Научная статья на тему 'Население Северо-Западного Кавказа и евразийские кочевники: «Алгоритм» военно-политического взаимодействия'

Население Северо-Западного Кавказа и евразийские кочевники: «Алгоритм» военно-политического взаимодействия Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
259
91
Поделиться
Ключевые слова
ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ / ТЮРКИ / КИПЧАКИ / НОГАЙЦЫ / ЧЕРКЕСЫ / НАБЕГИ / АССИМИЛЯЦИЯ / GREAT MIGRATION OF PEOPLES / TURKS / KIPCHAK / NOGAI / CIRCASSIANS / INROADS / ASSIMILATION

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Хотко Самир Хамидович

Автохтонный этнический массив Северо-Западного Кавказа формировался в условиях постоянного давления со стороны кочевых народов. Данная статья является попыткой проследить повторяющийся исторический сценарий, своего рода алгоритм взаимодействия земледельческого ареала с чередой кочевнических культур. 1-й этап этого алгоритма кочевническое давление либо спланированная завоевательная кампания. 2-й этап преимущественно мирное сосуществование с кочевым этносом, которое могло сопровождаться как признанием военно-политического верховенства кочевнической империи (Хазарский каганат, Золотая Орда), так и паритетными отношениями при периодических взаимных набегах (кипчаки, ногайцы, калмыки). 3-й этап состоял в неизбежном появлении новой волны пришельцев, которые стремились сокрушить старых кочевников региона Дон-Кубань. Старые кочевники стремились заключать оборонительный альянс с черкесами. Эта модель, когда старое тюркское население заручается поддержкой адыгов, относится не только к тем кочевым этносам, чья политическая система отличалась значительной децентрализацией (половцы, ногайцы), но и к кочевым государствам: Тохтамыш с черкесами против Тамерлана, Крымское ханство с черкесами против калмыков. На протяжении третьего этапа тюркские ханства обязательно испытывают культурное и военно-политическое влияние со стороны черкесов. Выходцы из Черкесии входят в состав управленческой элиты и Золотой Орды, и Крымского ханства. 4-й этап интеграция кочевых племенных групп в черкесское пространство и некоторая зависимость от черкесов. Яркий пример давления черкесов на кочевое государство Астраханское ханство, столицу которого черкесы захватывали несколько раз, содействуя воцарению ханов, которые были их родственниками. Этот этап отличается высоким уровнем межкультурных коммуникаций. Ассимиляция кочевников усиливала оборонный потенциал Северо-Западного Кавказа. На протяжении XVI первой половины XIX вв. кубанские ногайцы прошли путь от конфронтации с черкесами через союзнические отношения к некоторой зависимости от черкесов и благородных примеров черкесского патриотизма.

POPULATION OF THE NORTHWEST CAUCASUS AND EURASIAN NOMADS: MILITARY-POLITICAL COOPERATION «ALGORITHM»

Autochthonous ethnic array of Northwest Caucasus was formed under constant pressure by the nomadic peoples. This article is an attempt to trace the repeated historical scenario (a kind of algorithm) of the interaction of the agricultural area with a series of nomadic cultures. The 1st stage of this algorithm the chaotic inroads of nomads or the planned military campaign. The 2nd stage mainly peaceful coexistence with a nomadic ethnic group, which could be accompanied by recognition of both the military and political supremacy of nomadic empire (the Khazar Khanate, the Golden Horde), and an equal relationship with the mutual periodic forays (Cumans, Nogais, Kalmyks). Stage 3 is the inevitable emergence of a new wave of newcomers, who sought to destroy the old nomads of Don-Kuban region. Old nomads sought to enter into a defensive alliance with the Circassians. This model, when the old Turkic population enlists the help of the Circassians, applies not only to the nomadic ethnic groups, whose political system is characterized by considerable decentralization (Cumans, Nogai), but also to the nomadic states: Tokhtamysh with the Circassians against Tamerlane, the Crimean Khanate with the Circassians against Kalmyks. During the third phase the Turkic khanates necessarily experiencing cultural, military and political influence of the Circassians. Natives of Circassia are becoming part of the administrative elite of the Golden Horde, and of the Crimean Khanate. Stage 4 the integration of nomadic tribal groups in Circassian space and some dependence on Circassians. A striking example of the pressure of the Circassians on the nomadic state the Astrakhan Khanate, the capital of which Circassians seized several times, promoting the enthronement of the Khans, who were their relatives. This stage is characterized by a high level of cross-cultural communication. Assimilation of nomads helped to strengthen the defense capabilities of the Northwest Caucasus. During the XVI first half of XIX century Kuban Nogais have gone from confrontation with the Circassians through alliances with them to some depending on the Circassians, and the noble examples of the Circassian patriotism.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Население Северо-Западного Кавказа и евразийские кочевники: «Алгоритм» военно-политического взаимодействия»

УДК 94

ХОТКО Самир Хамидович, Адыгейский республиканский институт гуманитарных исследований имени Т.М. Керашева, г. Майкоп, Россия inalast@mail.ru

НАСЕЛЕНИЕ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА И ЕВРАЗИЙСКИЕ КОЧЕВНИКИ: «АЛГОРИТМ» ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Автохтонный этнический массив Северо-Западного Кавказа формировался в условиях постоянного давления со стороны кочевых народов. Данная статья является попыткой проследить повторяющийся исторический сценарий, своего рода алгоритм взаимодействия земледельческого ареала с чередой кочевнических культур. 1-й этап этого алгоритма - кочевническое давление либо спланированная завоевательная кампания.

2-й этап - преимущественно мирное сосуществование с кочевым этносом, которое могло сопровождаться как признанием военно-политического верховенства кочевнической империи (Хазарский каганат, Золотая Орда), так и паритетными отношениями при периодических взаимных набегах (кипчаки, ногайцы, калмыки).

3-й этап состоял в неизбежном появлении новой волны пришельцев, которые стремились сокрушить старых кочевников региона Дон-Кубань. Старые кочевники стремились заключать оборонительный альянс с черкесами. Эта модель, когда старое тюркское население заручается поддержкой адыгов, относится не только к тем кочевым этносам, чья политическая система отличалась значительной децентрализацией (половцы, ногайцы), но и к кочевым государствам: Тохтамыш с черкесами против Тамерлана, Крымское ханство с черкесами против калмыков. На протяжении третьего этапа тюркские ханства обязательно испытывают культурное и военно-политическое влияние со стороны черкесов. Выходцы из Черкесии входят в состав управленческой элиты и Золотой Орды, и Крымского ханства.

4-й этап - интеграция кочевых племенных групп в черкесское пространство и некоторая зависимость от черкесов. Яркий пример давления черкесов на кочевое государство - Астраханское ханство, столицу которого черкесы захватывали несколько раз, содействуя воцарению ханов, которые были их родственниками. Этот этап отличается высоким уровнем межкультурных коммуникаций. Ассимиляция кочевников усиливала оборонный потенциал Северо-Западного Кавказа. На протяжении XVI - первой половины XIX вв. кубанские ногайцы прошли путь от конфронтации с черкесами через союзнические отношения к некоторой зависимости от черкесов и благородных примеров черкесского патриотизма.

Ключевые слова: Великое переселение народов, тюрки, кипчаки, ногайцы, черкесы, набеги, ассимиляция.

DOI: 10.17748/2075-9908-2015-7-8-83-88

KHOTKO Samir Kh., Adyghe Republican Institute of Humanitarian Researches named after Kerashev, Maikop, Russia inalast@mail.ru

POPULATION OF THE NORTHWEST CAUCASUS AND EURASIAN NOMADS: MILITARY-POLITICAL COOPERATION

«ALGORITHM»

Autochthonous ethnic array of Northwest Caucasus was formed under constant pressure by the nomadic peoples. This article is an attempt to trace the repeated historical scenario (a kind of algorithm) of the interaction of the agricultural area with a series of nomadic cultures. The 1st stage of this algorithm - the chaotic inroads of nomads or the planned military campaign. The 2nd stage - mainly peaceful coexistence with a nomadic ethnic group, which could be accompanied by recognition of both the military and political supremacy of nomadic empire (the Khazar Khanate, the Golden Horde), and an equal relationship with the mutual periodic forays (Cumans, Nogais, Kalmyks). Stage 3 is the inevitable emergence of a new wave of newcomers, who sought to destroy the old nomads of Don-Kuban region. Old nomads sought to enter into a defensive alliance with the Circassians. This model, when the old Turkic population enlists the help of the Circassians, applies not only to the nomadic ethnic groups, whose political system is characterized by considerable decentralization (Cumans, Nogai), but also to the nomadic states: Tokhtamysh with the Circassians against Tamerlane, the Crimean Khanate with the Circassians against Kalmyks. During the third phase the Turkic khanates necessarily experiencing cultural, military and political influence of the Circassians. Natives of Circassia are becoming part of the administrative elite of the Golden Horde, and of the Crimean Khanate. Stage 4 - the integration of nomadic tribal groups in Circassian space and some dependence on Circassians. A striking example of the pressure of the Circassians on the nomadic state - the Astrakhan Khanate, the capital of which Circassians seized several times, promoting the enthronement of the Khans, who were their relatives. This stage is characterized by a high level of cross-cultural communication. Assimilation of nomads helped to strengthen the defense capabilities of the Northwest Caucasus. During the XVI - first half of XIX century Kuban Nogais have gone from confrontation with the Circassians through alliances with them to some depending on the Circassians, and the noble examples of the Circassian patriotism.

Keywords: Great Migration of Peoples, Turks, Kipchak, Nogai, Circassians, inroads, assimilation

Представления о характере отношений автохтонного населения Северо-Западного Кавказа с кочевниками относятся к наиболее важным в плане создания цельной концепции истории адыгов. Автохтонный этнический массив Северо-Западного Кавказа сложился в глубокой древности и с тех пор не прекращал своего существования, испытывая множественное и временами весьма сильное давление [1, с. 276, 280, 295, 301; 2, с. 17-19].

Понять исторические условия, позволившие сохранять преемственность от одной протяженной эпохи к другой, невозможно без прояснения «алгоритма» взаимодействия этого земледельческого ареала с чередой кочевнических культур. В то же время ответ на этот вопрос составляет самое короткое описание этнической истории Северо-Западного Кавказа.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В эпоху Великого переселения народов регион С.-З. Кавказа стал испытывать большое давление со стороны кочевников. Выживание автохтонного ареала облегчалось тем, что ни одно кочевническое наступление на Запад, как мы можем полагать, не преследовало целью аннексировать пространство С.-З. Кавказа. Так, центр гуннской державы находился в Паннонии.

А.К. Амброз отмечал, что на территории Северного Кавказа нет ни одного археологического памятника V в., который можно было бы с уверенностью определить как гуннский [3, с. 5, 30, 41].

Волны миграций из глубинных районов Евразии не помешали образованию на С.-З. Кавказе Зихского (Касожского) племенного союза, окончательно оформившегося к VII в. и пережившего Хазарский каганат. Более того, на протяжении печенежско-кипчакского периода происходят процессы военно-политического и экономического усиления зихов.

Представление о том, что на С.-З. Кавказе существует устойчивый в военно-политическом отношении союз, располагающий большим ресурсом конных воинов, было неотъемлемой частью историко-географических представлений в арабо-персидской, европейской и русской традиции. Можно полагать, что в еще большей степени представление о существовании такой страны было актуальным знанием для кочевников. Поэтому, наверное, мы встречаем первое упоминание термина черкес в монгольском письменном памятнике Юань-чао би-ши («Сокровенное сказание монголов»), завершенном к 1240 г., в котором, при описании завоеваний на западе, используется этноним сэркэсут (сэргэсут): sarkasüt (§262), sargasüt (§270) [4, с. 108, 111].

Анализ основных военно-политических и этнографических данных показывает, что во взаимодействии черкесского пространства с кочевниками существовал повторяющийся исторический сценарий.

1-й этап такого сценария - кочевническое давление либо спланированная завоевательная кампания. Каждая новая волна кочевых покорителей Запада не могла не затронуть, в той или иной степени, оседлое земледельческое население С.-З. Кавказа. Кочевнические армии встречали здесь всадническое сообщество, потенциал которого подкреплялся как развитым оружейным делом, так и коннозаводством [5, с. 7, 12, 85, 97, 99, 107-109].

Очевидную угрозу своему существованию Черкесия испытала со стороны монголов. Завоевательный поход Бату на Запад привел в том числе к покорению черкесов и гибели их царя зимой с 1237 на 1238 г. [6, с. 37]. Скорее всего, борьба происходила на открытых пространствах западных районов Черкесии (Зихии), включая Таманский полуостров и город Матрику, где государь (dux) Сикии (Sychia) встречал венгерских послов за несколько месяцев до монгольского вторжения [7, с. 152].

Период с 1237 г. и по примерно 1332 г., когда завершилась ордынско-черкесская война [8, с. 376-379], можно охарактеризовать как время наибольшего военного давления со стороны Орды. Внутри этого почти столетнего периода надо предполагать большие мирные паузы, во время которых черкесы дисциплинированно выполняли свои вассальные обязательства в отношении ханской власти. Но можно предполагать и героическое сопротивление, восстания, масштабные конфликты. В 1253 г. Гийом де Рубрук отметил, что Зикия не подчиняется татарам (Zikia, quae non obedit Tartaris) [9, с. 145].

На рубеже XIV и XV вв. каирский историк Шихаб ад-дин ал-Калкашанди среди десяти округов (иклимов) государства Хорезм и Кыпчак (Золотая Орда) указывает округ Черкес (ал-Джаркас), шестым по счету, после четвертого округа Крыма и пятого - Азова. Описание черкесского округа составляет ЛА от описания Азова и 1/10 от описания Крыма. Письменным источником для ал-Калкашанди при описании Черкесии послужила только одна «Летопись» Абу-л-Фиды (1273-1331), жившего в эпоху расцвета Золотой Орды. В округе ал-Джаркас не отмечено ни границ, ни населенных пунктов: «Говорит ал-Муаййад, владетель Хамы в своей «Летописи»: он (округ - Прим. С.Х.) на Понтийском море (бахр Ниташ), на его востоке. Они живут в нужде. Говорит он: среди них преобладает христианская религия» [10, с. 43]. Подобное описание, лишенное даже крупицы информации о взаимоотношениях с монгольской властью, свидетельствует о высокой степени самостоятельности вассальной территории в пределах империи Джу-чидов.

Силы Золотой Орды в период ее наивысшего могущества были отвлечены серией масштабных столкновений с ильханами Ирана. Видимо, поэтому ордынское правительство не стремилось контролировать Керченский пролив, но стремилось контролировать Дербент. Целенаправленно против черкесов военные действия предприняли только два хана: Бату (1237) и Узбек (между 1327 и 1332).

Второй этап - стабилизация отношений до такой степени, которую можно считать относительно мирным сосуществованием. В ордынский период этот этап сопровождался расширением автохтонного пространства. Франческо Пеголотти, автор трактата «Руководство по торговле» (1335-1343), считал гавани вдоль восточного берега Азовского моря портами Зихии (Zecchia) [11, с. 54-55]. На протяжении 40-х гг. XIV в. в ордынских и венецианских документах упоминается наместник Таны (Азака) Черкес-ходжа, (Черкесбек, «Зихабей владыка Таны») [12, с. 48-50, 102, 152-153]. В 1386 г. в докладе массариев из Каффы сообщалось, что правитель Зихии Теортобога контролирует Керченский пролив [13, с. 461]. Появляются такие определения, как «Верхняя Зихия» (Галонифонтибус 1404), «степи Черкесии» (Контарини, 1477) [14, с. 107;

15, с. 256, 278]. В 1449 г. в Тане были выделены средства «на починку стен, начатых священником Соломоном Терамо со стороны Зихии ^еуегэиэ 2юЫат)» [16, с. 676].

Таким образом, существовало представление о том, что Зихия начинается сразу за городскими стенами Таны. Через сто лет после Галонифонтибуса, Интериано также считал, что граница Черкесии начинается от устья Дона [17, с. 13].

Аристократы-черкесы, согласно Барбаро, «крепки телом», «коварны нравом», «лицом схожи с нашими соотечественниками», имеют «превосходных лошадей» и «живут тем, что разъезжают по степи и грабят, особенно купеческие караваны» [18, с. 16, оборот].

Третий этап состоял в неизбежном появлении новой и более агрессивной волны пришельцев, которые стремились сокрушить «старых» тюрок региона Дон-Кубань, а только потом принимались за зихов (черкесов). Тут-то «старые» тюрки уже ощущают себя в роли автохтонов и в целях спасения заключают оборонительный альянс с черкесами.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«Старые» тюрки укрываются за рекой Кубань у черкесов, бегут на Запад вплоть до Венгрии и Балкан. Так, под натиском половцев печенеги частично смещаются в Закубанье к зихам, а большая часть бежит в Венгрию. Это явление было настолько заметно для современников, что грузинский автор конца XI в. Джуаншер писал: «В последующее время печенеги и джики во множестве бежали от тюрок и ушли печенеги на запад» [19, с. 149]. Потом, под натиском монголов, ровно также поступают половцы. Мы можем предполагать, что те из них, кто имел связи с черкесами и размещался в предмонгольское время в Восточном Приазовье, переместились в адыгский ареал [20, с. 186-189], но большая часть смещается далеко на запад - в Венгрию [21, с. 179-181].

Эта модель, когда старое тюркское население выступает на стороне адыгов или заручается поддержкой адыгов, работала не только с теми кочевыми этносами, политическая система которых отличалась значительной децентрализацией (половцы, ногайцы), но и с кочевыми государствами: Тохтамыш с черкесами против Тамерлана [22, с. 111], Крымское ханство с черкесами против калмыков [23, с. 84-89].

На протяжении третьего этапа тюркские ханства обязательно испытывают культурное и военно-политическое влияние со стороны черкесов. Черкесы входят в состав управленческой элиты и Золотой Орды, и Крымского ханства. Признание вассальной зависимости и обещание выставлять воинский контингент в поддержку хана весьма надежно гарантировали спокойное существование для большей части населения Черкесии. В то же время опальные ханы и принцы крови практически безошибочно на протяжении более чем трех веков пользовались страной черкесов как надежным убежищем, куда не доставала рука властного родственника из Бахчисарая [24, с. 332, 336, 342, 369, 411, 413, 417, 467-468, 488].

Четвертый этап - интеграция в черкесское пространство или некоторая зависимость от черкесов. Этот этап отличается высоким уровнем межкультурных коммуникаций. Характерный пример четвертого этапа - Большая Орда, которая не смогла удержаться в Пятигорье из-за военного натиска черкесов. Летом 1498 г. посол Петр Одинцов из Крыма писал в Москву: «А нынеча государь, ко царю к Менли-Гирею пришли вести изо Орды из Шы(гъ)-Ахметевы, а сказывают, государь, Орда та велми голодна и охудела. Да еще, государь, сказывают, приходили Черкасы на большую Орду, да побили, государь, сказывают, татар большой Орды добре много» [25, с. 255].

Другой яркий пример давления черкесов на кочевое государство - Астраханское ханство, столицу которого черкесы захватывали несколько раз, содействуя воцарению ханов, являвшихся черкесскими родственниками или воспитанниками [26, с. 94, 110, 114-115].

Кубанские ногайцы прошли весьма наглядно на протяжении XVI - первой половины XIX вв. путь от конфронтации с черкесами через союзнические отношения к некоторой зависимости от черкесов и ярких примеров черкесского патриотизма. Хан-Гирей писал об этом этнокультурном синтезе адыгов и ногайцев следующее: «Несмотря на тесные связи с черкесами, закубан-ские ногайцы сохраняют и поныне свой язык, свои нравы и обычаи; впрочем, между ними язык черкесский, говоря вообще, сделался общим, также нравы и обычаи их смешались с нравами и обычаями черкесов» [27, с. 221-222].

В этом плане весьма показательным является рапорт ген.-м. князя Бековича-Черкасского и полковника Гасфорта, составленный в сентябре 1830 г., в котором ногайское население рассматривается не просто как часть населения Черкесии, но и как часть адыгов: «к адиге по смежности жительства можно также сопричислить... кубанских ногайцев», которые «по сходству нравов и обычаев, равно и по родственным связям с разными коленами народа адиге, входят в общее с ними военно-политическое соображение» [28, с. 906].

В 1839 г. ногайский князь Алибей Мансуров, выросший в условиях, когда царская администрация всячески препятствовала контактам черкесских ногайцев с населением Черкесии, заставляла их выставлять милицию против черкесов, пишет о себе как об одном из «образованных сынов Адигеи» [29, с. 133].

Как видим, без надежной апробированной схемы адаптации кочевнического вызова самостоятельная этническая истории такого региона, как Северо-Западный Кавказ, была попросту

невозможна. Она прекратилась бы еще в самой глубокой древности. В 1714 г. Х. Mолл поместил на свою карту «Турецкая империя в Европе, Азии и Африке» «легенду», которая поясняет причину устойчивости черкесского социума во время значительных конфликтов с кочевниками: «Черкесы - воинственный народ, который не имеет укрепленных поселений, но доверяется своему оружию, а во время опасности отступает в горы» [30].

Кочевники, оседая в земледельческом ареале С.-З. Кавказа, усиливали его оборонный потенциал и входили в состав адыгского этноса. Военная и политическая организация адыгов выстраивалась в обстановке перманентной кочевнической угрозы. Необходимость вести постоянную борьбу заставляла совершенствовать определенные навыки и всадническую культуру в целом.

Стратегия сопротивления кочевническим вызовам была основана на конной войне, а отступление в горы допускалось только по тактическим соображениям. Выдержав войну на открытой равнине, адыги оказывались в состоянии расширять свое пространство даже в такие периоды, когда мощное кочевническое завоевание подавляло большинство этносов и культур, чья стратегия основывалась на обороне крепостей. Mожно сказать, что в адыгах кочевники встречали своеобразных оседлых «кочевников», совершенно не держащихся за конкретное место, но принципиально отстаивающих свое локальное превосходство, право контролировать пространство между Доном и Кавказом.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Cavalli-Sforza L.L., Menozzi P., Piazza A. The History and Geography of Human Genes. Princeton University Press, 1996. - 432 p.

2. ФедоровЯ.А. Историческая этнография Северного Кавказа. - M.: Изд-во Mry, 1983. - 125 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Амброз А.К. Хронология древностей Северного Кавказа V-VII вв. - M.: Наука, 1989. - 134 с.

4. Pelliot, P. Histoire secrète des Mongols. Restitution du texte mongol et traduction des chapitres I à VI. Librairie d'Amérique et d'Orient Adrien-Maisonneuve, Paris, 1949. - 198 p.

5. Армарчук Е.А. Конская упряжь из могильников Северо-Восточного Причерноморья X-XIII веков. - M.: ИА РАН, 2006. - 226 с.

6. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. II. Извлечения из персидских сочинений, собранные В.Г Тизенгаузеном и обработанные А.А. Ромаскевичем и С.Л. Волиным. - M.; Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1941. - 308 с.

7. De facto Hungariae magnae a fratre Riccardo (Iiuliano) invento tempore Gregorii papae noni // Vetera monumenta historica Hungariam sacram illustrantia maximam partem nondum edita ex tabulariis Vaticanis deprompta collecta ac serie chronologica disposita ab Augustino Theiner. Vol. I. Romae: Typis Vaticanis, 1859. - P. 151-153.

8. Голубев Л.Э. Военная экспансия хана Узбека на Северном Кавказе и адыгское сопротивление ей (1327-1335 гг.) // Интеграция науки и высшего образования в социально-культурной сфере. Выпуск 4. - Краснодар, 2006. - С. 376-379.

9. Itinerarium fratris Willielmi de Rubruquis de ordine fratrum Minorum, Galli, Anno gratie 1253. ad partes Orientales // The texts and versions of John de Plano Carpini and William de Rubruquis, as printed for the first time by Hakluyt in 1598, together with some shorter pieces; edited by C. Raymond Beazley. L.: Printed for the Hakluyt Society, 1903. - P. 144183.

10. Гоигорьев А.П., Фролова О.Б. Географическое описание Золотой Орды в энциклопедии ал-Калкашанди // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки. Вып. XVIII. - СПб., 1999. - С. 42-88.

11. Francesco Balducci Pegolotti. La Pratica della Mercatura. Edited by Allan Evans. The Medieval Academy of America Publication, No. 24. Cambridge, Massachusetts, 1936. - 443 p.

12. Гоигорьев А.П., Гоигорьев В.П. Коллекция золотоордынских документов XIV века из Венеции. Источниковедческое исследование. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2002. - 275 с.

13. Balard, M. La Romanie génoise (XIIe-début du XVe s.), Bibliothèque des Écoles françaises d'Athènes et de Rome, fasc. 235. Vol. 1. Gênes-Rome, 1978. - 494 p.

14. «Libellus de Notitia Orbis» Ioannes' III. (De Galonifontibus?), O.P. Erzbischofs von Sulthanyeh, von dr. Anton Kern // Archivum Fratrum Praedicatorum. Vol. VIII. Roma: Istituto Storico Domenicano S. Sabina, 1938. - P. 82-143.

15. Контарини А. Хождение в Персию / Подготовка текстов, комментарии и примечания Е.Ч. Скржинской // Каспийский транзит. Т. 2. - M., 1996. - С. 245-292.

16. Atti della Società Ligure di Storia Patria. Vol. VII: Codice diplomatico delle colonie Tauro-Liguri durante la signoria dell'Ufficio di S. Giorgio (1453-1475). Tomo secondo, ordinato ed illustrato dal socio p. A. Vigna. Parte II. Genova, 1879. - 1014 p.

17. Interiano, Giorgio. La vita, et sito de Zychi, chiamati Ciarcassi, Historia notabile, prima edizione, Aldo Manuzio, Venezia, 1502. - 22 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. Viaggi fatti da Vinetia, alla Tana, in Persia, in India, et in Costantinopoli: con la descrittione particolare di città, luoghi, siti, costumi, et della porta del gran Turco: & di tutte le intrate, spese, & modo di gouerno suo, & della ultima impresa contra Portoghesi. In Vinecia : Aldus, 1543. - 180 p. (Пронумерованы только лицевые стороны листов).

19. Цит. по: История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. - M.: Наука, 1988. - 554 с.

20. Зеленский Ю.В., Пьянков А.В., Схатум Р.Б. К вопросу о присутствии кочевников в Северо-Восточном Причерноморье и Западном Закубанье в XI-XV вв. // Проблемы археологии Кавказа. Сб. материалов Межд. науч. конф., посв. 70-летию Ю.Н. Воронова. 10-11 мая 2011 г. - Сухум: АбИГИ, 2011. - С. 186-189.

21. Плетнева С.А. Половцы. - М.: Наука, 1990. - 210 с.

22. Ртвеладзе Э.В. О походе Тимура на Северный Кавказ // Археолого-этнографический сборник. Т. IV. - Грозный, 1976. - С. 103-128.

23. Челеби Эвлия. Книга путешествия. Вып. 2: Земли Северного Кавказа, Поволжья и Подонья. - М.: Наука, 1979. -287 с.

24. Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Отоманской Порты. Т. 1. - М.: Рубежи XXI, 2005. - 541 с.

25. Памятники дипломатических сношений Московского государства с Крымской и Нагайской Ордами и с Турцией. Т. I // Сборник императорского Русского Исторического общества. - СПб., 1884. Т. 41. - 558 с., 82 с. указатель.

26. Зайцев И.В. Астраханское ханство. - М.: Восточная литература, 2004. - 303 с.

27. Хан-Гирей. Записки о Черкесии. Вступительная статья и подготовка текста к печати В.К. Гарданова и Г.Х. Мам-бетова. - Нальчик: Эльбрус, 1978. - 333 с.

28. Рапорт ген.-м. кн. Бековича-Черкасского и полк. Гасфорта гр. Паскевичу, от 17 сентября 1830 г. // Акты Кавказской археографической комиссии. Т. VII. - Тифлис, 1878. - С. 904-907.

29. Алибей Мансуров - Н. Н. Раевскому. 10 мая 1839 г. // Архив Раевских. Т. III. - СПб., 1910. - С. 133-134.

30. URL: http://ocp.hul.harvard.edu/ihp/maps.html

REFERENCES

1. Cavalli-Sforza L.L., Menozzi P., Piazza A. The History and Geography of Human Genes. Princeton University Press, 1996. 432 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Fyodorov Ya.A. Historical ethnography of the North Caucasus. [Istoricheskaya etnografia Severnogo Kavkaza]. Publishing house of Moscow State University. Moskva: Izdatelstvo MGU, 1983. 125 p. (in Russ.).

3. Ambroz A.K. Chronology of the antiquities of the North Caucasus V-VII centuries. [Khronologiya drevnostey Severnogo Kavkaza V-VII vekov]. Moskva: Nauka, 1989. 134 p. (in Russ.).

4. Pelliot, P. Histoire secrète des Mongols. Restitution du texte mongol et traduction des chapitres I à VI. Librairie d'Amérique et d'Orient Adrien-Maisonneuve, Paris, 1949. 198 p.

5. Armarchuk E.A. Horse gear from burial grounds of the North-Eastern Black Sea region X-XIII centuries. [Konskaya up-ryazh iz mogilnikov Severo-Vostochnogo Prichernomorya X-XIII vekov]. Moskva: Institut arkheologii Rossiyskoy Akad-emii nauk, 2006. 226 p. (in Russ.).

6. The collection of materials relating to the history of the Golden Horde. [Sbornik materialov, otnosyashihsa k istorii Zolo-toi Ordi. T. II. Izvlechenija iz persidskih sochineniy, sobrannie V.G. Tizengauzenom i obrabotannie A.A. Romaskevi-chem i S.L. Volinim]. Moskva; Leningrad, Izdatelstvo Akademii nauk SSSR, 1941. 308 p. (in Russ.).

7. De facto Hungariae magnae a fratre Riccardo (Iiuliano) invento tempore Gregorii papae noni // Vetera monumenta historica Hungariam sacram illustrantia maximam partem nondum edita ex tabulariis Vaticanis deprompta collecta ac serie chronologica disposita ab Augustino Theiner. Vol. I. Romae: Typis Vaticanis, 1859. pp. 151-153.

8. Golubev L.E. Khan Uzbek military expansion in the North Caucasus and the Circassian resistance to it (1327-1335 years.). [Voennaja ekspansija hana Uzbeka na Severnom Kavkaze i adigskoe soprotivlenie ei]. Integratsia nauki i vishego obrazovanija v sotsialno-kulturnoj sfere. - Integration of science and higher education in the socio-cultural sphere. Issue 4. Krasnodar, 2006, pp. 376-379. (in Russ.).

9. Itinerarium fratris Willielmi de Rubruquis de ordine fratrum Minorum, Galli, Anno gratie 1253. ad partes Orientales. The texts and versions of John de Plano Carpini and William de Rubruquis, as printed for the first time by Hakluyt in 1598, together with some shorter pieces; edited by C. Raymond Beazley. L.: Printed for the Hakluyt Society, 1903. pp. 144183.

10. Grigoriev A.P., Frolova O.B. Geographic description of the Golden Horde in the encyclopedia al-Qalqashandi. [Geo-graficheskoe opisanie Zolotoy Ordi v entsikloredii al-Kkalkashandi]. Istoriografiya i istochnikovedenie istorii stran Azii i Afriki. - Historiography and Source Studies of the countries of Asia and Africa. Issue XVIII. Sankt-Peterburg: Izdatelstvo S.-Peterb. Universiteta, 1999, pp. 42-88. (in Russ.).

11. Francesco Balducci Pegolotti. La Pratica della Mercatura. Edited by Allan Evans. The Medieval Academy of America Publication, No. 24. Cambridge, Massachusetts, 1936. 443 p.

12. Grigoriev A.P., Grigoriev V.P. A collection of Golden Horde documents of the XIV century in Venice. [Kollektsija zolotoordinskih dokumentov XIV veka iz Venetsii]. Sankt- Peterburg: Izdatelstvo S.-Peterburg. Universiteta, 2002, 276 p. (in Russ.).

13. Balard, M. La Romanie génoise (XIIe-début du XVe s.), Bibliothèque des Écoles françaises d'Athènes et de Rome, fasc. 235. Vol. 1. Gênes-Rome, 1978. 494 p.

14. «Libellus de Notitia Orbis» Ioannes' III. (De Galonifontibus?), O.P. Erzbischofs von Sulthanyeh, von dr. Anton Kern. Ar-chivum Fratrum Praedicatorum. Vol. VIII. Roma: Istituto Storico Domenicano S. Sabina, 1938. P. 82-143.

15. Kontarini A. Walking in Persia. Preparation of texts, comments and notes E.Ch. Skrzhinskaya. [Hojdenie v Persiyu. Podgotovka tekstov, kommentarii i primechaniya E.Ch. Skrzhinskoy]. Kaspiyskiy tranzit. - Caspian transit. Vol. 2. Moskva, 1996, pp. 245-292. (in Russ.).

16. Atti della Società Ligure di Storia Patria. Vol. VII: Codice diplomatico delle colonie Tauro-Liguri durante la signoria dell'Ufficio di S. Giorgio (1453-1475). Tomo secondo, ordinato ed illustrato dal socio p. A. Vigna. Parte II. Genova, 1879. 1014 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17. Interiano, Giorgio. La vita, et sito de Zychi, chiamati Ciarcassi, Historia notabile, prima edizione, Aldo Manuzio, Venezia, 1502. 22 p.

18. Viaggi fatti da Vinetia, alla Tana, in Persia, in India, et in Costantinopoli: con la descrittione particolare di citta, luoghi, siti, costumi, et della porta del gran Turco: & di tutte le intrate, spese, & modo di gouerno suo, & della ultima impresa contra Portoghesi. In Vinecia : Aldus, 1543. 180 p. Numbered only recto.

19. Cited: History of the peoples of the North Caucasus from ancient times to the end of the XVIII century. [Istoria narodov Severnogo Kavkaza s drevneyshih vremen do kontsa XVIII veka]. Moskva: Nauka, 1988. 554 p. (in Russ.).

20. Zelensky Yu.B., Ppyankov A.V., Skhatum R.B. On the question of the presence of nomads in the north-eastern Black Sea and West Zakubanye in the XI-XV centuries. [K voprosu o prisutstvii kochevnikov v Severo-Vostochnom Pricher-nomorye i Zapadnom Zakubanye v XI-XV vekakh]. Sbornik materialov Mezhdunarodnoy nauchnoy konferenzii, posvyashennoy 70-letiu Yu.N. Voronova. - Problems of archeology of the Caucasus. The collection of materials of the International scientific conference devoted to the 70th anniversary of Yu.N. Voronov. 10-11 May 2011. Sukhum: Abkhazian Institute of Humanitarian Studies, 2011, pp. 186-189. (in Russ.).

21. Pletneva S.A. Cumans. [Polovtsi]. Moskva: Nauka, 1990, 210 p. (in Russ.).

22. Rtveladze E.V. About Timur's campaigns in the North Caucasus. [O pokhode Timura na Severniy Kavkaz]. Arkheologo-etnograficheskiy sbornik. - Archaeological and ethnographic collection. Vol. IV. Grozniy, 1976, pp. 103-128. (in Russ.).

23. Evliya Qelebi. Travelogue. Issue 2: The territories of North Caucasus, Volga River basin and Don River basin. [Kniga puteshestviya. Vyp. 2: Zemli Severnogo Kavkaza, Povolzh'ya i Podon'ya]. Moskva: Nauka, 1979, 287 p. (in Russ.).

24. Smirnov V.D. Crimean Khanate under the rule of the Ottoman Porte. [Krimskoye khanstvo pod verkhovenstvom Oto-manskoy Porti]. Vol. 1. Moskva: Publishing House «Rubezhi XXI», 2005. 541 p. (in Russ.).

25. Monuments of the diplomatic relations of the Moscow State with the Crimean and Nogay Hordes and Turkey. Vol. I. [Pamyatniki diplomaticheskih snosheniy Moskovskogo gosudarstva s Krimskoy i Nogaiskoy Ordami i s Turtsiey. Tom Perviy]. Sbornik Imperatorskogo Russkogo Istoricheskogo obshestva. - Collection of the Imperial Russian Historical Society. SPb., 1884. T. 41. 558 pp., 82 pp. index.

26. Zaitsev I.V. Astrakhan Khanate. [Astrakhanskoye khanstvo]. Moskva: Eastern literature, 2004. 303 p. (in Russ.).

27. Khan Giray. Notes about Circassia. The introductory article and prepare the text for publication V.K. Gardanov and G.H. Mambetov. [Zapiski o Cherkesii. Vstupitelnaya statya i podgotovka teksta k pechati V.K. Gardanova i G.H. Mambetova]. Nalchik: Elbrus, 1978. 333 p. (in Russ.).

28. The report of Major General Prince Bekovich-Cherkasky and Colonel Gasfort to Count Paskevich, from September 17, 1830. [Raport general-mayora knyazya Bekovicha-Cherkasskogo i polkovnika Gasforta grafu Paskevichu, ot 17 sentyabrya 1830 goda]. Akti Kavkazskoy Arkheograficheskoy komissii. - Records of the Caucasian Archaeographical Commission. T. VII. Tiflis, 1878. pp. 904-907. (in Russ.).

29. Ali Bey Mansurov - N.N.Raevsky. May 10, 1839. [Pismo Alibeya Mansurova generalu Raevskomu]. Arkhiv Raevskih. -Archive Raewski. T. III. SPb., 1910. pp. 133-134. (in Russ.).

30. URL: http://ocp.hul.harvard.edu/ihp/maps.html

Information about the author

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Хотко Самир Хамидович, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник, отдел этнологии, Адыгейский республиканский институт гуманитарных исследований имени Т.М. Керашева, г. Майкоп, Россия inalast@mail.ru

Получена: 15.12.2015

Для цитирования статьи: Хотко С.Х. Население Северо-Западного Кавказа и евразийские кочевники: «алгоритм» военно-политического взаимодействия. Краснодар: Историческая и социально-образовательная мысль. 2015. Том 7. № 8 . cc. 83-88. doi: 10.17748/2075-9908-2015-7-8-83-88

Информация об авторе

Khotko Samir Kh., Candidate of Historical Sciences, Leading Researcher, Ethnology Department, Adyghe Republican Institute of Humanitarian Researches named after Kerashev, Maikop, Russia

inalast@mail.ru

Received: 15.12.2015

For article citation: Khotko S.K. Population of the Northwest Caucasus and Eurasian nomads: military-political cooperation «algorithm». [Nase-lenie Severo-Zapadnogo Kavkaza i evraziyskie kochevniki: «algoritm» voenno-politicheskogo vzaimodeystviya]. Krasnodar. Istoricheskaya i sotsial'no-obrazovatel'naya mysl'= Historical and Social Educational Ideas. 2015. Tom 7. No 8 Pp. 83-88.

doi: 10.17748/2075-9908-2015-7-8-83-88