Научная статья на тему 'Музеефикация как форма актуализации наследия угольной отрасли в европейских странах'

Музеефикация как форма актуализации наследия угольной отрасли в европейских странах Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
403
83
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МУЗЕЕФИКАЦИЯ / АКТУАЛИЗАЦИЯ НАСЛЕДИЯ / МУЗЕЙ / МУЗЕЙНАЯ ПРАКТИКА / НАСЛЕДИЕ УГОЛЬНОЙ ОТРАСЛИ / MUSEUMIFICATION / ACTUALIZATION OF THE HERITAGE / MUSEUM / A MUSEUM PRACTICE / HERITAGE OF THE COAL INDUSTRY

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Кравцова Л. А.

В статье автором проанализирован опыт музеефикации наследия угольной отрасли в европейских странах. Показаны социально-экономические и историко-культурные предпосылки актуализации данного наследия. На основании рассмотренных в работе примеров автор делает вывод, что практика музеефикации наследия угольной отрасли является актуальным явлением современной культуры.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

MUSEUMIFICATION AS A FORM OF ACTUALIZATION OF THE COAL INDUSTRY HERITAGE IN THE EUROPEAN COUNTRIES

In the article the author has analyzed the experience of museumification of the coal industry heritage in the European countries. Social and economic, historic and cultural prerequisites of actualization of this heritage are shown. On the base of the considered examples in the article the author makes the conclusion that practice of museumification of the coal industry heritage in the European countries is an actual phenomenon of the contemporary culture.

Текст научной работы на тему «Музеефикация как форма актуализации наследия угольной отрасли в европейских странах»

44. Borev, Yu.B. Ehstetika. - M., 1988.

45. Restavraciya ikon: metod. rekomendacii / M.V. Naumova [i dr.]. - M., 1993.

46. Kospolova, N.Eh. Neizvestnihyj ikonopisec Kovrigin // LIK: literaturno-kraevedcheskiyj aljmanakh. - Tyumenj, 2012.

47. Kospolova, N.Eh. Sravniteljnihyj analiz i atribucionnihe vihvodih po ikonam «Troeruchica», «Bogomaterj Kazanskaya» i «Nikola Chudotvorec» //Materialih KhV Vser. n/p konf. Slovcovskie chteniya. - Tyumenj, 2003. - Ch. 2.

48. Kospolova, N.Eh. «Krasnushka» Mikhaila Kovrigina - narodnaya sibirskaya ikona // Sibirskaya pravoslavnaya gazeta. - 2010. - № 9.

49. Efremova, T.F. Novihyj tolkovo-slovoobrazovateljnihyj slovarj russkogo yazihka. - M., 2001. - T. 2.

50. Ozhegov, S.I. Tolkovihyj slovarj russkogo yazihka / S.I. Ozhegov, N.Yu. Shvedova. - M., 1999.

51. Kospolova, N.Eh. «Krasnushka» Mikhaila Kovrigina - narodnaya sibirskaya ikona // Sibirskaya pravoslavnaya gazeta. - 2010. - sent., №9.

52. Pisal Semen Spiridonov / avt.-sost. S.I. Maslenicihn. - M., 1980.

53. Chupin, V.A. Iz istorii ikonopisi v Zapadnoyj Sibiri (obzor kollekcii TOKM) // Ezhegodnik TOKM, 1993. - Novosibirsk, 1997.

54. Lazarev, V.N. Nachalo rannego Vozrozhdeniya v italjyanskom iskusstve. Arkhitektura. Skuljptura. Zhivopisj. Traktatih. - M., 1979.

55. Kutafin, P. Monastihrskiyj khleb - na Vagayjskoyj zemle // Vrata Sibiri, lit.-khud. i istor.-kraeved. aljmanakh. - 2007. - № 1.

56. Balakina, T.I. Istoriya russkoyj kuljturih. - M., 1995.

57. Gorfunkelj, A.Kh. Filosofiya ehpokhi Vozrozhdeniya: ucheb. posobie. - M., 1980.

58. Istoriya filosofii: sb. st. / pod red. V.P. Kokhanovskogo. - Rostov n/D., 2007.

59. Lazarev, V.N. Nachalo rannego Vozrozhdeniya v italjyanskom iskusstve. Arkhitektura. Skuljptura. Zhivopisj. Traktatih. - M., 1979.

60. Grabarj, I .Eh. Istoriya russkogo iskusstva. - M., 2009.

61. Kospolova, N.Eh. Novaya nakhodka: ethe odna ikona kruga ikonopisca Kovrigina // Materialih KhVI Vser. n/p konf. Tyumenj. - Tyumenj, 2004.- Ch. 2.

62. Kreyjdlin, G.E. Muzhchinih i zhenthinih v neverbaljnoyj kommunikacii. - M., 2005.

63. Manuyjlova, I.A. Istoki formirovaniya i osnovnihe osobennosti Sibirskoyj ikonih.// Tradicii i sovremennostj: sb. nauch. stateyj. - Tyumenj, 1998.

64. Kospolova, N.Eh. Neizvestnihyj ikonopisec Kovrigin // LIK: literaturno-kraevedcheskiyj aljmanakh. - Tyumenj, 2012.

65. Kospolova, N.Eh. Neizvestnihyj ikonopisec Kovrigin // LIK: literaturno-kraevedcheskiyj aljmanakh. - Tyumenj, 2012.

66. Gorfunkelj, A.Kh. Filosofiya ehpokhi Vozrozhdeniya: ucheb. posobie. - M., 1980.

67. Lazarev, V.N. Nachalo rannego Vozrozhdeniya v italjyanskom iskusstve. Arkhitektura. Skuljptura. Zhivopisj. Traktatih. - M., 1979.

68. Kospolova, N.Eh. Neizvestnihyj ikonopisec Kovrigin // LIK: literaturno-kraevedcheskiyj aljmanakh. - Tyumenj, 2012.

69. Kospolova, N.Eh. Neizvestnihyj ikonopisec Kovrigin // LIK: literaturno-kraevedcheskiyj aljmanakh. - Tyumenj, 2012.

70. Grabarj, I .Eh. Istoriya russkogo iskusstva. - M., 2009.

71. Gorfunkelj, A.Kh. Filosofiya ehpokhi Vozrozhdeniya: ucheb. posobie. - M., 1980.

72. Istoriya filosofii: sb. st. / pod red. V.P. Kokhanovskogo. - Rostov n/D., 2007.

73. Dvorzhak, Maks. Istoriya Italjyanskogo iskusstva v ehpokhu Vozrozhdeniya. KhIV - KhV v. / pod red. E.I. Rotenberga. - M., 1978.

74. Lazarev, V.N. Nachalo rannego Vozrozhdeniya v italjyanskom iskusstve. Arkhitektura. Skuljptura. Zhivopisj. Traktatih. - M., 1979.

75. Tolstihkh, V.I. Ehsteticheskoe vospitanie / V.I.Tolstihkh, B.A. Ehrengross, K.A. Makarov. - M., 1984.

76. Dvorzhak, Maks. Istoriya Italjyanskogo iskusstva v ehpokhu Vozrozhdeniya. KhIV - KhV v. / pod red. E.I. Rotenberga. - M., 1978.

77. Kospolova, N.Eh. Neizvestnihyj ikonopisec Kovrigin // LIK: literaturno-kraevedcheskiyj aljmanakh. - Tyumenj, 2012.

78. Kospolova, N.Eh. Yavleniya samoorganizacii v formirovanii kollekcii ikon TOKM. Obraz Bogomateri // Tez. dokl. KhII Vser. n/p konf. Slovcovskie chteniya. - Tyumenj, 2000.

79. Tolstihkh, V.I. Ehsteticheskoe vospitanie / V.I.Tolstihkh, B.A. Ehrengross, K.A. Makarov. - M., 1984.

80. Vzdornov, G.I. Istoriya otkrihtiya i izucheniya srednevekovoyj zhivopisi. KhIKh v. - M., 1986.

81. Vzdornov, G.I. Feofan Grek. - M., 1983.

82. Lazarev, V.N. Russkaya ikonopisj ot istokov do nachala KhVI v. - M., 1983.

83. Borev, Yu.B. Ehstetika. - M., 1988.

84. Kospolova, N.Eh. Neizvestnihyj ikonopisec Kovrigin // LIK: literaturno-kraevedcheskiyj aljmanakh. - Tyumenj, 2012.

85. Ozhegov, S.I. Tolkovihyj slovarj russkogo yazihka / S.I. Ozhegov, N.Yu. Shvedova. - M., 1999.

86. Kononenko, B.I. Boljshoyj tolkovihyj slovarj po kuljturologii. - M., 2003.

Статья поступила в редакцию 14.07.12

УДК 069.02:622.33

Kravtcova L.A. MUSEUMIFICATION AS A FORM OF ACTUALIZATION OF THE COAL INDUSTRY HERITAGE IN THE EUROPEAN COUNTRIES. In the article the author has analyzed the experience of museumification of the coal industry heritage in the European countries. Social and economic, historic and cultural prerequisites of actualization of this heritage are shown. On the base of the considered examples in the article the author makes the conclusion that practice of museumification of the coal industry heritage in the European countries is an actual phenomenon of the contemporary culture.

Key words: museumification, actualization of the heritage, museum, a museum practice, heritage of the coal industry.

Л.А. Кравцова, зав. Музеем угля Федерального гос. бюджетного учреждения науки Института угля Сибирского отделения РАН, г. Кемерово, E-mail: Kravtcovala@yandex.ru

МУЗЕЕФИКАЦИЯ КАК ФОРМА АКТУАЛИЗАЦИИ НАСЛЕДИЯ УГОЛЬНОЙ ОТРАСЛИ В ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАНАХ

В статье автором проанализирован опыт музеефикации наследия угольной отрасли в европейских странах. Показаны социально-экономические и историко-культурные предпосылки актуализации данного наследия. На основании рассмотренных в работе примеров автор делает вывод, что практика музеефикации наследия угольной отрасли является актуальным явлением современной культуры.

Ключевые слова: Музеефикация, актуализация наследия, музей, музейная практика, наследие угольной отрасли.

В современном многомерном мировом культурном пространстве происходят трансформации мировоззренческих оснований, изменения в социально-духовной сфере, развитие новых культурных форм, что неизбежно влияет на отношение общества к актуальным проблемам музееведения. Среди современных социокультурных институтов музею принадлежит особое место

в сохранении социальной памяти. С развитием общества происходит расширение сфер документирования, включающих современные социально-экономические процессы. Одной из актуальных тем музеефикации наследия стало «стремительное расширение спектра объектов наследия, с которыми работают музеи» [1, с. 10].

В условиях глобальных трансформаций в современном обществе и культуре трактовка культурного наследия меняется, приобретая более широкое его толкование. Мысль о том, что способы взаимодействия общества и природы - важнейшая часть культурного наследия, составляющая вклад в мировую культуру, получает все большее признание. Музей, как специфический социальный институт, являющийся «мостом в прошлое» и имеющий фундаментальное предназначение - «сохранять и транслировать из прошлого в будущее главные ценности и достижения» [2, с. 82], включается в актуальный для настоящего времени процесс документирования многообразного научно-технического и промышленного наследия. Подтверждением этому является наличие музеев определенных профилей на отдельно взятых территориях. На современном этапе развития социокультурного пространства сформировалось «новое и перспективное направление музейного дела - сохранение и актуализация памятников научно-технического и индустриального наследия», которое соединилось с перспективным методом его популяризации - музеефикацией [3, с. 409].

Среди всего многообразия наследия научно-технических отраслей, горно-угольное занимает особое место в силу своей значимости для промышленности в XIX-XXI вв. Ископаемый уголь сыграл важную роль в индустриальном и социально-экономическом развитии мировой экономики. В рассматриваемый период, именно динамика угледобывающих технологий обусловила развитие всех других отраслей горной промышленности, а так же энергетики, металлургии, машиностроения, химии [4]. В ходе индустриализации в странах-углепроизводителях сформировался огромный пласт наследия угольной отрасли, сохранение и популяризация которого является актуальной задачей современного периода. Одним из основных способов решения данной проблемы является музеефикация.

Анализируя европейский опыт создания специализированных музеев, документирующих и транслирующих наследие угольной отрасли, следует определить способствовавшие этому социально-экономические предпосылки. По мнению автора, одной из таких предпосылок стала реструктуризация угольной промышленности, начавшаяся во второй половине XX века. Согласно данным отечественных специалистов в области реструктуризации угольной отрасли «мировая угольная промышленность, пройдя этапы промышленной революции XVIII-XIX вв. и стремительного индустриального прогресса в XX веке, оставила в современной цивилизации огромный пласт промышленного наследия» [5, с. 20]. Реформы угольной отрасли привели к закрытию огромного количества шахт и разрезов, ставших неотъемлемой частью истории не только угледобывающих регионов, но и в целом истории промышленности и научно-технического прогресса. Так, например, «в 2005 году Великобритания «отсчитала» 20 лет как угольная промышленность фактически прекратила свое существование» [6, с. 13]. В Германии за тот же период количество шахт уменьшилось в 16 раз, численность персонала сократилась в 24 раза [4]. Проводимые преобразования были столь масштабны, что обратили на себя внимание государственных деятелей, специалистов в области горного дела и культуры, ученых и широкой общественности, что обусловило поиск оптимальных форм сохранения и популяризации данного наследия. Уникальность промышленного облика угледобывающих регионов, связанная с оставшимися после закрытия предприятий надшахтными копрами, особой архитектурой индустриальных поселений, техногенным «лунным» ландшафтом, вековыми промышленными зданиями, образцовыми закрытыми шахтами, способствовала актуализации горно-угольного наследия. Решение данной проблемы было найдено в реализации проектов музее-фикации исторически значимых предприятий. Созданные музеи стали центрами документирования, изучения и трансляции региональной истории угольной отрасли. Примерами европейских музеев, возникших в результате реструктуризации угольной отрасли, могут служить британский Национальный музей каменного угля «Big Pit: National Coal Museum» («Биг Пит: Национальный музей угля») и немецкие музеи «Deutsches Bergbau-Museum Bochum» («Немецкий музей горного дела»), «Zeche Zollern II/IV» («Цехе Цоллерн II/IV»), «Zollverain Schacht XII» («Цольферайн Шахта XII»).

Освещая причины и условия создания данных европейских музеев, следует отметить то, что особорую роль в этом процессе сыграло общественное движение, возникшее как следствие борьбы против фактической утраты наследия угольной промышленности. С точки зрения автора, опыт Великобритании в этом отношении наиболее показателен. Инициированное общественностью страны движение против бесследного уничтожения в промышленных городах фабрично-заводских зданий выдви-

нуло проблему сохранения индустриального наследия на государственный уровень. Сопровождаемое научным обоснованием ученых-историков, музеологов, движение своевременно включилось в оформление союзов с собственниками земли, промышленными компаниями, финансирующими проекты индустриальной археологии [7, с. 5]. При этом фрагменты старых горных машин, орудий ручного труда, документы, видеоматериалы были систематизированы в коллекции, положившие начало фондовым собраниям создаваемых музеев. Анализ официальных сайтов музеев и публикаций показал, что в горных музеях Англии, Шотландии, Ирландии, Уэльса сохранены фрагменты реальных горных выработок и горнодобывающей техники. Следует подчеркнуть, что, по мнению сотрудников Государственного политехнического музея при Национальном техническом университете Украины «КПИ» («Киевский политехнический институт») Н.В. Писаревской и Л.С. Ильясова, Англия отличается наличием многочисленных общественных организаций, деятельность которых направлена на сохранение памятников культуры [8]. Наиболее ярким примером может служить музей «Big Pit: National Coal Museum», основанный по инициативе общественности и при поддержке Национального музея Уэльса. Музеефикация шахты «Big Pit...», расположенной на девяностометровой глубине была обоснована необходимостью сохранения валлийского наследия угольной промышленности. В 2000 году, в знак признания международного значения музея в документировании угольной и железорудной промышленности музей был включен в реестр уникального промышленного наследия, охраняемого ЮНЕсКо, с 1 февраля 2001 года «Big Pit.» стал частью «Amgueddfa Cymru» - Национального музея Уэльса, а в 2004 году ему была присвоена премия «Музей года» [9].

Актуальность процесса музеефикации наследия угольной отрасли можно показать и на примере Германии. По инициативе общественности и благодаря целенаправленной культурной политике государства эта страна сегодня располагает крупнейшими музеями, документирующими данное наследие. Так, под провозглашенным властями страны лозунгом «Kunst/Kultur statt Kolle», что означает «Искусство/Культура вместо угля», в угледобывающей Рурской области в конце XX века произошли значительные социокультурные изменения. В 1980 году в Германии вступил в действие Закон о защите и сохранении памятников индустриального наследия [10]. Под руководством министра экономики земли Северный Рейн - Вестфалия был разработан «Стратегический план туризма Рурской области». Начиная с 1999 г. там стал функционировать туристический маршрут «Route Industriekultur» («Маршрут промышленного наследия»), посвященный промышленной культуре и ставший символом региона. Научное документирование угольной отрасли в этом проекте осуществляют: «Deutsches Bergbau-Museum Bochum» («Немецкий музей горного дела») в городе Бохум, бывшая шахта -ныне музей-памятник «Zeche Zollern II/iV» («Цехе Цоллерн II/IV») в Дортмунде, «Zollverain Schacht XII» («Цольферайн Шахта XII») в Эссене [11].

История «Немецкого музея горного дела», по данным официального сайта, восходит корнями к инициативе Вестфальской горной кассы («Westfalische Berggewerkschatfskasse»), решившей в 1868 году создать стационарную выставку «Горнопромышленные принадлежности». Новую жизнь музей получил благодаря целенаправленной культурной политике руководства страны, создавшего в 1970-е гг. в г. Бохум музей, ставший рекреационным туристическим центром европейского значения и мировым научным центром истории горного дела и металлургии. Структура научных подразделений музея имеет статус научноисследовательского института. Этот музей способствует сохранению наследия угольной отрасли, истории шахтерского региона и восстановлению его экономики после более чем 20-летнего периода реструктуризации угольной промышленности в Германии. Данный музей является ансамблевым, его комплексы расположены под открытым небом на территории парка и в подземном пространстве горной выработки. Одной из достопримечательностей музея является специально перевезенный сохранившийся копер высотой 71 метр, построенный в свое время для производственных целей одной из шахт Дортмунда. «Немецкий музей горного дела» стал не только символом угледобывающего города, представляющим историко-культурное наследие угольной отрасли, но и одним из крупнейших комплексных музеев горного профиля в мировом культурном пространстве [11; 12].

В создании немецкого музея «Zeche Zollern II/IV» («Цехе Цоллерн») заметную роль сыграла «активная гражданская позиция» [11, с. 36] жителей Дортмунда в период начавшейся реструктуризации угольной отрасли, которая позволила добиться

для образцовой и престижной шахты, построенной на рубеже XIX-XX вв. «статуса памятника как первого промышленного сооружения Германии» [11, с. 36]. Причина особой значимости этого промышленного музея-памятника кроется в необычной архитектуре и истории предприятия.

Музей «Zollverain Schacht XII» был организован после окончания проектного срока эксплуатации предприятия и в рамках проводимой правительством Германии культурной политики. Согласно данным журнала «Уголь», предприятие «Zollverain Schacht XII», на котором работало 5000 человек, закончило свою работу в декабре 1986 года в связи с завершением предполагаемого срока службы [13]. Земельными властями Северного Рейна - Вестфалии было принято решение о присвоении шахте, углеобогатительному цеху и коксовым печам (т.е. комплексу производств) статуса промышленного архитектурного памятника. Для его поддержания в надлежащем оригинальном состоянии и поиска новых возможностей использования был создан специальный фонд. В результате предпринятых мер, все здания, сооружения и помещения были отреставрированы, организован крупнейший промышленный музей-завод [14]. Причиной такого отношения к данному объекту наследия послужило то, что в начале 30-х гг. XX века индустриальный комплекс «Zollverain Schacht XII» являлся самым современным профильным производством в мире. В 1930-хх гг. “Цольферайн” был удостоен звания «красивейшей шахты мира». В Эссене при постройке комплексного производства архитекторам школы Баухауз (Фриц Шупп, Мартин Кремер) удалось создать своего рода образцовый пример шахтной архитектуры, на который впоследствии ориентировались строители многих других горнодобывающих комплексов в Рурской области [11]. Сегодня музеефицированный завод «Цольферайн» является уникальным памятником индустриальной архитектуры. Эти обстоятельства повлияли на решение ЮНСЕКО в 2001 году включить «Цольферайн» в реестр Всемирного культурного наследия [15].

В XX веке Рурский регион перестал быть главным угледобывающим и горно-металлургическим районом страны. Острота социально-экономических последствий реструктуризации угольной отрасли, общественное и государственное участие за несколько десятилетий превратили умиравший горнодобывающий район в уникальную территорию, обладающую перспективами развития в культурной и экономической сфере.

Организация комплексного Голландского горного музея, документирующего весь период существования угольной отрасли Нижнерейнского буроугольного и Лимбургского каменноугольного бассейнов, во многом была обусловлена фактом завершения угледобычи в стране. В память о социальной значимости угольной отрасли был создан музей, на официальном сайте которого указывалось, что «угольная история послужила развитию страны, занятости населения, строительству жилья в угледобываю-

Библиографический список

щих районах, развитию энергетики Лимбурга и Нидерландов» [16]. История угледобычи Голландии, как части горного дела, предстает в музее для современников и будущих поколений комплексно, в общей структуре историко-культурного наследия.

Говоря о причинах актуализации наследия угольной отрасли, нельзя обойти вниманием процессы мемориализации горных объектов. Горнодобывающая промышленность всех стран мира имеет документальные свидетельства аварий и катастроф, которые в некоторых случаях имели трагические последствия. Это послужило предпосылкой организации мемориальных экспозиций, документирующих события, связанные с несчастными случаями при горной добыче, с целью увековечения памяти о шахтерах и героизме шахтерской профессии. В качестве подтверждения следует обратиться к опыту создания музея-мемориала на базе закрытой шахты «Буа де Казье» (Бельгия). На ней 8 августа 1956 г. произошел подземный пожар, унесший жизни 262 шахтеров. Позднее в память о погибших на закрытом после трагедии предприятии был организован горный музей-мемориал. Основанный в исторической среде производственного комплекса шахты, музей документирует не только трагическое событие, историю предприятия, но и основные аспекты технического развития процесса угледобычи [13].

Таким образом, можно констатировать, что музеефикация наследия угольной отрасли в европейских странах, обусловленная комплексом предпосылок (мировой процесс реструктуризации, общественное движение, культурная политика некоторых государств, окончание срока эксплуатации предприятия, отрасли или угольного бассейна, мемориализация), стала важной и обоснованной тенденцией современных культурных процессов. Актуализация горно-угольного наследия в современной музейной практике европейских стран осуществляется при помощи двух основных подходов: прекращение работы предприятия и организация на его базе музея; перепрофилирование объекта или его части под новые функции. Обязательным элементом обоих способов музеефикации является сохранение наиболее ценных конструкций, инженерных решений, дизайна, архитектурного облика, составляющих элементы наследия [5].

Возникшие преимущественно в XX веке, горно-угольные музеи объединяет общая цель - сохранение, популяризация и использование наследия угольной отрасли в современной культуре. Реализуя свои социокультурные функции, они способствуют формированию социокультурного пространства, повышению образовательного уровня социума и сохранению многообразия общемирового историко-культурного наследия. Все вышесказанное свидетельствует, что европейская практика музеефикации наследия угольной отрасли посредством создания горно-угольных музеев, ставших востребованными социокультурными институтами, является актуальным историко-культурным явлением современности и культурной нормой общества.

1. Каулен, М.Е. Музей и наследие // Музей. - 2009. - № 5.

2. Кулемзин, А.М. Музеи - мосты между временами и культурами // Вестник Кемеровского гос. университета культуры и искусств. - 2007. - № 2.

3. Музейное дело России / под. ред. М.Е. Каулен, И.М. Косовой, А.А. Сундиевой - М., 2010.

4. Агапов, А.Е. Углепромышленное наследие в контексте истории угольной промышленности России, ее реструктуризации и закрытия

шахт / А.Е. Агапов, А.А. Рожков, В.Д. Грунь // Уголь. - 2009. - № 3.

Попов, В.Н. К вопросу о сохранении промышленного наследия углепромышленных регионов / В.Н. Попов, А.А. Рожков, В.Д. Грунь,

А.В. Черни // Уголь. - 2005. - № 3.

Рожков, А.А. Реструктуризация создала предпосылки для развития отрасли // Сибирский уголь в XXI веке. - 2008. - № 1.

Запарий, В.В. Международный комитет по сохранению индустриального наследия (TICCIH) // Экономическая история. - 2008. - № 6. Писаревская, Н.В. Современный технический музей и его место в обществе / Н.В. Писаревская, Л.С.Ильясов // Технические музеи как инструмент сохранения исторического наследия и важный элемент развития мировой цивилизации: сб. научн. тр. Межд. н/п конф. -Донецк, 2010.

Big Pit: National Coal Museum [Э/р].- Р/д: http://www.museumwales.ac.uk/en/bigpit/

Карабасов, Ю.С. Индустриальная культура: от классического музея до технолэнда. / Ю.С. Карабасов, П.И. Черноусов, Н.А. Коротчен-ко // Технические музеи как инструмент сохранения исторического наследия и важный элемент развития мировой цивилизации: сб. научн. тр. Межд. н/п конф. - Донецк, 2010.

11. Озерова, Д. Музеефикация промышленных объектов в Руре // Музей. - 2009. - №10.

12. Deutsches Bergbau-Museum Bochum [Э/р].- Р/д: http://www.bergbaumuseum.de/dhtml/frame17.htm

13. Попов, В.Н. Горные музеи: мировой опыт и актуальность сохранения горно-промышленного наследия в России / В.Н.Попов, А.А.Рож-ков, В.Д. Грунь // Уголь. - 2007. - №3.

14. UNESCO-Welterbe Zollverain - Das kulture Herz des Ruhrgebiets. [Э/р]. - Р/д: http://www.zollverein.de/

15. DW-WORLD.DE DEUTSCHE WELLE Памятники ЮНЕСКО: «Цольферайн» - эталон промышленной архитектуры [Э/р]. - Р/д: http:// www.dw-world.de/dw/article/0,,3458764,00.html

Nederlands Hijmuseum Heerlen [Э/р]. - Р/д: http://www.nederlandsmijnmuseum.eu/

5

9.

10

16

Bibliographi

1. Kaulen, M.E. Muzeyj i nasledie // Muzeyj. - 2009. - № 5.

2. Kulemzin, A.M. Muzei - mostih mezhdu vremenami i kuljturami // Vestnik Kemerovskogo gos. universiteta kuljturih i iskusstv. - 2007. - № 2.

3. Muzeyjnoe delo Rossii / pod. red. M.E. Kaulen, I.M. Kosovoyj, A.A. Sundievoyj - M., 2010.

4. Agapov, A.E. Uglepromihshlennoe nasledie v kontekste istorii ugoljnoyj promihshlennosti Rossii, ee restrukturizacii i zakrihtiya shakht /

A.E. Agapov, A.A. Rozhkov, V.D. Grunj // Ugolj. - 2009. - № 3.

5. Popov, V.N. K voprosu o sokhranenii promihshlennogo naslediya uglepromihshlennihkh regionov / V.N. Popov, A.A. Rozhkov, V.D. Grunj,

A.V. Cherni // Ugolj. - 2005. - № 3.

6. Rozhkov, A.A. Restrukturizaciya sozdala predposihlki dlya razvitiya otrasli II Sibirskiyj ugolj v XXI veke. - 2008. - № 1.

7. Zapariyj, V.V. Mezhdunarodnihyj komitet po sokhraneniyu industrialjnogo naslediya (TICCIH) II Ehkonomicheskaya istoriya. - 2008. - № 6.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Pisarevskaya, N.V. Sovremennihyj tekhnicheskiyj muzeyj i ego mesto v obthestve I N.V. Pisarevskaya, L.S.Iljyasov II Tekhnicheskie muzei

kak instrument sokhraneniya istoricheskogo naslediya i vazhnihyj ehlement razvitiya mirovoyj civilizacii: sb. nauchn. tr. Mezhd. nIp konf. -Doneck, 2010.

9. Big Pit: National Coal Museum [Ehlr].- Rld: http:llwww.museumwales.ac.uklenlbigpitl

10. Karabasov, Yu.S. Industrialjnaya kuljtura: ot klassicheskogo muzeya do tekhnolehnda. I Yu.S. Karabasov, P.I. Chernousov, N.A. Korotchenko II Tekhnicheskie muzei kak instrument sokhraneniya istoricheskogo naslediya i vazhnihyj ehlement razvitiya mirovoyj civilizacii: sb. nauchn. tr. Mezhd. nlp konf. - Doneck, 2010.

11. Ozerova, D. Muzeefikaciya promihshlennihkh objhektov v Rure II Muzeyj. - 2009. - №10.

12. Deutsches Bergbau-Museum Bochum [Ehlr].- Rld: http:llwww.bergbaumuseum.deldhtmllframe17.htm

13. Popov, V.N. Gornihe muzei: mirovoyj opiht i aktualjnostj sokhraneniya gorno-promihshlennogo naslediya v Rossii I V.N. Popov, A.A. Rozhkov, V.D. Grunj II Ugolj. - 2007. - №3.

14. UNESCO-Welterbe Zollverain - Das kulture Herz des Ruhrgebiets. [Ehlr]. - Rld: http:llwww.zollverein.del

15. DW-WORLD.DE DEUTSCHE WELLE Pamyatniki YuNESKO: «Coljferayjn» - ehtalon promihshlennoyj arkhitekturih [Ehlr]. - Rld: http:llwww.dw-world.deldwlarticlel0,,3458764,00.html

16. Nederlands Hijmuseum Heerlen [Ehlr]. - Rld: http:llwww.nederlandsmijnmuseum.eul

Статья поступила в редакцию 28.05.12

УДК 304.5

Polosin N.N. THE SUBJECTIVE SCOPE OF CULTURAL ANTHROPOLOGY: EPISTEMOLOGICAL ASPECT. The

article is devoted to the analysis of modern substantive priorities of the cultural anthropology in epistemological aspect. The article considers the modern actual problems of cultural anthropology as a sphere of scientific studies in the Humanities, the prospects for application of the conceptual basis of this scientific discipline in the theory of knowledge and in the system of Sciences about the culture and society are examined, the epistemological the potential of cultural anthropology as an academic discipline.

Key words: cultural anthropology, the science of culture and society, epistemology.

Н.Н. Полосин, канд. пед. наук, докторант Московского гос. университета культуры и искусств, г. Москва, E-mail: polosin. nikolay@mail. ru

ПРЕДМЕТНАЯ СФЕРА КУЛЬТУРНОЙ АНТРОПОЛОГИИ: ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Статья посвящена анализу современных предметных приоритетов культурной антропологии в гносеологическом аспекте. В статье рассматривается современная актуальная проблематика культурной антропологии как сферы научно-гуманитарных исследований, перспективы применения концептуальных оснований данной научной дисциплины в теории познания и в системе наук о культуре и обществе, обобщается гносеологический потенциал культурной антропологии как научной дисциплины.

Ключевые слова: культурная антропология, науки о культуре и обществе, гносеология.

В современных условиях культурная антропология как научная дисциплина представляет собой интенсивно развивающееся направление исследований специфики и трендов развития национальных культур, а также особенностей различных аспектов культуры. Начиная с момента своего появления, данная научная дисциплина претерпела неоднократные трансформации, создавшие ту ее форму, которая характерны для культурно-антропологических изысканий наших дней. В работах И.Н. Грибанова или Л.Э. Ванда [1; 2] культурная антропология характеризуется как целостное направление гуманитарного и гуманистического анализа происхождения и развития культур. Американские антропологи последних трех десятилетий, как обобщает И.В. Командорова [3], концентрируют свое внимание на проблемах контактов представителей разных культур и народов в условиях тесного взаимодействия.

Можно обратить внимание на тот факт, что на протяжении всего времени функционирования культурной антропологии, в ней наблюдался процесс повышения уровня и качества обобщения, усиления внимания к общим и типическим признакам эволюции культур, в связи с чем можно утверждать, что данной научной дисциплиной выработан ряд предметных приоритетов и гносеологических принципов, способных оказывать влияние не только на систему наук и представлений о культуре и обществе, но и на все научное знание в целом. Эти принципы проецируются в научные и социальные функции данной дисциплины.

Гносеологическая значимость предметных изысканий культурной антропологии проявляется и в том, что данную научную сферу интересовал и продолжает интересовать человек, существо которого часто пытаются раскрыть с помощью его культурной среды. В связи с тем, что социальное и культурное в широком понимании этих терминов, поведение человека складывается под воздействием культурной окружающей среды, культурная антропология поставила во главу угла вопрос о характерных чертах каждой культуры и культуры человечества в целом, соединив

в своих подходах категориальную специфику единичного, общего и всеобщего. Культурная антропология, особенно последнее время, стремилась к анализу фундаментальных проблем, к построению предельно широких систематизированных концепций, объединяющих подчас далеко не смежные области. Подобный предельно широкий подход может быть спроецирован на теорию познания в целом, уже обладающую потенциалом пересмотра принципов основания деления отраслей знания, построения интегральных сфер, объединенных целостностью социальной и гуманитарной значимостью их объекта и предмета.

Беспристрастность учета фактического материала в соединении с высоким гносеологическим потенциалом делает, по нашему мнению, данную дисциплину наиболее адекватным концептуальным ядром прикладных исследований в гуманитарной сфере. Именно поэтому в настоящей статье мы предпринимаем опыт формулирования основных принципов предметной сферы культурной антропологии, значимых для теории познания и всей системы гуманитарных наук в целом:

1. Все национальные культуры человечества сформировались в уникальных природных, экономических, политических, идеологических и иных условиях, что делает их специфику закономерной и объективно необходимой. Каждая культура такова, какой она единственно может быть, и не может быть никакой иной.

2. Целенаправленное воздействие на процессы культурного развития каждого конкретного этноса извне априори деструктивно, так как созидательный потенциал культуры коренится в ней самой, не будучи связан с внешними для нее факторами. Это - не обоснование культурного сепаратизма или автаркии, но учет объективных черт каждой культуры.

3. Взаимодействие между национальными культурами может быть конструктивным только в случае полного учета всех исторически сложившихся особенностей каждой этнической культуры, а также при полном приятии его взаимотрансформи-рующего влияния всеми членами этнического общества. Невозможность добиться тотального (всем обществом) приятия транс-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.