Научная статья на тему 'Нравственный потенциал зооморфной метафоры в латинских крылатых выражениях, пословицах и поговорках'

Нравственный потенциал зооморфной метафоры в латинских крылатых выражениях, пословицах и поговорках Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
316
93
Поделиться
Ключевые слова
КОГНИТИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА / МЕТАФОРИЧЕСКАЯ НОМИНАЦИЯ / ЗООМОРФНАЯ МЕТАФОРА / ЛА-ТИНСКИЕ ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Лазарева Маргарита Николаевна

Исследуется зооморфная метафора, используемая в латинских поговорочных и пословичных выра-жениях как способ познания, структурирования и объяснения внешнего мира, основанный на чув-ственно-эмоциональном подходе к окружающим явлениям.

MORAL POTENTIAL OF ZOOMORPHIC METAPHORS IN LATIN APHORISMS, PROVERBS AND SAYINGS

We examine zoomorphic metaphors used in the Latin proverbs and sayings as a way of understanding, structuring and explanation of the external world based on sensory-emotional approach to surrounding phenomena.

Текст научной работы на тему «Нравственный потенциал зооморфной метафоры в латинских крылатых выражениях, пословицах и поговорках»

Филология

Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2012, № 1 (2), с. 135-138

УДК 811.124:81 ’373

НРАВСТВЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ЗООМОРФНОЙ МЕТАФОРЫ В ЛАТИНСКИХ КРЫЛАТЫХ ВЫРАЖЕНИЯХ, ПОСЛОВИЦАХ И ПОГОВОРКАХ

© 2012 г. М.Н. Лазарева

Пермская государственная фармацевтическая академия

ml1948@perm.ru

Поступила в редакцию 09.12.2011

Исследуется зооморфная метафора, используемая в латинских поговорочных и пословичных выражениях как способ познания, структурирования и объяснения внешнего мира, основанный на чувственно-эмоциональном подходе к окружающим явлениям.

Ключевые слова: когнитивная лингвистика, метафорическая номинация, зооморфная метафора, латинские пословицы и поговорки.

Формирование личности студентов медицинского вуза должно идти не только через изучение профессионального языка, но и через овладение латинским языком, тысячелетиями накапливающим сокровища человеческой мысли и опыта. Ни в одной из форм языкового творчества народа не проявляется так ум и мудрость народа, национальная история, быт, мировоззрение, как в пословицах и поговорках. Изучение языка как системы отображения внешнего мира, а слова как результата человеческой деятельности позволяет увидеть в нем, как в зеркале, ценности носителей языка, их видение мира, основанное на чувственно-эмоциональном подходе к окружающим явлениям.

Одним из важнейших направлений современной когнитивной лингвистики стало исследование метафоры, которая рассматривается как основная ментальная операция, как способ познания, структурирования и объяснения мира, как важнейший источник сведений об организации человеческого мышления. Метафора -это проявление аналоговых возможностей человеческого мышления, это особого рода схемы, по которым человек думает и действует. Человек не только выражает свои мысли при помощи метафор, но мыслит метафорами, создает тот мир, в котором он живет. При этом метафора объединяет две понятийные сферы, к которым относятся прямое и метафорическое значения слова. Категория метафоричности отражает одно из существенных свойств познания явлений действительности по признаку нахождения ассоциативных связей между ними и их отражения в познавательной деятельности человека. Главным признаком метафоры является способность иметь переносное значение. Оно возникает в результате перегруппировки признаков

в значении слова таким образом, что доминирующими становятся некоторые второстепенные признаки при ассоциативном сходстве сравниваемых предметов. Чаще всего этот признак реализуется в пословицах и поговорках и является выражением национального менталитета.

Метафорические наименования в пословицах и поговорках часто относятся к характеристике человека: Quid rides? Mutato nomine, de te fabula narratur ‘Чему смеешься? В басне говорится о тебе, изменено только имя’ (Гораций). Принцип наименования человека именами других объектов является антропоцентрическим. Человек представляется в центре мира, и для его характеристики может привлекаться любой признак любого объекта. Метафорические наименования, характеризующие человека, охватывают все стороны человеческой личности: внешний облик, психические свойства, особенности поведения, свойства личности. Исследователи метафоры считают, что особенностью метафорических наименований является их эмоциональность, оценочность и образность, понимаемая как способность слова выразить определённое содержание посредством образа, который характеризует обозначаемое лицо и выражает его эмоциональную оценку.

Предметом данной статьи явилось исследование зооморфной метафоры, используемой в поговорочных и пословичных выражениях, библейских крылатых выражениях и изречениях латинских и раннехристианских писателей на латинском языке, которые приводятся в словарях латинских крылатых слов и выражений [1; 2; 3; 4; 5; 6].

Метафорическая номинация отвечает способности человека улавливать и создавать сход-

ство между очень разными классами объектов. В основе метафоризации лежит либо один конкретный признак, который можно выделить и обозначить, либо целый набор признаков, иногда достаточно разнохарактерный, например: Осёл - глупый, упрямый, Бык - сильный, выносливый, Волк - умный, коварный, агрессивный, Мышь - суетливая, Овца - слабая, бесхарактерная, безвольная, жалкая и т.д. Вместе с тем, при метафоризации происходит как бы двоякая, поэтапная квалификация: прежде чем назвать хитрого человека лисой, трусливого -зайцем, неуклюжего - медведем и т.п., нужно связать эти качества с животными, т.е. квалифицировать каждое животное соответствующим образом. В ходе работы был выявлен круг животных, образы которых в силу своей специфики стали нарицательными.

Осёл - символ глупости, невежества, упрямства. Глупость осла зафиксирована в многочисленных литературных сюжетах, баснях, пословицах и поговорках. Ср.: Asinus asinorum ‘Осёл из ослов’, перен. Дурак из дураков; Asinus in tegulis ‘Осёл на крыше’; т.е. что-то из ряда вон выходящее, невероятное; Asinus ad lyram ‘Осел у лиры ’, перен. Человек, не умеющий обращаться с доставшейся ему ценной вещью (о тупом, бездарном человеке, занимающем не свое место); Asinus gloriosus ‘Хвастливый осёл ’; Asinus asinum fricat ‘Осёл об осла трётся’, перен. Дурак дурака хвалит; De asini umbra disceptare ‘Спорить о тени осла’, перен. Спорить о пустяках, спорить о выеденном яйце; Auriculas asini quis non habet ‘У кого не бывает ослиных ушей’, перен. И на старуху бывает проруха.

Во многих выражениях заметно стремление всячески принизить осла, дискредитировать его, представить в смешном виде: Pons asinorum (или asini) ‘Мост для ослов’ (‘Ослиный мост ’), перен. Камень преткновения; Asinus Buridani inter duo prata ‘Буриданов осёл между двумя лужайками’, перен. Человек, который не в состоянии сделать выбор в случае равных возможностей; Cebus, onus et virga asino ‘Ослу нужны пища, груз и кнут ’; Asini exiguo pabulo vivunt ‘Ослы довольствуются скудным кормом ’; Asinus stramen mavult quam aurum ‘Осёл предпочитает подстилку золоту’, перен. Каждый исходит из себя, все толкует на свой лад; Asinus manebis in saecula saeculorum ‘Ты останешься ослом на веки веков’; перен. У каждого человека своё представление о богатстве; Asino lira superflue canit ‘Для осла звуки лиры излишни’; Surdo asino fabulam narrare ‘Рассказывать басню глухому ослу’; Asinos non curo ‘На (речи) ослов не обращая внимания’. С

эмоцией презрения и отрицательной оценкой говорят о человеке, ошибки и недостатки которого трудно скрыть, как уши осла: Ex auribus asinum (Ex auribus cognoscitur asinus) ‘По

ушам (узнают) осла’, перен. Глупца видно по поведению.

Бык (Вол) — это один из противоречивейших символических образов: с одной стороны, его считали символом плодородия, воплощением могущества сил природы и отражением единства ее трех главных стихий - подземной, небесной и водной. Одновременно с этим, опираясь на наблюдения за реальными животными, быка считали символом трудолюбия, властности, воплощением упорства и упрямства, настойчивости и терпения, ярости и силы.

Образ быка, каким он исторически сложился в латинских пословицах и поговорках в силу многообразной трактовки символического значения этого животного, вызывает противоположные эмоции - от одобрительных до нейтральных и даже отрицательных. Нередко так говорят о сильном, трудолюбивом, выносливом человеке. Ср.: Quid bove firmius? ‘Кто выносливее быка?’; Bos armentum sequitur ‘Бык следует за стадом’; A bovi majore discit arare minor ‘У старшего вола учится пахать младший’, перен. Потомки учатся у предков, старшее поколение передаёт младшему навыки, знания, жизненный опыт; Bos currum trahit, non bovem currus ‘Вол тянет телегу, а не телега вола’; Arare bove et asino ‘Пахать волом и ослом’, перен. Делать несовместимые вещи; Dum fortuna favet, parit et taurus vitulum ‘Когда судьба благоприятствует, даже бык несет телёнка’; Placide bos incedit ‘Спокойно бык совершает свой путь’; Bos in stabulo senex ‘Старый бык в хлеву’; Bos alienus subinde foras prospectat ‘В чужом месте бык тотчас за дверь смотрит ’; Optat ephippia bos piger, optat arare caballus ‘Ленивый вол хочет ходить под седлом, а конь - пахать’, перен. Никто не доволен своей судьбой.

В античной поговорке, напоминающей собеседнику об утерянной нити повествования, эмоциональная окраска отсутствует: Quid hoc ad Iphicli boves? ‘Какое отношение это имеет к быкам Ификла?’. Вместе с тем, встречаются поговорки, в которых образ быка имеет отрицательные коннотации: In lingua mihi bos ‘Бык у меня на языке’ ('Бык подвешен к языку’), т.е. я не могу ничего сказать, перен. Продажный свидетель; Senex bos non lugetur, Vetulus bos lugetur a nemine ‘Старого быка не оплакивают ’, перен. Выжми лимон, да и брось вон; Cyprii bovis merenda ‘Ужин для кипрского бы-

ка’, перен. ирон. Ужин, который не надо готовить, так как быки Кипра славились тем, что ели свой навоз!; Bovi clitillae imponere ‘Надеть быку седло’, перен. Пятое колесо телеги; Bos adversus se ipsum pulverem movet ‘Бык бросает пыль на себя (против ветра) ’; Ubi non sunt boves, praesepe vacuum est ‘Где нет быков, хлев чист’, Bubulum obtueri ‘Глядеть быком’ т.е. угрюмо, мрачно, исподлобья; Bovem cornu trahere ‘Быка за рога тянуть’, перен. Насильно заставлять что-нибудь делать. В известной латинской поговорке Quod licet Jovi, non licet bovi ‘Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку’, где речь идёт о нескромной или безосновательной претензии, также ярко выражены эмоции неодобрения.

Овца. Образ этого животного несёт эмоциональную окраску пренебрежения, так говорят о человеке безвольном, слабом, покорном, зависимом от воли других. Ср.: Laesa etiam repugnant ovis ‘Даже овца, если у нее лопнет терпение, оказывает сопротивление’; Non est de pastu ovium quaestio, sed de lana! ‘Речь идёт не о кормлении овец, а об их шерсти! ’, ‘Не спрашивают о пастбище овец, а о шерсти их’, перен. Нетрудно выдумать налог, труднее дать возможность внести его (Немудрено: подай! а мудреней того: где взять?); Grex totus in agris unius scabie cadit ‘Все стадо погибает в поле от парши одной овцы ’, перен. Одна паршивая овца все стадо портит; Boni pastoris est tondere pecus, non deglubere ‘Хороший пастух стрижёт овец, а не обдирает их’ (’Доброго пастыря дело овец стричь, а кожи не снимать’, ‘Шерсть стриги, да не сдирай шкуры ’); Ab haedis segregare oves ‘Отделять овец от козлищ, отделять овнов от козлищ’, перен. Отделять зерна от плевел, отличать черное от белого.

Мышь. Образ человека, о котором говорят с эмоцией пренебрежения и отрицательной оценки, ассоциируется с этим суетливым, действующим исподтишка подозрительным животным: Quasi mures semper edimus alienum cibum ‘Подобно мышам, мы едим всегда пищу других’; Ridiculus mus ‘Смешная мышь’; Mus in pice ‘Мышь в смоле’ (‘Мышь в горохе’), перен. Положение, из которого трудно выйти; Parturiunt montes, nascetur ridiculus mus ‘Рожают горы, а родится смешная мышь’, перен. О смехотворных результатах больших усилий или обещаний; Mus non uni fidit antro ‘Мышь не доверяет одной норке’.

Волк. Образ этого животного несёт эмоциональную окраску неодобрительности и отрицательной оценки, так говорят о бескомпромисс-

ном, враждебно настроенном, не заслуживающем доверия человеке. Ср.: Lupus pilum mutat, non mentem ‘Волк меняет шкуру, а не душу’, ср. русс.: Как волка ни корми, а он всё в лес смотрит; Ovem lupo committere ‘Овцу волку доверить’, ср. русс.: Пустить козла в огород (Доверить козлу капусту); Lupos apud oves custodes relinquere. ‘Разрешить волкам охранять овец', ср. русс.: Как волка в хлев пустить! Не верь козлу в капусте, а волку в овчарне; Lupus non curat numerum ovium (Non curat numerum lupus) ‘Волка не заботит число овец’; Lupo agnum eripere ‘Вырвать у волка ягненка’; Homo homihi lupus est ‘Человек человеку - волк’; Consonus esto lupis, cum quibus esse cupis ‘Будь в согласии с волками, с которыми хочешь жить’; Video lupum ‘Вижу волка’, ср. русс.: Легок на помине; Dente lupus, cornu taurus petit ‘Волк угрожает зубами, а бык - рогами’; Auribus teneo lupum ‘Держу волка за уши’, перен. Нахожусь в безвыходном положении, надо что-то делать; Lupus oves etiam numeratas devorat (Lupus non veretur etiam numeratas oves devorare) ‘Волк пожирает даже считанных овец’ ('Волк не боится съесть даже считанных овец’); Hac lupi, hac cani ‘Здесь волки, там собаки’, перен. Быть в затруднительном положении, между двух огней.

Лев. Образ этого животного несёт, как правило, эмоцию восхищения и положительной оценки. Так говорят о сильном и смелом человеке, который привык одерживать верх, побеждать. Ср.: Quia nominor leo ‘Ибо я лев ’: Лев после совместной охоты стал делить добычу: одну долю он взял себе как царь зверей, вторую - как участник охоты, а третью - потому что он лев (из басни Федра), Leonina societas ‘Львиное содружество’, перен. Договор, по которому один участник получает только выгоду, а другой, наоборот, несет все убытки (из басни Эзопа). Unum, sed leonem ‘Одного, но льва’, т.е. мало по количеству, но качественно; Christianos ad leonem ‘Христиан ко льву’, перен. На растерзание, на расправу; Ex ungue leonem, ex auribus asinum ‘По когтям (узнают) льва, по ушам - осла’, перен. По части можно судить о целом или по руке узнают мастера, ср. русс. Птица видна по полёту, «Он по когтям узнал меня в минуту, я по ушам узнал его как раз» (А.С. Пушкин), Domi leones, foris vul-pes 'Дома - львы, а в людях (вне дома) - лисицы ’, In pace leones, in proelio cervi ‘Во время мира - львы, в сражении - олени’ ср. русс. Перед сильными мы зайцы, перед слабыми - слоны, перен. Речь идет о трусах с сильными и о нахалах со слабыми; Leones non sunt

papulionibus molesti ‘Львы бабочкам не опасны (не в тягость) ’, перен. Великий человек пренебрегает мелочами; Hic sunt leones 'Здесь (обитают) львы ’, перен. Здесь кроется нечто неизведанное, запретное, опасное.

Орёл. Образ сильного, гордого и умного человека ассоциируется с этой сильной птицей и вызывает эмоции восхищения. Ср.: Aquila non captat muscas ‘Орел не ловит мух ’, ср. русс. Лев мышей не давит. Не гоняется слон за мышью, перен. Человек умный, крупного масштаба не занимается пустяками; Neque imbellem feroces progenerant aquilae columbas (Columba non generat aquilam) ‘Никогда дикие орлы не рождают мирных голубей; (Голубь орла не родит);

Cum aquila esse queas, inter gracilos primas ne opta ‘Если хочешь быть орлом, не стремись быть первым среди галок’, перен. Недостойно умного человека заниматься пустяками; Большому кораблю - большое плавание; Aquilam volare doces ‘Ты учишь орла летать’, ср. русс. Не учи рыбу плавать. Не учи безногого хромать, перен. Заниматься напрасным трудом.

Приведённые примеры показывают, что для зооморфных метафор характерна достаточная структурированность понятийной сферы, принадлежность к ближайшему кругу интересов человека, «близость» и «понятность» человеку, что обеспечивает высокую частотность соответствующих образов в крылатых выражениях. Обычно зооморфные «наименования-характеристики направлены на дискредитацию, резкое снижение предмета и обладают яркой пейоративной окраской» [7, с. 91]. Однако некоторые из рассмотренных выше метафор обладают весьма спокойной эмоциональной окраской (например, образ быка), а образы льва и орла имеют ярко выраженные положительные характеристики.

Они переносят имеющееся эмоциональное отношение к понятию-источнику на понятие, которое концептуализируется метафорическим значением слова, что создает условия для высокой продуктивности данной модели и в русском языке.

Использование элементов когнитивного подхода при изучении крылатых выражений в курсе латинского языка имеет большое гуманитарное значение, расширяет общекультурный кругозор студентов, повышает эрудицию, способствует более полному восприятию окружающего мира.

Список литературы

1. Латинско-русский словарь крылатых выражений. М.: Юнвес, 2001. 432 с.

2. Словарь латинских крылатых слов: 2500 единиц / Под ред. Я.М. Боровского. - 7-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 2003. 784 с.

3. Сомов В.П. Словарь латинских крылатых выражений. 2-е изд., испр. и доп. М.: Юристъ, 1997. 344 с.

4. Крылатая латынь: фразы, афоризмы, изречения и выражения. [Электронный ресурс]. - Режим доступа:: http://www.yaskazal.ru/latin_autor.php (дата обращения: 10.03.2011 г.)

5. На латыни, про латынь. Латинские пословицы, изречения и крылатые выражения [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.latinpro.info (дата обращения: 10.03.2011 г.)

6. Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний. Т. 1, 2. Ходячие и меткие слова. Сборник русских и иностранных цитат, пословиц, поговорок, пословичных выражений и отдельных слов. СПб., типогр. Ак. наук. М.И. Михельсон. 1896—1912. [Электронный ресурс]. - Режим доступа:: http://dic.academic.ru/dic.nsf/michelson_old/15504/ (дата обращения: 10.03.2011 г.)

7. Скляревская Г.Н. Метафора в системе языка. СПб.: Наука, 1993. 152 с.

MORAL POTENTIAL OF ZOOMORPHIC METAPHORS IN LATIN APHORISMS,

PROVERBS AND SAYINGS

M.N. Lazareva

We examine zoomorphic metaphors used in the Latin proverbs and sayings as a way of understanding, structuring explanation of the external world based on sensory-emotional approach to surrounding phenomena.

Keywords: cognitive linguistics, metaphoric nomination, zoomorphic metaphor, Latin proverbs and sayings.