Научная статья на тему 'Некоторые личностные особенности женщин, совершающих наркопреступления'

Некоторые личностные особенности женщин, совершающих наркопреступления Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
850
195
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Общество и право
ВАК
Область наук
Ключевые слова
НАРКОПРЕСТУПНОСТЬ / ЛИЧНОСТЬ ЖЕНЩИН / СОВЕРШАЮЩИХ НАРКОПРЕСТУПЛЕНИЯ / НРАВСТВЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ / PERSONALITY OF WOMEN MAKING CRIMES CONNECTED WITH ILLEGAL TURN DRUG / CONNECTED WITH ILLEGAL TURN DRUG / CRIMES / MORALLY-PSYCHOLOGICAL AND CRIMINAL-LEGAL PARTICULARITIES

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Киркина Надежда Валерьевна

В статье анализируются нравственно-психологические и уголовно-правовые свойства и качества женщин, совершающих преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Фиксируется наличие у них таких негативных качеств, как злоупотребление наркотиками и алкоголем, отсутствие перспективных жизненных ориентаций, отсутствие связи со своей семьей, в том числе с детьми. Отмечается, что такие женщины, как правило, не ограничиваются совершением одного преступления, сочетая их с иными уголовно наказуемыми деяниями.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Some particularities to personalities of women making crimes connected with illegal turn drug

In the article morally-psychological and criminal-legal characteristic and quality of women making crimes connected with illegal turn drug are analysed. Presence is fixed beside them such negative quality as abuse drug and alcohol, absence perspective life orientation, absence relationship with their family, including children. Such women, as a rule, are not limited by completion of one crime, combining them with other criminal punishable actions.

Текст научной работы на тему «Некоторые личностные особенности женщин, совершающих наркопреступления»

Киркина Надежда Валерьевна

помощник прокурора Московского района г. Чебоксары

(е-mail: prokur26@cap.ru)

Некоторые личностные особенности женщин, совершающих наркопреступления

В статье анализируются нравственно-психологические и уголовно-правовые свойства и качества женщин, совершающих преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Фиксируется наличие у них таких негативных качеств, как злоупотребление наркотиками и алкоголем, отсутствие перспективных жизненных ориентаций, отсутствие связи со своей семьей, в том числе с детьми. Отмечается, что такие женщины, как правило, не ограничиваются совершением одного преступления, сочетая их с иными уголовно наказуемыми деяниями.

Ключевые слова: наркопреступность, личность женщин, совершающих наркопреступления, нравственно-психологические и уголовно-правовые особенности.

N.V. Kirkina, Assistant of the Public Prosecutor of the Moscow District of Cheboksary; e-mail: prokur26@cap.ru

Some particularities to personalities of women making crimes connected with illegal turn drug

In the article morally-psychological and criminal-legal characteristic and quality of women making crimes connected with illegal turn drug are analysed. Presence is fixed beside them such negative quality as abuse drug and alcohol, absence perspective life orientation, absence relationship with their family, including children. Such women, as a rule, are not limited by completion of one crime, combining them with other criminal punishable actions.

Key words: crimes, connected with illegal turn drug, personality of women making crimes connected with illegal turn drug, morally-psychological and criminal-legal particularities.

Обычно при изучении личности преступника в криминологии анализу подвергаются три основных группы свойств и качеств преступника: 1) социально-демографические, 2) нравственно-психологические, 3) уголовно-правовые [1, с. 262]. Не занижая роль социально-демографических свойств и качеств преступника, в рамках данной статьи мы остановимся именно на нравственно-психологических и уголовно-правовых свойствах и качествах, в частности, такой категории преступников, как женщины, совершающие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков (наркопреступления).

К нравственно-психологическим свойствам и качествам относятся те, которые определяют потребности, интересы, увлечения жизненные цели и ориентации преступницы, ее психический мир. Нравственные - это те свойства и качества, которые, как отмечают психологи, «являются основными, конституирующими (образующими) единицами сознания личности, определяют главные и относительно постоянные отношения человека к основным сферам жизни - к миру, к другим людям, к самому себе» [2, с. 132]. Иными словами, это те идеи, принципы, взгляды,

убеждения личности, которые влияют на формирование и реализацию ее образа мышления и характера поведения [3, с. 148].

Психологические свойства и качества личности преступника определяют ее способности, характер, темперамент, составляют основание любой человеческой личности и ее психологический облик. Таким образом, нравственно-психологические свойства и качества преступника в криминологическом плане, на наш взгляд, являются наиболее значимыми, т.к. именно они, в частности, определяют его преступное поведение, его направленность, мотивацию. А в целом, именно эти свойства и качества характеризуют внутренний мир преступника, его отношение к обществу, закону, другим лицам и к самому себе.

Многочисленные криминологические исследования преступников фиксируют у них:

1) существенные пробелы в нравственном сознании;

2) искажения, ведущие к нравственному конфликту с общепринятыми в обществе нормами морали, морали разных групп, двойной морали [4, с. 352].

Как отмечают авторы монографии «Личность преступника», преступники отличаются от законо-

129

послушных граждан негативным содержанием ценностно-нормативной системы и устойчивыми психологическими особенностями, сочетание которых имеет криминогенное значение и специфично именно для преступников [5, с. 67-68].

Проведенное нами исследование показывает, что женщины намного законопослушнее мужчин, но, как и все преступники в целом, женщины-преступницы в основной своей массе характеризуются негативными нравственно-психологическими свойствами и качествами. Прежде всего, следует отметить, что у основной массы опрошенных преступниц (75,2%) преобладают корыстные устремления. Смысл своей жизни они видят в том, чтобы «хорошо жить» в материальном плане, иметь престижную квартиру, машину, красиво одеваться. Лишь незначительная часть опрошенных (7,1%) отметили, что хотят получить высшее образование, 6,7% смысл жизни видят в создании крепкой, дружной и материально обеспеченной семьи, 5,9% - в воспитании детей, 4,1% - в занятии любимой профессией или любимым делом.

Характерно, что значительная часть опрошенных преступниц (45,3%), совершивших уголовно наказуемые деяния с наркотиками, сами употребляли наркотики, тем не менее, 32,3% из них наркоманами себя не признают. Эти данные подтверждаются и другими исследованиями. Так, А.Я. Гришко отмечает, что у лиц, совершающих наркопреступления, эти показатели у мужчин и женщин составляют соответственно 68 и 39% [6, с. 88]. Не случайно значительная доля преступлений, совершенных опрошенными женщинами, а именно 8,3%, были совершены в состоянии наркотического опьянения. Для сравнения можно отметить, что в 2013 г. по всем преступлениям этот показатель составил всего 2,3% [7, с. 39].

У женщин пик наркозависимости выпадает на возраст 18-20 лет, а пик наркопреступности - на возраст 20-24 года, у мужчин же, соответственно, на возраст 18-19 и 19-20 лет. Таким образом, к моменту совершения наркопреступлений женщины, как и мужчины, уже имели некоторый «стаж» употребления наркотиков. У женщин он составляет примерно полтора-два года, а у мужчин - год-полтора.

Некоторое «отставание» женщин по этим показателям объясняется их большей осторожностью, повышенной чувствительностью к опасности, которая таится в употреблении наркотиков и в совершении наркопреступлений. Эти обстоятельства сдерживают женщину лишь в первое время употребления наркотических средств или психотропных веществ.

Во всех изученных случаях приобщение к употреблению наркотиков произошло у женщин еще в молодом возрасте (в 20% случаев - в несовершеннолетнем).

Установлено, что деградация у лиц, употребляющих наркотики, происходит примерно в 20 раз быстрее, чем у лиц, употребляющих спиртные напитки [8, с. 3]. Если лицо, употребляющее алкоголь, спивается примерно через 5-7 лет, то лицо, употребляющее наркотики, становится наркозависимым намного раньше. Если алкоголик в среднем живет 15-20 лет (после начала употребления спиртных напитков), то наркоман - в лучшем случае 5-7 лет, а зачастую смерть наступает (от «передозировки», «некачественного» наркотика и т.п.) уже в течение года. Поэтому наркоманы в возрасте старше 50 лет составляют в общей массе наркоманов только 1% [9, с. 35].

По мнению 26% опрошенных сотрудников исправительных колоний, в которых отбывают наказание опрошенные осужденные, излечиваются от наркозависимости примерно 15-25% женщин, по мнению 21% опрошенных, вылечивается только 10-15%, по мнению 10% опрошенных, - 1-10%, по мнению 9%, - 15-40%, по мнению 7%, - 40-60%, по мнению 2,5%, - 0,5%. Все эти данные свидетельствуют о достаточно низком показателе женщин-наркопреступниц, вылечившихся от наркозависимости.

Ученые отмечают, и это подтверждается результатами нашего исследования, что женщины до совершения наркопреступления допускали всевозможные правонарушения, вели антиобщественный образ жизни. Прежде всего, это правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений: ссоры, скандалы (более 50% всех случаев); половая распущенность, занятие проституцией (свыше одной трети всех случаев); кражи, мошенничество и другие подобные преступления (25% случаев); иждивенчество (паразитизм) и бродяжничество (15% случаев).

Женщины-наркопреступницы нередко отличаются артистизмом, находчивостью и изобретательностью. Они порой склонны к изменению внешности для того, чтобы не попасть в поле зрения сотрудников правоохранительных органов, основательнее укрывают совершенные преступления, более внимательны при уничтожении орудий и средств совершения преступлений, уличающих их документов, обстоятельнее прячут предметы, добытые преступным путем. Они «убедительнее» вводят в заблуждение оперативных работников, следователей, судей и адвокатов. Их заведомо ложные показания на предварительном следствии и в суде труднее

130

изобличать, они основательнее «запираются» и «отпираются», категоричнее отказываются от дачи показаний, ссылаясь на то, что им «ничего по делу не известно», что им «нечего сказать», что они «ничего не знают».

В безвыходных ситуациях, когда улики неопровержимы, как показывает практика, наркопреступницы часто пускают в ход «слезы», преследующие цель разжалобить сотрудника, заставить его «снизойти», «пожалеть бедную и несчастную женщину», «сострадать» и т.д. И это нередко им удается, особенно если «слезы» подкрепляются готовностью к интимной близости, «ласковыми и нежными» словами, жестами, действиями.

В случае же выявления наркопреступления совершившие его женщины легко идут на коррупционные взаимоотношения с сотрудниками правоохранительных органов, даже при меньшем уровне «криминализации», чем это обнаруживается у мужчин. К тому же «откупаться» от уголовной ответственности им удается, как правило, посредством меньших денежных сумм.

Характерно, что значительная доля опрошенных преступниц (51,7%) полностью признали свою вину в совершенном преступлении, треть их (33,1%) признали вину частично, и шестая часть (15,2%) отрицали вину. При этом лишь 24,3% отбывающих наказание винили в случившемся саму себя, 35,2% - своих друзей, приятелей, знакомых, 40,5% - жизненные обстоятельства. То есть основная масса (59,5%) вину за совершенное преступление возлагают на других лиц или стечение жизненных обстоятельств, но только не на себя.

Изучение уголовных дел также позволило выделить некоторые негативные нравственные свойства и качества женщин-наркопреступниц. Так, по 5,7% дел суды констатировали ненадлежащее отношение женщин к воспитанию своих детей. В 83,3% случаев в делах на осужденных имелись характеристики с места работы, учебы или (и) проживания, 80% которых были положительными, 15% - отрицательными, 5% - двойственными (т.е. в характеристиках осужденным давались как положительные, так и отрицательные оценки).

Со своими родственниками поддерживали отношения 52,3% опрошенных женщин, 5,3% указали на отсутствие таковых, 17,1% поддерживали отношения только со знакомыми, 15,3% ни с кем никаких отношений не поддерживали. Характерно, что, по оценкам сотрудников исправительных учреждений, только 9,5% осужденных женщин за период отбывания наказания характеризуются отрицательно, основная же масса

положительно или нейтрально. У осужденных мужчин, как правило, показатели иные, среди них больше отрицательно характеризующихся лиц [4, с. 867].

К уголовно-правовым свойствам и качествам личности преступника следует относить характер совершенного преступления, их количество, групповой или одиночный характер совершенного преступления, наличие или отсутствие рецидива.

Основная масса опрошенных лиц (46,1%) совершили преступления, предусмотренные ст. 2281 УК РФ; 43,7% - предусмотренные ст. 228 УК РФ; оставшаяся доля (10,2%) - все иные наркопреступления.

Женщины, совершившие только деяния, связанные с незаконным оборотом наркотиков, составили 53,7%; женщины, совершившие наркопреступления в совокупности с иными преступлениями, - соответственно 46,3%. Из них 35,3% совершили преступления в совокупности с преступлениями против собственности (прежде всего кражами, грабежами, мошенничеством); 9,7% - против личности (убийствами, причинением вреда здоровью различной степени тяжести); 1,3% - со всеми иными преступлениями.

Основная масса изучаемых преступлений, а именно 84,7%, женщинами совершались в одиночку, а 15,3% - в составе группы лиц. Групповой характер преступления повышает его общественную опасность. Как отмечает А.В. Шеслер, групповое преступление опаснее преступления, совершенного в одиночку, т.к. разделение функций и согласование усилий совместно действующих лиц повышает результативность преступления, а следовательно, усугубляет его приспособительные и преобразовательные социально-негативные последствия [10, с. 22-23].

Основная масса изученных преступных групп действовала по предварительному сговору (11,7%), и лишь 3,6% групп носили организованный характер. Данный показатель, на наш взгляд, является очень низким и не соответствующим действительности, т.к. именно в сфере незаконного оборота наркотиков наиболее активно действуют организованные преступные формирования. Указанный показатель организованных групповых преступлений в очередной раз свидетельствует о высокой степени латент-ности организованной преступности в сфере незаконного оборота наркотиков.

Преступные группы, как правило, были немногочисленны. В основной массе (90,3%) они состояли из 2-3 человек, в 8,6% случаев - из 4-5 человек, и лишь в 1,1% случаев - из 6 и более

131

человек. В основной массе (72,7%) соучастниками женщин были мужчины.

Количество совершаемых преступлений (без рецидива) также подчеркивает общественную опасность личности преступницы. Установлено, что 40,1% женщины-наркопреступниц осуждались к лишению свободы за совершение одного преступления, 31,7% - за совершение двух преступлений, 16,9% - за совершение трех преступлений и 11,3% - за совершение четырех и более преступлений.

Средний срок лишения свободы, назначенного судами женщинам-наркопреступницам, составил 5,4 года.

Рецидив преступления также повышает опасность личности преступника. На протяжении длительного времени уровень рецидива у женщин намного ниже, чем у мужчин, и составляет около 15% [11, с. 21]. Иными словами, в сравнении с мужским рецидивом, рецидив женский выражен менее отчетливо, но если сопоставить рецидив наркоманов и рецидив наркоманок, то грань здесь практически не обнаруживается. Среди опрошенных нами женщин 12,3% были ранее судимы, причем каждая третья из них (35,1%) за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Наиболее высок уровень рецидива среди женщин в возрасте свыше 40 лет (до 40%), несколько ниже (около 33%) - в возрасте 31-40 лет, а еще ниже (около 27%) - в возрасте до 30 лет.

При изучении личности любого преступника, в том числе и совершающего преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, невозможно обойти вопрос о мотивах преступления. Как отмечает Ю.М. Антонян, мотивы выражают наиболее важные черты и свойства, потребности и стремления личности [5, с. 102]. По мнению Г.А. Аванесова, мотив - это внутренний, субъективный смысл поведения, то, ради чего оно реализуется [12, с. 22].

Как показало исследование, основной побудительный мотив совершения женщинами

наркопреступлений, как они сами отмечают, -это стремление к «легкой и быстрой наживе». Иными словами, корыстный мотив. Он присутствовал в 68,7% случаев совершения женщинами наркопреступлений. При этом следует отметить, что многие из опрошенных осужденных отмечали не какой-то один, единственный мотив их преступного поведения, а порой несколько.

Так, для женщин, страдающих наркозависимостью, мотивом совершения преступления явилось стремление любой ценой, любым способом получить от наркодиллера очередную дозу наркотика (12,1%).

8,3% опрошенных ответили, что совершили наркопреступление, в частности хранение наркотических средств, из-за того, что хотели «попробовать» наркотики, «испытать» эйфорию, которую они приносят.

5,6% опрошенных ответили, что совершили наркопреступление из-за «сострадания», «жалости» к своим близким (детям, супругам), для которых они приобретали наркотики. 3,3% опрошенных, а это были прежде всего молодые лица, отметили, что пробовали наркотики, хранили их, чтобы не «отрываться от компании друзей», не портить с ними отношений, быть такими же, как они. То есть присутствовали так называемые «конформистские» [13, с. 411] мотивы.

2% опрошенных затруднились определить мотивы своего преступного поведения или назвали иные мотивы.

Таковы наиболее характерные, на наш взгляд, нравственно-психологические и уголовно-правовые свойства и качества женщин, совершающих наркопреступления. Их знание необходимо правоохранительным органам для организации предупредительной работы по указанным преступлениям, в частности для успешной индивидуально-профилактической работы с женщинами, склонными к совершению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

1. Аванесов Г.А. Криминология: учеб. М., 1984.

2. Братусь Б. С. Смысловая сфера личности // Психология личности в трудах отечественных психологов. СПб., 2001.

3. Абызов Р.М. Типология личностных деформаций несовершеннолетних преступников. Ижевск, 1998.

4. Криминология: учеб. / под ред. А. И. Долговой. М, 2005.

5. Антонян Ю.М., Кудрявцев В.Н., Эминов В.Э. Личность преступника. СПб., 2004.

1. Avanesov G.A. Criminology: textbook. Moscow, 1984.

2. Bratus B.S. Semantic sphere to personalities // Psychology to personalities in works of domestic psychologist. St. Petersburg, 2001.

3. Abyzov R.M. Typology of larval deformation minor criminal. Izhevsk, 1998.

4. Criminology: textbook / ed. by A.I. Dolgova. Moscow, 2005.

5. Antonyan Yu.M., Kudryavtsev V.N., Eminov V.E. Personality of the criminal. St. Petersburg, 2004.

132

6. Гришко А.Я. О незаконном обороте наркотиков // Российский криминологический взгляд. 2005. № 3.

7. Состояние преступности в России за 2013 год: стат. сб. М., 2014.

8. Ожиганов Н.И., Кадыров М.М. Уголовно-правовая борьба с преступлениями, связанными с наркотическими средствами. Ташкент, 1989.

9. Омигов В. И. Криминологические и правовые проблемы борьбы с наркоманией и нарко-тизмом. М., 1992.

10. Шеслер А. В. Групповая преступность: криминологические и уголовно-правовые аспекты. Саратов, 2006.

11. Морозов А.Ю. Рецидив преступлений и рецидивная преступность женщин: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2000.

12. Аванесов Г. А. 10 глав о мотивации и мотивах. Через призму науки криминологии. М., 2012.

13. Большой словарь иностранных слов. М., 2010.

6. Grishko A.Ya. About illegal drug turn // Russian criminological glance. 2005. № 3.

7. Condition to criminality in Russia for 2013: statistical coll. Moscow, 2014.

8. Ozhiganov N.I., Kadyrov M.M. Criminal-legal fight with crimes, connected with narcotic facility. Tashkent, 1989.

9. Omigov V.I. Criminological and legal problems of the fight with drug addiction and narcotism. Moscow, 1992.

10. SheslerA.V. Group criminality: criminological and criminal-legal aspects. Saratov, 2006.

11. Morozov A.Yu. Relapse of the crimes and relapse criminality of the womans: auth. abstr. ... Master of Law. Stavropol, 2000.

12. Avanesov G.A. 10 chapters about motivations and motive. Through prism of the criminology science. Moscow, 2012.

13. Big dictionary of foreign words. Moscow, 2010.

133

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.