до Иртыша. Установлено, что «Тобол был тем рубежом, за восточный предел которого башкиры, как правило, не переходили»3. Но если зауральские башкиры оказались в составе улуса Шибана, то и власть Муйтэн-бия, скорее всего, ограничивалась верховьями Яика. На весь бассейн Белой она тоже не распространялась, так как северо-западная часть Башкирского Предуралья была занята племенами чияликской культуры. В. А. Иванов, отмечая, что шежере как исторический источник требует очень острожного подхода, тоже не склонен абсолютизировать утверждение о получении Муйтэн-бием права на владение фактически всей территорией Башкирии. Положение башкирских племен автор сравнивает с судьбой русских княжеств. Таким образом, на Руси и в Башкирии монголы установили единую систему управления: «главный правитель, утвержденный и поддерживаемый монгольскими ханами, и подвластные ему удельные князья/бии»4.

Более дискуссионной в историографии оказалась проблема определения границ улуса Шибана. Можно считать установленным, что на севере владения Шибана простирались до верховьев Яика и Уральских гор, а на юге - до Аральского моря и Сырдарьи. Восточная граница кочевий Шибана на севере доходила до Тобола (во всяком случае - до

1 См.: Кузеев, Р. Г. Происхождение башкирского народа.

2 См.: Антонов, И. В. Раиль Гумерович Кузеев. С. 41-46.

3 Кузеев, Р. Г. Зауральские башкиры. С. 173.

4 Иванов, В. А. Обстоятельства вхождения башкир.

С. 144-145.

Ишима), на юге - до Казахского мелкосопочника (за реками Чу и Сарысу). Что касается западной границы, то здесь, несмотря на отдельные нюансы, имеют место две точки зрения на проблему. Одна группа исследователей, к которой можно отнести Г. Е. Грумм-Гржимайло, Г. А. Федорова-Давыдова, Н. Н. Мингулова, Н. А. Мажитова и

A. Н. Султанову, В. П. Костюкова, проводит границу между улусами Бату и Шибана по нижнему течению р. Яик. Эта точка зрения убедительно подтверждена сведениями письменных источников. К другой группе исследователей можно отнести историков М. Г. Сафаргалиева, В. Л. Егорова, В. В. Трепавлова, Ю. В. Селезнева, археологов

B. А. Иванова и В. А. Кригера, Г. Н. Гарустовича, А. И. Ракушина и А. Ф. Яминова. Историки, произвольно интерпретируя сведения письменных источников, признают, что граница улуса Шибана проходила по Яику, но только в верхнем течении реки. На самом деле там проходила граница не с центральным, а с автономным башкирским улусом. Археологи связывают территорию улуса Шибана с ареалом каменных курганов. Можно согласиться с мнением о том, что именно каменные курганы определяли этнокультурное своеобразие улуса Шибана. Это мнение впервые было высказано Г. А. Федоровым-Давыдовым, который оказался прав в том отношении, что каменные курганы западнее р. Урал не встречаются. Однако земляные курганы, как показали дальнейшие исследования, встречаются и к востоку от р. Урал. Там ареалы земляных и каменных курганов частично совпадали5. Поэтому граница между улусами Бату и Шибана не была в строгом смысле слова границей между восточноевропейскими половцами и казахстанскими кыпчаками, особенно если иметь в виду процессы этнического взаимодействия и смешения в улусе Джучи. Нельзя считать, что на территории улуса Шибана находились только каменные курганы.

Говоря о месте Южного Урала в улусно-кры-льевой системе Золотой Орды, можно сделать вывод о том, что административно-территориальное деление региона соответствовало этно-

5 В этом легко убедиться, взглянув на наиболее полную карту археологических памятников, составленную В. П. Костюковым. Каменные курганы концентрируются преимущественно в верхнем течении р. Урал, земляные - в среднем течении, но между ними, особенно в бассейне р. Илек, находится обширный район каменно-земляных курганов. Несмотря на то, что в целом представление о земляных и каменных курганах как о западной и восточной группах памятников Южного Урала сохраняется, восточные пределы не только каменных, но и земляных курганов доходят до Ишима (См.: Костюков, В. П. Улус Шибана. С. 184-185. Карта 1).

культурной обстановке на южной и северной стороне Яика, отделявшего Башкирию от Дешт-и Кыпчака. В приуральской части Башкирии был образован автономный улус во главе с местными правителями, а степная часть Южного Урала вошла в состав улуса Шибана. Однако границы этих улусов не могли абсолютно точно совпадать с этническими границами. Зауральские башкиры

оказались в составе улуса Шибана. В то же время различные племена (кыпчак, катай, табын и др.), кочевавшие во владениях Шибана, активно переселялись на территорию Башкирии, где они составили один из наиболее поздних компонентов башкирского этноса (кыпчакская миграция по Р. Г. Кузееву).

Библиографический список

1. Аннинский, С. А. Известия венгерских миссионеров XIII-XIV вв. о татарах и Восточной Европе // Ист. архив. М. ; Л. : АН СССР, 1940. Т. III. С. 71-112.

2. Антонов, И. В. Этническая история Волго-Уральского региона в XIII - начале XV в. (историко-археологическое исследование). Уфа : Информреклама, 2006. 238 с.

3. Антонов, И. В. Раиль Гумерович Кузеев об угорском компоненте в этногенезе башкир // Этнос. Общество. Цивилизация : II Кузеевские чтения. Уфа : ИЭИ УНЦ РАН, 2009. С. 41-46.

4. Антонов, И. В. Средневековые башкиры. Уфа : Китап, 2013. 192 с.

5. Бахтин, А. Г. Марийский край в XIII-XVI веках : очерки по истории. Йошкар-Ола : Мар. гос. ун-т, 2012. 660 с.

6. Башкирская автономная советская социалистическая республика // Большая советская энциклопедия. 2-е изд. М. : Большая совет. энцикл., 1950. Т. 4. С. 336-359.

7. Башкирская автономная советская социалистическая республика // Большая советская энциклопедия. 3-е изд. М.: Совет. энцикл., 1970. Т. 3. C. 59-66.

8. Буляков, И. И. Золотоордынские государственные традиции в управлении башкирским краем во второй половине XVI - первой трети XVIII в. Уфа : ИИЯЛ УНЦ РАН, 2012. 180 с.

9. Гарустович, Г. Н. Средневековые кочевники Поволжья (конца IX - начала XV века) / Г. Н. Гарустович, А. И. Ракушин, А. Ф. Яминов. Уфа : Гилем, 1998. 336 с.

10. Гарустович, Г. Н. Исторические нюансы в изучении башкирских шежере // Ахнаф Харисов и актуальные проблемы башкирской филологии (к 100-летию со дня рождения). Уфа : ИИЯЛ УНЦ РАН, 2014. С. 195-197.

11. Грумм-Гржимайло, Г. Е. Джучиды. Золотая орда // Арабески истории. Кн. I. Русский взгляд. М. : ДИ-ДИК, 1994. С. 100-146.

12. Егоров, В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. М. : Наука, 1985. 248 с.

13. Зуев, Ю. А. Историческая протекция казахских генеалогических преданий : (К вопросу о сущности и пережитках триальной организации у кочевых народов Центральной Азии) // Казахстан в эпоху феодализма : (Проблемы этнополитической истории). Алма-Ата : Наука, 1981. С. 63-78.

14. Иванов, В. А. Курганы кыпчакского времени на Южном Урале (XII-XIV вв.) / В. А. Иванов, В. А. Кригер. М. : Наука, 1988. 96 с.

15. Иванов, В. А. Погребальный обряд золотоордынского времени в Южном Приуралье (сравнительно-типологическая характеристика) / В. А. Иванов, А. Ф. Яминов // Кочевники урало-казахстанских степей. Екатеринбург : Наука, 1993. С. 154-161.

16. Иванов, В. А. История Золотой Орды / В. А. Иванов, А. Ф. Яминов. Стерлитамак : СГПИ, 1999. 112 с.

17. Иванов, В. А. Обстоятельства вхождения башкир в состав Золотой Орды // Золотоордынское наследие. Казань : Ин-т истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2011. Вып. 2. С. 139-146.

18. История Башкортостана с древнейших времен до 60-х годов XIX в. Уфа : Китап, 1996. 520 с.

19. Книга Марко Поло. М. : Гос. изд-во геогр. лит., 1955. 376 с.

20. Костюков, В. П. Улус Шибана Золотой Орды в XIII-XIV вв. Казань : Фэн, 2010. 200 с.

21. Кузеев, Р. Г. Зауральские башкиры (этнографический очерк быта и культуры конца XIX - начала ХХ в.) / Р. Г. Кузеев, Н. В. Бикбулатов, С. Н. Шитова // Археология и этнография Башкирии. Уфа : ИИЯЛ БФ АН СССР, 1962. Т. I. С. 171-267.

22. Кузеев, Р. Г. Происхождение башкирского народа : этнический состав, история расселения. М. : Наука, 1974. 571 с.

23. Мажитов, Н. А. История Башкортостана с древнейших времен до XVI века / Н. А. Мажитов, А. Н. Султанова. Уфа : Китап, 1994. 360 с.

24. Мажитов, Н. А. История Башкортостана. Древность. Средневековье / Н. А. Мажитов, А. Н. Султанова. Уфа : Китап, 2009. 496 с.

25. Мингулов, Н. Н. К некоторым вопросам изучения истории Ак-Орды // Казахстан в эпоху феодализма : (Проблемы этнополитической истории). Алма-Ата : Наука, 1981. С. 79-95.

26. Почекаев, Р. Ю. Батый : хан, который не был ханом. М. ; СПб. : Евразия, 2006. 350 с.

27. Родословное древо тюрков. Сочинение Абуль-Гази, Хивинского хана. Казань, 1906. 336 с.

28. Сафаргалиев, М. Г. Распад Золотой Орды. Саранск : Морд. книж. изд-во, 1960. 276 с.

29. Селезнев, Ю. В. Элита Золотой Орды. Казань : Фэн, 2009. 232 с.

30. Тизенгаузен, В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. М. ; Л. : АН СССР, 1941. Т. II. 308 с.

31. Трепавлов, В. В. Государственный строй Монгольской империи XIII в. : проблема исторической преемственности. М. : Наука, 1993. 168 с.

32. Федоров-Давыдов, Г. А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов: археологические памятники. М. : МГУ, 1966. 275 с.

33. Федоров-Давыдов, Г. А. Общественный строй Золотой Орды. М. : МГУ, 1973. 180 с.

Сведения об авторе

Антонов Игорь Владимирович - кандидат исторических наук, доцент, старший научный сотрудник отдела археологического наследия Южного Урала Института этнологических исследований им. Р. Г. Кузеева Уфимского научного центра РАН.

igan73@yandex.ru

Bulletin of Chelyabinsk State University. 2015. № 2 (357). History. Issue 62. P. 8-17.

ON THE PLACE OF THE SOUTHERN URALS IN THE ADMINISTRATIVE-TERRITORIAL SYSTEM OF THE ULUS OF JOCHI

I. V Antonov

Candidate of Historical Sciences, Senior Fellow of the Archaeological Heritage of the Southern Urals of R. G. Kuzeev Institute of Ethnological Studies of Ufa Scientific Centre of RAS. igan73@yandex.ru

The question of the place of the Southern Urals in the administrative-territorial system of the Ulus of Jochi in national historiography is dealt with according to written sources and archaeology. The Ulus of Juchi was divided between Jochi's three sons - Orda, Batu and Shiban. Bashkiria was a standalone ulus headed by rulers of the local dynasty, who were direct vassals of Batu Khan and his successors. The steppe part of the Southern Urals became part of the Ulus of Shiban. In the author's opinion, the boundary between the Uluses of Batu and Shiban ran along the lower reaches of the Yaik (Ural) River. The same river in the upper and middle reaches separated Bashkiria from the Ulus of Shiban. Archeological finds on the territory of the Ulus of Shiban present the earthen mounds of the Southern Cis-Urals and the stone mounds of the Southern TransUrals. In general, the distribution of the population in the Uluses undoubtedly took into account the ethnic factor, however, the boundaries of the Uluses could not coincide precisely with ethnic boundaries.

Keywords: the Ulus of Jochi; the Ulus of Shiban; Southern Urals; Bashkiria; the Yaik River (Ural); earthen and stone mounds.

References

1. Anninskij, S. A. (1940) "Izvestija vengerskih missionerov XIII-XIV vv. o tatarah i Vostochnoj Evrope" [=News of Hungarian missionaries XIII-XIV centuries about the Tatars and Eastern Europe], in: 1st. arhiv. M. ; L. : AN SSSR. T. III. S. 71-112 (in Russ.).

2. Antonov, I. V. (2006) Jetnicheskaja istorija Volgo-Ural'skogo regiona vXIII- nachaleXVv. (istoriko-arheologicheskoe issledovanie) [=Ethnic history of the Volga-Ural region in the XIII-XV centuries (historical and archaeological research)]. Ufa : Informreklama. 238 s. (in Russ.).

3. Antonov, I. V. (2009) Rail' "Gumerovich Kuzeev ob ugorskom komponente v jetnogeneze bashkir" [=Rail Gumerovich Kuzeev about Ugric component in the ethnogenesis of the Bashkirs], in: Jetnos. Obsh-hestvo. Civilizacija : IIKuzeevskie chtenija. Ufa : IJel UNC RAN. S. 41-46. (in Russ.).

4. Antonov, I. V. (2009) Srednevekovye bashkiry [=Medieval Bashkirs]. Ufa : Kitap. 192 s. (in Russ.).

5. Bahtin, A. G. (2012) Marijskij kraj v XIII-XVI vekah : ocherki po istorii [=Mari edge in the XIII-XVI centuries: essays on the history of]. Joshkar-Ola : Ma-r. gos. un-t. 660 s. (in Russ.).

6. "Bashkirskaja avtonomnaja sovetskaja socialisticheskaja respublika" (1950) [=Bashkir Autonomous Soviet Socialist Republic], in: Bol'shaja sovetskaja jenciklopedija. 2-e izd. M. : Bol'shaja sovet. jencikl. T. 4. S. 336-359 (in Russ.).

7. "Bashkirskaja avtonomnaja sovetskaja socialisticheskaja respublika" (1970) [=Bashkir Autonomous Soviet Socialist Republic], in: Bol'shaja sovetskaja jenciklopedija. 3-e izd. M.: Sovet. jencikl. T. 3. C. 59-66 (in Russ.).

8. Buljakov, I. I. (2012) Zolotoordynskie gosudarstvennye tradicii v upravlenii bashkirskim kraem vo vtorojpolovine XVI - pervoj treti XVIII v. [=Golden state tradition in the management of the Bashkir region in the second half of the XVI - the first third of the XVIII century]. Ufa : IIJaL UNC RAN. 180 s. (in Russ.).

9. Garustovich, G. N., Rakushin, A. I. and Jaminov A. F. (1998) Srednevekovye kochevniki Povolzh'ja (koncaIX-nachalaXVveka) [=Medieval nomads of the Volga region (the end of the IX - XV century)]. Ufa : Gilem. 336 s. (in Russ.).

10. Garustovich, G. N. (2014) "Istoricheskie njuansy v izuchenii bashkirskih shezhere" [=Historical nuances in the study of the Bashkir shezere], in: Ahnaf Harisov i aktual'nye problemy bashkirskojfilologii (k 100-letiju so dnja rozhdenija). Ufa : IIJaL UNC RAN. S. 195-197 (in Russ.).

11. Grumm-Grzhimajlo, G. E. (1994) "Dzhuchidy. Zolotaja orda" [=The Juchids. The Golden Horde], in: Arabeski istorii. Kn. I. Russkij vzgljad. M. : DI-DIK. S. 100-146 (in Russ.).

12. Egorov, V. L. (1985) Istoricheskaja geografija Zolotoj Ordy v XIII-XIVvv. [=Historical geography of the Golden Horde in the XIII-XIV centuries]. M. : Nauka. 248 s. (in Russ.).

13. Zuev, Ju. A. (1981) "Istoricheskaja protekcija kazahskih genealogicheskih predanij : (K voprosu o sushhnosti i perezhitkah trial'noj organizacii u kochevyh narodov Central'noj Azii)" [=Historical patronage Kazakh genealogical legends (To the question about the essence and the remnants of the trial organization among the nomadic peoples of Central Asia)], in: Kazahstan vjepohu feodalizma : (Problemyjetnopolitiches-koj istorii). Alma-Ata : Nauka. S. 63-78 (in Russ.).

14. Ivanov, V. A. and. Kriger, V. A. (1988) Kurgany kypchakskogo vremeni na Juzhnom Urale (XII-XIV vv.) [=Mounds of Kipchak time in the Southern Urals]. M. : Nauka. 96 s. (in Russ.).

15. Ivanov, V. A. and Jaminov, A. F. (1993) "Pogrebal'nyj obrjad zolotoordynskogo vremeni v Juzhnom Priural'e (sravnitel'no-tipologicheskaja harakteristika)" [=The burial rite of the Golden Horde time in the Southern Urals (comparative-typological characteristics)], in: Kochevniki uralo-kazahstanskih stepej. Ekaterinburg : Nauka. S. 154-161 (in Russ.).

16. Ivanov, V. A. and Jaminov, A. F. (1999) Istorija Zolotoj Ordy [=History of The Golden Horde]. Ster-litamak : SGPI. 112 s. (in Russ.).

17. Ivanov, V. A. (2011) Obstojatel'stva vhozhdenija bashkir v sostav Zolotoj Ordy [=The circumstances of the occurrence of the Bashkirs in the Golden Horde], in: Zolotoor-dynskoe nasledie. Kazan' : In-t istorii im. Sh. Mardzhani AN RT. Vyp. 2. S. 139-146 (in Russ.).

18. Istorija Bashkortostana s drevnejshih vremen do 60-h godov XIX v. (1996) [=The history of Bashkortostan from ancient times to the 60-ies of the XIX century]. Ufa : Kitap. 520 s. (in Russ.).

19. KnigaMarko Polo (1955) [=The Book of Marco Polo]. M. : Gos. izd-vo geogr. lit. 376 s. (in Russ.).

20. Kostjukov, V. P. Ulus Shibana Zolotoj Ordy v XIII-XIV vv. (2010) [=Ulus Chibana of the Golden Horde in the XIII-XIV centuries]. Kazan' : Fjen. 200 s. (in Russ.).

21. Kuzeev, R. G., Bikbulatov, N. V. and Shitova, S. N. (1962) "Zaural'skie bashkiry (jetnograficheskij ocherk byta i kul'tury konca XIX - nachala HH v.)" [=Bashkir Trans-Ural (ethnographic sketch of the life and culture of the late XIX - early XX centuries)], in: Arheologija i jetno-grafija Bashkirii. Ufa : IIJaL BF AN SSSR. T. I. S. 171-267 (in Russ.).

22. Kuzeev, R. G. (1974) Proishozhdenie bashkirskogo naroda : jetnicheskij sostav, istorija rasselenija [=The origin of the Bashkir people: ethnicity, history of settlement]. M. : Nauka. 571 s. (in Russ.).

23. Mazhitov, N. A. and Sultanova, A. N. (1994) Istorija Bashkortostana s drevnejshih vremen do XVI veka [=The history of Bashkortostan from the earliest times to the sixteenth century]. Ufa : Kitap. 360 s. (in Russ).

24. Mazhitov, N. A. and Sultanova, A. N. (2009) Istorija Bashkortostana. Drevnost'. Srednevekov'e [=The History of Bashkortostan. The antiquity. The middle ages]. Ufa : Kitap. 496 s. (in Russ.).

25. Mingulov, N. N. (1981) "K nekotorym voprosam izuchenija istorii Ak-Ordy" [=Some of the issues of studying the history of the Ak-Orda], in: Kazahstan v jepohu feodalizma : (Problemy jetnopoliticheskoj istorii). Alma-Ata : Nauka. S. 79-95 (in Russ.).

26. Pochekaev, R. Ju. (2006) Batyj : han, kotoryj ne byl hanom [=Batyj: Khan, which was not Khan]. M. ; SPb. : Evrazija. 350 s. (in Russ.).

27. Rodoslovnoe drevo tjurkov. Sochinenie Abul'-Gazi, Hivinskogo hana (1906) [=The genealogical tree of the Turks. Essay Abul-Ghazi, the Khan of Khiva]. Kazan'. 336 s. (in Russ.).

28. Safargaliev, M. G. (1960) RaspadZolotoj Ordy [=The Collapse ofthe Golden Horde]. Saransk : Mord. knizh. izd-vo. 276 s. (in Russ.).

29. Seleznev, Ju. V. (2009) Jelita Zolotoj Ordy [=The Elite of the Golden Horde]. Kazan' : Fjen. 232 s. (in Russ.).

30. Tizengauzen, V. G. (1941) Sbornik materialov, otnosjashhihsja k istorii Zolotoj Ordy [=Collection of materials relating to the history of the Golden Horde]. M. ; L. : AN SSSR. T. II. 308 s. (in Russ.).

31. Trepavlov, V. V. (1993) Gosudarstvennyj strojMongol'skoj imperii XIII v. : problema is-toricheskoj preemstvennosti [=The state system of the Mongol Empire in the thirteenth century: the problem of historical continuity]. M. : Nauka. 168 s. (in Russ.).

32. Fedorov-Davydov, G. A. (1966) Kochevniki Vostochnoj Evropypod vlast'ju zolotoordynskih hanov: arheologicheskie pamjatniki [=The nomads of Eastern Europe under the rule of the Golden Horde khans: archaeological sites]. M. : MGU. 275 s. (in Russ.).

33. Fedorov-Davydov, G. A. (1973) Obshhestvennyj stroj Zolotoj Ordy [=The social system of the Golden Horde]. M. : MGU. 180 s. (in Russ.).