Научная статья на тему 'Новые данные по распространению большеклювой камышевки Acrocephalus orinus oberholser, 1905'

Новые данные по распространению большеклювой камышевки Acrocephalus orinus oberholser, 1905 Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
264
46
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по биологическим наукам , автор научной работы — Коблик Евгений Александрович, Архипов Владимир Юрьевич, Редькин Ярослав Андреевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Новые данные по распространению большеклювой камышевки Acrocephalus orinus oberholser, 1905»

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2010, Том 19, Экспресс-выпуск 596: 1619-1633

Новые данные по распространению большеклювой камышевки Acrocephalus orinus Oberholser, 1905

Е. А. Коблик1), В. Ю. Архипов2), Я. А. Редькин1)

У Научно-исследовательский Зоологический музей Московского государственного университета, ул. Большая Никитская, 6, Москва, 125009, Россия.

E-mail: koblik@zmmu.msu.ru 2) Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН,

Пущино, Московская обл., 142290, Россия. E-mail: arkhivov@gmail.com

Поступила в редакцию 14 сентября 2010

13 ноября 1867 в долине реки Саттледж близ города Рампур (северо-западная Индия, штат Химачал-Прадеш) известным британским орнитологом Аланом Юмом (Allan Octavian Hume) была добыта взрослая особь новой для науки камышевки. Внешне она напоминала садовую камышевку Acrocephalus dumetorum, но отличалась от неё заметно более крупным клювом. Вид был назван Phyllopneuste macro-rhyncha Hume, 1869 (Ibis, p. 357, terra typica: Rampur, Sutlej Valley, Himalaya Mountains, north-western India). Через два года первооткрыватель перевёл его в род Acrocephalus. Спустя почти полвека вид был переименован Гарри Оберхользером в Acrocephalus orinus Oberholser, 1905, поскольку имя, данное Юмом при первоописании, оказалось преоккупировано: Calamoherpe macrorhyncha Müller, 1853 - синоним Acrocephalus stentoreus (Hemprich et Ehrenberg, 1833). На большинстве европейских языков A. orinus, следуя первоописанию Юма, назвали «большеклювой камышевкой» (Direz 2006), в «Пятиязычном словаре названий животных» (Бёме, Флинт 1994) она названа так же и по-русски (дословный перевод с английского large-billed reed warbler). До 2006 года A. orinus была известна только по типовому экземпляру, хранящемуся в коллекции Национального музея естественной истории (Тринг, Великобритания).

27 марта 2006 второй экземпляр этой камышевки был пойман в паутинную сеть при кольцевании птиц в Laem Phak Bia (юго-западный Таиланд). С живой птицы были сняты промеры и взяты пробы крови для генетического анализа (Round et al. 2007). Вторично эта же особь была поймана там же Ф. Д.Раундом 21 марта 2008, а 28 марта этого года третий экземпляр был отловлен в сеть им же в резервате Nam Kham на севере Таиланда (Nimnuan, Round 2008). Обе особи были взрослыми, пол отловленных птиц (как и типового экземпляра) неизвестен. Хотя к этому времени уже был сделан подробный обзор,

проясняющий морфологическую и генетическую специфику A. orinus относительно других видов камышевок (Bensch, Pearson 2002), высказывались мнения, что типовой экземпляр может иметь гибридное происхождение или это аномальная особь садовой камышевки. Только после находок Раунда сомнения в реальности вида исчезли. Стало очевидно также, что A. orinus не вымерла в XIX века, а продолжает существовать в наши дни.

В результате целенаправленных поисков, предпринятых группой исследователей в коллекциях некоторых музеев Европы и США, к 2008 году были найдены ещё 11 экземпляров большеклювой камышевки, ошибочно определённых ранее как садовые камышевки (Pearson et al. 2008; Svensson et al. 2008). Четыре из них (не считая типового) хранятся в Национальном музее естественной истории (Тринг, Великобритания), два — в Музее зоологии Мичиганского университета (Энн-Арбор, США), остальные — в Американском музее естественной

и

истории (Нью-Йорк, США). Большинство из них — взрослые самцы, две взрослых самки и молодой самец хранятся в Тринге, один молодой

и

самец — в Нью-Йорке. Все птицы добыты в период с 1869 по 1937 год. Молекулярно-генетический анализ, сделанный на основе взятых от всех отловленных особей и коллекционных экземпляров образцов крови или тканей, подтвердил, что A. orinus — вид, сестринский к A. du-metorum. Несмотря на весьма слабые морфологические отличия, эти виды различаются на генетическом уровне (ген cytochrome b митохондриальной ДНК - более чем на 7%), даже лучше, чем другие сестринские виды рода Acrocephalus (Bensch, Pearson 2002; Round et al. 2007; Svensson et al. 2008; Свенссон 2009).

Проанализировав датировки и географию известных на тот момент встреч, Ларс Свенссон и его соавторы (Svensson et al. 2008, 2010) предположили, что находки на севере Индии относятся, скорее всего, к пролётным птицам, а находки в Таиланде и Мьянме - к мигрирующим и зимующим птицам. Более важны для выяснения области вероятного гнездования вида 4 птицы, добытые 16-22 июля 1937 на северо-востоке Афганистана, и особи, добытые 18 августа 1900 и 25 августа 1879, соответственно, на юго-востоке Казахстана и северо-востоке Пакистана. Особый интерес представляет самец в ювенильном оперении, добытый (по мнению авторов, исходивших из данных этикетки) Н.А. Зарудным под городом Джаркентом (южный макросклон Джунгарского Алатау) 18 августа (5 августа по старому стилю) 1900, и хранящийся ныне в Американском музее естественной истории (Svensson et al. 2008; Свенссон 2009; Wassink 2009). Эта находка позволяет думать, что гнездовая часть ареала вида простирается (или простиралась) к северу до юга Казахстана и прилегающих районов Средней Азии. Северо-восток Афганистана и Пакистана, горный северо-запад Индии

также включены в предполагаемую область гнездования большеклювой камышевки.

В примечании к заметке Л.Свенссона (2009), вышедшей в «Казахстанском орнитологическом бюллетене 2008» на русском языке, его составитель О.В.Белялов уточняет некоторые обстоятельства казахстанской находки. Приводим его текст целиком:

«Птиц у Джаркента в 1899-1900 гг. коллектировал поручик артиллерии Б.П.Кореев, сборы которого обработал Н.А.Зарудный (Зарудный, Кореев 1905). В очерке, посвященном Acrocephalus dumetorum, на стр. 86 написано: «Гнездится во втором и третьем поясах высоты. Обыкновенна на гнездовье в Тышкане до высоты 5000 (футов). В 1900 г. под Джаркентом объявилась около 3 мая. Несколько экземпляров было замечено здесь во второй трети августа». Перечислены добытые в Тышкане 8-10 мая 1900 г. (ст. стиля) экземпляры — 6 самцов и самка. Экземпляр от 5 августа 1900 г. не упоминается. Где сейчас хранятся джаркентские сборы Б.П.Кореева, не известно. По информации Ларса Свенссона, экземпляр Acrocephalus orinus попал в Американ-

и

ский музей Природы в Нью-Йорке из коллекции Ротшильда в 30-е годы. Как и когда он оказался в коллекции Ротшильда, не известно».

Дальнейшие исследования позволили расширить географию находок. Анализ фотоматериалов показал, что камышевки, предположительно относящиеся к A. orinus, были встречены в национальном парке Канха в Центральной Индии (апрель-май 2008 г.) и неподалёку от Калькутты в Западной Бенгалии (1 апреля 2007 г.) (Svensson et al. 2010). По сообщению В.М.Лоскота (цит. по: Svensson et al. 2010) два экземпляра, хранящиеся ныне в фондах Зоологического института РАН (Санкт-Петербург), также относятся к этому виду. Оба были добыты на юго-западе Киргизии (Форт Гюльча) в мае предположительно 1885 и 1910-х годов (коллекторы, соответственно, Г.Е.Грум-Гржимайло и С.А.Алексеев) (рис. 1).

В 2008 году Роберт Тимминс обнаружил неизвестную камышевку в Афганском Бадахшане, в долине реки Пяндж на границе с Таджикистаном. На 2 км маршрута по приречным кустарниковым зарослям близ селения Гоз Хун 3 июня им были отмечены не менее 12 поющих самцов и сделаны аудиозаписи их голосов. Ларс Свенссон, которому были отправлены записи песен, высказал предположение, что это может быть большеклювая камышевка (Timmins et al. 2009). В этом же районе 1-16 июня следующего, 2009-го года группа исследователей применила методику выборочного отлова особей вида паутинными сетями на предъявление записи песни. В 4 пунктах за 2 недели было суммарно пойманы 19 особей данного вида. Примечательно, что 4 из них были отловлены близ населенного пункта Зебак, откуда происходят 2 самца, добытых 21-22 июля 1937 и хранящихся в Американском

музее естественной истории. Гнёзд найдено не было, от всех пойманных птиц взяли образцы для генетического анализа и сняли промеры. Молекулярно-генетический и морфометрический анализы доказали правильность определения вида. Выяснилось, что песня большеклювой камышевки имеет наибольшее сходство с песней садовой камышевки. Судя по результатам этих исследований, A. orinus представляется нередкой в приречных кустарниковых биотопах Ваханского коридора (северо-восточный Афганистан) на высотах более 3000 м н.у.м. (Timmins et al. 2009). Наконец, 5-19 июля 2009 года 8 взрослых большеклювых камышевок были отловлены в сходных местообитаниях в трёх пунктах таджикского Горного Бадахшана (рис. 1), причём одна пара 18 июля кормила двух слётков (Aye et al. 2010). Эту находку можно считать первым установленным фактом гнездования большеклювой камышевки.

Рис. 1. Карта регистраций большеклювой камышевки АсгосерЬ1а!ив оппив.

Заполненные значки - наши находки (крупные - две и больше регистрации из одного места).

Незаполненные значки - регистрации А. оппиэ, известные из литературы.

География находок в Средней Азии и Казахстане

Опубликованная информация о географии находок Л. orinus позволяет считать, что этот вид был представлен в составе гнездовой авифауны Российской Империи, а впоследствии — Советского Союза, но оказался пропущен отечественными орнитологами вследствие его сходства с садовой камышевкой. Современные исследования показы-

вают, что он и поныне входит в состав гнездовой авифауны Северной Евразии (в рамках границ бывшего СССР). Начиная с лета 2009 года мы предприняли специальный поиск особей этого вида в музейных коллекциях бывшего СССР (Коблик и др. 2010). В таблице 1 представлены обобщённые данные по найденным взрослым экземплярам.

В коллекции М.А.Мензбира, распределённой между фондами Зоологического музея Московского государственного университета (далее ЗММУ) и Государственного Дарвиновского музея (ГДМ, Москва), удалось найти два взрослых экземпляра, собранных под Кулябом (юг нынешнего Таджикистана) в мае 1910 года М.Н. Дивногорским. Это самцы, добытые 19 (6 по ст. стилю) мая. Интересно, что там же, но 3 мая (20 апреля по ст. стилю) М. Н. Дивногорский добыл крупную самку садовой камышевки, первоначально отнесённую нами по морфологическим признакам к Л. опп^, однако, определённая молекулярно-генетическим анализом как Л. йитвЬошш.

В дальнейшем были обнаружены ещё 7 экземпляров в фондах Зоологического музея Московского государственного университета:

Взрослый самец, добытый Л.С.Степаняном 27 мая 1971 у посёлка Ширвоз, в урочище Барвоз долины реки Шахдара (Горно-Бадахшан-ская автономная область, далее - ГБ АО Таджикистана).

Серия из 4 взрослых самцов и 2 взрослых самок, собранная Б.Н. Гуровым 13-22 июня 1976 в окрестностях кишлака Барсем Шугнак-ского района ГБ АО Таджикистана.

Основываясь на данных каталога орнитологических коллекций Зоологического музея Национального научно-природоведческого музея Национальной академии наук Украины (ЗМ ННПМ НАНУ, Киев) (Пекло 2008), мы изучили в этих фондах небольшую серию (п = 8) садовых камышевок с юга Средней Азии. Три взрослых самца из Горного Бадахшана были переопределены как Л. опп^. Два добыты В.М.Лос-котом, 31мая 1968 в долине реки Шахдара в окрестностях Хорога (Шугнакский район ГБ АО Таджикистана), один — Н.Л.Клестовым 19 июня 1979 в лесхозе Барвоз, также в долине реки Шахдара.

В фондах Биолого-почвенного факультета Национального университета Узбекистана (НУУз, Ташкент), где, в частности, хранится значительная часть коллекционных сборов Н.А.Зарудного, промеры и фотографии садовых камышевок по нашей просьбе осуществили Р.Д. Кашкаров, А.А.Атаходжаев, И.Атамурадова, Н. Азимов и Ш.Зиёватди-нов. Судя по этим данным, к Л. orinus предположительно относятся также два взрослых самца, добытые Д.Н.Кашкаровым, соответственно, 19 мая 1926 на озере Бийлю-куль в устье реки Асса [Жамбылская (Джамбульская) область Казахстана] и 23 июня 1927 в окрестностях Чимгана (западные отроги Чаткальского хребта, Ташкентская область Узбекистана).

Инвентарный номер Коллекция Пол Координаты Локалитет Дата Коллектор

БМ 05026 ЗММУ Самец 37°33' с.ш., 71 °44' в.д. Барсем, Горный Бадахшан, Таджикистан 22.06.1976 Б.Н.Гуров

РМ 05027 ЗММУ Самка 37°33' с.ш., 71°44' в.д. Барсем, Горный Бадахшан, Таджикистан 16.06.1976 Б.Н.Гуров

Р-105029 ЗММУ Самец 37°33' с.ш., 71 °44' в.д. Барсем, Горный Бадахшан, Таджикистан 13.06.1976 Б.Н.Гуров

Р-105031 ЗММУ Самец 37°33' с.ш., 71 °44' в.д. Барсем, Горный Бадахшан, Таджикистан 14.06.1976 Б.Н.Гуров

Р-105030 ЗММУ Самец 37°33' с.ш., 71°44' в.д. Барсем, Горный Бадахшан, Таджикистан 16.06.1976 Б.Н.Гуров

Р-105028 ЗММУ Самка 37°33' с.ш., 71°44' в.д. Барсем, Горный Бадахшан, Таджикистан 13.06.1976 Б.Н.Гуров

Р-121605 ЗММУ Самец 37°11' с.ш., 71 °51' в.д. р. Шахдара, Горный Бадахшан, Таджикистан 27.05.1971 Л.С.Степанян

Р-21169 ЗММУ Самец 37°55' с.ш., 69°47' в.д. Куляб, Таджикистан 19.05.1910 М.Н.Дивногорский

6629/1208 гдм Самец 37°55' с.ш., 69°47' в.д. Куляб, Таджикистан 19.05.1910 М. Н. Дивногорский

32043/27 ЗМ ННПМ НАНУ Самец 37°111 с.ш., 71 °51' в.д. р. Шахдара, Горный Бадахшан, Таджикистан 19.06.1979 Н.Л.Клестов

24607/19 ЗМ ННПМ НАНУ Самец 37°28' с.ш., 71°35' в.д. р. Шахдара, Горный Бадахшан, Таджикистан 31.05.1968 В.М.Лоскот

26208/21 ЗМ ННПМ НАНУ Самец 37°28' с.ш., 71°35' в.д. р. Шахдара, Горный Бадахшан, Таджикистан 31.05.1968 В.М.Лоскот

16980 НУУз Самец 43°04' с.ш., 70°43' в.д. Оз. Бийлю-куль, Казахстан 19.05.1926 Д.Н.Кашкаров

16976 НУУз Самец 41°33' с.ш., 70°00' в.д. Чимган, Узбекистан 23.06.1927 Д.Н.Кашкаров

По данным Л. Свенссона с соавторами (Svensson et al. 2010) и О.В. Белялова (личн. сообщ.) в фондах Института зоологии Центра биологических исследований Министерства образования и науки Республики Казахстан (Алматы) большеклювая камышевка не представлена. Помимо обнаруженных A. orinus, в коллекциях ЗММУ, ГДМ, БПИ ДВО РАН (Биолого-почвенного института Дальневосточного отделения Российской академии наук), ЗМ ННПМ НАНУ нами было проанализировано 95 экземпляров A. dumetorum, происходящих из разных частей Средней Азии и южных районов Казахстана. В их число входят 33 экз. из Туркменистана, 19 экз. из южных районов Узбекистана, 12 экз. из Таджикистана, 8 экз. из Кыргызстана, 20 экз. из Южного Казахстана и 3 экз. из Северо-Западного Китая (Синьцзян).

От 15 экземпляров камышевок из коллекций ЗММУ, ГДМ, ЗМ ННПМ НАНУ, предварительно определённых нами как A. orinus, были взяты пробы тканей (от 2 экз. из НУУз пробы пока не взяты). Генетический материал получен для 12 птиц. Молекулярно-генетический анализ в 11 случаях подтвердил принадлежность птиц к A. orinus, и в одном случае - к A. dumetorum (Koblik et al. in prep.). Для экземпляра R-21169 результат не был получен (возможно, из-за степени сохранности материала), но ярко выраженный комплекс морфологических признаков (см. табл. 2) позволяет отнести его к A. orinus.

Диагностические признаки

Среди A. dumetorum, более многочисленных в сборах из Средней Азии и Казахстана, обнаруженные нами экземпляры A. orinus выделялись заметно более длинным и немного более массивным клювом (рис. 2), более длинным и ступенчатым (крайние рулевые значительно короче центральных) хвостом, а также более длинным и слегка спрямлённым когтем заднего пальца. Кроме того, большеклювые камышевки незначительно отличались от садовых более тёмной общей окраской. Верхняя сторона тела A. orinus выглядит более оливково-бурой, тогда как для A. dumetorum обычно характерен бледный сероватооливковый тон. Нижняя сторона тела у большеклювой камышевки немного более желтоватая.

В последней работе Л.Свенссона с соавторами (Svensson et al. 2010) проведено сравнение размерных показателей A. orinus и A. dumetorum (табл. 2). Помимо очевидных различий между этими видами в длине клюва, также показаны достаточно устойчивые различия в длине хвоста, длине когтей, отмечается в среднем большая у A. orinus длина цевки. Сколько-нибудь устойчивых различий в размерах и строении крыла у этих двух видов не обнаружено. К сожалению, в обсуждаемой работе (Svensson et al. 2010) сравниваемые выборки двух видов не разделены по полу и возрасту, что, несомненно, объясняется

слишком малым числом птиц, а также тем, что у некоторых экземпляров пол не определён.

Длина крыла, выпрямленного на плоскости, мы измеряли линейкой с упором. Все прочие промеры выполнены штангенциркулем. При этом длина хвоста измерялась от основания центральной пары рулевых до их вершин; цевка — от интертарзального сочленения до основания среднего пальца; коготь заднего пальца измерялся от его основания сверху. Пояснения относительно остальных размерных показателей приведены в таблицах.

Рис. 2. Профили Acrocephalus orinus (слева) и A. dumetorum (справа).

Прорисовка по коллекционным материалам Зоологического музея Московского университета.

Большинство размерных показателей выявленных нами экземпляров большеклювой камышевки (табл. 3) более или менее сходны с приведёнными в работе Л.Свенссона с соавторами. Однако обращают на себя внимание несколько меньшие показатели длины хвоста, по крайней мере у части изученных A. orinus,— в среднем 54.9±2.85 мм при минимуме 50.5 мм (Svensson et al. 2010). У наших экземпляров (n = 11) этот показатель составил в среднем 57.3±1.51 мм (от 54.3 до 59.2 мм). В этой же связи и отношение длины хвоста к длине крыла в обсуждаемой работе приводится как 87.8±3.30% (83.5-93.8%), тогда как по нашим данным оно составляет 91.5±1.86% (89.1-94.3%). (табл. 2, 3).

По нашим данным, большеклювая камышевка наиболее надёжно диагностируется при использовании комплекса признаков, важнейшими из которых являются длина клюва, длина когтя заднего пальца, большая ступенчатость и относительно большая длина хвоста (табл. 4). Длина клюва у взрослых большеклювых камышевок обычно превышает 18 мм при измерении от черепа и 11.5 мм при измерении от заднего края ноздри. У садовой камышевки эти показатели крайне

Рус. орнитол. журн. 2010. Том 19. Экспресс-выпуск № 596

Таблица 2. Размеры большеклювой АсгосерЬвШв оппиэ и садовой А. (¿итеЮгит камышевок

без разделения по полу (по Зуепзэоп et а!. 2010).

Размерные показатели АсгосерЬа/иэ оппив АсгосерЬа/ив с1ите1огит

п М яо тт тах п М БО тт тах

Длина крыла (мм) 12 62.6 1.84 60 65.5 194 62.7 1.68 59.0 67.0

Расстояние от вершины первого второстепенного махового (11-го пера от дистального края крыла) до вершин самых длинных первостепенных, мм 9 12.3 11.0 13.0 192 13.3 11.0 16.0

2-е ПМ короче вершины крыла, мм 9 5.0 4.0 6.5 192 4.4 3.0 6.5

Длина хвоста, мм 14 54.9 2.85 50.5 60.0 176 51.5 2.10 45.0 56.0

Длина хвоста / длина крыла, % 12 87.8 3.30 83.5 93.8 176 82.0 2.57 74.4 87.3

Длина цевки, мм 13 23.4 0.39 22.5 23.8 175 22.1 0.55 20.2 23.4

Длина когтя заднего пальца, мм 13 7.4 0.25 7,1 7.8 173 6.1 0.40 5.2 7.2

Длина когтя среднего пальца, мм 11 6.4 0.25 5.9 6.9 125 5.3 0.48 4.0 6.7

Длина клюва от черепа, мм 14 18.8 0.76 18.0 20.6 180 16.6 0.65 15.0 18.0

Длина клюва от ноздри, мм 12 9.8 0.44 9.1 10.4 163 8.8 0.54 7.2 10.0

Ширина клюва на уровне заднего края ноздри, мм 12 3.9 0.25 3.4 4.2 174 3.5 0.20 2.8 4.0

Высота клюва на уровне границы оперения лба, мм 12 3.3 0.29 3.0 4.1 98 3.2 0.18 2.7 3.7

05

Таблица 3. Размеры взрослых экземпляров большеклювой камышевки АсгосерЬв/ив оппив, обнаруженных в коллекциях музеев Москвы, Киева и Ташкента.

Коллекция ЗММУ ЗММУ ЗММУ ЗММУ ЗММУ ЗММУ ЗММУ ЗММУ ГДМ зм ннпм НАНУ ЗМ ННПМ НАНУ ЗМ ннпм НАНУ НУУз НУУз

Инвентарный номер К- 21169 13- 105026 1*- 105027 Р- 105029 р- 105031 р- 105030 Р- 105028 Р- 121605 6629/ 1208 32043/ 27 24607/ 19 26208/ 21 16980 16976

Пол Самец Самец Самка Самец Самец Самец Самка Самец Самец Самец Самец Самец Самец Самец

Длина крыла, выпрямленного на плоскости, мм 61.8 64.0 62.0 59.4 62.5 63.8 60.6 63.4 63.3 63.0 62.8 63.7 66.5* 62.7*

Длина крыла (без выпрямления) измеренная штангенциркулем, мм 58.8 61.9 60.2 58.1 60.4 61.6 58.4 61.9 61.8 61.3 61.0 62.7

Расстояние от вершины первого второстепенного (11-го махового) до вершин самых длинных первостепенных, мм 12.4 14.0 13.3 13.0 13.3 11.8 12.2 13.3 12.8 13.3 13.6 14.7

2-е ПМ короче вершины крыла, мм 4.8 4.6 5.0 5.0 6.1 5.5 6.2 5.2 5.0 4.6 5.4 5.2 — —

Длина хвоста, мм — 58.3 58.1 56.0 56.6 58.6 54.3 59.0 59.2 56.1 56.9 57.0 — —

Длина хвоста / длина выпрямленного крыла, % __ 91.1 93.7 94.3 90.6 91.9 89.6 93.1 93.5 89.1 90.6 89.5 . . .

Расстояние между вершинами крайних и центральных рулевых, мм 7.5 9.4 6,3 7.3 8.7 6.8 8.8 7.0 6.6 6.0 7.6

Длина цевки, мм 23.1 23.2 22.8 22.1 23.3 23.2 23.4 23.5 24.2 22.8 22.7 23.0 — —

Длина когтя заднего пальца, мм 8.2 7.5 7.3 7.0 7.0 7.3 6.9 7.4 3.2 7.0 7.0 7.3 7.8* 7.5*

Длина клюва от черепа, мм 19.6 19.6 18.6 18.0 19.1 19.1 18.3 18.8 19.2 19.1 19.3 18.4* 18.0*

Длина клюва от переднего края ноздри, мм 10.3 10.4 10.1 9 7 9.8 10.0 9.6 9.9 9.8 9.6 10.1

Длина клюва от заднего края ноздри, мм 12.0 12.0 11.5 11.6 11.5 11.7 11.8 11.5 11.8

Ширина клюва на уровне ноздри, мм 5.0 4.7 4.4 4.5 4.2 4.7 4.6 4.7 4.5 4.5 4.6 4.4 5.0* 4.8*

Высота клюва на уровне границы оперения лба, мм 3.1 3.3 3.4 3.7 3.4 3.3 3.3 3.4 3.1 3.6

Масса тела, г — — 12.4 10.1 11.5 11.8 11.6 — — — — — — —

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

* Измерения выполнены Р.Д.Кашкаровым, А.А.Атаходжаевым, И.Атамурадовой, Н.Азимовым и Ш.Зиёватдиновым.

Рус. орнитол. журн. 2010. Том 19. Экспресс-выпуск № 596

Таблица 4. Важнейшие диагностические размерные признаки большеклювой АсгосерЬ^ив оппив и садовой А. с1ите1огит камышевок

(оригинальные данные).

Размерные показатели АсгосерЬаІиз огіпиз, взрослые птицы без разделения по полу Асгосерїіаіиз сіитеїогит, взрослые самцы

п М во тіп тах п М во тіп тах

Длина клюва от черепа, мм 13 18.9 0.55 18.0 19.6 30 17.1 0.48 16.2 18.0

Длина клюва от заднего края ноздри, мм 9 11.7 0.22 11.5 12.0 30 10.7 0.47 9.7 11.4

Длина когтя заднего пальца, мм 14 7.4 0.42 6.9 8.2 30 6.2 0.27 5.7 6.7

Расстояние между вершинами крайних и центральных рулевых, мм 11 7.5 1.06 6.0 9.4 30 4.9 1.03 3.3 7.5

Длина хвоста / длина выпрямленного крыла, % 11 91.5 1.86 89.1 94.3 30 84.0 0.02 81.0 88.0

Длина хвоста, мм 11 57.3 1.51 54.3 59.2 30 53.2 1.73 50.0 58.0

Длина крыла выпрямленного на плоскости, мм 14 62.8 1.66 59.4 66.5 30 63.2 1.62 60.6 66.6

Сі

ьэ

СО

редко достигают таких величин. Длина когтя заднего пальца у A. orinus обычно составляет 7 мм и более, тогда как у A. dumetorum она обычно не более 6.7 мм. Расстояние между вершинами крайних и центральных рулевых у A. orinus обычно превышает 6.5 мм, у A. dumetorum этот показатель крайне редко достигает данной величины и лишь как исключение может превысить 7 мм. Длина хвоста и крыла варьирует у этих двух видов в весьма широких пределах (самцы в среднем более длиннокрылые и длиннохвостые, чем самки). Но отношение этих показателей, по нашим данным, не перекрывается: у A. orinus — более 89%, тогда как у A. dumetorum редко достигает 88%.

Следует признать, что изученный к настоящему моменту коллекционный материал по обсуждаемому виду остаётся крайне малочисленным и не позволяет полноценно охарактеризовать его половую, возрастную, сезонную и индивидуальную изменчивость.

Обсуждение и выводы

Судя по географии мест сборов перечисленных выше экземпляров, добытых в мае-июне, исторический гнездовой ареал вида в Северной Евразии, вероятно, охватывает или охватывал горные и предгорные (900-3000 м н.у.м.) районы Таджикистана (за исключением Восточного Памира), Киргизии, восточного Узбекистана и юго-восточного Казахстана. (табл. 1, рис. 1). Наибольшее число особей (как минимум 10) собрано на западе таджикской части Бадахшана (долина реки Шахда-ры, Шугнакский район ГБ АО Таджикистана), причём эти сборы — наиболее поздние по времени (1968-1979 гг.). Учитывая современные находки в афганской и таджикской частях Бадахшана (Timmins et al. 2009; Aye et al. 2010), именно бассейн Пянджа можно считать основным районом обитания большеклювой камышевки. По-видимому, пока самая северо-западная и самая низкогорная точка находки вида -озеро Бийлю-куль ( 430 м н.у.м.). В связи с указанными выше находками большеклювой камышевки требуют более тщательной проработки вопросы о существовании области гнездования «садовой» камышевки в Средней Азии (Portenko, Stubs 1976), а также о существовании районов симпатрии большеклювой и садовой камышевок.

Самые ранние фиксации A. orinus в регионе относится к 19 мая, а более половины особей (8) добыты в июне (табл. 1). Судя же по датировкам экземпляров в исследованных нами сборах A. dumetorum (n = 95), этот вид появляется в среднеазиатско-южноказахстанском регионе с последней декады апреля (3 особи), наибольшее число добытых птиц приходится на май (53), июнем датировано всего 14 особей, а началом июля - 3. С 7 по 22 июля следовал перерыв в сборах, в последней декаде июля добыта 1 особь, в августе - 14, сентябре - 6, ноябре - 1. При этом в горной части региона (Памиро-Алай, Тянь-Шань) в июне-июле

суммарно собрано лишь 4 экземпляра A. dumetorum. В.Н.Шнитников (1949) не приводит конкретных данных, доказывающих гнездование садовой камышевки в Семиречье. Нет таких данных и в сводке по птицам Киргизии А.И.Янушевича с соавторами (1960), однако после 1960 года садовая камышевка появилась в Прииссыкулье, а в настоящее время является там обычным видом (Давранов 1991). Согласно А.Ф.Ковшарю (1972), садовая камышевка в Казахстане в норме гнездится в Казахском мелкосопочнике и на Западном Алтае, а к югу от озёр Балхаш, Сассыкколь и Алаколь известен лишь единственный случай её размножения: в Алматы добыт нелетающий птенец. Известно, что два гнездовых птенца были добыты Н.А.Северцовым в верхнем течении реки Или на территории нынешнего Китая (Ковшарь 1972), однако поздний срок находки (28 августа) позволяет сомневаться в том, что это были нелётные особи и они не могли относиться к мигрантам. А.И.Иванов (1969) считает, что достоверных данных о размножении вида на Памиро-Алае нет, «...хотя Р.Н.Мекленбурцев (1958) уверенно говорит о гнездовании садовой камышевки в долине Кашка-дарьи, а Н.А.Зарудный - о гнездовании в долине р. Кафирниган у Ка-бадиана (в садах), у Джиликуля и Пархара (в тугаях) и в горах к востоку от Куляба (в горных лиственных лесах).». В сводке «Птицы Узбекистана» (1995) Р.Н.Мекленбурцев пишет: «По убеждению О.В.Мит-ропольского и нашим летним наблюдениям, садовая камышевка не гнездится на территории Узбекистана, а редкие летние встречи принадлежат холостующим особям». И.А.Абдусалямов (1973) приводит для Таджикистана сведения о гнездовых парах садовой камышевки в тугаях по Сырдарье и Зеравшану, о выводках и слётках на Шахдаре, Ванче, Дарвазском хребте, но даёт описание лишь одного найденного гнезда (урочище Сары-Кумыш, Сырдарья). П.В.Квартальнов (личн. сообщ.) не исключает вероятность того, что это гнездо принадлежало индийской камышевке Acrocephalus agricola.

С учётом приведенных нами данных нельзя исключить вероятность того, что гнездовые находки «A. dumetorum» в горах и предгорьях Средней Азии и юга Казахстана на самом деле представляли собой находки A. orinus. Данный вопрос, по-видимому, невозможно решить только с помощью анализа существующих орнитологических коллекций, так как большинство сборов A. dumetorum из этого региона (как показано выше) сделано в период сезонных миграций, а немногие летние находки этого вида можно отнести к летующим негнездящимся птицам (Коблик и др. 2010). Единственная регистрация гнездования садовой камышёвки к югу от Средней Азии была сделана в 1875 году в предгорьях Гималаев в Индии (Anderson 1875). Однако, подробное описание гнезда, приведённое в статье, явно указывает на ошибку в определении хозяина гнезда: постройка описывается как шаровид-

ная с боковым входом, что совершенно не характерно для представителей рода Acrocephalus.

Отдельная тема, выходящая за рамки этой публикации,— поиск возможных научных синонимов A. orinus в работах Н.А.Северцова, Н.А.Зарудного и других отечественных зоологов, работавших в Туркестане в последней трети XIX и начале XX века. Мы не исключаем вероятности того, что одно из имён, присвоенных этими исследователями камышевкам региона (Salicaria macronyx Severtzov, 1873; Salicaria eurhyncha Severtzov, 1873; Salicaria sphenura Severtzov, 1873; Salicaria ilensis Severtzov, 1879; Acrocephalus dumetorum affinis Zarudny, 1890), может относиться к A. orinus и иметь приоритет перед этим названием.

Необходимо в ближайшее же время активизировать полевые исследования на территории Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, юга Казахстана, чтобы установить статус, выявить современные места обитания, изучить особенности биологии и экологии, наладить охрану популяций большеклювой камышевки — одного из самых загадочных и редких видов птиц мира.

Авторы выражают искреннюю признательность главному хранителю орнитологической коллекции ЗИН РАН В.М.Лоскоту за обмен важной информацией в процессе обсуждения наших находок. Мы глубоко благодарны хранителям орнитологических фондов А.М.Пекло (ЗМ ННПМ НАНУ) и И.В. Фадееву (ГДМ), любезно разрешившим нам работать со сборами камышевок в курируемых ими коллекциях. Мы благодарим В.С.Шишкина (ИПЭЭ РАН) за помощь в ознакомлении с литературными источниками XIX - начала XX вв. по орнитологическим сборам, сделанным в Туркестане. Наше исследование было бы менее полным без данных о промерах и локалитетах интересующих нас особей в фондах ЗИН РАН и НУУз, а также других ценных сведений, полученных от М.В.Калякина (ЗММУ), Р.Д.Кашкарова (НУУз) и О.В.Белялова (ИЗЦБИ МОН РК). Мы признательны также Д.Р.Хайдарову (ЗММУ), И.М.Малых и П.В.Квартальнову (кафедра зоологии позвоночных Биофака МГУ) за помощь в работе над статьёй.

Литература

Абдусалямов И.А. 1973. Фауна Таджикской ССР: Птицы. Душанбе: 1-403 (Ин-т Зоол. и паразитол. АН Тадж ССР. Т. 19. Ч. 2).

Бёме Р.Л., Флинт В.Е. 1994. Пятиязычный словарь названий животных. Птицы. Латинский-русский-английский-немецкий-французский. М.: 1-845. Давранов Э. 1991. Гнездование садовой камышевки в Юго-Западном Прииссыкулье // Фауна и экология наземных позвоночных Кыргызстана. Бишкек: 128129.

Зарудный Н.А., Кореев Б.П. 1905. Орнитологическая фауна Семиреченского края //Материалы к познанию фауны и флоры Российской Империи б: 1-104. Иванов А.И. 19в9. Птицы Памиро-Алая. Л.: 1-448.

Коблик Е.А., Архипов В.Ю., Редькин Я.А. 2010. Коллекции Зарудного и Мен-збира: открытие век спустя // Орнитология в Северной Евразии: Материалы 13-й Междунар. орнитол. конф. Сев. Евразии: Тез. докл. Оренбург: 152-153.

Ковшарь А.Ф. 1972. Род Камышевка - Acrocephalus // Птицы Казахстана. Алма-Ата, 4: 75-123.

Мекленбурцев Р.Н. 1995. Сем. Славковые Sylviidae // Птицы Узбекистана. Ташкент, 3: 202-270.

Пекло А.М. 2008. Каталог коллекций Зоологического музея ННПМ НАН Украины. Птицы. Вып. 4. Воробьинообразные - Passeriformes. Киев: 1-410.

Свенссон Л. 2009. О находке большеклювой камышевки на территории Казахстана // Каз. орнитол. бюл. 2008: 225-226.

Шнитников В.Н. 1949. Птицы Семиречья. М.; Л.: 1-689.

Янушевич А.И., Тюрин П.С., Яковлева И.Д., Кыдыралиев А.К., Семёнова Н.П. 1960. Птицы Киргизии. Фрунзе, 2: 1-273.

Anderson A. 1875. On little or unknown Himalayan oology, with notes on the birds // Stray Feathers 3: 350-358.

Aye R., Hertwig S. T., Schweizer M. 2010. Discovery of a breeding area of the enigmatic large-billed reed warbler Acrocephalus orinus // J. Avian Biol. 41: 452459.

Bensch S., Pearson D.J. 2002. The Large-billed Reed Warbler Acrocephalus orinus revisited // Ibis 144: 259-267.

Dircz A. 2006. Large-billed Reed Warbler // Handbook of the Birds of the World. Vol. 11. Old World Flycatchers to Old World Warblers. Linx Ed.: 626-627.

Koblik E.A., Redkin Y.A., Meer M.S., Derelle R., Golenina S., Kondrashov F.A., Arkhipov V.Yu. (in prep.). Acrocephalus orinus: a case of mistaken identity.

Nimnuan S., Round P. D. 2008. Further Thai records of Large-billed Reed Warblers Acrocephalus orinus // BirdingASIA 9: 10.

Oberholser H.C. 1905. Birds by Dr. W.L. Abbott in the Kilimahjaro region, East Africa // Proc. U.S. Nat. Mus. 28 (1411): 823-936.

Pearson D.J., Kennerley P.R., Bensch S. 2008. A second museum specimen of large-billed reed warbler Acrocephalus orinus // Bull. Brit. Ornithol. Club 128: 136-137.

Portenko L. A., Stübs J. 1976. Acrocephalus dumetorum Blyth. // Atlas der Verbreitung Palaearkischer Vögel / H.Dathe (ed.) 5. Berlin, 5.

Round P.D., Hansson B., Pearson D.J., Kennerley P.R., Bensch S. 2007. Lost and found: the enigmatic large-billed reed warbler Acrocephalus orinus rediscovered after 139 years // J. Avian Biol. 38: 133-138.

Svensson L., Prys-Jones R., Rasmussen P.C., Olsson U. 2008. Discovery of ten new specimens of large-billed reed warbler Acrocephalus orinus, and new insights into its distributional range // J. Avian Biol. 39: 605-610.

Svensson L., Prys-Jones R., Rasmussen P.C., Olsson U. 2010. The identification and distribution of the enigmatic Large-billed Reed Warbler Acrocephalus orinus // Ibis 152: 323-334.

Timmins R.J., Mostafawi N., Radjabi A.M., Noori H., Ostrowski S., Olsson U., Svensson L., Poole C.M. 2009. The discovery of Large-billed Reed Warbler Acrocephalus orinus in north-eastern Afganistan // BirdingASIA 12: 42-45.

Wassink A. 2009. Birds of Kazakhstan: new and interesting data. Part 2 // Dutch Birding 31, 2 101-110.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.