Научная статья на тему 'МЕЖДУНАРОДНАЯ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ: ИНТЕГРАЦИЯ, ВЗАИМОСВЯЗЬ И ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ'

МЕЖДУНАРОДНАЯ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ: ИНТЕГРАЦИЯ, ВЗАИМОСВЯЗЬ И ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
279
41
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАВОВАЯ СИСТЕМА / НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ / ИНТЕГРАЦИЯ / ГАРМОНИЗАЦИЯ / ВЗАИМОСВЯЗЬ И ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ СУВЕРЕННЫХ ГОСУДАРСТВ / УНИВЕРСАЛИЗМ / ОБЩЕПРИЗНАННЫЕ НОРМЫ И ПРИНЦИПЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА / МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО / МИРОВОЕ СООБЩЕСТВО / INTERNATIONAL LEGAL SYSTEM / NATIONAL LEGAL SYSTEMS / INTEGRATION / HARMONISATION / INTERCONNECTEDNESS AND INTERDEPENDENCE OF SOVEREIGN STATES / UNIVERSALISM / UNIVERSALLY RECOGNIZED NORMS AND PRINCIPLES OF INTERNATIONAL LAW / INTERNATIONAL COOPERATION / INTERNATIONAL COMMUNITY

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Исаков Игорь Николаевич

В статье рассматриваются сложные вопросы интеграции международной и национальных правовых систем, даются оценки их современного состояния. Обосновывается вывод, что национальные и международную правовые системы нельзя характеризовать однозначно. Универсализм и интеграция норм международного и национального права неизбежно ведут к чрезмерной унификации без учёта их национальной специфики. Независимые суверенные государства становятся всё более зависимыми от общесогласованных норм международного общения. В качестве важного способа интеграции предлагается гармонизация международной и национальных правовых систем, учитывающая специфику суверенных государств.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

International and national legal systems: integration, interrelation and interdependence

The article discusses the complicated questions of integration of the international and national legal systems, gives the evaluating of their current state. Also the author has come to conclusion that the modern national and international legal systems cannot be characterized unambiguously. Universalism and integration of international and national law, inevitably lead to excessive standardization without taking into account their national specificities. Independent sovereign states are becoming increasingly dependent on commonly agreed standards of international communication. As an important method of integration it is proposed the harmonization of international and national legal systems, taking into account the specifics of sovereign states.

Текст научной работы на тему «МЕЖДУНАРОДНАЯ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ: ИНТЕГРАЦИЯ, ВЗАИМОСВЯЗЬ И ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ»

МЕЖДУНАРОДНАЯ И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ: ИНТЕГРАЦИЯ, ВЗАИМОСВЯЗЬ И ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ

ИСАКОВ Игорь Николаевич,

кандидат юридических наук, доцент, докторант кафедры теории государства и права Саратовской государственной юридической академии. E-mail: isakov2009@yandex.ru

Краткая аннотация: В статье рассматриваются сложные вопросы интеграции международной и национальных правовых систем, даются оценки их современного состояния. Обосновывается вывод, что национальные и международную правовые системы нельзя характеризовать однозначно. Универсализм и интеграция норм международного и национального права неизбежно ведут к чрезмерной унификации без учёта их национальной специфики. Независимые суверенные государства становятся всё более зависимыми от общесогласованных норм международного общения. В качестве важного способа интеграции предлагается гармонизация международной и национальных правовых систем, учитывающая специфику суверенных государств.

Abstract: The article discusses the complicated questions of integration of the international and national legal systems, gives the evaluating of their current state. Also the author has come to conclusion that the modern national and international legal systems cannot be characterized unambiguously. Universalism and integration of international and national law, inevitably lead to excessive standardization without taking into account their national specificities. Independent sovereign states are becoming increasingly dependent on commonly agreed standards of international communication. As an important method of integration it is proposed the harmonization of international and national legal systems, taking into account the specifics of sovereign states.

Ключевые слова: международная правовая система, национальные правовые системы, интеграция, гармонизация, взаимосвязь и взаимозависимость суверенных государств, универсализм, общепризнанные нормы и принципы международного права, международное сотрудничество, мировое сообщество.

Keywords: international legal system, national legal systems, integration, harmonisation, interconnectedness and interdependence of sovereign states, universalism, the universally recognized norms and principles of international law, international cooperation, international community.

Международная правовая система как явление международно-правового масштаба имеет сложную интеграционную природу. Складываясь в непрерывном процессе в особую правовую систему, её принципы и нормы действуют не только на международном и, тесно связанной с ней наднациональном уровнях, но и в рамках национальных и внутринациональных правовых систем суверенных государств. Так на системном уровне она действует в федеральной и региональных правовых системах Российской Федерации. Являясь, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, составной частью российской правовой системы, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации детализируются, конкретизируются и реализуются в совместной правотворческой, правоприменительной и иной деятельности, образуя, таким образом, соответствующую систему, охватываемую рамками российской правовой системы. Как отмечается в литературе, «импульс к взаимному влиянию правовых систем дают события внешнеполитической и внутригосударственной реальности»[1].

Как известно, взаимовлияние, взаимопроникновение и взаимодействие правовых норм различных стран осуществлялось, начиная с древнейших времён, служило и продолжает служить немаловажным средством и способом позитивного воздействия (международное сотрудничество, восприятие опыта формирования внутригосударственных институтов и т.д.), но и, к сожалению, негативного влияния на правовые системы государств (чрезмерная их унификация, взаимосвязанность и взаимозависимость друг от друга, частичная утрата национальной идентичности, негативное влияние глобализационных процессов и др.). Неслучайно сегодня сложно найти «чисто национальную» правовую систему, «незамутнённую» посторонним влиянием. Как отмечают многие авторы, влияние современного международного права на массовое правовое сознание (индивидуальное либо коллективное) постоянно усиливается[2].

В этом контексте особо подчеркнём, что активизация поиска эффективных и универсальных форм международной интеграции, обеспечивающей международное сотрудничество в правовой и иных

сферах, во многом связана с разрушительными последствиями Второй мировой войны.

Как известно, начало интенсивной интеграции международных и национальных правовых систем положило образование Организации Объединённых Наций (1945 г.). Её общей тенденцией стало усиление универсализма в международных отношениях. Наиболее важную роль в этом процессе сыграло принятие ООН Всеобщей Декларации прав человека (1948 г.), а на Европейском континенте в рамках деятельности Совета Европы - Конвенции о защите прав и свобод человека и гражданина, а также создание Европейского Суда.

Дальнейшая международная интеграция породила новые многочисленные международные организации: ВТО, МАГАТЭ, Всемирный Совет мира, различные межрегиональные структуры: ОПЕК (Организация стран экспортёров нефти), ОИК (Организация Исламская конференция), ОАЕ (Организация Африканского единства - Африканский Союз) и др., нуждающиеся в правовом обеспечении. Всё это способствовало бурному развитию международной правовой системы, усиливало её влияние на национальные правовые системы. Так, с принятием в Российской Федерации Конституции (1993 г.) наблюдался процесс сближения отечественной правовой системы с правовыми системами западных стран. Включение общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров в российскую правовую систему расширило возможности прямого действия международно-правовых положений в российском законодательстве. В этой связи думалось, что признание на конституционном уровне приоритета положений международных договоров над положениями законов Российской Федерации повысит авторитет российской правовой системы и одновременно будет способствовать усилению её интеграции в международную правовую систему.

Справедливости ради в этом контексте отметим, что Россия действительно становилась полноправным членом ведущих международных организаций, участником и стороной международных соглашений. Например, вступление России в Совет Европы расширяло её контакты с международными организациями, определяло новую стратегию развития российского законодательства, приближало его к моделям западной демократии. В частности, получили международное признание положения Конституции РФ о гражданском обществе, правовом госу-

дарстве, разделении властей, разграничении полномочий между федеральным центром и субъектами федерации и др.

Как видим, развитие интеграционных процессов, интернационализация юридической деятельности в национальных правовых системах, небывалое воздействие мировых информационных сетей на правотворческую деятельность национального и международного уровней способствовало преодолению веками сложившихся барьеров в межнациональных отношениях, правовому оформлению договоров и соглашений между государствами, касающихся новых видов международно-правового сотрудничества (таможенные союзы, безвизовое пересечение границ, создание зон свободной торговли и др.). При этом особую роль стали играть договоры о создании интеграционных объединений - межгосударственных организаций, которые на постоянной основе обеспечивали подготовку и принятие мер по углублению интеграции международных и национальных правовых систем. К такому объединению в первую очередь следует отнести Европейский Союз, начало которому положил договор, подписанный в голландском городе Маастрихт (1992 г.)[3]. Усилению правовой интеграции, распространению норм международного права на национальные правовые системы способствовало также присоединение к ЕС бывших социалистических стран Восточной Европы. Это проявлялось в широком признании и применении в национальных законодательствах таких стран норм международного права, имплементации их положений в национальное законодательство, а также в готовности к сотрудничеству в рамках международных и межгосударственных объединений. Так, принимая на себя международные обязательства, новые государства адаптировали своё национальное законодательство к нормам международного права и прежде всего свои конституции, что в значительной мере способствовало изменению собственных правил, заимствованию и использованию в юридической деятельности норм и принципов международного права, приданию ему универсального характера. При этом важно подчеркнуть, что интеграция международных и национальных правовых систем предопределялась формированием общих принципов, определяющих взаимодействие международного права с национальными правовыми системами.

Среди отечественных учёных подобные вопросы разрабатывали Г.В. Игнатенко, В.Г. Буткевич, Ю.А. Тихомиров, И.И. Лукашук, О.И. Тиунов, И.А. Ко-

нюхова, О.Н. Хлестов, В.А. Толстик, И.Б. Борисов, Л.П. Ануфриева и др.[4] Как показывает анализ, многие из них, в том числе и зарубежные исследователи, констатировали наличие позитивных перемен в международных и национальных правовых системах, произошедших на рубеже конца XX - начала XXI веков. По их мнению, в этот период произошло значительное усиление влияния международной правовой системы на внутригосударственные процессы. Как следствие, в значительной части национальных правовых систем (в том числе российской) были признаны универсальные принципы гуманизма, отражённые в правах и свободах человека, а также получили широкое проявление солидарность и взаимодействие государств в определении своих жизненно важных вопросов.

Однако XXI век принёс ряд глобальных потрясений. Как ни парадоксально, но взаимосвязь и взаимозависимость суверенных государств от норм и принципов международного права постоянно усиливалось, что по сути дела и стало одной из важных причин обострения отношений между государствами, тормозом развития их правовых систем. Так, обращают на себя внимание факты, когда суверенные государства, как никогда прежде, становились зависимыми от выбора мировым сообществом пути своего развития, обеспечения самосохранения, безопасности и др. Внедрение принципа универсализма в национальных и международном масштабах, появление глобализма, диверсификации международных, политических и экономических связей, информационная взаимозависимость, к сожалению, не обеспечивали стабильного мирового устройства. В качестве примера универсализма можно привести установление на межгосударственном уровне единых стандартов в области основных институтов политической власти, а также в сферах обеспечения прав человека, образования, здравоохранения и др., которые воплощались в жизнь в национальных законодательствах. Однако, как показала практика, единые стандарты далеко не всегда приносили положительные результаты.

Подобное положение, с одной стороны, безусловно, требовало глубокой интеграции, объединения усилий государств в решении вопросов по их дальнейшему развитию в составе международного сообщества. В частности, с большой силой к этому подталкивало то, что в ряде случаев (экономический кризис, военные конфликты, стихийные бедствия, эпидемии и др.) возникает необходимость пользо-

ваться нормами международного права относительно оказания, а при необходимости и получения от структурированных в ООН международных организаций технической, финансовой, медицинской, военной и иной адресной помощи. Кроме того, необходимость в интеграции международных и национальных правовых систем обусловливалась той большой ролью, которую играют: обмен информацией; совершенствование способов перемещения капиталов; сотрудничество в области науки и культуры, выработка единых стандартов поведения; сохранение окружающей среды, недопущение изменения климата планеты; поиск альтернативных источников энергии; освоение Мирового океана и космического пространства; борьба с новыми болезнями и международным терроризмом и др. При этом острота подобных задач с каждым годом становится всё более очевидной, что требует совместных усилий и общих правил поведения.

По этому поводу канадский социолог Г.М. Маклюэн ещё в конце XX века справедливо отмечал, что современный мир, связанный электронными средствами связи, уменьшает чувства изолированности и дальних расстояний. В новых условиях «человек снова ощутит себя членом одного племени, одной деревни»[5].

В то же время, с другой стороны, такое положение требовало более гибкой, дифференцированной интеграции, переосмысления и переоценки сложившейся системы взаимодействия международной правовой системы и национальных правовых систем, выявления причин чрезмерной и не всегда оправданной зависимости последних от международного права, а, следовательно, и перевода этих систем на принципиально новый уровень интеграционного развития. Речь в данном случае идёт о необходимости гармонизации международной и национальных правовых систем.

Раскрывая этот аспект, подчеркнём, что, по нашему представлению, интеграция современных национальных и международной правовых систем, основанная на общепризнанных нормах и принципах международного права и предлагаемая гармонизация исследуемых правовых систем, требует: во-первых, постоянной имплементации таких принципов и норм в национальное право путём закрепления их не только в конституциях, но и в важнейших правовых актах, структурированных в национальных правовых системах; во-вторых - упорядочения и реализации международных правовых актов, формирования их в соот-

ветствующие системы (подсистемы) в рамках национальных правовых систем; в-третьих - учёта того, что бурно развивающееся национальное право (например, российское) стало оказывать более весомое влияние на содержание принципов и норм международного права, способствовать совершенствованию международно-правовых правил, стимулировать международную правовую систему на заимствование внутригосударственного правотворчества с целью придания ему характера универсальных норм и принципов. В противном случае интеграция и гармонизация международной и национальных правовых систем не принесёт желаемых результатов.

В этом контексте обратим внимание на то, что в новых условиях активно заявила о себе эволюция взглядов относительно перехода к более гибким суждениям и выводам, раскрывающим природу и механизм исследуемой интеграции и связанной с ней взаимозависимостью национальных правовых систем. В литературе всё чаще обращается внимание на существование различий в международном и внутригосударственном праве (Г. Триппель, В. Да-невский и др.). Различия в предметах регулирования служит основанием того, что международная и национальные правовые системы являются относительно изолированными и независимыми друг от друга системами. Поскольку международное право регулирует отношения между суверенными государствами, а внутригосударственное - действует в пределах конкретного государства, то данные правопо-рядки не могут изменять нормы друг друга. В случае коллизии международных и национальных норм применяется национальное право. При этом авторы, придерживающиеся такой точки зрения, утверждают, что если в национальном праве предусматривается положение о том, что международное право подлежит применению в данной стране, то это и есть одна из форм проявления главенства национального права относительно принятия, непринятия либо трансформации конкретных норм международного права.

В этой связи подчеркнём, что такой вывод основывается на теории примата внутригосударственного права, разработанной ещё Гегелем в учении о государстве и праве. Подобную точку зрения отстаивают Мальберг, Эйхельман, Цорн, Кауфман и другие.

Характерно, что в Декларации тысячелетия ООН (2000 г.) выражена решимость государств «повышать уважение к верховенству права и в междуна-

родных и внутренних делах»[6].

Иной подход разработал Кельзен, являющийся одним из основоположников нормативистского направления в праве. Его подход, заключающийся в том, что международное и национальное право представляют собой две части единой правовой системы, сила и содержание которых логически вытекают из некой основной нормы, оказал большое влияние на развитие взаимоотношений международного и национального права.

Определённый интерес в этом плане представляет и теория координации, которая не предусматривает автоматической отмены национальных норм, противоречащих международному праву. В то же время, являясь фактически теорией компромисса, она, к сожалению, не учитывает многообразия форм взаимосвязей и взаимодействия международных и национальных правовых систем.

Как полагает И.А. Конюхова, в подобного рода теориях и доктринах есть рациональные выводы, основывающиеся на национальной практике[7]. С таким мнением, безусловно, следует согласиться. В то же время, как нам представляется, создание в рамках национальных правовых систем единых правил для участников международных соглашений, имплементация международно-правовых норм в национальные правовые системы и признание их верховенства в национальном законодательстве требует предельного внимания и гибких подходов, адекватно трактующих происходящие в реальности процессы. По нашему мнению, упор в данном случае следует делать не только на выявление сущности интеграции, рассмотрение классификации и разнообразие её типов, но и на выявление последствий интеграции, в частности чрезмерной взаимосвязанности и взаимозависимости международной и национальных правовых систем друг от друга, не всегда учитывающих специфику правовых культур и традиций определённых групп государств.

В этом контексте интерес вызывает тот факт, что подвергаемые анализу феномены имеют не только различия, но и общие признаки. Так они обладают сходством своих структур. У них существуют юридические принципы и нормы, выполнение которых обеспечивается принудительным порядком и др. Однако наличие общих признаков не всегда препятствует возникновению коллизий и разногласий между рассматриваемыми правовыми системами.

Как нам представляется, такое положение вызывает острую необходимость того, чтобы в цен-

тре внимания международной и национальных правовых систем находились: методы использования международного права в национальном праве; критерии соответствия национального права международному праву и, наконец, основания неприменения норм международного права в национальных правовых системах. Думается, что такой подход усилит возможности, касающиеся обеспечения не только интеграции международных и национальных правовых систем, но и гармонизации, с одной стороны, международного права с национальным законодательством и актами органов местного самоуправления, а с другой - с основополагающими международно-правовыми актами, в которых закреплены жизненно важные ценности: суверенное равенство государств, недопустимость применения силы или угрозы силой, невмешательство во внутренние дела, уважение прав человека, международное сотрудничество и др.

Как показывает практика, сами по себе принципы и нормы международного права без «опыления» их национальной правовой традицией не всегда способствуют устойчивому развитию правовых систем суверенных государств. В ряде случаев такие принципы и нормы слабо воздействуют на осознание принадлежности суверенных государств международному сообществу.

С этих позиций международную правовую систему нельзя характеризовать однозначно. С одной стороны - это достаточно эффективный способ интеграции норм национального права, а с другой -отсутствие «духовного родства» с национальным правом позволяет нормам международного права действовать более жёстко, формально и унифицировано. Характерно, что возникаемая при этом взаимозависимость национальных правовых систем от международной правовой системы может противоречить национальным интересам суверенных государств. Так, в последние годы всё активнее стали проявлять себя противоречивые тенденции, свидетельствующие о беспрецедентных масштабах взаимозависимости национальных правовых систем от международного права, когда независимые суверенные государства становятся всё более зависимыми от общесогласованных норм международного общения. Не случайно в научных исследованиях актуализируется вопрос о применении характеристики национальных правовых систем к понятию «международная правовая система»[8]. Последняя в отличие от национальных правовых систем характеризуется

своей масштабностью, уровнем системности юридических конструкций, сложным типом правового регулирования, спецификой правил поведения, уровнем и объёмом юридической деятельности.

Учитывая актуальность и сложность данной проблемы современным учёным предстоит провести фундаментальные комплексные исследования в этом направлении и ответить на новые вопросы, неожиданно возникшие после 2014 года, оценить возможности и перспективы интеграции международных и национальных правовых систем.

Таким образом, можно сделать следующие

выводы.

Современная интеграция международной и национальных правовых систем, в основе которой продолжает оставаться универсализм, безусловно, носит сложный характер, хотя в целом имеет положительную динамику. Её позитивный смысл заложен в ряде общих признаков исследуемых феноменов. В частности, в них совпадает содержание, структура, направления и методы правотворческой и правоприменительной деятельности и другие компоненты. При этом особый интерес вызывают механизмы, направленные на эффективное осуществление согласованных стандартов, реализуемых в рамках национальных правовых систем. В то же время остаётся неясной роль и значимость унификации национальных правовых систем, а также универсализации их правовых актов и методов деятельности, что неизбежно порождает беспрецедентную взаимозависимость национальных правовых систем от принципов и норм международного права. Как показывает анализ, просматриваемые в интеграции международной и национальных правовых систем противоречивые процессы и тенденции, глубоко и на системном уровне юридической наукой ещё не исследованы и в научных кругах характеризуются неоднозначно. Современные реалии свидетельствуют о существовании не только успехов, но и сложных процессов интеграции международной и национальных правовых систем. Анализом подтверждается, что появляются новые, невиданные ранее формы интеграции, на базе которых осуществляются не только сближение и взаимопроникновение правовых систем, но и усиливается их взаимозависимость. Характерно, что российская правовая система широко вовлечена в этот процесс.

Под таким углом зрения перспективным методом интеграции международной и национальных правовых систем видится их гармонизация и в пер-

вую очередь западных и российской правовых систем, базирующихся на общепризнанных принципах и нормах международного права.

В арсенале настоящей работы лежит широкий круг вопросов. Однако в силу их сложности и объёмности некоторые лишь обозначены для продолжения научной дискуссии либо представлены как возможный актуальный пласт дальнейших научных разработок. Объектом таких исследований (в контексте сравнительного анализа) могут стать международная правовая система, национальные правовые

Библиография:

системы европейского континента и правовая система Российской Федерации.

Исходя из этого, интеграция международной и национальных правовых систем затрагивает интересы каждого государства. На наш взгляд, интегрированные правовые нормы должны быть чётко сбалансированы и гармонизированы не только на международном, но и на национальных уровнях. На наш взгляд такие меры смогут усилить защищённость суверенных государств и повысить эффективность исследуемых правовых систем.

1. Правовая система социализма. Функционирование и развитие. Кн. 2 / под ред. А.М. Васильева. М., 1987. С.113.

2. Лукашук И.И. Современное право международных договоров: в 2 Т. Т. I. Заключение международных договоров. М., 2004. С. 61.

3. Сереброва С.О. Общетеоретические основы формирования европейской правовой системы. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2005.

4. Игнатенко Г.В. Взаимодействие внутригосударственного и международного права. Свердловск, 1981; Буткевич В.Г. Соотношение внутригосударственного и международного права. Киев, 1981; Тихомиров Ю.А. Национальное законодательство и международное право: параллели и сближения // Московский журнал международного права. 1993. № 3; Лукашук И.И. Нормы международного права в правовой системе. М., 1997; Тиунов О.И. Конституционный Суд Российской Федерации и международное право // Российский ежегодник международного права. 1995; Хлестов О.Н. Международное право и Российская Федерация // Московский журнал международного права. 1994. № 4; Толстик В.А. Иерархия российского и международного права. М., 2001; Борисов И.Б. Соотношение норм международного и внутригосударственного права в вопросах избирательного процесса // Журнал российского права. № 4. 2002; Ануфриева Л.П. Применение в РФ международно-правовых норм // Закон и право. № 10. 2004; Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры в практике конституционного правосудия: Материалы Всероссийского совещания. М., 2004; Конюхова И.А. Международное и конституционное право: теория и практика взаимодействия. М., 2006 и др.

5. Федоров Ю. Критический вызов для России // Pro et Contra. М., 1999. С. 5.

6. Resolutions and Decisions Adopted by the General Assembly during., its 55th Session. Vol. I. UN. NY., 2001. P. 5.

7. Конюхова И.А. Международное и конституционное право: теория и практика взаимодействия. М., 2006. С. 15.

8. Гаврилов В.В. Понятие и взаимодействие международных и национальных правовых систем / В.В. Гаврилов - 2-е изд. М., 2018. С. 72.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.