Научная статья на тему 'Нравственное воспитание как сопряжение нравственных установок в системе взаимодействий педагогов и учащихся'

Нравственное воспитание как сопряжение нравственных установок в системе взаимодействий педагогов и учащихся Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
871
42
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПЕДАГОГ / УЧАЩИЙСЯ / ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ / НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ / НРАВСТВЕННЫЕ УСТАНОВКИ / ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСТАНОВКИ / ЛИЧНОСТНОЕ КАЧЕСТВО / ЛИЧНОСТЬ УЧИТЕЛЯ / ТРЕБОВАНИЕ К УЧИТЕЛЮ / ЛЮБОВЬ К ДЕТЯМ / ДОБРО / ПРИМЕР / ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ПРИЗВАНИЕ / ДОЛГ / ЛЮБОВЬ / УЧЕБНИК / TEACHER / STUDENT / INTERACTION / MORAL EDUCATION / MORAL SETTINGS / PEDAGOGICAL SETTINGS / PERSONAL QUALITY / TEACHER''S PERSONALITY / THE DEMANDS FOR THE TEACHER / LOVE TO CHILDREN / KINDNESS / EXAMPLE / PROFESSIONAL RECOGNITION / DUTY / LOVE / TUTORIAL

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Бобрышов Сергей Викторович

Статья посвящена вопросам нравственного воспитания учащихся во взаимосвязи с проявлениями личностных качеств педагога. На основе анализа официальных отечественных учебных пособий по педагогике, использовавшихся в практике подготовки учителей в России в XIX, XX и XXI вв., представлены наиболее востребованные, с точки зрения авторов пособий, личностные качества педагогов, выступающие в виде ключевых требований и нравственных установок, обеспечивающих успешность нравственного воспитания учащихся и в целом профессиональную педагогическую деятельность. Продемонстрирована их социокультурная обусловленность в зависимости от этапов развития общества и государства. Показана экспликация личностного качества «любить детей» на примерах, отражающих различные стороны и задачи педагогического взаимодействия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам об образовании , автор научной работы — Бобрышов Сергей Викторович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article is devoted to moral education of pupils in connection with the manifestation of personal qualities of the teacher. Based on the analysis of official domestic textbooks on pedagogy used in the practice of teacher training in Russia in the XIX, XX and XXI centuries, presented the most popular, from the point of view of authors of textbooks, personal qualities of the teachers, acting in the form of key requirements and moral settings that ensure the success of moral education of students and general professional teaching activities. Demonstrated their sociocultural causality, depending on the stages of development of society and the state. Shows the explication of personal quality “to love children” in the examples reflect the different aspects and tasks of pedagogical interaction.

Текст научной работы на тему «Нравственное воспитание как сопряжение нравственных установок в системе взаимодействий педагогов и учащихся»

РАЗДЕЛ 2. НРАВСТВЕННЫЙ АСПЕКТ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

УДК 37.02

Бобрышов Сергей Викторович

доктор педагогических наук, профессор заведующий кафедрой воспитания, социализации и развития личности

ГБОУ ВО «Ставропольский государственный педагогический институт»,

Ставрополь, Россия 355029, Ставрополь, Ленина, 417А, e-mail: svbobrishov@yandex.ru

НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ КАК СОПРЯЖЕНИЕ НРАВСТВЕННЫХ УСТАНОВОК В СИСТЕМЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ

ПЕДАГОГОВ И УЧАЩИХСЯ

Sergey V. Bobryshov

Doctor of Pedagogy, Professor Head of Department of Education, Socialization and Personal Development

SEI IN «Stavropol State Pedagogical Institute» 417A, Lenina, 355029, Stavropol, Russia, e-mail: svbobrishov@yandex.ru

MORAL EDUCATION AS THE PAIRING OF THE MORAL SETTINGS IN THE SYSTEM OF INTERACTION OF TEACHERS AND PUPILS

Аннотация. Статья посвящена вопросам нравственного воспитания учащихся во взаимосвязи с проявлениями личностных качеств педагога. На основе анализа официальных отечественных учебных пособий по педагогике, использовавшихся в практике подготовки учителей в России в XIX, XX и XXI вв., представлены наиболее востребованные, с точки зрения авторов пособий, личностные качества педагогов, выступающие в виде ключевых требований и нравственных установок, обеспечивающих успешность нравственного воспитания учащихся и в целом профессиональную педагогическую деятельность. Продемонстрирована их социокультурная обусловленность в зависимости от этапов развития общества и государства. Показана экспликация личностного качества «любить детей» на примерах, отражающих различные стороны и задачи педагогического взаимодействия.

Ключевые слова: педагог, учащийся, взаимодействие, нравственное воспитание, нравственные установки, педагогические установки, личностное

© Бобрышов С.В., 2017

качество, личность учителя, требование к учителю, любовь к детям, добро, пример, профессиональное призвание, долг, любовь, учебник.

Abstract. The article is devoted to moral education of pupils in connection with the manifestation of personal qualities of the teacher. Based on the analysis of official domestic textbooks on pedagogy used in the practice of teacher training in Russia in the XIX, XX and XXI centuries, presented the most popular, from the point of view of authors of textbooks, personal qualities of the teachers, acting in the form of key requirements and moral settings that ensure the success of moral education of students and general professional teaching activities. Demonstrated their sociocultural causality, depending on the stages of development of society and the state. Shows the explication of personal quality "to love children" in the examples reflect the different aspects and tasks of pedagogical interaction.

Key words: teacher, student, interaction, moral education, moral settings, pedagogical settings, personal quality, teacher's personality, the demands for the teacher, love to children, kindness, example, professional recognition, duty, love, tutorial.

Вопросы нравственного воспитания учащихся во взаимосвязи с вопросами профессионализма педагога, в частности, его нравственного облика, обеспечивающего реализацию разноаспектных задач обучения и воспитания, достижения со своими воспитанниками принятых в обществе канонов нравственного развития, по праву занимали и занимают одно из центральных мест в отечественных педагогических книгах, имевших в XIX, XX и XXI вв. статус официальных учебных пособий (руководств) по педагогике и предназначавшихся для студентов и слушателей, изучавших педагогику как учебную дисциплину. И именно главы и параграфы, посвященные нравственному воспитанию и требованиям к учителю, более всего могут выступить в роли лакмусовой бумажки, позволяющей «зондировать» «социальный нерв» педагогической мысли. Исходя из того, что развитие социальной мысли, педагогической в том числе, находится в прямой взаимосвязи с различными по своей природе и содержанию процессами развития общества и государства, можно, открывая соответствующую главу и даже не глядя на год издания учебника, практически безошибочно определить, с опорой на какие доминирующие политико-культурологические и идеологические реалии идет раскрытие вопросов нравственного воспитания, а также к какой четверти какого века принадлежат излагаемые подходы.

При этом среди всех раскрываемых вопросов технологического (средства, формы, методы, приемы работы) и содержательного обеспечения нравственного воспитания в качестве наиболее ярко отличительного все же выделяются вопросы широты наполнения, глубины дифференциации и содержательной проработки нравственных установок педагогов в системе их взаимодействий с учащимися.

В настоящей статье именно данному моменту и будет уделено основное внимание, так как представляется, что в нравственном воспитании одним из самых непростых вопросов является понимание того, в какой точке соприкосновения учителя и учеников срабатывает «свеча зажигания» и запускаются механизмы нравственного развития последних. Каковы должны быть качество, стилистика, сила и продолжительность этого соприкосновения. Вполне объективно следует признать, что такой точкой и отправным моментом начала восхождения к нравственным вершинам является осознание и дешифровка учащимися нравственного качества, нравственного «веса» личности учителя - того, кто рядом с ними, кто учит их нравственности; осознание, насколько это нравственное качество отвечает истинным представлениям о добре и зле, радости и горе, справедливости и несправедливости, благородстве и подлости, честности и лжи, должном и желаемом и т.д. Осознание и укрепление учащихся в мысли, что именно их учитель, рассказывающий о нравственных сентенциях и призывающий жить и поступать соответствующе, является их воплощением, носителем, что он -образец, на который стоит ориентироваться. Ведь еще К.Д. Ушинский подчеркивал, что «нет сомнения, что многое зависит от общего распорядка в заведении, но главнейшее всегда будет зависеть от личности непосредственного воспитателя, стоящего лицом к лицу с воспитанником: влияние личности воспитателя на молодую душу составляет ту воспитательную силу, которой нельзя заменить ни учебниками, ни моральными сентенциями, ни системой наказаний и поощрений» [26, с. 169].

То есть речь пойдет не о хрестоматийных рекомендациях педагогам по отбору содержания и выбору техник нравственного (а по большому счету не только нравственного) воспитания (на какие нравственные темы и с помощью каких форм, методов и приемов проводить с учащимися те или иные мероприятия - беседы, экскурсии, походы, экспедиции, встречи, упражнения в получении опыта и др.) и какие педагогу для этого требуются знания, умения и способности, а об их личностных проявлениях в процессе взаимодействия с учениками в рамках педагогической деятельности, о том, как сам педагог воплощает в себе нравственность на практике и готов ее демонстрировать. Подчеркнем, не по отношению к кому-то и где-то там в обществе, а по отношению к ученикам, в повседневной работе.

Каковы они, должные (говоря о должном, имеем в виду гуманистически ориентированные) нравственные установки педагога в сфере нравственного воспитания своих учеников. Вопрос этот поставлен с момента, как в системе общественного обустройства выделилась специализированная деятельность по воспитанию и по обучению подрастающего поколения. Вопрос на первый взгляд несложный. Вот вроде бы краеугольная для педагогики нравственная установка - «любить детей». Ну, к примеру, что тут непонятного - надо уважать их, не допускать оскорблений и т.д. Все это хрестоматийно. Но если вдуматься, что значит любить детей? Не вообще, а на уроке? И многим

ответить будет непросто. А потому, может, мало сказать - надо любить детей? Может, надо пояснить, раскрыть эту нравственную сентенцию и, что называется, на пальцах показать, как это - любить детей. Насколько это имеет место в учебных книгах по педагогике, т.е. книгах, призванных всесторонне обосновывать необходимость формирования базовых педагогических установок будущих учителей? Анализ отечественных учебных пособий, обращенных к будущим учителям, показал, что степень раскрытия данного вопроса варьируется от просто упоминания тезиса «надо любить детей» в ряду других профессиональных качеств педагога - в пособиях XX в. и в современных учебниках (да и то, не во всех), до детального его рассмотрения в ряду нравственных установок учителя - в учебных пособиях XIX в.

Уточним еще раз нашу позицию: главное в представлении нравственных установок учителя - это обращение в первую очередь не к знаниям и умениям относительно того, как вести работу по нравственному воспитанию учащихся, а к его личности, а значит - к его чувствам, помыслам, пристрастиям, определяющим сердцевину качества личности учителя как человека и профессионала. Именно здесь ключ к фундаменту нравственности. И в понимании этого важен язык, которым излагаются эти установки. Он должен опираться на чувственную сторону мысли, входить в разум будущего педагога через сердце, через душу. По большому счету это мысли о сокровенном, о педагогическом таинстве. Чтение учебника педагогики не должно являться утилитарным ознакомлением с тактико-техническими характеристиками образовательного процесса, оно должно выступать своеобразным педагогическим причащением, в процессе которого открываются великие истины профессии. Нюансы понимания этих процессов позволяют определить истоки, факторы, направления, траектории эволюции как отдельных, порой стихийно возникающих и разрозненных по природе «высоких», педагогических идей, так и целостных концепций нравственного воспитания.

Как выразился Ш. Амонашвили, «идея гуманного подхода к ребенку прошла через сердца всех классиков педагогики... Однако идея терпела поражение, а практика все более приобретала рафинированную форму авторитаризма и давления. В чем же дело? В бесплотности самой идеи, ее абсурдности, неосуществимости?» [1, с. 57]. Ниже сосредоточим внимание на раскрытии содержания данной идеи и ее экспликации в нравственные установки-принципы, освещаемые в учебных пособиях по педагогике дореволюционного, советского и постсоветского периодов. Учитывая их достаточно большой перечень, для примера возьмем лишь некоторые.

Вопросы личностного развития и профессионализма педагога, способного успешно осуществлять нравственное воспитание и в целом вести педагогическую деятельность, занимали особо заметное место в рекомендованных для подготовки учителей отечественных учебных педагогических книгах XIX и начала XX в. Их авторами являлись видные российские педагоги и общественные деятели (А.И. Анастасиев,

С.А. Бобровский, В.П. Вахтеров, С.И. Гессен, М.И. Демков, П.В. Евстафиев, К.В. Ельницкий, В.И. Лядов, П.Ф. Каптерев, А.П. Мальцев, С.И. Миропольский, А.Г. Ободовский, Д.П. Оболенский, М.А. Олесницкий, П.Е. Рощин, М.М. Рубинштейн, И.В. Скворцов, П.З. Тимошенко, М.Б. Чистяков, П.Д. Юркевич и др.), имевшие многолетнюю практику преподавания педагогики в различных учебных заведениях и стремившиеся дать слушателям доступную, практичную книгу, излагающую основы организации учебной и воспитательной работы. Разделы и параграфы, в которых эти вопросы рассматривались, полны неподдельным интересом и выстраданным личностным отношением авторов ко многим вопросам профессиональной деятельности учителей той поры, а потому материалы полны эмоций, красок, метафорических выражений и определений.

Уже в первом российском специальном учебном пособии «Руководство к педагогике, или науке воспитания, составленное по Нимейеру» А.Г. Ободовского (1835) в разделе «Сознание важности педагогического звания» указывается: «Кто не чувствует важности сего звания; кто не решается подчинить одному стремлению к цели воспитания все свои будущие виды, желания и склонности; кто обольщается только выгодами, какие надеется получить, приняв на себя звание воспитателя - тот никогда не принесет истинной пользы. Кто не сознает в себе стремления ко всему истинному, доброму и возвышенному; кто не имеет истинного образования ума и характера; кто не принимает живейшего участия в человечестве, особенно в возрастающем поколении; кто при сем не имеет таких нравов, кои могли бы служить образцом для юношества - тот не должен бы никогда вступать на педагогическое поприще» [12, с. 57]. А.Г. Ободовский подчеркивает, педагог должен выраженно проявлять нравственные качества, которые не сводимы к каким бы то ни было отдельным качествам, знаниям, особенностям поведения: «нравственность ... должна проистекать из глубины человеческой природы... Она не состоит в отдельных помышлениях или поступках, как знание или искусство, она есть душевная жизнь в полной силе и красоте, жизнь, распространяющаяся на все помышления и поступки» [12, с. 96].

Автор отталкивается от аксиомы: «Кто хочет действовать на характер юношества и образовать его, тот должен сперва, по справедливости, образовать свой». Только в том случае, «если воспитателю удастся исполнить душу своего воспитанника любовью и почтением к себе, то труднейшее делается легким, и в достижении сей любви и почтения состоит торжество воспитания». Необходимые качества для этого в профессии воспитания, это, в первую очередь, «любовь к оной, привычка к точности, кротость, всегда одинаковое расположение духа, терпение, мужественная твердость, скромность и сознание своего достоинства» [12, с. 142].

Подобные установки содержатся и в работе П.Д. Юркевича «Чтения о воспитании» (1865), где автор утверждает, что учитель конечно же обучает детей, когда сообщает им сведения, «но еще больше он обучает их духом и

нравственным выражением всей своей личности, а также совершенством тех форм, в каких он передает сведения» [29, с. 158]. Понимая, что своими личностными качествами воспитатель также влияет на личность ребенка, как и при использовании каких-то специальных методов воспитания, он должен в своем собственном сердце иметь человечности настолько, чтобы быть способным постигать все истинное, доброе и прекрасное в окружающих его учениках, людях, событиях и «питать этой совершеннейшей пищей дух воспитанника». Существеннейшая задача воспитания по большому счету в том и состоит, чтобы через соприкосновение личностей «сообщить воспитаннику светлый взгляд на жизнь, сделать его сердце трезвым и мужественным и приготовить его на жизненную борьбу, запечатлевая в нем неизгладимыми чертами веру в добро и в Бога» [29, с. 158]. Успешность воспитания и обучения во многом связывается П.Д. Юркевичем с достижением воспитателем авторитета, чтобы можно было влиять на личность ребенка своим примером и собственным нравственным совершенством. А авторитет определяется в первую очередь любовью, добром и достоинством, которые учитель демонстрирует по отношению к учащимся. Чем более учащийся «убеждается, что ему вообще желают добра, - пишет автор пособия, - тем менее он бывает расположен спрашивать о том, что и зачем полезно изучать ему: он повинуется без всяких расчетов естественным влечением к любознательности.» [29, с. 157].

В пособии П. Тимошенко «Очерки науки о воспитании. Ч. 1. Педагогика» (1866) объем материала по личностным качествам учителя существенно увеличился. Автор, прежде чем знакомить читателя с правилами, которым педагогу необходимо следовать при воспитании, подробно разбирает, какими личными качествами должен обладать воспитатель. Среди таких качеств, как зрелость, разумность, самоотречение, спокойствие и уважение особое место принадлежит способности полюбить детей - самом верном признаке того, что он является воспитателем по призванию. Именно любовь педагога к детям в первую очередь будет служить ему отрадою и помогать в его весьма непростом деле, «потому что присутствие любви в воспитателе дети легко отгадывают, если только она искренняя, и такому воспитателю они охотно подчиняются». Соответственно, и воспитатель в ответ получает возможность без особого труда и усилий понимать ход мыслей и дела детей, он легко приобретает их полное доверие, «а только пользуясь доверием, он может проникнуть в душу ребенка и узнать все его наклонности» [25, с. 100-101].

В то же время, делает указание П. Тимошенко, «при всей своей любви к детям воспитатель должен держать себя осторожно и твердо стоять на известных приемах, сохранять в нужных случаях серьезный строгий характер, чтобы дети чувствовали над собой его нравственный авторитет: добрый и благоразумный наставник всегда сумеет поставить себя так, что дети из любви и уважения к нему не позволят себе нарушать свои обязанности относительно его» [25, с. 101]. И, конечно же, «воспитатель должен иметь чистую

нравственность, чтобы он мог подавать собою воспитанникам добрый пример», ибо всем известна склонность детей к подражанию тому образу действий и поведению, который они видят вокруг себя. Отсюда можно ясно представить, поясняет П. Тимошенко, как много могут сделать добрые личностные качества, добрые и благородные поступки наставника для нравственного воспитания его учеников: «они будут действовать на них сильнее, нежели все возможные правила, взыскания и награды». Соответственно, личностные качества педагога должны быть такими, чтобы он не стыдился за них перед людьми, чтобы он «мог их искренне обнаружить перед детьми, не боясь нанести вред их нравственности». Ключевой момент здесь - «искренне обнаружить». Во-первых, желание педагога скрыть перед детьми свои «дурные свойства» ему не поможет, не приведет ни к чему, а только уронит его достоинство в глазах детей и ослабит его воспитательное влияние на них. «Поэтому воспитатель в этом отношении должен вести себя открыто: пусть лучше дети заметят в наставнике несколько неважных слабостей, нежели откроют в нем притворство; лукавить перед питомцем - значит . рисковать потерею к себе уважения и доверия с его стороны». А во-вторых, ребенок, подражая наставнику, сам может усвоить притворство и лукавство как нормы поведения и «таким образом извратить свою душу на всю жизнь» [25, с. 101-102].

Педагог должен быть образцом нравственного чувства, которое П. Тимошенко в наиболее общем виде определял как стремление человека к добру в обширном смысле этого слова. «Добром же называется все то, что согласно с условиями нравственного бытия. Или, другими словами, добром называется все то, что согласно с нравственным законом» [25, с. 216], который выступает двигателем всех благородных поступков, охватывает все душевные человеческие силы и направляет их к добру. Чувство же добра проявляется как добрые навыки, такие как умеренность, любовь, полнота чувств человеческих, желание добра для самого добра, когда «добро не есть дело одного сердца, но уже нравственной свободы, следствие не склонности, а начал» и совесть, выступающая как внутренняя сила добра. Не менее важным, чем чувство добра, является чувство истины. Любить истину - значит любить добро, значит - быть нравственным [25, с. 216].

Этими же мыслями пронизано и учебное пособие И.Д. Белова «Руководство по педагогике» (1874), предназначавшееся для семинарий сельских учителей: владение практической педагогикой и основательное знание теории воспитания - значит много, но это позволит педагогу добиться больших успехов только «при желании быть полезным детям, при добром сердце, полном любви к людям, а особенно к маленьким людям». Сила любви к детям -это «самое главное средство, можно сказать, единственное средство, которое по отношению к детям творит чудеса» [3, с. 209]. Соответственно, и формула нравственного воспитания, по И.Д. Белову, достаточно проста: любить истину -значит любить добро, быть нравственным. При этом так уже знакомо звучит, что, развивая в ребенке любовь к истине, в том числе через собственные

примеры, педагоги как раз и воспитывают его нравственным человеком [3, с. 145]. Именно в поступках учителя проявляются подлинные чувства, именно ими, а не словами воспитывает он чувства детей: надо доказывать делом, что вы честны, справедливы, исполнены искренней любви к людям, и дети ваши в таком случае вырастут честными, справедливыми, добрыми людьми.

В «Курсе практической педагогики», составленном С.А. Бобровским (1877), учитель также ставится во главу всех школьных процессов, определяется как ведущий фактор образования. Именно от личности учителя, подчеркивает автор, зависит весь успех школьного образования и воспитания, так как «школа отражает на себе все его нравственные достоинства (добродетели) и недостатки». Всей своей жизнью, своим примером личность учителя воздействует на учащихся сильнее всяких наставлений [4, с. 105-106]. И коль успешно воспитывать нравственных личностей могут только те, кто сам истинно нравственен, важно знать перечень нравственных качеств, «которыми должен владеть учитель благоустроенной, воспитывающей школы»: быть бдительным, порядочным во всех своих делах, справедливым и последовательным. Как же это должно проявляться?

Бдительность педагога выражается в ведении постоянного наблюдения как за самим собой, за тем, что и как он делает, как организует и планирует свою деятельность, как реагирует на явления педагогического процесса, так и в надзоре за учениками, чтобы предупредить «всякие уклонения их в дурную сторону» и ошибки («бдительный глаз не только все видит, но и действует возбуждающим образом на учеников»). Порядочность «высказывается главным образом в том, насколько установленные им правила для учеников и вообще школьные порядки содействуют успешному воспитанию их; насколько его собственная деятельность согласуется с организацией школы». Порядочность учителя фиксируется в неуклонном следовании плану действий; в проявлении терпения, спокойствия, хладнокровия, самообладания в процессе преподавания; в участии в играх детей и в гимнастических упражнениях, чтобы придать этим занятиям больший интерес и необходимый порядок. Справедливость означает «не только говорить о справедливости, но и поступать справедливо во всех случаях жизни». В частности, учителю недостаточно просто «желать поступать справедливо, необходимо уметь в данном случае поступить справедливо, уметь обсудить тот или иной поступок со всех сторон, взвесить причины, его вызвавшие, и затем уже судить о нем так или иначе» [4, с. 113]. Нравственная последовательность учителя выражается в терпении, снисходительности, неутомимости, постоянстве и твердости его стремлений к благу учеников. В ее основе формула: подлинная добродетель не преподается; она прививается упражнением. Только постоянно будучи повторенной, она входит в привычку и делается второй натурой. А потому «учитель должен быть верен своему слову, своим правилам; он должен действовать сегодня, как вчера, не забывать сегодня то, что говорил вчера. <.> Обдумавши какое-либо дело, придя к тому или другому решению и выразив его

ученикам в форме закона, учитель должен требовать его неуклонного исполнения. Поэтому он не должен необдуманно заявлять требований, от которых ему самому потом придется отречься» [4, с. 115-116].

Еще одно пособие - «Начальные основания педагогики, методики и дидактики» П.Ф. Евстафиева (1879). Здесь также утверждается, что самое мощное воспитательное средство - это «обхождение» воспитателя с воспитанником. Именно через отношение педагога ребенок получает для себя главную награду или самое суровое наказание: если воспитанник будет любить и уважать своего воспитателя, то «в одном его взгляде, в его ласке или холодности он почувствует и поймет свою награду или наказание» [8, с. 100109]. Среди основных требований, которым должен соответствовать педагог: обладание разносторонне-просвещенным умом, облагороженным чувством и энергичной волей, навык наблюдательности, развитое умение индивидуального подхода к ребенку, умение грамотно выстраивать «взаимные отношения» с воспитанниками, терпение и твердый характер, соединенные с любовью к делу и к воспитанникам. Именно такой воспитатель получает в руки самое могущественное средство - собственный пример: «ежели сам воспитатель добр, внимателен, кроток, исполнителен, аккуратен во всех своих работах, то и воспитанники его, из чувства подражания, делают то же, а потом незаметно и постепенно свыкаются с образом действий своего воспитателя, усваивают его мысли и чувства» [8, с. 90-106].

В пособии К. Ельницкого «Курс дидактики» (1880) личности учителя посвящен уже отдельный раздел, который так и называется - «Личность учителя». Значение учителя определяется кратко и емко: «Учитель - душа школы; он дает ей жизнь». К подробно расписываемым качествам, которыми он должен обладать для успешного ведения обучения и воспитания, относятся, во-первых, требования, выставляемые учителю как человеку (быть по преимуществу хорошим, честным, нравственно-религиозным человеком; служить добрым примером для учеников, а потому и самому обладающим добрыми качествами), и, во-вторых, требования, выставляемые учителю как лицу, посвятившему себя обучению и воспитанию учеников (иметь специальную подготовку, постоянно совершенствоваться, обладать выработанной речью, уметь общаться с детьми, демонстрировать любовь к своему делу и желание заниматься им, а также разумную любовь к детям, которая «должна вытекать из глубины души учителя и одинаково должна простираться на всех его учеников», проявлять твердость воли и настойчивость, бдительность, добросовестное, серьезное отношение к своим обязанностям и в целом ко всем явлениям школьной жизни [9, с. 185-196].

В вышедшем в 1886 г. пособии «Записки по педагогике, применительно к программе педагогики в женских гимназиях» И.В. Скворцова, как и в пособии К. Ельницкого, личности учителя посвящен отдельный раздел, начинающийся с тезиса, что в педагогическом деле «в конце концов все сводится к личности учителя; успешный или неуспешный ход обучения и воспитательное его

влияние стоят в прямой зависимости от тех или иных свойств учителя, от характера его деятельности; учитель - душа школы, он дает ей жизнь и движение, или же мертвит и тормозит своим личным влиянием самые лучшие меры и начинания в деле обучения и воспитания» [23, с. 107].

В обучении и воспитании, указывает автор, важен не только талант и знания, но вся совокупность свойств личности учителя, не только его умственные, но и нравственные качества, его характер и настроение, а в определенной мере и его внешние качества, его привычки, склонности, образ жизни, манеры и пр. Это, в частности, следующие требования к личности педагога, чтобы он являлся примером для учеников: а) стараться быть по преимуществу хорошим, честным, религиозно-нравственным человеком, проявлять любовь к родному народу; б) воспитывать в себе качества, «являющиеся отражением основной добродетели учителя - разумной любви к детям»; это прежде всего справедливость, ровное, беспристрастное отношение ко всем, не допускающее унижений, любимцев и преследуемых; в) иметь достаточную твердость характера, известную выдержку и настойчивость в проведении своих взглядов и последовательность в их осуществлении. Слово должно соответствовать делу, поступки сообразовываться с речами. Чтобы быть блюстителем школьных порядков и дисциплины, ему нельзя допускать уклончивости, колебаний и отступлений от школьных правил и своих же собственных принципов; г) никогда и ни в чем не обманывать ребенка, хотя бы и в шутку (это особенно важно, чтобы уберечь детей от вольной или невольной лжи, развивать в них правдивость); всегда в точности исполнять обещание, данное ребенку, как бы маловажно оно ни было и чего бы ни касалось; д) в отношениях с учениками проявлять терпеливость и самообладание, спокойствие и выдержку, не допускать раздражительности и гневных вспышек. В отношениях учителя к ученикам должно господствовать спокойное ясное настроение, веселость и приветливость. Та же приветливость и вежливость должны присутствовать в отношениях учителя с родителями; е) развивать в себе ясный звучный голос - главное орудие учителя в его обращении с детьми; ж) во внешних манерах более всего демонстрировать опрятность, аккуратность, простоту, естественность и определенную степенность в движениях [23, с. 110-116].

В 1906-1907 гг. в ряду специальных учебных пособий появляется вышедший двумя частями «Курс педагогики» М.И. Демкова. Раскрывая, что требуется от хорошего учителя, автор указывает, что прежде всего учитель, если он хочет иметь успех, должен искренне любить свое дело. Только в этом случае он сможет послужить прекрасным идеалом и образцом для учащихся, в самом деле проявит себя честным, искренним, справедливым, настойчивым, способным к самопожертвованию, самоотречению и верным долгу [6, с. 197198]. Наряду с научным образованием подлинный учитель отличается надлежащим нравственным развитием. При этом все человеческие добродетели в их длинной градации, которые можно потребовать от каждого нравственно

развитого человека, являются также естественной обязанностью учителя. Но в то же время существует и ряд качеств личности, отсутствие которых у учителя весьма заметно. Среди них прежде всего любовь, а также расположение и доверие к детям и молодежи: «Кто вообще считает своих учеников дурными, тот скорее вызовет дурные свойства. Лучше считать их нравственными и хорошими, пока не обнаружится противоположное: тогда большая часть действительно станет хорошими учениками. Ясный взгляд и здравый рассудок всегда предохранит разумного учителя от чрезмерного доверия» [6, с. 199].

Педагогическую силу любви автор подробно анализирует во второй части «Курса педагогики», отмечая, вслед за Песталоцци, что везде, где ребенок находит любовь, он становится добрым и сильным. Отсюда М.И. Демков формулирует одну из базовых заповедей педагогической деятельности: «Чтобы воспитанник имел силы полюбить доброе, надо, чтобы воспитание в духе любви шло с самого раннего детства. <...> Педагогике надо установить твердо, что любовь достигается только любовью, и что никакими сухими, логическими построениями она не возбуждается. Отсюда так мало значат в деле воспитания сухие нравоучения и многоречивые наставления. "Только на любовь откликаются любовью", вот основной психологический закон, а из него вытекающий педагогический: "Люби детей искренно, и дети полюбят тебя". Люби не только тогда, когда дети послушны, аккуратны, прилежны, а даже и тогда, когда они непослушны, неаккуратны, ленивы и вздорны. И сильная любовь сделает свое дело, оживит детские сердца, победит все препоны и сделает их любвеобильными» (курсив автора. - С.Б.). Таким образом, чтобы воспитатель или воспитательница могли воспитать чувство любви, они сами должны быть «проникнуты не только идеей долга, но и идеей любви и благожелания к детям». И они постоянно должны подавать пример участия к беднякам и страдающим, заброшенным и угнетенным [7, с. 197-198].

В целом М.И. Демков заключает, что обучение будет являться нравственно-воспитывающим только тогда, когда проникнуто искреннею, горячею, неподдельною любовью к учащимся, истинною и нелицемерною любовью к родине (это и есть истинный патриотизм), глубоким пониманием национальных задач и интересов, доверием, терпением, самообладанием, воздержанием от гнева, вспыльчивости и других аффектов [6, с. 199].

Весьма обширны, занимая с десяток страниц, рассуждения о хорошем учителе в пособии А. Анастасиева «Какое обучение считать хорошим. ("Основы успешного обучения"). Очерки дидактики» (1911). Здесь не просто повторяются, а детализируются и развиваются многие из рассмотренных выше взглядов на личностные качества учителя. Вот перечень лишь некоторых подразделов главы XXII «Хороший учитель»: «Значение нравственных свойств учителя», «Любовь учителя к ученикам и к делу воспитания», «Справедливость и самообладание учителя», «Исправность, твердость и религиозность учителя» и др. Приведем за неимением места только несколько тезисов из этой главы, касающихся рассмотрения качества «любить детей».

Первичная заповедь гласит: «Учителю не следует забывать, что ученики видят в нем осуществление своих самых высоких, самых идеальных представлений о совершенстве, что они считают учителя лучшим носителям любви, добра и правды, что для них он - образец человека со стороны и внутренних, и внешних качеств». Такое отношение учеников «приобретается тоже любовью, притом непритворною, которая побуждает учителя уважать в каждом ученике, каков бы он ни был, его человеческую личность и жертвовать для блага учеников личными удовольствиями и удобствами». Принципиально, и это особенно подчеркивает педагог, «любовь приобретается не столь словом, сколько делом, сколько тем участием, какое учитель принимает в занятиях и интересах учеников». При этом важно помнить, что любовь, как профессиональное качество, это не столько сфера чувств и эмоций, наподобие любви между влюбленными молодыми людьми, это в первую очередь сфера разума, а во-вторых, она должна проявляться ко всем ученикам одинаково, что должно исключить появления так называемых любимчиков. «Любовь учителя к ученикам, управляемая рассудком, должна простираться на всех их одинаково. Пусть эта любовь не ограничивается только настоящим, но обращается и к будущему учеников, направляя их занятия по тому пути, который может выработать из учеников честных и полезных граждан. Любовь к ученикам должна руководить всеми действиями учителя. Любя учеников, он должен сообразоваться в своих требованиях с их силами и терпеливо ожидать последствий своих забот и трудов. Кто не чувствует любви к ученикам, тот не может быть спокоен и терпелив. <...> С любовью к ученикам и к делу воспитания должна быть соединена и справедливость. Учитель должен развивать в себе чувство беспристрастия, чтобы каждому ученику говорить и свидетельствовать лишь одну истину, смотря по способностям, ответам и усердию каждого, не обращая внимание на какие бы то ни было посторонние условия. <. > Быть ровным, одинаковым и последовательным, быть справедливым и беспристрастным - высокие достоинства учителя, - они и в учениках могут воспитывать любовь и уважение к правде» [2, с. 189-192].

Перечисляя и поясняя разнообразие предъявляемых к учителю требований, А. Анастасиев подчеркивает, что данные требования объясняются высотою его призвания, его миссией перед семьей, обществом и государством, которые вверяют учителю самое дорогое свое достояние, своих детей. При этом «целые поколения людей, одно за другим, могут быть воспитаны им для добра, а в добром воспитании - вся будущность семьи, общества и государства. Поэтому учительство представляет собой один из видов служения нравственного, педагогическая деятельность очень почтенна, но и весьма ответственна, - ответственна и перед судом собственной совести учителя, и перед людьми, и перед Богом» [2, с. 189-195]. Обратим внимание на последнюю фразу: собственная совесть учителя - на первом месте!

Разбор дореволюционных пособий можно бы было продолжить, но содержащиеся в них идеи относительно важнейших качеств личности педагога,

в плане понимании того, что значит любить детей, в целом уже получили свое полное отражение и развертывание в уже рассмотренных работах. Единственное, что хотелось бы еще добавить, - практически все авторы подчеркивают, что профессионально-нравственные качества, которые в полной мере должен проявлять педагог, не являются ему какой-то изначальной, врожденной данностью. Принимаемый педагогом закон нравственного поведения и отношения к своему профессиональному долгу набирает силу постепенно, по мере того, как у него развиваются стремления к реализации высших с точки зрения профессии интересов. Ключом к запуску механизмов наполнения нравственного закона побуждающей силой выступает, во-первых, развитие и совершенствование каждым педагогом своего духовного мира, а во-вторых, личностное, исходящее от самого педагога прояснение его разноаспектных практических отношений к другим людям, к детям - в первую очередь. Соответственно, нравственный закон у педагога будет проявляется в двух видах: как внутренняя сила, управляющая его помыслами и желаниями, что называется совестью, и как сила, руководящая уже поступками и деятельностью, называемая профессионализм.

Достаточно резким контрастом к рассмотренному выше материалу и по объему, и по детализации представления, и по обоснованию востребованности личностных качеств педагога выступают пособия советского периода и современные учебники педагогики.

В учебниках А.П. Пинкевич (Педагогика. Т. 1. Теория воспитания. М.: Работник просвещения, 1924; Педагогика. Опыт марксистской педагогики. М.: Работник просвещения, 1930) и П.П. Блонского (Педагогика. 7-е изд. М.: Работник просвещения, 1924) о личности педагога и о требованиях к его личностным качествам говорится крайне мало. Да, конечно же, отмечается его большая роль в обществе, указывается на необходимость любви и призвания к профессии, на востребованность речевых и организаторских способностей, на то, что должны быть развиты «интерес и любовь к делу, без чего он не педагог, а только чиновник» [21, с. 72]. Но все эти рассуждения сделаны буквально скороговоркой и умещаются фактически на полстраницы.

В послевоенном издании учебника «Педагогика» И.Т. Огородникова и П.Н. Шимбирева (1950) уже имеется раздел «Требования к советскому учителю», где говорится, что учитель должен быть примером для учеников, энтузиастом, вооруженным коммунистическим мировоззрением, владеющим в высокой степени преподаваемыми науками, а также хорошо вооруженным в области педагогической теории и использования эффективных методов учебно-воспитательной работы. Кроме того, уточняется, что ему требуются не только научные знания и опыт, но и определенные личные черты характера, чисто психологические качества, без которых педагог не может выполнять функции воспитателя подрастающего поколения. Это «прежде всего любовь к делу и особенно любовь к детям, которых предстоит воспитывать. Кто не любит детей, - указывают авторы, - тот не может быть учителем и воспитателем». Однако

подчеркивается, что эта любовь должна быть разумной, опираться на знание индивидуальных особенностей ребенка, что существенно помогает организации правильного коммунистического воспитания детей [13, с. 384-385].

В «Педагогике» Н.И. Болдырева, Н.К. Гончарова, Б.П. Есипова, Ф.Ф. Королева (1968), увидевшей свет в зените развития социалистического государства, указывается, что «личность учителя во всем ее благородстве, интеллектуальном совершенстве и моральной красоте определяет успех воспитания». Только подлинному учителю и воспитателю свойственна любовь к детям, дающая возможность стать близко к ним, понять их запросы и интересы. Учителю важно быть настойчивым и решительным, обладающим твердой волей и сильным характером, что позволяет оказывать более эффективное влияние на учащихся, формировать их волю и характер, воспитывать организованность и дисциплинированность. Ну и конечно, учитель должен обладать педагогическим тактом, в частности, умениями хорошо понимать внутренний духовный мир учащегося, его запросы, потребности, стремления и интересы, трезво и объективно оценивать положительное и отрицательное в его поступках и действиях, сдерживать себя и действовать спокойно и рассудительно. При этом «идейная закаленность, политическая зрелость, высокая коммунистическая сознательность -неотъемлемые качества личности советского учителя» [15, с. 512-517].

В учебнике «Педагогика школы», вышедшем под редакцией Г.И. Щукиной (1977), отмечается, что среди профессиональных требований к личности воспитателя присутствуют: убежденность как главное профессиональное требование; педагогический оптимизм, т.е. глубокая уверенность в том, что любой питомец учителя по-своему талантлив, что каждый из них станет полезным членом общества; терпение, настойчивость и выдержка; устойчивое хорошее настроение; самоконтроль [14, с. 216-218].

Ключевые фразы, что советский учитель как творец социального прогресса и как передовая личность должен быть наделен высокой мерой идейной зрелости и убежденности, политической сознательности, гражданской активности и ответственности; что стержень его духовной сущности составляет коммунистическое мировоззрение, определяющее взгляды и убеждения, моральные и ценностные ориентации личности; что ведущая роль принадлежит положительному мотивационно-ценностному отношению к педагогической профессии, что в основе лежат любовь к детям и глубокий, устойчивый интерес к педагогической работе [18, с. 77], в незначительно отличающихся вариациях стиля и слога присутствовали практически во всех пособиях по педагогике периода 1970-х - начала 1990-х гг.

В изданиях 1990-х и 2000-х гг. у учителей, с точки зрения авторов пособий, должны присутствовать (в том или ином сочетании, с большими или меньшими лакунами из приводимого ниже перечня, в том или ином ранжировании) высокая гражданская ответственность и социальная активность, любовь к детям, интерес к их жизни, потребность и способность отдать им свое сердце, твердая решимость вести их к добру, гражданскому и личному счастью, подлинная интеллигентность, духовная культура, чистота, искренность, желание и умение работать вместе с другими, человечность, доброта, способность удивляться, гражданская позиция, моральная чистота, принципиальность, любовь к педагогическому труду, педагогический такт, педагогический оптимизм, педагогический долг, инновационный стиль научно-педагогического мышления, готовность к созданию новых ценностей и принятию творческих решений, творческий подход к делу, терпеливость, порядочность, честность, ответственность, справедливость, тактичность, наблюдательность, обязательность, объективность, требовательность, конкретность и деловитость, щедрость, уважение к людям, высокая нравственность, оптимизм, эмоциональная уравновешенность, потребность в общении, интерес к жизни воспитанников, доброжелательность, самокритичность, дружелюбие, сдержанность, достоинство, патриотизм, религиозность, принципиальность, отзывчивость, эмоциональная культура, наличие склонности к работе с детьми, получение удовольствия от общения с ними, уважение к личности воспитанника, трудолюбие, работоспособность, дисциплинированность, выдержка и самообладание, целеустремленность в работе, серьезное отношения к своим обязанностям, постоянная работа над собой, гуманизм, душевная чуткость, активность, творчество, способность быть образцом для подражания, профессиональное беспокойство за настоящее и будущее своих питомцев, терпимость и отсутствие категоричности в оценках, наличие чувства юмора, соблюдение чувства меры [5; 10; 11; 16; 17; 19; 20; 22; 24; 27; 28]. Это достаточно полный перечь того, что упоминается в учебниках педагогики в плане требований к учителю. В основном, за небольшим исключением (пособия под авторством В.А. Сластенина, И.Ф. Исаева, Е.Н. Шиянова, И.П. Подласова, Б.Т. Лихачева), требования просто перечисляются без особого раскрытия их сути и значимости в работе.

Согласимся, что перечисленные требования вроде бы (да не вроде, а точно) правильные, верные, очень даже полные, действительно востребованные. Но уж слишком они общие, всеобъемлющие, универсальные. Куда-то из них подевался тонкий дух учительства, улетучились, растворились до потери сущности под гнетом современных социокультурных подходов и нормативно-законодательных реалий базовые смыслы, душа и блеск

педагогической профессии, так ярко демонстрируемые в педагогических пособиях XIX - начала XX в.

Да, пришли другие времена. Сегодня педагог перестает быть той личностью, которой он воспринимался раньше. Он все более превращается в винтик социальной системы, где идейность, образованность, деловитость и конкретность, распорядительность, инновационность, владение коммуникативными, организаторскими, проективными, конструктивными и тому подобными компетенциями затмевают такое простое, но такое главное личностное качество учителя - любить детей. Сегодня педагогическая профессия перестает быть служением. Она все более и более превращается в заурядное ремесло.

И современные учебники по педагогике, сосредоточившиеся на технологических параметрах обеспечения педагогического процесса и техниках педагогической деятельности, в полной мере это демонстрируют. Все правильно, услуга, она и есть услуга: «что изволитессс?». Но я бы очень хотел, чтобы моих детей и внуков учил учитель, который читал педагогические книги (хотя бы главы о личности педагога, пусть даже в виде выдержек и приложений к современным учебникам) XIX - начала XX в. Только в этом случае можно будет избежать проявления на практике предостережения П.Д. Юркевича о том, что «школа, которая не имеет нравственных средств в личности учителя, будет обращаться к внешним побуждениям или поощрениям, как бы это ни было противно истинному духу воспитания» [29, с. 160].

Список литературы

1. Амонашвили Ш.А. Гуманная педагогика. Актуальные вопросы воспитания и развития личности. Кн. 1. - М.: Амрита, 2010. - 288 с.

2. Анастасиев А. Какое обучение считать хорошим. («Основы успешного обучения»). Очерки дидактики. - Изд. 2, испр. и доп. - М.: Издание А.Д. Ступина, 1911. - 237 с.

3. Белов И.Д. Руководство по педагогике: для учительских семинарий, педагогических курсов и народных учителей / сост. И.Д. Белов. - М.: Бр. Салаевы, 1874. - 223 с.

4. Бобровский С.А. Курс практической педагогики. Для учительских семинарий, народных учителей и вообще лиц, занимающихся первоначальным воспитанием и обучением детей в школе и дома. - Изд 2-е, испр. и доп. - М.: Изд-во Салаева, 1878. - 331 с.

5. Бондаревская Е.В., Кульневич С.В. Педагогика: личность в гуманистических теориях и системах воспитания: учеб. пособие для студентов сред. и высш. пед. учеб. заведений, слушателей ИПК и ФПК. - М.; Ростов н/Д: Учитель, 1999. - 560 с.

6. Демков М.И. Курс педагогики для учительских институтов, высших женских курсов и педагогических классов женских гимназий. Ч. I. Основы педагогики, дидактики и методики. - Изд. 5-е. - М.; Пг.: Изд-во Т-ва «В.В. Думнов, наследн. бр. Салаевых», 1917. - 354 с.

7. Демков М.И. Курс педагогики для учительских институтов, высших женских курсов и педагогических классов женских гимназий. Ч. II. Теория и практика воспитания. - Изд. 5-е. - М.; Пг.; Харьков, 1918. - 366 с.

8. Евстафиев П.В. Начальные основания педагогики, методики и дидактики: учеб. для ин-ов, гимназий и учительских семинарий. Настольная книга для родителей и воспитателей. Вып. 1. Педагогика общая о воспитании физическом, умственном и нравственном. - Спб., 1879. - 131 с.

9. Ельницкий К. Курс дидактики: пособие для учебных заведений, в которых преподается педагогика. - СПб., 1880.

10. Ильина Т.А. Педагогика: курс лекций: учеб. пособие для студентов пед. ин-тов. - М.: Педагогика, 1984. - 496 с.

11. Лихачев Б. Т. Педагогика: курс лекций: учеб. пособие для студентов пед. учеб. заведений и слушателей ИПК и ФПК. - 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт-Издат, 2003 - 607 с.

12. Ободовский А. Руководство к педагогике, или науке воспитания, составленное по Нимейеру. - Спб., 1835. - 234 с.

13. Огородников И.Т., Шимбирев П.Н. Педагогика: учеб. для учительских ин-ов. Изд. 2-е, перераб. и доп. - М.: Учпедгиз МП РСФСР, 1950. - 431 с.

14. Педагогика школы: учеб. пособие для студентов пед. ин-тов / под ред. чл.-кор. АПН ССР Г.И. Щукиной. - М., 1977. - 384 с.

15. Педагогика: учеб. пособие для студентов пед. ин-тов / Н.И. Болдырев, Н.К. Гончаров, Б.П. Есипов, Ф.Ф. Королев. - М., 1968. - 526 с.

16. Педагогика: педагогические теории, системы, технологии: учеб. пособие для студентов сред. пед. учеб. заведений / С.А. Смирнов, И.Б. Котова, Е.Н. Шиянов, Т.И. Бабаева и др.; под ред. С.А. Смирнова - М., 1998. - 512 с.

17. Педагогика: учеб. пособие для студентов высш. пед. учеб. заведений / В.А. Сластенин, И.Ф. Исаев, Е.Н. Шиянов; под ред. В.А. Сластенина. - М., 2002. - 576 с.

18. Педагогика: учеб. пособие для студентов пед. ин-тов / Ю.К. Бабанский, В.А. Сластенин, Н.А. Сорокин и др.; под ред. Ю.К. Бабанского - 2-е изд., доп. и перераб. - М., 1988. - 479 с.

19. Педагогика: учеб. / Л.П. Крившенко, М.Е. Вайндорф-Сысоева и др.; под ред. Л.П. Крившенко. - М.: Велби: Проспект, 2004. - 432 с.

20. Педагогика: учеб. для студентов пед. вузов и пед. колледжей / под ред. П.И. Пидкасистого. - М., 2002. - 608 с.

21. Пинкевич А.П. Педагогика. Опыт марксистской педагогики. Т. 1. Общая часть. Дошкольный возраст. - 6-е изд. - М.: Работник просвещения, 1930. - 258 с.

22. Подласый И.П. Педагогика: Новый курс: учеб. для студентов высш. учеб. заведений: в 2 кн. - М.: ВЛАДОС, 2003. - Кн. 1: Общие основы. Процесс обучения. - 576 с.

23. Скворцов И.В. Записки по педагогике применительно к программе педагогики в женских гимназиях, институтах и других средних учебных заведениях. Ч. 1: Общая педагогика. - Изд. 21-е. - Пг., 1916. - 220 с.

24. Стефановская Т.А. Педагогика: наука и искусство: курс лекций: учеб. пособ. для студентов, преподавателей, аспирантов. - М., 1998. - 368 с.

25. Тимошенко П. Очерки науки о воспитании. Ч. 1. Педагогика. -Харьков, 1866. - 254 с.

26. Ушинский К.Д. О пользе педагогической литературы // Педагогические сочинения: В 6 т. Т. 1 / сост. С.Ф. Егоров. - М.: Педагогика, 1988. - 426 с.

27. Харламов И.Ф. Педагогика. - М.: Гардарики, 1999. - 520 с.

28. Шиянов Е.Н. Педагогика: общая теория образования: учеб. пособие для студентов пед. учеб. заведений. - Ставрополь: Изд-во СКСИ, 2007. - 636 с.

29. Юркевич П.Д. Чтения о воспитании. - М., 1865. - 272 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.