Научная статья на тему 'Музеи и частные коллекции российского и украинского зарубежья в США и Канаде'

Музеи и частные коллекции российского и украинского зарубежья в США и Канаде Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
170
37
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Музеи и частные коллекции российского и украинского зарубежья в США и Канаде»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 8. ИСТОРИЯ. 2008. № 5

Л.П. Муромцева

МУЗЕИ И ЧАСТНЫЕ КОЛЛЕКЦИИ РОССИЙСКОГО

И УКРАИНСКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ В США И КАНАДЕ*

Еще в XIX в. началась трудовая эмиграция населения из Российской империи и западных областей Украины, входивших тогда в состав Австро-Венгрии, в Северную Америку. Из-за национальной политики царского самодержавия туда переселялись евреи и поляки, вследствие политических преследований — революционеры, по религиозным мотивам — русские духоборы, молокане1. В целом в пореформенный период, за 60—90-е гг. XIX в., в странах Северной Америки оказалось около одного миллиона подданных Российской империи, а в 1900—1917 гг. туда выехали почти 1,4 миллиона человек. Среди них преобладали лица, отправившиеся за океан в поисках счастья. Впрочем, немало трудовых эмигрантов, не сумев хорошо устроиться на новом месте, вынуждены были покинуть Северную Америку. В разные годы на рубеже XIX—XX вв. число реэмигрантов из США в Россию варьировалось от 18 до 45%2.

Особый след в мировой истории и культуре XX в. оставила российская послереволюционная эмиграция. Такого массового и вместе с тем единовременного исхода наших соотечественников за рубеж по политическим и социальным мотивам, как в результате Октябрьской революции и Гражданской войны, Россия никогда ранее не знала. Послереволюционная эмиграция, в которой очутились в 1917—1922 гг. более 2,5 млн россиян, — это неотъемлемая часть нашей национальной истории, полной трагизма, общественных и личных драм, крушений жизненных планов, человеческих надежд и иллюзий. Духовная жизнь эмигрантской интеллигенции была весьма насыщенной и полнокровной. В ней ярко проявилось стремление сохранить самобытность своей национальной культуры, не раствориться в иноязычной среде.

Одним из слабо изученных аспектов деятельности российских эмигрантов в 20—30-е гг. ХХ в. является создание и сохранение

* Грант РГНФ № 08-01-93215 а/к.

1 Подробнее см.: Нитобург Э.Л. Русские в США: история и судьбы, 1870—1970. Этноисторический очерк. М., 2005.

2 См.: Кабузан В.М. Русские в мире. СПб., 1996. С. 322. Табл. 34.

музейных собраний. В отличие от эмигрантских архивов, которые исследовались В.Г. Бортневским, П.К. Гримстед, Т.Ф. Павловой, Е.В. Старостиным и другими учеными, на музеи пока не было обращено должного внимания3. В немногочисленных изданиях можно встретить лишь самую общую информацию о музеях и музейных коллекциях русского зарубежья4. Между тем разработка этой проблемы весьма перспективна в целях дальнейшего расширения тематики и источниковой базы исследований по истории российской эмиграции XX в. Ведь в большинстве эмигрантских музеев наряду с прочими экспонатами хранились архивные документы и фотографии, редкие книги, которые объективно отражали представления диаспоры о прошлом России, ее исторических и культурных ценностях, корнях, традициях. Обратившись к ним, можно полнее и глубже соприкоснуться с духовной жизнью наших зарубежных соотечественников, оказавшихся волею судеб далеко от Родины.

На 1920 г. в США насчитывалось 2,2 млн, а в Канаде — около 200 тыс. уроженцев России, в подавляющем большинстве вы-

3 До сих пор, к сожалению, не созданы обобщающие исследования, посвященные музейным коллекциям российских эмигрантов. Они обойдены вниманием даже в специальных работах по истории эмиграции (см., напр.: Афанасьев А.Л. Полынь в чужих полях. М., 1987; Шкаренков Л.К. Агония белой эмиграции. 3-е изд. М., 1987; Костиков В.В. Не будем проклинать изгнанье... (Пути и судьбы русской эмиграции). М., 1990; Назаров М.В. Миссия русской эмиграции. Т. 1. Ставрополь, 1992; Раев М. Россия за рубежом: История культуры русской эмиграции 1919—1939. М., 1994; Культура Российского зарубежья. М., 1995; Тимонин Е.И. Национальная культура Русского зарубежья (1920—1930). Омск, 1997; Он же. Исторические судьбы русской эмиграции (1920—1945). Омск, 2000.

4 См.: Брежго Б. Русские музеи и архивы вне России. Б.м. Б.г. С. 2—7; Ковалевский П.Е. Зарубежная Россия. История и культурно-просветительская работа русского зарубежья за полвека (1920—1970). Дополнительный выпуск. Париж, 1973. С. 72—74, 82—85; Башкирова Г.Б., Васильев Г.В. Путешествие в Русскую Америку: рассказы о судьбах эмиграции. М., 1990. С. 307—333; Пашуто В.Т. Русские историки-эмигранты в Европе. М., 1992. С. 32—34, 196—197, 202; Северюхин Д.Я., Лейкинд О.Л. Художники русской эмиграции (1917—1941): Биографический словарь. СПб., 1994. С. 104—105, 337—338; Старостин Е.В. История России в зарубежных архивах. М., 1994. С. 59—60; Сабенникова И.В. Российская эмиграция (1917—1939): сравнительно-типологическое исследование. Тверь, 2002; Якаев С.Н. Одиссея казачьих регалий. 2-е изд., доп. Краснодар, 2004; Муромцева Л.П. Музеи и музейные собрания российской эмиграции первой волны // Русская литература и российское зарубежье: параллели и пересечения. Алушта, 1996; Она же. Реликвии российской послереволюционной эмиграции во Франции // Берега: Информационно-аналитический сборник о русском зарубежье. Вып. 8. СПб., 2007; Она же. «И перьевая ручка Марины Ивановны». Первый русский музей в Европе // 1 сентября — История. 2007. № 15.

ехавших еще до Октябрьской революции5. Надо учитывать также массовые эмиграционные потоки украинцев до 1917 г. из Австро-Венгерской империи, а после 1918 г. — из восточных районов Польши. К середине XX в. потомки украинских переселенцев со временем заняли уже прочные позиции в экономической, политической и культурной жизни Канады, чего нельзя сказать о русских эмигрантах, осевших в США после Октябрьской революции и братоубийственной Гражданской войны. В отличие от ряда европейских государств (прежде всего Франции, Чехословакии, Югославии) и Китая Соединенные Штаты Америки не были крупным центром российской эмиграции первой послереволюционной волны. На 1923 г. там насчитывалось всего лишь 30 тыс. россиян, покинувших родину из-за бурных социально-политических и военных потрясений 1917—1920 гг.6 Послереволюционные эмигранты отличалась от дореволюционной трудовой эмиграции в Северную Америку более высоким социальным, профессиональным и образовательным уровнем.

Правда, по степени своей национально-культурной сплоченности и организованности они тогда заметно уступали выходцам из России, эмигрировавшим одновременно с ними и поселившимся в странах Старого Света. Вот почему подавляющее большинство эмигрантских музеев сформировалось в США позже, после Второй мировой войны, оказавшей огромное влияние на эмиграционные процессы.

Впрочем, самый первый из них — Музей имени Н.К. Рериха — был открыт в Нью-Йорке еще 17 ноября 1923 г. друзьями и сторонниками художника, выехавшего к тому времени из США на Восток. В число учредителей музея входили созданные Н.К. Рерихом общественные учреждения — Институт для поощрения деятельности молодых художников и Интернациональный центр искусств. Музей первоначально находился в доме № 310 на Риверсайд Драйв, а в 1929 г. переехал в специально построенное здание 29-этажного небоскреба. Н.К. Рерих передал ему свыше тысячи своих полотен («Тибетский лама», «Святыни и твердыни», «Лао Цзе» и др.). В работе совета музея, функцио-

5 Нередко у разных исследователей абсолютные цифры и процентное соотношение эмигрантов из России в Северную Америку разнятся (см.: Петров В. Русские в Америке. Вашингтон, 1992; Тарле Г.Я. Российское зарубежье и Родина. М., 1993. С. 41-44; Кабузан В.М. Указ. соч. С. 201, 313-314. Табл. 24-25; Ионцев В.А., Лебедева Н.М., Назаров М.В., Окороков А.В. Эмиграция и репатриация в России. М., 2001. С. 311. Табл. 4.

6 См.: Ионцев В.А., Лебедева Н.М., Назаров М.В., Окороков А.В. Указ. соч. С. 52-53. Табл. 4.

нирующего как общественное учреждение, в 20—40-х гг. XX в. активно участвовали российские эмигранты7. Но с февраля 1935 г. Н.К. и Е.И. Рерихи были исключены из числа пайщиков музея в результате действий одного из членов директората — Луиса Хорша, сменившего замки в музейных помещениях, присвоившего ценные полотна художника и уничтожившего документы о паевом вкладе Рерихов, вложенном в само здание. Их паевые взносы путем жульнических операций были переоформлены Хор-шем на имя своей жены, хотя Н.К. Рерих поручал организовать безвозмездную передачу музейного собрания государству. Так, через двенадцать лет после открытия музей фактически перестал функционировать в том виде, как его представлял себе великий русский художник и мыслитель-гуманист8.

Несмотря на сильное потрясение, которое вызвала вся эта неприятная история у Рериха, проживавшего в Индии, он передал еще 300 своих работ для нового музейного собрания в Нью-Йорке. Второй музей Н.К. Рериха открылся по инициативе группы русских эмигрантов во главе с З.Г. Фосдик и американских почитателей творчества художника в 1949 г., т.е. через три года после его кончины. Разместился музей в доме № 319-вест на 107-й улице в Манхэттене и продолжает работать до сих пор, внося заметный вклад в пропаганду творческого наследия не только Н.К. Рериха, но и других художников из России9. Так, в марте 1973 г. в музее Николая Рериха в Нью-Йорке открылась выставка картин художника Кирилла Буллита, родившегося в России, а с 1951 г. проживавшего в США. В духе современного реализма им написано немало икон, созданы интересные иллюстрации к сказкам А.С. Пушкина10.

Часть возникшего в Берлине еще до Октябрьской революции своеобразного музея-архива-библиотеки (нелегальные издания, рисунки, фотографии, печати, портреты и др.) имени князя Д.И. Бебутова была в 1924 г. при посредничестве Б.И. Николаевского закуплена СССР для Института Маркса—Энгельса в Москве (переговоры об этом вел также с Г.А. Вязенским представитель

7 См.: Бурлюк Д. Русские художники в Америке. Материалы по истории русского искусства. 1927-1928. Нью-Йорк, 1928. С. 9-10.

8 См.: Беликов П.Ф., Князева В.П. Рерих. М., 1972. С. 155-156, 198, 224-227; Книжник Т.О. «Американская трагедия» — уроки, выводы, предостережения // Культура и время. 2004. № 2 (12). С. 166-200.

9 См.: Борщевский Л. Вестсайдская история Николая Рериха // Дельфис. 2004. № 2 (38). С. 14-16; Кондакова Е. Искусство объединит человечество. Музей Н.К. Рериха в Нью-Йорке // Мир музея. 2004. № 9 (205). С. 36-45.

10 Новое русское слово. 1973. 4 марта.

Истпарта в Берлине А.И. Шаповалов), а остальные материалы попали первоначально в Международный институт социальной истории в Амстердаме, откуда их позже переправили в США, где они хранятся в Гуверовском институте войны, мира и революции Стэнфордского университета11. Там же оказалось собрание матери генерала П.Н. Врангеля, баронессы М.Д. Врангель.

В годы Второй мировой войны и после ее окончания значительная масса выходцев из России, проживавших ранее во Франции, других странах Западной и Юго-Восточной Европы, а также в Китае, устремилась за океан в США.

Вначале русские эмигранты из стран Западной, Центральной и Юго-Восточной Европы бежали в Северную Америку, спасаясь от фашистского порабощения, а затем — от коммунистической угрозы. Только из западных зон оккупации Германии и Австрии в 1947—1952 гг. в США переехали свыше 35 тыс. бывших граждан СССР12. Эта вторая волна включала также реэмиграционный процесс переселенцев-россиян из коммунистического Китая.

Численность русской общины заметно возросла, активизировалась и культурно-просветительная деятельность эмигрантов. Вместе с ними в Северную Америку перекочевала из Европы и часть музейных собраний российского зарубежья. К примеру, в США попали коллекции музея Николаевского кавалерийского училища, возникшего в Париже в период между двумя мировыми войнами; такова же оказалась судьба воинских регалий кубанского казачества13. Эмигранты из России создали в США после Второй мировой войны и несколько собственных музеев.

В 1948 г. Петр Филаретович Константинов (агроном по профессии) основал в Сан-Франциско Музей русской культуры (2450 Sutter Street, San Francisco, CA 94115, USA). Он ставил своей задачей собирать мемуары, книги, газеты, журналы, а также общественные и частные архивы русской эмиграции. Музей расположился в здании бывшего немецкого культурного центра, приобретенного на пожертвования эмигрантов из России в 1939 г. за 41 тыс. долларов. В музее имеются выставочный зал, библиотека, отделение периодических изданий, архив. В его помещениях посетители мо-

11 См.: Старцев В.И. Музей-архив-библиотека имени князя Д.И. Бебутова в Берлине // Из истории российской эмиграции: Сб. науч. статей. СПб., 1992. С. 29-34.

12 См.: Ионцев В.А., Лебедева Н.М., Назаров М.В., Окороков А.В. Указ. соч. С. 52-53. Табл. 4; Между Россией и Сталиным. Российская эмиграция и Вторая мировая война. М., 2004.

13 Сборник 25-ти летнего юбилея культурно-просветительского и благотворительного общества «Родина». 1954-1979. Нью-Йорк, 1979. С. 45.

гут прочесть написанные крупным шрифтом плакаты: «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно. Пушкин»; «Музей принадлежит всем и каждому, кто сохранил в себе чувство уважения к родной культуре и истории»; «Музей русской культуры служит интересам всей российской эмиграции».

По предложению Константинова в составе Музея русской культуры выделили семь основных отделов: 1) научных и прикладных знаний; 2) искусств; 3) исторический; 4) жизни русского зарубежья; 5) художественной литературы; 6) библиотечно-архивный; 7) газетно-журнальный. Для каждого из отделов был определен куратор, работа которого координировалась правлением14.

После смерти П.Ф. Константинова с 1954 г. председателем правления музея избрали Анатолия Стефановича Лукашкина, родившегося в 1902 г. в Ляоляне (Маньчжурия) в семье железнодорожного служащего. После окончания Читинской гимназии и Института ориентальных и коммерческих наук в Харбине он свыше 10 лет занимался исследованиями в Маньчжурии, являясь помощником куратора и куратором музея Общества изучения Маньчжурского края, созданного в 1923 г. выходцами из России. Таким образом, к моменту переезда из Китая в США в 1941 г. Лукашкин приобрел определенный опыт музейной работы. В Сан-Франциско его приняли на место морского биолога в Калифорнийской академии наук. Со временем он стал принимать активное участие в общественной деятельности местной русской колонии, сконцентрировавшись на сборе материалов по истории российской эмиграции в Китае и опубликовав немало статей на данную тему в газете «Русская жизнь»15.

П.Ф. Константинов, А.С. Лукашкин, Н.П. Лапикян, Р.В. Пол-чанинов, Н.А. Слободчиков и другие подвижники-волонтеры, потратившие немало сил на создание и сохранение музейных коллекций, работали на общественных началах. Один из них, Н. Ма-шевский, в 1966 г. опубликовал в эмигрантской газете «Русская жизнь» статью под названием «Призыв к сохранению культурных ценностей». Вот, в частности, что в ней говорилось: «Работникам Музея Русской Культуры не раз приходится слышать от посетителей после внимательного осмотра Музея, что они гордятся тем,

14 См.: Ядов О.И. О музее и архиве русской культуры в Сан-Франциско как о наследии русской национальной культуры // Хранилища памятников культуры и истории Зарубежной Руси. Сан-Франциско, 1966; Бакич О. Бюллетень Музея русской культуры в Сан-Франциско // Россияне в Азии. 1998. № 5. С. 263-274.

15 См.: Хисамутдинов А.А. Музей русской культуры в Сан-Франциско: материалы дальневосточной эмиграции // Отечественные архивы. 1999. № 5. С. 25.

что они русские... Множество ценного материала, иногда уникального характера, имеется в Музее. Большинство материалов нуждается в систематизации и монтировке для приведения в порядок. Ощущается большая нужда в работниках по разбору таковых ценностей. Здесь не требуется никаких специальных знаний или опыта. Каждый грамотный человек может с успехом потрудиться над этим. Если такая деятельность не привлекает Вас, Вы можете быть полезным Музею, вступив в его члены, платя шесть долларов в год, и тем дадите возможность приобретать ценные материалы. Этим Вы сохраните их от гибели, так как год за годом в гаражах и подвалах погибают многие полезные вещи; часто со смертью главы семьи, сохранившим ценные в его жизни предметы, (они) попадают в руки наследников, для которых эти вещи чужды и не нужны»16.

Архивное собрание музея включает материалы о русской революции и гражданской войне на Дальнем Востоке и в Сибири; материалы о Русско-японской и Первой мировой войнах; документы по истории русской эмиграции (архивы эмигрантских общественных организаций); личные архивы; собрания воспоминаний; документы Русской православной миссии в Пекине; документы КВЖД; коллекции материалов о жизни эмигрантов в дореволюционной России. Первоначально архивные материалы ограничивались только дореволюционным периодом (главным образом по истории Российско-американской компании, Русской Аляски), затем хронологические и тематические рамки заметно расширились, особенно за счет документов о дальневосточной ветви эмиграции17.

Значительное место в музее занимают рукописи и письма Л.Н. Андреева, К.Д. Бальмонта, И.А. Бунина, А.И. Куприна, А.М. Ремизова, А.Н. Толстого. Среди личных фондов выделяются архивы В.Н. Ипатьева, В.К. Зворыкина, И.И. Сикорского, Д.Л. Хорвата, Н.И. Ефимова, Ю.П. Миролюбова. Из реликвий российской истории и культуры, экспонирующихся в музее, можно назвать, в частности: археологические находки; оружие с Куликова поля (наконечники стрел, кусок кольчуги); монеты; коллекцию кокард, медалей и памятных знаков участников Белого движения; старинные грамоты; именные царские подарки; первую в мире те-

16 Русская жизнь. 1966. 5 февр.

17 См.: Мелихов Г.В., Шмелев А.В. Документы эмиграции Дальнего Востока в фондах Музея русской культуры Русского центра в Сан-Франциско // Россика в США: Сб. статей (Материалы к истории русской политической эмиграции). М., 2001. Вып. 7. С. 186-204.

7 ВМУ, история, № 5

левизионную лампу В.К. Зворыкина — «отца телевидения»; вещи, подаренные дочерью П.А. Столыпина; образцы хлебных злаков, привезенных русскими переселенцами в Америку еще в XIX в. и хорошо прижившихся на новом континенте. Завершая знакомство с экспозицией Музея русской культуры, посетители непременно обращают внимание на большую вывеску, некогда находившуюся на здании консульства Российской империи в Сан-Франциско.

Музей целенаправленно собирает материалы, касающиеся истории послереволюционной российской эмиграции. В нем, например, хранятся: коллекция материалов о русской Тшебов-ской гимназии, действовавшей в межвоенной Чехословакии, патенты академика В.Н. Ипатьева, фотографии знаменитых русских ученых, писателей, артистов, музыкантов. В его собраниях отражена история казачества. Она представлена документами о Забайкальском казачьем войске, а также о жизни казаков-эмигрантов в США. В коллекции В.В. Пономаренко, избранного в последние годы жизни председателем Общеказачьего союза в Сан-Франциско, содержатся рукописи, дневники (общим объемом 3-4 тыс. листов) о сан-францисской казачьей станице за 1940-1950-е гг. 18

Пополнение собраний Музея русской культуры происходит как за счет поступлений из фондов эмигрантских организаций, так и путем личных вкладов. Одним из жертвователей был знаменитый авиаконструктор И.И. Сикорский, помогавший музею деньгами и передавший туда ряд документов. В 1966 г. Музей русской культуры издал первый сборник своих трудов «Хранилища памятников культуры и истории Зарубежной Руси», в котором перечислены 122 русских зарубежных архива, музея и библиотеки, а также 44 иностранных учреждения, имеющих русские архивные отделы. Огромную роль в становлении и развитии музея сыграл Николай Александрович Слободчиков, ставший с 1965 г. одновременно его директором и хранителем.

Интересна и история музея Общества русских ветеранов Великой войны, который был учрежден русскими эмигрантами-офицерами 26 мая 1924 г. в Сан-Франциско. Его первым председателем стал бывший военный министр правительства адмирала А.В. Колчака генерал-лейтенант Генерального штаба барон А.П. Будберг (по 15 декабря 1945 г.). С мая 1926 по 1966 г. было

18 См.: Бакич О. Бюллетень Музея русской культуры... С. 261-274; Попов А.В. Русское зарубежье и архивы. М., 1998. С. 111-112; Хисамутдинов А.А. Указ. соч. С. 22-29; Шмелев А.В. 50 лет Музею русской культуры в Сан-Франциско // Русский американец. 2000. № 22. С. 111-115.

выпущено 234 номера «Вестника Общества Русских ветеранов Великой войны в Сан-Франциско». В нем публиковались материалы по истории Первой мировой войны, Белого движения, документы РОВС. В 1944 г. при Обществе стала формироваться небольшая музейная коллекция оружия, моделей пушек, орденов, значков военных училищ, мундиров, портретов, фотографий.

А в 1955 г. полковник Б.А. Долгово-Сабуров основал музей, разместившийся в здании, которое было приобретено на средства членов Общества русских ветеранов (Society of Russian Veterans of World War I, Lyon St., San Francisco, CA 94115). Он включал пять отделов: 1) военный; 2) морской; 3) авиационный; 4) Белой борьбы; 5) архивный. Командир Шанхайского полка русских добровольцев во время войны Японии с Китаем полковник С.Д. Иванов передал в музей его знамя, а также пять серебряных Георгиевских труб, которыми был награжден Восточно-Сибирский стрелковый полк за отражение атак японцев в августе 1904 г. на восточном фронте Порт-Артура. В нем хранятся также документы по истории кадетских корпусов в эмиграции, военных обществ и союзов, личные фонды (в частности, документы русского военного летчика Г.Л. Шереметевского), библиотека из более 7 тыс. томов. Вот как обосновывалась в 1955 г. важность существования такого музея: «Чем дальше отходили в глубь истории годы Великой и Гражданской войны, тем больше начинала чувствоваться необходимость сохранять не для себя уже, а для будущего реликвии прошлого и предметы быта Армии. Иначе все исчезнет и будет забыто. Мысль превращалась в идею: там все уничтожают, здесь собирают и хранят; там опорочивают, здесь ценят. Не только у нас в Обществе, но во всех углах нашего рассеяния началась без всяких призывов, добровольно организация хранилищ. Офицеры, вдовы офицеров, родственники, посторонние люди понесли в эти хранилища, что считали ценным для хранения и памяти... Борьба за душу народа ... продолжается. Она ведется только в иной форме. Наше дело здесь продолжать вести свое дело борьбы упорно, настойчиво, насколько позволят силы. Само существование Общества говорит о борьбе. Музей — одно из важных средств борьбы: вещественный свидетель прошлого. Наш музей мы считаем не просто хранилищем для обозрения интересующейся публикой исторических реликвий и экспонатов из прошлого Русской Армии, а памятником отошедшей исторической эпохи, вещественным свидетелем жизни и дел наших дедов и отцов, а также памятником наших лихолетий и Белой борьбы. Кончилась вооруженная борьба, отошла целая эпоха истории, но храним память о ней, о ее деятелях. В музее мы имеем сейчас штандарт одного из славных полков русской кавалерии, ордена,

медали, мундиры, оружие, значки военно-учебных заведений, полков, многочисленные фотографии, картины. Для молодежи это иллюстрация, наглядное пособие для изучения истории Русской Армии и Флота, истории Белого движения. Для посетителей американцев — это вещественные доказательства того, за что изуверы преследовали нас, яростно уничтожали и как они вообще расправляются с государственными элементами и историей до их, большевиков, прихода к власти. Там уничтожение продолжается, здесь создаются очаги культуры с хранилищами-памятниками отошедшего в историю. Таковы основания, почему мы придаем значение созданию музея в стенах нашего Общества» (цитируется с сохранением стиля и орфографии источника)19. После кончины Долгово-Сабурова Музей Общества русских ветеранов Великой войны возглавляли В.М. Томич и П.В. Гаттенбергер, а с 1991 г. его заведующим стал Святослав Николаевич Забелин20. Сегодня здание и музей принадлежат Объединению кадетов российских кадетских корпусов, унаследовавшему коллекции прекратившего существование Общества ветеранов Великой войны21. Кроме того, своеобразный Музей русской воинской славы сформировался там

же, в Сан-Франциско, в Доме святого Владимира — городском

22

центре российских монархистов, кадетов и их потомков22.

Пока нам не удалось установить местонахождение коллекций Музея Белого движения, формировавшегося в 1960-е гг. на базе Союза первопоходников под руководством его вице-председателя — полковника В.И. Третьякова. В нем хранились предметы вооружения и обмундирования, ордена и нагрудные знаки, головные уборы офицеров Добровольческой армии23.

Самый крупный в США русский зарубежный музей и архив разместились в здании общества «Родина» в Хоуэлле, у г. Лейквуда

19 См.: Петров П.П. Наш музей // Вестник Общества русских ветеранов Великой войны. 1955. № 202.

20 См.: Долгополов А. Музей Общества русских ветеранов в Сан-Франциско // Вестник Общества русских ветеранов Великой войны. 1970. № 242; Попов А.В. Военные музеи и архивы русского зарубежья // Вестник архивиста. 2003. № 2 (74). С. 209-213.

21 См.: Рогачев В. Наша история, сохраненная русскими калифорнийцами // Эхо планеты. 2005. № 44. С. 38-40.

22 См. также об эмигрантских музейных собраниях Сан-Франциско: Баш-кирова Г.Б., Васильев Г.В. Путешествие в Русскую Америку: рассказы о судьбах эмиграции. М., 1990. С. 314-331; Литвинова Г.А. Русские американцы. М., 1993. С. 60-62; Попов А.В. Фонд Н.А. Троицкого в Государственном архиве Российской Федерации. Опыт архивного обзора. М., 1994. С. 42; Старостин Е.В. История России в зарубежных архивах. М., 1994. С. 59.

23 Союз первопоходников. 1919-1965. Издание «Музея Белого движения» Союза первопоходников. Найяк, 1966. С. 103-107.

в штате Нью-Джерси («Rodina» Museum, 234 Allexander Avenue, Howell, N.J. 07731, USA). Это общество сразу же после своего создания (1954) превратилось в крупный культурно-просветительный центр российской эмиграции. Одним из важнейших направлений в его деятельности было спасение ценнейших материалов по русской истории и создание по инициативе В.П. Стеллецкого в 1958 г. музея. Свыше двадцати лет являвшийся его куратором Стеллецкий приложил немало сил для расширения помещения и достройки здания для музейной экспозиции и фондов24. Они пополнялись за счет поступлений от организаций и отдельных лиц из числа эмигрантов, материалов целого ряда эмигрантских музеев — Николаевского кавалерийского училища из Парижа, лейб-гвардии Семеновского, Измайловского и Павловского полков, Русской конницы, Константиновского артиллерийского училища, Морского объединения. В фондах музея оказались подлинные вещи императорской семьи, коллекции орденов и медалей, оружия, русской военной формы, знамена, ювелирные изделия, собрание русских костюмов, картины русских художников. В Лейквуде русскими эмигрантами построен храм Святого благоверного князя Александра Невского.

В 1963 г. в общество «Родина» поступили архив, библиотека и музейное собрание Общества бывших русских морских офицеров в Америке, которое возникло в начале 1920-х гг. Его коллекции, в частности, включали свыше 6000 гравюр, литографий, фотографий, около 800 негативов, серию картин и портретов по военно-мор-

25

ской тематике25.

Значительную часть поступлений составили материалы Морского исторического общества, возникшего в 1943 г. первоначально как комиссия при Обществе бывших русских морских офицеров с целью сбора, хранения документов и других материалов по истории русского флота.

Коллекции русского эмигрантского Музея русской конницы хранились в Бриджпорте (штат Коннектикут), а позже наряду с

24 Часовой. 1961. № 426 (11). С. 17; Сборник 10-летнего юбилея культурно-просветительского и благотворительного общества «Родина». Нью-Йорк, 1964. С. 8—9; Новое русское слово. 1974. 20 дек.; Сборник 25-ти летнего юбилея культурно-просветительского и благотворительного общества «Родина». 1954—1979. Нью-Йорк, 1979. С. 16—17, 28—29, 45—46; Воропанов В. Русские традиции Нью-Джерси // Русская Америка. 1995. Т. V. C. 18-20.

25 См.: Гладкий С.В. Морская библиотека и архив Общества бывших русских морских офицеров в Америке // Хранилища памятников культуры и истории Зарубежной Руси. Сан-Франциско, 1966. С. 40-42; Соколова Е.И. Музей Общества офицеров Российского императорского флота в Америке // Военно-исторический журнал. 2006. № 4. С. 74-75.

собраниями Русского морского музея, материалами ряда других эмигрантских военных объединений постепенно оказались под крышей музея общества «Родина».

Архив общества «Родина» насчитывал более 40 тыс. единиц хранения, в том числе: письма царской семьи из заточения (19171918), подлинные письма и указы императриц Анны Иоанновны и Екатерины II, рукописные истории полков русской армии, военных училищ и кадетских корпусов, списки офицеров, убитых, раненых и награжденных орденом Святого великомученика и победоносца Георгия и Георгиевским оружием, документы русской эскадры в Бизерте (Тунис). В нем находилось значительное число личных фондов, мемуаров26. Большую часть архивного собрания общества «Родина» составили материалы Морского исторического общества.

В 1993-1996 гг. значительная часть архивного собрания общества была передана в Центральный музей вооруженных сил (ЦМВС) в Москве. В 1992 г. руководство музея при посредничестве американского профессора Дж. Петерсена вступило в переговоры с правлением общества «Родина». Их результатом стало решение его совета старейшин от 15 мая 1994 г. о возвращении архивного и музейного собрания в Россию. Осенью 1994 г. в ЦМВС поступила первая часть архивного и музейного собрания. В 1995-1996 и 1998 гг. музей принял оставшуюся часть этого архива. Среди музейных экспонатов, переданных из США, много орденов, медалей, оружия (драгунский палаш, сабли), образцов военной формы, среди которых мундиры генералов М.В. Алексеева, А.И. Деникина, М.Д. Скобелева, Н.Н. Юденича. Эти экспонаты демонстрировались на выставках, а затем легли в основу постоянной экспозиции музея. Архивные материалы, поступившие в музей, в значительной мере отражают военную историю белой эмиграции. Всего было передано более 40 тыс. единиц хранения27. В архиве общества «Родина» осталось еще некоторое количество материалов, фотографий, а также отдельные экспонаты Морского музея.

Часть архивных материалов и произведений искусства из собрания общества «Родина» поступила на хранение в Россий-

26 См.: Попов А.В. Россика в негосударственных хранилищах США // Отечественные архивы. 1996. № 2. С. 22-26.

27 См.: Попов А.В. Русская эмиграция в США и архивная Россика. Проблемы выявления и описания материалов, хранящихся в архивах общественных организаций и частных лиц // Проблемы зарубежной архивной Россики. М., 1997. С. 112-120; Он же. Русское зарубежье... С. 110; Ежегодник Российского фонда культуры. 1999 г. М., 2000. С. 30-39.

ский фонд культуры, принявший также немало частных даров эмигрантов и их потомков, в том числе из США и Канады. На выставке в Москве, организованной к 15-летию Российского фонда культуры (20 декабря 2001 г. — 3 февраля 2002 г.), в частности, демонстрировались: бронзовое распятие с эмалью XIX в., этюд В.И. Сурикова к картине «Исцеление слепорожденного» (из собрания художника Е.Е. Климова, Канада); С.Ю. Судейкин. Набросок для театрального занавеса; Л.М. Браиловский. Эскиз декорации из серии «Русь»; И.Э. Грабарь. «Вход в деревенский дом»; полотна К.А. Коровина «Деревенская улица», «Домик у реки», «Деревенское гулянье» и «Ночной Париж» (подарены В.С. Панковым из Сан-Франциско); С. Виноградов. «Замок»; редкие эмигрантские издания.

На протяжении многих послевоенных лет в США находились реликвии кубанского казачества. В российской послереволюционной эмиграции казачество как одна из самых организованных групп эмигрантов было представлено практически всеми политическими и общественными традиционными институтами: верховная атаманская власть, разделение на войска (Донское, Кубанское, Терское и др.), правительства в изгнании и состоящие при них административные органы, периодические издания28. За рубежом на протяжении многих лет существовали своеобразные казачьи станицы и хутора, воинские объединения, художественные коллективы, а также музейные собрания. Оказавшись за пределами России, казачество стремилось не только не раствориться в чужеродной среде, но и выделялось своей самобытностью даже внутри российской эмиграции. Одной из форм сохранения дореволюционных традиций и национально-культурной идентичности стала деятельность казаков-эмигрантов по сбережению исторического наследия. Правда, после Второй мировой войны ситуация заметно изменилась. Поредели ряды российской эмиграции в Западной Европе и на Балканах, многие ушли из жизни, а кто-то перебрался за океан, в США. Там же оказалась и часть реликвий казачества. Потомки же эмигрантов гораздо быстрее адаптировались и не ис-

28 Подробнее см.: «Во имя блага Родины.». Из истории казачества в эмиграции. 1920-е — середина 1930-х гг. // Исторический архив. 1995. № 5-6. С. 165-204; Ратушняк О.В. Донское и кубанское казачество в эмиграции (1920-1939 гг.). Краснодар, 1997; Кириенко Ю.К. Казачество в эмиграции: споры о его судьбах (1921-1945 гг.) // Вопросы истории. 1996. № 10. С. 3-18; Худобородов А.Л. Вдали от родины: Российские казаки в эмиграции. Челябинск, 1997; Россия в изгнании. Судьбы российских эмигрантов за рубежом. М., 1999. С. 148-193; Казачество: Энциклопедия. М., 2003; Казаки // Родина. Спец. выпуск. 2004. № 5; Пеньков-ский Д.Д. Эмиграция казачества из России и ее последствия. М., 2006.

пытывали уже такой сильной тяги к родным российским корням, как их отцы и деды. И лишь немногие энтузиасты-подвижники продолжали собирать и хранить историко-культурные реликвии своих предков.

Крупным хранилищем документов по русской истории стал Кубанский войсковой музей, расположенный в бывшем буддистском монастыре в уже упоминавшемся г. Хоуэлл (Cuban Cossacks Library and Museum, 47—49 E, 3rd Street, Howell, N.J. 077731). Среди его экспонатов — многочисленные знамена, царские грамоты, старинные булавы и оружие, награды и личные вещи атаманов Кубанского казачьего войска, казачий мундир императора Александра III. В 1920 г. они были переправлены из Екатеринодара в Югославию (тогда — Королевство сербов, хорватов и словенцев), где долгое время хранились в Военном музее в Белграде. В конце Второй мировой войны казачьи раритеты были перевезены кубанским атаманом В.Г. Науменко, сотрудничавшим с фашистскими властями, в Германию, а в 1949 г. — в США. Одно время они хранились в Нью-Йорке, в доме на 31-й улице, в районе Астория, приобретенном на пожертвования казаков-эмигрантов29. Именно там в 1957 г. в шести комнатах второго и третьего этажей удалось, наконец, выставить для обозрения материалы, отражающие историю казачества, его участие в Гражданской, Первой и Второй мировых войнах, в том числе копию жалованной грамоты казачеству на земли Кубани Екатерины II (1792 г.) в футляре из бархата с золотым шитьем (ее подлинник был помещен на хранение в один из американских банков). Но со временем поредели ряды кубанского казачества в эмиграции, многие ушли из жизни, и содержать особняк в Астории становилось все труднее, поэтому войсковой совет в 1977 г. принял решение приобрести за 48 тыс. долларов здание бывшего буддистского монастыря в Хоуэлле, поблизости от которого в небольших городках штата Нью-Джерси давно уже обосновалось немало казаков-эмигрантов. Это решение пытался оспорить (правда, безуспешно) председатель совета Дома-музея в Астории Г.Е. Косенко, предлагавший продать особняк в Нью-Йорке, а на вырученные деньги построить новое здание для музея при Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле30.

29 См.: Корсакова Н.А. Дневники атамана Кубанского казачества в зарубежье В.Г. Науменко как источник о судьбе кубанских казачьих регалий // Зарубежная Россия. 1917-1939 гг.: Сб. статей. СПб., 2000. С. 86-90; Якаев С.Н. Одиссея казачьих регалий. 2-е изд., доп. Краснодар, 2004. С. 171-180.

30 Новое русское слово. 1978. 3 янв.; Якаев С.Н. Указ. соч. С. 219-224.

В фойе музейного помещения посетителей встречает скульптура С.Г. Королькова «Ермак — покоритель Сибири». Музей принадлежит Кубанскому казачьему войску за рубежом, а заведовал им многие годы Евгений Георгиевич Химич31.

После ряда встреч и непростых переговоров между представителями властей Краснодарского края, руководством Всекубанского казачьего войска (ВКВ), с одной стороны, и потомками кубанского казачества в США — с другой, длившихся с начала 1990-х гг., наконец в 2005-2006 гг. удалось достичь договоренности о возвращении кубанских казачьих регалий на Родину. Наследники спасителей реликвий после долгих колебаний согласились, поставив ряд условий: возведение в краевом центре войскового собора Святого князя Александра Невского, возвращение исторического названия Екатеринодар столице кубанского казачества, переименование населенных пунктов, носивших имена красных вождей, полная декоммунизация края. Против форсированного решения этой проблемы, как ни покажется странным, в апреле 2005 г. выступили на самой Кубани несколько атаманов Всекубанского казачьего войска, которые, констатировав невыполнение властями большинства из договоренностей, выразили недоверие атаману ВКВ В.П. Громову, претендовавшему на роль правопреемника регалий и святынь кубанского казачества32.

Однако атаман американских кубанцев Александр Певнев поддержал стремление Громова возвратить регалии в Краснодар. В мае 2005 г. они вместе побывали в хоуэллском музее и начали пересчет регалий, не получив на то санкции Кубанского войскового совета, чем был возмущен кое-кто из потомков кубанского казачества в США. К тому же представители украинской общественности стали предъявлять претензии на несколько запорожских реликвий (куренных знаков), находившихся среди кубанских регалий33. Но, несмотря на все непредвиденные осложнения, вопрос о перемещении казачьих ценностей из США в Россию удалось решить положительно. И 21 апреля 2007 г. в Краснодаре на Октябрьской площади, возле памятника Кубанскому казачьему войску, был совершен молебен по случаю возвращения первой партии реликвий.

Крупнейшим центром собирания и хранения российского культурного наследия является основанный в 1930 г. Свято-Троиц-

31 Новое русское слово. 1978. 3 янв.

32 Полный текст послания был опубликован на сайте www.novasich.org.ua

33 Журнал «Музе! Украши» — Новости от 15 ноября 2006 г. (Ы1р://тшеит-ukraine.org.ua).

кий русский монастырь в Джорданвилле (штат Нью-Йорк) Русской православной церкви за рубежом. При монастыре функционирует широко известный за границей Музей русской истории, реликвии из которого экспонировались в 2007 г. в музейном центре храма Христа Спасителя в Москве. Музей в Джорданвилле хранит материалы по церковной истории, фонды общественных организаций и личные фонды эмигрантов. Среди прочих в нем находятся документы Абданк-Коссовских, Российского общевойскового союза, Штаба вооруженных сил Юга России. В музее имеется коллекция М.А. Павлова, состоящая из 40 альбомов с фотографиями русских православных храмов за рубежом и их историческими описаниями. Р.В. Полчанинов пожертвовал в музей подшивки церковной периодики. Здесь также хранятся перевезенные из Парижа музей-архив Императорского училища правоведения, архив лейб-гвардии Преображенского полка с полковой иконой св. Николая и частицей знамени34. Допуск к архивным материалам разрешается по предварительному согласованию с иеромонахом о. Петром. Собрания культовых вещей имеются в каждом русском православном храме США.

Центром собирания и сохранения русских литературных и художественных ценностей XIX-XX вв. стал созданный Дж. Боул-том в 1979 г. Институт современной русской литературы в Остине (штат Техас). Большую помощь в организации института сыграли русские эмигранты третьей волны — поэт К. Кузьминский и литературовед И. Левин. Первоначально институт размещался в техасском университете, где ему было выделено небольшое помещение. В задачи института входило: создание архива, библиотеки, собирание фото- и киноматериалов, грампластинок; классификация и систематизация материалов; подготовка выставок, семинаров. С первых шагов деятельности института его организаторы выпускали бюллетень-хронику и рассылали ее славистам, вдовам русских писателей, музыкантов, художников с просьбой направлять им письма, рукописи, дневники, книги. В ответ пошел целый поток документов. Впоследствии институт переехал в Лос-Анджелес, где Южно-калифорнийский университет предоставил ему большое помещение и взял на себя оплату секретарских расходов. Первоочередная работа института — пополнение архива, выставки,

34 См.: Бортневский В.Г. Кубань и Добровольческая армия в 1918-1919 гг.: из архивных собраний Свято-Троицкого монастыря Русской Православной Церкви за границей (США) // Русское прошлое. СПб., 1994. Кн. 5. С. 77-112; Попов А.В. Русское зарубежье... С. 114; Jordanville. A portrait of Holy Trinity. Monastery. N.J., 1984.

издательская деятельность — основана на личной энергии и энтузиазме. В институте создана гибкая система членства со взносами от одного до 25 тыс. долларов.

20 апреля 1997 г. в Нью-Йорке при содействии Международного общества пушкинистов открылся первый в Западном полушарии Музей А.С. Пушкина, директором которого стала Надин Глинская. Комплектование его, как и остальных эмигрантских музейных собраний, осуществляется в основном за счет даров из частных коллекций русских эмигрантов35. Еще один своеобразный домашний музей — Марины Цветаевой — создала в начале 1990-х гг. в Сомервилле, пригороде Бостона, Марина Кацева. В его экспозицию входят портреты Цветаевой, книги (ее и о ней), макеты комнат в ее последнем московском доме (работы москвички Э. Борисовой), пластинки с записями русских поэтов36.

Важную роль в сохранении русской культуры в США играет образованный в феврале 1973 г. Конгресс русских американцев (КРА). В конгрессе активно действует созданный по инициативе Е.А. Александрова комитет по изучению русского исторического наследия в США. Целенаправленную работу по собиранию русских архивных материалов ведет и издаваемый КРА журнал «Русский американец», постоянно размещающий на своих страницах обращения к русским организациям, церквям, местным отделам КРА о сборе документов, рукописей по истории России и российского зарубежья. Важной культурно-просветительской деятельностью занимается Общество друзей форта Росс, Общество друзей русской культуры, Музей им. Н.К. Рериха, Институт Н.И. Фешина в Таосе, Русский клуб в Нью-Йорке, общество «Волга» и ряд других эмигрантских организаций37.

В послевоенные годы еще большее распространение музейная деятельность получила среди украинской эмиграции Северной Америки. Центр общественной жизни зарубежных украинцев также переместился в США и Канаду, где возник ряд украинских музеев с интересными экспозициями и фондами в основном историко-этнографического и культурного характера. В Украинском музее в Нью-Йорке представлены коллекции по истории Украины и украинцев в США, в том числе произведения живописи, этнографические материалы (вышивка, керамика, ткачество и др.), макеты и фотографии деревянных храмов.

35 Книжное обозрение. 1997. 6 мая.

36 Русская мысль. 1995. 16-22 мая.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

37 См.: Попов А.В. Русские архивы и музеи в США // Вопросы истории. 1999. № 6. С. 123.

Украинский католический музей с библиотекой функционирует с 1964 г. в Стемфорде (штат Коннектикут); Музей украинского наследия — в Нью-Хейвене (штат Коннектикут); Украинский музей, архив и центр культуры — в Баунд-Бруке (штат Нью-Джерси); Украинский архив-музей в Кливленде; Украинский музей народного искусства в Мейнар-колледже (штат Филадельфия); Украинский музей-архив — в Детройте (основан в 1957 г.). Архив-музей Украинской академии искусств и наук, учрежденный в 1945 г. в Аугсберге (Западная Германия), с 1976 г. перебрался в Нью-Йорк. Как правило, все это — музейные собрания общественного характера.

А вот открытый в 1971 г. в Эдмонтоне (провинция Альберта, Канада) музей под открытым небом «Село украинского культурного наследия» был через четыре года приобретен властями и превратился в государственное учреждение. Десятки тысяч посетителей знакомятся в нем с железнодорожной станцией, куда прибывали украинские рабочие-эмигранты, кузницей, почтой, народным домом, школой. Его бюджет в 1988-1989 гг. достигал 1,6 млн долларов. Украинский музей Канады в Саскатуне расположен в новом современном здании, хорошо приспособленном для проведения выставок и хранения художественных произведений. Он издает бюллетень «Новости музея» и имеет филиалы в Виннипеге, Торонто и Эдмонтоне, где работают энтузиасты на добровольных началах. В Торонто, например, хорошо представлена украинская народная одежда. Виннипегский центр украинской культуры и образования состоит из библиотеки, архива, картинной галереи. Парк украинской писанки — своеобразный этнографический музей под открытым небом — создан в Вегревилле38.

Наряду с общественными музеями выходцев из России и Украины, оказавшихся в Америке, сформировались частные эмигрантские собрания39. Интересную коллекцию древнерусских икон XV—XVПI вв., рукописей и старопечатных богослужебных книг собрал П.М. Фекула, проживавший в Нью-Йорке. Часть из них демонстрировалась постоянно в помещении Международного центра (475 Риверсайд Драйв, между 119 и 120 ул.), открытом в рабочие дни с 10 до 17 часов. Коллекция П.М. Фекулы включала, в частности: походный иконостас 1619 г. работы Прокопия Чирина; «Остаток» 1537 г. и «Служебник» 1554 г., отпечатанные в Венеции

38 Заруб1жш украшци. Довщник. Кшв, 1991. С. 114-117.

39 См.: Александров Е. Музеи, галереи и русские исторические места в Америке // Русский американец. 1995. № 20. С. 121-145; 1995-1997. № 21. С. 184-198.

в черногорской типографии, которая была вывезена из Цетинье в период войны с Турцией; изданную в России в 1637 г. книгу со службой праздников за сентябрь-декабрь; богослужебную книгу «Триодь Постная» 1643 г.; сборник древнего церковного пения с крюковыми записями и их расшифровкой по современной нотной системе (1885 г.).

В небольшом деревянном домике на тихой улочке провинциального американского города Меллвиля (шт. Филадельфия) доживал свой век русский художник-иконописец старообрядец Пимен Максимович Софронов, уроженец села Тихотки на Псковщине. Долгие годы он собирал старинные самовары, русские иконы, кресты с эмалями и другие предметы православного культа, картины, старопечатные книги. Среди последних огромную ценность представляли «Апостол» 1564 г. и «Острожская Библия» 1583 г. российского первопечатника Ивана Федорова, «Триодь Постная». Художник расписывал православные храмы в Бруклине, Трентоне, Сиракузах40. После кончины Софронова в 1973 г. его ценная коллекция была едва не расхищена.

Разными путями попадали за океан произведения русского церковного искусства. Так, в январе 1972 г. в Сан-Франциско привезли несколько ящиков с иконами из Гонконга, куда они ранее попали из Харбина, где находились в Свято-Алексеевской церкви харбинских коммерческих училищ41.

Украинский институт в США открыл выставку православных культовых вещей, приобретенных украинскими организациями в марте 1971 г. в Нью-Йорке на аукционе русских церковных и художественных ценностей, представленных московским «Новоэкспортом». Часть из закупленных облачений иерархов, вышитых золотом и серебром, в прошлом принадлежала Ки-ево-Печерской лавре, Софийскому и Михайловскому соборам древнего Киева42.

В сентябре 1970 г. в Музее декоративного искусства Буэнос-Айреса демонстрировалась коллекция древнерусских икон госпожи П.Н. Кенигсберг. В экспозиции были представлены почти все этапы иконописи: произведения киево-византийского стиля и Владимиро-Суздальской Руси (икона св. Николая), новгородских и московских мастеров Х1У-ХУ1 вв. (икона Божией Матери «Умиление» круга Андрея Рублева, две иконы св. Георгия, «Страшный суд», две миниатюры Строгановской школы XVII в.; их высокая

40 Новое русское слово. 1973. 22 марта, 18 мая.

41 Там же. 1972. 27 янв.

42 Наша страна. 1971. 18 мая.

художественная ценность была отмечена в столичной прессе43. Эти иконы перевез из Европы в США еще в 1912 г. отец Павлы Николаевны — Николай Кенигсберг.

Коллекцию из 2 тыс. прижизненных пластинок с записью голоса Ф.И. Шаляпина, сотен книг, открыток и негативов с изображением великого русского певца хранил математик В.Е. Гурвич, эмигрировавший в США из Ленинграда, где и началась его собирательская деятельность44. Собрания домашнего музея Юлия Зыслина (Вашингтон), переехавшего из России в США в 1996 г., посвящены жизни и творчеству пяти поэтов Марины Цветаевой, Анны Ахматовой, Николая Гумилева, Осипа Мандельштама и Бориса Пастернака45.

В мае 2005 г. в Миннеаполисе, штат Миннесота (США), открылась выставка «В традициях русского искусства. Историческая коллекция русской живописи XX века». В числе 50 составивших ее работ — 27 знаменитых произведений из собрания Третьяковской галереи, партнером которой в организации выставки выступил Музей русского искусства в Миннеаполисе (ТМОИА). Экспозиция в Миннеаполисе — второй этап выставочного турне, цель которого — представить американским зрителям, осведомленным преимущественно о русской иконописи и авангарде, неизвестные им произведения русской живописи, продемонстрировать богатство и разнообразие ее традиций в прошедшем столетии. До этого выставка демонстрировалась в Смитсоновском институте в Вашингтоне, где вызвала большой интерес. За первый месяц работы ее увидели более 17 тыс. человек; это существенно превысило планировавшееся организаторами число посетителей. Выставка была приурочена к открытию нового здания Музея русского искусства в Миннеаполисе — крупнейшего за пределами нашей страны собрания русской реалистической живописи XX в., насчитывающего более 16 тыс. произведений. Для демонстрации постоянной коллекции и проведения выставок администрация музея приобрела новое помещение и отреставрировала его с учетом последних музейных требований.

Наши соотечественники в странах Северной Америки продолжают свою подвижническую деятельность по созданию музеев и коллекций, заслуживающую всяческого признания и уважения. Эта

43 Там же. 1970. 8 дек.; La Шсюп. 10.1.1971.

44 См.: Зальцберг М. Мой друг Володя Гурвич // Русские евреи в Америке. Иерусалим; Торонто; М., 2005. Кн. 1. С. 117-124.

45 См.: Панченко И. Музей русской поэзии в Вашингтоне // Там же. С. 249-259.

деятельность способствует укреплению их духовных и культурных связей со своей исторической родиной и распространению знаний о ней на чужбине. В перспективе представляется необходимым составление каталога музейных собраний русских и украинских эмигрантов. Многие из этих собраний вызывают к себе значительный интерес и служат ценным источником по истории не только российского и украинского зарубежья, но и России и Украины в целом.

Поступила в редакцию 27.03.2008

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.