Научная статья на тему 'Нина Берберова о масонстве в России в начале XX века: причинах возрождения и его последствиях'

Нина Берберова о масонстве в России в начале XX века: причинах возрождения и его последствиях Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
392
125
Поделиться
Ключевые слова
ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ТЕЧЕНИЕ / THE POLITICAL CURRENT / МАСОНСКИЕ ЛОЖИ / MASONIC LODGES / МАРТИНИСТЫ / ФИЛАЛЕТЫ / ОТВЕТСТВЕННОЕ МИНИСТЕРСТВО / THE MINISTRY IN CHARGE / АРЬЕРГАРД / ПОЛУПОСВЯЩЕННЫЕ / ТРАНСФОРМАЦИЯ / TRANSFORMATION / РЕФОРМИРОВАНИЕ / REFORMATION / MARTINISTS / FILALETA / A REAR GUARD / SEMI-DEVOTED

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Галушко Анастасия Александровна

В статье исследуются оценки российской эмигрантки Н. Н. Берберовой возрождения масонских тайных обществ России в начале XX века, выявляются его причины, а также численность и состав российских лож. Обосновывается вывод о том, что масонские ложи, согласно Н. Н. Берберовой, претерпели серьезные трансформации в течение 1906-1917 гг. и сыграли,безусловно, важную роль в политической жизни страны. Главным источником является книга Н. Н. Берберовой «Люди и ложи. Русские масоны XX столетия».

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Галушко Анастасия Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

NINA BERBEROVA ABOUT FREEMASONRY IN RUSSIA AT THE BEGINNING OF THE XXTH CENTURY: REASONS OF REVIVAL AND ITS CONSEQUENCES

The article studies the reflection of the Russian emigrant N.N. Berberova as regards the revival of Masonic secret societies in Russia at the beginning of the XX century, its reasons, and also number and structure of Russian lodges. The conclusion is made that Masonic lodges, according to N. N. Berberova, underwent serious transformations during 1906-1917, and played an important role in political life of the country. The main source is N. N. Berberova's book «People and lodges. Russian masons of the XXth century».

Текст научной работы на тему «Нина Берберова о масонстве в России в начале XX века: причинах возрождения и его последствиях»

8. Источник: попытки Киева добиться исключения РФ из числа участников Blackseafor провалились [Электронный ресурс]. URL: http://tass.ru/politika/1327177 (Дата обращения: 14. 09. 2015).

9. О динамике отношений между Российской Федерацией и Турецкой Республикой [Электронный ресурс]. URL: http://www.turkey.mid.ru/hron2_r.html (Дата обращения: 12.07.2015).

10. Организация за демократию и экономическое развитие - ГУАМ [Электронный ресурс]. URL: http://guam-organization.org/ (Дата обращения: 18.07.2015).

11. Устав Организации черноморского экономического сотрудничества [Электронный ресурс]. URL: http://www.bsec-organization.org/documents/Legal Documents/statutory/charter/Download/CHARTER%20 web%20080630.pdf (Дата обращения: 13.08.2015).

12. Черноморский регион: горизонт 2020. Доклад комиссии по Черному морю [Электронный ресурс]. URL: http://www.blackseanews.net/read/13 (Дата обращения: 13.08.2015).

УДК 061.236

А. А. Галушко

НИНА БЕРБЕРОВА О МАСОНСТВЕ В РОССИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА: ПРИЧИНАХ ВОЗРОЖДЕНИЯ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯХ

В статье исследуются оценки российской эмигрантки Н. Н. Берберовой возрождения масонских тайных обществ России в начале ХХ века, выявляются его причины, а также численность и состав российских лож. Обосновывается вывод о том, что масонские ложи, согласно Н. Н. Берберовой, претерпели серьезные трансформации в течение 1906-1917 гг. и сыграли, безусловно, важную роль в политической жиз-

A. A. Galushko

ни страны. Главным источником является книга Н. Н. Берберовой «Люди и ложи. Русские масоны XX столетия».

Ключевые слова: общественно-политическое течение, масонские ложи, мартинисты, филалеты, ответственное министерство, арьергард, полупосвященные, трансформация, реформирование.

NINA BERBEROVA ABOUT FREEMASONRY IN RUSSIA AT THE BEGINNING OF THE XXTH CENTURY: REASONS OF REVIVAL AND ITS CONSEQUENCES

The article studies the reflection of the Russian emigrant N.N. Berberova as regards the revival of Masonic secret societies in Russia at the beginning of the XX century, its reasons, and also number and structure of Russian lodges. The conclusion is made that Masonic lodges, according to N. N. Berberova, underwent serious transformations during 1906-1917, and played

Масонство в виде общественно-политического течения зародилось в Европе в среде так называемого цензового населения, в начальный период индустриально-технической эпохи европейского континента. По мнению Нины Берберовой, возрождение же масонства в России в начале XX века было

an important role in political life of the country. The main source is N. N. Berberova's book «People and lodges. Russian masons of the XXth century».

Key words: the political current, Masonic lodges, Martinists, filaleta, the ministry in charge, a rear guard, semi-devoted, transformation, reformation.

вызвано тремя важными событиями: поражением России в японской войне, революцией 1905 г. и буйным ростом самосознания интеллигенции, которая выдвигала ряд демократических требований. Среди них, как установила автор, было проведение земельной реформы, создание рабочего законодатель-

ГУМАНИТАРНЫЕ И ЮРИДИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

ства, распространение грамотности; в политическом плане - открытие Государственной Думы с законодательными функциями и создание «ответственного министерства».

Нина Берберова связывала возрождение первых масонских лож в 1906 году с именем крупного общественного и политического деятеля Максима Максимовича Ковалевского.

М. М. Ковалевский являлся основателем Партии демократических реформ и издателем журнала «Критическое обозрение», был преподавателем в Московском Университете, читал курс государственного права. В 1887 году по приказу министра народного образования И. Д. Делянова был уволен из университета и с этого времени жил в Париже.

В 1901 году основал в Париже Русскую высшую школу общественных наук, где проходили обучение российские политики оппозиционного направления. Кроме того, Ковалевский был масоном, «достопочтимым братом» французского «Великого Востока». По словам Берберовой, Ковалевский был введен в масонскую ложу в Париже еще в конце XIX века. Нина Берберова отмечала, что Ковалевский занимал весьма прочное положение среди своих французских «братьев», поэтому ему было предложено взять на себя инициативу для открытия первых лож в российских столицах. И уже в конце 1906 года Ковалевский принял это предложение, вернулся в Россию и начал свою масонскую деятельность. Как писала Берберова, он прибыл в страну в первый для нее пореволюционный, и оттого неспокойный год, как раз к открытию I Государственной Думы и был избран в нее от Харьковской губернии. Выступал в Думе 62 раза по большинству обсуждавшихся вопросов [1, с. 34].

Первоначально Достопочтимыми Мастерами ложи Великого Востока М. Ковалевскому было поручено открыть две масонские ложи в Москве и одну в Санкт-Петербурге, но уже через два года в Москве, Петербурге, Киеве, Нижнем Новгороде, Харькове и других городах, от Варшавы до Иркутска, было открыто не менее 18 лож [1, с. 35]. При таком темпе разрастания масонских лож они, очевидно, не могли не испытывать ряда организационных трудностей: соблюдения тайны общества, отсутствие собственных Достопоч-тимых Мастеров (они руководили ритуалом и церемониями в ложе), а также отсутствия упорядоченной системы объединений не-

скольких лож, связанных одной работой. Урегулирование каждого из этих вопросов не могло проходить без участия «братьев» французского Великого Востока. Но, несмотря на эти организационные трудности, в период с 1906 года вплоть до февраля 1917 года, как считала Нина Берберова, в России не было профессии, учреждения, государственного или частного общества, организации или группы, где не встречались бы масоны. В качестве примера Нина Николаевна приводила список людей, служивших в царском дипломатическом корпусе, в русских посольствах или за границей: в Англии - К. Д. Набоков, первый секретарь посольства; во Франции - Л. Д. Кандауров, советник посольства; в Италии - консул Г. П. Забелло; в Швеции -

A. В. Неклюдов; в Норвегии - И. Г. Лорис-Ме-ликов; в Швейцарии - агент Министерства иностранных дел А. Н. Мандельштам; в Сербии - Б. П. Пелехин; в Греции - Е. П. Демидов; в Черногории - консул Л. В. Иславин; в США - Б. А. Бахметьев; в Китае

Н. А. Кудашев; в Персии - поверенный в делах

B. Ф. Минорский; в Бразилии - А. И. Щербацкий, глава дипломатической миссии; в Мексике -И. Я. Коростовец; в Монголии - А. А. Орлов, дипломатический представитель [1, с. 39-40]. По этому списку можно судить о том, с какой молниеносной быстротой распространилось русское масонство даже в такой области, где, как правило, были люди, в большинстве своем преданные режиму.

В отношении людей, которые должны были «защищать интересы родины перед правительствами других стран, к которым были аккредитованы» [1, с. 40], Нине Берберовой наличие такой «крамолы» [1, с. 40] кажется невероятным. Но, с точки зрения российского масонства, принадлежность к ложам нельзя назвать заговором или мятежом. Б. И. Николаевский в своей исследовательской работе «Масонство и Революция» писал, что масонство в это время никак не связывалось с революцией, и революционеров в ложах не было [2, с. 7]. Об этом же сообщала Нина Берберова: «Меньшевиков было не более пяти-шести за все эти довоенные годы, социалист шел в тайное общество тогда, когда от его революционности (и социализма) оставались только следы» [1, с. 41]. Она рассматривала две возможности, допустимые русскими масонами: в случае первой, «министерства народного до-

верия», возникла бы коалиция либерального крыла царских министров с «общественниками». При второй - «ответственном министерстве» - инициатива принадлежала бы левым кадетам и трудовикам (или народным социалистам): в такое министерство не были бы допущены бывшие царские министры, оно должно было бы состоять исключительно из «общественников» и их ближайших сподвижников.

Как считала Нина Берберова, в 1916 году появился один из первых списков имен мирового масонства, в который были включены и русские имена. Она узнала об этом списке от П. Е. Щеголева, историка и пушкиниста, в нем было около 30 тысяч имен, и он был составлен всемирной антимасонской организацией. Вероятно, речь идет о французской «Association Antimaзonnique», которая была основана в конце XIX века и которую возглавлял аббат Турмантэн. Щеголев узнал об этой ассоциации из докладных записок коллежского асессора К. Б. Алексеева, который был отправлен во Францию Особым Департаментом полиции, чтобы познакомиться с системой масонских организаций и методами ведения борьбы с ними [3, с. 55-58]. Несмотря на то, что русские фамилии в этом списке были исковерканы до неузнаваемости, кое-кто в виде исключения был назван верно: Ковалевский, Вырубов, Лорис-Меликов и др. По мнению Берберовой, этот факт свидетельствовал о значимости русского масонства как части мирового масонского движения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1907-1916 годы - это время расширения количества масонских лож и различных направлений масонства в целом.

Так, оживилась деятельность, так называемых «мартинистов». Мартинист - член масонской организации, «Ордена мартинистов», последователь мистического христианства [4, с. 162]. Нина Берберова полагала, что даже император Николай II был мартинистом, по модному примеру своих заграничных родственников, однако, очень быстро вышел из тайного общества [1, с. 49].

Близко к мартинистам стояли фила-леты. Филалеты - в переводе с французского языка «друзья истины», исследователи религиозной истины. Свободные мыслители всех стран, не подчиняющиеся общепринятым догматам, но исполняющие все гражданские постановления своих стран [5, с. 117]. Русская ложа филалетов была открыта в Париже и

вела свое происхождение от оккультного общества XVIII века.

В 1907 году была открыта масонская ложа «Северная Звезда» во дворце графа В. П. Орлова-Давыдова. Он был членом Государственной Думы и позже - прогрессистом. В нее вошла основная часть руководства кадетской партии: С. Котляревский, Е. Кедрин, В. Маклаков, В. Немирович-Данченко, В. Ключевский, с. Урусов, М. Маргулиес. Следует обратить внимание на замечание Нины Николаевны Берберовой о том, что материальный вопрос для русского масонства в первый период не стоял остро, поскольку многие аристократы отдавали под масонские храмы свои особняки и квартиры. Это в свою очередь способствовало разрастанию масонских лож еще активнее. Уже в 1907 году В. П. Орлов-Давыдов стал Великим Мастером «Северной Звезды». Любопытно также происхождение названия ложи. Берберова предполагала, что изначально ложа была названа по аналогии с французской «^оИеРоЫге» - «Полярная звезда». Но такое название не могло устроить масонское общество, потому что так же называлась одна из яхт императора Николая II, поэтому ложу назвали «Северной Звездой». Под этим же названием она была восстановлена в 1922 году уже в эмиграции [1, с. 53].

В 1908 году открылась ложа «Возрождение» с Великим Мастером Н. Н. Баженовым, знаменитым ученым и общественным деятелем. Тогда же появился русский «Космос», близнец парижского, в состав которого вошли: М. М. Ковалевский, Ю.С. Гамбаров, проф. Д. С. Аничков [1, с. 55].

Но основным, ключевым, событием в процессе развития российского масонства Нина Берберова считала создание в 1909 г. «Военной ложи», в которую вошли генералы, полковники и офицеры другой категории. Наиболее крупной фигурой (после А. И. Гучкова) Берберова назвала генерала А. Н. Алексеева - начальника штаба Верховного Главнокомандующего во время Первой мировой войны [1, с. 67]. Среди других членов «Военной ложи» Н. Н. Берберова отметила генералов

A. М. Крымова, Н. В. Рузского, Н. В. Вырубова,

B. В. Теплова. Из младших офицеров, членов «Военной ложи», еще были названы бывшие в 1909 г. капитанами А. И. Деникин и П. Н. Краснов, капитан-лейтенанта А. В. Колчак. В 1917 г. Деникин и Краснов - генерал-лейтенанты,

ГУМАНИТАРНЫЕ И ЮРИДИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Колчак - вице-адмирал. Такое стремительное возвышение в чинах за 8 лет, совершенно не в традициях русской военной бюрократии, Берберова объяснила только масонским протекционизмом, а отнюдь, как она писала, не личными талантами, как уверял всех Деникин в своих мемуарах, а Колчак - на допросах в Иркутской ЧК [1, с. 71].

По мнению Нины Берберовой, создание «Военной ложи» свидетельствовало о серьезном политическом укреплении масонства. Это подтверждают воспоминания генералов А. С. Лукомского [6] и Н. А. Степанова [7].

Работу Военной ложи необходимо сопоставить с возобновлением в начале ХХ столетия масонских лож в России. Основываясь на статье М. Маргулиеса «Масонство в России за последние 25 лет», опубликованной в шестнадцатом номере официального органа французского масонства «Акация», Нина Берберова подчеркнула, что 1909 год был годом процветания трех лож в России: «Северной звезды», «Феникса» и «Военной ложи». В это же время департамент полиции активнее начал преследование масонских лож, и многие спиритические ложи закрывались сами «от скуки или от страха», как писал знаменитый основатель ложи «Астрея» Леонтий Дмитриевич Кандауров в своей «Записке по истории российского масонства, 1731-1936» [8].

Таким образом, можно заключить, что 1909 год - переломный момент в процессе возрождения и распространения масонства в России в начале XX века. Наиболее крупные, политически ангажированные ложи, укреплялись на политической арене страны и становились неотъемлемыми участниками значимых событий, в то время как ложи только мистического и спиритического характера закрывались департаментом полиции, или изживали сами себя по причине отсутствия интереса к дальнейшей деятельности.

К сожалению, мы еще слишком мало знаем о новых ложах, учрежденных после 1910 года. Видное место среди них занимала, судя по всему, ложа «Малая медведица» (1911 г.). В 1912 году в «Малой медведице» был посвящен А. Ф. Керенский [1, с. 88].

Из других новых лож обращала на себя внимание, по словам Нины Берберовой, думская ложа «Розы» (1910 г.), составившаяся из депутатов-масонов, членов III Государственной думы: Н. В. Некрасова, А. М. Колюбаки-

на, В. А. Степанова, Н. К. Волкова и других; причем среди них были не только кадеты, но и представители других политических партий, представленных в Думе: меньшевиков -Е. П. Гегечкори, М. И. Скобелев, Н. С. Чхеидзе; прогрессистов - И. Н. Ефремов, А. И. Коновалов; трудовиков - А. Ф. Керенский. В этом, собственно, и состоял смысл учреждения думской ложи. В связи с этим, вряд ли можно согласиться с утверждением А. Ф. Керенского о том, что «они не влияли на события Февраля 1917 года».

В 1912 году был создан Верховный Совет Народов России, который контролировался масонским Конвентом. По словам Нины Берберовой, он был создан для осуществления масонского руководства над оппозиционными царскому режиму политическими партиями. Возглавили Совет кадеты Н. В. Некрасов, Терещенко и эсер А. Ф. Керенский, которые вступили в масонские ложи в 1909-1912 гг. и представляли собой новое молодое поколение масонов [1, с. 96]. Верховный Совет народов России координировал деятельность широкого спектра оппозиционных партий. Если перечислить их слева направо, то получится следующий ряд: меньшевики, эсеры, трудовики, кадеты, прогрессисты, октябристы. Следует также обратить внимание на одну очень важную, по мнению автора, деталь, о которой Нина Берберова сообщала вскользь. Верховный Совет создавался российскими масонами как орган политического воздействия на ситуацию, складывавшуюся в стране к 1917 году, и этот факт свидетельствует об укреплении политического влияния масонских лож в указанный период. Однако рост и укрепление влияния масонов, превращение масонских организаций в инструмент борьбы с самодержавием проходили не плавным, эволюционным, путем, а достаточно резко, как итог конфликта между «молодыми» и «старыми» членами масонских лож. Один из крупных исследователей российского масонства начала XX века, В. И. Старцев считал, что к 1910 году масонские ложи переживали определенного рода кризис, называя его «незримой драмой русского масонства» [9] начала XX века. Суть конфликта, по мнению В. И. Старцева, была в том, что в отличие от Н. В. Некрасова и его единомышленников, смотревших на масонство как на действенный инструмент борьбы с самодержавием, старое поколение русских

масонов в лице Д. О. Бебутова, М. С. Маргу-лиеса и других крепко держалось за морально-нравственные основы учения «вольных каменщиков» [9, с. 81]. Отсюда и конфликт между ними. Большинство «братьев» были на стороне Н. В. Некрасова и его сторонников. «Старики» вроде Д. О. Бебутова и Е. И. Кедрина, упрямо придерживавшиеся принципов «нравственного» масонства, им только мешали. Инициатором коренной реорганизации русского масонства на новых, более отвечающих политическим реалиям страны началах, был А. М. Колюбакин. Деятельную роль в этом процессе сыграли также его коллеги по кадетской партии Н. В. Некрасов и князь С. Д. Урусов [2, с. 65].

Таким образом, Н. Н. Берберова, во-первых, провела определенную классификацию членов российских масонских лож, общее количество которых она определила условным числом в 600 человек.

Во-вторых, автор делила российских масонов на посвященных и полупосвященных, или «арьергард». Число посвященных было засекречено и, по-видимому, оставалось неизвестным общественности, в то время как «второй слой» (полупосвященные) был весьма значительным, и именно ему Нина Берберова посвятила многие страницы своей книги. При этом, как она замечала, «арьергард» отводил себе пассивную роль в реализации программы перемен. Такую позицию автор объясняла инфантильностью этой части интеллигенции, которая лишь недавно начала думать о том, что, собственно, происходит и каково ее место в этих процессах.

В-третьих, Нина Николаевна Берберова выявила и проследила эволюцию развития российского масонства. Она выделила в процессе эволюции масонских лож несколько этапов.

Первый этап - 1906-1909 гг. - это период от появления первых масонских лож в 1906 году, основанных М. М. Ковалевским, до криза 1909 года, связанного с усилением работы Департамента полиции против масонов. Это способствовало тому, что масонские ложи спиритической и мистической направленности потеряли свои позиции и ушли с общественной арены, в то время как политически ангажированные ложи стали еще сильнее.

Второй этап - 1909-1912 гг. - характеризуется борьбой так называемого «старого» и «молодого» поколений российского масонства, в результате которой морально-нравственное течение масонства было отодвинуто на второй план, а его место заняло политическое течение.

Третий этап - 1912-1917 гг. - период укрепления российского политического масонства, прихода к власти его видных деятелей в Феврале 1917 года, их работы во Временном правительстве и, наконец, утраты масонами своих политических позиций, вплоть до запрета масонских лож после победы большевиков в Октябре 1917 года.

В итоге можно заключить, что масонские ложи, согласно Н. Берберовой, зарождаясь изначально как организации спиритического характера, претерпели серьезные трансформации в течение 1906-1917 гг. и сыграли, безусловно, определенную роль в политической жизни страны.

Литература

1. Берберова Н. Н. Люди и ложи. Русские масоны XX столетия. М.: Прогресс-Традиция, 1997. 400 с.

2. Николаевский Б. И. Русские масоны и революция. М.: Терра, 1990. 200 с.

3. Щеголев П. Е. Охранники и авантюристы. Секретные сотрудники и провокаторы. М.: ГПИБ, 2004. 460 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Исторический словарь галлицизмов русского языка. М.: Словарное издательство ЭТС, 2010. 5140 с.

5. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка / под ред. А. Н. Чудинова. СПб.: Издание В. И. Губинского, 1910. 1004 с.

6. Лукомский А. С. Воспоминания генерала. Берлин, 1922. // В. С. Кобылин Анатомия измены. Истоки антимонархического заговора. СПб.: Царское Дело, 2007. 640 с.

7. Степанов Н. А. Работа Военной ложи // П. Тихомиров. Военная ложа [Электронный ресурс] URL: http://ruskline.ru/analitika/2012/07/16/voennaya_lozha/ (Дата обращения: 20.07.2015).

8. История России IX-XXI вв. от Рюрика до Путина / под ред. Я. А. Перехова. Р/Д.: Изд-во: Март, 2007. 671 с.

9. Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века: учеб. пособие к специальному курсу. СПб.: Третья Россия, 1996. 175 с.