Научная статья на тему 'Неравномерность распределения доходов населения региона: теоретико-прикладные аспекты'

Неравномерность распределения доходов населения региона: теоретико-прикладные аспекты Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
709
51
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ / ПРИЧИНЫ НЕРАВНОМЕРНОСТИ / ПРОБЛЕМЫ ИЗМЕРЕНИЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ДОХОДОВ В РЕГИОНЕ / POPULATION INCOME DISTRIBUTION / INEQUALITY REASONS / REGION INCOME DIFFERENTIATION MEASURING PROBLEMS

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Берендеева Алла Борисовна, Николаева Елена Евгеньевна

В статье на основе современной литературы по проблематике уровня жизни населения, а также статистических данных по ЦФО показывается значимость проблемы неравномерности распределения доходов населения региона, а также измерения дифференциации доходов по муниципальным образованиям.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Берендеева Алла Борисовна, Николаева Елена Евгеньевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

REGION POPULATION INCOME DISTRIBUTION INEQUALITY: THEORETICAL AND APPLIED ASPECTS

In the article on the basis of modern literature on population living standard subject matter and also on Central Federal district statistical data region population income distribution inequality problem significance as well as municipality income differentiation measuring is shown.

Текст научной работы на тему «Неравномерность распределения доходов населения региона: теоретико-прикладные аспекты»

УДК 330.564.2: 332.05 НЕРАВНОМЕРНОСТЬ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ РЕГИОНА: ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ

А. Б. Берендеева, Е. Е. Николаева

Ивановский государственный университет

В статье на основе современной литературы по проблематике уровня жизни населения, а также статистических данных по ЦФО показывается значимость проблемы неравномерности распределения доходов населения региона, а также измерения дифференциации доходов по муниципальным образованиям.

Ключевые слова: распределение доходов населения, причины неравномерности, проблемы измерения дифференциации доходов в регионе.

К общепринятым характеристикам социальной модели государства относятся:

• высокий показатель ВВП на душу населения;

• высокие расходы общества на заработную плату (40-60 % ВВП);

• сбалансированные системы доходов населения, которые позволяют предупреждать высокую их дифференциацию (не более 10:1 по крайним децильным группам);

• развитая система социальной защиты, расходы на которую составляют не менее 20-25 % ВВП;

• существенная доля социальных расходов в государственном бюджете на здравоохранение (7-9 % ВВП) и образование (4-6 % ВВП).

Главной отличительной чертой общественных отношений в сфере распределения в условиях глубокого кризиса 90-х гг. XX века и последующего периода социально-экономической трансформации является глубокая дифференциация доходов, достигающая, по официальным данным, 13-16-кратного разрыва между крайними децильными группами населения и составляющая, на самом деле, десятки раз по неофициальным данным.

Исследования показывают, что развитие современной рыночной экономики привело к усилению неравенства денежных доходов населения, в том числе в ре-

гиональном аспекте [7, с. 38-39]. Имеют место более высокие оценки уровня дифференциации доходов населения, чем представлено в официальных данных Рос-стата (по данным Росстата - коэффициент фондов 1:17). Выявлены следующие тенденции: 1) по мере роста доходов населения растет и неравенство; 2) во всех квин-тильных группах населения имело место снижение неравенства внутри группы; 3) чем выше уровень доходов в регионах России, тем выше темп их роста.

Характерной чертой периода рыночных преобразований в России стала заниженная оценка труда: так доля заработной платы в структуре себестоимости продукции в настоящее время не превышает в среднем 25 %, что в 2-3 раза ниже, чем в развитых экономиках. Низкий уровень заработной платы препятствует развитию человеческого капитала, означает отсутствие стимулов к росту производительности труда, формированию эффективных общественных институтов, культивирует разнообразные формы социальной несправедливости на всех уровнях социальной общности. Одной из возможных причин неадекватности экономической политики в социальной сфере является отсутствие надёжных научных основ для её проведения. Наблюдаемый в последнее время повышенный интерес экономистов к такому неэкономическому феномену, как распределительная (социальная) справедливость не

случаен. Как пишет А. Подузов, «это один из аспектов современной тенденции экономической науки, заключающейся в неуклонном расширении совокупности причин (факторов), традиционно привлекаемых учеными для объяснения функционирования экономики, ее роста и развития. Всего полвека назад указанные явления рассматривались исключительно в рамках неэкономических наук, а именно социологии, философии, социальной психологии. Экономисты не принимали их в расчет» [10, с. 100].

Начиная с Аристотеля принято выделять два вида справедливости:

1. Уравнительная - относится к отношениям равноправных людей по поводу предметов («равным - за равное»). Она относится не непосредственно к людям, а к их действиям, и требует равенства (эквивалентности) труда и оплаты, ценности вещи и ее цены, вреда и его возмещения. Отношения уравнительной справедливости требуют участия, по меньшей мере, двух лиц.

2. Распределительная - требует пропорциональности в отношении к людям согласно тому или иному критерию («равное - равным, неравное - неравным», «каждому своё»). Отношения распределительной справедливости требуют участия по меньшей мере трех людей, каждый из которых действует для достижения одной цели в рамках организованного сообщества. Один из этих людей, распределяющий, является «начальником».

Уравнительная справедливость является специфическим принципом частного права, тогда как распределительная -принципом публичного права, являющегося совокупностью правил государства как организации. По мнению А. Подузова, чувство социальной (распределительной) справедливости возникает не сразу, единовременно, а в два этапа. На первом, человек фиксирует доступное наблюдению фактическое неравенство в распределении благ между людьми. Широко известным

источником информации об экономическом неравенстве являются публикуемые статистическими органами многих стран данные о распределении населения по уровню дохода. Но этой информации недостаточно. Доход - это показатель обеспеченности населения материальными благами и услугами, а не показатель благосостояния людей. Последний гораздо шире и должен строиться, исходя из других принципов. Кроме того, распределение населения по доходу, с точки зрения справедливости, обладает серьезным концептуальным недостатком. Как пишет А.Подузов, оно не чувствительно к разнонаправленным и компенсирующим друг друга потокам вертикальной мобильности населения, т. е. к сдвигам, в результате которых, несмотря на множество изменений социального положения отдельных людей, численность населения в каждой квинтили (или децили) распределения все-таки сохраняется неизменной. Между тем, сами сдвиги могут скрывать многочисленные случаи несправедливости [9, с. 102-103].

Второй этап носит интеллектуальный характер: индивид сопоставляет обнаруженное неравенство с собственным чувством здравого смысла (подсказывающим ему, например, что «кто не работает, тот не ест») и решает, удовлетворяют результаты наблюдения такому критерию справедливости, или нет (оценивает, насколько справедливо распределены продукты питания между людьми). Поскольку критерии у разных людей не совпадают, то разными могут быть и оценки справедливости для одной и той же ситуации. Простор для несправедливости в рыночной экономике необъятен.

По мнению известного американского философа Джона Ролза, социальное, и экономическое неравенство, например в богатстве и власти, может быть признано справедливым только в том случае, если оно сопряжено с улучшением положения всех остальных членов общества, включая, прежде всего, наименее преуспевающих.

Дж. Ролз уверен, что нет никакой несправедливости в высоком благосостоянии, заработанном немногими, при условии, что и менее удачливые тем самым улучшают свое положение. Важный вывод исследования Дж. Ролза состоит в том, что из всех доступных распределений уровня жизни самым справедливым является то, в котором благосостояние самого неблагополучного члена общества максимально [13].

Неравномерность распределения доходов, их дифференциация может рассматриваться в региональном аспекте и в разрезе различных групп населения (децильных, квинтильных). Региональная дифференциация доходов населения является следствием, прежде всего разного уровня социально-экономического развития регионов, отраслевой структуры экономики, инвестиционной активности регионов, др. [17, с. 9]. Причины неравенства доходов: различия в способностях; образование и обучение; дискриминация; профессиональные вкусы и риск; распределение богатства; господство на рынке, удача, связи и несчастные случаи. Доходы населения изменяются под воздействием множества факторов: социально-политических, социально-демографических, социально-профессиональных, социально-статусных, социально-экономических, социально-географических. Дифференциация доходов, по мнению некоторых экономистов [См.: 11, с. 60], явление объективное, связанное с социально-экономическими различиями в положении членов общества в сфере производства, распределения и потребления.

Дифференциация зарплат в России в рыночных условиях, по мнению Е. Гонтмахера и Т. Малевой, во многом объективно обусловлена разделением на успешный (крупные госмонополии, экспортеры сырья и обслуживающие их отрасли) и неконкурентоспособный сектор (легкая промышленность, сельское хозяйство, значительная часть машиностроения и оборонки, малый бизнес). В то же время, сохраняются административные и корруп-

ционные препятствия для развития малого бизнеса, доля которого и в ВВП, и в занятости недопустимо мала и не соответствует требованиям современной высокоинтеллектуальной экономики. Наиболее острая ситуация в области заработной платы сложилась в бюджетной сфере (образование, здравоохранение, культура), а также в отношении военнослужащих, где работодатели - государство и органы местного самоуправления - пока не нашли оптимального соотношения между уровнем оплаты труда и его результатами [3, с. 67].

В настоящее время серьёзной проблемой остается высокая дифференциация населения по уровню доходов, в том числе межрегиональная, низкая заработная плата в ряде отраслей экономики, высокий уровень бедности. Отметим, что структура общества, определенная на основе уровня доходов и жилищной обеспеченности в совокупности, дает более драматичную картину масштабов бедности, чем только на основе денежных доходов [9].

Согласно данным Росстата, отношение дохода 10 % наиболее и 10 % наименее обеспеченного населения по РФ в целом в 2009 г. составило 16,7 раз, а в 2011г. -16,2. Численность населения, имеющего денежные доходы ниже величины прожиточного минимума, составила в 2000 г. -29 % от общей численности населения, в 2009 г. - 13,2%, в 2011г. - 12,7% [12, с. 182, 190].

Усиление региональной дифференциации, например, Н. В. Степанова объясняет тремя комплексами причин [15, с. 21]: 1) включением механизма рыночной конкуренции, разделяющего регионы по их конкурентным преимуществам и недостаткам; адаптируемостью к рынку регионов с разной структурой экономики и разным менталитетом населения и власти; 2) ослаблением регулирующей роли государства, что выразилось в сокращении государственных инвестиций в региональное развитие, отмене большинства региональных экономических и социальных компенсато-

ров; 3) возникновением фактического неравенства различных субъектов Федерации в экономических отношениях с Центром, часто не мотивированных объективной экономической обстановкой.

Отечественные экономисты уделяют особое внимание государственному регулированию и государственной политике для смягчения дифференциации доходов населения страны, особенно в условиях финансово-экономического кризиса, начавшегося в 2008 г. По мнению Н. В. Степановой, региональная дифференциация доходов населения социально и экономически необоснованна. Поэтому задача государства состоит в максимально возможном сближении уровней социально-экономического развития регионов путем создания в слабых областях возможностей для более быстрого роста, чем изначально удавалось сильным регионам. В значительной мере это определяется эффективностью регионального экономического комплекса и размерами финансовых трансфертов для социальных нужд региона. Причем, развитию экономического потенциала субъекта отводится решающая роль. Это обусловлено тем, что усиление региональной дифференциации происходит за счет различных темпов роста денежных доходов в субъектах с наиболее и наименее обеспеченным населением. В этой связи только значительное превышение темпов роста доходов населения в относительно низкодоходных регионах может обеспечить их постепенное подтягивание к относительно высокодоходным регионам.

Огромная дифференциация доходов населения России, преобладание в структуре населения граждан с низкими доходами в значительной степени обусловлены неоправданно заниженной величиной законодательно установленного минимального размера оплаты труда (МРОТ). Учитывая высокий уровень скрытой оплаты труда, МРОТ не превышает 20 % средней фактической заработной платы и уступает

по величине прожиточному минимуму трудоспособного населения [5, с. 13]. Значительное повышение минимального размера оплаты труда должно являться одной из важнейших задач государственной политики. МРОТ требует дальнейшей оптимизации для достижения величины минимального потребительского бюджета среднего домохозяйства [16, с. 26].

Экономисты отмечают наличие проблем, существующих при определении дифференциации доходов населения [17, с. 3]. Эти проблемы связаны с тем, что показатели распределения не являются непосредственно наблюдаемыми. Первичной информацией являются данные выборочных обследований. Кроме того, Росстат разрабатывает официальные макроэкономические данные об уровне доходов, следовательно, возникает проблема установления соответствия между этими показателями и выборочными данными. Предлагается решить задачу разработки нескольких альтернативных методов расчета распределения населения по уровню душевого дохода на базе совмещения баланса денежных доходов и расходов населения и обследования бюджетов домашних хозяйств (ОБДХ) [1].

В настоящее время в системе официальной статистики существуют две системы показателей доходов и расходов населения:

- оценка объема денежных доходов и расходов на макроуровне;

- показатели среднедушевого уровня доходов и расходов населения по их уровню в обследовании бюджетов домашних хозяйств.

Уровень среднедушевых доходов в ОБДХ получается в 1,5-2,5 раза ниже, чем в балансе денежных доходов и расходов.

Одной из проблем доходов населения региона являются трудности в их определении. Баланс денежных доходов и расходов населения (БДДР) - один из основных источников информации, характеризующих объем и структуру денежных доходов,

расходов и сбережений населения. Он отражает часть валового дохода, которая существует в денежной форме. Баланс является одним из инструментов социально-экономического анализа, характеризующим уровень жизни населения. БДДР дает возможность проанализировать показатели доходов и расходов в группировке по источникам получения средств и направлениям их расходования [4, с. 45]. БДДР отражает денежные доходы и их использование в официально зарегистрированном (учетном) варианте. По мнению некоторых специалистов, баланс нуждается в совершенствовании методологии его разработки. Наиболее проблемными статьями баланса, требующими дальнейшей детальной проработки, являются: доходы от предпринимательской деятельности; оплата труда наемных работников; покупка товаров и оплата услуг; сбережения во вкладах и ценных бумагах; изменение задолженности по кредитам; превышение расходов над доходами [8, с. 10].

Баланс денежных доходов и расходов населения региона основывается на данных, полученных от резидентов территории. Как отмечает Т. М. Глушанок [2], в условиях активной трудовой миграции, перемещения населения трудно получить достоверную информацию о полученных на данной территории доходах и произведенных расходах. Таким образом, объективно приходится прибегать к досчетам, оценкам, гипотезам, что негативно отражается на качестве данных. Г. П. Литвинцева отмечает следующий недостаток в оценке дифференциации населения по уровню доходов, присутствующий в статистической методологии: региональные квинтильные группы населения отличаются от общероссийских квинтильных групп, а перегруппировка региональных децильных групп в общероссийские при расчете коэффициентов Джини не производится, вследствие чего занижаются оценки уровня неравенства населения России [6, с. 36].

На уровне муниципальных образований проблема определения доходов населения связана с нерепрезентативностью результатов выборочных обследований. Единственным надежным источником являются данные государственных органов, осуществляющих учет доходов и выплат населению. Специалисты оценивают погрешность в определении доходов населения на уровне 20-40 % [2]. Необходимо совершенствовать методологию расчета денежных доходов, учитывая региональные аспекты, проводить дополнительные обследования, социологические опросы, экспертные оценки.

В процессе анализа денежных доходов населения страны необходимо проводить и сравнение регионов. При межрегиональных сопоставлениях денежных доходов населения используется покупательная способность рубля. При этом денежные доходы пересчитываются в количество региональных величин прожиточного минимума. Для этого Росстатом специально для межрегиональных сопоставлений покупательной способности доходов населения рассчитывается по регионам и, в среднем по России, стоимость фиксированного набора потребительских товаров и услуг.

Паритет покупательной способности рубля представляет собой отношение среднегодовой стоимости фиксированного набора товаров и услуг к стоимости этого набора в данном регионе (в среднегодовых ценах). Использование данного метода удобно по следующим причинам [6, с. 36]. Во-первых, позволяет использовать в анализе межрегионального неравенства населения такие инструменты, как кривая Лоренца и коэффициент Джини; во-вторых, дает возможность приводить доходы населения к сопоставимому виду во времени и пространстве; в-третьих, соответствует мировой практике соизмерения доходов населения по паритету покупательной способности.

Низкий уровень платежеспособного спроса населения приводит к малому сбы-

ту продукции, сдерживая рост ориентированного на внутреннее потребление производства. Но и простое увеличение доходов населения, определяющих его платежеспособность, может привести к изменению структуры спроса в пользу более конкурентоспособных импортных товаров, не облегчив, а усугубив положение собственных товаропроизводителей. Устойчивый рост экономики может быть обеспечен за счет грамотной государственной политики, направленной на увеличение доли эффективных производств и рост доходов населения посредством формирования механизмов положительной обратной связи: рост платежеспособного спроса - рост производства - рост заработной платы и доходов - повышение платежеспособного спроса.

Наиболее значимым сопоставление доходов населения через приведение их к соразмерным величинам в региональном разрезе является для крупных стран, к которым относится Российская Федерация, где наблюдаются резкие различия в уровнях потребительских цен на одноименные товары и услуги между регионами страны. Благодаря подобным расчетам, появляется возможность оценить степень экономической интеграции различных частей страны и измерить региональную дифференциацию доходов населения с учетом стоимости жизни по территориям [18, с. 359].

Проведенный нами анализ неравномерности распределения доходов населения в Ивановской области показал следующее.

Динамика реальных денежных доходов населения Ивановской области в 2011 г. по сравнению с 2010 г. составила 104,9 %, что выше уровня по России в целом (101,1%), но ниже уровня 2010 г. (109,7 %) [12, с. 166]. Динамика реальной начисленной заработной платы составила 99,3 %, что является самым низким показателем по ЦФО (в остальных субъектах -рост, по России - 102,8 %). В 2010 г. данный показатель по Ивановской области

составил 106%. Динамика реального размера назначенных пенсий по области в 2011 г . - 104,9 % , что заметно ниже уровня по России (123,9 %) и ниже уровня ЦФО (109,8 %). Максимальное повышение пенсий в области, как и по стране в целом было в 2009 г. - 123,9 %.

В 2011 г. в Ивановской области был самый низкий, среди субъектов ЦФО, показатель среднедушевых доходов населения - 13006 р. (18-е место в ЦФО, 74 место в РФ). На 17 месте - Владимирская область, где доходы выше, чем в Ивановской, на 1300 р. (14312 р. - 64 место в РФ [12, с. 168]). В 1990 г. уровень доходов ниже, чем в Ивановской области, имели 6 субъектов ЦФО (области: Владимирская, Воронежская, Курская, Смоленская, Тамбовская, Тверская), что говорит о более медленных темпах повышения доходов населения нашего региона и отставании от других субъектов ЦФО.

По показателю «Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников организаций» в 2011 г. Ивановская область занимала 3 место снизу среди регионов ЦФО - 14436,2 р. Ниже показатель только в Брянской (13912р.) и Тамбовской областях (14292,9 р.). В группе регионов, где заработная плата ниже 15000 р., также находятся Костромская (14890,5 р.) и Орловская (14528,6 р.) области [12, с. 170]. По показателю «Средний размер назначенных пенсий» в 2011 г. Ивановская область занимала 43-е место в РФ - 7976,4 р. Ниже показатели - в Белгородской (44-е место в РФ), Брянской (54), Воронежской (59), Костромской (49), Курской (70), Липецкой (55), Рязанской (53), Смоленской (50), Тамбовской областях (74-е место, самый низкий уровень пенсий в ЦФО - 7408,2 р.) [12, с. 172].

Структура денежных доходов населения в 2011 г. показывает, что в Ивановской области очень низкая доля заработной платы в доходах - 34 % (для сравнения: в 2000 г. - 40,4 %), что ниже, чем в соседних регионах (для сравнения: во Владимирской

области - 40,2 %, Ярославской - 42 %. При этом в Ивановской области высокая доля в доходах социальных выплат (27,6 %, для сравнения: в Ярославской области -25,9 %, Костромской - 26,7 %, Владимирской - 26,9 %) и прочих доходов, включающих «скрытые», от продажи валюты, денежные переводы и пр. - 27,5 % (в Ярославской области - 19,7 %, Костромской -26,8 %, Владимирской - 20,1 %).

Предпринимательские доходы составляют в Ивановской области 8,2 % (в соседних регионах от 6,4 до 8,2 %). Доля доходов от собственности в Ивановской области - 2,7 % (Ярославская область -4,8 %, Владимирская - 4,0 %, Костромская - 2,5 %) [12, с. 176]. В структуре социальных выплат преобладают пенсии (73,5 %), на 2 месте - пособия и социальная помощь -23,4% [12, с. 178-179].

Распределение общего объема денежных доходов по 20-процентным группам населения в 2011 г. следующее. По показателю «Удельный вес общего объема денежных доходов, приходящихся на соответствующую группу населения, в общем объеме денежных доходов, %» распределение по группам составляет: первая (с наименьшими доходами) - 6,6 % (ниже только в Тверской области), вторая -11,5 %, третья - 16,2 %, четвертая - 23 %, пятая (с наибольшими доходами) - 42,7 % [12, с. 182].

Коэффициент фондов в 2011 г. составил 10,7 (по РФ - 16,2, ЦФО - 14,4). Это один из самых низких показателей по ЦФО (ниже только в Тверской области - 10,2). Коэффициент Джини в 2011 г. составил 0,359 (в Тверской - 0,352), что свидетельствует о меньшей дифференциации населения по доходам по сравнению с другими регионами ЦФО. Однако, как видим, он превышает предельно допустимый уровень. Если же показатель увеличивается, у людей возникает ощущение несправедливости в распределении доходов, а это ведет к росту социальной напряженности, к де-

мотивации труда, к дестабилизации общества.

Проанализируем распределение численности населения по величине среднедушевых денежных доходов в 2011г. (в процентах от общей численности населения субъекта). Величину среднедушевых денежных доходов в размере от 10000,1 до 15000 р. в месяц имеют 23,7% населения Ивановской области, 20,2 % - в размере от 7000,1 до 10000,0 р., 20% - от 15000,1 до 25000,0 р.. Доходы от 25000,1 до 35000,0 р. в месяц имеют лишь 6 % населения (например, во Владимирской области - 7,4 %, Костромской - 8 %, Ярославской - 8,6 %). Что касается группы высокодоходной части населения (доходы свыше 35000 р. в месяц), то эта доля в Ивановской области самая низкая в ЦФО - 3,3 %, например, во Владимирской области она составляет 4,7 %, Костромской - 5,2 %, Ярославской -6,4% [12, с. 184].

Наши расчеты показали, что в Ивановской области среди четырех указанных областей самая высокая доля населения, имеющего среднедушевые денежные доходы в месяц ниже 7000 р. (первые три группы) - 26,8 % в 2011 г. (во Владимирской области - 23 %, Костромской -21,1 %, Ярославской - 21,1 %). При этом нужно учитывать, что по итогам II квартала 2012 г., в расчете на душу населения установлен прожиточный минимум 6544 р. 60 коп., для трудоспособного населения - 7275 р. 60 коп.

Анализ показателя «Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума» (в % от общей численности населения субъекта) показывает, что в Ивановской области из четырех субъектов самая высокая доля бедного населения - 19%, во Владимирской - 17,5 %, Костромской - 16,2 %, Ярославской - 13,4 % [12, с. 190]. В 2000 г. этот показатель в нашем регионе составлял 68,4 % - по-прежнему, это самый высокий показатель бедности по ЦФО (самый низкий - в Белгородской области - 8,6 %).

Покупательная способность среднедушевых денежных доходов населения в Ивановской области в 2011 г. была ниже среднероссийского показателя и одной из самых низких в ЦФО. По показателю «Соотношение с величиной прожиточного минимума среднедушевых денежных доходов» Ивановская, Костромская и Владимирская области имеют самые низкие значения в ЦФО (соответственно - 274,9, 274,7, 276,0), средний показатель по России - 391,2. Также низкие показатели - в Смоленской и Рязанской областях. Например, в Белгородской области среднедушевые денежные доходы более чем в 4,5 раза превышают прожиточный минимум (соотношение - 452,1), в Московской области -в 4,4 раза (440,8), Тамбовской - в 4,1 раза (410,8).

По показателю «Соотношение с величиной прожиточного минимума среднемесячной начисленной заработной платы» Ивановская область также имеет одно из самых низких значений в ЦФО - 274,5 (самые низкие показатели в Костромской и Смоленской областях - соответственно 258,3 и 259,2). Среднемесячная заработная плата в 3 и более раз выше ПМ в 11 субъектах ЦФО из 18. Что касается среднего размера назначенных пенсий в сравнении с ПМ, то вывод однозначен: уровень пенсионного обеспечения явно недостаточен, почти во всех субъектах ЦФО соотношение размера пенсии с ПМ менее 2. Исключение составляют лишь Тамбовская (более 2 ПМ), Белгородская и Орловская области (около 2).

По темпам роста реальных денежных доходов населения в 2011 г. (104,6 %) Ивановская область опережала среднероссийский уровень (101,1 %) и средний по ЦФО (99,9 %). Проведенные нами расчеты позволили сделать выводы, что динамика реальных денежных доходов населения Ивановской области в 2011 г. по сравнению с 2010 г. выше уровня по России в целом, но ниже показателя 2010 г.; динамика реальной начисленной заработной платы явля-

ется самым низким показателем по ЦФО; в Ивановской области в 2011 г. был самый низкий в ЦФО показатель среднедушевых денежных доходов населения.

Одной из основных проблем является низкий уровень заработной платы в муниципальных учреждениях. В 2011 г. более 37,0 % муниципальных образований имеют показатель в диапазоне от 70,0 до 80,0%. Отношение от 80,0 до 90% и от 50,0 до 70,0 % имеют по 8 муниципальных образований. Показатель свыше 90,0 % отмечен в Вичугском муниципальном районе (95,9 %) [14]. Наибольший рост наблюдался в городских округах Кохма (4,8 п.п.) и Вичуга (4,6 п.п.), что связано с повышением заработной платы работников бюджетной сферы. В городском округе Кохма темп роста заработной платы работников муниципальных общеобразовательных учреждений в 2,9 раза превысил темп роста заработной платы работников крупных и средних предприятий и некоммерческих организаций. В городском округе Вичуга темп роста заработной платы работников муниципальных учреждений здравоохранения в отчетном периоде составил 114,8 % при темпе роста заработной платы работников крупных и средних предприятий и некоммерческих организаций -111,3%.

Снижение показателя наблюдается в Вичугском (0,8 п.п.), Ивановском (0,3 п.п.), Комсомольском (0,8 п.п.), Лежневском (1,2 п.п.) и Тейковском (4,9 п.п.) муниципальных районах, что объясняется более низким темпом роста заработной платы работников муниципальных учреждений относительно темпов роста заработной платы работников крупных и средних предприятий и некоммерческих организаций.

Дифференциация доходов - явление объективное, связанное с социально-экономическими различиями в положении членов общества в сфере производства, распределения и потребления. В настоящее время все более серьёзной проблемой становится высокая дифференциация населе-

ния по уровню доходов, в том числе межрегиональная, низкая заработная плата в ряде отраслей экономики, высокий уровень бедности. В настоящее время в литературе уделяется достаточно много внимания вопросам определения денежных доходов населения, дифференциации населения по доходам, проблемам бедности. Вопросы доходов населения на региональном и, особенно, муниципальном уровне проработаны в меньшей степени и требуют дальнейшего детального рассмотрения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Амурская Е. Е. Доходы населения: оценка, проблемы, механизмы регулирования // Экономические проблемы развития России : сб. науч. тр. / под ред. Б. Д. Бабаева. Иваново : Иван. гос. ун-т, 2011. С. 2230.

2. Глушанок Т. М. Об определении доходов населения региона // Вопросы статистики. 2008. № 8. С. 19-21.

3. Гонтмахер Е., Малева Т. Социальные проблемы России и альтернативные пути их решения // Вопр. экономики. 2008. №2. С. 61-72.

4. Жеребин В. М., Романов А. Н. Уровень жизни населения. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. - 592 с.

5. Иванов В. Н. Доходы и потребление российского населения в условиях кризиса и альтернативы государственной политики в этой сфере // Проблемы прогнозирования. 2009. №6. С. 3-15.

6. Литвинцева Г. П. Денежные доходы населения регионов России с учетом покупательной способности рубля и скрытых доходов // Вопросы статистики. 2008. № 6. С. 29-38.

7. Литвинцева Г. П., Стукаленко Е. А. Результативность социальных институтов в сфере государст-

венной политики доходов населения России с учетом регионального фактора // Журнал институциональных исследований. 2010. Т. 2. № 2. С. 38-54.

8. Матвеева Д. Ф. О совершенствовании методологии баланса денежных доходов и расходов населения // Вопросы статистики. 2008. № 11. С. 9-11.

9. Николаева Е. Е., Берендеева О. С. Распределение доходов населения и доступность жилья (на примере Ивановской области) // Современные наукоемкие технологии. Региональное приложение. 2011. № 3 (27). С. 29-38.

10. Подузов А. А. О справедливом распределении благ в обществе (очерк современных представлений) // Проблемы прогнозирования. 2012. № 5. С. 100-112.

11. Политика доходов и качество жизни населения / под ред. Н. А. Горелова. СПб., 2003. -652 с.

12. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2012: Стат. сб. / Росстат. - М., 2012. -990 с.

13. Ролз Дж. Теория справедливости. М.: ЛКИ, 2010,-536 с.

14. Сводный доклад Ивановской области о результатах мониторинга эффективности деятельности органов местного самоуправления городских округов и муниципальных районов Ивановской области за 2011 год. URL : http://dvp.ivanovoobl.ru/localauthorities/omsu/ (дата обращения: 8.02.2013).

15. Степанова Н. В. Государственное регулирование доходов населения на уровне субъекта Российской Федерации: автореф. канд. экон. наук. М., 2003.

16. Стуканова И. ПФО: денежные доходы и структура потребления населением продуктов питания // Человек и труд. 2009. № 3. С. 25-28.

17. СуворовА. В. Проблемы оценки дифференциации доходов населения в современной России // Проблемы прогнозирования. 2008. №2. С. 3-18.

18. Суринов А. Е. Доходы населения. Опыт количественных измерений. М., 2000. - 429 с.

Рукопись поступила в редакцию 18.03.13.

REGION POPULATION INCOME DISTRIBUTION INEQUALITY: THEORETICAL

AND APPLIED ASPECTS

A. Berendeeva, E. Nikolaeva

In the article on the basis of modern literature on population living standard subject matter and also on Central Federal district statistical data region population income distribution inequality problem significance as well as municipality income differentiation measuring is shown.

Keywords: population income distribution, inequality reasons, region income differentiation measuring problems.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.