Научная статья на тему 'Некоторые особенности исторического развития миграционных процессов в России'

Некоторые особенности исторического развития миграционных процессов в России Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2016
170
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ / МЕЖДУНАРОДНАЯ МИГРАЦИЯ / ЭМИГРАЦИЯ / ИММИГРАЦИЯ / ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ / ВЫНУЖДЕННЫЕ МИГРАЦИИ / ОПТАЦИИ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Юдаева С.В.

В статье рассмотрены некоторые особенности исторического развития миграционных процессов в России за последнее столетие. По мнению автора, данные особенности позволяют лучше понять роль страны в международных миграционных отношениях на современном этапе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Некоторые особенности исторического развития миграционных процессов в России»

33 (384) - 2014

Экономический анализ: исторический аспект

УДК 316.4

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РОССИИ

С.В. ЮДАЕВА,

кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики и финансов

E-mail: yudaevacvetlana@mail.ru Карельский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

В статье рассмотрены некоторые особенности исторического развития миграционных процессов в России за последнее столетие. По мнению автора, данные особенности позволяют лучше понять роль страны в международных миграционных отношениях на современном этапе.

Ключевые слова: миграционные процессы, международная миграция, эмиграция, иммиграция, трудовая миграция, вынужденные миграции, оптации

На протяжении длительного времени Россия накапливала опыт управления миграционными процессами. Анализ этого опыта позволяет сделать вывод, что участие страны в процессах международной миграции всегда обусловливалось некоторыми особенностями, а именно:

- внутренней колонизацией территорий - основной формой миграционного движения;

- преобладанием отрицательного сальдо внешней миграции;

- вынужденными внешними миграциями в связи с неоднократным изменением границ Российского государства на протяжении первой половины ХХ в.;

- трансформацией межреспубликанской миграции в международную после распада СССР. Освоение огромной части Евразийского континента на протяжении нескольких веков происходило в русле общемировых тенденций. Его результатами стали создание Российской империи и перемещение значительной части населения от первоначального центра Русского государства на юг, север и восток. Если во второй половине XVII в. в исконно русских регионах было сосредоточено около 9/10 русского населения, то к 1917 г. - менее половины.

Начиная с XVI в. потоки колонизационного движения были направлены преимущественно на юг и восток - в Новороссию, Прикубанье, Поволжье, Сибирь, на Дон, Кавказ, Дальний Восток. Характерной чертой переселенческого движения являлось освоение практически безлюдных районов. Расширение территории России в северном направлении стало результатом успешной борьбы за выход к Балтийскому морю в конце XVII - начале XVIII в.

Интенсификация процессов переселения произошла в середине XIX в. Развитие транспортной инфраструктуры, прежде всего сооружение Транс-

сиба и Китайско-Восточной железной дороги во многом способствовали массовым переселениям в Сибирь. В начале XX в. усилилось переселенческое движение в Казахстан и на отдельные территории Средней Азии.

Освоение северных и восточных территорий страны продолжилось и в советский период. Основными причинами масштабных переселений выступали необходимость освоения новых земель для нужд сельского хозяйства при аграрном перенаселении центральных районов, индустриализация восточных районов страны, резко усилившаяся в годы войны в связи с эвакуацией тысяч заводов, послевоенное освоение природных богатств. Кадровая политика, предусматривающая обучение специалистов в центре с последующим перераспределением их по окраинам страны, начала воплощаться в жизнь практически сразу с образованием СССР. Следует помнить и принудительную составляющую миграции в Советском Союзе, включая сталинские репрессии и депортацию некоторых народов. Таким образом, миграции в СССР носили преимущественно спланированный и организованный характер. Хотя многие исследователи указывают на то, что баланс трудовых ресурсов как один из разделов централизованных планов, составлявшийся для обеспечения равновесия между спросом и предложением рабочей силы, не имел существенного значения [5].

Если для первой половины прошлого века характерны больше перемещения принудительного характера, то с 1960-х гг. правительство все больше практикует меры стимулирующего характера при решении проблем дефицита в региональном спросе на рабочую силу. Движение населения на восток и север страны в этот период стало неравномерным, далеко не все территории притягивали мигрантов. Коэффициент текучести рабочей силы, несмотря на существенные затраты работников, связанные с переездом, был достаточно высоким. Если Дальний Восток характеризовался положительным миграционным приростом вплоть до развала СССР, то Западная Сибирь уже в 1960-е гг. потеряла из-за оттока населения около 800 тыс. чел.

Незначительный отрицательный миграционный баланс у Западной и Восточной Сибири сохранялся и в 1970-х гг. Это заставило советское правительство пересмотреть приоритеты в области капиталовложений. После активного освоения новых регионов приоритет сместился в сторону

дальнейшего развития европейских регионов и периферийных районов, богатых полезными ископаемыми [5].

Из-за суровых климатических условий освоение отдаленных районов, создание в них необходимой инфраструктуры требовали огромных затрат. Поэтому в целях содействия повышению эффективности советской экономики реализация крупных проектов по строительству новых промышленных зон была в этот период прекращена. Посредством материальных поощрений для работы в неосвоенных областях привлекались сезонные или поденные работники, которым для проживания, как правило, предоставлялись бараки.

В целом необходимо отметить положительные результаты советской политики развития районов Крайнего Севера. Значительный приток населения в Сибирь и на Дальний Восток наблюдался до конца 1980-х гг., вплоть до развала СССР.

В результате многовековых процессов внутренней колонизации на огромном пространстве сформировалось уникальное многонациональное государство, мультикультурализм и многоконфес-сиональность которого сохранились даже вопреки специфике советского периода развития. Для социально активных людей, составляющих основу миграционных контингентов, внутренняя миграция позволяла реализовать их миграционный потенциал в условиях ограничительной эмиграционной политики со стороны сначала царского, а затем и советского правительств.

Существенный отток населения с Крайнего Севера начался с распадом СССР. Основные стимулы в виде льгот и надбавок к заработной плате в условиях высокой инфляции перестали работать. Кроме того, нарушилось хорошее снабжение северных городов и поселков, стала разрушаться их социальная сфера, появилась безработица - ранее неизвестное в советской экономике социальное явление. Продолжавшееся на протяжении столетий движение населения на север и восток прекратилось, а потоки внутренней миграции изменили направление в сторону центральных и юго-западных регионов страны.

Еще одна особенность миграционных процессов в России заключается в том, что с конца XIX в. и до распада СССР сальдо миграции было отрицательным. И хотя были в истории страны периоды, когда иммиграция преобладала над эмиграцией, в основном Россия теряла в результате международных миграционных процессов свой трудовой

и интеллектуальный потенциал. При этом можно утверждать, что данные потери практически не компенсировались экономическими и финансовыми выгодами, которые обычно рассматривают в приложении к странам - донорам трудовых ресурсов. Исследования истории миграционных процессов в нашей стране позволяют говорить о пяти основных этапах эмиграции из России. Первый приходится на конец XIX - начало ХХ в. В этот досоветский период массовой эмиграции из страны выехало около 4,5 млн чел. Эмиграция по годам стремительно возрастала: с 30 тыс. чел. в 1887 г. до 291 тыс. чел. в 1913 г.

Причины выезда носили преимущественно экономический характер: отмена крепостного права, разорение части крестьянства и малоимущих слоев городского населения, дальнейшее развитие капиталистических отношений. Основными центрами притяжения для российских трудовых мигрантов были страны Северной и Южной Америки, обладавшие емкими рынками низкоквалифицированного труда. При этом особенностью трудовой эмиграции являлись значительные масштабы нелегальной эмиграции, обусловленные жесткими административными ограничениями со стороны российских властей и высокими издержками легального переселения в Америку.

Одновременно в этот период получает развитие сезонная трудовая эмиграция преимущественно в европейские страны. Только в Германию ежегодная миграция в 1910-1913 гг. составляла 288 тыс. чел. Но лишь 1% сезонных мигрантов стремился остаться в стране приема навсегда.

При этом Россия как страна - экспортер трудовых ресурсов не получала никаких экономических и финансовых выгод в связи с отсутствием соответствующей государственной политики. Эмиграция как правовая категория в дореволюционном российском законодательстве отсутствовала. Не было и соответствующего статистического учета, фиксировались лишь легальные перемещения через границы империи.

Достаточно сильным было и влияние политических факторов на миграционные процессы. Условно выделяют два периода политической эмиграции: народнический - с 1847 г. (эмиграция Герцена) по 1883 г. (образование марксистской группы «Освобождение труда» в Женеве) и пролетарский (социалистический) [10]. Более массовым является социалистический период. Революция

1905 г., Февральская и Октябрьская революции 1917 г., окончание Первой мировой войны вызвали достаточно сильные движения эмиграции и реэмиграции не только профессиональных революционеров, но и рабочих, крестьян, представителей других сословий. Но, как отмечает Г. Тарле, политическая и трудовая эмиграции в начале ХХ в. были близки по социальному составу, поэтому сложно провести между ними четкое разграничение [12].

В исследовательской литературе встречаются и другие подходы к характеристике дореволюционного этапа российской эмиграции. Так, А. Ахиезер рассматривает три этапа внутри дореволюционной волны: первый - до1861, второй - 1861-1890-е гг., третий - 1890-е гг. - 1914 г. [2]. В свою очередь П.М. Полян выделяет не хронологические, а типологические группы со смешанными основаниями деления: трудовая, религиозная, еврейская и политическая [9].

Второй период российской эмиграции приходится на 1917-1938 гг. По сути, основные годы эмиграции, т.е. ее волна, это 1918-1922 гг., поэтому часто данный период называют периодом белой эмиграции. Это наиболее драматичный этап в истории отечественной эмиграции как с точки зрения принятия индивидуальных решений о выезде из России, так и с позиции потерь в человеческом, интеллектуальном капитале.

Эмиграция была почти полностью политической и составила по разным оценкам от 1,5 млн до 5 млн чел. [4, 6]. Такое расхождение в оценках связано прежде всего с разными подходами к учету оптации. Россию покидали остатки воинских формирований Белой армии, представители социальных слоев, которые не приняли новую революционную власть, депортанты.

Основным направлением российской эмиграции являлись европейские страны (около 80%) -Германия, Франция, Польша, Болгария, Чехословакия и др., в меньшей степени Дальний Восток. Позднее, во время и после Второй мировой войны, часть эмигрантов переместилась в США.

Резюмирующие характеристики этому этапу эмиграции дает П.М. Полян [7]:

- масштабность эмиграционного движения в условиях короткого временного отрезка;

- перенос эмигрантами в другие страны целого общественно-культурного слоя, включающего такие категории и понятия, как монархизм, сословность, церковность и частная собственность;

- стратегия сегрегации российских эмигрантов, включая замыкание на внутренней среде и воспроизводство в ней как можно большего количества отечественных общественных институтов;

- поляризация эмигрантов и деградация значительной их части. Личностно реализовать себя смогли в основном представители художественной и научной интеллигенции.

Основные данные о потерях отечественной науки в результате эмиграции основываются на исследованиях Русского научного института в Белграде (1928-1941 гг.), а также фундаментальной работе П.Е. Ковалевского «Зарубежная Россия: история и культурно-просветительская работа русского зарубежья за полвека (1920-1979)». В 1931 г. Институтом путем анкетирования были выявлены 472 русских ученых, включая 5 академиков и 140 профессоров. В результате проведения второго анкетирования в 1939 г. было зафиксировано 339 чел. Работы в области биологии, зоологии, химии, медицины, аэродинамики, геологии и почвоведения внесли существенный вклад в мировую науку. Русским научным институтом в Белграде был выпущен двухтомный сборник «Материалы для библиографии русских научных трудов за рубежом». Первый том насчитывал 7 038 научных работ, выполненных в 1920-е гг., второй - 6 333 работы за 1930-е гг.

Однако далеко не всем отечественным ученым удалось продолжить научную работу в эмиграции. Большинство оказалось невостребованным зарубежной наукой и в лучшем случае довольствовалось скромным положением в иностранных научных и образовательных учреждениях.

В целом с учетом качественного состава эмигрантов этой волны Россия понесла ощутимые потери интеллектуального потенциала. Наша страна, пожалуй, первой в мире ощутила на себе утечку умов со всеми ее краткосрочными и долгосрочными последствиями для культурного и экономического развития страны.

Со своей стороны советское правительство с первых месяцев своего существования уделяло значительное внимание вопросам международной миграции. В составе НКВД, комиссариатов по внутренним делам и исполкомов на местах были созданы иностранные отделы, которые совместно с Народным комиссариатом иностранных дел вели работу по обеспечению учета и перемещению международных мигрантов. Были разработаны и изданы

нормативные акты, регулирующие вопросы въезда в страну и выезда за границу, в рамках которых признавалась свобода эмиграции. Процедура выезда за рубеж носила самый либеральный характер и в первые годы НЭПа.

Следствием либеральной миграционной политики являлись и достаточно активные до середины 1920-х гг. процессы реэмиграции, обусловленные прежде всего массовым возвращением военнопленных Первой мировой войны и в меньшей степени возвращением гражданских эмигрантов, не сумевших адаптироваться в чужой среде. Декрет ВЦИК от 04.11.1921 и некоторые более поздние законодательные акты об амнистии создали предпосылки для возврата солдат и казаков, покинувших Россию в составе воинских формирований после гражданской войны. По приблизительным оценкам доля вернувшихся по амнистии составила 10-15% от общего числа покинувших страну после революции [12].

Однако уже спустя 8 лет после революции, в июне 1925 г. Президиум ЦИК СССР утвердил Положение о въезде в пределы Союза Советских Социалистических Республик и о выезде из пределов Союза Советских Социалистических Республик, в соответствии с которым эмиграция была поставлена, по сути, вне законов развития общества и государства. Вследствие жесткого ограничительного характера эмиграционной политики практически прекратилась трудовая эмиграция, свелись к минимуму научные командировки и стажировки за рубежом, обмен научной информацией и т.п.

Фрагментарный характер в этот период имела этническая (еврейская и немецкая) эмиграция. Там, где режим границ СССР был достаточно условен (в Средней Азии и Казахстане) процессы международной миграции в значительных масштабах наблюдались и в 1930-е гг. как следствие коллективизации и голода. По данным авторов работы [1], около 200 тыс. казахов с конца 1931 г. откочевали в Китай, Монголию, Афганистан, Иран, Турцию.

Третий период эмиграции пришелся на период с конца 1930-х гг. по конец 1940-х гг. Вторая мировая война привела к перемещениям целых народов, в их числе и советских граждан. За пределами страны, по данным статистики и оценкам исследователей, оказались 8-10 млн чел. Это разные по характеристикам группы, которые П.М. Полян разделяет на несколько категорий.

Двумя наиболее значимыми по численности категориями вынужденных эмигрантов были воен-

нопленные и граждане, насильственно угнанные с временно оккупированных территорий в нацистскую Германию.

Еще одна крупная гражданская категория - это беженцы и эвакуированные, по которым статистика не делает различий. Первые - это лица, не принявшие советскую власть, сотрудничавшие с немецкой администрацией. Они по собственной воле покидали страну вместе с немецкой армией. Эвакуированные - гражданские лица, которых вывозили насильно вместе с производственными мощностями при отступлении немецких войск.

Кроме того, отдельно выделяют так называемых этнических беженцев, наиболее многочисленными группами среди которых являлись фольксдойче и финны-ингерманландцы, в меньшей степени представители пяти кавказских народностей и крымских татар. Это советские граждане, которых не успели депортировать в Среднюю Азию и Сибирь вслед за большинством соплеменников.

Незначительная с количественной точки зрения категория - это гражданские интернированные (дипломаты, сотрудники торговых представительств и делегаций СССР, экипажи судов и др.), которых война застигла на территории Германии.

Оставшиеся в живых мигранты всех перечисленных категорий, за исключением последней, подозревались в предательстве, и их возврат на родину был обставлен системой фильтрации и проверок в специальных лагерях.

Так, Л.П. Берия в докладе И.В. Сталину приводил следующие цифры: 539 тыс. военнослужащих и 350 тыс. гражданских лиц прошли проверку в таких лагерях в течение 1943 г., т.е. еще до основного потока возвращающихся. В мае 1945 г. командующим шестью фронтами, ведущими бои в Германии и странах Центральной Европы, было дано распоряжение о создании в своих тылах не менее 100 таких лагерей, вместимостью 10 000 чел. каждый [3].

В конце войны в Германии и других странах, оккупированных западными союзниками, находились 5,5 млн советских граждан. Большинство из них было репатриировано на родину, в том числе 2,7 млн чел. при участии американских и английских военных властей, заинтересованных обеспечить благополучное возвращение собственных военнопленных, освобожденных советскими войсками из немецких лагерей. Соответствующие соглашения с правительствами Великобритании и США о выдаче представителям Советского Союза всех советских

граждан, освобожденных англо-американскими войсками, были заключены в ходе Крымской конференции. После проверок со стороны НКВД только 15-20% репатриированных позволили вернуться домой, 20% были приговорены к смерти или двадцати пяти годам лагерей, остальные были приговорены к срокам от пяти до десяти лет, ссылке в Сибирь, принудительным работам, многие умерли по дороге на родину [3].

Несмотря на то, что уклониться от репатриации в случае, если не было желания возвращаться на родину, было весьма проблематично, 451 561 чел., по оценкам Н.С. Фрейнкман-Хрусталевой и А.И. Новикова [14] (данные на 01.01.1952), остался за пределами СССР и составил третью волну эмиграции. Но П.М. Полян считает, что эти данные занижены, и с учетом тех, кто смог избежать регистрации и не обращался за помощью в международные организации, количество невозвращенцев может составлять до 700 тыс. чел. [8].

Представители этой волны эмиграции внесли свой вклад в развитие общественных институтов и культуру российского зарубежья. Ими, в частности, были созданы Русская библиотека и Институт по изучению истории и культуры СССР в Мюнхене, Музей русской культуры в Сан-Франциско, Музей общества «Родина» в Лейквуде.

Следующий этап эмиграции - с 1948 по 1986 г. -охватывает период холодной войны. Количественно он оценивается в полмиллиона человек, при этом основной поток пришелся на начало 1970-х гг. Так, с 1971 по 1986 г. из СССР эмигрировали более 255 тыс. чел. взрослого населения. С учетом детей до 18 лет их численность превысила 360 тыс. чел.

Со структурной точки зрения поток включал в себя две группы. Это этнические эмигранты, выезжающие на историческую родину в Израиль, Германию и Грецию, США, а также диссиденты, вынужденно либо по своей воле уезжавшие из СССР.

Из-за отсутствия каких-либо других механизмов выезда из СССР, кроме как по еврейской, немецкой или армянской линиям, этот эмиграционный период считается наиболее этнизированным. По некоторым оценкам, за 1948-1986 гг. из страны выехали около 290 тыс. евреев, 105 тыс. немцев и 52 тыс. армян [8]. Высокая эмиграционная мобильность была характерна для выходцев из Грузии, Западной Украины, Прибалтики, где антисемитизм был достаточно распространенным явлением. Особенно сильно

эмиграция по израильской визе выросла в 1970-е гг. Это при том, что в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР с начала 1967 г. выезжающие по этой визе за рубеж автоматически лишались советского гражданства.

Следует отметить, что этнические эмигранты достаточно быстро теряли связь с Россией, сознательно ассимилируясь в новой среде.

Эмиграция творческой интеллигенции, так называемая диссидентская эмиграция, со структурной точки зрения представляет более сложный объект для анализа. Как диссидентов высылали за пределы СССР и лишали советского гражданства несогласных с режимом и особо возмущающихся. В числе выехавших или выдворенных из страны были писатели В. Аксенов, В. Буковский, И. Бродский, В. Войнович, А. Зиновьев, В. Максимов, В. Некрасов, А. Синявский, А. Солженицын, правозащитник А. Амальрик, скульптор М. Шемякин, режиссеры Ю. Любимов, А. Тарковский, А. Конча-ловский, музыкант М. Ростропович, артисты балета Р. Нуриев, М. Барышников, А. Годунов и др.

В подавляющем большинстве представители диссидентской эмиграции направлялись в США и Израиль. С этой точки зрения можно говорить об определенном наложении друг на друга этнической и диссидентской групп эмиграционной волны.

За границей советские диссиденты становились членами эмигрантских организаций, созданных еще в предыдущие десятилетия. В органах печати этих организаций были опубликованы тысячи литературных произведений и документов, запрещенных в Советском Союзе. Благодаря представителям диссидентской эмиграции было широко распропагандировано правозащитное движение в СССР. С позиций сегодняшнего времени использование диссидентской эмиграции западными спецслужбами в борьбе с советским режимом оценивается очень неоднозначно.

Многие представители диссидентской волны эмиграции возвратились с началом перестройки и либеральных реформ в России.

Современный период эмиграции характеризуется возвратом к доминированию экономических факторов в принятии решения о выезде из страны. Внутри периода можно выделить две волны. Начало первой связывают с либерализацией прессы и правил въезда в страну и выезда. В 1991 г. в стране появился законодательный акт, который впервые за многие десятилетия цивилизованно регулировал

эмиграцию1. При этом следует отметить, что прогнозные оценки возможных объемов эмиграции из бывшего СССР в несколько миллионов человек, которые делались западными и некоторыми отечественными экспертами в начале 1990-х гг., в целом не оправдались. Во многом это объясняется низким уровнем эмиграционных намерений у населения в начале 1990-х гг. Большинство граждан СССР в свое время не имели ни возможностей, ни потребностей к выезду за рубеж на постоянное место жительства, поэтому даже в условиях либерализации режима перемещения объемы эмиграции оказались намного меньше прогнозируемых.

Всего из России за 1990-е гг. на постоянное место жительство в дальнее зарубежье выехали чуть более 1 млн чел., а с учетом нелегальной составляющей - 1,2-1,7 млн чел.2. Максимума эмиграция достигла в 1995 г. - 110 тыс. чел., а затем стала постепенно уменьшаться.

Существенные изменения произошли в структуре и географии эмиграционных потоков из России. По мере интеграции страны в мирохозяйственные связи общие тенденции развития международных миграционных отношений стали наблюдаться и в российской экономике. География стран выезда заметно расширилась в 1990-е гг. Наряду с традиционными странами российской эмиграции (Германия, Израиль и США) популярностью стали пользоваться Канада, Австралия, Финляндия, Чехия, Франция и др. Одновременно происходит вовлечение в эмиграцию все больших территорий России.

В эмиграционных потоках на фоне сокращения к середине 1990-х гг. этнических миграций существенную роль начинают играть трудовые миграции, выезд на учебу, миграции по контракту высококвалифицированных специалистов. При этом, как правило, адаптация выезжающих по профессионально-экономическим мотивам происходит довольно успешно за счет быстрого закрепления на рынке труда принимающей страны. Поэтому, даже если изначально выезд на определенный срок не рассматривался как возможность для эмиграции, быстрая адаптация создавала условия для закрепления в стране приема, особенно для представителей интеллектуальной эмиграции.

1 О введении в действие Закона СССР «О порядке выезда из Союза Советских Социалистических Республик и въезда в Союз Советских Социалистических Республик граждан СССР»: постановление Верховного Совета СССР от 20.05.1991 № 2178-1.

2ДолгихЕ.И. Эмиграция из России. URL: http://rugraz.net/in-dex.php/das-leben-im-westen/494-e-i-dolgih-emigrazija-iz-rossii.

Таблица 1

Основные этапы эмиграции из России

Этап Приблизительная оценка численности, млн чел. Основные причины эмиграции Направления эмиграционных потоков

Дореволюционный -со второй половины XIX в. по 1917 г. 4,5 Экономические, политические Северная и Южная Америка

1918-1938 гг. 1,5-5,0 Политические Германия, Франция, Польша, Чехословакия, Болгария

1939-1947 гг. 0,5-0,7 Вынужденные перемещения Западная Европа, США

1948-1986 гг. 0,5 Политические, этнические Израиль, Германия, Греция, США

Современный - с конца 1980-х гг. 2,5-3,0 Экономические Западная Европа, Израиль, США, Канада

Интеллектуальная эмиграция легла в основу и волны 2000-х гг. По данным Счетной палаты РФ, за 10 лет из России уехали около 1,25 млн граждан. Основная проблема в том, что уезжали ученые, специалисты, которые могли бы сыграть ключевую роль в социально-экономической модернизации своей страны.

Обобщенные характеристики каждого этапа эмиграции представлены в табл. 1.

Таким образом, по отношению к развитым странам Россия на протяжении более чем столетнего периода выступала донором человеческих ресурсов. В настоящее время эмиграционный поток сократился, но уезжает, как правило, наиболее активная и образованная часть населения.

Еще одной особенностью, которая серьезно повлияла на демографическое развитие России, на ее современную роль в международных миграциях, являются неоднократные изменения границ государства в ХХ в. и сопровождающие этот процесс оптации и миграции определенной части населения.

В результате революции, войны с Польшей 1920 г. Россия утратила Финляндию, Эстонию, Латвию и Литву, западную часть Белоруссии, Польшу, Бессарабию, район Карса, который отошел к Турции. Население этих территорий в 1914 г. составляло 35,9 млн чел. [11]. Часть этих территорий в 1939-1940 гг. была присоединена к СССР. Двумя наиболее значительными территориями, безвозвратно потерянными Россией в ХХ в., стали Финляндия и Польша.

Общая численность населения Финляндии на момент обретения страной независимости составляла 3 млн чел., из них только около 6 тыс. были русскоязычными. Кроме того, в Финляндии находились войска русской армии в составе 40 тыс. чел., которые были высланы в Россию, лишь царским офицерам было разрешено остаться в Финляндии.

Еще некоторое время после революции Финляндия принимала немногочисленные контингенты беженцев и эмигрантов из России, многие из которых использовали Финляндию в качестве транзита на пути в крупные эмиграционные центры - Париж, Берлин, Прагу и др. Немногочисленное русское население в Финляндии быстро ассимилировалось со шведами и финнами.

Возобновление миграционных отношений между Россией и Финляндией произошло в форме односторонних оптаций по результатам советско-финской войны 1939-1940 гг. Вследствие потери Финляндией практически всей Выборгской губернии 424 тыс. проживающих на указанной территории финнов были переселены в другие районы Финляндии [7].

В дальнейшем, вплоть до 1990-х гг., несмотря на тесные экономические связи, которые сложились между СССР и Финляндией, миграционные отношения между двумя странами носили эпизодический характер. Ситуация стала меняться после развала СССР, когда в связи с иммиграцией репатриантов и ростом количества смешанных браков русскоязычное население стало увеличиваться, постепенно превращаясь во второе по численности этническое меньшинство в Финляндии.

В апреле 1990 г. президент Финляндии Мауно Койвисто предложил распространить право репатриации на ингерманландских финнов. Ингерман-ландией шведы называли территорию Петербургской губернии. Санкт-Петербург на момент его основания окружали в основном финские деревни. По переписи 1897 г. финноязычное население губернии составляло 130 тыс. чел.3. Спустя без малого

3Хямяляйнен Э. Из жизни русских в Финляндии. URL: http:// www. ricolor.org/europe/fmlandia/fr/rask/5/.

сто лет, по данным переписи населения 1989 г., численность финнов в СССР составляла 67 тыс. чел., при этом для большинства из них родным языком являлся русский. Такое сокращение почти в два раза финской диаспоры стало следствием революций, коллективизации, репрессий, войн.

К 2000 г. результатом проводимой Финляндией политики репатриации ингерманландцев стало увеличение русскоязычного населения до 20-30 тыс. чел. Последующий рост иммиграции в Финляндию происходил в основном за счет представителей смешанных семей, а в последние годы - за счет студентов. Кроме того, выросли и краткосрочные иммиграции между Россией и Финляндией, определяемые как экономическими, так и другими причинами.

Достаточно сложные миграционные связи в первой половине ХХ в. возникли у нашей страны с Польшей. В целом эти отношения в большей степени определяли демографическое и социально-экономическое развитие украинских и белорусских территорий и в меньшей степени затрагивали собственно Россию. Характер и направленность миграционных процессов за межвоенный период претерпевали неоднократные изменения. На смену преимущественно политической иммиграции в Польшу, которая продолжалась до начала 1920-х гг., пришли трудовые миграции в обратном направлении. Новая экономическая политика, первые успехи индустриализации в СССР на фоне политики полонизации вызвали интенсивное перемещение главным образом сельского населения на советские территории. К началу 1930-х гг. в связи с ужесточением пограничного контроля миграционные отношения между Польшей и СССР практически прекратились, хотя потребность в перемещении существовала с обеих сторон: в связи с процессами коллективизации сельского хозяйства, голодом, репрессиями - у советского населения и влиянием мирового экономического кризиса, а также его тяжелыми последствиями, безработицей, массовым разорением крестьян - у жителей Польши.

Вторая мировая война вызвала новый передел территорий. В 1939-1940 гг. произошло заметное расширение территории СССР за счет присоединения западных областей Украины и Белоруссии, Молдавии и трех прибалтийских республик. Исключая Галицию и Северную Буковину, все эти земли ранее входили в состав российского государства. Имеющиеся оценки численности населения присо-

единенных к СССР территорий составляют 17-23 млн чел. В советской библиографической статистике результатом изменения внешних границ СССР считалось увеличение населения на 20,1 млн чел.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Миграции, вызванные очередным в ХХ в. изменением границ страны, определялись в основном государственной политикой переселения определенных этнических групп Германии и СССР. В октябре 1939 г. была создана германо-советская комиссия по делам эвакуации, задачей которой являлось содействие лицам немецкой национальности, желающим переехать в зону немецкого влияния. Аналогичное содействие должно было оказываться украинцам и белорусам, собирающимся переселиться в СССР. Переселения, которые происходили в тот период, можно назвать добровольно-вынужденными. С одной стороны, они, действительно, носили свободный характер, с другой стороны, перспективы попасть под различного рода репрессии в случае сохранения места жительства, также были очевидны.

За 1939-1941 гг. между СССР и Германией были заключены четыре двусторонних договора о переселениях. В результате первого советско-германского соглашения от 16.11.1939 на Запад к 08.02.1940 было эвакуировано до 128 тыс. лиц немецкого происхождения. При этом репатриация имела строгий этнический характер, так как ее мероприятия распространялись только на немцев. В отношении смешанных семей, в частности, немецко-еврейских и немецко-славянских, арийцам рекомендовался предваряющий перемещение развод. Число желающих переехать в СССР по этому же соглашению составляло около 40 тыс., но советская сторона согласилась принять только 20 тыс. чел. [7].

Второе соглашение было заключено 05.09.1940. На этот раз оно касалось немцев из Бессарабии и Северной Буковины. Общее количество перемещенных с этих территорий к 1941 г. составило 124 тыс. чел. Еще два соглашения были подписаны в январе 1941 г. по переселению немцев из Эстонии и Латвии и по переселению в Литву литовцев, русских и белорусов из Мемельской и Сувалкской областей Польши.

Всего в результате организованных перемещений из западных районов СССР было эвакуировано 392 тыс. фольксдойче (по другим источникам 310 тыс. [7]).

После окончания Второй мировой войны к СССР отошли территории, на которых в 1940 г. про-

живало около 2 млн чел. Как и в случае предыдущих изменений границ страны, массы людей оказались вовлеченными в миграционные процессы, чаще всего вынужденного характера. Так, значительная часть населения, проживавшего до войны на новых западных территориях СССР, эвакуировалась в Германию и Польшу, в значительно меньших масштабах - в Чехословакию и Румынию.

При установлении новых границ Польши, Чехословакии и Румынии происходил обмен территориями и населением. Наиболее интенсивные миграционные процессы происходили между Польшей и СССР. По заключенному в сентябре 1944 г. между правительствами стран соглашению об обмене населением около 700 тыс. украинцев и лем-ков, проживавших в Польше, предполагалось переселить на Украину. Первоначально предполагался добровольный характер перемещений, однако уже с сентября 1945 г. они приняли форму депортации при непосредственном участии польской армии. К 1946 г. на территорию Украины было переселено 482 тыс. чел., 38 тыс. чел. - в Белоруссию.

Обратный поток был почти в два раза больше -примерно 1,09 млн чел. к 1946 г., в том числе 790 тыс. чел. из Украины, 231 тыс. чел. из Белоруссии и около 70 тыс. чел. из Литвы. Депортация в обоих направлениях продолжалась и в 1950-е гг., однако постепенно поток репатриантов сокращался и сводился в основном к объединению семей.

Правительства СССР и Чехословакии решение об обмене населением приняли 10.05.1946. Семьи украинских и карпатских русинов из Чехословакии переехали на Украину, а чехи и словаки из СССР -в Чехословакию. Кроме того, проводилась (хотя и в меньших масштабах) эвакуация румын из СССР в Румынию.

Таким образом, изменение границ России в первой половине ХХ в. сопровождалось вынужденными миграциями, преимущественно этнического характера, которые в каждом случае по продолжительности занимали относительно короткий период времени. В условиях восстановления в начале 1990-х гг. прав граждан СССР на свободу перемещения активные миграционные отношения с Польшей, Финляндией, Румынией, Германией были восстановлены, однако уже в добровольном формате.

С распадом СССР произошли наиболее существенные изменения в характере миграционных потоков, появились новые миграционные тенденции. Миллионы людей, ранее перемещавшихся

внутри единой страны, оказались вовлеченными в более сложные с правовой точки зрения процессы международной миграции. Динамика, структура и особенности этих перемещений проанализированы в фундаментальной работе [13]. Обобщая результаты этого и других исследований, можно выделить несколько важнейших аспектов.

Социально-экономическое развитие всех бывших союзных республик во многом определялось миграциями населения. Собственно, сами миграционные связи между населением, проживающим на территории Российской империи, а затем и СССР, начали формироваться еще в дореволюционный период. Между народами России, Украины, Белоруссии и Прибалтики они наблюдались на протяжении многих веков, а регионы Закавказья, Казахстана и Средней Азии подключились к ним в основном с XIX в. В советский период процессы индустриализации и урбанизации на всей территории СССР сопровождались перераспределением высококвалифицированной рабочей силы из экономически развитых частей государства в более отсталые регионы. Важную роль в межреспубликанском обмене населения сыграли и вынужденные перемещения на протяжении первой половины ХХ в.

Интенсивность участия в межреспубликанских миграциях представителей разных национальностей была различной. Наиболее активно перемещались по всей территории бывшего СССР восточнославянские народы. Адаптация в новых местах проживания русского, украинского и белорусского населения проходила, как правило, более успешно, так как в городах страны практически повсеместно существовала русская языковая среда, не было острой необходимости изучать языки коренных этносов. Преимущества у славянского населения во многих случаях были и в образовании, особенно в сравнении с сельским населением Закавказья и Средней Азии.

Роль России в межреспубликанских миграциях изменялась под влиянием различных факторов. Если рассматривать период стабильного функционирования советской экономики, можно выделить два основных этапа развития межреспубликанских миграций. В первый период, до середины 1970-х гг., Россия для большинства республик выступала донором трудовых ресурсов, главным образом квалифицированных кадров, которые были необходимы для экономического развития советской периферии. Освоение целинных земель в Северном Казахста-

не, пик урбанизации в Закавказье и Средней Азии пришлись именно на этот период и за 20 лет с 1956 г. Россия в межреспубликанском обмене отдала на 2,3 млн чел. больше, чем получила.

С середины 1970-х гг. Россия в миграционном обмене с республиками стала иметь устойчивое положительное сальдо. В Казахстане, Средней Азии и Закавказье наблюдался значительный прирост трудовых ресурсов на фоне повышения мобильности сельского населения. Это привело к усилению конкуренции на рынке труда между коренными жителями и мигрантами из других союзных республик, способствовало нарастанию бытового национализма. При этом национальная политика, проводимая советским государством в тот период, не была направлена на решение зарождающихся проблем, более того, в чем-то их усугубляла через недостаточную подготовку кадров из местного населения, одностороннюю специализацию экономики и т.д. Таким образом, еще до появления серьезных межнациональных конфликтов в Закавказье и Центральной Азии начали формироваться предпосылки для оттока русскоязычного населения.

Одновременно в РСФСР во второй половине 1970-х гг. в трудоспособный возраст стало вступать поколение, рожденное в период демографического провала 1960-х гг. В условиях истощения демографического потенциала российской деревни важным источником квалифицированных и неквалифицированных ресурсов для масштабных инвестиционных проектов на Крайнем Севере и Дальнем Востоке стали южные республики СССР. Отток из них шел не только некоренного населения, но и титульных народов.

Тенденция оттока трудовых ресурсов из Закавказья и Центральной Азии усилилась в связи с этническими, конфессиональными, военными, политическими конфликтами конца 1980-х гг. в отдельных республиках. К трудовым мигрантам добавились вынужденные переселенцы, которые направлялись преимущественно в Россию, Белоруссию и на Украину.

С распадом СССР в число основных детерминант формирования миграционных потоков включились факторы, связанные с политическим переустройством в постсоветском пространстве, с шоковыми для населения изменениями не только в экономической, но и в национальной политике. В 1989-1994 гг. в Россию в среднем въезжали около 1 млн чел., а в 1995-1997гг. - более 0,5 млн чел. На

пике этнической миграции, который пришелся на 1994 г., миграционный прирост составил 845 тыс. чел. Всего с 1990 по 1997 г. в Россию возвратились более 2,6 млн русских, или более 10% всех русских, живших в СССР за пределами России.

Экономические мотивы иммиграции в Российскую Федерацию стали вновь приобретать значение с середины 1990-х гг. При том, что к тому времени абсолютные потоки иммиграции и эмиграции сократились, Россия быстро начала превращаться в одного из крупнейших в мире импортеров трудовых ресурсов. По сути, это стало продолжением тенденций, которые зародились в российской экономике еще в 1970-х гг., но уже в условиях суверенитета бывших союзных республик. По данным ФМС России, привлечение иностранной рабочей силы на законных основаниях в экономику РФ возросло со 129 тыс. чел. в 1994 г. до 1 500 тыс. в 2006 г.

Среди других новых миграционных тенденций и особенностей, которые появились в 1990-е гг., можно назвать нарушение параллельности между прямыми и обратными потоками. Встречные потоки в межреспубликанских миграциях советского времени в большинстве случаев были близки по величине. В связи с усилением роли политической составляющей при временном снижении действия экономических факторов чистый миграционный приток в Россию из бывших союзных республик в 1990-е гг. по сравнению с советским временем вырос более чем вдвое. Две трети этого прироста произошло за счет Центральной Азии, пятая часть -за счет Закавказья, при этом вклад республик Прибалтики оказался незначительным. Сбалансированные потоки сохранились только со славянскими республиками.

В отличие от советских молодежных миграций постсоветские переселения стали носить преимущественно семейный характер с большей долей детей и стариков. Произошло сокращение объемов миграционных оборотов с районами, с которыми традиционно поддерживались интенсивные связи (Дальний Восток, большинство северных территорий).

Таким образом, далеко не все изменения в характере миграционных связей между бывшими республиками соответствовали интересам развития экономики России и ее регионов.

Отдельные характеристики и результаты внутренних и внешних перемещений представлены в табл. 2.

Таблица 2

Некоторые характеристики процессов развития миграционных отношений в России

Этап Основные причины эмиграции Демографические последствия изменения границ страны в ХХ в. Характер внутренней колонизации

Дореволюционный -со второй половины XIX в. по 1917 г. Экономические, политические Добровольные колонизационные движения

1917-1938 гг. Политические Уменьшение населения страны на 35,9 млн чел. Государственная политика перераспределения трудовых ресурсов, сталинские репрессии, этнические депортации

1939-1947 гг. Вынужденные перемещения Увеличение населения страны на 19-25 млн чел. Вынужденные перемещения и оптации с Германией, Польшей, Чехословакией, Румынией, Финляндией

1948-1986 гг. Политические, этнические - Преобладание мер стимулирующего характера

Современный - с конца 1980-х гг Экономические Трансформация межреспубликанской миграции в международную: - этнические миграции, вынужденные переселенцы, беженцы; - массовая экономическая иммиграция Отток населения с северных и восточных земель в центральные и юго-западные регионы

Результаты исследования позволяют сделать следующие выводы:

- как до революции 1917 г., так и на современном этапе развития страны наблюдается доминирование экономических причин миграционных перемещений, в советский период они определялись в основном неэкономическими факторами;

- во все рассматриваемые периоды внутренняя миграция выступала своего рода компенсирующим механизмом по отношению к внешним миграциям;

- произошло значительное усложнение миграционных процессов за последние четверть века, что связано с интенсификацией процессов международных миграций с участием России, а также диверсификацией эмиграционных и иммиграционных потоков по различным видам. В целом особенности исторического развития

нашего государства во многом определяли причины, направления и характер внешних миграционных процессов, которые по этой причине далеко не всегда вписывались в русло общемировых тенденций.

Список литературы

1. Абылхожаев Ж.Б., Козыбаев М.К., Татимов М.Б. Казахстанская трагедия // Вопросы истории. 1989. № 7. С. 67-69.

2. Ахиезер А.С. Прошлое и настоящее эмиграции из России // Миграционная ситуация в России:

социально-политические аспекты. М.: Программа по исследованию миграций, 1994.

3. Булок А. Гитлер и Сталин: жизнь и власть. Сравнительное жизнеописание. Смоленск: Русич, 1994.566 с.

4. Кабузан В.М. Русские в мире: динамика численности и расселения. Формирование этнических и политических границ русского народа. СПб: Блиц. 1996. 350 с.

5. Кумо К. Миграция в постсоветской России // Экономическая наука современной России. 2007. № 2. С. 133-145.

6. ПивоварЕ.Ю., ГерасимоваН.П., Голотик С.И. Российская эмиграция в Турции, Юго-Восточной и Центральной Европе 20-х годов (гражданские беженцы, армия, учебные заведения. М.: Историко-архивный институт РГГУ, 1994.

7. Полян П.М. Не по своей воле. История и география принудительных миграций. М.: ОГИ, 2001. 328 с.

8. Полян П.М. Оптации: с кем и когда в ХХ веке Россия обменивалась населением // Россия и ее регионы в ХХ веке: территория - расселение -миграции. М.: ОГИ, 2005.

9. Полян П.М. Эмиграция: кто и когда в ХХ веке покидал Россию // Россия и ее регионы в ХХ веке: территория - расселение - миграции. М.: ОГИ, 2005.

10. ПоповА.В. Русское зарубежье и архивы. Документы российской эмиграции в архивах Москвы: проблемы выявления, комплектования, описания,

использования. М.: Историко-архивный институт РГГУ, 1998.

11. Прокопович С.Н. Народное хозяйство СССР. Нью-Йорк: Изд-во им. Чехова, 1952.

12. Тарле Г.Я. История российского зарубежья: термины, принципы периодизации. URL: http:// nature.web.ru/db/msg.html?mid=1187211.

13. Трансформация миграционных процессов на постсоветском пространстве: под ред. Л.Л. Ры-баковского. М.: Академия-Центр, 2009. 488 с.

14. Фрейнкман-ХрусталеваН.С., НовиковА.И. Эмиграция и эмигранты: история и психология. СПб: Санкт-Петербургская государственная академия культуры, 1995. 153 с.

Economic analysis: theory and practice Economic analysis: historical aspect

ISSN 2311-8725 (Online) ISSN 2073-039X (Print)

CERTAIN FEATURES OF THE HISTORICAL DEVELOPMENT OF MIGRATION PROCESS IN RUSSIA

Svetlana V. YUDAEVA

Abstract

The article discusses certain features of the historical development of migration processes in Russia over the past century. The author believes these features provide better understanding of the country's role in the international migration relations at the present stage.

Keywords: migration, process, international, emigration, immigration, labor migration, forced migration, deportation, optation

References

1. Abylkhozhaev Zh.B., Kozybaev M.K., Tatimov M.B. Kazakhstanskaya tragediya [Kazakhstan's tragedy]. Voprosy istorii - History matters, 1989, no. 7, pp. 67-69.

2. Akhiezer A.S. Proshloe i nastoyashchee emi-gratsii iz Rossii. In: Migratsionnaya situatsiya v Rossii: sotsial'no-politicheskie aspekty [The past and present of the emigration from Russia. In: Migration situation in Russia: socio-political aspects]. Moscow, 1994.

3. Bullock A. Gitler i Stalin: zhizn' i vlast'. Sravnitel 'noe zhizneopisanie [Hitler and Stalin: Parallel Lives]. Smolensk, Rusich Publ., 1994, 566 p.

4. Kabuzan V.M. Russkie v mire: dinamika chislennosti i rasseleniya. Formirovanie etnicheskikh i politicheskikh granits russkogo naroda [The Russians in the world: population dynamics and resettlement. The formation of ethnic and political boundaries of the Russian people]. St. Petersburg, Blits Publ., 1996, 350 p.

5. Kumo K. Migratsiya v postsovetskoi Rossii [Migration in post-Soviet Russia]. Ekonomicheskaya nauka sovremennoi Rossii - Economic science of contemporary Russia, 2007, no. 2, pp. 133-145.

6. Pivovar E.Yu., Gerasimova N.P., Golotik S.I. Rossiiskaya emigratsiya v Turtsii, Yugo-Vostochnoi i Tsentral'noi Evrope 20-kh godov (grazhdanskie bez-hentsy, armiya, uchebnye zavedeniya) [Russian emigration to Turkey, South-Eastern and Central Europe of the 20's (civilian refugees, army, schools)]. Moscow, Historical Archives Institute RSUH Publ., 1998.

7. Polyan P.M. Ne po svoei vole. Istoriya i ge-ografiyaprinuditel'nykh migratsii [Out of choice. The history and geography of forced migrations]. Moscow, OGI Publ., 2001, 328 p.

8. Polyan P.M. Optatsii: s kem i kogda v 20 veke Rossiya obmenivalas ' naseleniem. In: Rossiya i ee regiony v XXveke: territoriya - rasselenie - migratsii [Optations: with whom and when Russia exchanged its population in the twentieth century. In: Russia and its regions in the twentieth century: the territory - resettlement - migration]. Moscow, OGI Publ., 2005, 536 p.

9. Polyan P.M. Emigratsiya: kto i kogda v XX veke pokidal Rossiyu. In: Rossiya i ee regiony v XX veke: territoriya - rasselenie - migratsii [Emigration: who and when left Russia in the twentieth century. In: Russia and its regions in the twentieth century: the territory - resettlement - migration]. Moscow, OGI Publ., 2005, 536 p.

10. Popov A.V. Russkoe zarubezh'e i arkhivy. Dokumenty rossiiskoi emigratsii v arkhivakh Moskvy:

dKOHOMwecKuü anoxia: ucmopunecKiiû acne^m

33 (384) - 2014

problemy vyyavleniya, komplektovaniya, opisaniya, ispol'zovaniya [The Russian abroad and archives. Documents of the Russian emigration in the Moscow archives: problems of identification, compilation, description, use]. Moscow, History and Archives Institute of the Russian State University for the Humanities Publ., 1998.

11. Prokopovich S.N. Narodnoe khozyaistvo SSSR [Economy of the USSR]. New York, Izdatel'stvo imeni Chekhova Publ., 1952.

12. Tarle G.Ya. Istoriya rossiiskogo zarubezh'ya: terminy, printsipy periodizatsii [History of Russian abroad: terms, principles of periodization]. Available at: http://nature .web.ru/db/msg .html?mid= 1187211. (In Russ.)

13. Transformatsiya migratsionnykh protsessov na postsovetskom prostranstve [Transformation of migration processes in the former Soviet territory]. Moscow, Akademiya-Tsentr Publ., 2009, 488 p.

14. Freinkman-Khrustaleva N.S., Novikov A.I. Emigratsiya i emigranty: istoriya i psikhologiya [Emigration and emigrants: history and psychology]. St. Petersburg, Saint Petersburg State Academy of Culture Publ., 1995, 153 p.

Svetlana V. YUDAEVA

Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, Karelian Branch, Petrozavodsk, Russian Federation yudaevacvetlana@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.