Научная статья на тему 'Научное и квазинаучное измерения трансперсональной психологии'

Научное и квазинаучное измерения трансперсональной психологии Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
673
114
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Стрельник Ольга Николаевна

В статье анализируется трансперсональная психология как один из примеров квазинаучного мифотворчества. Концепция С. Грофа рассматривается на эмпирическом, теоретическом и мировоззренческом уровне; в ходе этого исследования выясняется, какой материал трансперсональной психологии тяготеет к науке и может войти в корпус научного знания и какая часть этого учения представляет собой вариант современного верования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE TRANS-PERSONAL PSYCHOLOGY: BETWEEN THE SCIENCE AND THE MYTH

In this article the trans-personal psychology is analyzed as one of examples modern belief. S. Grofs concept is considered at an empirical, theoretical and world outlook level, during this research is found out, what material trans-personal psychologies gravitates to a science and can enter into the case of scientific knowledge, and what part of this doctrine represents a variant of modern belief.

Текст научной работы на тему «Научное и квазинаучное измерения трансперсональной психологии»

ОНТОЛОГИЯ И ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ

НАУЧНОЕ И КВАЗИНАУЧНОЕ ИЗМЕРЕНИЯ ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ1 О.Н. СТРЕЛЬНИК

Кафедра онтологии и теории познания Факультет гуманитарных и социальных наук Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, д. 10а,

117198, Москва, Россия

В статье анализируется трансперсональная психология как один из примеров квазинаучного мифотворчества. Концепция С. Грофа рассматривается на эмпирическом, теоретическом и мировоззренческом уровне; в ходе этого исследования выясняется, какой материал трансперсональной психологии тяготеет к науке и может войти в корпус научного знания и какая часть этого учения представляет собой вариант современного верования.

В современной философской и научной литературе активно обсуждается вопрос о квазинауке. В ходе дискуссий высказывается немало интересных замечаний, однако не удается найти однозначного определения квазинауки и формального правила или кодекса правил, позволяющих автоматически отличать ее от собственно науки. Вероятно, формальное и универсальное решение этого вопроса невозможно, как невозможно формально определить понятия научного метода, рациональности или психической нормы. В попытках преодолеть это затруднение человеческий разум понимает собственную ограниченность и принимает тот факт, что он не может быть последней целью и окончательным смыслом человеческой деятельности, а только средством для решения других, внешних по отношению к нему, задач.

Аномальные, паранормальные и таинственные явления — модный сейчас сюжет. Возникает закономерный вопрос: почему именно сейчас? Мода, несмотря на свою мимолетность, отражает некоторые важные (возможно, существенные) черты массового сознания. Почему именно сейчас загадочные явления типа НЛО, левитации, предвидения и ясновидения привлекают внимание не только обыденного, но и философского сознания? Можно сказать, что создается рафинированная, совсем небытовая система «теоретизирования», которую питает вера в секретные разработки и исследования, в пришельцев, в опыты по созданию людей со сверхспособностями, в тайны и заговоры. Все это так называемое «новое знание» поддерживается средствами массовой информации, пропагандируется и выдается за новую продвинутую науку, преодолевшую косность традиционного классического рационализма 17-18 веков. Но знание ли это? Новая наука? Или все-таки старая мифология, которая нашла для себя новую наукообразную одежду? В квазинаучном знании, с одной стороны, выделяется его связь

с верой в сверхъестественное и мифологический характер; с другой стороны, квазинаучное знание сохраняет некоторые черты научного знания, и, несмотря на спорность теоретических основ либо отсутствие таковых, его экспериментальные данные могут со временем интегрироваться в традиционную науку. Но большинство адептов «новой» науки не ищут знаний, их интерес питается верой.

Одним из примеров квазинаучного мифотворчества следует, на наш взгляд, считать трансперсональную психологию С. Грофа. Безусловно, в этой концепции содержится интересный эмпирический материал, открывающий перед психологией новые горизонты, однако большинство интерпретационных схем и «теоретических» выводов остаются на уровне чистой мифологии. Попробуем разобраться, где проходит граница между научным и квазинаучным в трансперсональной психологии.

Свою профессиональную карьеру С. Гроф начал как классический психоаналитик, но вскоре убедился в ограниченности теории и метода 3. Фрейда. Одним из главных теоретических достижений С. Грофа считается создание новой «картографии» психического, которая выглядит следующим образом.

1) личное, или биографическое, бессознательное;

2) трансперсональное бессознательное, которое включает в себя все виды наследственной, расовой, коллективной и психогенетической памяти, кармические переживания и архетипичные движущие силы;

3) перинатальное бессознательное, связанное с травмой рождения, своеобразный «мост» между личным бессознательным и трансперсональным. Перинатальное бессознательное наполнено символизмом и конкретными переживаниями смерти и возрождения; именно оно, по мнению С. Грофа, является необходимым условием доступа к трансперсональному бессознательному и выполняет чуть ли не главную трансформирующую функцию при развитии личности.

Выводы об ограниченности модели бессознательного 3. Фрейда и о существовании других сфер психического — перинатальной и трансперсональной — С. Гроф сделал на основе изучения необычных переживаний или измененных состояний сознания. Поначалу в экспериментах использовалось наркотическое вещество ЛСД, позже, в середине 70-х годов, когда так называемая ЛСД-терапия была запрещена, С. Гроф разработал новый метод холотропной терапии, основанный на особом типе дыхания. По оценке исследователя, переживания в ходе сеансов холотропного дыхания схожи с теми, которые появляются под воздействием ЛСД.

В трансперсональной психологии холотропные, или целостные, состояния сознания (от holos — целый) противопоставляются хилотропным, или обычным, состояниям (от hile — земля), которыми занимается традиционная психология. По мнению транспсихологов, она замыкается только в рамках «обычного» сознания и поэтому не в состоянии оказать действенную помощь в терапии или саморазвитии человека. Холотропный метод утверждается как метод глубинного эмпирического самоисследования и терапии, его главная цель — активизация бессознательного и преобразование эмоциональных и психосоматических симптомов в целостный поток переживаний. Холотропная техника сочетает в себе быстрое и более глубокое, чем обычно, дыхание, этническую или ритуальную

музыку и особую работу с телом, то есть те приемы, которые в традиционных и архаических обществах используются для вхождения в транс. С. Гроф подчеркивает, что «в своей теории и в своей практике этот метод собирает и объединяет различные составляющие древних и первобытных традиций, восточных духовных философий и западной глубинной психологии. Использование различных техник дыхания с религиозными и лечебными целями можно обнаружить на самой заре человеческой истории» [3].

Учащенное дыхание вызывает гипервентиляцию легких, специально подобранная музыка усиливает эмоции, связанные с вытесненными воспоминаниями, и облегчает их выражение. Таким образом, утверждает С. Гроф, открывается «дверь» в бессознательное. «Заблокированные физические и эмоциональные энергии организма, связанные с различными травматическими воспоминаниями, высвобождаются и становятся пригодными для внешней разрядки и обработки. И это делает возможным то, что прежде вытесненное содержание этих воспоминаний возникает в сознании и воссоединяется с ним. Поэтому все это является целительным событием, которое следует поощрять и поддерживать, а не патологическим процессом, который должен всячески подавляться, как это обыкновенно практикует конформистская медицина», — пишет С. Гроф [Там же]. Многие холотропные переживания тяжелы эмоционально и неприятны физически, с точки зрения классической психиатрии и психотерапии они подчас выглядят патологическими. Но, как утверждают последователи трансперсональной психологии, полное проявление этих эмоций и ощущений дает возможность освободить человека от их беспокоящего влияния.

Смысл холотропного метода заключается в том, чтобы дать выход всему, что бы ни вызывала музыка или учащенное дыхание, без попытки анализа или понимания на рациональном уровне. Крики и смех, кашель и пение, гримасы, дрожь, судороги — любые физические проявления, кроме агрессивных или разрушительных, не просто допускаются, они приветствуются. Таким образом, утверждают авторы холотропного метода, снимаются психосоматические напряжения, связанные с различными травмами, причем не только имеющими отношение к биографии человека, но и выходящие далеко за ее пределы к опыту рождения и трансперсональным переживаниям.

В отличие от психотерапевтических методик, которые используются в других школах глубинной психологии, холотропный метод полностью исключает словесный контакт между терапевтом и пациентом. Роль терапевта, или фа-силитатора, заключается в том, чтобы поддерживать любые переживания, не вмешиваясь, не пытаясь управлять или изменять их. Кроме того, холотропный метод отличается и от тех терапий, которые поощряют выражение эмоций и задействуют тело, поскольку в гуманистической психологии все это проделывается в обычном состоянии сознания, тогда как холотропный метод делает ставку на измененные состояния.

Один из главных принципов холотропного метода — воздержание от любых интерпретаций. Максимум возможного — это вопросы терапевта, которые помогают холонавту выявить детали переживания и самостоятельно найти им объяснение. С. Гроф утверждает, что холотропный метод целителен сам по себе, а другие психологические методы (гештальт-терапия, юнгианский анализ, не-

орайхианская работа, рисование мандал и т.п.) рассматриваются только как подспорье. В отличие от терапии, ориентированной на повторное переживание травмы, ее вспоминание и направленную вербальную работу с ней, холотропная терапия стала работать с травмой как с процессом, который необходимо поддерживать и который ни в коем случае нельзя программировать. Поэтому главная стратегия холотропной терапии состоит в том, чтобы поддерживать любые процессы, которые возникают в холотропном сеансе.

В пользу действенности своего метода С. Гроф приводит следующий аргумент: «Словесная психотерапия часто растягивается на много лет, и базовые побуждающие прорывы в ней являются скорее редчайшими исключениями, нежели обыденными событиями. И когда перемены в симптоматике все-таки случаются, то происходят они в долговременном промежутке, так что становится трудным доказать их причинную связь и с конкретными событиями в ходе лечения, и даже с терапевтическим процессом вообще. По сравнению с ними в психоделическом или холотропном сеансе сильные перемены происходят в течение нескольких часов и неопровержимо связаны с конкретным переживанием» [Там же]. Однако дальше следует аргумент, который звучит как описание деяния святого или целителя: «Во многих случаях холотропные сеансы приводят к поразительному улучшению и тех физических недугов, которые в руководствах по медицине описываются как органические заболевания. Среди них и избавление от хронических инфекционных заболеваний (синуситов, фарингитов, бронхитов и циститов) после биоэнергетического разблокирования нормального кровообращения в соответствующих зонах. А укрепление костей у женщины, страдающей остеопорозом, произошедшее в ходе холотропного семинара, на сегодняшний день остается необъяснимым. Мы также сталкивались с восстановлением полного периферийного кровообращения у нескольких людей, страдающих болезнью Рейно, нарушением, заключающимся в холодности рук и ног, сопровождающимся дистрофическими изменениями кожи. В нескольких случаях холотропное дыхание привело к поразительному улучшению артритов ... Самым удивительным наблюдением такого рода было впечатляющее исчезновение симптомов артрита Такаясу — болезни с неизвестной этиологией, характеризующейся нарастающей закупоркой артерий в верхней части тела» [Там же]. Нет оснований не верить С. Грофу, который сам ассистировал на нескольких тысячах семинаров по холотропному дыханию, и все же эти данные требуют дополнительного подтверждения и клинической проверки. Этот фрагмент из работы С. Грофа напоминает рассказы о паранормальных и парапсихологических явлениях.

Трансперсональные психологи утверждают, что источник психологических проблем человека следует искать за пределами его биографии, их корни могут уходить в так называемую «травму рождения» или даже основываться на трансперсональном опыте. Поначалу при активировании психики у человека появляются эстетические переживания, затем вспоминаются и заново переживаются события и травмы из детства. Далее, как утверждает С. Гроф, человек может вспомнить события из так называемого периода раннего беспамятства — первые годы жизни от самого рождения. Следующий шаг — перинатальные переживания, то есть проживание самого рождения. Согласно данным традиционной медицины, вспомнить опыт рождения невозможно, поскольку у новорож-

денного не завершен процесс покрытия нервных волокон миелином, именно это и определяет феномен «детской амнезии». Тем не менее, С. Гроф утверждает, что такие воспоминания и повторные переживания возможны в измененных хо-лотропных состояниях сознания.

Здесь трансперсональная психология выходит за пределы опыта и вступает в область интерпретаций. Экстремальные и измененные состояния сознания существуют, они требуют изучения, однако объяснения, которые даются С. Грофом и его последователями, вряд ли можно назвать научными. Скорее, это мировоззренческие рассуждения об устройстве реальности, недееспособности принципов причинности, единства мира и т.п. К таким же аргументам прибегают и парапсихологи; для них Рзьявления принципиально невозможны в том мире, каким его знает современное цивилизованное человечество, поэтому надо отказаться от научно-материалистического мировоззрения.

Владимир Майков, российский представитель трансперсональной психологии, так определяет ее мировоззренческие и теоретические основы: «Трансперсональная ориентация ... сделала предметом науки психологические измерения религиозного и мистического опыта, поставила задачу обоснования психологии на материале духовного поиска мировых философских и религиозных традиций. Новое предметное поле, уже не замыкаемое западнохристианской культурой, вобрало в себя мистические и восточные подходы, такие как суфизм, буддизм, адвайта-веданта, йога, традиции североамериканских индейцев, туземных и древних цивилизаций. В качестве программной задачи трансперсональная ориентация попыталась освоить суть и конкретные формы идей, представлений и практик из мирового духовного опыта человечества и дать им научное выражение... От первоначальной ориентации в сторону Востока гуманистическая и трансперсональная психология устремились на поиск собственной почвы, вглубь европейской религиозно-философской и духовной традиции. В новых антологиях по гуманистической и трансперсональной психологии мы находим имена Я. Беме, Э. Сведенборга, Мейстера Экхарта, отцов церкви, исихастов православной традиции» [7].

Мировоззренческая основа трансперсональной психологии очерчена, но стал ли в ней опыт суфиев, американских шаманов, европейских мистиков и современных экспериментаторов с измененными состояниями сознания предметом научного анализа? Ответ отрицательный, трансперсональная психология, сохраняя видимость научной теории, не отвечает признакам научности, среди которых — принципиальная возможность фальсификации, соответствие основам фундаментальных знаний и прежним теориям, справедливость которых доказана в той или иной области, указание границ применимости и использование точных, хорошо определенных терминов.

Преодолеть европейский узко-рассудочный и механистический взгляд на природу человека — такова главная интенция трансперсональной психологии. Это преодоление выразилось в том, что трансперсональная психология «вышла» за пределы научности и обрела свою основу в религиозных и мистически* традициях. Но вряд ли расширенная картография психического С. Грофа дает естественное объяснение для измененных состояний психики; скорее, это философско-религиозная спекуляция на тему иррационального. Европейско-научное са-

моопределение и самосовершенствование в пределах этой жизни заменяется в трансперсональной психологии религиозным преодолением границ этой жизни.

Трансперсональная психология, безусловно, предлагает новый взгляд на человека, но его нельзя назвать новым научным взглядом. В трансперсональной психологии есть поле, которое может быть связано с научной парадигмой, например, представление о том, что некоторые неврозы или психосоматические расстройства, которые традиционная психиатрия и психология трактуют как болезни, на самом деле могут быть кризисами роста, а не патологиями. Это представление расширяет эмпирическое поле психологии и настраивает на поиск новых техник и методик помощи людям, резервных возможностей психики и т.п. Совсем другое — это трансперсональные интерпретации жизни после смерти или реинкарнации, возможности «заглянуть» в прошлое или будущее; эти идеи не могут быть верифицированы или фальсифицированы, как бы ни менялся предмет или методы психологической науки, и противоречат фундаментальным законам устройства Вселенной, которые физика считает достоверным знанием.

При этом невозможно, да и не нужно, отрицать гуманистический пафос философских размышлений С. Грофа, когда он говорит о стремлении человека к целостности, о мистерии смерти и рождения и утверждает, что эта структура активизируется всякий раз, когда человек сталкивается с угрожающей ему ситуацией или с необходимостью делать усилие к собственному росту и самораскрытию. Феномены смерти и рождения связаны с переживаниями мистиков в самых разных культурах, а самопреодоление как необходимое условие полноценной осмысленной жизни не отрицает даже западная материалистическая философия. Но вряд ли эти переживания, которые испытывают люди в холотроп-ных сеансах под воздействием психоделиков или галлюциногенов, достаточный аргумент в пользу вывода о существовании трансперсональных сфер, которые, согласно С. Грофу, онтологичны, а не психологичны. Из факта существования экстремальных переживаний и их содержания он делает выводы о структуре реальности и ложности принципа материалистического монизма. В отличие от 3. Фрейда, Р. Отто и других психологов, изучавших и интерпретировавших бессознательное, С. Гроф строит не научную антропологию, а религиозную онтологию. Прямое утверждение о природе реальности, которое невозможно ни верифицировать, ни фальсифицировать, является философской или религиозной интерпретацией, но никак не научной теорией.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Статья подготовлена при поддержке РГНФ (грант№ 01-1320/101).

ЛИТЕРАТУРА

1. Гиттелъсон Б. Парапсихология — это просто. — М., 1998.

2. Гроф С. За пределами мозга: рождение, смерть и трансценденция в психотерапии.

— М., 1994.

3. Гроф С. Новые перспективы в психотерапии и самоосвоении // http://atpp.ru/library

4. Гроф С. Области человеческого бессознательного. — М., 1994.

5. Гу рев Г. А. История одного заблуждения. — Л., 1970.

6. Исторические формы рациональности. В 2-х томах. — М., 1995, 1996.

7. Майков В.В. Становление трансперсональной психологии // http://transpersonal.ru/article

8. Майков В.В. Сущность холотропного подхода // http://www.liros.ru

9. Рациональность как предмет философского исследования. — М., 1995.

10. Фигуровский Н.А. Очерки общей истории химии от древнейших времен до начала XIX века. — М., 1969.

THE TRANS-PERSONAL PSYCHOLOGY:

BETWEEN THE SCIENCE AND THE MYTH

O.N. STRELNIK

Department of Ontology and Epistemology,

Faculty of Humanities and Social Sciences,

Russian Peoples’ Friendship University Miklucho-Maklay Str., 10 a,

117198, Moscow, Russia

In this article the trans-personal psychology is analyzed as one of examples modem belief. S. Grofs concept is considered at an empirical, theoretical and world outlook level, during this research is found out, what material trans-personal psychologies gravitates to a science and can enter into the case of scientific knowledge, and what part of this doctrine represents a variant of modem belief.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.