Научная статья на тему 'Национально-культурные особенности коммуникативного поведения калмыков'

Национально-культурные особенности коммуникативного поведения калмыков Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
887
186
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОММУНИКАТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ / ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ / КАЛМЫКИ / МОНГОЛЫ / БУДДИЗМ / COMMUNICATIVE BEHAVIOR / ETHNO-CULTURAL PROCESSES / KALMYKS / MONGOLS / BUDDHISM

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Есенова Тамара Саранговна, Есенова Галина Борисовна

Рассматривается система национально-культурной коммуникации калмыков, в основе которой лежат общемонгольские элементы и которая складывалась под влиянием буддизма и разносторонних тесных контактов калмыков с русскими во всех сферах жизни.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

National and cultural features of communicative behavior of the Kalmyks

The article reviews a system of cultural communication of the Kalmyks, which is based on a pan-Mongolian elements and was influenced by Buddhism and versatile close contacts with Russian in all spheres of life.

Текст научной работы на тему «Национально-культурные особенности коммуникативного поведения калмыков»

8. Попов А. Грамматика калмыцкого языка. - Казань, 1847.

9. Рамстедт Г.И. Uber die Konjugation... Kalmückisches Wörterbuch. - Helsinki, 1935.

10. Санжеев Г. Д. Сравнительная грамматика монгольских языков. Глагол. - М., Наука, 1963. - Т. 2.

11. Шагдаров Л. Д. Функционально-стилистическая дифференциация бурятского литературного языка. - Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1974.

12. Poppe N.N. Introduction to Mongolian comparative studies. - 2 impression. - Helsinki: Suomalais-Ugrilainen Seura, 1987.

Тумахани Эржен Аркадьевна, старший преподаватель кафедры «Английский язык в профессиональной коммуникации» Восточно-Сибирского государственного университета технологий и управления. Тел.: +7-9149866359; e-mail: terzhen@rambler.ru, tumakhani@gmail.ru

Tumakhani Erzhen Arkadievna, senior lecturer of «English language in the professional communication» of the East Siberian State University of Technology and Management.

УДК 395(470.47)

© Т. С. Есенова, Г.Б. Есенова

Национально-культурные особенности коммуникативного поведения калмыков

Рассматривается система национально-культурной коммуникации калмыков, в основе которой лежат общемонгольские элементы и которая складывалась под влиянием буддизма и разносторонних тесных контактов калмыков с русскими во всех сферах жизни.

Ключевые слова: коммуникативное поведение, этнокультурные процессы, калмыки, монголы, буддизм.

T.S. Esenova, G.B. Esenova National and cultural features of communicative behavior of the Kalmyks

The article reviews a system of cultural communication of the Kalmyks, which is based on a pan-Mongolian elements and was influenced by Buddhism and versatile close contacts with Russian in all spheres of life.

Keywords: communicative behavior, ethno-cultural processes, Kalmyks, Mongols, Buddhism.

Одной из важных проблем современности, обусловленных глобализацией и активными межкультурными процессами, является коммуникативное поведение [Argyle; Triandis, 1994].

Коммуникативное поведение калмыков представляет собой систему правил, регламентирующих поведение членов калмыцкого лингвокультурного сообщества в разных ситуациях общения. Она учитывает ролевые функции, пол, возраст, социальный статус и типичные характерологические черты личности. К важнейшим факторам, сформировавшим этностиль коммуникативного поведения калмыков относятся традиционный вид занятия, образ жизни, природная среда, формы организации социальных групп и отношений внутри них.

Калмыки являются потомками ойратов, западных монголов-кочевников, населявших Джунгарию (в настоящее время северо-запад Китая). В начале ХУ11 в. ойратские племена, совершив трансконтинентальный переход из Азии в Европу, добровольно вошли в состав Российского государства и заселили обширные степные просторы Южного Предуралья, Поволжья и Северного Кавказа. В составе Российской империи ойраты образовали Калмыцкое ханство, в границах которого сложилась особая монголоязычная народность - «калмыки» (этноним образован от тюркского слова калмак - осколок, оторвавшийся) Bergmann, р. 145]. В результате миграции в Прикаспийские степи с их резко континентальным климатом калмыки оказались в иной эколого-климатической среде. Они стали жить среди православных славян, основным занятием которых было земледелие, и северно-кавказских народов, исповедовавших ислам. За 400 лет пребывания в новых геополитических, природно-климатических и этнокультурных условиях калмыки изменили многое. Они осваивали новые виды деятельности и перешли от кочевого к оседлому образу жизни. На смену созерцательной пассивности кочевника пришли такие качества, как способность к длительному однообразному, монотонному тяжелому физическому труду, поскольку их требовали не свойственные скотоводам виды занятий. На смену кочевой кибитке, в которой заключено представление номадов об устройстве вселенной, пришли стационарные жилища. Под влиянием перечисленных факторов модифицировалось коммуникативное поведение калмыков. Стремление

выжить в новых условиях развило такие качества народа, как выносливость, жизнестойкость, восприимчивость к инновациям [Имкенова].

Что же помогло калмыкам влиться в новое сообщество, стать его органичной частью? Думаем, этому способствовала кочевая мобильность, лежащая в основе миропонимания всех монголов, она помогала калмыкам воспринимать новую информацию, приспосабливаться к иным реалиям. Гибкость, высокая адаптивность становится частью культуры народа, помогая современным калмыкам осваивать новые пространства, вливаться в другие этнокультурные группы. На наш взгляд, монолитом, цементирующим этническую идентичность калмыков, является буддизм, проповедующий терпение, толерантность. «Проповедь буддизмом единства человечества вне зависимости от национальности и социальной принадлежности, несомненно, способствовала формированию крупных полиэтнических государств» [Бадмаев и др., с. 155]. Этому способствовали и коммуникативные качества народа, помогающие организации его как самостоятельного этноса и сотрудничеству с соседями.

В основе коммуникативного поведения калмыков лежат общемонгольские правила, сформированные под влиянием кочевого образа жизни, скотоводческого вида хозяйственной деятельности, эколого-географической среды обитания, духовной культуры. В каждой коммуникативной ситуации калмыцкий этикет предусматривает систему правил, которая включает жесты, позы, расположение в пространстве, последовательность действий, вербальные формулы, запреты и т.п. Регулирующими принципами их использования является соблюдение общемонгольского противопоставления «правый - левый», «мужской - женский», «старший - младший».

1. Поведение, обусловленное осмыслением пространства и времени. Среда обитания номадов - огромные малонаселенные степные пространства, где ничто не препятствует движению и обзору. Это сформировало «размытое» представление калмыков о близком / дальнем. «Недалеко» может обозначать место и в часе, и в сутках езды. Привыкшие к неограниченным просторам современные калмыки, проживающие не в кочевой юрте, а в стационарных европейских домах, жалуются на тесноту своих жилищ: «Живу в коробке, как загнанный в клетку лев. Тесно, нет простора, все время глаза упираются в кого-то, хочется, чтоб видно было далеко» (пример из разговорной речи калмычки 78-ми лет); «Странные наши старики: когда приезжают из степи в город, не могут долго сидеть на одном месте, без конца выходят на балкон, ходят по всем комнатам, как хозяева, молча уходят. Говорят, в городе тесно, шумно, многолюдно, нет вольного воздуха, мало места. Они привыкли к степи, тут им плохо» (пример из разговорной речи калмычки 47-ми лет).

Правила общения калмыков формировались в условиях кочевого быта. Традиционным жилищем была кибитка, имеющая круглую форму и небольшой размер. Поэтому размещение хозяев и гостей в пространстве кибитки основывалось на определенном порядке, базированном на противопоставлении «мужской - женский», «почетный - обыденный», «старший - младший». Каждый человек занимал в жилище предписанное этикетом место: женщины - левую, мужчины -правую часть [Wasilewski; Жуковская], особые гости (например, священнослужители) размещались в почетном месте (напротив входа); молодежь располагалась после старших, как правило, у входа, соблюдая гендерное распределение пространства жилища [Калмыки, с. 115]. Женщинам надлежало не только располагаться на женской стороне кибитки, но и не занимать место, отведенное мужчинам. Обычай запрещал располагаться кому бы то ни было на кровати; кроме хозяина, там могли находиться только маленькие дети [Житецкий, с. 70].

Эти принципы освоения своего и чужого пространства, основанные на противопоставлении «правый-левый», «мужской - женский», «старший - младший», являются устойчивыми, их придерживаются и в наши дни. С учетом гендерных, статусных, возрастных особенностей размещаются женщины и мужчины в любом пространстве и сейчас. В частности, жена никогда не занимает место, закрепленное за мужчиной, хозяином дома; в отсутствие человека в закрепленное за ним место кладут острый предмет, предназначение которого - защита освоенного пространства.

Важны и позы: например, гость в чужом доме не должен лежать, сидеть, вытянув ноги по направлению к алтарю, скрестив ноги. Это правило сохраняется и современными людьми.

Кроме того, особое строение кибитки и размещение ее в открытой степи, где часты сильные ветры, снежные бураны, сформировало определенные правила поведения человека относительно жилища, соблюдать которые обязаны не только его обитатели, но и гости. Так, например, запрещается стучать по деревянным решеткам кибитки, заглядывать в дверь или сквозь войлочные по-

крытия кибитки, забегать в кибитку, облокачиваться о нее; свистеть, бегать, шуметь, кричать в жилище и около него [Калмыки; Житецкий], поскольку эти действия могут спугнуть счастье-благодать обитателей дома. Иными словами, поведение основывается на системе правил, направленных на сохранение счастья-благодати семьи, поэтому они оказались устойчивыми. Запреты на шум, свист, беготню в жилище характерны для поведения калмыков и в XXI в.

Своеобразно отношение калмыков ко времени. Калмыки не отличаются пунктуальностью, опоздания без извинений типичны для наших современников. Осмыслению времени как континуума, в котором нет мельчайших отрезков [Омакаева, с. 90-103], способствовал однообразный, монотонный ритм жизни пастухов на огромных степных просторах, где жизнь подчинена природному циклу и редки события. Столетиями жизнь номадов была то неспешной, монотонной, изо дня в день проходившей по одному и тому же природному циклу; то быстрой, стремительной в период кочевок или во время военных сражений, когда умелые наездники быстро перемещались на огромных пространствах степи. Это вполне соотносится с то бурной, то неспешной историей степи и степной культуры [Кара, с. 227].

На характер и поведение калмыков наложили определенный отпечаток названные выше особенности осмысления ключевых констант культуры. В основной своей массе современные калмыки легки на подъем, могут быстро перемещаться, не чувствуют особой привязанности к насиженным местам, как оседлые народы. Отсюда характерная для нашего времени миграция трудоспособного населения республики: люди, не раздумывая, уезжают работать или учиться в другие регионы России и мира. Для успешной адаптации в новых коллективах калмыкам помимо высокого профессионализма и знаний необходимы такие коммуникативные качества, как толерантность, терпеливость, непритязательность, складывание которых связано с буддийским миропониманием.

2. Хозяйственная деятельность и характер. Основным видом хозяйственной деятельности калмыков было кочевое отгонное скотоводство. Традиционное занятие обусловливало индивидуализм членов калмыцкого сообщества с характерными атрибутами: отделенностью от ин-групп, эмоциональной отстраненностью, экологией (малоподвижные земледельцы большие коллективисты, чем охотники / собиратели) [Тпап^, 1995, р. 113]. Дисперсное размещение социальных групп на огромных малонаселенных степных пространствах формировало такие коммуникативные качества народа, как закрытость, малообщительность, что преодолевалось благодаря кочевой мобильности, способности включаться в инокультурные сообщества и адаптироваться к чужой культуре, иногда в ущерб родной.

3. Специфика поведения, связанная с особенностями организации общества. Калмыцкий социум организован по вертикали на строгом подчинении младших старшим, женщин мужчинам. Главой семьи является мужчина, отец семейства [Калмыки, с. 115; Эрдниев, с. 229]. Этот принцип субординации соблюдается и в случае смерти главы семьи. Его место занимает старший сын, мать в таких случаях полностью признает его главенство и подчиняется ему [Жи-тецкий, с. 70]. Такая организация способствует установлению определенного порядка и предотвращает возможные конфликты. Стремление к согласию, избегание конфликтов, раздоров среди членов семьи - характерная черта поведения калмыков. Выражение "ни негн бээх" жить в согласии - одна из формул, регулирующих общение членов калмыцкого социума. Пословица "муган дарад, сээгэн деегшилэд" не вспоминая плохое, возвышая хорошее отражает характерное для калмыков правило поведения - "сохранять лицо".

Принцип строгого подчинения младших старшим соблюдался и за пределами семьи, например, среди воинов, для которых особенно важно главенство, субординация и подчинение. Он способствовал воспитанию лучших качеств солдат, наследников легендарного военного прошлого монголов. В походах наши предки могли спать в седле, благодаря чему совершали длительные и быстрые перемещения; отличались необычайной выносливостью [Марко, с. 147].

Как свидетельствует история, и после отделения от основной массы монголов калмыки вели насыщенную военными событиями жизнь. Они вошли в историю как хорошие воины, демонстрировавшие не раз свои лучшие качества в боевых сражениях, начиная с походов Чингисхана до Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. В характере и поведении современных калмыков наблюдаются черты, унаследованные от легендарных предков-воинов: выносливость, бесстрашие [Имкенова; Хара-Даван, с. 222].

У калмыков во всех жизненных ситуациях (сватовство, свадьба, похороны, поминки, праздники и т. п.) ролевые функции, распределение пространства, как говорилось выше, основаны на соблюдении главенства лиц мужского пола и пожилого возраста. Это правило определяет порядок размещения: первыми садятся мужчины старшего возраста, которые занимают почетные места, молодые и женщины садятся после них и занимают места у входа. Народный поэт Калмыкии, знаток народного этикета К. Эрендженов пишет: «Когда пожилой человек заходил в дом, то молодые люди поддерживали его и открывали перед ним дверь. Раньше старшего по возрасту или пожилого молодой человек не входил в кибитку и не садился. Когда старший или гость собирался в путь, то молодые готовили его в путь и седлали коня» [Эрендженов, с. 102].

Уважение, почитание старших по возрасту - доминанта калмыцкого этикета и в наши дни. Она закладывается в детстве, воспитывается фольклором. Так, одним из героев калмыцких сказок является мудрый старик, носитель обобщенных мужских качеств. В эпосе «Джангар» в качестве советчиков героев-богатырей выступают ввгдуд "старцы": цал буурл сахлта цаhан ввгд нег dyh,hpa куцэд суув - с одной стороны круг образовали белоусые старцы [Джангар, с. 340].

Глубокое уважение проявляют калмыки по отношению к матери, хотя в целом женщина была «значительно ограничена в правах, находилась в полном подчинении мужа и несла тяжелое бремя хозяйственных забот» [Шалхаков], положение женщины не было равным положению мужчины в традиционном калмыцком обществе [Душан; Эрдниев]. И.В. Бентковский обращает внимание на уважительное отношение к женщине [Бентковский, с. 95].

Согласно представлению народа, замужняя калмычка уже не принадлежит роду отца, и хотя формально становится членом рода мужа, фактически к ней относятся как к чужому человеку. Ее положение улучшалось только после рождения сына - наследника, продолжателя рода [Есенова, с. 159].

Коммуникативное поведение женщины в доме мужа регламентировалось набором правил, которые определялись обычаем хадмлкн "запрет замужней женщине-калмычке произносить имена старших родственников мужа". Невестке воспрещалось произносить имена не только живых, но и даже давно умерших родственников по линии мужа: эти лица по отношению к жене приходились хадым. Это был запрет не только на имена, но и целый комплекс правил поведения, в основе которого лежало глубокое уважение и почитание родственников мужа. Что касается имени самой новобрачной, то «по желанию родителей или по указанию зурхачи "астролога" происходит перемена имени невесты; такая перемена происходит перед вступлением невесты в кибитку жениха и сопровождается особенным обрядом - сюр ясалган или дарлга ясалган» [Житецкий, с. 24]. «Если имя старшего совпадало с именем младшего, то она заменяла имя последнего другим» [Эрдниев, с. 183]. Для обозначения мужа ей приходилось пользоваться словами натка кун "другой человек", одака кун "тот человек", герин эзн "хозяин дома", мана кун "наш человек". Жена могла обращаться к своему мужу только на «вы», в ее словаре не существовало в обращении к мужу слова «ты», чем подчеркивалось неравноправие женщины с мужчиной [Эрдниев, с. 42]. Муж так же не называл жену по имени, никогда не интересовался ее самочувствием, настроением [Шалхаков, с. 45].

Невестка должна выражать уважение к старшим и невербально: она не может сидеть, когда отец или старший из семьи мужа стоит, разве только в это время она занимается работой. Входя в кибитку старшего, она садится лишь по приглашению, а выходя, переступает порог, оборотившись лицом внутрь кибитки. Если ей приходится идти вместе со старшим, то она идет не рядом, а сзади него. Подобным требованиям обычая следуют все члены семьи, соблюдая во всем старшинство. Например, при старшем лице никто из младших, даже его жена, одновременно с ним не пьет чай, кумыс, а начинает пить, когда отведает старший, и пьют его по старшинству; при равных членах в семье могут пить разом все, кроме жены [Житецкий, с. 34]. В настоящее время обычай хадмлкн соблюдается только пожилыми калмычками и ревнителями национальной культуры, однако по отношению к родственникам мужа и сейчас проявляется глубокое уважение, например, практикуется вы-обращение.

Среди важных коммуникативных качеств женщины важным является неконфликтность. Калмычка должна быть послушной, покладистой: келэрн тззлдг hоста бол, угэрн болдг гергтэ бол "заимей сапоги, которые снимались бы легко, заведи жену, которая была бы послушна". Модель поведения примерной калмычки - это ор гихлэ орад, hар гихлэ, hарад "заходи, когда велят зайти, выходи, когда велят выйти".

4. Особенности поведения, обусловленные духовной культурой. Скромность является одной из важных черт коммуникативного поведения калмыков. Она формировалась под влиянием буддийской этики, изложенной, в частности, в "Субхашитах". Среди калмыков большой популярностью пользовалась "Субхашита" тибетского ламы Сакья Пандиты (XIII в.), переведенная на ойратский язык реформатором буддизма Зая-Пандитой. «Субхашиты», в которых освещались буддийские этические нормы и правила поведения, наставляли мирян на праведный путь и были направлены на воспитание истинно верующего буддиста. В этих произведениях скромность провозглашалась одной из добродетелей. Утверждению данной черты в качестве этической нормы среди калмыков способствовала буддийская практика, а также деятельность авторитетных буддийских священнослужителей, составлявших доступные простым мирянам тексты. Таким было поэтическое произведение «Услаждение слуха» известного калмыцкого ламы Бадмы Боваева, проповедовавшего в начале XX в. буддийскую этику мирянам. В нем, в частности, говорится: «...непомерным чванством да гордостью одного лишь позора доищешься; похваляться доброде-яньями, не совершая их, опрометчиво; кичиться своими знаньями, не имея их, опрометчиво» [Бадмаев и др., с. 126-132].

Скромность регулирует речь и линию поведения в обыденной жизни калмыков. При этом возраст и пол являются определяющими признаками коммуникации. Так, по этикету в присутствии старших младшие должны вести себя скромно: не садиться без приглашения, первыми не вступать в разговор, первыми не расспрашивать старшего; громко не говорить, не кричать, громко не смеяться, на вопросы отвечать скромно; первыми не приступать к трапезе; не есть жадно. Скромность проявляется и в пространстве как средстве невербальной коммуникации. Этикет предписывает человеку занимать скромное место: не занимать место, не подобающее возрасту, полу и социальному статусу.

5. Динамика коммуникативного поведения. Знаменитый французский романист А. Дюма во время своего путешествия в 1859 г. по Калмыцкой степи обратил внимание на особенности коммуникативного поведения калмыков [И друг степей ..., с. 384-429]. В частности, он описал особый жест приветствия, принятый в то время среди калмыков - тереться носом. Описанный А. Дюма жест вышел из современной коммуникативной практики калмыков. В наши дни калмыки при встрече используют жест рукопожатие (как правило, мужчины), целуются (молодые люди, родственники при встрече после долгой разлуки), обнимаются (друзья после длительной

разлуки, родственники). Маленьких детей, особенно младенцев, калмыки любят Yнрчлх "обнюхи-_ ??

вать".

По отношению к священнослужителям используется следующий жест: сложенные перед грудью руки, склоненная поза. К нему обращаются и при получении здс "благословения". Жест «рукопожатие», как считает Г.Ц. Пюрбеев, был заимствован у русских сначала донскими калмыками, а затем и остальными - астраханскими и поволжскими [Пюрбеев, с. 17-21]. У калмыков раньше не принято было здороваться рукопожатием ^абунова, с. 23].

Современные калмыки в коммуникативной ситуации «приветствие» и «прощание» используют разные жесты, как этнические, так и заимствованные из европейской культуры. К этническим жестам относится поцелуй: согласно калмыцкому этикету, прощание на долгое время сопровождается объятиями и поцелуем в правую щеку, поцелуй в левую щеку предполагается при следующей встрече. Национальный жест (тереться носом) больше не используется. Заимствованные жесты приветствия (рукопожатие, объятия) являются типичными для ситуации «приветствие» и «прощание».

Таким образом, правила коммуникативного поведения калмыков формировались на протяжении длительного времени под влиянием среды обитания, способа хозяйственной деятельности, образа жизни, особенностей организации общества, духовной культуры. Они включают размещение в пространстве, жесты, посты, последовательность действий, вербальные формулы, тактики, запреты и т. д. Регулирующими принципами их использования является соблюдение общемонгольской дихотомии «правый - левый», «мужской - женский», «старший - младший». Следование предписанным правилам обеспечивает человеку комфортное проживание в родной среде.

Коммуникативное поведение калмыков в семье и за ее пределами определяется главенством мужчины и второстепенным положением женщины. Этнической спецификой отмечено поведение женщин, связанное с обычаем хадмлш, который в наши дни соблюдается только пожилыми людьми и ревнителями национальной культуры. Поведение женщины в традиционном калмыцком обществе можно определить как покорное, вежливое, приветливое, терпеливое, немногословное, неконфликт-

ное. Поведение лиц пожилого возраста можно охарактеризовать как статусное: все члены общества проявляют уважение и почтение по отношению к лицам старшего возраста.

Коммуникативное поведение калмыков характеризуется определенным динамизмом и открытостью: жесты приветствия и прощания современных калмыков упрощаются, вместо традиционных этнических жестов используются общепринятые в современной коммуникативной практике объятия, заимствованные из русского этикета рукопожатия. Поцелуй одной (правой) щеки, приглашение посетить хозяев еще раз как элементы национального этикета продолжают культивироваться среди представителей старшего поколения, национальной интеллигенции. По отношению к младенцам и буддийским священнослужителям так же используются этнокультурные жесты.

Устойчивостью характеризуются элементы поведения, сформированные под влиянием констант культуры, в частности осмысление калмыками времени и пространства, организация группы, буддийская этика. Национальные вербальные формулы продолжают активно употребляться в разных ситуациях общения. В целом общение и поведение современных калмыков все больше становятся утилитарным, основанным на деловых принципах, что лишает коммуникацию ярких этнических черт, делает ее безликой.

Лumepamypa

1. Бадмаев В.Н., Манджиев Н.Ц., Уланов М.С. Духовная культура калмыцкого этноса. - Элиста: Изд-во Калм. ун-та, 2012.

2. Бентковский И.В. Женщина-калмычка Большедербетского улуса в физиологическом, религиозном и социальном отношениях // Сборник статистических сведений о Ставропольской губернии. - 1869. - Вып. 2.

3. Джангар. - М.: Гослитиздат, 1940.

4. Душан У. Обычаи и обряды дореволюционной Калмыкии // Этнографический сборник. - Л.: Наука,

1976.

5. Есенова Т.С. Очерки по лингвокультуре калмыков. - Элиста: Калм. кн. изд-во, 2012.

6. Житецкий И.А. Очерки быта астраханских калмыков. - М., 1893.

7. Жуковская Н.Л. Пространство и время в мировоззрении монголов // Мифы, культы, обряды народов зарубежной Азии, 1986.

8. И друг степей калмык... Калмыцкая тема в художественной литературе. - Элиста: Джангар, 2009.

9. Имкенов А.Б. Этническая идентичность калмыков. - Элиста: Джангар, 1999.

10. Калмыки. - М.: Наука, 2010.

11. Кара Д. Книги монгольских кочевников. - М.: Наука, 1972.

12. Марко П. Книга о разнообразии мира. - М.: Мысль, 1997.

13. Омакаева Э.У. Время // Калмыцкие и русские лингвокультурные концепты. - Элиста, 2009.

14. Пюрбеев Г. Ц. Речевой этикет и язык жестов у калмыков и монголов // Национально-культурная специфика речевого общения народов СССР. - М., 1977.

15. Хабунова Е.Э. Формулы традиционного этикета калмыков или как стать «йоста хальмг». - Элиста,

2010.

16. Хара-Даван Э. Чингис-хан как полководец и его наследие: Культурно-исторический очерк Монгольской империи XII-XIV вв. - Элиста: Калм. кн. изд-во, 1991.

17. Шалхаков Д.Д. Семья и брак у калмыков. - Элиста: Калм. кн. изд-во, 1982.

18. Эрдниев У.Э. Калмыки: историко-этнографические очерки. - Элиста: Калм. кн. изд-во, 1985.

19. Эрендженов К. Золотой родник. - Элиста: Калм. кн. изд-во, 1985.

20. Argyle M. The Psychology of Interpersonal Behavior. - Penguin, 1967.

21. Вergmann B. Normandische Streifereien unter den Kalmücken in den Jahren 1802 und 1803. - Riga, 1804.

22. Triandis H.C. Culture and Social Behavior. - McGraw-Hill, 1994.

23. Triandis H.C. Individualism and Collectivism. - Westview Press, 1995.

24. Wasilewski J. Space in Nomadic Cultures: А Spatial Analysis of the Mongol Yurts // Altaica Collecta. -Wiesbaden, 1976.

Статья подготовлена в рамках гранта РГНФ «Коммуникативное поведение калмыков в условиях

межкультурного общения» (проект № 12-34-01020).

Еceнoвa Tcrnapa Сapaнгoвнa, профессор Калмыцкого государственного университета, доктор филологических наук. E-mail: esenova_ts@kalmsu.ru

Esenova Tamara Sarangovna, professor of Kalmyk State University, doctor of philological sciences.

Eceнoвa Гaлuнa Бopucoвнa, учитель русского языка и литературы, школа № 18 г. Элисты. E-mail: eseno-va_ts@kalmsu.ru

Esenova Galina Borisovna, teacher of Russian language and literature, school number 18 of Elista.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.