Научная статья на тему 'Научно-популярная лингвистическая литература: аспекты изучения в русле функциональной стилистики'

Научно-популярная лингвистическая литература: аспекты изучения в русле функциональной стилистики Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
2971
577
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДИСКУРС / DISCOURSE / ТЕКСТ / ПРАГМАЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ / (PRAGMA) LINGUISTIC CONTEXT / НАУЧНЫЙ ТЕКСТ / SCIENTIFIC TEXT / НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЙ ТЕКСТ / THE POPULAR-SCIENTIFIC TEXT / ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ СТИЛИ ЯЗЫКА / FUNCTIONAL STYLES

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Гришечкина Г.Ю.

В статье рассматриваются функции научно-популярного текста, функциональные стили научного изложения и художественной литературы, даны положения, определяющие особенности дискурсных высказываний.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

POPULAR-SCIENTIFIC LINGUISTIC TEXT: ASPECTS OF RESEARCH WITHIN FUNCTIONAL STYLISTICS

In the article functions of the popular-scientific text, functional styles of a scientific discourse and fiction literature are observed. The author highlights the factors defining peculiarities of discourse statements.

Текст научной работы на тему «Научно-популярная лингвистическая литература: аспекты изучения в русле функциональной стилистики»

УДК 81'42

Г.Ю. Гришечкина

НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ В РУСЛЕ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ СТИЛИСТИКИ

В статье рассматриваются функции научно-популярного текста, функциональные стили научного изложения и художественной литературы, даны положения, определяющие особенности дискурсных высказываний.

Ключевые слова: дискурс, текст, прагмалингвистический контекст, научный текст, научно-популярный текст, функциональные стили языка.

История функциональной стилистики свидетельствует о плодотворности этого направления в изучении различных форм бытования языка как средства общения. Результатом активного исследовательского процесса в названной области явилось определение места самой функциональной стилистики в системе лингвистического знания, определение основных понятий этой лингвистической науки (в первую очередь стилей языка и стилей речи), выведение трихотомии функций языка и дифференциация на их основе функциональных стилей.

Уже на начальном этапе применения функционального подхода (50-60-е гг.) были написаны основополагающие работы, определившие отправную точку и дальнейшую перспективу исследования (Виноградов В.В., Будагов Р.А. и др.). Такой отправной точкой явилось противопоставление двух основных стилей - научного и художественного, имеющих философские параллели в виде двух различных форм познания действительности (науки и искусства) - по полярным характеристикам: субъективного и объективного, образного и лишенного образности.

Первый этап дал возможность четко размежевать эти два стиля по их контрастности, несхожести. Принципиальной основой, на которой строилось противопоставление, было отраженное в языке стремление научного мышления к абсолютной точности, однозначности, инвариантно-сти и тяготение художественного мышления к многозначности, многоярусности смыслов, вариативности, уникальности.

В результате, научные тексты считались, по определению, лишенными образности, экспрессивности и эмоциональности, т. е. субъективного момента как органически чуждого им. Все, что не укладывалось в схему четкого разграничения, не-

совпадения и противопоставления, как бы намеренно оставлялось за пределами внимания лингвистической науки.

Следующий этап (60-70-е гг.) стал этапом сопоставления «полярно противоположных» стилей со смещением акцента в сторону выявления сходных характеристик. Было установлено, что элементы субъективного, образного имеются и в научной прозе, казалось бы, чуждой этому стилю (Галкина-Федорчук Е.М., Кожина М.Н. и др.).

Дальнейшее продвижение лингвистической науки по этому пути привело к осознанию неоднородности функциональных стилей. Стало очевидно, что они не «монолитны», находятся в состоянии взаимопроникновения и что при анализе конкретного материала необходимо учитывать жанровое своеобразие текстов (Разинкина Н.М., Кожина М.Н.).

Своего рода «белым пятном» на карте функциональной стилистики сейчас являются так называемые «синкретические» жанры, находящиеся на стыке функциональных стилей. Границы между ними размыты, зыбки и подвижны, и в них наблюдается уникальное переплетение языковых особенностей когда-то «несоприкасаемых» стилей научной и художественной речи. Степень взаимопроницаемости стилей в таких «пограничных» жанрах может быть настолько высока, что это не только затрудняет определение их статуса в функционально-стилевой системе, но, кажется, может поколебать сами основы понятия «стиль», его целостность.

Научно-популярные тексты относятся к такому типу произведений речи. Как феномен научно-популярная литература характеризуется, с одной стороны, исключительной ролью, которую она играет в жизни современного общества, а с другой (и, может быть, именно благодаря этому) -уникальностью в языковом отношении.

Сегодня, в век передовых технологий, когда достижения научно-технического прогресса приходят на службу не только в исследовательские лаборатории, но прочно входят в жизнь и быт обыкновенных людей, когда наука становится необходимым элементом массовой культуры, именно научно-популярная литература призвана выполнить этот социальный заказ: приобщить к современным достижениям науки и техники широкие массы.

Характерные особенности научно-популярной литературы определяются тем, что в ней в качестве основных решаются задачи оптимизации понимания и стимулирования читательского интереса, факторы взаимосвязанные и взаимообусловленные согласно психологической аксиоме, по которой «интерес к предмету повышает внимание, облегчает понимание и, следовательно, способствует более сознательному и прочному усвоению» [Перельман 1976: 6].

Продиктованный вышеназванными задачами популяризации особый характер отбора, организации и употребления языковых средств позволяет говорить об особых характеристиках научно-популярного изложения. Разные исследователи называют их по-разному, но все непременно включают два абсолютно противоположных параметра: объективность (как достоверность, конкретность и т. п.) и субъективность (как образность, эмоциональность, субъективную оценочность и т. п.) (Сердобинцев Н.Я., Васюченко Г.А.).

Происходит это потому, что, имея объектом описания научный факт, научно-популярная литература широко пользуется средствами из «арсенала» художественной литературы, ее языковую основу составляет своего рода «конгломерат» разнородных элементов, а сама она находится как бы на стыке двух сфер употребления языка: науки и словесно-художественного творчества. Это затрудняет однозначное определение места и статуса научно-популярной литературы в системе функциональных стилей. Интересно разнообразие мнений относительно статуса научно-популярной литературы. Например, А.Н. Гвоздев, Н.Н. Маев-ский выделяют ее как самостоятельный стиль. Большинство же исследователей рассматривают научно-популярную литературу в рамках научного стиля как его жанровую разновидность [Буда-гов 1976; Троянская 1986] или подстиль [Кожина 1993]. Н.М. Разинкина склонна считать ее «межстилевым жанром» [Разинкина 1989].

Причин такой неуверенности много. Одна из них кроется в недостатке внимания к неоднородности функционального стиля как такового и отсутствии опыта всестороннего сопоставительного анализа речевых разновидностей в пределах одного регистра с подробным описанием характера функционирования языковых единиц.

В современной лингвистике одним из важнейших понятий является текст. Текст стал объектом особого направления в науке о языке, получившего название лингвистики текста и пришедшего на смену структурализму, который оперировал трансформациями на уровне предложения. Современный этап развития лингвистики характеризуется повышенным интересом к изучению текстов и их характеристике. Подход к тексту как целостному объекту исследования, укрепившийся в современной науке, ставит целый ряд проблем, среди которых одной из важнейших является проблема организации сложного образования, каким является текст. Изучение разнообразных факторов, обеспечивающих единство, цельность и связность текста, способствует выявлению общих закономерностей построения текста.

Текст представляет собой сложное и многомерное явление, и, как всякое сложное явление, понимается неоднозначно. Именно поэтому в лингвистической литературе существуют различные подходы к трактовке самого понятия «текст». Помимо термина текст, самым употребляемым термином в современном языкознании является термин дискурс, который мы понимаем как более общее понятие по отношению к понятию «текст».

Текст есть продукт, порожденный языковой личностью и адресованный языковой личности. В нем реализуется антиномия: системность / индивидуальность. Системность есть результат давления системы, жанра, литературного направления, всего историко-культурного контекста. Автор выбирает в пределах только того спектра возможностей, которыми располагает эпоха. С другой стороны, индивидуальность проявляется в стиле автора. Текст совмещает в себе структурность, социальность, психологичность. Он обладает интегрирующими свойствами и, прежде всего, в нем через творящее его Эго (языковую личность) воплощаются разные стороны языка: семантическая, синтаксическая, прагматическая.

Как показывает практика языковедческого анализа, чтобы подняться до подлинного понимания значения и функционирования языковых еди-

ниц, необходимо выйти за пределы предложения в более широкий контекст, на уровень текста, Однако, очевидно, что даже собственно текстовое исследование во многих случаях требует выхода за пределы внутривербальных отношений, что возможно при использовании когнитивного подхода к изучению языка. Именно здесь когнитивные методы смыкаются с функциональной стилистикой, изучающей как непременное условие создания и функционирования текста экстралингвистические факторы.

Когнитивная наука занимается исследованием «познавательных процессов и их отражения в виде самых разнообразных структур знания, от простейших ментальных репрезентаций в мозгу человека до сложнейших теоретических построений, объективированных с помощью языка» [Александрова 1996: 3]. В число же самых ярких когнитивных способностей человека входит способность различать в огромном потоке информации и выбирать именно то, что ему необходимо для удовлетворения основных жизненных потребностей, «а главное, классифицировать воспринятое сообразно природе вещей. Способность к образованию концептов и формированию категорий составляет важнейшую часть когнитивной инфраструктуры человеческого разума. Являясь единицами, упорядочивающими опыт и знания, единицами, демонстрирующими итоги сведения всей массы ощущений, впечатлений, оценок к каким-то обобщенным разрядам или группировкам, категории всегда служили фундаментом отдельных наук, составляли остов и костяк знаний человека о мире, и когда говорят об основаниях той или иной науки или же ее категориальном аппарате, имеют в виду именно то, какими категориями оперируют в данной науке и какое содержание им приписывают» [Кубрякова 1997: 3].

В современной методологии функциональной стилистики применяется категориальный подход к анализу текста, основывающийся на противопоставлении трех основных языковых функций - общения, сообщения и воздействия, выделенных академиком В.В. Виноградовым [Виноградов 1963: 6], на учении которого зиждется все «здание» функциональной стилистики. Учение В.В. Виноградова последовательно развивается. О.С. Ахманова пишет: «Предложенная акад. В.В. Виноградовым классификация функций языка помимо отраженной в самих названиях этих функций логической понятийной основы обладает устойчивыми характеристиками на языковом уровне, т. е. отличается категориаль-

ным характером. Функции общения в языковом плане соответствует некий устойчивый и обширный набор лексических единиц, не называющих узкоспециальные понятия (функция сообщения) и не обладающих ингерентными коннотациями (функция воздействия). Эти лексические единицы соединяются друг с другом в речи согласно правилам морфо-синтаксической и лексико-фразео-логической сочетаемости; правила эти возникают постепенно в ходе исторического развития языка и фиксируются лексикографами и специалистами в области грамматики. Если в тексте наличествует тенденция к ограничению числа специфических и не объяснимых на логическом уровне моделей, то ее можно воспринять как еще одно формальное проявление функции сообщения. Если же эти модели не только сохраняются, но и соответствующим образом обыгрываются, нарушаются или расширяются, то языковая сторона текста обращает на себя внимание исследователя в значительно большей степени, чем при реализации функции общения (не говоря уже о функции сообщения), и эти случаи следует воспринимать как проявление функции воздействия» [Липгарт 1994: 6].

Двумя важнейшими функциями языка было принято считать сообщение и воздействие, поскольку функция общения в широком понимании лежит в основе всей речевой деятельности и поэтому включает в себя две вышеупомянутые в их сложном диалектическом единстве. С ними соотносятся, в первую очередь, как мы уже отмечали, функциональные стили научного изложения и художественной литературы.

Научно-популярная литература занимает как бы промежуточное место между ними, поскольку с языком науки ее роднит, во-первых, сам предмет описания - объективное когнитивное содержание, а, во-вторых, манера изложения: ясность, точность и достоверность описания научных фактов, т. е. реализация функции сообщения, а с художественной литературой ее сближает форма, манера изложения: образность, эмоциональность, субъективная оценочность, т. е. «художественность» повествования, цель которого - оказать воздействие на читателя. Иначе говоря, объективное содержание может передаваться субъективными способами и средствами выражения.

Здесь мы считаем уместным привести рассуждения А. А. Липгарта о взаимопроникновении стилей и о неоднородности речевых разновидностей. А.А. Липгарт пишет, что в языковом плане с функцией сообщения и, соответственно, с научной речью естественно связывается ограничение

сочетаемости языковых единиц и использование специальной лексики; «отсутствие подобных ограничений и относительная нейтральность лексики соотносится с ситуациями бытового общения; актуализация потенциальных свойств языковых единиц и использование коннотативных слов ассоциируются в первую очередь с произведениями словесно-художественного творчества. Однако в живой человеческой речи данное категориальное противопоставление осложняется тем, что ни в одной из перечисленных ситуаций не наблюдается реализации исключительно тех свойств языковых единиц, которые связываются с ними при теоретическом рассмотрении вопроса» [Липгарт 1994: 7].

В научном стиле, требующем максимальной точности выражения мысли, исключающей «разночтения», содержание передается (или должно передаваться) как бы единственным, «инвариантным» способом при помощи определенного, исторически выработанного и закрепленного традицией набора языковых средств и приемов выражения, действующих в какой-то степени по принципу кода.

В научно-популярных текстах это объективное содержание передается альтернативными способами, в авторской трактовке. Отправитель речи (адресант) излагает объективную истину в своем варианте языкового выражения, по-своему оформляет ее словесно, по-своему «аранжирует» языковой материал, т. е. создает из него что-то свое, оригинальное, отступая от достаточно строгих канонов употребления языковых средств в научном стиле и используя их нестандартно, творчески.

Творческий субъективный момент привносится в повествование с целью воздействия на аудиторию, поскольку впечатление производит то, что является отклонением от общепринятой нормы. Это имеет чрезвычайно важное значение в сфере массовой коммуникации, к которой с некоторыми оговорками можно отнести и научно-популярную литературу и которая «для надежной передачи смысла предполагает совмещение интеллектуального и эмоционального начал», является «прагматическим синтезирующим явлением, а ее язык - последовательным соотнесением экспрессии и стандарта» [Костомаров 1971], т. е. творческого и нетворческого.

В частном случае научно-популярного изложения проявляется общий принцип онтогенеза и филогенеза языка: диалектическое единство и борьба противоположностей. Действительно, в процессе речеобразования постоянно взаимодействуют полярно противоположные начала: субъ-

ективное, творческое и объективное, нетворческое, «продуктивное» и «непродуктивное».

Изучение этого феномена позволило установить четкую связь между «творческим» началом, проявляющимся в виде свободно создаваемых автором сочетаний и комбинаций языковых элементов с целью произвести желаемый эффект на получателя речи и языковой функцией воздействия и «нетворческим» началом, манифестирующим себя через «застывшие» языковые образования, которые используются отправителем речи в качестве готовых «блоков» и функцией сообщения.

Соотношение двух вышеназванных функций в произведениях речи, жестко диктуемое экстралингвистическими факторами (коммуникативная ситуация, цели и задачи, фактор адресата и др.) является показателем их стилевой принадлежности. Рассмотрение научно-популярных текстов с точки зрения этого соотношения для уточнения их стилевой принадлежности представляется весьма перспективным, поскольку в них явственно проявляются два вышеназванных противоборствующих начала - объективное и субъективное, нетворческое и творческое и, соответственно, функции сообщения и воздействия.

XX в. для лингвистики в целом - это время господства языка в качестве ее основного объекта исследования. Конец прошлого века и начало нынешнего характеризуются интенсивным развитием речевых исследований, и в частности, исследований текста как одной из его разновидностей. В настоящее время имеется довольно большое количество работ, посвященных исследованию текста в различных его аспектах. При этом характерно, что на первых этапах текст исследовался как текст вообще. Так, например, лингвистика текста довольно долго считала основной своей задачей построить некоторую «грамматику текста», под которой понималась универсальная схема строения текста, некоторая универсальная его структура [Маслов 2004, Гальперин 1977]. Но конкретные исследования, как правило, имели дело с каким-либо конкретным видом текста. По преимуществу это был художественный текст. В тех случаях, когда текст рассматривался в плане решения каких-либо практических задач, связанных с его автоматическим анализом, свертыванием, использованием в различных автоматизированных системах, анализировался преимущественно текст технический, так называемая «деловая проза» и др. При этом закономерности, выявленные на одном виде текста, как бы распространялись и на другие виды. Но это было возможно

только в той степени, в какой эти закономерности действительно являлись общими.

Наиболее общим было то, что касалось более или менее формализованных средств организации текста. По мере продвижения исследований в сторону содержательной, смысловой структуры текста в центре внимания исследователей становятся отдельные виды текста: художественный, научный, технический и др.

В этом ряду находится и научно-популярный текст, который предназначен для доведения научных знаний до широкого круга читателей, не являющихся специалистами в той или иной области научного знания.

Цель научно-популярного изложения заключается в ознакомлении читателя - неспециалиста с научными данными посредством использования определенных приемов популярной обработки знаний. Автор популярного текста использует эти приемы для того, чтобы достижения передовой науки пропагандировались в той форме, которая наиболее доступна читателям, и соответствовали бы уровню знаний тех, кому она предназначена.

Рассматривая язык как орудие взаимодействия психической и общественно-культурной жизни, лингвокультурология базируется на основе триады Бенвениста - язык, культура, человеческая личность [Бенвенист 1974]. В изучении взаимовлияния языка и культуры лингвокульту-рология приобретает интегральный характер, поскольку она а) образует систему философско-культурологических и лингвистических традиций; б) направлена на комплексное описание языка и культуры; в) базируется на сопоставлении разных языков и культур [Воробьев 1997].

Отсюда следует, что язык имеет способность репрезентировать культурно-национальную ментальность его носителей, а значит, он функционирует как инструмент сознания. Научные тексты создают особое культурное пространство, в котором функционируют различные культурно-национальные эталоны и стереотипы, передающие от поколения к поколению образцы и эталоны отношения к миру. Научно-популярные тексты, так же как и научные тексты, оперируют «культурным» словом, т. е. словом, погруженным в контекст культуры; такие слова являются единицей не просто данного текста, а частью единого метатекста (интертекста) культуры.

Интерес к научно-популярному тексту определяется тем, что научно-популярный текст является межжанровым образованием, совмещаю-

щим в себе как особенности научного текста с его высокой степенью абстрактности, понятийности, терминологичности, так и художественного с его конкретно-образными средствами выражения. Будучи рассчитанным на массового читателя, данный вид текста стремится передать научное содержание доступно, просто, занимательно. В настоящее время этот вид текста остается недостаточно изученным.

В своей книге «Белые пятна на карте современной лингвистики: книга рисков» В. К. Харченко пишет, в частности: «В идеале все систематизированное и уже описанное даже на время не стоит упускать из поля зрения. Будто бы примелькавшиеся темы с определенной периодичностью нуждаются как в обновлении теоретических постулатов, так и в пересмотре самого материала с позиций современных парадигм лингвистической мысли. Такая установка нацеливает на коррекцию методологии научного поиска, в идеале равно распределяющегося по двум руслам: и в направлении актуальности и новизны, и в направлении уже изученного, но потенциально весьма и весьма загадочного» [Харчен-ко 2008: 3-4]. Вот один из примеров, иллюстрирующих сказанное: «Интенсивно исследуется язык СМИ, в частности газетный дискурс, что нельзя не приветствовать, если бы не одно «но». Язык СМИ перетягивает на себя одеяло, и не покрытым исследовательским вниманием остается, например, язык современной НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЙ литературы (Выделено автором), которым мы вправе восхищаться и интересоваться гораздо более, нежели задающим тон слишком многому языком газеты» [Харченко 2008: 3-4].

Текст научно-популярного лингвистического произведения, наряду с такими его признаками, как диологичность, авторизованность, адресо-ванность и др., обладает прагмалингвистическим контекстом.

Языковый аспект, несомненно, являет собой объект лингвистических исследований.

Текст и дискурс обусловлены стремлением автора обеспечить адекватное восприятие содержания текста читателем и представляет собой лингвистическое проявление в тексте указанного стремления автора.

Дискурсный анализ текста связан с его содержанием. Текст посредством дискурсивных компонентов формирует прагматико-дискурсив-ный план своего содержания, который отличается от точной копии реальной ситуации, поскольку соотнесен с интерпретирующими свойствами представляющих их компонентов.

Функциональные стили языка приобретают особую значимость в тексте научно-популярного лингвистического произведения.

Соотнесенность текста НПЛП с процессом его творения принципиально важна для понимания содержания научно-популярного текста, поскольку внутриречевые действия исследовательского характера тесно связаны с текстообразую-щими действиями автора (соответственно ход научного исследования тесно взаимосвязан с процессом творения текста), и понимание содержание научно-популярного текста означает и понимание логики, последовательности изложения.

Соответственно важна для понимания содержания научно-популярного лингвистического текста и специфика структурной организации текста, связанная с экспонированием в этом же тексте интенций автора, его принципиальных предпосылок, речевых шагов автора, соотнесенная с представлением и определенным моделированием эпизодов развертывания текста.

В связи со сказанным можно сделать следующие выводы:

Научно-популярные тексты являются функциональной разновидностью в рамках научного стиля, т. к. имеют инвариантную когнитивную основу (соотносящуюся с реализацией функции сообщения) и вариативную динамичную систему средств языкового выражения (служащих для реализации функции воздействия). Соотношение проявленности этих двух языковых функций величина не случайная, находящаяся в строгой зависимости от адресован-ности речи. Фактор адресата - модификатор речевого поведения отправителя речи в сфере научно-популярной литературы.

При анализе научно-популярной литературы особую роль приобретают экстралингвистические факторы, ибо именно они определяют понятийную когнитивную основу повествования, а также целеустановку коммуникации, задающую алгоритм использования языковых приемов и средств выражения.

Научная деятельность - одна из существенных форм лингвокультурной деятельности. Научно-популярный текст так или иначе отражает общественное сознание, вместе с тем формируя его. Познавая окружающий мир, выявляя его системные закономерности, автор входит в пространство ценностей национальной культуры. Любую научную концепцию нельзя представить вне зависимости от культуры, а следовательно, и от языка.

Автор, обладающий хорошим стилем, предоставляет реципиентам текста возможность мыслить и понимать сказанное. Известная мысль Ю.Н. Караулова о том, что за каждым текстом стоит языковая личность, имеет непосредственное отношение и к научно-популярному тексту, который имеет черты культурной коммуникации.

Список литературы

Александрова О.В. Единство прагматики и лингвопоэтики в изучении текста художественной литературы // Проблемы семантики и прагматики. Калининград, 1996. С. 3-7.

Бенвенист Э. Общая лингвистика. М., 1974.

Будагов Р.А. Человек и его язык. М.: Изд-во МГУ, 1976.

Васюченко Г.А. Лексические характеристики английского научно-популярного повествования: дис. ... канд. филол. наук, 1980.

Виноградов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи, поэтика. М., 1963.

Воробьев В. В. Лингвокультурология (теория и методы). М., 1997.

Галкина-Федорчук Е.М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке: сб. ст. по языкознанию. Памяти профессора Моск. ун-та академику В.В. Виноградову в день его 60-летия. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1958.

Гальперин И.Р. Грамматические категории текста // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. М., 1977. Т. 36. № 6. С. 522-532.

Гвоздев А.Н. Избранные работы по орфографии и фонетике. 2-е изд., испр. и доп. М., 2007.

Кожина М.Н. Стилистика русского языка. М.: Просвещение, 1993.

Костомаров В. Г. Русский язык на газетной полосе. М., 1971. С. 257-258.

Кубрякова Е.С. Категоризация мира: пространство и время (вступительное слово) // Категоризация мира: пространство и время: материалы науч. конф. М., 1997. С. 3-14.

Липгарт А.А. Лингвопоэтическое сопоставление: теория и метод. М.: Москов. лицей, 1994.

Маевский Н.Н. Особенности научно-популярного стиля: дис. ... канд. филол. наук. Ростов н/Д, 1978.

Маслов Ю.С. Избранные труды. Аспектоло-гия. Общее языкознание сборник трудов // Классики отечественной филологии. Яз. слав. культуры, 2004.

Перельман Я.И. Занимательная физика. Кн. I. М., 1976.

Разинкина М.Н. Функциональная стилистика. М.: Высш. шк., 1989.

Сердобинцев Н.Я. Выразительность как средство становления научно-популярного стиля русского литературного языка // Общие проблемы стилистики. М., 1973. С. 129-131.

Троянская Е. С. Полевая структура научного стиля и его жанровых разновидностей // Общие и частные проблемы функциональных стилей: сб. ст. М.: Наука, 1986. С. 16-28.

Харченко В. К. Белые пятна на карте современной лингвистики: книга рисков. М.: Изд-во Лит. ин-та им. А.М. Горького, 2008.

G.Yu. Grishetchkina

POPULAR-SCIENTIFIC LINGUISTIC TEXT: ASPECTS OF RESEARCH WITHIN FUNCTIONAL STYLISTICS

In the article functions of the popular-scientific text, functional styles of a scientific discourse and fiction literature are observed. The author highlights the factors defining peculiarities of discourse statements.

Key words: discourse, the scientific text, the popular-scientific text, functional styles, (pragma) linguistic context.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.