Научная статья на тему 'Многозначность терминологии атомной энергетики в контексте проблем прикладной терминографии'

Многозначность терминологии атомной энергетики в контексте проблем прикладной терминографии Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
185
24
Поделиться
Ключевые слова
ТЕРМИНОЛОГИЯ / ПОЛИСЕМИЯ / ОТРАСЛЕВАЯ ТЕРМИНОЛОГИЯ / НЕ-ТЕРМИН / ОМОНИМИЯ / АТОМНАЯ ЭНЕРГЕТИКА

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Савельев С.В.

В статье рассматриваются основные проблемы функционирования и развития современной двуязычной терминологии атомной энергетики. Особое внимание уделяется вопросу полисемии и омонимии термина, а также ситуации параллельного существования в терминосистеме единиц, которые невозможно однозначно классифицировать как термины или не-термины. Данная проблема рассматривается в контексте практической работы терминолога в рамках переводческого проекта.

POLYSEMY IN THE TERMINOLOGY OF NUCLEAR ENERGY IN THE CONTEXT OF APPLIED TERMINOGRAPHY PROBLEMS

The main problems of functioning and development of modern bilingual terminology of nuclear industry are considered in the article. Particular attention is paid to the issue of polysemy and homonymy of the term, as well as the situation of parallel existence in the terminology of units that can't be uniquely classified as terms or non-terms. This problem is considered in the context of the practical work of a terminologist within the framework of a translation project.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Многозначность терминологии атомной энергетики в контексте проблем прикладной терминографии»

Таблица 3

Характеристика звуков анализируемого текста по 10 биполярным шкалам

Большой/ маленький Светлый/ темный Яркий/ тусклый Резкий/ плавный Сложный/ простой Глубокий/ плоский Цветной/ бесцветный Быстрый/ медленный Сильный/ слабый Приятный/ неприятный

гласные 1,747155 2,027813 1,983144 2,185841 1,705436 1,673409 1,97303 2,320691 2,087231 1,989826

согласные 1,421961 1,715387 1,976864 2,33823 2,042967 1,747705 2,196107 2,334557 2,084466 2,102985

Весь текст 1,573391 1,860871 1,979788 2,267268 1,885793 1,713108 2,092229 2,3281 2,085754 2,050292

При статистическом анализе вычисления фоносимволи-ческого значения реплики политика характеристики «резкий -плавный», «быстрый - медленный», «сильный - слабый» получили наибольшие показатели. Данные оппозиции образуют фонетическое оформление анализируемого фрагмента, в основе которого находится противопоставление взглядов участников дебатов, призыв к быстрому реагированию, демонстрации сильной позиции Марин Ле Пен, резкая критика политики и действий другого кандидата - Эмманюэля Макрона.

Таким образом, выявленные в ходе фоносемантичес-кого анализа звуковые и ассоциативные контрасты усиливают смысловую оппозицию двух противопоставленных по смыслу семантических комплексов изучаемого текста: выражение идеи защиты Франции и французов и критика враждебной по отношению к стране и ее народу позиции Э. Макрона. Полученный результат позволяет нам сделать вывод о том, что единицы сегментного уровня текста теледебатов - звуки - играют важную роль в создании конкретного эмоционального фона и коммуникативном воздействии

на избирателей наряду с другими лингвистическими и экстралингвистическими средствами.

1. Лингвистический энциклопедический словарь. URL: http://tapemark.narod.ru/les/166a.html (дата обращения: 28.01.2018).

2. Левицкий В. В. Звуковой символизм. Основные итоги. Черновцы : [Б. и.], 1998. 130 с.

3. Воронин С. В. Основы фоносемантики. М. : ЛЕНАНД, 2009. 248 с.

4. Романов Д. А. Эмоционально-семантические параметры фонетической системы современного русского языка : автореф. дис. ... канд. филол. наук. Новгород, 1998. 23 с.

5. Федорова Е. В. Явление звукового символизма в текстах французской радиорекламы : дис. ... канд. филол. наук. М., 2008.

© Лалова Т. И., Лагутина А. В., 2018

УДК 81'373-46

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

С. В. Савельев S. V. Saveliev

МНОГОЗНАЧНОСТЬ ТЕРМИНОЛОГИИ

АТОМНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ В КОНТЕКСТЕ ПРОБЛЕМ ПРИКЛАДНОЙ ТЕРМИНОГРАФИИ

В статье рассматриваются основные проблемы функционирования и развития современной двуязычной терминологии атомной энергетики. Особое внимание уделяется вопросу полисемии и омонимии термина, а также ситуации параллельного существования в терминосистеме единиц, которые невозможно однозначно классифицировать как термины или не-термины. Данная проблема рассматривается в контексте практической работы терминолога в рамках переводческого проекта.

Ключевые слова: терминология, полисемия, отраслевая терминология, не-термин, омонимия, атомная энергетика.

POLYSEMY IN THE TERMINOLOGY OF NUCLEAR ENERGY IN THE CONTEXT OF APPLIED TERMINOGRAPHY PROBLEMS

The main problems of functioning and development of modern bilingual terminology of nuclear industry are considered in the article. Particular attention is paid to the issue of polysemy and homonymy of the term, as well as the situation of parallel existence in the terminology of units that can't be uniquely classified as terms or non-terms. This problem is considered in the context of the practical work of a terminologist within the framework of a translation project.

Keywords: terminology, polysemy, subject-field terminology, non-term, homonymy, nuclear industry.

Даже весьма поверхностный обзор публикаций по вопросам терминологии и терминографии позволяет утверждать, что проблема терминологической полисемии или омонимии не теряет своей актуальности и, вероятно, пока не имеет удовлетворительного решения. В этой связи исследователи часто обращаются к тезису Д. С. Лотте, согласно которому терминология будет считаться удачной и непротиворечивой при соблюдении, с некоторыми оговорками, принципа однозначности термина, предполагающего отсутствие у термина синонимов, точности, т. е. наличие в составе термина существенных признаков называемого им понятия, и, наконец, систематичности [1, с. 39-44]. Данные тезисы, подкрепленные в исходной работе Д. С. Лотте вполне убедительными примерами, тем не менее столь же убедительно оспариваются в работах В. М. Лейчика, С. В. Гри-нева-Гриневича и других исследователей. Действительно, Д. С. Лотте допускает многозначность для терминов, относящихся к «отделенным» друг от друга отраслям техники, что в силу конвергенции отраслей и их сближения, а подчас и слияния, не позволяет провести даже условную границу такой отдаленности. Так, С. В. Гринев-Гриневич, В. М. Лей-чик, С. Д. Шелов вводят в своих работах концепцию «многозначности термина», используя термины «многозначность» и «полисемия» как синонимы и при этом акцентируя внимание на однозначности термина как одном из главных критериев его нормативности. Это приводит к противоречиям, когда, определив принадлежащие к разным терминосис-темам термины как семантические омонимы, терминологи относят данные термины к случаям многозначности. Так, у В. М. Лейчика читаем: «Действительно, часто встречающимся случаем многозначности является использование одного и того же термина в близких областях знания с несколько различными значениями» [2, с. 45]. Вероятно, на основании этого утверждения М. В. Зимовая делает вывод о том, что многозначность является ингерентной чертой терминологии на современном этапе. Таким образом, мы видим, что по крайней мере в рамках терминологических изысканий исследователи склонны трактовать многозначность достаточно широко, используя данное слово как зонтичный термин, объединяющий как случаи полисемии, так и омонимии [3, с. 10].

В контексте сказанного особенно любопытно наблюдение М. А. Соколовой, приводящей в своей обзорной статье интересное наблюдение, согласно которому граница между собственно полисемией и многозначностью пролегает в плоскости лексикографии, т. е. фиксация более чем одного значения термина в словаре есть случай полисемии, в то время как если значение термина проявляется в дискурсе, но при этом не фиксируется в словаре, то мы имеем дело с многозначностью [4, с. 316]. Данное наблюдение интересно тем, что проведение границы по словарю представляется нам в некоторых случаях достаточно спорным решением. Не касаясь в данной статье вопросов проблем отраслевой лексикографии в целом, мы бы хотели сосредоточиться на текущей лексикографической ситуации в области атомной энергетики. С одной стороны, научная интуиция подсказывает нам, что такая отрасль человеческого знания, как атомная энергетика, должна в силу своей значимости для человечества быть достаточно хорошо

описана терминологически и лексикографически. С другой же стороны, объективные наблюдения над «экосистемой» словарей атомной энергетики позволяют утверждать, что данная отрасль на современном этапе своего развития остается в значительной степени непознанной. Важность систематической терминологической работы подчеркивают и Э. А. Сорокина и С. В. Гринев-Гриневич, отмечающие, что «удачные термины могут способствовать ускорению развития науки, а неудачные - тормозить развитие научных знаний» [5, с. 52]. В этой связи особую важность приобретает наличие дву- и многоязычных отраслевых словарей как средств фиксации наиболее значимых достижений отраслевой терминографии.

Действительно, за последние 20 лет, что по меркам современной лексикографии, активно использующей методы и инструменты корпусной лингвистики, является достаточно большим временным интервалом, было опубликовано весьма незначительное количество дву- и многоязычных словарей атомной терминологии. Это «Англо-русский словарь по атомной энергетике» под редакцией В. А. Тищенко [6], «Англо-русский и русско-английский терминологический словарь по атомной энергетике» под редакцией И. О. Фролова, И. Н. Абросимовой [7], «Англо-русский политехнический словарь по энергетике и ядерной безопасности. Проектирование, строительство, эксплуатация» авторского коллектива в составе В. М. Рыбкина и О. В. Рыбкиной [8]. Очевидно, что данные словари в части словника в значительной степени повторяют друг друга. При этом в пояснительной записке к словарю В. М. Рыбкина отмечается, что в рамках одной словарной статьи применительно к русскому переводу термина могут даваться «синонимичные переводы, затем близкие по значению слова и выражения, а затем разные значения слова» [8, с. 5-6]. Данное замечание, безусловно необходимое для эффективного использования словаря, еще раз подчеркивает всю сложность проблем терминологической полисемии в данной отрасли.

По признанию лингвистов, проблема терминологической полисемии была одной из наиболее обсуждаемых среди отечественных терминоведов [5, с. 56]. Результатом дискуссии стал вывод о том, что полисемия как таковая не свойственна отраслевым терминологиям, а то, что традиционно относилось к полисемии, следует считать случаями омонимии, что косвенно подтверждается позицией Технического комитета по стандартизации и метрологии ТК 55 «Терминология» ФГУП «Стандартинформ», согласно которой должен соблюдаться принцип однозначного соотношения термина и выражаемого им понятия в рамках терминосис-темы, а нарушения этого принципа приводят к «многозначности (омонимии) и синонимии» [9, с. 5]. Подобное понимание основывалось на том, что если одна лексическая форма используется для называния нескольких понятий, то вследствие четкой ограниченности и строгой определенности, свойственной научным и техническим понятиям, значения соответствующих терминов будут также четко отграничены и обособлены. Поэтому такие формы следует считать не значениями одного термина, а омонимичными терминами. Принадлежность таких терминов к разным специальным подъязыкам, как правило, способствует отчуждению их значений и утверждению их в статусе омонимов.

Подобный подход оправдывает себя при условии, что границы терминосистемы могут быть четко очерчены. В то же время анализ существующих терминологических словарей атомной энергетики позволяет утверждать, что в случае с данной предметной областью мы имеем дело с некоей «сверхсистемой», в которую входят термины других терминосистем, что, в свою очередь, неизбежно приводит к появлению терминов-омонимов и явлению терминологической синонимии. Весьма элегантным образом разрешает эту проблему Тереза Кабре, которая отмечает, что наличие в терминосистеме идентичных терминов, хотя и противоречит принципу однозначного соответствия термина понятию, все же возможно и оправданно, так как они, хоть и находятся в одном предметном поле, указывают все же на разные понятия [10, с. 109]. Проиллюстрируем данное утверждение примером: так, согласно «Англо-русскому политехническому словарю по энергетике и ядерной безопасности. Проектирование, строительство, эксплуатация» английский термин nozzle может указывать как на «хвостовик», конструктивный элемент в нижней части тепловыделяющей сборки (ТВС), так и на «патрубок системы подачи теплоносителя» [8 с. 22]. Можно заключить, что в данном случае мы имеем дело с терминологической омонимией, хотя терминосистемы ядерного топливного цикла (nozzle в значении «хвостовик ТВС») и системы подачи воды (nozzle в значении «патрубок») являются достаточно близкими. Здесь следует оговориться, что в данном случае в пользу именно омонимии в классическом ее понимании говорит утверждение Ю. С. Степанова о соотношении термина и омонимичного ему общеупотребительного слова, согласно которому «термин - это семантический омоним общеупотребительного слова, возникший как дальнейшее значение слова по отношению к его ближайшему значению (факт в общем понимании и факт в логике и в методологии науки)» [11, с. 27]. Здесь мы склонны развить мысль и предположить, что подобные отношения - «термин» vs «общеупотребительное слово» - могут наблюдаться при сопоставлении единиц разных, хотя и смежных терминосистем. При этом в своем втором значении «патрубок» термин nozzle уже может быть передан как «сопло спринклерной установки», т. е. мы имеем дело с терминологической полисемией, так как разные значения термина реализуются в рамках одной терминосистемы.

Приведенный нами пример достаточно наглядно демонстрирует сложность, с которой сталкиваются в своей работе терминографы-практики, создающие терминологические ресурсы в рамках переводческих проектов. В общем виде данную проблему можно описать так: при использовании принятого в большинстве двуязычных словарей алфавитно-гнездового метода построения статьи глоссария терминограф должен будет либо отражать в одной статье как омонимичные, так и синонимичные терминологические соответствия термина исходного языка в языке перевода. Подобный подход, вполне приемлемый для классического словаря, в котором ведущее слово пишется полностью только в начале гнезда, а далее, если гнездо сложное, заменяется тильдой (~), не вполне подходит для нужд современного переводчика, работающего в средах систем автоматизированного перевода, также именуемых САТ-сис-

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

темы, например, SDL Trados Studio. Модуль распознавания терминологии САТ-системы работает именно со знаком, т. е. термином в том виде, в котором он встречается в переводимом тексте, и при наличии в проектном глоссарии синонимичных и соответствий переводчик окажется в затруднительной ситуации. В значительной степени данная проблема нивелируется наличием так называемых полных и стяженных форм термина. Под полной формой термина понимается такое его написание, при котором его форма максимально полно отражает особенности того предмета или явления, на которое указывает термин, стяженная же форма является укороченным написанием данного термина и используется в тех случаях, когда полная форма является избыточной [9, с. 10]. Проиллюстрируем данное утверждение следующим примером. Одним из ключевых термином атомной энергетики является термин fuel cladding - «оболочка тепловыделяющего элемента (твэла)». Данный термин имеет стяженную форму cladding, которая используется в профессиональной коммуникации наравне с полной. Так, в предложении, взятом нами из отчета Кристин Барретт о перспективных видах ядерного топлива для легководных реакторов, читаем: "In addition to the SAFDL governing fuel melt, the maximum LHGR limit, must also conform to a cladding strain related SAFDL that is also dictated by the transient overpower' (выделение полужирным наше. - С. С.) [12, р. 11]. В данном случае использование стяженного термина вполне оправдано тем, что в предложении (микроконтексте) уже присутствует указание на топливо в виде двухкомпонент-ного термина fuel melt - «расплавление ядерного топлива». Наблюдения над текстами терминосистемы атомной энергетики позволяют утверждать, что в ситуации потенциальной терминологической полисемии или омонимии, авторы текстов более склонны использовать полную, а не стяженную форму термина, если эта стяженная форма может быть понята неверно. Таким образом, для целей практической терминографии при работе с поликомпонентыми терминами более продуктивным видится рассмотрение в качестве термина не слова основы, а всей поликомпонентной единицы, т. е. создание терминологической базы не на основании списка терминов, а на основании списка явлений или объектов, на которые указывают данные термины.

Значительную сложность для терминографа представляют случаи терминологической полисемии, в которых собственно термину противопоставлен не полноценный термин, а единица, обладающая определенными свойствами термина, но нормативный статус которой не всегда четко определим. Описывая типы специальных лексем С. В. Гринев-Гриневич противопоставляет собственно терминам такие единицы, как «терминоиды, предтермины, квазитермины, прототермины, профессионализмы и профессиональные жаргонизмы, которые необходимо различать в исследованиях и практической работе» [13, с. 43]. В контексте данной статьи наибольший интерес представляют для нас терминоиды и профессионализмы. Рассматривая особенности функционирования специальной лексики в профессиональной коммуникации, С. В. Горностаев вполне справедливо пишет, что «не следует смешивать терминоиды и профессионализмы: первые нужно рассматривать как неполностью сформированные понятия с варьированием внешней фор-

мы и значения, вторые - как образные номинации (слова и словосочетания), употребляющиеся в речи людей определенной профессиональной группы» [14, с. 190]. Не оспаривая данное утверждение в принципе, заметим, что в случае с некоторыми единицами профессиональной коммуникации, которые мы в данном случае намеренно не будем называть ни терминами, ни терминоидами, ни профессионализмами, провести такую границу не всегда представляется возможным. Рассмотрим в качестве примера лексические единицы, используемые для номинации узла реакторной установки, в который в случае расплавления содержимого активной зоны попадет расправленный материал. Впервые о необходимости подобных устройств заговорили после тяжелой аварии на АЭС Три-Майл-Айленд в США в 1979 г., затем предприняли успешную попытку создания подобного устройства во время ликвидации тяжелой запроектной аварии на четвертом энергоблоке Чернобыльской АЭС в СССР в 1986-м и, наконец, после тяжелой аварии на первом энергоблоке АЭС Фукусима-Дайити в Японии в 2011 г. При этом именно последняя авария в значительной степени активизировала работу ученых по поиску оптимального инженерного решения для обеспечения безопасности реакторов. Закономерным результатом такого научного поиска, протекавшего на фоне повышенного внимания как профессионалов в области атомной энергетики, так и простых обывателей, стало появление нескольких вариантов номинации рассматриваемого нами предмета. Для начала рассмотрим единицы, использующиеся в настоящее время в российском профессиональном сообществе: устройство локализации расплава, ловушка расплава, ловушка кориума, устройство локализации кориума. Очевидно, что маркирование данных единиц как «термин» или «не-термин» (в трактовке В. М. Лейчика) можно провести, опираясь исключительно на интуицию терминолога, что, разумеется в корне неверно. С целью проведения объективного разделения между термином и не-термином мы выполнили поиск данных единиц в Национальном корпусе русского языка (НКРЯ) и в Веб-корпусе русского языка, доступном с помощью инструмента Sketch Engine. Выбор данных корпусов был обусловлен, во-первых, их репрезентативностью, а во-вторых, возможностью сортировки результатов по типам текстов. Проведенный анализ выявил следующую картину: из приведенных примеров лексических единиц только две - устройство локализации расплава и ловушка расплава - представлены в корпусах. Единица ловушка расплава фиксируется исключительно газетным подкорпусом НКРЯ в количестве 7 единиц на 228 миллионов слов корпуса, что, принимая во внимание сбалансированность данного корпуса по «отраслевой принадлежности» СМИ, является вполне частотным вариантом. На единицу устройство локализации расплава в данном корпусе приходится всего одно вхождение, что, очевидно, в комментариях, касающихся частотности единицы в дискурсе СМИ, не нуждается. Прочие единицы, в частности ловушка кориума, устройство локализации кориума, газетным подкорпусом НКРЯ не фиксируются, однако встречаются в медийных текстах и используются синонимично. Веб-корпус русского языка в целом демонстрирует такое же соотношение единиц по частотности, однако их распределение по типам текстов несколько различается. Так, основным

источником вхождений единицы ловушка расплава были информационные материалы, размещенные на веб-странице разработчика системы и ориентированные скорее на неспециалистов в области атомной энергетики. Единица устройство локализации расплава (кориума) практически не фиксируется веб-корпусом, но достаточно частотна в научных публикациях по проблеме*, при этом наблюдается постепенный отказ от компонента кориум, который, скорее, имеет статус терминоида и фактически дублирует принятый в нормативной документации термин расплав активной зоны реактора. Также следует отметить меньшую образность связанных с данной единицей номинаций. Так, при назывании наполнителя расплава активной зоны используется единица функциональный материал, в противоположность жертвенному материалу - выражению, употребляемому совместно с номинацией ловушка расплава. Таким образом, грань между термином и не-терми-ном можно провести по контекстам употребления, вводя противопоставление специализированного текста медийному. При применении такого подхода устройство локализации расплава будет однозначно термином, в то время как ловушка расплава - либо профессионализмом (при условии, что единица употребляется в специализированном тексте или в профессиональной коммуникации), либо кон-субстанциональным двухкомпонентным термином с терми-ноэлементом расплав (при условии использования в текстах ориентированных на обывателя).

Исходя из сказанного можно заключить, что в практической терминографической и переводческой работе следует разрабатывать как минимум два глоссария: для фиксации терминов в строгом смысле и так называемых «квазитерминов», используемых в том числе в неформальной профессиональной коммуникации или при информировании общественности, традиционно настороженно относящейся к атомной энергетике.

1. Лотте Д. С. Как работать над терминологией. М. : Наука 1968. 78 с.

2. Лейчик В. М. Терминоведение. Предмет, методы, структура. М. : Изд-во ЛКИ, 2007. 256 с.

3. Зимовая М. В. Многозначность в терминологии : авто-реф. дис. ... канд. филол. наук. Орел, 2011. 20 с.

4. Соколова М. А. Многозначность в терминологии: к вопросу о разграничении консубстанциональных слов и терминов // Преподаватель XXI века. 2016. № 1. С. 315-320.

5. Гринев-Гриневич С. В., Сорокина Э. А. Полисемия в общеупотребительной и в специальной лексике // Вестник МГОУ. 2015. № 4. С. 51-64.

6. Англо-русский словарь по атомной энергетике / под ред. В. А. Тищенко. М. : Энергоатомиздат. 2000. 528 с.

7. Англо-русский и русско-английский терминологический словарь по атомной энергетике = English-Russian and Russian-English terminological dictionary of nuclear power

* См. перечень проанализированных научных публикаций в научной электронной библиотеке ЕНЬгагу: https://elibrary.ru/cit_ items.asp?id=27452471 (дата обращения: 22.01.18)