Научная статья на тему 'Новые войны и безопасность социума'

Новые войны и безопасность социума Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
73
16
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НОВАЯ ВОЙНА / СТРАТЕГИЯ УПРЕЖДАЮЩЕГО ВОЕННОГО ДЕЙСТВИЯ / STRATEGY OF PRE-EMPTIVE MILITARY ACTION / ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ УГРОЗЫ / POTENTIAL THREATS / НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ / NEW TECHNOLOGIES / МИРОВОЙНА / КОМПЛЕКСНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / INTEGRATED SECURITY / СОЦИУМ / SOCIETY / "ПУАНТИЛИСТСКАЯ" ВОЙНА / WAR OF FUTURE / WORLDWAR / POINTILLISTIC WAR

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Улещенко Дмитрий Сергеевич, Поликарпова Елена Витальевна

В статье целью рассмотрения является специфика новых войн, существенными характеристиками которой являются осуществление стратегии упреждающего военного воздействия на потенциальные угрозы для того или иного социума со стороны вероятного противника; новое состояние военного противостояния типа «мировойна» или «войномир», что обусловлено распространением глобализации и развитием новых высоких информационных, коммуникационных технологий и интернет-технологий. В связи с этим внимание акцентируется на философско-методологических аспектах проблемы комплексной безопасности социума, чья деятельность протекает в контексте многомерной войны.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

War of future and security of society

The article deals with the specifics of new wars, the essential characteristics of which is the implementation of the strategy of pre-emptive military influence on potential threats for one or another society from the potential enemy, a new state of military confrontation such as "worldwar" or "warworld", which is due to the spread of globalization and the development of new high information, communication and Internet technologies. In this regard, attention is focused on the philosophical and methodological aspects of the problem of integrated security of the society, whose activity takes place in the context of a multi-dimensional war.

Текст научной работы на тему «Новые войны и безопасность социума»

Д.С. Улещенко

соискатель Института управления в экономических, экологических и социальных системах

Южного федерального университета*

Е.В. Поликарпова

доктор философских наук, доцент, профессор Южного федерального университета**

Новые войны и безопасность социума

В начале XXI столетия человечество находится в ситуации неопределенности, связанной с происходящими фундаментальными трансформациями и сопровождающейся целым рядом значительных

и /ъ и | и и

угроз и опасностей для него. Самой фундаментальной угрозой для человечества является фактически идущая кошмарная война «не только по способам истребления людей, но и по фантастической возможности манипулирования сознанием народов»1. Это война стремительно приближающегося будущего, которая имеет целый спектр своих разновидностей и использует новые виды оружия (поэтому правомерно говорить о войнах будущего). Неудивительно, что новые войны (войны будущего) моделируют как футурологи, так и писатели, использующие научные методы исследования в прогнозировании будущего человечества (Д. Аб-нетт, И. Бэнкс, С. Вестерфельд, Д. Симмонс и др.). Следует отметить, что во многих случаях авторами таких произведений являются, как правило, профессиональные разведчики, ученые и инженеры.

Можно утверждать, что в современной фантастике, не говоря уже о футурологических построениях, рассматриваются новые типы войн и новые виды вооружений, над которыми работают в секретных военных лабораториях развитых стран мира. Неслучайно сюжеты этих произведений свидетельствуют о том, что война в её множестве ипостасей уже идет в мире, она присутствует в неявном виде в повседневной жизни практически каждого человека. В этом плане заслуживают внимания следующие строчки французского философа Ж.П. Сартра: «Когда человек зачарованно смотрит в бездну, бездна начинает смотреть на него». Иными словами, когда человек интересуется войной как метафорой бездны, тогда и война интересуется человеком, втягивает его в свои бесконечные хитросплетения.

* Улещенко Дмитрий Сергеевич, e-mail: uleshchenko.ds@gmail.com.

** Поликарпова Елена Витальевна, e-mail: nellenele@gmail.com.

1 Тоффлер Э., Тоффлер Х. Война и антивойна: Что такое война и как с ней бороться. Как выжить на рассвете XXI века. М., 2005. С. 6.

Возросший интерес к новым войнам разного типа и новым видам оружия объясняется прежде всего глобальными кризисными явлениями, кризисом истории в её социально-экономическом и социокультурном измерениях, порожденным коллапсом западной цивилизации, тупиком её общественно-экономической формации. Данный тип кризиса известный историк А.И. Фурсов объясняет следующим образом: «Мир, а точнее, капиталистическая система, переживает многослойный кризис. Он обусловлен тем, что с конца 1970-х гг. верхушка мирового капиталистического класса демонтирует капитализм, поскольку эта система свое отра-ботала»1. В качестве орудия демонтажа изжившей себя системы используется разрушение традиционной нравственности путем насаждения ценностей безудержного потребления, гедонизма, вседозволенности и прочих соблазнов, апеллирующих к низменной стороне природы человека. Однако сложившаяся в мире современная ситуация такова, что стратегическим ресурсом выживания становятся именно нравственные основы общества.

Выдвижение на первый план проблемы безопасности человеческой нравственности связано со спецификой войны будущего и её разновидностей, что просматривается в существовании ряда концепций этой новой войны. Прежде всего, в фундаментальной монографии генерала А.И. Владимирова «Основы общей теории войны» дается анализ будущей войны (войны будущего) как войны смыслов безотносительно к её физическому масштабу и театрам военных действий, потому что она будет носить цивилизационный характер: «Нам представляется, - пишет он, - что война смыслов - это война за победу той или иной системы смыслов цивилизационного уровня, которую ведут государства, нации и другие части человеческого социума, идентифицирующие себя с той или иной суммой своих базовых моральных ценностей и на этой основе причисляющие себя к той или иной цивилизации»2.

С цивилизационным характером войны будущего как войны смыслов связано наличие ряда геополитических проектов, задающих стратегию и стиль войны. Согласно А.И. Владимирову, эти проекты включают в себя Западный американо-атлантический фундаментально-либеральный проект, Западный евро-континентальный фундаментально-либеральный геополитический проект, «Исламский» фундаментально-радикальный геополитический проект, «Китайский» фундаментально-шовинистический геополитический проект, Российский православный геополитический проект, каждый из которых имеет свои базовые ценности, моральную константу, тип войны, национальную стратегию.

В американской военной мысли выработаны свои концепции боевых действий англосаксов, которые имеют своеобразный характер, ориентированы на будущие потенциальные угрозы и опасности и протекают

1 Фурсов А. Борьба проектов // На пороге глобального кризиса. Битва за будущее / общ. Ред. и сост. А.И. Фурсов, С.А. Правосудов. М., 2015. С. 3.

2 Владимиров А.И. Основы общей теории войны : в 2 ч. Ч. I : Основы теории войны. М., 2013. С. 477.

в условиях нелинейного и сложного социума. Существенным в Стратегии национальной безопасности США 2015 г. и новой оперативной концепции армии США «Победа в сложном мире. 2020-2040» является постулирование того положения, согласно которому «между войной и миром нет больше четкой грани»1. На это обращают внимание А.В. Верещагина и С.И. Самыгин, когда подчеркивают, что слова «война» и «мир» теперь уже утрачивают свои концептуальные границы и привычное восприятие по мере угрожающего роста информационной агрессии и распространения информационных войн2. Это означает, что новая, ориентированная на предупреждение потенциальных угроз, стратегия будет осуществляться не столько в процессе традиционных военных конфликтов, сколько в рамках жестких противоборств. Иными словами, это значит, что социум находится в неизвестном ранее новом состоянии - состоянии «ми-ровойны» или «войномира», что необходимо учитывать для реализации упреждающих действий по устранению потенциальных угроз.

Существенным здесь является то фундаментальное обстоятельство, что граница между войной и миром оказывается стёртой, потому что военных целей можно достигнуть мирными способами, а мирных целей - военными методами. Внешне это выглядит, подчеркивает А. Фурсов, как некий мировой хаос, в котором сильные и слабые воюют друг с другом и между собой в условиях глобализации. «Перед нами, - пишет он, - принципиально новый тип войны - всемирно-пуантилистский... Всемирная война - это война, которая может идти повсеместно в мире, во многих точках, между многими агентами, но не охватывая мир в целом, не затрагивая как систему вопрос общемировой гегемонии в ней, идти не между двумя агентами (или блоками)»3. Такого рода точечная, «пуантилистская» война как совокупность локальных конфликтов различного рода между отдельными группами мятежников и террористов и центральной властью ряда государств уже идет (достаточно в качестве примера привести военные действия ИГИЛ - запрещенной на территории РФ организации - против законного правительства Сирии). В данном случае «всемирно-пуантилистская» война, война эпохи позднего капитализма ведется в интересах сильных держав, чтобы они могли распоряжаться ресурсами и населением той или иной страны. Эта война, считает А.И. Фурсов, является, возможно, войной посткапитализма, появляющегося на наших глазах как значительно более жестокого, «эксплуататорского» и неэгалитарного социума, нежели буржуазный4.

1 Мировойна. Все против всех. Новейшие концепции боевых действий англосаксов / сост., введ., закл. Е.С. Ларина, В.С. Овчинский. М., 2015. С. 407.

2 См.: Верещагина А.В., Самыгин А.И. «Война и мир» в условиях новой социальной реальности (к вопросу о военной и национальной безопасности России) // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2015. № 2.

3 Фурсов А.И. Вопросы борьбы в русской истории. Логика намерений и логика обстоятельств. М., 2016. С.107-108.

4 Там же. С. 108.

По-своему, оригинально интерпретирует специфику новых войн будущего, просматривающихся уже сейчас в современных войнах и отличающихся от войн прошлого, английский профессор М. Калдор (именно она ввела в научный оборот термин «новые войны», который прижился в военной литературе). Для новых войн в отличие от старых войн с их регулярными вооруженными силами, которые были нацелены на решение геополитических задач, осуществлялись против войск противника и финансировались государством, характерными являются, во-первых, иррегулярные формирования, «этническая, религиозная идентичность», «насилие против населения» и «криминальная деятельность»1. Данная специфика новых войн обусловлена широким распространением в жизнедеятельности социума глобализации и новых высоких информационных, коммуникационных и интернет-технологий, трансграничных криминальных сетей.

В этой связи актуализируется проблема безопасности социума в условиях формирования безопасности социальной макросистемы2. Сейчас происходит динамичное развитие информационного, электронно-цифрового, или сетевого, общества (E-society), поэтому весьма актуальной становится проблема безопасности, связанная с многомерной войной. В отечественной специальной литературе имеется исследование, посвященное разработке новой оборонной стратегии, учитывающей новые реалии, возникшие в связи с конфронтацией Запада с не-Западом, прежде всего с Россией как единственной глобальной силой, способной «к противодействию в военном и идеологическом плане»3.

Необходимо принимать во внимание тот существенный момент, согласно которому политический и военный истеблишмент Америки принял стратегию нового типа - она ориентирована не на разгром противника, а на его «удушение». Это связано с тем, что в силу существования глобальной интегрированной экономики и оружия массового уничтожения у многих стран даже локальная война не имеет никаких перспектив и способна нанести неприемлемый урон. Более того, эта война является настолько затратной, что к ней не готовы ни экономика страны-агрессора, ни её граждане. «Однако открытость подавляющего числа государств и их зависимость от глобальной экономики предоставляют Соединенным Штатам и их союзникам иные возможности. Доминирование США на мировых финансовых рынках, в сфере передовых технологий, контроль над глобальными информационными потоками позволяют оказывать разностороннее давление, не менее разрушительное, чем вооруженный конфликт»4.

1 Попов И.М., Хамзатов М.М. Война будущего: концептуальные основы и практические выводы. М., 2016. С. 227.

2 Подробно об этом см.: Поликарпов В.С. Философия безопасности. СПб.; Ростов н/Д.; Таганрог, 2001.

3 Гилёв А. Многомерная война и новая оборонная стратегия // Россия в глобальной политике. Новые правила игры без правил / под ред. Ф. Лукьянова. М., 2015. С. 167.

4 Там же.

Более того, следует иметь в виду тот факт, что современная война сочетает в себе военное, информационное, финансовое, экономическое и дипломатическое воздействие на противника в масштабе реального времени. Иными словами, такая многомерная война является всеобъемлющей, в ней используются все военные и невоенные формы воздействия одновременно, дополняя друг друга. В силу такой многомерности этой войны одни силовые структуры неспособны противопоставить ей адекватный ответ в тех сферах, которые не относятся к их компетенции. В данном случае необходима реакция всего общества как целостного социального организма, что означает согласованные действия армии, спецслужб, финансовых органов, дипломатии, глобальных информационных источников, неправительственных организаций.

Второй особенностью многомерной войны является её перманентный характер, что дает возможность нападающей стороне подорвать противника изнутри путем воздействия на уязвимые места. Само ведение действий против противника дифференцируется на массу мелких оперативных ударов, чтобы обескровить, измотать, удушить его, чтобы путем обещаний склонить на свою сторону недовольных и фрондеров. «В "новой войне" от России, - отмечает А. Гилёв, - потребуют не признания поражения, а смены политики, альянсов, законов и состава руководства, оформленной как желание стать частью "цивилизованного" мира. Любые уступки - лишь переход к следующему этапу давления. Приемлемым состоянием будет только неуклонное ослабление страны, ее стратегического и военного потенциала»1. В этом и состоит смысл экономических санкций, введенных Америкой и Евросоюзом против России под надуманным предлогом её участия в гражданской войне на Юго-Востоке Украины.

Третья особенность многомерной войны заключается в отсутствии понятий «фронт» и «тыл», когда вооруженные силы не вступают в широкомасштабные боевые действия, когда основная ноша лежит на специальных подразделениях. В данном случае используют не имеющих военного статуса людей, которые являются сотрудниками экономических и финансовых учреждений, корпораций, университетов, массмедиа, неправительственных организаций, частных военных компаний. Здесь немаловажное место принадлежит разведке и контрразведке, которые получают необходимую для принятия решений информацию и осуществляют тайную подрывную деятельность. «Остальные государственные структуры должны ментально и организационно адаптироваться к тому, что все они так или иначе становятся объектами и акторами боевых действий»2. Это позволит отражать атаки противника на системы государства и обеспечить их функционирование в критических условиях.

1 Гилёв А. Многомерная война и новая оборонная стратегия... С. 170.

2 Там же. С. 171.

Четвертая особенность многомерной войны состоит в её идеологическом характере, когда борьба идет в первую очередь за убеждения и взгляды людей и только потом за территорию. Неслучайно подполковник Дж. Александер еще 1979 г. в журнале Military Review опубликовал тезис, согласно которому будущая война будет происходить в мозгу людей. Это означает, что такая «война в мозгу» требует мобилизации во многих сферах общества, начиная со спецназовцев и хакеров и заканчивая банкирами и журналистами. «Особое значение приобретает привлечение на свою сторону СМИ - как их руководства, так и рядовых репортеров - для превращения органов информации в информационно-психологическое оружие»1. Ярком примером идеологического характера войны является Великая Отечественная война Советского Союза с фа-

W ^ W /Ч W ^ W W

шистской Германией. Эта война была в первую очередь войной мировоззрений, войной идеологий - расовой нацистской и гуманистической советской идеологии. Все перечисленные особенности многомерной войны показывают, что адекватным средством борьбы с противником является противодействие ему всего общества как единого целого. «Решение проблемы, - пишет А. Гилёв, - в глубокой интеграции Вооруженных сил и всего остального общества, в двойном предназначении многих структур. В нахождении таких путей переплетения военных и гражданских ресурсов и навыков, которые обеспечили бы ответы на вызовы безопасности, сохраняя издержки для общества в целом на приемлемом уровне»2. Здесь может оказать неоценимую помощь опыт Советского Союза, накопленный в ходе войны с фашистской Германией.

Только сейчас в Вооруженных силах России начинают финансировать программы, нацеленные на внедрение перспективных форм и способов ведения современной войны, одним из которых, согласно министру обороны С. Шойгу, является информационное противоборство с зарубежным вмешательством в дела суверенных государств и оснащение армии высокотехнологичным арсеналом. Новые формы противоборства представляют собой сочетание военных и невоенных средств, уже используемых на Западе. Противостоять таким политическим, экономическим и информационным воздействиям, еще более грозным, чем бомбы, ракеты и снаряды, можно только органам государства, действующим в едином ключе при принятии решений в политической, дипломатической, экономической, военной, информационной, социальной и других сферах жизнедеятельности общества. Именно такой подход изложен в разрабатываемом Плане обороны России на 2016-2020 гг.3

Неслучайно вопросы политического, социального, экономического, информационного, культурного, психологического аспектов безопасности на протяжении вот уже более 20 лет являются предметом обсуждения ученых и политиков. Весь этот круг вопросов имеет самое непосред-

1 Гилёв А. Многомерная война и новая оборонная стратегия... С. 172.

2 Там же. С. 176.

3 См.: Гаврилов Ю. Оборона: что, где, когда // Российская газета. 2015. № 19. 2 февр. С. 3.

ственное отношение к национальной безопасности России, её сохранению как суверенного государства в условиях новых угроз, выступающих в форме новых видов оружия и технологий войн.

Улещенко Д.С., Поликарпова Е.В. Новые войны и безопасность социума. В статье целью рассмотрения является специфика новых войн, существенными характеристиками которой являются осуществление стратегии упреждающего военного воздействия на потенциальные угрозы для того или иного социума со стороны вероятного противника; новое состояние военного противостояния типа «мировойна» или «войно-мир», что обусловлено распространением глобализации и развитием новых высоких информационных, коммуникационных технологий и интернет-технологий. В связи с этим внимание акцентируется на философско-методологических аспектах проблемы комплексной безопасности социума, чья деятельность протекает в контексте многомерной войны.

Ключевые слова: новая война, стратегия упреждающего военного действия, потенциальные угрозы, новые технологии, мировойна, комплексная безопасность, социум, «пуантилистская» война.

Uleshchenko D.S., Polikarpova E.V. War of future and security of society. The article deals with the specifics of new wars, the essential characteristics of which is the implementation of the strategy of pre-emptive military influence on potential threats for one or another society from the potential enemy, a new state of military confrontation such as "worldwar" or "war-world", which is due to the spread of globalization and the development of new high information, communication and Internet technologies. In this regard, attention is focused on the philosophical and methodological aspects of the problem of integrated security of the society, whose activity takes place in the context of a multi-dimensional war.

Keywords: war of future, strategy of pre-emptive military action, potential threats, new technologies, worldwar, integrated security, society, pointillis-tic war.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.