Научная статья на тему 'Нормирование труда в сфере культуры: иллюзии и реальность'

Нормирование труда в сфере культуры: иллюзии и реальность Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
2047
231
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
экономика культуры / культурная политика / нормирование труда / творческий труд / сфера культуры / cultural economics / cultural policy / labor standards / creative work / the sphere of the arts and cul- ture

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — В. Ю. Музычук

Статья посвящена анализу разработанных в последние годы типовых отраслевых норм труда в государственных (муниципальных) учреждениях культуры. В работе предпринята попытка обосновать неприемлемость применения методов технического нормирования (нормативной трудоемкости) в сферах деятельности, основу которых составляет творческий труд. Для оценки эффективности и результативности труда работников государственных (муниципальных) учреждений культуры (в терминах Минтруда России) более приемлем старый и проверенный временем инструмент – аттестация, которая в большей мере применима к творческим профессиям.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LABOR STANDARTS IN THE ARTS AND CULTURE: ILLUSIONS AND REALITY

The article is devoted to the analysis of typical labor standards developed in recent years in public cultural institutions. The paper attempts to justify the unacceptability of the use of technical regulation methods (normative labor-intensiveness) in areas of activity that are based on creative work. To assess the efficiency and effectiveness of the work of employees in public cultural institutions (in terms of the Ministry of Labor of Russia), an old and time-tested tool is more acceptable – certification, which is more applicable to creative professions.

Текст научной работы на тему «Нормирование труда в сфере культуры: иллюзии и реальность»

Вестник Института экономики Российской академии наук

6/2018

ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ

В.Ю. МУЗЫЧУК

доктор экономических наук, заместитель директора по научной работе ФГБУН Институт экономики Российской академии наук, главный научный сотрудник Государственного института искусствознания

НОРМИРОВАНИЕ ТРУДА В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ: ИЛЛЮЗИИ И РЕАЛЬНОСТЬ

Статья посвящена анализу разработанных в последние годы типовых отраслевых норм труда в государственных (муниципальных) учреждениях культуры. В работе предпринята попытка обосновать неприемлемость применения методов технического нормирования (нормативной трудоемкости) в сферах деятельности, основу которых составляет творческий труд. Для оценки эффективности и результативности труда работников государственных (муниципальных) учреждений культуры (в терминах Минтруда России) более приемлем старый и проверенный временем инструмент - аттестация, которая в большей мере применима к творческим профессиям.

Ключевые слова: экономика культуры, культурная политика, нормирование труда, творческий труд, сфера культуры.

1БЬ: 71; 718.

В настоящее время реформа бюджетного сектора вступила в новую стадию, связанную с унифицированным подходом к управлению государственными (муниципальными) учреждениями в части упорядочения системы организации труда, повышения производительности и оплаты труда работников этих учреждений, введения нормирования труда и разработки профессиональных стандартов. Несмотря на то что основным инициатором этих нововведений выступает Минтруд России, не будет преувеличением сказать, что данный процесс идет под неусыпным контролем Минфина России. В данной статье основное внимание сфокусировано на нормировании труда в сфере культуры и объективных сложностях, возникающих при введении типовых норм труда в отдельных направлениях культурной деятельности. В статье обосновывается некорректность применения принятых норм труда в сфере культуры и ставится под сомнение сама возможность технического нормирования творческого труда.

Вестник ИЭ РАН. №6. 2018 С.44-59

1. Нормирование труда в государственных

(муниципальных) учреждениях: суть проблемы

Минтруд России позиционирует нормирование труда в бюджетном секторе как важный шаг к повышению эффективности управления государственными (муниципальными) учреждениями. Речь идет об определении результативности труда работников, поэтапном повышении оплаты их труда в соответствии с достигнутыми результатами, введении нормирования труда и внедрении профессиональных стандартов (Методические рекомендации для государственных (муниципальных) учреждений по разработке системы нормирования труда, утвержденные Приказом Минтруда России от 30 сентября 2013 г. № 504). Также считается, что установленные нормы труда станут серьезными стимулами в системе повышения результативности труда работников и повышения оплаты их труда (Программа поэтапного совершенствования системы оплаты труда в государственных (муниципальных) учреждениях на 2012-2018 гг., утвержденная Распоряжением Правительства Российской Федерации от 26 ноября 2012 г. № 2190-р).

Законодательно нормирование труда закреплено в гл. 22 Трудового кодекса РФ. Однако существуют определенные разночтения, касающиеся трактования этого понятия. Эксперты признают, что гл. 22 ТК РФ является во многом декларативной, поскольку не дает четкого понимания сути нормирования труда [2, с. 5-6] В результате «экономика труда и трудовое право по-разному понимают термин, суть которого, в принципе, должна быть единой» [2, с. 5]. В экономике труда под нормированием понимают любое упорядочение, регламентирование или, согласно современной риторике финансово-экономических ведомств, оптимизацию затрат труда (экономическая функция), а в трудовом праве - гарантии установления социально оправданных норм труда согласно принципу равной оплаты труда за труд равной ценности (функция социальной защиты). По сути, речь должна идти о согласовании обеих функций, однако в существующем виде нормирование труда в бюджетном секторе в большей степени направлено на реализацию экономической функции в части оптимизации бюджетных расходов, нежели на выполнение социальной функции.

Кроме того, рамочный характер статей в гл. 22 ТК РФ приводит к тому, что все хозяйствующие субъекты независимо от производственного или непроизводственного характера своей деятельности подпадают под действие данных правовых норм, вследствие чего «предъявляются единые требования и к предприятиям реального сектора экономики, и государственным (муниципальным) бюджетным (казенным, автономным) учреждениям» [1, с. 51]. Отсутствие нормирования труда в государственных (муниципальных) учреждениях трактуется как нарушение трудового законодательства и ущемление прав работников.

Между тем в отдельных исследованиях находит отражение и прямая заинтересованность финансово-экономических ведомств во введении нормирования труда в государственных (муниципальных) учреждениях: «это постепенный переход к финансированию научных исследований и разработок в зависимости от результатов» [11, с. 16]; «неадекватность штатного расписания реальным затратам труда» формируют «проблемы бюджетирования в части формирования средств на оплату труда» [1, с. 54]. В видении Минфина России нормирование труда должно привести к совершенствованию бюджетирования, оптимизации бюджетных расходов и проектному финансированию отраслей бюджетного сектора. Без понимания разницы между научным трудом в сфере фундаментальной науки и прикладными научными исследованиями крайне поверхностными выглядят утверждения о том, что «именно проектный подход к планированию и финансированию научно-исследовательских работ позволяет более точно выделить и сформировать перечень видов работ, видов результатов работ и определить нормы труда для них» [12, с. 17].

Следует подчеркнуть, что введение нормирования труда в сфере культуры, как, впрочем, и в других отраслях гуманитарного сектора экономики, не подкреплено никакими серьезными научными исследованиями. Имеющиеся публикации в основном относятся к нормированию труда научных работников, причем, что особенно важно, задействованных в сфере прикладных научных исследований. Специалисты признают отсутствие серьезных научных работ, посвященных изучению особенностей творческого труда и его нормирования на уровне фундаментальной науки и деятельности в культуре и искусстве [5, с. 5].

В основе культурной деятельности лежит творческий труд, как, впрочем, и научной деятельности. При отсутствии научных публикаций по нормированию труда в сфере культуры можно, по принципу аналогии, проанализировать предлагаемые методологические подходы к нормированию научно-исследовательского труда.

Признавая специфику творческого труда научных работников, предлагается нормировать не столько процесс, сколько результат их труда. Причем предлагается вводить нормы качества результатов труда (установленные критерии качества результатов), нормы количественных результатов труда (нормированное задание, норма выработки как необходимое количество научных продуктов (научных публикаций, научно-исследовательских проектов, аналитических материалов и др.), а также «нормы затрат физической и нервной энергии работников» (нормы тяжести труда, темп (интенсивность) работ, занятость в течение рабочего дня, допустимое утомление) [12, с. 11-17]. Удивительно, что предлагая нормировать не процесс, а результаты труда, автор вышеуказанных рацпредложений одновременно признает в качестве

особенностей научно-исследовательского труда его творческое начало, непредсказуемый результат, слабую формализуемость трудовых процессов, высокую вероятность получения ожидаемых результатов не в полном объеме или вовсе отрицательного результата [12, с. 2-4].

Напротив, специалисты по экономике труда акцентируют внимание на необходимости комплексной оценки труда для творческих профессий, не позволяющей дробить создание продукта их творческой и интеллектуальной деятельности на процесс и его результаты: «под оценкой труда мы подразумеваем характеристику труда как процесса, его результатов и качеств самого работника» [5, с. 5].

Более того, апологеты нормирования научно-исследовательского труда признают, что в силу его творческого характера «оценить трудоемкость объективно может быть достаточно сложно», а также «нормирование научно-исследовательского труда не должно ограничиваться только нормами трудоемкости» [11, с. 8]. Однако предложенные нормы количества результатов научно-исследовательского труда, нормы качества результатов труда, а также нормы затрат физической и нервной энергии работников очень абстрактны, неоднозначны и во многом дискуссионны [12, с. 11-17]. Без широкого обсуждения в экспертной и профессиональной среде ни в коем случае нельзя руководствоваться подобными методологическими подходами при принятии управленческих решений.

2. Типовые нормы труда в сфере культуры: существующая практика

Между тем в сфере культуры и искусства уже разработаны и введены типовые нормы труда в библиотеках, культурно-досуговых учреждениях, музеях, зоопарках, учреждениях кинематографии (Приказ Минкультуры России от 30 декабря 2014 г. № 2477 «Об утверждении типовых отраслевых норм труда на работы, выполняемые в библиотеках»; Приказ Минкультуры России от 30 декабря 2014 г. № 2478 «Об утверждении типовых отраслевых норм труда на работы, выполняемые в зоопарках, фильмофондах, музеях и других организациях музейного типа»; Приказ Минкультуры России от 21 июля 2017 г. № 1226 «Об утверждении типовых отраслевых норм труда на работы, выполняемые в организациях кинематографии»). Причем из всей палитры существующих норм труда (нормы выработки, нормы численности, нормы обслуживания, нормы времени) Минкультуры России пошло по пути разработки нормативной трудоемкости, определив нормы времени и нормы выработки для разного рода работ в сфере культуры.

С типовыми нормами труда в исполнительских искусствах возникла вообще курьезная ситуация. Они были утверждены в апреле

2018 г. (Приказ Минкультуры России от 27 апреля 2018 г. № 602 «Об утверждении типовых отраслевых норм труда на работы, выполняемые в организациях исполнительских искусств»), а через полтора месяца отменены после обращения директоров крупнейших театров лично к министру культуры (Приказ Минкультуры России от 09 июня 2018 г. № 910 «Об отмене типовых отраслевых норм труда на работы, выполняемые в организациях исполнительских искусств»).

Для иллюстрации приведем фрагмент, касающийся художественного оформления декораций (пейзажная живопись) (с. 12-13):

Небо:

- ясное - день и ночь - 0,4 часа за 1 кв. м;

- облачное, с просветами свода - туманы - 0,6 часа за 1 кв. м;

- грозовое, с характерными особенностями туч - 0,8 часа за 1 кв. м.

И далее, в таком же духе по равнинным, горным, водным пейзажам до «отдельных деревьев - стволов с корнями, переходящих в падуги» за 3,4 часа за 1 кв. м и «отдельных водных бережков как важнейших деталей композиции моря»...

Или фрагмент из норм труда в части «выполнения художественных причесок» (с. 23):

Современная прическа:

- при длине волос до 10 см - 0,17 часа за 1 ед.;

- при длине волос от 10 до 25 см - 0,30 часа за 1 ед.;

- при длине волос от 25 см - 0,45 часа за 1 ед.

Историческая, фантазийная прическа:

- при длине волос до 10 см - 0,33 часа за 1 ед.;

- при длине волос от 10 до 25 см - 0,55 часа за 1 ед.;

- при длине волос от 25 см - 0,80 часа за 1 ед.

Примечательно, что в организациях кинематографии аналогичные нормы на выполнение художественных причесок в два с лишним раза превышают нормы для исполнительских искусств (Приказ Минкультуры России от 21.07.2017 г. № 1226 «Об утверждении типовых отраслевых норм труда на работы, выполняемые в организациях кинематографии»):

Для современного персонажа:

- при длине волос до 10 см - 0,5 часа за 1 прическу;

- при длине волос от 10 до 25 см -1,0 часа за 1 прическу;

- при длине волос от 25 см -1,5 часа за 1 прическу.

Для исторического персонажа:

- при длине волос до 10 см-1,0 часа за 1 прическу;

- при длине волос от 10 до 25 см - 2,0 часа за 1 прическу;

- при длине волос от 25 см - 3,0 часа за 1 прическу.

Вызывают недоумение типовые нормы труда на административные работы по аренде оборудования для кинопроизводства (15 минут

на составление, согласование и подписание договора против 45 минут на подписание акта и оплату):

Заключение договора на аренду (составление, согласование и подписание договора) - 0,25 часа за 1 ед.

Подписание акта выполненных работ, оплата договора - 0,75 часа за 1 ед. Типовые нормы труда на работы по обеспечению творческими кадрами демонстрируют странную разбивку административного процесса на отдельные фазы (30 минут на интервьюирование артиста с заполнением анкеты против 15 минут на передачу информации

Первичный прием артиста кино (анализ биографии артиста кино, интервьюирование с одновременным заполнением анкеты) - 0,5 часа за 1 прием;

Передача информации средствам массовой информации и иным подоб-нът субъектам - 0,25 часа за 1 запрос.

Типовые нормы труда на работы по «фондообразующей деятельности» демонстрируют удивительной точности хронометраж:

Приобретение необходимых материалов, которые могут быть использованы в рамках производства аудиовизуальных произведений, - 1,67 часа за 1 позицию;

Анализ информации и подготовка справочного описательного документа в соответствии с заказом по определенной теме - 2,5 часа за 1 документ.

Нормы по созданию эскизов костюмов демонстрируют странный и ничем не объяснимый разброс значений (исторические костюмы не уступают по своей трудоемкости создания фантастическим):

- исторические костюмы - 120,0 часов за 1 эскиз;

- традиционные костюмы - 60,0 часов за 1 эскиз;

- фантастические (сказочные) костюмы -180,0 часов за 1 эскиз.

Типовые отраслевые нормы в музеях свидетельствуют о непонимании специфики научной деятельности и творческого характера труда музейных работников:

- подготовка и написание методического пособия к экскурсиям, лекциям, студиям - 240,0 часов за 1 п. л.;

- подготовка и написание методических рекомендаций к экскурсиям, лекциям, студиям - 40,0 часов за 0,5 п. л.;

- подготовка обзорной экскурсии - 80,0 часов за 1 экскурсию;

- подготовка тематической экскурсии по экспозиции или выставке (1,5) часа - 160 часов за 1 экскурсию;

- разработка лекции - 160,0 часов за 1,0 п.л.;

- изучение текстов обзорных и тематических экскурсий и прохождение прослушивания аттестационной комиссией и новым сотрудником (экскурсоводом) -168 часов за 1 экскурсию.

Детальный анализ утвержденных и ничем не обоснованных норм труда по отдельным направлениям культурной деятельности больше

в СМИ):

похож на «игру в цифирь». Внедрение этих норм чревато не только увеличением объема бюрократической работы, но и становится серьезным препятствием для реализации той миссии, во имя которой создавались учреждения культуры.

В культурно-досуговых учреждениях в рамках нормирования труда Минкультуры России ограничилось разработкой норм численности творческих работников коллективов самодеятельного искусства, клубных формирований, студий, кружков, а также работников, занятых организацией и проведением культурно-массовых мероприятий (Приказ Минкультуры России от 30 декабря 2015 г. № 3448 «Об утверждении типовых отраслевых норм труда на работы, выполняемые в куль-турно-досуговых учреждениях и других организациях культурно-досу-гового типа»). Не вдаваясь в корректность указанных норм численности (например, нормы численности творческих работников коллективов самодеятельного искусства, клубных формирований, студий, кружков определяются «на основе показателей трудоемкости руководителей этих объединений по направлениям искусства»?), следует отметить отсутствие типовых отраслевых норм труда на выполнение работ.

При этом в письме Минкультуры России от 14 июля 2016 г. № 217-01-39НМ говорится о том, что разработан интерактивный электронный сервис, позволяющий «проанализировать деятельность учреждения в разрезе видов и трудовых операций, рассчитать нормативную штатную численность и сформировать штатное расписание в соответствии с принятыми нормами труда, времени и численности». Страшно представить, что этот интерактивный сервис выдает в качестве готовой продукции.

Если же к этому еще добавить, что «точность разрабатываемых и устанавливаемых норм труда должна обеспечиваться с минимально возможными затратами на этот процесс» [11, с. 9], то неудивительно, что принятые нормы вызывают больше вопросов, чем ответов, и уж тем более никак не могут служить в качестве мерила труда в сфере культуры. Как тут не вспомнить О.А. Ерманского с его концепцией «физиологического оптимума», согласно которой «произведенная полезная работа может быть выражена в килограммометрах». Поэтому при введении разного рода нововведений, продиктованных унифицированным подходом к управлению государственными (муниципальными) учреждениями, в сфере культуры прежде всего нужно руководствоваться принципом «не навреди»!

Справедливости ради следует отметить, что нормы труда для отдельных категорий работников сферы культуры существовали и в советский период. Считалось, что из всех видов деятельности наиболее подходящим для нормирования труда являлся труд библиотечных работников.

К вопросам нормирования труда в библиотеках обращались с первых лет становления советского государства. В 20-е годы были получены данные об особенностях библиотечного труда, стандартизации приемов и операций, необходимости технического оснащения. В 30-40-е годы проводились работы по адаптации методов технического нормирования к библиотечному труду (М.И. Рабей). В начале 50-х годов получили распространение аналитические методы нормирования библиотечного труда [8, с. 3-4, 9]. Специалисты подчеркивают, что «сложный, комплексный, социальный характер библиотечного труда, неоднородность составляющих его видов деятельности, многообразие технологического содержания процессов и операций по составу и уровню творчества, неравная сложность функций обуславливает необходимость разработки дифференцированного подхода к нормированию различных видов библиотечного труда...» [8, с. 10-11].

Следует отметить, что в библиотеках, пусть и в меньшей степени, чем в других видах культурной деятельности, также присутствует творческий характер труда. «Самый высокий уровень творчества присущ содержанию таких видов деятельности и процессам, как научно-исследовательская, подготовка методических пособий и указателей, организация читательских конференций и тематических выставок и т. д.» [8, с. 11-12]. К особенностям этих процессов относятся: возможности оценки труда на основе непосредственных измерений ограничены; признак периодичности в них отсутствует; каждый новый результат процесса своеобразен. Поэтому механистический подход к разработке нормативной трудоемкости здесь также неприемлем.

Существовали нормы труда и в исполнительских искусствах, но совершенно в другом виде - как некий оптимальный объем работ, ограждающий артистов и художественный персонал (режиссеров, дирижеров, художников, балетмейстеров и др.) от сверхнагрузок и перенапряжения. Так, Приказом Минкультуры СССР от 21 июля 1983 г. № 414 «О нормах выступлений артистов в спектаклях и нормах постановок художественного персонала театров»1 устанавливались «месячные охранные нормы выступлений артистов в спектаклях», причем «с учетом особенностей творческого труда артистов театров». Для художественного персонала театров также устанавливались годовые «охранные нормы постановок спектаклей», «охранные нормы новых постановок» и др. Для молодых специалистов, «приступивших к работе в театре после окончания высшего театрального, музыкального учебного заведения в том же году

1 Это постановление пришло на смену Приказу Министерства культуры СССР от 17.05.1957 г. № 314 «О нормах выступлений артистов в спектаклях и нормах постановок художественно-руководящего персонала» (с последующими изменениями и дополнениями). Впервые подобные нормы были установлены в 1939 г.

и продолжающих работу в данном театре в течение 3 лет» устанавливались «пониженные годовые нормы новых постановок». «Все охранные нормы ограничивают верхний предел загруженности артистического и художественно-руководящего персонала театра» [3, с. 14]. Таким образом, нормирование труда осуществлялось не для оптимизации бюджетных расходов, а для ограничения сверхнагрузок.

На это же обращают внимание и специалисты по библиотечному делу. Специфика нормирования библиотечного труда обусловлена необходимостью обеспечения «общего подхода к нормированию с точки зрения социальных результатов труда, т. е. соблюдения принципа охранного характера норм» [8, с. 7].

Известны также случаи повышения норм выработки для производства музыкальных инструментов с целью «обеспечить широкое внедрение технических обоснованных норм выработки» (Постановление Совета министров РСФСР от 13.08.1960 г. № 1237 «Об установлении размеров повышения норм выработки при введении новых условий оплаты труда рабочих предприятий промышленности музыкальных инструментов) [4, с. 571-573]. Этот пример относится к производственной сфере, поэтому не вызывает никаких разночтений.

3. Нормирование труда как «составная часть (функция) управления производством»

Исторически нормирование труда возникло как неотъемлемая часть научной организации труда (НОТ). В 20-е годы XX в. наряду с реализацией новой экономической политики (НЭП) активизировалась работа по созданию системы научной организации труда. Появилась целая плеяда исследователей и возглавляемых ими научно-исследовательских организаций и лабораторий, а также общественных объединений, которые занимались разработкой научной организации труда и управления производством: А.К. Гастев (Центральный институт труда, г. Москва), О.А. Ерманский (кафедра экономики и организации производства МВТУ), П.М. Есманский (Таганрогский институт научной организации производства), И.М. Бурдянский (Казанский институт научной организации труда), Н.А. Витке (отдел нормализации Народного комиссариата Рабоче-крестьянской инспекции (НК РКИ)), П.М. Керженцев (лига «Время»), Е.Ф. Розмирович (Государственный институт техники управления при НК РКИ), Ф.Р. Дунаевский (Всеукраинский институт труда), В.М. Бехтерев (Центральная лаборатория по изучению труда) и др. Наряду с изучением собственно производственных процессов уделялось пристальное внимание совершенствованию системы управления. Так, Вторая Всесоюзная конференция по НОТ, состоявшаяся в 1924 г. в Москве под руководством В.В. Куйбышева, прошла под лозунгом «В связи с жиз-

нью, для жизни, не отрываясь от жизни». Одной из самых важных стала секция по рационализации госаппарата, делопроизводства, по постановке отчетности, канцелярской технике и др. [10, с. 12-14].

Следует обратить внимание, что система нормирования труда применялась для производственных и управленческих процессов на промышленных предприятиях. Справедливости ради следует отметить, что отдельные исследователи были полны решимости распространить принципы научной организации труда и на социальную составляющую жизни человека как производственной единицы. Прямо скажем, утопично и механистично звучат слова А. К. Гастева о том, «в социальной области должна наступить эпоха тех же точных измерений, формул, чертежей, контрольных калибров, социальных нормалей. Как бы нас не смущали сентиментальные философы о неуловимости эмоций и человеческой души, мы должны поставить проблему полной математизации психофизиологии и экономики, чтобы можно было оперировать определенными коэффициентами возбуждения, настроения, усталости, с одной стороны, прямыми и кривыми экономических стимулов, с другой» [10, с. 39]. Вместе с тем главной особенностью отцов-основателей НОТ было стремление к научному обоснованию нормирования труда, чего, к сожалению, не скажешь о современных разработчиках типовых норм на работы в сфере культуры.

Традиционно нормирование труда относится к виду деятельности по управлению производством и является «важнейшим звеном технологической и организационной подготовки производства» [7, с. 159]. «Объектом нормирования труда является трудовая деятельность человека по осуществлению производственного процесса, обеспечивающего превращение сырья, материалов, полуфабрикатов в готовую продукцию» [7, с. 163].

Существующая в России система нормирования труда до сих пор базируется на отдельных правовых актах советского периода. Основополагающим документом является Положение об организации нормирования труда в народном хозяйстве (Постановление Госкомтруда СССР, Президиума ВЦСПС от 19.06.1986 № 222/П-6). Согласно п. 1.1 указанного Положения «нормирование труда представляет собой составную часть (функцию) управления производством и включает в себя определение необходимых затрат труда (времени) на выполнение работ (изготовление единицы продукции) отдельными работниками (бригадами) и установлению на этой основе норм труда». Основной акцент в этой формулировке: нормирование труда - это составная часть управления производством(!) В советское время нормирование труда распространялось исключительно на производственную сферу.

В настоящее время эта формулировка нормирования труда кочует из одного документа в другой, правда, без отсылки к управлению про-

изводством. Так, в Методических рекомендациях Минкультуры России (утв. Приказами от 30.12.2014 № 2477 и № 2478) нормирование труда «представляет собой составную часть (функцию) управления и включает

в себя.....» - далее следует продолжение фразы из упомянутого выше

Положения, но без отсылки к управлению производством.

Нормирование труда как составная часть управления производством или составная часть управления - не одно и то же! Культурная деятельность не относится к производственной деятельности, поэтому на нее не могут распространяться принципы технического нормирования.

4. Некорректность технического нормирования труда в сфере культуры

Культурная деятельность имеет свои особенности, что налагает ряд ограничений на ее регламентирование в рамках унифицированного подхода к управлению государственными (муниципальными) учреждениями:

1. Преимущественно творческий характер труда и интеллектуальное содержание.

2. Культурная деятельность как процесс не менее важна, чем ее результат.

3. Культурная деятельность персонифицирована, т. е. зависит от личностных характеристик людей (уровень образования, психологические особенности, профессиональный опыт), участвующих в создании культурных благ.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Уникальность культурной деятельности, вследствие чего она с трудом поддается нормированию и стандартизации.

5. Пролонгированный (отложенный во времени) результат культурной деятельности.

6. Неопределенность результата культурной деятельности (право на эксперимент и творческую неудачу).

7. Ограниченность или невозможность определения качества в сфере культуры (не в категориях «хуже - лучше», а «по-другому»).

8. Предметом труда в сфере культуры является человек. Средствами труда выступает творческий потенциал создателей культурных благ.

9. Высокая трудоемкость в процессе производства культурных благ вследствие невозможности и/или нецелесообразности повышения уровня автоматизации труда (ограниченные возможности взаимозаменяемости живого труда и технических средств).

10. Количественный подход к оценке культурной деятельности имеет ограниченное применение. Целесообразно применение методов качественного (экспертного) анализа.

Специалисты отмечают, что «по отношению к творческому труду, особенно с высоким уровнем содержания творческих элементов, прямое нормирование является малоэффективным. Исключение составляет экспертный метод нормирования, позволяющий с некоторой степенью вероятности определить сложность выполняемой работы и ее долговременность» [5, с. 16]. «Сложность труда творческих профессий социокультурного комплекса определяется, как правило, экспертным путем» [3, с. 11].

Согласно Методическим рекомендациям для государственных (муниципальных) учреждений по разработке системы нормирования труда (приказ Минтруда России от 30 сентября 2013 г. № 504), основными целями системы нормирования труда в учреждении являются:

• создание условий, необходимых для внедрения рациональных организационных, технологических и трудовых процессов, улучшения организации труда;

• обеспечение нормального уровня напряженности (интенсивности) труда при выполнении работ (оказании государственных (муниципальных) услуг);

• повышение эффективности обслуживания потребителей государственных (муниципальных) услуг.

Все перечисленные выше пункты имеют мало отношения к учреждениям культуры, что в очередной раз свидетельствует о недопустимости унифицированного подхода к управлению государственными (муниципальными) учреждениями. Кроме общих слов об улучшении организации труда следует иметь в виду, что специфика творческих профессий связана во многом с ненормированным характером труда, а также опосредованной привязкой к обслуживанию потребителей [6, с. 14-21].

Согласно п. 1 Правил разработки и утверждения типовых норм труда, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 11.11.2002 № 804, разработке подлежат только типовые нормы труда на однородные работы.

В ст. 161 Трудового кодекса РФ также указано, что типовые нормы труда могут разрабатываться и устанавливаться для однородных работ.

Согласно пп. а) п. 3 Методических рекомендаций для федеральных органов исполнительной власти по разработке типовых отраслевых норм труда (Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 31.05.2013 № 235), нормы труда устанавливаются «для однородных работ применительно к типовым технологическим (трудовым) процессам и типовым организационно-техническим условиям их выполнения». Причем в пп. б) п. 3 «в качестве типового выбирается наиболее рациональный и целесообразный трудовой процесс, характерный для всей совокупности однородных процессов, основными критериями рациональности которого являются минимальные затраты времени».

В сфере культуры в силу особой специфики творческого труда все виды работ уникальны. Так, ни одна из работ в театре не может быть отнесена к разряду однородных. Работа сценографов, художников по костюмам, гримеров и т. д. - уникальна и персонифицирована, носит на себе индивидуальный отпечаток своего создателя. Поэтому эти работы не могут квалифицироваться как типовые технологические (трудовые) процессы и типовые организационно-технические условия их выполнения. И уж тем более минимальные затраты времени никак не могут служить критерием рациональности работ в театре.

Согласно действующему законодательству, перед утверждением типовых норм труда необходимы: апробация типовых норм труда в производственных условиях (пп. л) п. 5) и обсуждение проектов типовых норм труда с соответствующими профессиональными союзами (пп. м) п. 5) (Методические рекомендации для федеральных органов исполнительной власти..., Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 31.05.2013 № 235). В ст. 159 ТК РФ указано, что применение систем нормирования труда должно осуществляться с учетом мнения представительного органа работников. Профессиональное сообщество не знает ни о результатах апробации принятых норм труда, ни об их широком обсуждении с творческими союзами.

Согласно п. 6 Методических рекомендаций по разработке систем нормирования труда в государственных (муниципальных) учреждениях (Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 30.09.2013 № 504), для разработки системы нормирования труда в учреждении «рекомендуется создание специализированного структурного подразделения (службы), а при его отсутствии этот объем работ должен быть возложен на подразделение, в ведении которого находятся вопросы кадрового обеспечения. Велика вероятность, что эти меры приведут к очередному раздуванию штата управленческого персонала в ущерб основной деятельности организаций культуры.

Специалисты по экономике труда подчеркивают, что «основными критериями оценки результатов всех разновидностей труда в сфере искусства выступают новизна, оригинальность, самобытность, то есть различные формы преодоления уже достигнутого уровня художественных ценностей, ломки традиций, устоявшихся приемов и догм. В основе оценки творческого труда в сфере искусства должны лежать различия в сложности, интенсивности и результативности труда» [3, с. 11]. Поэтому «специфическими особенностями нормирования творческого труда могут выступать: нормирование через комплексную оценку результатов деятельности; необходимость индивидуализации нормы по результату персонификации работника; регламентация творческого труда посредством его самоорганизации. <...> Индивидуальный подход прежде всего должен выдерживаться по отношению

к тем работникам, чей труд определяет характер полученных результатов» [5, с. 16]. Существующие типовые отраслевые нормы труда на работы в сфере культуры идут вразрез с индивидуальным подходом к оценке труда работников культуры на основе персонификации их труда, уникальности процесса, так и результата их деятельности, а также отсутствия однородных (однотипных) работ с повторяющимся результатом.

Подведение итогов

Нормирование труда изначально позиционировалось как составная часть (функция) управления производством. Перенесение процедуры технического нормирования на государственные (муниципальные) учреждения, по сути, является ничем иным как разновидностью управленческого провала [9]. Унифицированный подход к управлению учреждением культуры и собесом приводит к возникновению институциональных ловушек, так как не учитывает специфику социально значимых отраслей. В случае с нормированием труда в сфере культуры не учитывается творческая доминанта культурной деятельности.

Уникальность, новизна, право на эксперимент, как, впрочем, и право на ошибку, присущие творческому труду, свидетельствуют о невозможности и нецелесообразности технического нормирования труда и стандартизации сферы культуры в целом.

Законодательство о нормировании труда оставляет за работодателем выбор норм труда и методологию их расчета. Вследствие того что в сфере культуры крайне узок сегмент однородных работ, целесообразно отказаться от технического нормирования. Нормы выработки и нормы времени - неподходящее мерило результативности труда в сфере культуры. Нормирование труда в сфере культуры может быть оправдано только с позиций охранного характера норм, да и то только для ограниченного перечня профессий.

Для оценки эффективности и результативности труда более целесообразно использовать старый и проверенный временем инструмент - аттестацию, которая в большей мере применима к творческим профессиям. Она позволяет не только оценить соответствие работника занимаемой должности, но и является стимулом для повышения его результативности. Собственно говоря, все те задачи, которые декларируются в связи с необходимостью введения нормирования труда в государственных (муниципальных) учреждениях, легко решаются посредством аттестации.

Наконец, использование нормирования труда для последующего внедрения проектного финансирования - абсолютно неприемлемо для сферы культуры.

Следует признать, что нормирование труда в существующем виде в большей степени направлено на реализацию экономической функции в части оптимизации бюджетных расходов, нежели на выполнение социальной функции в части охраны условий труда и достойного вознаграждения. Не будет преувеличением сказать, что этот управленческий провал в первую очередь обусловлен тем, что принятые управленческие решения не были научно обоснованы, а также согласованы с профессиональным сообществом.

ЛИТЕРАТУРА

1. Дерябина Е.В., Богданова Т.Ю. Комплексный подход к решению проблем нормирования труда в государственных и муниципальных учреждениях Томской области // Вестник ЮУрГУ. Серия «Экономика и менеджмент». 2018. Т. 12. № 1. С. 51-57.

2. Зайнуллина М.Р., Набиева Л.Г., Палей Т.Ф. Организация и нормирование труда в отраслях непроизводственной сферы. Казань, 2013.

3. Коршунова Г.А. Оценка и оплата труда творческих работников театра. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. М.: НИИ труда и социального страхования, 2006.

4. Культура в нормативных актах Советской власти. 1938-1960 гг. М.: ЗАО «Юридический дом «Юстицинформ», 2011. С. 571-573.

5. Кушнир А.Б. Оценка и оплата творческого труда. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. М.: НИИ труда и социального страхования, 2007.

6. Музычук В.Ю. Государственный патернализм в сфере культуры: что не так с установками патера в России? Научный доклад. М.: Институт экономики РАН, 2017.

7. Организация, нормирование и оплата труда: Учеб. пособие / А.С. Головачев, Н.С. Березина, Н.Ч. Бокун и др.: Под общ. ред. А.С. Головачева. М.: Новое знание,

8. Попроцкая В.Г. Нормирование труда в условиях крупных научных библиотек. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. М.: Ленинградский ордена Дружбы народов государственный институт культуры имени Н.К. Крупской, 1990.

9. Рубинштейн А.Я., Городецкий А.Е. Некоторые аспекты экономической теории государства. Научный доклад. М.: Институт экономики РАН, 2017.

10. У истоков НОТ. Забытые дискуссии и нереализованные идеи. Научное издание / Сост. Э.Б. Корицкий. Ленинград: Издательство Ленинградского университета,

11. Феоктистова О.А. Нормирование научно-исследовательского труда: методологические подходы. // Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ». 2014. Вып. 5(24). naukovedenie.ru/PDF/109EVN514.pdf .

12. Феоктистова О.А. Развитие системы нормирования и стимулирования труда как механизмов повышения его качества в сфере научных исследований. Автореферат дисс. кандидата экономических наук. М.: ОАО «Всероссийский центр уровня жизни», 2014.

2004.

1990.

ABOUT THE AUTHOR

Valentina Yurievna Muzychuk - Doctor of Economic Sciences, Deputy Director for Science of the Institute of Economics of the Russian Academy of Sciences (the RAS), Chief Scientific Associate of the State Institute for Art Studies. Moscow, Russia. office@inecon.ru

LABOR STANDARTS IN THE ARTS AND CULTURE: ILLUSIONS AND REALITY The article is devoted to the analysis of typical labor standards developed in recent years in public cultural institutions. The paper attempts to justify the unacceptability of the use of technical regulation methods (normative labor-intensiveness) in areas of activity that are based on creative work. To assess the efficiency and effectiveness of the work of employees in public cultural institutions (in terms of the Ministry of Labor of Russia), an old and time-tested tool is more acceptable - certification, which is more applicable to creative professions.

Keywords: cultural economics, cultural policy, labor standards, creative work, the sphere of the arts and culture.

JEL: Z1; Z18.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.