Научная статья на тему 'МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ КОНСЕРВАЦИИ АРТЕФАКТОВ ИЗ ГЛИНЫ'

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ КОНСЕРВАЦИИ АРТЕФАКТОВ ИЗ ГЛИНЫ Текст научной статьи по специальности «Промышленные биотехнологии»

CC BY
142
37
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АРХЕОЛОГИЯ / АРТЕФАКТ / НЕОБОЖЖЕННАЯ ГЛИНА / ЛЁСС / ОБЖИГ / КОНСОЛИДАНТ / ФИЗИКО-МЕХАНИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Аннотация научной статьи по промышленным биотехнологиям, автор научной работы — Малачевская Елена Львовна, Гордюшина Валентина Ивановна, Иванова Анастасия Игоревна

Целью статьи является знакомство реставраторов и научных сотрудников, занимающихся данной проблемой, с международным опытом консервации археологических изделий из необожженной глины. Авторами рассматривается опыт ведущих музеев, занимавшихся этой проблемой. Основное внимание уделяется сообщениям о методах консервации артефактов из необожженной глины, применявшихся разными музеями и реставрационными организациями при получении ими археологических предметов. Отражены методы консервации Вавилонских табличек в ГМИИ им. А.С. Пушкина, берлинском Музее Передней Азии, Лувре, а также методы консервации лёссовых предметов в Эрмитаже, ГОСНИИР, Институте истории им. А. Дониша АН Таджикистана, Иранском национальном музее (Тегеран). В статье представлены сравнительные характеристики свойств всех консолидантов, применявшихся для укрепления глиняных артефактов. Описаны исследования как натуральных, так и синтетических материалов. Изложен опыт бытования глиняных предметов, прошедших процесс укрепления, и выявлены последствия применения различных укрепляющих составов. Приведены укрепляющие составы, которыми в настоящее время пользуются ведущие музеи и реставрационные центры мира. Определены необходимые для консерванта свойства. На основании полученных данных выбрано дальнейшее направление работы химико-технологической лаборатории ГОСНИИР.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по промышленным биотехнологиям , автор научной работы — Малачевская Елена Львовна, Гордюшина Валентина Ивановна, Иванова Анастасия Игоревна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

INTERNATIONAL EXPERIENCE IN CONSERVATION OF ARTIFACTS FROM CLAY

The purpose of the article is to familiarize conservators and researchers dealing with this problem with international experience in conservation of archaeological items made of airdried clay. The authors study the experience of leading museums dealing with this problem. The main attention is paid to reports on the methods of preservation of artifacts madeof air-dried clay used by various museums and conservation organizations when they received archaeological objects. The methods of preservation of Babylonian tablets used at the Pushkin State Museum of Fine Arts, the Berlin Asian Art Museum and the Louvre are studied, as well as methods of conservation of loess objects used at the Hermitage, GOSNIIR, the A. Donish Institute of History of the Academy of Sciences of Tajikistan, the Iranian National Museum (Tehran) are reflected. The article presents comparative characteristics of the properties of all consolidants used to strengthen clay artifacts. Studies of both natural and synthetic materials are described. The experience of the condition study of clay objects that have undergone the consolidation process is described, and the consequences of the use of various consolidating compounds are revealed. The consolidating compositions, which are currently used by the leading museums and restoration centers of the world, are given. The properties necessary for preservation of artifacts have been determined. Based on the data obtained, the further direction of work at the chemical technology laboratory of the State Research Institute for Restoration was chosen.

Текст научной работы на тему «МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ КОНСЕРВАЦИИ АРТЕФАКТОВ ИЗ ГЛИНЫ»

Е.Л. Малачевская, В.И. Гордюшина, А.И. Иванова

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ КОНСЕРВАЦИИ АРТЕФАКТОВ

ИЗ ГЛИНЫ

Целью статьи является знакомство реставраторов и научных сотрудников, занимающихся данной проблемой, с международным опытом консервации археологических изделий из необожженной глины. Авторами рассматривается опыт ведущих музеев, занимавшихся этой проблемой. Основное внимание уделяется сообщениям о методах консервации артефактов из необожженной глины, применявшихся разными музеями и реставрационными организациями при получении ими археологических предметов. Отражены методы консервации Вавилонских табличек в ГМИИ им. А.С. Пушкина, берлинском Музее Передней Азии, Лувре, а также методы консервации лёссовых предметов в Эрмитаже, ГОСНИИР, Институте истории им. А. Дониша АН Таджикистана, Иранском национальном музее (Тегеран). В статье представлены сравнительные характеристики свойств всех консолидантов, применявшихся для укрепления глиняных артефактов. Описаны исследования как натуральных, так и синтетических материалов. Изложен опыт бытования глиняных предметов, прошедших процесс укрепления, и выявлены последствия применения различных укрепляющих составов. Приведены укрепляющие составы, которыми в настоящее время пользуются ведущие музеи и реставрационные центры мира. Определены необходимые для консерванта свойства. На основании полученных данных выбрано дальнейшее направление работы химико-технологической лаборатории ГОСНИИР.

Ключевые слова: археология, артефакт, необожженная глина, лёсс, обжиг, консолидант, физико-механические исследования.

E.L. Malachevskaya, V.I. Gordyushina, A.I. Ivanova

INTERNATIONAL EXPERIENCE IN CONSERVATION OF ARTIFACTS FROM CLAY

The purpose of the article is to familiarize conservators and researchers dealing with this problem with international experience in conservation of archaeological items made of air-dried clay. The authors study the experience of leading museums dealing with this problem. The main attention is paid to reports on the methods of preservation of artifacts made of air-dried clay used by various museums and conservation organizations when they received archaeological objects. The methods of preservation of Babylonian tablets used at the Pushkin State Museum of Fine Arts, the Berlin Asian Art Museum and the Louvre are studied, as well as methods of conservation of loess objects used at the Hermitage, GOSNIIR, the A. Donish Institute of History of the Academy of Sciences of Tajikistan, the Iranian National Museum (Tehran) are reflected. The article presents comparative characteristics of the properties of all consolidants used to strengthen clay artifacts. Studies of both natural and synthetic materials are described. The experience of the condition study of clay objects that have undergone the consolidation process is described, and the consequences of the use of various consolidating compounds are revealed. The consolidating compositions, which are currently used by the leading museums and restoration centers of the world, are given. The properties necessary for preservation of artifacts have been determined. Based on the data obtained, the further direction of work at the chemical technology laboratory of the State Research Institute for Restoration was chosen.

Keywords: archeology, artifact, air-dried clay, loess, firing, consolidant, physico-mechanical research.

Консервация музейных предметов из глины - сложная проблема, которая десятилетия стоит перед музейными хранителями.

Глины представляют собой осадочные горные породы. Состоят, в основном, из алюмосиликатов AL2Si2O5(OH)4. Они содержат остатки выветривания, например, кварц, мусковит, полевой шпат, иногда биотит, хлорит. Цвет глин определяется содержанием в них и типом оксида железа. Лёсс, из которого изготовлены среднеазиатские артефакты, - это тонкодисперсная глина. Материалы эти обладают неоднородной, слоистой структурой, что вызывает дополнительные сложности при их укреплении1. Артефакты указанной природы часто сохраняют засоленность и растрескиваются при воздействии соляных кристаллов. При изменениях влажности в хранилище этот процесс интенсифицируется.

Сотрудник ВХНРЦ имени академика И.Э. Грабаря А.Я. Мазина в соавторстве с С.В. Соколовым (Всероссийский научно-исследовательский институт минерального сырья им. Н.М. Федоровского) провели анализ глиняных табличек из Шумера (конец III тыс. до н.э.). Были сфотографированы под увеличением высолы в виде почкообразных агрегатов белого цвета. Рентгенофлуоресцентным спектральным анализом в высолах определены калий, кальций, сера. Кроме того, исследователи провели определение набора слагающих минералов табличек из разных раскопов Шумера и сделали вывод, что глины всех образцов характеризуются почти единым набором минералов2.

Таблички из необожженной глины разрушаются даже в музейных условиях. В XIX в. было найдено огромное количество таких табличек, большинство из них хранится в Британском музее. Реставратор этого музея пытался сохранить артефакты с помощью обжига, но первый опыт оказался неудачным3. Со временем процесс был усовершенствован. Так, в Музее Передней Азии (Берлин) отработана технология обжига табличек, и он производится по такой схеме:

- повышение температуры до 150оС (в течение 10 часов);

- поддержание достигнутой температуры в течение 30 часов;

- нагревание от 150 до 400оС (в течение 6 часов, примерно 40о в час);

- нагревание от 400 до 700оС (в течение 5 часов, примерно 6оо в час);

- поддержание 700оС примерно 15 мин.;

- остывание до 400° (в течение 15 часов, примерно 20о в час);

- остывание до комнатной температуры за время от суток до двух.

Эта технология используется продолжительное время. Таблички становятся достаточно прочными для удаления солей. Иногда при обжиге происходит растрескивание табличек. Необходимо т акже контролировать образование налета карбоната кальция, который часто образуется на поверхности изделий. Однако при обжиге происходит изменение химических характеристик материала и его физических свойств. Это означает, что утрачивается аутентичность памятника.

Те же проблемы сохранения актуальны и для лёссовой скульптуры и живописи на лёссовой основе. Эти произведения искусства в древности применяли для украшения дворцов и храмов Центральной, Средней и Передней Азии. Археологические раскопки в Таджикистане и Узбекистане предоставили огромное

количество подобных памятников4. Штукатурка зданий состояла из лёсса, наполненного сильно измельченной соломой, которая со временем истлела, оставив пустоты. По штукатурке наносили белый гипсовый грунт на растительном связующем. Живопись выполнялась с использованием, в основном, минеральных пигментов. В скульптуре наружный слой, образующий окончательную форму, также выполнен из лёсса или глины. Грунт и красочный слой у скульптуры изготовлены так же, как у настенной живописи.

В.Я. Бирштейном5 были проведены исследования фрагментов живописи парфянского святилища Мансур-депе (11-1 вв. до н.э.) и бактрийского памятника Кара-тепе (1-^ вв. н.э.). Исследование фрагментов из Мансур-депе показало, что и для грунта, и для живописи употреблялось одно и то же связующее - животный клей. При анализе росписей из Кара-тепе были обнаружены полисахариды, спектры которых соответствуют спектрам растительной камеди плодовых деревьев. Таким образом, автор подтверждает, что технология среднеазиатских росписей не была единой.

Основным разрушающим фактором для данных памятников (как, впрочем, почти для всех остальных) является влага, тем более, что такие материалы, как лёсс и глина, гигроскопичны.

С 30-х гг. прошлого века встала проблема укрепления археологических артефактов из глины. В 1948 г. для решения данной проблемы живописи и скульптуры древнего Хорезма были применены поливинилацетат (ПВА) и клей БФ-4, представляющий собой фенолоформальдегидную смолу с добавкой поливинилацеталя. Это был неудачный опыт. Сейчас указанные предметы находятся в плохом состоянии и нуждаются в реставрации. Оба примененные материала проникли неглубоко и создали дополнительные участки напряжения, образовав корку поверхностно укрепленного слоя. Кроме того, у ПВА со временем нарастает жесткость, а БФ-4 необратим и сильно темнеет.

В 1949 г. методику укрепления лёссовой скульптуры и росписей на лёссовой основе разрабатывал (с сотрудниками Государственного Эрмитажа) П.И. Костров. Он учел опыт работы С.Н. Дудина по консервации буддийских храмовых росписей из Китайского Туркестана, привезенных в Эрмитаж (1914) и аналогичные работы, проведенные А. Грюнведелем с буддийскими и манихейскими храмовыми росписями6. Дудин применял поверхностное проклеивание живописи водными растительными клеями: вишневым, гуммиарабиком, декстрином. Некоторые фрагменты с обратной стороны пропитывались спиртовым лаком, после чего были загипсованы. Грюнве-дель покрывал живопись перед снятием ее со стены спиртовым лаком, затем фрагменты загипсовывались и помещались в герметичные металлические коробки со стеклом. Применение спиртовых лаков вскоре вызвало сильное потемнение рисунков вследствие значительной гигроскопичности клеевой живописи, лёсса и гипса. Лёсс, глина и гипс вспухали и рассыпались, на поверхности изображений выступали кристаллы солей, содержавшихся в лёссе. «Практика реставрации в Эрмитаже восточно-туркменских росписей, а также лёссовой скульптуры показала полную непригодность водных растительных и животных клеёв и привела к пробам применения синтетических смол и клеёв на неводных растворителях, не размывающих лёсс и клеевую живопись», - писал С.Н. Дудин.

П.И. Костров с сотрудниками впервые применили для укрепления глиняных артефактов растворы полибутилметакрилата7 (ПБМА) в органических растворителях8

Была проведена большая работа по выбору полимера подходящего молекулярного веса (низковязкий продукт марки ПБМА НВ), подобраны растворители для разных задач пропитки, выбраны границы концентраций и отработана методика, дающая оптимальный результат. При реставрации фрагментов пристенной скульптуры из Топрак-Кала в Хорезме (II—IV вв. н.э.) были использованы ксилольные, ацетоновые, а также спирто-ксилольные растворы полибутилметакрилата для устранения всех видов деструкций: расслоений, растрескиваний, деформаций, выбоин, разрывов поверхностной корки скульптуры. Этот материал применяется до сегодняшнего дня при реставрации глиняных археологических предметов и фрагментов живописи на лёссовом основании в отделе реставрации монументальной живописи ГЭ9. Для связывания солей при глубинном укреплении штукатурной основы к раствору ПБМА добавляли полиэтиленгликоль.

Основным критерием результатов пропитки служит степень заполненности полимером пор материала артефакта. Так, при укреплении египетских статуэток (ушебти) из расслаивающегося известняка (применяли 10-15 % растворы ПБМА) заполнение пор составило 28-30 %. При пропитке лёссовых обожженных кирпичей 10-12 % растворами ПБМА заполнение пор составило 13-19 %. Экспериментальная работа над росписями Синьцаяна показала, что в зависимости от рыхлости штукатурки (емкость пор составляла 16-30 %) для укрепления достаточно заполнения пор на величины от 25 до 39 %. Укрепление скульптуры проводили многократным нанесением раствора ПБМА кистью и пропиткой с помощью шприца. С тыльной стороны скульптуры вынимали весь лёсс, оставляя образующий форму слой толщиной 1-2 см. Этот слой и подлежал укреплению. Вместо вынутого лёсса вводили деревянный каркас, который укреплялся в полости скульптуры воско-смоляной мастикой.

Однако, при всех достоинствах методик с использованием полибутилметакрилата, отмечались его недостатки. Л.И. Альбаум10 сообщает о недостатках кси-лольного и ацетонового растворов полибутилметакрилата. Раствор этого полимера в ксилоле вызывает значительное потемнение красочного слоя и основы живописи, а раствор в ацетоне дает неглубокую пропитку из-за быстрого испарения растворителя. Сотрудники лаборатории реставрации Института искусствознания им. Хамзы в Ташкенте11 считали, что глубина пропитки растворами ПБМА недостаточна и слишком велико время, необходимое для укрепления предмета. Поэтому они предложили пропитывать предметы из необожженной глины мономерами - жидкостями с очень низкой вязкостью (11 сек. по ВЗ-4). Глиняные фрагменты пропитывались смесью мономеров бутилметакрилата и метилметакрилата. Были подобраны условия полимеризации этих мономеров внутри предметов в присутствии перекиси бензоила. Пропитанный мономерами предмет заворачивали в фольгу и помещали в термостат. Температуру постепенно за 2-3 часа поднимали до 100оС, а затем до 110-120оС и поддерживали ее в течение 2-3 часов. Затем предмет вынимали и охлаждали. Весь процесс укрепления занимал 4-6 часов. Авторы отмечали, что отреставрированный таким образом предмет отличается исключительной механической прочностью и устойчивостью к изменению влажности. Однако, имеется негативный опыт использования этой технологии. Так, Б.А. Литвинский и Т.И. Зеймаль, описывая реставрацию скульптуры «Будда в нирване», сообщают следующее. После полимеризации мономеров внутри фрагмента в сушильном шкафу фрагмент растрескался, в нем произошли внутренние разрывы на всю глубину и во всех направлениях. Пальцы скульптуры увеличились в объеме почти в 2 раза. Произошло расслоение, растрескивание красочного слоя и отделение его от поверхности скульптуры.

Процесс поиска новых материалов и технологий для консервации артефактов из глины продолжался постоянно. Этой проблемой много занимались в химико-технологической лаборатории ВЦНИЛКР (Всесоюзная центральная научно-исследовательская лаборатория по консервации и реставрации музейных художественных ценностей. Ныне - ГОСНИИР). Ведь реставраторы отдела монументальной живописи этой организации работали на археологических раскопках в Средней Азии, памятники которой хранили много живописи на лёссовой основе. Заведующий химико-технологической лабораторией А.В. Иванова опубликовала статьи по работе сотрудников с этими предметами12. Указывалось в частности13, на такие недостатки полибутилметакрилата, как высокая вязкость полимера, низкая теплостойкость (30-33оС), высокое грязеудержание, невысокая поверхностная твердость (0,25). Автор предлагала устранить их, применяя не чистый полибутилметакрилат, а сополимеры бутилметакрилата с другими акриловыми производными. Был предложен сополимер бутилакрилата с метакриловой кислотой - продукт марки БМК-5. По сравнению с ПБМА он имеет большую теплостойкость и более высокую поверхностную твердость (0,75). Кроме того, растворы БМК-5 менее вязки. Сотрудники ВЦНИЛКР применили этот материал в 1967 г. на раскопках Эребуни для укрепления красочного слоя на лёссовой штукатурке. Первоначально для этих целей при работе с урартскими росписями применяли раствор ПБМА в этаноле, но даже в концентрации 2-3 % он дает высоковязкие растворы, которые плохо проникают в структуру штукатурки и образуют поверхностную пленку. При этом меняются цвет и фактура красочного слоя. Чтобы фрагменты не рассыпались, их заливали гипсом, заключая в гипсовую опалубку. По новой методике влажные фрагменты с росписями после сушки ацетоном укрепляли раствором БМК-5 5 % концентрации, нанося его 8-10 раз. При этом основа пропитывалась на глубину дою мм. В полевых условиях при пропитке росписей ПБМА его 20 % растворы в ксилоле наносили 20-25 раз, и в этом случае глубина проникания составляла 2-2,5 мм. При этом полимер подтягивался к поверхности, образуя в верхней части предмета уплотненный слой. Пропитка БМК-5 не только укрепляла красочный слой, но сохраняла его цвет и фактуру. А.В. Иванова использовала этот материал для пропитки лёссовой основы небольших фрагментов с уже укрепленным красочным слоем. В результате основа была консолидирована настолько, что фрагменты оказались пригодны к транспортировке без гипсовой опалубки. В дальнейшем сотрудники отдела монументальной живописи ГОСНИИР применяли этот материал, работая на раскопках в Средней Азии и Эребуни при консервации и глиняной скульптуры14, и фрагментов живописи15.

Далее А.В. Ивановой была предложена еще одна разработка для укрепления живописи на лёссовом основании и глиняной скульптуры. Для выбора подходящего материала исследователи опробовали целый ряд полимеров разного класса: эпоксиды, полиуретаны, полиэфиры, полиэфиракрилаты. Это все смолы, отверж-дающиеся при температуре 15-25оС, растворяющиеся в различных растворителях с образованием низковязких растворов при достаточно высоком содержании сухого вещества. При предварительных испытаниях выяснилось, что только по-лиуретановые смолы подходят по технологическим и декоративным свойствам. Из этих смол наилучшей была смола марки УР-19. В качестве эталона для сравнения использовали растворы ПБМА, широко применяемые для данных целей. Оптимальным оказался раствор УР-19 30 % концентрации, вязкость которого составила 13,5 сек. по ВЗ-4 (вязкость 20 % раствора ПБМА равна 21 сек. по ВЗ-4). При сравнении физико-механических свойств модельных образцов, укрепленных УР-19 и ПБМА,

выяснились преимущества укрепления полиуретаном, как по скорости насыщения образцов влагой и отдачей ее при высыхании, так и по улучшению физико-механических свойств. Так, применение смолы УР-19 увеличивает прочностные характеристики в 2-3 раза, значительно возрастает водостойкость.

Еще одним из материалов, применявшихся для реставрации росписей на лёссовой основе, является фторлон16 марки Ф-42Л17. С 1965 г. археологическим отрядом Института истории им. А. Дониша АН Таджикской ССР и мастерской реставрации монументальной живописи Эрмитажа проводились раскопки дворца царей средневекового государства Уструшаны, близ современного поселка Шахристан. Все помещения дворца были украшены стенописью, деревянными резными конструкциями и скульптурами людей, животных, птиц. Исследование показало, что материалы шахристанских росписей близки среднеазиатской клеевой живописи раннего средневековья, в частности живописи Пенджикента. До 1971 г. росписи Шахристана обрабатывали растворами ПБМА, после чего живопись заметно потемнела. Чтобы избежать потемнения живописи хорошей сохранности, уменьшали количество полимера, вводимого в роспись, для чего снижали концентрацию растворов и число пропиток. Несмотря на это, зачастую не удавалось сохранить первоначальный тон. Чтобы найти подходящий для этого материал, была проведена большая экспериментальная работа. Опробовали следующие составы:

- растворы низковязкого ПБМА в ацетоне (1-20 %), ксилоле (5-25 %), уайт-спирите (2,5-5 %);

- растворы сополимера бутилметакрилата и метакриловой кислоты в смесях ксилола, ацетона и бутилацетата или ксилола и бутанола;

- французский акриловый фиксатив для туши и акварели;

- водный раствор натриевой соли метакриловой кислоты (5-10 %);

- акрило-стирольный латекс (3-10 %);

- водная дисперсия сополимера винилацетата с 2-этилгексилакрилатом марки ВА-2ЭГА (0,5-5 %);

- раствор поливинилпирролидона (ПВП) в этаноле (5-20 %);

- водные растворы полиэтиленоксида с молекулярным весом 4 000 (10-50 %);

- водные растворы полиэтиленоксида с молекулярным весом 5 000 000 (0,22,5 %);

- раствор кремнийорганической смолы ЛТ-3 в ксилоле (5-10 %);

- водный раствор осетрового клея, 1 %;

- водный раствор фруктовой камеди (2-5 %);

- растворы фторопластов марок Ф-42Л, Н-6, Ф-26, Ф-32Л в метилэтилкетоне, ацетоне, смесях ацетона, этилацетата и амилацетата и смеси этилацетата и бутилацетата.

Для каждого материала подбирались растворители, концентрации, режимы пропитки и сушки. Экспериментальные материалы проверяли на сохранность исходного цвета образца при их воздействии и прочность укрепления красочного слоя.

Укрепление красочного слоя без изменения его тональности показали только фторлоны трех марок (Н-6, Ф-26 и Ф-42Л) и раствор БМК-5 в смеси ксилола,

ацетона и бутилацетата. А из этих четырех материалов лучшим оказался фтор-лон Ф-42Л, который представляет собой сополимер тетрафторэтилена с винили-денфторидом. Этот материал дает прозрачные пленки с низким коэффициентом преломления, обратимые, атмосферостойкие, термостойкие. В полевых условиях фрагменты шахристанских росписей с лицевой стороны укрепляли 3% раствором фторлона Ф-42Л в смеси этилацетата с бутилацетатом, а с тыльной - 25-30% раствором ПБМА в ксилоле. После испытаний на ускоренное старение выяснили, что по долговечности укрепляющего эффекта обработка этим фторлоном не уступает обработке ПБМА.

В 1976 г. на раскопе Х Дильберджина была использована описанная выше методика для укрепления фрагментов расписной лёссовой скульптуры. Как и при раскрытии росписей в Шахристане, красочный слой фрагментов укрепляли фторлоном Ф-42Л, а тыльную сторону - ПБМА.

Поиски материалов для реставрации живописи на лёссовом основании продолжались. Были исследованы в качестве укрепляющих составов для данной цели сополимер винилацетата18 с тетрафторэтиленом19 и полиметакриловая кислота20. Как сообщает С.В. Вивденко, оба эти материала были синтезированы специально для реставрации глиняных скульптур и резного декора, распространенных в древнем мире от Междуречья до Китая. Опробовались эти полимеры при реставрации и консервации скульптур из Халчаяна (рубеж н.э.) и Дальверзина (1-11 вв.), а также при реставрации настенных росписей в Доме-музее Половцева в Ташкенте. И для халчаянской скульптуры с высоким качеством глины, и для низкокачественной глины в изделиях Дальверзина был получен достаточный укрепляющий эффект. Цвет и фактура укрепляемых предметов оставались неизменными. Однако дальнейших сведений по использованию этих материалов опубликовано не было.

Еще одним материалом, который использовался для реставрации глиняных табличек, является этиловый эфир кремневой кислоты - этилсиликат. Этот материал много лет применялся в Лувре для укрепления табличек. Были проведены подробные исследования влияния этого консолиданта на физические и механические свойства каждого минерала, входящего в состав глин21. Модельные образцы для испытаний готовились по результатам анализа минеральных составов клинописных табличек из Вавилона (раскопы ТеИо, Zarsa, Susa). Механические свойства изучались до и после укрепления. Пластические свойства оценивались неразрушающим методом, основанным на измерениях резонансной частоты. Образцы оценивались на прочность и распространение трещин. Для всех образцов определяли диффузию паров воды. В результате проведенных исследований было показано, что гидрок-сильные группы, локализованные на поверхности глин, включены в механизм укрепления и способствуют образованию большого количества связей. То есть укрепление получается только поверхностное. Этилсиликат взаимодействует с каждым глинистым минералом (по анализам - смектит, иллит, каолинит, полигорскит), но не проникает в слои глины, а связи, образованные им с наружной поверхностью глины, не влияют на внутренние структуры глинистого минерала.

Важной проблемой, рассматриваемой авторами, занимающимися реставрацией глиняных экспонатов, является удаление солей. 10 лет назад был сделан обзор методов, применяемых для этого процесса. Обессоливание проводилось в ваннах с дистиллированной водой, куда помещались глиняные предметы, и вода с разной периодичностью менялась на свежую. Рыхлые и хрупкие части изделий защищались растворами нитрата целлюлозы.

В Иранском музее таблички промывали в проточной воде 3 дня и сушили при температуре 110оС.

Проблеме обессоливания клинописных табличек посвящена статья реставратора ГЭ22. Она предлагает сложную схему обессоливания и укрепления табличек. Схема состоит из следующих операций:

1. Подготовка к обжигу. Термостатирование табличек при температуре 90-100оС в течение 3-4 дней;

2. Обжиг. Постепенное повышение температуры до 570оС, выдержка в течение 2 часов и постепенное понижение температуры;

3. Укрепление 4-5% раствором ПБМА в ацетоне;

4. Обессоливание вымачиванием в дистиллированной воде;

5. Замещение воды этиловым спиртом при помещении табличек в ванночку с этим растворителем;

6. Высушивание в нормальных условиях 4-5 дней;

7. С помощью ксилола или ацетона удаление пленки ПБМА вместе с загрязнениями и солями;

8. Новое нанесение пленки ПБМА из ксилольного или ацетонового раствора.

Автор сообщает, что эта методика дает хорошие результаты. Удалось спасти несколько десятков неопубликованных, а также интенсивно разрушавшихся табличек ХХ1-ХХ11 вв. до н.э.

Для удаления гипса предлагается вымачивать таблички в 2 % растворе соляной кислоты, при условии, что содержание извести в них невысокое. Затем они помещаются в чистую воду, которая часто меняется. В следующую после четвертой ванну добавляется немного нашатырного спирта для нейтрализации оставшейся кислоты. Затем продолжается промывка в воде.

В берлинском Музее Передней Азии обессоливание проводится в дистиллированной воде. Затем таблички раскладываются для просушки при комнатной температуре. Белые пятна соединений кальция, которые в процессе сушки могут появиться на поверхности, удаляются 5-10 % растворами лимонной или уксусной кислот. Контроль за содержанием соли в промывочной воде осуществляется измерением ее электропроводности. При стабилизации этой величины в диапазоне 100-50 См обессоливание прекращается.

В 1957 г. лабораторией коллоидной химии Ленинградского государственного университета был предложен метод электродиализа для удаления солей, а в 1959 г. он был полностью отработан для применения к фрагментам живописи23. Процесс очень сложный, не позволялось превышать температуру на поверхности живописи при прохождении тока выше 50оС и требовалось наблюдать за силой тока, его напряжением и временем его прохождения. Отдельные участки росписей приходилось дорабатывать. Затем проводился процесс медленной сушки фрагментов между двумя щитами в течение 20 дней. Однако все меры предосторожности не исключают возможности появления разрывов на больших фрагментах. Данный метод был применен при удалении солей из росписей Пянджикента (УП-УШ вв. н.э.), представлявших собой клеевую живопись на лёссовой штукатурке, покрывавшей

сырцовые стены зданий. Живопись на месте пропитывали ПБМА, а затем фрагментами снимали со стен. Штукатурка содержала большое количество водорастворимых солей (хлориды - CL, сульфаты - SO4, карбонаты - CO3) - 5-8 % от веса, а иногда и 10-11 %. Однако, дальнейшая практика показала, что вымачиванием в дистиллированной воде можно удалить соли не менее быстро, чем электродиализом, избежав при этом вредного для росписей разогрева24. На практике довольно часто делается бумажная пульпа из фильтровальной бумаги, которая смачивается дистиллированной водой и в таком виде накладывается на артефакт для извлечения солей. Растворимые соли мигрируют из предмета в пульпу.

Итак, по опубликованным итогам опыта работ ведущих музеев мира можно сделать следующие выводы:

1. Хорошо отработан метод температурной обработки необожженных предметов из глины, но он меняет их химическую природу и физико-химические свойства, тем самым меняя их аутентичность;

2. Обессоливание следует проводить в дистиллированной воде, меняя ее и осуществляя контроль процесса по ее электропроводности;

3. Основным критерием результатов пропитки артефакта служит степень заполнения его пор. Для укрепления достаточна степень заполнения на величины от 25 до 39 %;

4. Для укрепления необожженных табличек были исследованы натуральные и синтетические продукты. Из натуральных опробовались воски и растительные клеи (вишневый, гуммиарабик, декстрин, даммара). Практика реставрации показала их полную непригодность. Началось опробование синтетических продуктов. Вначале применяли клеи марок БФ-4, ПВА, недостатки которых показали их неприменимость для данной цели. В Германии для укрепления табличек долго использовали нитрат целлюлозы, который тоже со временем проявил свою непригодность. Затем началось применение ПБМА, который до сих пор остается в арсенале реставраторов, несмотря на некоторые недостатки. Параллельно исследовались материалы всех классов полимеров, производившихся промышленностью.

В конечном результате в нашей стране при реставрации живописи на лёссовом основании и глиняной скульптуры используются акриловый полимер ПБМА (Эрмитаж) и акриловый сополимер БМК-5 (ГОСНИИР). В Германии (Музей Передней Азии) для этих целей применяют акриловые сополимеры ParaLoid B-72 и B-44, а также MowitaL B-30 (поливинилбутираль). В Лувре для укрепления глиняных табличек используется этилсиликат - аналог Wacker OH под маркой SiLres BSOH.

Однако, для реставрации глиняной скульптуры нужен глубоко проникающий материал, максимально равномерно пропитывающий весь объем предмета, не создающий никаких напряжений внутри него и не меняющий внешний облик артефакта (цвет, блеск, фактуру).

Работа по определению оптимального консолиданта и будет проводиться в химико-технологической лаборатории ГОСНИИР.

Примечания

1. Иванова А.В., Рузавин Ю.А. О возможности применения полиуретановой смолы УР-19 для закрепления живописи и скульптуры на лёссовой основе // Сообщения ВЦНИЛКР. № 28. 1972. С. 117-125.

2. Мазина А.Я., Соколов С.В. Результаты исследований табличек из Шумера / Отчет ВХНРЦ им. академика И.Э. Грабаря, предоставленный из архива ГМИИ им. А.С. Пушкина, 2015.

3. Gutschow C. Methoden zur Restaurierung von ungebrannten und gebrannten KeiLschrifttafeLn // Gestern und Heute. Vol.22. Gladbeck, PeWe-verLag, 2012. P. 31, 52-54,

61-65.

4. Костров П.И. Реставрация древней монументальной живописи на лёссовой штукатурке и расписной лёссовой скульптуры // Сообщения ВЦНИЛКР. № 1. 1964. С. 76-105.

5. Бирштейн В.Я. Некоторые вопросы технологии среднеазиатских и причерноморских стенных росписей античного времени // Художественное наследие. №2 (32). 1977. С. 19-30.

6. Литвинский Б.А., Зеймаль Т.И. Буддийский монастырь Аджина-Тепа. (Таджикистан). Раскопки. Архитектура. Искусство. 3-е изд. СПб. : Нестор-История, 2010. -260 с.

7. Фоминых В.А. Реконструкция монументальной глиняной скульптуры «Будда в нирване» из Аджина-тепа // Исследования в консервации культурного наследия. Материалы международной научно-практич. конф. М., 2005. - 256 с.

8. Шейнина Е.Г. Применение синтетических смол в реставрации монументальной живописи и некоторых других музейных экспонатов // Сообщения ВЦНИЛКР. № 1. 1960. С. 62-74.

9. Викторова О.С., Казимирова Р.А. Три женские фигуры. Стенд на Реставрационной выставке в Реставрационно-хранительском центре Гос. Эрмитажа «Старая деревня» 2019 // Возрожденные шедевры. Реставрация в Эрмитаже. СПб. : Гос. Эрмитаж, 2017. С. 20-24.

10. Альбаум Л.И. Из опыта консервации стенных росписей на лёссовой основе // Художественное наследие. №2 (32). 1977. С. 114-116.

11. Федорович Е.Ф., Хусиитдинходжиев Х., Рузыбаев Д. Новый способ закрепления археологических предметов из необожженной глины и других пористых материалов // Сообщения ВЦНИЛКР. №17-18. 1966. С. 113-116.

12. Викторова О.С., Казимирова Р.А. Реставрационные паспорта, поданные в комиссию Минкультуры России по аттестации специалистов в области сохранения объектов культурного наследия в области реставрации культурных ценностей, из архива Министерства культуры, 1921.

13. Иванова А.В. Укрепление фрагментов живописи на лёссовой основе сополимером БМК-5 // Сообщения ВЦНИЛКР. № 28. 1972. С. 112-116.

14. Ковалева Н.А. Консервация фрагментов настенной: живописи из Топрак-ка-ла // Реставрация, исследование и хранение музейных художественных ценностей. № 4. М. : [Б.и.], 1982. С. 48-50; Лохоеиц В.А., Рапопорт Ю.А. Раскопки на Топрак-кале // Археологические открытия 1979. 1980. С. 451.

15. Бурый В.П. Реставрация фрагментов стенописей. История методов. М.: МГХПА им. С.Г. Строганова, 2019. - 556 с.

16. Соколовский В.М., Виноградова В.П. Применение фторлона Ф-42 для реставрации росписей из Шахристана // Художественное наследие. № 1 (31). 1975. С. 52-62.

17. Вивденко С.В., Муханова С.М., Бадыров Б.Х. Сополимер винилацетата с те-трафторэтиленом в реставрационной практике // Тезисы докладов VI искусство-ведч. научно-теоретич. конф. молодых ученых. Ташкент, 1986. Ташкент : Ёш гвардия, 1990. - 43 с.

18. Вивденко С.В., Апазиди А.И. Полиметакриловая кислота в реставрации живописи на лёссовом основании // Тезисы докладов V Всесоюзного семинара реставраторов. Киев : [Б.и.], 1984. С. 6-7.

19. Вивденко С.В. Исследование и реставрация кушанской пластики Северной Бактрии. Автореф. дис. ... канд. искусствоведения. Ташкент: [Б.и.], 1990. - 24 с.

20. Вивденко С.В., Апазиди А.И. Способ обработки монументальной живописи. Авторское свидетельство СССР № 1240636 от 1.03.86. Открытия. Изобретения : офиц. бюл. Гос. Комитета СССР по делам изобретений и открытий. № 24. 1986. - 4 с.

21. Tiennot M, Bourgès A, Mertz J-D. Clays, archeoLogicaL tablets and ethyl silicate: evaluation of the consolidation mechanisms // ICEM 16th International Conference on Experimental Mechanics, Cambridge, England, 7-11 July, 2014. Р. 8.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

22. Строганова В.И. Проблемы сохранения страниц древнейшей книги земной цивилизации - глиняных клинописных табличек // Теория и практика сохранения памятников культуры : Сб. науч. трудов / сост. С.А. Добрусина. № 20. СПб.: РНБ, 2000. С. 180-189.

23. Костров П.И., Ногид И.Л. Удаление солей из росписей Пенджикента методом электродиализа // Сообщения ВЦНИЛКР. № 1. 1960. С. 54-58.

24. Соколовский В.М., Виноградова В.П. Указ. соч. С. 52-62.

1. Ivanova A.V., Ruzavin Yu.A. O vozmozhnosti primeneniya poliuretanovoi smoly UR-19 dlya zakrepleniya zhivopisi i skulptury na lessovoi osnove // Soobshcheniya VTsNILKR. № 28. 1972. S. 117-125.

2. Mazina A.Ya., Sokolov S.V. Rezultaty issledovanii tablichek iz Shumera / Otchet VKhNRTs im. akademika I.E. Grabarya, predostavlennyi iz arkhiva GMII im. A.S. Pushkina,

2015.

3. Gutschow C. Methoden zur Restaurierung von ungebrannten und gebrannten Keilschrifttafeln // Gestern und Heute. Vol.22. Gladbeck, PeWe-verlag, 2012. P. 31, 52-54,

61-65.

4. KostrovP.I. Restavratsiya drevnei monumentalnoi zhivopisi na lessovoi shtukaturke i raspisnoi lessovoi skulptury // Soobshcheniya VTsNILKR. № 1. 1964. S. 76-105.

5. Birshtein V.Ya. Nekotorye voprosy tekhnologii sredneaziatskikh i prichernomorskikh stennykh rospisei antichnogo vremeni // Khudozhestvennoe nasledie. № 2 (32). 1977. S. 19-30.

6. Litvinskii B.A., Zeimal T.I. Buddiiskii monastyr Adzhina-Tepa. (Tadzhikistan). Raskopki. Arkhitektura. Iskusstvo. 3-e izd. SPb. : Nestor-Istoriya, 2010. - 260 s.

7. Fominykh V.A. Rekonstruktsiya monumentaLnoi glinyanoi skuLptury «Budda v nirvane» iz Adzhina-tepa // Issledovaniya v konservatsii kulturnogo naslediya. Materialy mezhdunarodnoi nauchno-praktich. konf. M., 2005. - 256 s.

8. Sheinina E.G. Primenenie sinteticheskikh smol v restavratsii monumentalnoi zhivopisi i nekotorykh drugikh muzeinykh eksponatov // Soobshcheniya VtsNILKR. № 1. 1960. S. 62-74.

9. Viktorova O.S., Kazimirova R.A. Tri zhenskie figury. Stend na Restavratsionnoi vystavke v Restavratsionno-khranitelskom tsentre Gos. Ermitazha «Staraya derevnya» 2019 // Vozrozhdennye shedevry. Restavratsiya v Ermitazhe. SPb. : Gos. Ermitazh, 2017. S. 20-24.

10. Albaum L.I. Iz opyta konservatsii stennykh rospisei na lessovoi osnove // Khudozhestvennoe nasledie. № 2 (32). 1977. S. 114-116.

11. Fedorovich E.F., Khusiitdinkhodzhiev Kh., Ruzybaev D. Novyi sposob zakrepleniya arkheologicheskikh predmetov iz neobozhzhennoi gliny i drugikh poristykh materialov // Soobshcheniya VTsNILKR. № 17-18. 1966. S. 113-116.

12. Viktorova O.S., Kazimirova R.A. Restavratsionnye pasporta, podannye v komissiyu Minkultury Rossii po attestatsii spetsialistov v oblasti sokhraneniya obektov kulturnogo naslediya v oblasti restavratsii kulturnykh tsennostei, iz arkhiva Ministerstva kultury, 1921.

13. Ivanova A.V. Ukreplenie fragmentov zhivopisi na lessovoi osnove sopolimerom BMK-5 // Soobshcheniya VTsNILKR. № 28. 1972. S. 112-116.

14. Kovaleva N.A. Konservatsiya fragmentov nastennoi: zhivopisi iz Toprak-kala // Restavratsiya, issledovanie i khranenie muzeinykh khudozhestvennykh tsennostei. №

4. M. : [B.i.], 1982. S. 48-50; Lokhoeits V.A., Rapoport Yu.A. Raskopki na Toprak-kale // Arkheologicheskie otkrytiya 1979. 1980. S. 451.

15. Buryi V.P. Restavratsiya fragmentov stenopisei. Istoriya metodov. M.: MGKhPA im.

5.G. Stroganova, 2019. - 556 s.

16. Sokolovskii V.M., Vinogradova V.P. Primenenie ftorlona F-42 dlya restavratsii rospisei iz Shakhristana // Khudozhestvennoe nasledie. № 1 (31). 1975. S. 52-62.

17. Vivdenko S.V., Mukhanova S.M., Badyrov B.Kh. Sopolimer vinilatsetata s tetraftoretilenom v restavratsionnoi praktike // Tezisy dokladov VI iskusstvovedch. nauchno-teoretich. konf. molodykh uchenykh. Tashkent, 1986. Tashkent : Esh gvardiya, 1990. - 43 s.

18. Vivdenko S.V., Apazidi A.I. Polimetakrilovaya kislota v restavratsii zhivopisi na lessovom osnovanii // Tezisy dokladov V Vsesoyuznogo seminara restavratorov. Kiev : [B.i.], 1984. S. 6-7.

19. Vivdenko S.V. Issledovanie i restavratsiya kushanskoi plastiki Severnoi Baktrii. Avtoref. dis. ... kand. iskusstvovedeniya. Tashkent: [B.i.], 1990. - 24 s.

20. Vivdenko S.V., Apazidi A.I. Sposob obrabotki monumentalnoi zhivopisi. Avtorskoe svidetelstvo SSSR № 1240636 ot 1.03.86. Otkrytiya. Izobreteniya : ofits. byul. Gos. Komiteta SSSR po delam izobretenii i otkrytii. № 24. 1986. - 4 s.

21. Tiennot M., Bourges A., Mertz J.-D. Clays, archeological tablets and ethyl silicate: evaluation of the consolidation mechanisms // ICEM 16th International Conference on Experimental Mechanics, Cambridge, England, 7-11 July, 2014. R. 8.

22. Stroganova V.I. Problemy sokhraneniya stranits drevneishei knigi zemnoi tsivilizatsii - glinyanykh klinopisnykh tablichek // Teoriya i praktika sokhraneniya pamyatnikov kultury : Sb. nauch. trudov / sost. S.A. Dobrusina. № 20. SPb.: RNB, 2000. S. 180-189.

23. Kostrov P.I., Nogid I.L. Udalenie solei iz rospisei Pendzhikenta metodom elektrodializa // Soobshcheniya VTsNILKR. № 1. 1960. S. 54-58.

24. Sokolovskii V.M., Vinogradova V.P. Ukaz. soch. S. 52-62.

Сведения об авторах

Малачевская Елена Львовна - ФГБНИУ «ГОСНИИР», заведующая лабораторией химико-технологических исследований. 107014, Москва, ул. Гастелло, 44, стр. 1. E-mail: elemal34@mail.ru

Гордюшина Валентина Ивановна - ФГБНИУ «ГОСНИИР», старший научный сотрудник лаборатории химико-технологических исследований. 107014, Москва, ул. Гастелло, 44, стр. 1. E-mail: vgordiushina@mail.ru

Иванова Анастасия Игоревна - ФГБНИУ «ГОСНИИР», младший научный сотрудник лаборатории химико-технологических исследований. 107014, Москва, ул. Гастелло, 44, стр. 1. E-mail: iva_stasiya@mail.ru

Malachevskaya Elena - The State Research Institute for Restoration, Cheif of the Laboratory of Chemical and Technological Research. 44-1, Gastello St., Moscow, Russia, 107014. E-mail: elemal34@mail.ru

Gordyushina Valentina - The State Research Institute for Restoration, Senior researcher of the Laboratory of Chemical and Technological Research. 44-1, Gastello St., Moscow, Russia, 107014. E-mail: vgordiushina@mail.ru

Ivanova Anastasia - The State Research Institute for Restoration, Junior researcher of the Laboratory of Chemical and Technological Research. 44-1, Gastello St., Moscow, Russia, 107014. E-mail: iva_stasiya@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.