Научная статья на тему 'Модернизационные мотивы в деятельности корейского религиозного общества Тонхак'

Модернизационные мотивы в деятельности корейского религиозного общества Тонхак Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

310
120
Поделиться
Ключевые слова
КОРЕЯ / ТОНХАК / ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ / МОДЕРНИЗАЦИЯ / РЕЛИГИЯ

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Толстокулаков И. А.

В 1860-е годы в Корее сложилась религиозная система (или учение) Тонхак, вобравшая ряд положений католицизма, конфуцианства, буддизма и даосизма. Она стала важным явлением общественно-политической жизни, существенно повлиявшим на религиозное, культурное, социально-политическое и экономическое развитие корейского общества второй половины XIX в. Постепенно Тонхак превратилось в авангард модернизационного движения постфеодальной Кореи вплоть до ее аннексии Японией в 1910 г. Большинство зарубежных и отечественных исследователей связывают учение исключительно с религиозным, крестьянским или национально-освободительным движением, не учитывают его очевидный модернизационный характер.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Толстокулаков И. А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Модернизационные мотивы в деятельности корейского религиозного общества Тонхак»

Вестник ДВО РАН. 2009. № 5

УДК 321.02 (519.5)

И.А.ТОЛСТОКУЛАКОВ

Модернизационные мотивы в деятельности корейского религиозного общества Тонхак

В 1860-е годы в Корее сложилась религиозная система (или учение) Тонхак, вобравшая ряд положений католицизма, конфуцианства, буддизма и даосизма. Она стала важным явлением общественно-политической жизни, существенно повлиявшим на религиозное, культурное, социально-политическое и экономическое развитие корейского общества второй половины XIX в. Постепенно Тонхак превратилось в авангард модернизационного движения постфеодальной Кореи вплоть до ее аннексии Японией в 1910 г. Большинство зарубежных и отечественных исследователей связывают учение исключительно с религиозным, крестьянским или национально-освободительным движением, не учитывают его очевидный модернизационный характер.

Ключевые слова: Корея, Тонхак, общественно-политическая мысль, модернизация, религия.

Modernizational contents in activities of the Korean religious society Tonghak. I.A.TOLSTOKULAKOV (Higher College for Korean Studies, Far Eastern National University, Vladivostok).

As an eclectic system of several propositions of Catholicism, Confucianism, Buddhism and Daoism, the religious doctrine Tonghak / «Eastern Teaching» has been formed in Korea since the 1860s. Very soon the doctrine became an important event in socio-political life and greatly affected religious, cultural, socio-political and economic development of Korean society in the 2nd half of the XIX century. Gradually Tonghak transformed into the modernization vanguard in post-feudal Korea up to the Japanese colonial annexation in 1910. The majority of foreign and Russian researchers connect «Eastern Teaching» exclusively with religious, peasant or national liberation movement, paying no attention to its obvious modernization nature.

Key words: Korea, Tonghak, socio-political ideas, modernization, religion.

В 60-е годы XIX в. на фоне активного проникновения христианства в Корее сложилась оригинальная религиозная система Тонхак (восточное учение), получившая название в противовес сохак (т.е. западному учению - так называли в Корее католицизм). Эклектическая система Тонхак впитала ряд положений католицизма, конфуцианства и даосизма. Ее конфуцианская составляющая определялась учением о пяти социальных отношениях хё, буддизм привнес идею о нравственном очищении, даосизм - мистику и конспиративную организацию. Важными компонентами явились христианские положения о равенстве всех перед Всевышним, определение человека как воплощения Бога на земле, монотеистическая идея о персонифицированном божестве. Учение Тонхак было разработано выходцем из янбанской1 среды Чхве Джеу (Суун, 1824-1864 гг). Приверженцы Тонхак требовали обеспечения свободы вероисповедания, изгнания из страны иноземцев, наказания преступных чиновников.

Религиозно-политическое учение Тонхак стало важным явлением общественно-политической жизни Кореи во второй половине XIX в. Его значение в истории страны определяется не только конкретными событиями: крестьянской войной 1884 г, японо-китайской войной 1894-1895 гг или антияпонским Первомартовским движением 1919 г Тонхак имело тотальное влияние на религиозное, культурное, социально-политическое и экономическое развитие корейского общества. Общественно-политическая и идеологическая роль

ТОЛСТОКУЛАКОВ Игорь Анатольевич - кандидат исторических наук, доцент (Высший колледж корееведения Дальневосточного государственного университета, Владивосток). E-mail: tia1963@rambler.ru

*Янбане - представители господствующего сословия в феодальной Корее.

учения заключается прежде всего в его нацеленности на антифеодальную социальную революцию, эгалитарно-утопических установках и явно выраженной антииностранной направленности. Такое содержание Тонхак превратило его в авангард модернизационного движения, особенно после поражения реформаторов кэхва ундонъ1 в 1884 г. и вплоть до колониального порабощения страны Японией в 1910 г

Система Тонхак давно является одним из объектов исследования общественно-политического строя позднее феодальной Кореи, оказавшейся в конце XIX в. перед выбором пути дальнейшего развития. Большинство советских и российских авторов связывают учение с «началом социальной революции» или «предпосылками крестьянского восстания» [3, с. 78], однако ограничивать Тонхак исключительно национально-освободительными или социальными крестьянскими рамками, на наш взгляд, неверно. Эволюция, проделанная тонхакским вероучением, весьма показательна, она связана с постепенным внедрением в религиозный контекст многих принципиально новых для Кореи политических мотивов, напрямую связанных с модернизационными представлениями.

Такой подход к истории Тонхак характерен для некоторых наших зарубежных коллег, в частности Э.Рейшауэра [6, 8] и Дж. Фербенка [6], впервые рассмотревших учение с точки зрения модернизационной концепции и обративших внимание на европейские заимствования в его системе. В то же время западные историки склонны переоценивать степень европейского культурного влияния на полуострове во второй половине XIX в., на что указывают некоторые южнокорейские исследователи, отказывающие Тонхак в какой бы то ни было исключительности. Чхве Юнсик рассматривает его как одно из многих подобных учений, сложившихся в Восточной Азии в преддверии ХХ столетия, подчеркивая эклектичность Тонхак, определяет его как всего лишь «попытку объединить под общими лозунгами ... три религии в одну» [5, р. 12]. Отказывая учению в европейской и тем более модернизационной основе, он акцентирует внимание на противоречиях между последователями различных религий (конфуцианства, буддизма, даосизма), приведших к созданию единой - включающей все самое лучшее из традиционных восточных культов [5, р. 8].

Наше отношение к Тонхак определяется признанием его серьезной роли в преобразовании социально-политической и хозяйственной жизни Кореи. Мы исходим из того, что основатели и адепты учения бросили смелый вызов властям и существовавшим феодальным порядкам и в этом превзошли самых радикальных сирхакистов2 и просветителей из лагеря кэмонъ ундонъ3. Иными словами, у нас есть основания рассматривать Тонхак с точки зрения модернизационной теории, поскольку учение стимулировало, с одной стороны, проникновение в корейское общество религиозных и политических воззрений европейского мира, а с другой - реакцию отторжения чужеродных элементов и стремление следовать традиции. После вторжения в Корею иностранных держав в корейском обществе стали происходить заметные изменения, и в этом контексте Тонхак можно признать первым проявлением национализма в Корее, причем оно стало результатом европейского культурного влияния.

Специфика учения заключается в заимствовании часто противоречивших друг другу идей из различных религий. Идея равенства перед Богом сочеталась с приверженностью конфуцианской иерархии, основанной на пяти житейских отношениях; стремление к спасению мира сопровождалось ксенофобией и ненавистью к иноземцам, поэтому Тонхак признают и как учение, впитавшее исконно корейские традиции, и как движение к серьезным переменам. Противоречия доктрины Тонхак привели к тому, что его адепты выступали

1 Кэхва ундонъ («движение за реформы») - общественно-политическое движение, возникшее в Корее в последней четверти XIX в., выступавшее за проведение контролируемой модернизации феодальной системы страны.

2 Сирхак («за реальные знания») - философское течение позднефеодальной Кореи ХУІІ-ХУІІІ вв., обосновавшее необходимость изучения «реальных», связанных с жизненными потребностями страны наук в противовес конфуцианской схоластики. Школа сирхак признала также необходимость ограниченного реформирования не-оконфуцианского общества, прежде всего его экономической и социальной системы.

3 Кэмонъ ундонъ («движение за просвещение народа») - просветительское движение в Корее, сложившееся на рубеже ХІХ-ХХ вв., продолжившее прогрессивные начинания сирхак и кэхва ундонъ.

как с призывами к смиренному ожиданию эпохи земного рая, так и к активным действиям против феодальных властей и иностранцев. Самое принципиальное противоречие Тонхак заключается в том, что оно одновременно являлось и восточным, и европейским, и религиозным, и политическим. Очевидно, что Тонхак - это восточное вероучение, принципиально отличающееся от христианской религии: оно допускает повторение религиозного опыта непосредственного общения с Богом, что для западного человека звучит весьма крамольно.

Поскольку основатель Тонхак заимствовал некоторые христианские идеи, появление учения на полуострове можно рассматривать как результат европейского культурного влияния. С этой точки зрения идейное содержание учения Чхве Джеу в какой-то мере согласуется с общими модернизационными установками сирхак и кэхва ундонъ. В то же время достаточно убедительной выглядит оценка Тонхак как первого организованного и идейно обоснованного проявления национализма в Корее. Объективно определить значение Тон -хак в истории общественно-политической мысли Кореи можно лишь через призму сложившейся на п-ове Корея социальной, религиозной, экономической и политической ситуации второй половины ХІХ в.

Религиозность последователей Тонхак определялась не только тем, что они придумали нового бога; его настоящие адепты были фанатично убеждены в том, что именно их вера позволила им объединиться и проявить себя как общественно значимая сила. Социально-политическая значимость Тонхак - в беспрецедентной сплоченности его организации. Учение стало общественным движением в полном смысле: его сторонников объединяли общая цель, корпоративное поведение и невиданная доселе в Корее организационная сплоченность.

Первоначально система Тонхак носила чисто религиозный характер и представляла собой синтез отдельных заимствований из различных верований, представленных на п-ове Корея, в том числе и христианства. В доктрине Тонхак нашли отражение многие положения: конфуцианства - в первую очередь о «пяти житейских отношениях» и сыновней почтительности хё, буддизма - об «очищении сердца», даосизма - аскетическая проповедь об очищении тела от нравственной и физической нечистоты. Из христианства была воспринята идея монотеизма и равенства людей перед Богом. Бесспорно, учение Чхве Джеу базировалось и на местном шаманизме, глубоко укоренившемся среди населения Кореи, - именно это послужило причиной быстрого восприятия Тонхак народными массами, оно было понятным даже неграмотным крестьянкам и деревенским детям. В идеях Тонхак явственно проступало влияние национальных культурных традиций, выраженное в привлечении народного эпоса. Позднее, когда религиозное движение примет социальную и политическую окраску, в Тонхак явственнее будет ощущаться влияние идеологии сирхак и других просветительских движений.

Идейная основа учения заключалась в понятии «чхондо» («небесный путь»). По словам Чхве Джеу, «цель Тонхак - Небесный Путь, которым пойдет человек» (цит. по [2, с. 16]). Суть веры Тонхак сводилась к почитанию Неба и следованию по пути, предначертанному Чхонджу (Владыкой Неба). Учение проповедовало идею о божественном начале, заключенном в каждом человеке, благодаря которому человек становился равным самому Богу. «Бог в каждом человеке, без различия его происхождения. Каждый индивидуум в обществе представляет ценность, так как каждый человек, а не один Бог - творец Вселенной» (цит. по [2, с. 17]). На основании этой эгалитарной идеи общественно-политической целью Тонхак стало провозглашение всеобщего социального равенства. Новое религиозное учение утверждало, что нет различий между человеком свободным и рабом, что женщины - дочери Бога - не должны быть унижены. Одна из тонхакских заповедей гласила: «Все люди подобны Богу. Не бейте детей, поскольку, ударяя ребенка, вы бьете Бога» (цит. по [2, с. 18]). Тонхак призывало человека к самосовершенствованию для достижения высокого нравственного идеала. Имея такой идеал, можно будет создать Царство Божье на земле, в котором восторжествуют всеобщее равенство и справедливость, где личность станет равнодушной по отношению к богатству и будет обладать высокими моральными качествами, уподобляясь Богу.

Религиозность приверженцев Тонхак определялась не только «изобретением» нового бога и попыткой добиться его расположения. Адепты учения стремились к тому, чтобы новая вера способствовала их единению в социально значимую группу. Чхве Джеу добился «беспрецедентной сплоченности своей организации, и Тонхак стало групповым движением в полном смысле этого слова» [1, с. 82, 83]. Социальность движения Тонхак проявлялась во взаимосвязи и взаимозависимости адептов, усиливалась особыми формами психоэмоционального воздействия на них, особенно групповой порукой. Организация также требовала применения общих для всех последователей критериев и правил, поддерживала тайный режим и особую мобильность работы низовых ячеек и руководства.

Тонхак привлекало к себе оптимизмом и верой в лучшее будущее, оно было воспринято самыми широкими группами населения: от влачивших жалкое существование крестьян до части привилегированного дворянства. Все связывали с новой истиной Чхве Джеу лучшие надежды: одни - на избавление от гнета и нищеты, другие - на дальнейшее процветание. Но настоящим открытием для корейского народа стала идея равенства всех людей перед Богом, которую в конце ХУІІІ в. в Корее впервые озвучили выдающиеся гуманисты из лагеря сирхак Пак Чивон (Ёнам, 1737-1805 гг.) и Чон Ягён (Дасан, 1762-1836 гг.). Ни один из последователей сирхак не решился поддержать резкую критику Дасана, назвавшего феодальных чиновников «ворами, которые сдирают мясо с костей простонародья» [4, с. 56]. Однако по понятным причинам его взгляды остались неизвестными подавляющему большинству соотечественников.

Второе «пришествие» идеи о всеобщем равенстве уже в форме изустной традиции Тон-хак оказалось более продуктивным; для большинства последователей нового учения она, наряду с обещанием вечной жизни и магической практикой излечения болезней, была самыми привлекательным элементом.

Тонхак постепенно крепло, к нему присоединялись даже янбане, неудовлетворенные существовавшими порядками. Участники Тонхак из янбанской среды в большей степени интересовались общественно-политическими элементами учения, религиозное содержание привлекало их меньше; они выступали против гонений на инакомыслие и социальной дискриминации.

Пройдя через религиозное откровение по примеру основоположника, новый лидер Тон-хак Чхве Сихён (Хеволь, 1827-1898 гг.) получил право не только проповедовать, но и интерпретировать учения Чхве Джеу. В его устах Тонхак приобрело более выраженную эгалитарную окраску. Он утверждал: «Человек - это Бог. Между людьми нет различия. Когда людей разделяют на благородных и неблагородных, это не соответствует Небесному Пути. Поэтому мы должны уничтожить любое неравенство...» (цит. по [7]). Примером эгалитаризма Чхве Сихёна может служить его отрицательное отношение к дискриминации детей янбан, рожденных от наложниц и не имевших в корейском обществе каких-либо политических прав. Чхве Сихён развил идею о «богоподобной сущности человека», выдвинув концепцию иннэчхон, утверждавшую, что человек - это и есть Бог.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Эгалитарная этика Чхве Сихёна была формализована в 1888 г., когда он ввел в действие новый свод правил Тонхак, призванных преодолеть основные противоречия в отношениях между людьми и в отношениях людей с окружающим миром. Заповеди Чхве Сихёна можно свести к призыву уважать всех людей и окружающую природу, если хочешь жить в идеальном мире равенства и справедливости. Правила поведения подкреплялись весьма регламентированным церемониалом и жестким моральным кодексом. Последователи Тонхак точно знали, что они могут делать, а чего следует избегать, чтобы достичь желанного бессмертия. Надежда на лучшую жизнь в будущем, освобождение от тягостной действительности помогали адептам сохранить веру, почувствовать свою значимость и найти место в коллективе.

В этом отношении Тонхак ориентировалось на традиционные корпоративные установки корейского крестьянства. С конца 1880-х годов идеологи учения стали использовать в своих целях сельские общины, постепенно вливавшиеся в организационную структуру и становившиеся конспиративными отделениями (сектами) Тонхак. Благодаря этому

общество укоренилось в народе и привлекло внимание широких масс: теперь всякий бунт или выступление в любом районе полуострова опирались на его поддержку.

Первые политические акции общества были связаны с борьбой за реабилитацию казненного в 1864 г. основателя Чхве Джеу, с начала 1890-х годов действия Тонхак ограничивались подачей прошений о реабилитации и устройстве усыпальницы в честь основоположника. Петиционное движение являлось специфическим методом общения с властью, характерным для корейских янбанских группировок. Однако внешняя сторона скрывала главную цель - добиться официального признания учения и свободы пропаганды Тонхак.

Отказ властей выполнить мирные требования грозил вылиться в мощное общенациональное крестьянское восстание. В апреле 1893 г был обнародован королевский декрет, отвергавший любую попытку реабилитировать Чхве Джеу и его учение. В ответ на отказ властей удовлетворить умеренные просьбы Тонхак были выдвинуты уже явно выраженные политические лозунги об удалении иностранцев из Кореи и наказании коррумпированных чиновников. Эти призывы пользовались большей популярностью среди широких слоев населения. Новые политические установки демонстрировали намерение Тонхак выйти за рамки религиозного течения и стать участником национального и внутриполитического движения, призванного спасти страну от колониального порабощения и свергнуть отжившую феодальную систему. С этого времени организация Тонхак превратилась в серьезную политическую силу, получила известность за границей, где ее сочли опасным тайным обществом.

Затянувшаяся конфронтация с Тонхак могла привести к опасным для центральных властей последствиям, к тому же в Сеуле скрывалось значительное число адептов учения. Поскольку организация объявила одной из своих целей изгнание из Кореи японцев и других чужеземцев, присутствие в столице ее сторонников грозило безопасности зарубежных представительств, в любой момент мог начаться бунт против иностранцев. Правительство Кореи издало приказ об аресте вождей Тонхак. Демонстрация силы тонхакской организации в 1893 г. явилась прелюдией крестьянского восстания 1894 г.

Распространение идей Тонхак послужило росту национального самосознания и способствовало превращению народных бунтов в крестьянскую войну с явно выраженной направленностью против чиновной администрации на местах и в центре, наживавшейся путем беззастенчивого грабежа крестьян. Движение Тонхак с его отлаженной организационной структурой помогло вывести локальные восстания на общенациональный уровень антифеодального движения, началась крестьянская война 1884 г. под руководством Тонхак. Ее возглавил третий лидер тонхаков Чон Бонджун (1854-1894 гг.), ревностно воспринявший идею всеобщего равенства и всячески пытавшийся воплотить ее в жизнь, борясь за улучшение жизни народа.

Отметим, что старые лидеры Тонхак старались предостеречь адептов от открытого участия в восстании, в идеологии учения выделились два направления: радикальное во главе с Чон Бонджуном и консервативное. Чхве Сихён старался не допустить развития радикальных начал в Тонхак, но Чон Бонджун поддерживал крайние меры. Из-за идейных разногласий с новым поколением адептов лидерство Чхве Сихёна в Тонхак несколько пошатнулось. Его оппоненты группировались вокруг Чон Бонджуна, с его подачи организация призывала адептов и весь корейский народ к открытому восстанию. На этом этапе своей истории Тонхак включилось в политическую борьбу с целью «очистить» правительство Кореи от «продажных чиновников». С приходом нового руководителя общественно-политическое звучание Тонхак стало еще более отчетливым. Чон Бонджун вел речь о «здоровье нации», намереваясь оздоровить государство за счет «очищения власти».

Возглавив восстание, Чон Бонджун создал крестьянскую армию. В многочисленных воззваниях повстанцы призывали к спасению народа, изгнанию иностранцев, наказанию помещиков и чиновников, установлению равноправия для «презираемого» сословия, сокращению налогов. Руководство Тонхак приветствовало самовольный захват земли и ее передачу в пользование крестьянам. Это и стало «экономической программой» восставших масс. После первых побед к ним примкнули мелкие чиновники и даже некоторые

представители влиятельной феодальной знати, пытавшиеся использовать крестьянское движение в своих интересах. На знаменах повстанцев были начертаны лозунги «Против гнета, за спасение народа!», «За изгнание из Кореи западных варваров!», сохранившиеся со времен петиционного движения.

Вожди народа видели все зло только в плохих чиновниках, продолжая верить в «хорошего» короля, ничего не знающего о бесчинствах чиновников и помещиков, поэтому они наивно пытались объяснить монарху и своим подчиненным «истинное» положение вещей. В ответ на это власти пытались сыграть на патриотических чувствах повстанцев и указывали им, что те уничтожают национальные и религиозные святыни и могут вызвать интервенцию китайских или японских войск. Апелляция к разуму и патриотизму восставших позволила заключить временное перемирие в самый разгар крестьянской войны, вплотную приблизившейся к столице. Возможно, Чон Бонджун предполагал лишь временную уступку, но его ошибкой воспользовались правительственные войска, начавшие новое наступление после подписания соглашения. Таким образом, восстание продолжалось до начала японо-китайской войны, одновременно явившись и одной из ее причин.

Деятельность Тонхак можно считать началом модернизации массового общественного сознания в Корее: до его появления идея модернизации исходила из высших слоев общества, тесно связанных с феодальной конфуцианской системой. Тонхак же явилось одновременно и истинно восточной религиозно-политической системой, и порождением европейского влияния в Корее. Такой переходный характер учения можно объяснить его появлением в один из драматических периодов корейской истории, который связан с переходом от феодального традиционализма к новому буржуазному этапу развития.

Модернизирующая роль Тонхак проявилась в нескольких аспектах, прежде всего в поиске новой национальной идеологии, отвергающей конфуцианство как непреложный руководящий принцип государственной политики. С этой точки зрения Чхве Джеу и Чхве Сихён предстают не только как религиозные деятели, но и как выдающиеся идеологи, сумевшие обосновать необходимость модернизации национальных традиций и приспособить их к новым социально-политическим условиям страны. Отрицать модернизирующую роль Тонхак в корейской истории было бы необъективно, но при этом следует отметить очевидное расхождение между теоретической базой учения и практическими действиями его лидеров. При Чхве Джеу идеология течения оставалась достаточно консервативной, однако пропаганда идеи равенства людей и негативное отношение к иностранцам уже тогда предполагали возможность осуществления провозглашенных идеалов насильственным путем. Чхве Джеу был недоволен ситуацией в стране, но решение всех проблем видел в смиренном ожидании «земного рая», поэтому провозглашенное им намерение изменить мир не подкреплялось практическими шагами. Обосновывая необходимость перемен в корейском обществе в теоретическом плане, Чхве Джеу не стал предпринимать никаких реальных усилий для его модернизации.

Догматичные сторонники основоположника пытались доказать, что Тонхак опирается на конфуцианскую доктрину, и поэтому революционные идеи в рамках учения не развивались до появления радикалов. С течением времени в среде адептов вера в естественный ход событий исчерпала себя, для решения волновавших общество проблем наиболее радикально настроенные приверженцы Тонхак перешли к активным действиям. Движение приобрело форму борьбы с социальной несправедливостью и засильем иностранцев, мо-дернизационные ноты в нем стали звучать все отчетливей.

К модернизационным мотивам Тонхак можно отнести и борьбу против дискриминации женщин и детей в корейском обществе. Тонхакская идея равенства предусматривала одинаковое отношение к людям независимо от возраста и пола. Об этом в корейском обществе до распространения идей Тонхак говорили чрезвычайно редко и осторожно, по сути, никто не сформулировал проблему так четко, как идеологи Тонхак. Утверждая, что и женщинам, и мужчинам в равной степени присуще божественное начало, Чхве Джеу указал на необходимость обеспечить равное социальное положение полов. В размышлениях сирхакистов

и других реформаторов предлагалось лишь улучшить положение женщины, например, разрешить вдовам повторно выходить замуж или признать за девочками право наследования имущества семьи, в которой нет сыновей. Однако на такое смелое и кардинальное решение гендерной проблемы, какое мы видим в идеологии Тонхак, не решались даже самые последовательные сторонники реформаторского курса. Тонхакские мыслители впервые в истории Кореи подняли вопрос о социальной эмансипации детей - по конфуцианским представлениям, они, как и женщины, не воспринимались в качестве полноценных членов общества. Последователи Тонхак призывали не бить детей, относиться к ним с почтением, любовью и бережностью, поскольку и они были равны Богу. В начале ХХ в. один из последователей Тонхак, Кан Чонхван, впервые в национальной истории основал движение по защите прав детей.

Учению Тонхак приписывают основополагающую роль в развитии и возникновении ко -рейского национализма. И это несмотря на тот факт, что идея равенства всех людей перед богом, изначально присутствовавшая в тонхакской системе, не предполагала выпячивания различий между нациями. Никакого парадокса здесь нет: тонхакские радикалы, инициировавшие националистические мотивы в движении, нашли оправдание для собственного национализма: корейцы должны бороться против привилегированного положения иностранцев по отношению к жителям полуострова. С этого момента, исказив одну из основополагающих идей Тонхак о всеобщем равенстве, Чон Бонджун предрешил окончательный раскол учения и его превращения в националистическую идеологию. В ответ на это консерваторы отказались поддержать новый курс на силовое решение злободневных проблем и эскалацию крестьянского конфликта. Они продолжали умеренную оппозиционную деятельность, выступая исключительно за реабилитацию Тонхак на государственном уровне.

В целом идейно-политическая платформа Тонхак выглядела как причудливое и весьма противоречивое сочетание модернизационных тенденций и категорического неприятия идеи вестернизации, антифеодальных и антииностранных настроений, религиозных и политических установок, усиленных националистическими и эгалитарными лозунгами, а также магическими практиками и сакральным боевым искусством. Ее можно сопоставить с антифеодальной идеологией тайпинского движения в Китае или некоторыми эгалитарными ересями в рамках христианской традиции. Несмотря на нашу попытку связать Тонхак с определенными модернизационным настроениями, преувеличивать подобную роль не следует. Радикальные взгляды некоторых рядовых и руководящих адептов учения были скорее исключением, чем правилом. Идеалом большинства оставалась просвещенная монархия во главе с достойным государем, причем лидеры движения видели на этом посту популярного корейского политика Ли Хаына, отличавшегося крайними националистическими установками и ставшего противником любого иностранного влияния в Корее, как японского, так и китайского. Отметим, что он в определенном смысле устраивал консервативные круги Тонхак, поскольку его имя было связано с ограниченными реформами, которых, по мнению лидеров Тонхак, было достаточно. При поддержке тонхаков новому руководству страны следовало бы укрепить национальную традицию и государственность на фоне некоторых контролируемых преобразований.

Восстание 1894 г. закончилось для Тонхак плачевно: выиграв войну с Китаем, японцы разгромили крестьянские отряды. Чон Бонджун и его соратники были арестованы и казнены. После раскола Тонхак, когда Чхве Сихён осудил идею крестьянской войны, и после разгрома самого восстания Тонхак исчезло с исторической арены, на его основе возникла новое религиозное объединение - Чхондогё («Учение Небесного Пути»), которое возглавил Сон Бёнхи (Ыйам, 1861-1922 гг.). К началу ХХ в. оно трансформировалась в общенациональное религиозное течение и превратилось в мощный фактор духовного развития корейского общества, выступавший противовесом нараставшему влиянию христианства. Распространение Тонхак, Чхондогё и христианской религии сыграло важную роль в восприятии нацией идеи равенства и социальной справедливости, стимулировало движение сопротивления японскому влиянию в Корее.

Вмешательство японских войск в ход тонхакского восстания и последовавшая за этим оккупация страны привели движение к поражению, но не следует отрицать ту позитивную роль, которую учение сыграло в судьбе корейской нации. Оно оказалось проводником наиболее прогрессивных и, главное, приемлемых для всего корейского общества западных идей. Учение выступило в роли адаптационного фактора для определения их приемлемости и выбора наиболее оптимальных вариантов их усвоения консервативным корейским обществом, особенно крестьянской средой. Религиозная форма способствовала проникновению европейской идеологии в Корею, но само по себе христианство, которое долгое время считалось ересью для конфуцианского общества, не могло с такой легкостью осесть на корейской почве. Многие идеи христианства смогли распространиться в среде корейского народа исключительно через авторитет Тонхак, особенно принцип всеобщего равенства перед Богом и идея о сотворении мира. Если последняя относится исключительно к религиозной сфере, то эгалитаризм является фактором общественно-политическим. В результате усилий своих адептов Тонхак начал укореняться в корейском обществе, а через некоторое время - в умах корейцев; процесс признания идеи равенства людей независимо от пола, возраста, социального происхождения и других факторов практически завершился. Именно Тонхак задолго до реформаторов кэхва ундонъ стало бороться против дискриминации женщин и детей. Тонхакская идея равенства перед Богом закладывала равное отношение к людям, поэтому истоки идеи о всеобщем равенстве в Корее следует искать в идеологии Тонхак.

Основоположник Тонхак Чхве Джеу говорил о том, что наступит эра, когда все социальные проблемы будут решены, с ее приходом любое неравенство исчезнет. На Дальнем Востоке неравенство представлено в двух направлениях: неравенством между высшими и низшими слоями и дискриминацией женщин и детей. Божественная воля решит обе проблемы. Идея Тонхак о грядущем всеобщем равенстве, бесспорно, носила прогрессивный характер, но классическое направление в учении призывало народ не к революции, а к самосовершенствованию. Сам Чхве Джеу никогда не побуждал своих последователей к активной борьбе за социальную справедливость. Радикалы из тонхакской среды пересмотрели этот подход и сделали утопическую мечту Сууна лозунгом на боевых знаменах армии Тонхак, выступившей против недееспособного полуфеодального режима и засилья иностранцев.

Религиозно-политическое движение Тонхак явилось важной вехой в истории общественно-политической мысли Кореи, его следует оценивать как реакцию общества конца XIX в. на внутренний кризис и внешнеполитические проблемы страны. Подчеркнем, что учение не только играло важную роль в период своего существования, но и способствовало изменению общественных взглядов, трансформировавшихся в систему Чхондогё и повлиявших на содержание других «новых» религий и политических течений.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ермолаева Е.М. Тонхак: история, идеология, политика // Роль религиозного фактора в жизни корейского общества / под ред. И.А.Толстокулакова. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2004. 468 с.

2. Кёса кёри ёнгу: тэсинсава тонъхак сасанъ = Изучение канонов вероучения: Великий учитель и Тонхак. Сеул: Чхондогё чунъан чхонбу, 1999. 64 с. Кор. яз.

3. Тягай ГД. Формирование идеологии национально-освободительного движения в Корее. М.: Наука, 1983. 248 с.

4. Чон Ягён. Кёнсе юпхё = Письма об управлении миром // Чонъ Тасан чонджип = Полн. собр. соч. Чон Дасана: в 12 т. Т. 10. Сеул: Мунхон пхёнчхан вивонхве, 1961. С. 43-157. Кор. яз.

5. Choi Joon Sik. The Concept of Peace in the Korean Thought: a Study of Concept Seen in the Thoughts of the Three New Religious Thinkers of XIX Century Korea // Korea J. 1992. N 1. P. 5-25.

6. East Asia: The Great Tradition / eds J.K.Fairbank, E.O.Reischauer. Boston, 1960. 218 p.

7. Kim Yong-Bock. Historical Transformation, Peoples Movement and Messianic Koinonia [Электр. ресурс]. -htth//ccas.peacenet.or.kr./koi4.htm (дата обращения 30 августа 2008 г.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Reischauer E. The Japanese. Today Change and Continuity. Cambridge: Belknap Press, 1977. 426 р.