Научная статья на тему 'Молодежный экстремизм как угроза государственному строю и инструмент дестабилизации основных социальных институтов (сравнительный анализ на материалах российской империи конца XIX начала XX века и современной России)'

Молодежный экстремизм как угроза государственному строю и инструмент дестабилизации основных социальных институтов (сравнительный анализ на материалах российской империи конца XIX начала XX века и современной России) Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
437
101
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МОЛОДЕЖЬ / ЭКСТРЕМИЗМ / ТЕРРОРИЗМ / РАДИКАЛИЗАЦИЯ СОЗНАНИЯ / СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ / YOUTH / EXTREMISM / TERRORISM / RADICALIZATION OF CONSCIOUSNESS / SOCIAL INSTITUTE

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Городенцев Герман Александрович, Шеуджен Нурдин Асланович

В статье представлен материал, систематизирующий опыт противодействия государства экстремизму и терроризму в молодежной среде на протяжении более полутора веков. Анализируя социально-исторические факторы экстремизма в России, авторы прогнозируют развитие ситуации в ближайшем будущем.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Youth extremism as threat political system and instrument of destabilization of basic social institutes (comparative analysis on materials of the Russian empire of end XIX beginning of XX century and modern Russia)

Material, systematizing state experience of counteraction to extremism and terrorism in youth environment during more than one and a half ages, is presented in the article. Analysing the social and historical factors of extremism in Russia, the authors forecast development of situation in the near future.

Текст научной работы на тему «Молодежный экстремизм как угроза государственному строю и инструмент дестабилизации основных социальных институтов (сравнительный анализ на материалах российской империи конца XIX начала XX века и современной России)»

Городенцев Герман Александрович

кандидат юридических наук, доцент, заместитель начальника кафедры теории и истории права и государства

Краснодарского университета МВД России

Шеуджен Нурдин Асланович

кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры теории и истории права и государства

Краснодарского университета МВД России

(тел.: +78612583414)

Молодежный экстремизм как угроза государственному строю и инструмент дестабилизации основных социальных институтов (сравнительный анализ на материалах Российской империи конца XIX - начала XX века

и современной России)

В статье представлен материал, систематизирующий опыт противодействия государства экстремизму и терроризму в молодежной среде на протяжении более полутора веков. Анализируя социально-исторические факторы экстремизма в России, авторы прогнозируют развитие ситуации в ближайшем будущем.

Ключевые слова: молодежь, экстремизм, терроризм, радикализация сознания, социальный институт.

G.A. Gоrоdentsev, Master of Law, Assistant Professor, Deputy Head of a Chair of Theory and History of Law and State of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia;

N.A. Sheudzhen, Master of History, Senior Teacher of a Chair of Theory and History of Law and State of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia; tel.: +78612583414.

Youth extremism as threat political system and instrument of destabilization of basic social institutes (comparative analysis on materials of the Russian empire of end XIX - beginning of XX century and modern Russia)

Material, systematizing state experience of counteraction to extremism and terrorism in youth environment during more than one and a half ages, is presented in the article. Analysing the social and historical factors of extremism in Russia, the authors forecast development of situation in the near future.

Key words: youth, extremism, terrorism, radicalization of consciousness, social institute.

Повышенное внимание к экстремизму и его теоретическому осмыслению в современных условиях обусловлено прежде всего существенной актуализацией экстремистской практики. Экстремизм приобретает общепланетарный характер и может считаться новой глобальной проблемой, опасной для мирового сообщества. На сегодняшний день вряд ли можно найти государство, где экстре-

мисты не вели бы свою деятельность. Если отвлечься от современных, привычных для конца XX в. проявлений политически мотивированного насилия, то вынуждены будем сделать вывод о том, что экстремизм известен человечеству с древних времен, с той поры, когда власть над другими людьми стала приносить определенную материальную выгоду и превратилась в связи с этим в предмет вожделений отдельных особей,

19

стремившихся достичь заветной цели любыми путями. При этом их не останавливали моральные барьеры, традиции, общепринятые правила поведения, интересы других людей.

В нашей стране проблема радикализации сознания людей, прежде всего молодежи, имеет давнюю историю. Еще в середине XIX в. на волне популярности идей анархизма и на фоне становления агрессивной марксистской идеологии, провозгласившей построение справедливого социалистического государства посредством борьбы с «экспроприаторами», в России произошло конституирование экстремистской радикальной идеологии. Ей оказалась подвержена, главным образом, образованная молодежь Санкт-Петербурга и Москвы, которая затем оказывала пропагандистско-агитационное воздействие на других людей. Активно использовались листовки, прокламации, выступления в кружках, на конспиративных квартирах и т.п.

Однако путь мирного перестроения сознания жителей Российской империи оказался сложен и тернист, на фоне усилившегося противодействия со стороны правоохранительных органов государства произошел постепенный «крен» в сторону создания экстремистских групп, которые встали на путь терроризма.

В дореволюционной России существовала глубокая связь между терроризмом и анархизмом. О.В. Будницкий считает, что анархический терроризм «представляет собой самостоятельную разновидность этого способа борьбы, основывается на других принципах, нежели терроризм политический. В основе его лежит идея "пропаганды действием"» [1, с. 219]. Народовольцы, как и анархисты, представляли себе террор как «пропаганду действием». Ведь это они отчаялись добиться успеха в переустройстве России путем мирной агитационной работы в деревне. Определение российского дореволюционного терроризма может быть таким: применение группой или отдельным индивидом насилия в отношении неугодных им политических авторов с целью убеждения масс в возможности успешной борьбы и стимулирования их протеста [2, с. 201].

Принято считать, что идеологической предпосылкой массового террора стала прокламация «Молодая Россия», написанная в 1862 г. Пётром Зайчневским в камере Тверской полицейской части. В данной прокламации террор впервые в России открыто признавался средством достижения социальных и политических преобразований. Эта работа Зайчневского послужила поводом для репрессий со стороны властей. Часть революционных лидеров, в частности А.И. Герцен,

подвергли прокламацию критике, но в широкой революционной среде идеи, сходные с озвученными в «Молодой России», становились популярными. Как результат - 4 апреля 1866 г. выстрел Каракозова в императора Александра II положил начало почти полувековой эпохе революционного террора в России [1].

Лево-радикальные экстремисты конца XIX -начала XX в. в своих идеологических учениях активно проповедовали путь терроризма как насилия над эксплуататорами и их «пособниками», а значит, насилия во благо (легитимного насилия).

В частности, идейный лидер левых экстремистов В.И. Ленин призывал к «наиболее радикальным средствам и мерам как к наиболее целесообразным», для чего лидер большевиков предлагал создавать «отряды революционной армии... всяких размеров, начиная с двух-трех человек, которые должны вооружаться сами, кто чем может (ружье, револьвер, бомба, нож, кастет, палка, тряпка с керосином для поджога.)» [3].

Российское государство оказалось не готово к ведению долгосрочной эффективной борьбы с экстремистами и террористами. Отвечая насилием на насилие, поставив во главу угла репрессивно-запретительные меры, не сумев снизить силу действия причинных факторов молодежного радикализма и экстремизма, оно лишь способствовало росту социального напряжения и общей дестабилизации обстановки в стране. Вполне закономерным последствием сложившейся ситуации стали революция 1917 г. и крах Российской империи.

В качестве глубинных факторов возникновения экстремизма и терроризма в XIX в. можно отметить следующие. Прежде всего, это исторически сформировавшаяся социально-психологическая установка на ксенофобию и нетерпимость, присущая самой природе российского общества (бунтарство и анархизм как черты российской ментальности). Также стоит указать, что в нашей стране имеются исторические традиции в виде хорошо организованного, законспирированного, разветвленного и массового терроризма («Народная воля», боевые организации партии эсеров, большевиков и др.). Наша страна на протяжении веков была и остается полиэтническим и поликонфессиональным государством,периодически сталкивающимся с межнациональным напряжением и конфликтами. Также в нашей стране (по сравнению с передовыми странами Европы и США) не столь развиты традиции гражданского общества.

20

Советский период существования государства характеризовался значительным снижением преступлений экстремистской направленности по мере построения тоталитарного социалистического государства. Однако в ряде случаев (особенно в национальных республиках) имели место случаи экстремизма и терроризма.

В современной России сложилась весьма сложная ситуация с молодежным экстремизмом. Несмотря на то, что данное явление, как правило, не модифицируется в террористические действия, оно несет достаточно серьезный социально-разрушительный потенциал.

Неслучайно в конце 1990-х - начале 2000-х гг. в России развернулись масштабные научные и публичные дискуссии по проблеме экстремизма. Их итогом стало принятие Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» [4].

Специфика данного закона состоит в отсутствии в тексте прямого определения экстремизма (экстремистской деятельности). В данном документе содержание термина закрепляется через перечисление действий, относимых к видам экстремистской деятельности. С точки зрения исследователей-правоведов, следование этому принципу является серьезным недостатком закона. Главным объектом критики является отсутствие в нормативном правовом акте описания тех признаков, которые, собственно, и придают перечисляемым действиям характер экстремистских.

С точки зрения В.И. Власова, «экстремизм -негативное явление, исходящее из крайних взглядов, приверженности к крайним мерам, проявляющееся в деятельности радикальных субъектов по планированию, организации, подготовке и совершению запрещенных законом общественно опасных действий или в деяниях аморальных, совершаемых с политическими, националистическими целями или на почве расовой, религиозной вражды (ненависти)» [5, с. 8].

В научной литературе наряду с понятием «экстремизм» довольно часто используется и понятие «терроризм». Следует отметить, что экстремизм и терроризм соотносятся как общее и частное: первый образует своеобразную идеологическую основу террористическим действиям; второй определяется совокупностью крайних установок (обоснованием применения насилия) для достижения политических целей нелегитимным способом. Феномен исламизма является социально-политическим и использует отдельные положения ислама в трансформируемой форме: он характеризует течения протеста в странах мусульманской культуры. Терроризм

рассматривается как аксиологическая категория, затрагивающая проблемы морали и нравственности [6].

По мнению Е.О. Кубякина, ситуация с молодежным экстремизмом в России осложняется с каждым годом, прежде всего, это связано с соци-окоммуникативными трансформациями начала XXI в. Становление глобального информационного общества на основе использования компьютерных и информационных технологий протекает с разной степенью интенсивности во всем мире, в том числе и в нашей стране. Изменяются функции различных социальных институтов; социальные явления и процессы приобретают новые, ранее не изученные исследователями черты. Претерпевают существенные изменения и молодежный экстремизм, а также каналы его распространения и формы проявления. Новые средства и способы коммуникации, упрощение доступа к информационным ресурсам оказали заметное влияние на масштабы распространения молодежного экстремизма. Очевидно, что глобализация информационно-коммуникационной среды не препятствует, а в ряде случаев способствует возникновению условий для экстремистской экспансии. Глобализация и информатизация социума, сопровождающиеся минимизацией контроля и управления информационными потоками, расширяют возможности для самоорганизации молодежи на основе экстремизма, формирования молодежных экстремистских движений. Если еще 10-15 лет назад деятельность экстремистских движений локализовывалась пространственными границами города, района, области, то в настоящее время благодаря информационно-коммуникационным технологиям (прежде всего Интернету) экстремистская деятельность расширяется в масштабах страны.

Сотовая связь, мультимедиа, компьютерные технологии трансформировали межличностную и групповую коммуникацию до масштабов массовой (форумы, чаты, блоги и прочие стали достоянием широких слоев интернет-аудитории). В итоге члены экстремистских движений и групп получили возможность распространять свою идеологию, убеждения в интернет-ресурсах, где численность аудитории может колебаться от нескольких десятков до сотен тысяч человек. Такие ресурсы воздействия на молодежное сознание сравнимы с потенциалом традиционных СМИ, только не контролируемых государством и обществом. Под видом «обмена мнениями» в Интернете экстремисты получили возможность вести пропаганду, вербовать новых сторонников и увеличивать количество «сочувствующих»,

21

используя в своих целях несформировавшееся молодежное сознание [7, с. 3-4].

Исследователи выделяют несколько факторов, под воздействием которых происходит генезис экстремизма. К числу объективных факторов можно отнести:

1) системные, не решаемые годами проблемы российского общества (коррупцию, кризис правоохранительной системы, теневую экономику, резкое расслоение общества на «богатых» и «бедных» и т.д.);

2) падение духовно-нравственного уровня населения России вследствие «засилья» образцов массовой культуры, культа наживы, успеха, физической силы, гедонизма, «легких денег»;

3) дисбаланс системы социализации, воспитания, социального развития молодого поколения;

4) дисфункциональность системы средств массовой коммуникации, ее отказ от обсуждения множества социальных проблем с одновременным усилением пропаганды ксенофобии в отношении, в частности, выходцев из регионов Северного Кавказа и Средней Азии;

5) негативные последствия войны в Чечне и непродуманной миграционной политики;

6) социокоммуникативные изменения и становление глобального информационного общества, бурное развитие инновационных СМК, в первую очередь Интернета, что привело к практически полной потере контроля государства над процессом коммуникации с молодым поколением.

Субъективными факторами генезиса молодежного экстремизма, непосредственно связанными с социально-возрастными, социально-психологическими и социокультурными характеристиками молодежи, являются:

1) экстремальность как имманентное свойство сознания и поведения молодежи, в ряде случаев способное трансформироваться в экстремизм;

2) не сформировавшееся до конца сознание, социокультурный облик, в результате чего молодой человек рискует попасть под влияние идеологов экстремизма;

3) маргинальный, неустойчивый переходный социальный статус молодежи (во многих случаях отсутствие семьи, детей, престижной работы и т.п.) приводит ее к мысли о том, что «нечего терять»;

4) эмоционально-чувственное, аффективное восприятие окружающей действительности, в результате чего молодые люди «думают сердцем», сначала совершая какой-то посту-

пок, а потом задумываясь о его необходимости;

5) инновационная активность, жажда новизны, поиск способов самореализации; к сожалению, участие в экстремистской деятельности в ряде случаев удовлетворяет данные потребности молодежи;

6) некритическое, парадоксальное мышление и отсутствие жизненного опыта, неумение анализировать причины и последствия социальных действий и взаимодействий;

7) именно синтез объективных (широкого социального контекста) и субъективных (имманентно присущих молодому поколению) факторов и предопределяет распространенность экстремизма в молодежной среде нынешней России [7, с. 42-44].

Таким образом, экстремизм в нашей стране имеет давние формы и опирается на сферу духовной культуры, специфические установки, ценностные ориентации, определенные мировоззренческие конструкты. Начальной стадией становления экстремизма выступает радикализм сознания, что особенно характерно для молодежи в силу ее социально-возрастных и социально-психологических особенностей. Осваивая радикальные идеологические конструкты, специфические антисоциальные поведенческие практики, молодые люди постепенно интегрируются в экстремистские сообщества, рост которых представляет собой угрозу государственному строю.

Опасность увеличения такого рода сообществ заключается в том, что на первом этапе они развиваются имплицитно, не привлекая повышенное внимание. Однако затем они (под воздействием ряда факторов) могут резко увеличивать свое негативное влияние в обществе, переходить в активную фазу.

В современной России сложились условия, позволяющие говорить о признаках общества риска. Данное состояние оказалось спровоцировано масштабными социальными, коммуникативными, культурными трансформациями 1990-х - начала 2000-х гг. В сложившихся условиях возможен рост экстремистских преступлений, увеличение численности как активных сторонников, так и «сочувствующих». При этом исторический опыт показывает, что в моменты кризисов, ослабления государства экстремистские движения и группы серьезным образом активизируются. Именно поэтому необходима координация научной мысли и управленческой практики в целях недопущения разрастания проблемы экстремизма в нашей стране.

1. Будницкий О. В. Терроризм в российском освободительном движении. М., 2000.

2. Федотова В. Г. Терроризм. Попытка концептуализации // Pro et contra. 2002. Т. 7. № 4.

3. Сорокин П. Ленин. Фанатик и антисоциальный экстремист /пер. Ю. Дойкова //Новое время. 2002. № 37.

4. Рос. газ. 2002. 30 июля.

5. Власов В. И. Экстремизм: сущность, виды, профилактика: учеб.-метод. пособие / под ред. Р. Г. Абдулатипова. М., 2003.

6. Козлов А. А. Об определении экстремизма // Экстремизм в среде петербуржской молодежи: анализ и вопросы профилактики. СПб., 2003.

7. Кубякин Е.О. Молодежный экстремизм в условиях глобализации информационно-коммуникационной среды общественной жизни: дис. ... д-ра социол. наук. Краснодар, 2012.

1. Budnitskiy O.V. Terrorism in the Russian liberation movement. Moscow, 2000.

2. Fedotova V.G. Terrorism. Attempt of conceptualisation // Pro et contra. 2002. Vol. 7. № 4.

3. Sorokin P. Lenin. Fanatic and antisocial extremist / transl. by Yu. Doykov // New time. 2002. № 37.

4. Rus. newsp. 2002. July 30.

5. Vlasov V.I. Extremism: essence, kinds, prophylaxis: guidance manual / ed. by R.G. Abdu-latipov. Moscow, 2003.

6. Kozlov A.A. About determination of extremism // Extremism in the environment of the Petersburg youth: analysis and questions of prophylaxis. St. Petersburg, 2003.

7. Kubyakin E.O. Youth extremism in the conditions of globalization of information and communication environment of public life: diss. ... Dr of Sociology. Krasnodar, 2012.

23

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.