Научная статья на тему 'Модус «Воспоминание» : статус и взаимодействие с другими модусными категориями (на материале рассказов Е. Гришковца)'

Модус «Воспоминание» : статус и взаимодействие с другими модусными категориями (на материале рассказов Е. Гришковца) Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
2
0
Поделиться
Журнал
Филология и человек
ВАК
Область наук
Ключевые слова
МОДУС «ВОСПОМИНАНИЕ» / ЯЗЫКОВЫЕ СРЕДСТВА / ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ТЕКСТ / MODUS «RECOLLECTION»

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Кораблина Татьяна Ивановна

В статье предпринята попытка проанализировать определение модуса «воспоминание» его связь с другими модусными категориями. В центре внимания средства выражения модуса «воспоминание» в художественном тексте на примере прозы Е. Гришковца.This article attempts to examine the definition of the modus «recollection», its relations with other modus categories. The means of expression of modus «recollection» in the prose of E. Grishkovets are in the focus of the article.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Модус «Воспоминание» : статус и взаимодействие с другими модусными категориями (на материале рассказов Е. Гришковца)»

МОДУС «ВОСПОМИНАНИЕ» : СТАТУС И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С ДРУГИМИ МОДУСНЫМИ КАТЕГОРИЯМИ (НА МАТЕРИАЛЕ РАССКАЗОВ Е. ГРИШКОВЦА)

Т.И. Кораблина

Ключевые слова: модус «воспоминание», языковые средства, художественный текст.

Keywords: modus «recollection», language means, literary text.

В разные периоды своей жизни человек так или иначе обращается к своим воспоминаниям. Причем память совершенно непредсказуемо и беспричинно может воскрешать как значительные факты биографии, так и незначительные мелочи, например: 1) Помню первую нашу зиму в новой квартире. Очень счастливую зиму. Весь дом гремел, но мы с Леной не обращали на это внимания. Помню зимние вечера, когда к одиннадцати часам замирали последние удары молотков и скрежет дрелей1 (Е. Гришковец. Над нами, под нами и за стенами); 2) Я навсегда запомню, с какой грустью он это говорил, и как при этом улыбался (Е. Гришковец. Над нами, под нами и за стенами).

Обратимся к модусу «воспоминание», который и является предметом нашего исследования.

Термин модус «воспоминание» встречается в работе Е.В. Падучевой, где автор, анализируя художественный текст, отмечает, что данный модус связан с «отступом назад во времени» [Падучева, 1996, с. 397]. Е.В. Падучева соотносит модус «воспоминание» с модусом знания: модус «воспоминание» позволяет «оправдать “переключение внимания” своего воспринимателя на какой-то участок его области знаний» [Падучева, 1996, с. 399].

Первую попытку дать определение модусу «воспоминание» и составить репертуар его средств выражения на материале мемуарной литературы сделала Н.П. Перфильева. Размышляя о природе данного модуса, она обратила внимание на связь этой модусной категории с другими («персуа-зивностью» и «авторизацией») [Перфильева, 2012].

1 Здесь и далее текст произведений цитируется по изданию Гришковец Е. Следы на мне. М., 2007. В круглых скобках указывается название рассказа.

Модус «воспоминание» мы, вслед за Н.П. Перфильевой, рассматриваем как «необязательную модусную категорию, обозначающую, что автор обращается к событиям, свидетелем которых он был в прошлом, и маркирует внимание адресата на степени погрешности в точности воспроизведения информации, в ее адекватности происходившим в прошлом событиям, что связано со свойством памяти» [Перфильева, 2012].

Цель данной статьи - определить средства выражения модуса «воспоминание» в рассказах Е. Г ришковца и выявить их специфику в сопоставлении с уже известными. Эмпирической базой данного исследования послужили 131 высказывание из сборника рассказов «Следы на мне» Е. Гришковца.

54% высказываний составляют текстовые фрагменты, в которых модус «воспоминание» выражен лексемой помню, например: 1) Помню

школьную теплицу, которая содержалась в идеальном порядке. Помню клумбу и цветы перед входом в школу (Е. Гришковец. Дарвин); 2) Я помню все лица и почти все имена жителей деревни Колбиха, хотя лично я там проводил не больше полутора месяцев в год (Е. Гришковец. 80 километров от города); 3) А помните это мерзкое стихотворение для лучшего запоминания названия падежей? Ну, это: Иван Родил Девчонку Велел Тащить Пеленку Гадость какая! (Е. Гришковец. Дарвин); 4) Эти ботинки издавали при каждом шаге даже не скрип, а визг. Причем, визг правого был выше визга левого. Этот визг знал и помнил каждый студент филфака, учившийся в мою бытность (Е. Гришковец. Декан Данков). Таким образом, этот результат совпадает с наблюдениями Н.П. Перфильевой на материале мемуарной литературы, отмечающей, что исследуемый модус «соотносится с предикатами вспомнить, припомнить и др., называющими ментальную операцию» [Перфильева, 2012].

Проанализируем приведенные контексты под углом зрения взаимодействия модуса «воспоминание» и персонализации. В первых двух контекстах употребляется форма 1-го лица единственного числа помню. Следовательно, речь идет только о воспоминании говорящего. В третьем контексте употребляется форма 2 лица помните. В данном случае речь идет не только о воспоминании адресанта, но и побуждении адресата вспомнить. В последнем контексте употреблена форма прошедшего времени помнил, а значение лица выражено лексически каждый студент филфака.

Е. Гришковец саму операцию воспоминания иногда обозначает с помощью фразеологизмов, например: Ну, живет же за таким вот типовым окном Гера, со всем земным шаром, который застрял в его памяти у него в голове, и никак из этой головы и памяти не вылетит. Как сам

Гера из моей (Е. Гришковец. Над нами, под нами и за стенами). Эти фразеологические средства могут быть употреблены и как модусные. Ср.: застряли в моей голове, из памяти не вылетит.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Все средства выражения модуса «воспоминание», которые нам встретились, можно условно расположить на шкале между полюсами «хорошо, отчетливо помню» - «не помню». В качестве точки отсчета этом случае выступает помню, называющее только факт сохранения, удерживания в памяти, например: Помню, мы показывали наш спектакль в Челябинске, на каком-то маленьком фестивале студенческих театров (Е. Гришковец. Зависть).

В одних случаях воспоминания могут фотографически отражать события прошлого, являясь своеобразными воспоминаниями-фотографиями; но резкость снимка, то есть точность воспоминаний, бывает разной. Следовательно, можно говорить о разной степени припоминания. Неслучайно на этом регулярно акцентируют внимание персонажи рассказов Е. Гришковца, например: Они бьли приятные люди, поэтому про их семью мне трудно что-то вспомнить и что-то рассказать (Е. Гришковец. Над нами, под нами и за стенами). Контекстов, иллюстрирующих разную степень припоминания, в сборнике рассказов Е. Гришковца - 36%.

Персонажи нечасто предъявляют свои воспоминания как точные, например: Помню точно, что Михалыч, по его рассказам долго работал на пароме, где-то недалеко от Томска (Е. Гришковец. Михалыч). Акцент делается на неточности воспоминаний (11% от общего количества контекстов), например: 1) Но я помню родителей еще студентами. Это смутные воспоминания и, в основном, ночные (Е. Гришковец. Дарвин); 2) Людей, которые жили за лифтом, я не очень помню (Е. Гришковец. Над нами, под нами и за стенами). Фраза «я всего не запомнил» тоже указывает на оттенки припоминания, например: Он говорил еще полчаса, я всего не запомнил. Ср.: Удивительное дело! Я помню все лица и почти все имена жителей деревни Колбиха, хотя лично я там проводил не больше полутора месяцев в год (Е. Гришковец. 80 километров от города). Достаточно часто (10,6% от общего количества контекстов) персонажи упоминают о том, что не помнят. Например: 1) Не могу припомнить, как его звали (Е. Гришковец. Над нами, под нами и за стенами); 2) Как его звали, я не помню (Е. Гришковец. Михалыч). В данном случае средствами выражения являются, кроме ментальных предикатов вспомнить, припомнить, лексические средства смутные воспоминания, не очень хорошо, не точно и др. Следовательно, анализ материала позволяет согласиться с мыслью Н.П. Перфильевой о соотнесенности модусных категорий «воспоминание» и достоверности.

Показатели модуса «воспоминание», сообщающие о точности / неточности воспоминаний, пересекаются с такими элементами, как не могу забыть, не забывается, например: 1) Я не смогу вспомнить всех, с кем мне доводилось много лет работать. А вот жители Колбихи не забываются (Е. Гришковец. 80 километров от города); 2) Видимо, поэтому и не могут забыть ни одного лица, ни одного дома (Е. Гришковец. 80 километров от города). Конечно, данные показатели связаны не с параметром точности воспоминаний, а с параметром наличие / отсутствие в памяти. Однако, употребляя эти модусные показатели, говорящий акцентирует внимание на силе воспоминаний, ценности и эмоциональной значимости событий прошлого. Более того, не могу забыть - это то, о чем вроде бы нет необходимости вспоминать.

Таким образом, в рассказах Е. Гришковца показатели модусной рамки «воспоминание» не только называют ментальную операцию, но и часто содержат оценку воспоминаний Говорящим, связанную непосредственно со степенью припоминания информации.

Модусная рамка «воспоминание» в рассказах Е. Гришковца выражается часто с помощью наречий с временной семантикой: тогда, теперь, раньше, сейчас, никогда, навсегда, - что позволяет говорить о взаимодействии модусных категорий «воспоминание» и темпоральности, например: 1) Тогда я терпеть не мог бездельников и многих причислял к этой категории, не любил тех, кто пытался хвататься за все подряд, делать то одно, то другое, а в итоге не делал ничего (Е. Гришковец. И было сказано); 2) Жили мы тогда то в съемной маленькой квартире, то в общежитии (Е. Гришковец. Дарвин); 3) А особенно тогда, когда мы въехали в наш дом и в нашу квартиру, райончик был, ну, совсем не престижный (Е. Гришковец. Над нами, под нами и за стенами); 4) Раньше подобные дома называли «китайскими стенами» (Е. Гришковец. Над нами, под нами и за стенами). Оформление модуса «воспоминание» с помощью наречий тогда, раньше неслучайно: их семантика отражает, выражаясь словами Е.В. Падучевой, «отступ назад во времени». Они указывают на события, имевшие место до «момента речи», таким образом задают вектор ретроспекции.

Примеров с тогда в нашей выборке - 19%. Контекстов с наречиями сейчас, теперь в выборке значительно меньше - всего 4%, но и они намечают ретроспекцию, например: Только теперь я догадываюсь, какой трудной и несчастной была его жизнь и работа (Е. Гришковец. Михалыч). В данных контекстах для сейчас фоном являются раньше, тогда, даже если вербально не выражены, поскольку они выступают точкой отсчета: тогда - то есть не сейчас. Ср.: Это сейчас бы я смог более-менее

точно определить его возраст, а тогда даже сорокалетний человек мне казался бесконечно взрослым (Е. Гришковец. Mихалыч).

Относительно «момента речи» можно рассматривать и наречия никогда (ни в какое время) и навсегда (отныне и до самого далекого будущего, на всю жизнь). Эти контексты единичны, но неискусственны, например: 1) Больше я с Михалычем не разговаривал никогда. Но тогда я еще об этом не знал (Е. Гришковец. Mихалыч); 2) Я навсегда запомню, с какой грустью он это говорил и как при этом улыбался (Е. Гришковец. Над нами, под нами и за стенами). В данных контекстах с помощью наречий также намечен вектор проспекциии, отличие состоит только в том, что вектор направлен не из настоящего в прошлое, а из прошлого в будущее. С наречиями никогда и навсегда связана также оценка с точки зрения силы воспоминаний, эмоциональной значимости для говорящего вспоминаемого события на фоне цепи последующих событий.

Показатели модуса «воспоминание» не только вводят информацию, связанную с событиями, имевшими место в прошлом. О чем еще, кроме фактов, может вспоминать Говорящий?

Предметом воспоминания могут быть ощущения или состояние, оценка значимости события, например: 1) До сих пор, когда по телевизору показывают фильм, который мы впервые посмотрели в один из тех вечеров (ночей) мы с женой с удовольствием вспоминаем те ощущения (Е. Гришковец. Над нами, под нами и за стенами); 2) Недавно я вспомнил такое свое летнее состояние и сильно по нему поскучал (Е. Гришковец. Начальник); 3) Это был самый лучший Новый год в моей жизни (Е. Гришковец. Зависть). Как видно из иллюстративного материала, судя по последнему контексту, модус «воспоминание» может быть оформлен не только лексемами но и фразами. Хотя этот способ оформления у Е. Гришковца встречается редко, но мы проанализируем контекст. Говорящий выделяет это событие-воспоминание из ряда подобных, но следующих за ним, и акцентирует внимание на нем. Эта оценка стала возможна только спустя время, на фоне событий такого же рода. Таким образом, повествователь не просто вспомнил событие, но соотнес с рядом подобных.

Mодус «воспоминание» выражен здесь имплицитно: ментальный предикат частично заменяет аналитическая форма превосходной степени прилагательного.

В ряде случаев показатели модуса «воспоминание» сочетаются со словами, обозначающими эмоциональное отношение Говорящего к своим воспоминаниям, например: 1) Германа вспоминаю особо (Е. Гришковец.

Над нами, под нами и за стенами); 2) Песни все я вскоре знал, чуть ли не

наизусть. Но одну запомнил особенно, ее пели хором и обычно несколько раз за заседание (Е. Гришковец. Над нами, под нами и за стенами); 3) Я помню процесс выбора и помню все возможные варианты. Весело об этом вспоминать. Очень весело (Е. Гришковец. Дарвин); 4) Тот случай, ту историю вспоминать страшно (Е. Гришковец. 80 километров от города). Таким образом, можно говорить о скрытом взаимодействии операций воспоминание и оценка.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Подведем итоги. В художественном тексте, так же как и в мемуарной литературе, в качестве показателей модуса «воспоминание» доминируют предикаты, называющие ментальную операцию. Такие показатели не только вводят информацию, связанную с событиями в прошлом, но и могут отражать воспоминания, являющиеся ситуативно-фоновыми для группы людей. Кроме того, в некоторых случаях вместо ментального предиката в качестве средства выражения модуса «воспоминание» может выступать аналитическая форма превосходной степени. Модусная рамка «воспоминание» регулярно несет информацию о точности / неточности припоминания событий, при этом степень точности воспоминания в ряде случаев может выступать как критерий оценки значимости события. Сочетания показателей модуса «воспоминание» со словами, обозначающими эмоциональное отношение Говорящего к своим воспоминаниям, в некоторых контекстах эксплицируют взаимодействие модусных категорий «воспоминание» и оценочность. Средства выражения модуса «воспоминание» связаны с показателями категории темпоральности, которые позволяют проследить векторы проспекции и ретроспекции в тексте.

Литература

Гришковец Е. Следы на мне. М., 2007.

Падучева Е.В. Семантические исследования (Семантика времени и вида в русском языке. Семантика нарратива). М., 1996.

Перфильева Н.П. Модус воспоминания : между истиной и ложью // Дискурс лжи и ложь дискурса. Новосибирск, 2012.