Научная статья на тему '"МОЙ ДАГЕСТАН" РАСУЛА ГАМЗАТОВА: КОНСТРУИРОВАНИЕ МАЛОЙ РОДИНЫ И ПРОБЛЕМЫ ИДЕНТИЧНОСТИ'

"МОЙ ДАГЕСТАН" РАСУЛА ГАМЗАТОВА: КОНСТРУИРОВАНИЕ МАЛОЙ РОДИНЫ И ПРОБЛЕМЫ ИДЕНТИЧНОСТИ Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
554
34
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВОСПИТАНИЕ / Р. ГАМЗАТОВ / ДАГЕСТАНСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ / ДЕТСТВО / КАВКАЗ / КОНСТРУИРОВАНИЕ / МАЛАЯ РОДИНА / НАРОДНАЯ ПЕДАГОГИКА / ПАТРИОТИЗМ / РАЦИОНАЛЬНО-ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ СТИЛЬ / РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ / СЕМЬЯ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Бороноев Асалхан Ользонович, Тхакахов Валерий Хазраилович

В науке и в других формах творчества весьма обсуждаемой темой являются проблемы памяти, идентичности и ментальности как индивидуальных и коллективных форм субъективности. Они рассматриваются как важные проявления духовности, социокультурной характеристики индивидов и общностей. При этом чрезвычайно актуальными становятся места памяти, связанные с периодом детства и отрочества, т.е. то пространство, где индивид прошёл первичный этап социализации, которое называется малой родиной. В статье представлен опыт рационально-эмоциональной интеграции социализации индивида в детско-юношеские годы выдающимся советским, российским и дагестанским поэтом и мыслителем Р. Гамзатовым. Подчёркивается, что им представлено системное понимание малой родины и раскрыты пути влияния её содержания на культуру поведения, ценностные ориентации и социальные представления личности и на конструирование идентичностей - индивидуальной, территориально-культурной и гражданской. Показана значимость идей автора в современной интерпретации концерта малой родины в жизни человека, в формировании его жизненных ценностей, что является основой воспитательной процесса.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «"МОЙ ДАГЕСТАН" РАСУЛА ГАМЗАТОВА: КОНСТРУИРОВАНИЕ МАЛОЙ РОДИНЫ И ПРОБЛЕМЫ ИДЕНТИЧНОСТИ»

УДК 304.2 ББК 60.0

А.О. Бороноев, В.Х. Тхакахов

«МОЙ ДАГЕСТАН» РАСУЛА ГАМЗАТОВА: КОНСТРУИРОВАНИЕ МАЛОЙ РОДИНЫ И ПРОБЛЕМЫ ИДЕНТИЧНОСТИ*

В науке и в других формах творчества весьма обсуждаемой темой являются проблемы памяти, идентичности и ментальности как индивидуальных и коллективных форм субъективности. Они рассматриваются как важные проявления духовности, социокультурной характеристики индивидов и общностей. При этом чрезвычайно актуальными становятся места памяти, связанные с периодом детства и отрочества, т.е. то пространство, где индивид прошёл первичный этап социализации, которое называется малой родиной. В статье представлен опыт рационально-эмоциональной интеграции социализации индивида в детско-юношеские годы выдающимся советским, российским и дагестанским поэтом и мыслителем Р. Гамзатовым. Подчёркивается, что им представлено системное понимание малой родины и раскрыты пути влияния её содержания на культуру поведения, ценностные ориентации и социальные представления личности и на конструирование идентичностей -индивидуальной, территориально-культурной и гражданской. Показана значимость идей автора в современной интерпретации концерта малой родины в жизни человека, в формировании его жизненных ценностей, что является основой воспитательной процесса.

Ключевые слова:

воспитание, Р. Гамзатов, дагестанская идентичность, детство, Кавказ, конструирование, малая родина, народная педагогика, патриотизм, рационально-эмоциональный стиль, российская идентичность, семья.

Бороноев А.О., Тхакахов В.Х. «Мой Дагестан» Расула Гамзатова: конструирование малой родины и проблемы идентичности // Общество. Среда. Развитие. - 2021, № 1. - С. 74-81.

© Бороноев Асалхан Ользонович - доктор философских наук, профессор, Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург; e-mail: pavlovasoc@mail.ru

© Тхакахов Валерий Хазраилович - доктор социологических наук, профессор, Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург; e-mail: atalik7@yandex.ru

О

Проблемы идентичности, т.е. отношения себя к определенным группам и сообществам имеет большое значение в жизни человека и существовании различных общностей. Понятие идентичности определяет тождество людей, их восприятие и поведение, чувство солидарности и ина-ковости, самости [2. с. 74-81]. В идентичности выражается уровень самопознания, приверженность к определенным ценностям, социальным представлениям, традициям и другим элементам повседневности, что формирует жизненные стратегии человека. Идентичность есть также выбор и отношение к разным формам окружающей среды, которые проявляются как место рождения и место развития (малая родина), этнос, как определенный при-родно-культурный и экономический регион (Сибирь, Поволжье, Север, Поморье, Северный Кавказ и т.д.) и как государство.

Поэтому понятен глубокий интерес к этому понятию в его различных проявлениях как фактору анализа действия, организации и категории познания. Формирование идентичностей связано, как правило, с познанием себя, своего окружения, в котором

живет человек в разные периоды жизни, но особое значение имеют периоды детства и юношества, когда происходит первичная социализация индивида. С этим периодом жизни связано понятие места рождения и развития, или малой родины. Понятно, что пространство малой родины (место развития) всегда соотносится (является) частью большой Родины, как часть целого. Ее актуализация представляет реконструкцию ранних лет жизни индивида, ее многослойной среды, что, с точки зрения социолога П.А. Сорокина, чрезвычайно важно для понимания этапов становления личности, формирования его жизненных стратегий, ибо жизнь человека состоит из возрастных взаимосвязанных периодов, страт. При этом годы детства и юношества являются определяющими жизненный путь каждого человека, т.к. на этих периодах жизни формируются основные жизненные ценности, навыки, элементы культуры поведения, социальные представления, которые сопутствуют в последующих этапах жизни.

Концепт малой родины имеет сложную структуру. Например, упоминавшийся П.А. Сорокин выделял в его содержании следу-

: Работа выполнена при поддержке РФФИ, грант № 20-011-0072.

ющие элементы: семью и дом, социальную, природную, культурно-досуговую среды, которые характеризуют пространство мест, места развития [8, с. 9-22]. Таким образом, места развития (малые родины) через систему сред различного уровня определяют социализацию индивида, и поэтому их конструирование чрезвычайно важно для понимания формирования личностных качеств, ее ценностных ориентаций и социальных представлений. Поэтому в разных формах проявляется интерес к концепту малой родины. Если обобщить причины, то можно выделить следующие факторы. Во-первых, действительную значимость детства и юношества в возрастной стратификации (П.А. Сорокин) и роль этих периодов жизни в становлении личности, ее жизненных идеалов, ценностных ориентаций, диспозиций, целей, что мы называем жизненной стратегией человека, и которые сопровождают его на всех других этапах жизни, определяя его память и действия. Во-вторых, концепт малой родины в определенной мере является реакцией на процесс глобализации, на ее потоки, т.к. он возвращает внимание человека к малому, близкому, локальному. Социолог Мануэль Кастелье утверждал, что малая родина как «пространство мест», как локальность имеет тенденцию противостоять «пространству потоков», т.е. всеобщей глобализации [7, с. 355, 385]. Место развития как малая родина, по мнению Щюца, это «домашний мир», мир знакомый, жизненный, человеческая повседневность. В-третьих, среда малой родины - важный фактор первичной социализации, когда формируются линии жизни, ценностные и социальные ориентации, характер, которые сопровождают человека по всей жизни.

Поэтому актуализация концепта малой родины важно для реализации комплексного (междисциплинарного) подхода к воспитанию в период детства и юношества, ибо этот феномен, имеющий системный характер, включает в себя важнейшие факторы социализации и конструирования идентичности.

Несмотря на значимость этого концепта, мы наблюдаем недостаточное внимание в науке, хотя он не обойден вниманием в мировой беллетристике, публицистике и в мемуарно-автобиографической литературе. В отечественной литературе имеется целая библиотека подобной литературы, среди которой особенно известны произведения С. Аксакова, Л. Толстого, М. Горького, В. Короленко, Б. Шергина, И. Соколова-Микитова, Б. Пастернака и др. Многие писатели создают свою малую родину, возрождают среду, где выросли, мир детства и выражают свои

переживания, и вспоминают счастливые дни ранней жизни, которые сопровождают человека последующие годы жизни. Публикации о малой родине, ее роли в конструировании личности не прекращаются, поскольку никто не может отменить специфику возрастной спецификации жизни человека.

Расул Гамзатов и конструирование его малой родины и дагестанской идентичности

С нашей точки зрения, особый интерес для понимания сущности малой родины, ее функциональных возможностей, имеет повесть (так называет автор) выдающегося советского, российского и дагестанского поэта Расула Гамзатова «Мой Дагестан» [5], которая, по свидетельству автора, долго писалась и завершена в 1970 году. С момента издания прошло 50 лет, но она интересна и актуальна и сейчас, ибо в ней затронуты многие проблемы жизни народов Дагестана и России, которые чрезвычайно актуальны сейчас. Книга, как сказано в аннотации, - лирический рассказ о прошлом (истории) и настоящем Дагестана, аула Цада и о становлении личности автора. Книга в целом - дань любви и благодарности своей малой родине, в ней представлен Дагестан, его народы, их культурные и социальные традиции, образ жизни, формы этнического воспитания детей (этнической педагогики), нравственные основы жизни и деятельности. В определенной мере книга Р. Гамзатова - не только художественное произведение, но и исследовательская работа, в ней огромное количество фактов, наблюдений, элементов фольклора, обсуждений (дискуссий), что делает ее и книгой почти научной1. Он в ней создает не только эмоциональный, художественный мир места рождения, но и раскрывает истори-ко-социальные, культурные и событийные факторы существования и современного бытования Дагестана. «Моя тема - родина. Мне не надо ее искать и выбирать. Не мы выбираем себе родину, но родина с самого начала выбрала нас», - пишет он [5, с. 75]. Он отвергает позицию тех, кто считает, что родина - там, где хорошо кормят.

Конструированию своей малой родины Гамзатов посвящает вторую книгу, в первой обсуждаются вопросы творчества автора в советское время, где остро ставит проблемы, которые возникали перед национальным писателем в условиях республиканской и общегосударственных сред, пытавшихся влиять на творчество писателя, ограничивать его тематику.

Вторая книга полностью посвящена непосредственному представлению малой

о О

Рис. 1. Памятник Расулу Гамзатову во дворе филологического факультета Санкт-Петербургского университета (фото А.В. Пантеева)

Родины. Он вначале пишет: «Я хочу рассказать... о моей маленькой простой и гордой стране. Где находится, на каком языке говорят ее жители, о чем они говорят, какие песни они поют» [5, с. 246]. Своей целью ставит автор рассказ о родителях, семье, доме как очаге семьи, о природе малой родины - горах, климате, земле и обо всем остальном - куда входят люди, народы гор, их песни, слава, любовь, книги, которые характеризуют его родину - аул Цада и Дагестан, составляющие часть большой родины - СССР. При этом он исходит из народной традиции, которая в устах старейшин звучит так: «Обо всем могут рассказать все. А ты расскажи о своем, тогда получится всё. Каждый построил только свой дом, а в результате получился аул. Каждый выпахал только свое поле, а в результате вспаханной оказалась вся земля».

Рассказ начинается, как обещал поэт, о семье, матери и отце, об очаге, который они создали. У Гамзатова на малой родине все начинается с матери, которая поддерживала очаг, огонь в нем и постоянно приносила воду со словами: «Отец у Дагестана - огонь, а мать - вода». В связи с этим в повести приводятся многие фольклорные сюжеты о ценности огня и воды, что являются важными факторами воспитания детей, их характера. Огонь - форма защиты, объединения населения (оповещение), приготовления пищи и тепла в очаге-доме, огонь в сердце определяет достоинство и честь человека. Цена огня и воды у горцев чрезвычайно высока,

и они составляют важный элемент воспитания. Гамзатов пишет: «Весной, когда в горах начинают таять снега, моя мать могла часами глядеть на мчащиеся в долину ручьи. Еще зимой начинала готовить она кадушки, чтобы ставить их под желобами и собирать дождь» [5, с. 258]. Отец ему говорил, что, когда идет дождь, надо молчать и слушать ее. В этом глубокое понимание природных благ у горцев, и это часть их культуры повседневности. Вода, как и огонь, важная часть очага-дома. Без них не может быть теплого дома. Дом, по мнению поэта, говорит всегда о возрасте. Он приводит пословицу: «Достиг возраста, должен иметь свой дом». Понятие дома имеет двоякий смысл: реальный дом -жилье и родина. Поэтому Дагестан - это его дом и малая родина, расположенная на стыке континентов (Европы и Азии). Он, объясняясь в любви своему дому и своей родине как единому целому, пишет: «Нет смысла сравнивать Дагестан с другими странами. Ему хорошо на своем месте. Крыша не течет, стены не покривились, двери не скрипят, в окна не дует. В горах тесно, зато в сердце широко» [5, с. 268]. Гордо заявляет: «Хорошо мне смотреть на мир, чувствуя под ногами родную землю». Он проявляет глубокий патриотизм к своей малой родине как части большого государства (СССР) и заявляет: «Другие страны очень хороши, но Дагестан дороже для души» [5, с. 269]. Далее Гамзатов называет три сокровища своей родины: горы (земля), море и все остальное, которые составляют основу духовности народа. Он пишет: «Да, земля - это горы, ущелья, горные тропинки, скалы» [5, с. 273].

Писатель не раз подчеркивает в дагестанском менталитете ценность земли, которой мало, но она обильно полита кровью и потом, что и определило особое отношение к земле, к хлебу, каждому зерну, и не зря горец «клянется на куске хлеба...». Поэтому долгое время горцы не воспринимали возможности переселения «на равнины», на плоскость, ценя овеянные мужеством скалы и ту скудную землю, которая кормила народ. Защищать ее и любить стало за долгие годы основой достоинства дагестанцев, основой памяти о Шамиле.

Важной частью идентичности дагестанцев является Каспийское море, которое существует в фольклоре, в каждодневном настроении. Гамзатов пишет: «Кто кем гордится: горцы морем или море горцами» [5, с. 285]. Глубину личности и души они измеряют морем, - пишет автор. Морем у дагестанцев навеяны прекрасные сказки, фольклор, поэзия и другие виды художественного творчества, определяющие их идентичность и ментальность.

Третьей частью Дагестана, как утверждает Гамзатов, наряду с горами и морем, является «все остальное» - культура, люди. Большой раздел посвящен Человеку. Основной принцип автора высказан в надписи на могильной плите:

Он мудрецом не слыл

И храбрецом не слыл,

Но поклонись ему:

Он человеком был.

Автором подчеркивается, что для горца, жителя Дагестана важна человечность, порядочность, скромность повседневной жизни. Поэтому они клянутся «Человеком родился - человеком умру». Для горской ментальности, утверждает писатель, «человек - первая необходимость, драгоценность и великое чудо. Откуда появился в Дагестане, как возник, где начало, где корень своеобразного племени горцев? Много об этом существует рассказов, сказок, легенд». Он приводит легенду, услышанную от матери. Это рассказ об орле, который, столкнувшись со скалой, превратился в человека - горца, приобрел качества орла, которые стали его чертами. У горцев, пишет он, есть метод узнавания настоящей цены человека через опрос семерых: беды, радости, женщины, сабли, серебра, бутылки и самого себя [5, с. 300]. Он утверждает, что «человек это не просто название, но званье, притом званье высокое, и добиться его непросто» [5, с. 301].

Много страниц занимает рассказ о том, как воспитываются у горцев человеческие качества: честь, достоинство, любовь, трудолюбие, приводятся разные суждения, прибаутки, юмор. Гамзатов утверждает, что на его малой родине, в горской культуре уважение к человеку, особенно к его возрасту, одна из основ нравственных устоев народов Дагестана.

Последние, по мнению автора, определяются народными традициями, ценностными ориентациями, историческим опытом народов Дагестана, сложившимися за долгие годы. Формированию горских традиций и дагестанской идентичности влияли два момента. Во-первых, суровые природные условия существования ее народов, во-вторых, постоянные внутренние и особенно внешние коллизии и конфликты, когда к Дагестану тянулись «ненасытные сердца завоевателей» - арабов, персов, северного соседа. В одном интервью он говорил: «...у Дагестана своя национальная история, а в этой истории свои герои, судьбы, свои сложные коллизии» [6, с. 68]. Писатель рассказывает о сложных проблемах движения Шамиля (1834-1859). Не все поддерживали его, были противники, измены, недостаток сил, но идея свободы и достоинства не дава-

ла мужественным горцам сложить оружие, они верили Шамилю на сабле, которою было высечено «Тот не храбрец, кто в бранном деле думает о последствиях».

Гамзатов утверждает, что, несмотря на жестокость событий периода Шамиля, гибель тысячи людей, выжженные поселения, это время было важным для народов Дагестана, оно объединило их, ушла внутренняя вражда, что послужило началу дагестанской идентичности, определившей единство многих народов. Гамзатов приводит беседу князя Барятинского и пленного Шамиля. На вопрос генерала: «Напрасны же были все твои старания, вся твоя борьба», - «Нет, не напрасны, - ответил Шамиль. - Память о ней сохранится в народе... Многих кровников моя борьба сделала братьями, многие враждовавшие между собой аулы она объединила, многие народы Дагестана, враждовавшие между собой и твердившие «мой народ», «моя нация», она слила в единый дагестанский народ. Чувство родины, чувство единого Дагестана я завоевал и оставляю своим потомкам. Разве этого мало?» [5, с. 311]. Из слов Шамиля видно, что он свое движение рассматривал как движение, позволяющее объединению народов, территории, утверждению свободы и общей дагестанской идентичности, что стало неким социальным капиталом единства народов Дагестана.

Он говорил, мы, сыновья Дагестана, «... должны понимать друг друга. Ведь мы -пальцы одной руки». Идея дагестанской идентичности, заложенная в том жестоком конфликте, стала основой современного Дагестана, о чем много говорит выдающийся мастер слова. Движение горцев против власти России того времени мало отличается от так называемых национально-освободительных движений Х1Х-ХХ веков, которые возникали против колониальных властей, против насаждения другой культуры и унижения. О формах и видах этого движения написаны горы литературы (исторической и художественной), где показаны жесточайшие факты насилия, а также проявления героизма и воли народов к свободе. Движение Шамиля в этом плане было в определенной мере ответом на слова присланных властителей, утверждавших, что тогдашний Дагестан «земля дикарей», «они живут не на земле, а в пропасти», «этим диким туземцам и та земля, что есть, - лишняя».

Писатель-родиновед2 утверждает, что в России не все поддерживали действия царской администрации и войск. Он называет имена Лермонтова, Добролюбова, Чернышевского, Бестужева-Марлинского, Пирого-ва и др., которые понимали гордость горцев,

о

выступали против взаимных жестокостей. Кроме того, утверждается, что Шамилю активно помогали русские крестьяне, бежавшие от крепостного права в центральной России. Это было непростое движение.

Шамиль признавал, что в его «борьбе было достаточно ошибок, и жаль, что не многое в ней зависело от моей собственной честности» [5, с. 314].

О нем сегодня существует много исторических работ, воспоминаний с различными оценками его личности и действий. Но, как утверждает поэт, «у каждого горца, наверное, есть свой образ Шамиля». Его имя воспринимается по-разному, но никто не сомневается в том, что он боролся за свободу, за свои законы и за Дагестан, который сегодня есть. Поражение движения воспринималось многими как наступление «вечной ночи» (С. Стальский), как «сидение в подвале» (Абуталиб), но была вера, что придут лучшие времена. Эти времена пришли, по мнению автора, в 1917 году, когда горцев назвали братьями и протянули руки дружбы и призвали их открыть окна в большой мир, где начинается новая судьба [5, с. 319]. Движение к ней, утверждает поэт, было сложным, появились враги, новые «друзья» горцев из своих в лице британского десанта. Снова была стрельба, огонь, кровь, крепости переходили из рук в руки. Сейчас ученые пишут эту историю, спорят, взвешивают на весах славу и подвиги, и не важно, кто был первым, кто отважнее. Важно то, утверждает Гамзатов, что «революция вложила свой кинжал в ножны, полой черкески стерев кровь последнего убитого врага. И горец из этого кинжала уже выковал серп» [5, с. 322]. В книге не забыты те, кто строил новый, мирный Дагестан, который вошел в большую страну и приобрел новые черты, народ почувствовал дружбу, и дагестанцы сказали: «Теперь нас много» [5, с. 328]. Это единство было доказано в период Отечественной войны и в период новых кавказских конфликтов недавнего времени, когда население Дагестана с оружием в руках защищало свои селения от современных бандитов.

В Великую Отечественную войну, пишет Гамзатов, «ушел на фронт Дагестан. Он воевал вместе со всей страной... со всех обширных фронтов стекались в маленький Дагестан скорбные письма» [5, с. 331]. Погибли и его старшие браться Магомед и Ахильчи. Сто человек не вернулись в аул Цада, состоящий из 70 саклей, сто тысяч не вернулись с войны в Дагестан. Теперь, пишет поэт, везде стоят памятники с именами, и «горец сходит с коня, подъезжая к ним, пеший снимает папаху» [5, с. 334].

Имена погибших носят родники, их портреты висят молодыми в каждом доме.

Гамзатов прекрасно рассказал о подвигах героев своей малой родины и памяти о них. Он стал одним из тех писателей, кто выразил глубокие чувства о безвинных жертвах войны в стихотворении «Журавли», ставшим народной песней великой страны - СССР, а затем России и стран с исторической памятью, песней, объединяющей всех людей, имеющих честь и память. Стихотворение, как мы помним, начинается:

Мне кажется порою, что джигиты, С кровавых не пришедшие полей, В могилах братских не были зарыты, А превратились в белых журавлей. Они до сей поры, с времен тех давних Летят и подают нам голоса. Не потому ль так часто и печально

мы замолкаем, глядя в небеса?.. Несмотря на наличие в изначальном варианте дагестанских этнонимов, «Журавли» - одно из наиболее космополитических произведений Р. Гамзатова. Известно, что оно навеяно японской трагедией Хиросимы и Нагасаки, историей маленькой японской девочки, неизлечимо больной, но целеустремленно создававшей бумажных журавликов; гибелью двух старших братьев поэта в минувшей войне; кончиной матери Р. Гамзатова в период посещения им Японии; памятью о миллионах погибших в Великой Отечественной войне. А в последние годы жизни Р. Гамзатов склонялся к расширительной трактовке «Журавлей» как посвящения всем погибшим в различных войнах независимо от расы, этничности, социального происхождения, вероисповедания и страны. Написанное на аварском языке, оно первоначально базировалось на дагестанском, кавказском контенте. Отсюда зачин «Мне кажется, порою, что джигиты...». Однако, изменив по настоянию М. Бернеса [3, с. 232-234] слово «джигиты» на «солдаты» песня «Журавли» переместилась в общенациональное, а затем и в мировое символическое пространство. Локальный контент, ориентированный на малую родину поэта, приобрел общесоветский гражданский смысл и превратился в один из символов, объединяющих несколько поколений советских и российских граждан в их памяти о своих предках и истории страны, отдавших миллионы жизней за Родину. «Журавли» создают эмоциональное пространство совместного переживания печали и культурной травмы. Как известно, образ журавлей был мемориализован многочисленными памятниками, стеллами, надгробиями павшим воинам в различных городах и ре-

гионах СССР, в Израиле (2005), в Калифорнии (США, 2005), в Словении (2016).

Память и места памяти, о которых пишет Гамзатов, важная часть воспитания молодежи, зарождения их совести, чести и любви, т.е. всего того, что входит в понятие идентичности - индивидуальной, этнической и гражданской. Говоря о гражданской (общероссийской) идентичности, автор пишет, что Дагестан - один из пальцев в тяжелом кулаке большой страны, и подчеркивает важность понимания этого.

Сегодняшний Дагестан - Мекка, малая родина всех дагестанцев. Таким он стал и для тех, кто в свое время оказался вне его. Поэт приводит слова сородича, который много лет живет вне малой родины, о том, что «Дагестан есть», все изменилось. От себя автор добавляет: «Есть мой Дагестан! Есть республика! Есть народ, язык, имена, обычаи... Играются свадьбы, качаются колыбели, поднимаются тосты, поются песни» [5, с. 338]. Как поэт и гуманист он большое внимание уделяет Слову, Песне и Книге, которые скрепляют культуру, единство народов, определяют социально-экономическое и культурное существование и развитие. Он подчеркивает, что названные категории культуры создают нации, которых в Дагестане около 30, составляют «целую гору языков и народов» на удивление ученым и путешественникам. Писатель приводит суждения, легенды о множестве языков и идею Шамиля о том, что «Как родную землю надо беречь язык», ибо их сохранение - основа существования народов, их культур, возможностей познания окружающего мира, их ментальности, ибо в языках выражаются общие и социально-культурные представления о мире, о жизни, которые имеет в разных формах каждый большой или малый народ. Он приводит высказывание своего отца-поэта о том, что, уходя, поколение оставляет другим поколениям в наследство язык. У кого есть язык, тот построит себе дом, вспашет поле, откует саблю, настроит пандур и сыграет на нем. Язык это основа творчества, традиций и понятия родины. Поэт включил в текст целую поэму о родном языке: «Родной мой язык! Не знаю, доволен ли ты мной, но с тобой я живу и тобой горжусь. Как светлая вода родника стремится из темных глубин на солнце, где зелень, так слова родного языка стремятся из сердца к моей гортани, губы шепчут. Вслушиваюсь в свой собственный шепот, вслушиваясь в тебя, мой язык, и кажется мне, что рокочет в теснине сильная горная река, пробивает себе дорогу. Люблю я рокот воды. Люблю я и звук булата, когда два кинжала, вытянутые из ножен, бьются друг о друга. И это все есть

в моем языке» [5, с. 344]. Но языков в Дагестане много, они составляют одну мелодию, считает он, «Есть границы между языками, но нет границ между сердцами». Чтобы не было национальной розни, не нужно всегда говорить об этом, а надо жить, радоваться. Отвечая на вопрос об отсутствии единого языка (дагестанского) на территории Республики, он приводит слова Абуталиба (Гафу-рова), лакца, о том, что сближает народы общая судьба, общая история, общие горести, радости и русский язык как язык межнационального общения. В Дагестане уникальная ситуация - много языков и наречий, но нет единого, дагестанского языка. Автор подчеркивает, что языковой фактор не входит в определение дагестанской идентичности. Он приводит опять слова народного поэта, мудреца Абуталиба Гафурова, который, отвечая на вопрос журналиста, говорил: «Я, во-первых, лакец, во-вторых, дагестанец и, в-третьих, поэт Страны Советов». Чтобы понять друг друга используем русский язык, который понимают все народы Дагестана [5, с. 353]. Для каждого дагестанца дороги, по крайней мере, два языка. «Два коня - два языка везут вперед Дагестан. Один из них русский язык, а другой наш... Мне дорог и мой родной язык. Мне дорог и второй родной язык, который через эти горы, по этим горным тропинкам вывел меня на простор земли в большой богатый мир» [5, с. 357]. Они не конфликтуют. «Один освещал мне путь из окна отцовской сакли. Он был зажжен моей мамой, чтобы я не заблудился... Второй светильник зажжен моей великой страной, моей большой Родиной, Россией, чтобы я не заплутался по дороге в большой мир».

Автор считает великим достижением своей малой родины объединение народов на основе пространственно-территориального единства и общего языка общения, в результате чего республика не вопросительный знак о будущем, а восклицательный знак, «как сабля, выхваченная из ножен и вскинутая кверху», что является знаком будущего, где развиваются все языки и на них пишут стихи и поют песни, которые, по мысли Гамзатова, показывают «состояние, самочувствие человека, благополучие мира» [5, с. 361]. Когда в аулах и в горах не звучат на этих языках песни, то все становится тусклым, даже овцы перестают щипать траву. Поэт утверждает, что песня важная сторона образа жизни горцев, они создаются постоянно, а песня в свою очередь создает певцов. Он пишет: «У нас говорят: кто не знает песен, тому жить надо не в доме, а в хлеву» [5, с. 375]. Дагестан, по мнению Расула, - поэтическая, песенная страна, что в свое время

о

оценили Бестужев-Марлинский, Лермонтов и др. Автор ставит вопрос: «Кто дал нам эти звуки и эти песни? Кто научил горцев этим чувствам?». Отвечает: «Орлы и кони, сабли и травы, детские колыбели, четыре реки Кой-су, волны Каспия, возлюбленная Махмуда Мариан, вся история Дагестана, все языки, сущие в нем, весь Дагестан» [5, с. 378-379].

Гамзатов называет все, из чего складывается понятие малой родины, то, из чего она формируется [1, с. 62]. Лучшей певуньей в период детства и отрочества для формирующейся личности, по Гамзатову, является мать, «правдивый, хотя и пристрастный свидетель цветущего, приходящего и уходящего», она всегда в душе поэта, наполненная огромной любовью и заботой за будущее рода, детей, жизни.

В песнях горцев сильна героизация. Это связано с прошедшими постоянными конфликтами на территории Дагестана, его малой родины. Песни определяют патриотическое сознание и дагестанскую идентичность, неотделимую от государственно-гражданской идентичности. Гамзатов, говоря о Дагестане и дагестанцах, не забывает о большой Родине СССР-России. Между тем, многообразие языков и этнических культур могут создавать проблемы взаимодействия, общения в условиях социально-культурных и поколенческих изменений, когда происходят трансформации ценностных ориентаций и традиций, к которым необходимо быть чрезвычайно внимательным. Так, исследования социологов А.В. Верещагиной и М.М. Шахбано-вой показывают, что четверть населения (24,7%) сталкиваются с негативными явлениями в отношениях дагестанских народов [4, с. 163]. В понимании и разрешении возникающих проблем должны способствовать заветы великого дагестанца-мудреца, который утверждал дагестанскую идентичность, раскрывал ее основы и показал путь народов этой земли.

Заключение

Из сказанного видно, что 50 лет тому назад Расул Гамзатов написал выдающуюся книгу, которая не потеряла своего значения за полвека и не потерялась в потоке книг. Это редкая, чрезвычайно глубокая книга об истории Дагестана, культуре, традициях, ценностных ориентациях его народов, написанная в рационально-эмоциональном стиле. Подобных книг в российской и мировой литературе о своих родинах (больших и малых) много, но такого фактически фундаментального исследования и описания своей родины найти трудно. Многие мастера художественного слова в своих автобиогра-

фических романах, повестях и рассказах создавали миры своих мест развития (Родин), где они выросли и жили. Мы уже назвали могучую серию автобиографических литературных произведений, созданных Л. Толстым, М. Горьким, С. Аксаковым, Р. Бредбе-ри, У Сароян, В. Солоухиным, В. Беловым, В. Распутиным и многими другими. В них в некоторой отчужденной форме конструируются места развития, малые родины, их среды, люди и события. В повести Гамзатова реализуется «осмысляющее мышление», которому, как утверждал немецкий философ и социолог М. Хайдеггер, ... необходимы высшие усилия..., длительные упражнения. Для него нужна еще более чуткая забота, чем для любого другого настоящего ремесла» [9, с. 104]. С помощью такого вида мышления Р. Гамзатов дал основательный образ горца (дагестанца) с глубоким осмыслением всех факторов, составляющих среду его детства, юношества и показал, как конструируются основные ценностные ориентации, мотивы поведения, понимание окружающего, то, как индивид строит свою жизненную стратегию, обустраивает свое место в жизни и отношения с другими, что связано с понятиями достоинства, честности, трудолюбия, доброты, любви к родине, патриотизма.

Удивительно показаны Гамзатовым связи горца-дагестанца с традициями семьи, с ментальностью предшествующих поколений, сложившейся иерархией ценностей. Все эти концепты, считает он, надо молодому поколению вбирать в себя, как он в молодости, и защищать. Он многократно утверждает, что если молодежь не поймет их смысл для собственной жизни и жизни народа, то это грозит потерей идентичности индивидуальной, территориальной и гражданской. Автор показал, что дагестанская идентичность - это идентичность многих народов, проживающих на одной территории и имеющих общую историю, которая обозначилась в период движения Шамиля. Здесь необходимо отметить борьбу автора за возвращение в историческое сознание народов Дагестана имени Шамиля. Он утверждал, что Шамиль не купель национализма, а часть национальной истории и души народа. Он говорил, что борьбу за независимость от царской власти представлять как борьбу против русского народа нельзя [6, с. 167].

Чрезвычайно важным в книге является выявление малого, локального, малой родины в социализации индивида, в конструировании его жизненных ценностей, традиций, социальных представлений, и в формировании норм поведения и культуры повседневности. Он призывает любить

малое, малую родину, ее жизненные ценности, формы деятельности и через него открывать двери большого, большой Родины, глобальной истории. Малое, малая родина начало и основа формирования жизненных целей и воли индивида, жизненного габитуса. Гамзатов пятьдесят лет тому назад начал обсуждение локального и глобального, искал пути препятствия действию «идеи потока» и сохранения многообразия культур3. Для этого он основательно показал ценности своей малой родины: повседневную культуру, природу, особенности социальных отношений, обычаи и традиции, конструирующие личность горца-дагестанца, в жизни которого преобладает оптимизм, трудолюбие, достоинство и приверженность к традициям, т.е. память как фактор глубокой культуры. Поэтому он постоянно призывает молодежь быть в памяти, знать традиции семьи, народа, и это, на мой взгляд, является выражением рационально-эмоционального оптимизма, о чем писал Л. Петражицкий, отечественный философ права и социолог, один из учителей П.А. Сорокина.

Дагестанская идентичность не противоречит общегражданской, она является ее частью. Ценности малой родины, поиск национального идет в рамках ценностей и интересов развития большой родины -России и современного цивилизационного процесса. Р.Гамзатов, второй представитель Дагестана, который положил новые кирпичи в дагестанскую идентичность, начатую Шамилем и его движением, и тем самым способствует единству и развитию своей

родины, культуры взаимодействия народов России и внешней презентации страны. В необходимости подобных книг нет сомнения. Такие книги о народах, о территориальных общностях, их культурах повседневности должны быть в каждом регионе - республике, округе и области, они чрезвычайно важные основания понимания и любви к местам развития и памяти как важной части индивидуальной и общественной культуры, основы идентичности. Народы и социальные группы должны знать себя и других. Складывающееся незнание друг друга, отчуждение народов и культур рождает интолерантные чувства и действия.

Радует, что в последние времена проявляется интерес к концепту малой родины, следовательно, и фундаментальным проблемам жизни человека, ее основам. Работает проект «Единой России» «Культура малой родины», формируются региональные движения и фонды; администрации некоторых регионов, например, в Курске, заключают договора с Союзом писателей России о конкурсе лучших произведений о малых родинах и т.д. Этого мало. С нашей точки зрения, к проблемам малых родин необходимо привлекать более активное внимание, памятуя, что они связаны с фундаментальными аспектами становления человека, его культуры и жизненных стратегий. Книги, знание о малых родинах важное средство воспитания патриотических чувств у подрастающего поколения и их культуры мировосприятия. Опыт Р. Гамзатова весьма поучителен и его надо знать и продолжать.

Список литературы:

[1] Бороноев А.О. Понятие малой родины: определение и содержание // Общество. Среда. Развитие. -2020, № 3. - С. 60-66.

[2] Брубейкер Р. Этничность без групп. - М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. - 408 с.

[3] Ваншенкин К. Мне слышится песня Бернеса // Марк Бернес в воспоминаниях современников. - М.: Молодая гвардия, 2005. - С. 232-234.

[4] Верещагина А.В., Шахбанова М.М. Межэтнические отношения в оценке дагестанских народов // Журнал социологии и социальной антропологии. Т. XIX. - 2016 № 4. - 159-177.

[5] Гамзатов Расул. Мой Дагестан. Книга первая и вторая. - Махачкала: Дагучпедгиз, 1985. - 439 с.

[6] Гамзатов Р. Над и под крылом орла // Трава после нас. Книга-интервью журналиста Феликса Медведева с деятелями советской литературы и искусства. - М.: Изд. Агенства печати Новости, 1988. -С. 155-174.

[7] Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. М.: ГУ ВШЭ, 2000. - 608 с.

[8] Сорокин П.А. Долгий путь. Автобиографический роман. - Сыктывкар: СЖ Коми ССР; МП «Шыпас», 1991. - 304 с.

[9] Хайдеггер М. Разговор на проселочной дороге. Избранные статьи позднего периода творчества. -М.: Высшая школа, 1991. - 192 с.

1 В том, что в повести Р. Гамзатова обсуждаются важные социокультурные проблемы, нет ничего удивительного. Это в традиции отечественной литературы. В XIX веке многие социальные вопросы ставились в беллетристике, было понятие «журнальный период развития русской социологии» (Н. Кареев), и некоторые высказывали мнение, что первым русским социологом можно считать И.С. Тургенева.

2 Понятие «родиноведение» ввел этнограф, путешественник, член движения «сибирского областниче- § ства» Г.Н. Потанин. См.: Г.Н. Потанин. Родиноведение // Вестник Томской губернии. - 1919, 30.04, № 47. о

3 Проблема глобального и локального вызывает острые дискуссии, противостояния, нет однозначного ^ понимания. См. подробно: Мазлиш Б. Глобальное и локальное: понятие и проблемы // Социс. 2006, № 5. ^

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.