Научная статья на тему 'Методологические основания исследования исторического сознания'

Методологические основания исследования исторического сознания Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
262
87
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ / ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗНАНИЯ / ОФИЦИАЛЬНЫЙ ДИСКУРС / СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ / СОЦИАЛЬНО-КОНСТРУКТИВИСТСКИЙ И СТРУКТУРНОДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЕ ПОДХОДЫ К АНАЛИЗУ ИСТОРИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ / ЛИЧНОСТНЫЙ АСПЕКТ ОСМЫСЛЕНИЯ ИСТОРИИ / ГРАЖДАНСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ / ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ / HISTORICAL CONSCIOUSNESS / HISTORICAL KNOWLEDGE / OFFICIAL DISCOURSE / STRUCTURAL-FUNCTIONAL / SOCIAL-CONSTRUCTIVIST AND STRUCTURAL-ACTIVITY APPROACH TO HISTORICAL CONSCIOUSNESS RESEARCH / PERSONAL ASPECT OF THE HISTORY COMPREHENSION / CIVIC IDENTITY / FEATURES OF HISTORICAL CONSCIOUSNESS OF THE RUSSIAN YOUTH

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Столяренко Людмила Дмитриевна, Фролов Владимир Александрович

В статье рассматриваются теоретические подходы к анализу исторического сознания, реализуемые в истории социологии и современной западной и отечественной социологии, выявляются особенности исторического сознания молодежи в современной России.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Столяренко Людмила Дмитриевна, Фролов Владимир Александрович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

METHODOLOGICAL BASIS OF THE HISTORICAL CONSCIOUSNESS RESEARCH

The article considers theoretic approaches to the historical consciousness research in the history of social science and current foreign and national social science. The authors discuss features of the youth historical consciousness in the contemporary Russia.

Текст научной работы на тему «Методологические основания исследования исторического сознания»

УДК 159.922 Столяренко Людмила Дмитриевна

доктор философских наук, профессор кафедры педагогики и образовательных технологий Южно-российского государственного технического университета (НПИ) dom-hors@mail.ru

Фролов Владимир Александрович dom-hors@mail.ru

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ

Stolyarenko Lyudmila Dmitrievna

D. Phil.,

Professor of the Education Science and Educational Technologies Department, Southern Russian State Technical University (NPI) dom-hors@mail.ru

Frolov Vladimir Aleksandrovich

dom-hors@mail.ru

METHODOLOGICAL BASIS OF THE HISTORICAL CONSCIOUSNESS

RESEARCH

Аннотация:

В статье рассматриваются теоретические подходы к анализу исторического сознания, реализуемые в истории социологии и современной западной и отечественной социологии, выявляются особенности исторического сознания молодежи в современной России.

Ключевые слова:

историческое сознание, исторические знания, официальный дискурс, структурно-функциональный, социально-конструктивистский и структурнодеятельностные подходы к анализу исторического сознания, личностный аспект осмысления истории, гражданская идентичность, особенности исторического сознания российской молодежи.

Summary:

The article considers theoretic approaches to the historical consciousness research in the history of social science and current foreign and national social science. The authors discuss features of the youth historical consciousness in the contemporary Russia.

Keywords:

historical consciousness, historical knowledge, official discourse, structural-functional, social-constructivist and structural-activity approach to historical consciousness research, personal aspect of the history comprehension, civic identity, features of historical consciousness of the Russian youth.

Историческое сознание есть сознание, содержащее интерпретацию и оценки прошлого именно современным человеком, требуя изгнания из науки предрассудков и мифов обыденного сознания. Историческое сознание можно рассматривать как совокупность представлений, образов, оценок, характеризующих и интерпретирующих события и факты отечественной и мировой истории. Еще Э. Дюркгейм подчеркивал, что в обществе существует та или иная степень потребности в историческом сознании, которая варьирует в зависимости от того, насколько общество использует элементы прошлого, является ли общество интегрированным по схеме механической или органической солидарности. Нормальным является историческое сознание, которое способствует формированию полезных и необходимых общественных отношений. Аномально историческое сознание, проявляющееся как уход от идеи прогресса, как возрождение архаичных форм жизнедеятельности. Для логической схемы Э. Дюркгейма характерно соотнесение исторического сознания с проблемами современного общества, с потребностью общества в интерпретации истории как условия укрепления органической солидарности. Для Э. Дюркгейма историческое сознание общества определяется, с одной стороны, ее функцией, то есть потребностью общества в историческом сознании для развития общественных отношений и историческом сознании как способе массового самосознания и самооценки.

Э. Дюркгейм разделяет историческое сознание на два: профессиональное и специализированное, свойственное экспертным сообществам и массовое повседневное, включающее приобретенные или передаваемые через опыт поколений исторические образы и схемы.

О. Конт видел в формировании исторического сознания закономерность, связанную с достижением молодежью социальной зрелости, ибо историческое сознание проявляется в восприятии объективированных результатов человеческой деятельности и отделения исторических мифов от реальных социальных фактов. Согласно позиции М. Вебера, историческое сознание осмысливает историю как процесс рационализации социальных отношений, то есть историческое сознание включает реконструкцию действительных каузальных связей, понимание которых способствует анализу индивидуальных, действительно важных действий и личностей. М. Вебер подчеркивал, что массовое историческое сознание определяется тем, является ли

оно ценностью или выстраивается по критерию целесообразности. Для ценностнорационального сознания история включена в качестве ценности - ориентира. В целерациональном сознании история проверяется на критерий рационализации в соответствии тех или иных институтов современности. Во многом соглашаясь с Э. Дюркгеймом в том, что осознание истории характеризует общество в той же мере, как и осознание современности. М. Вебер утверждает, что динамика социальных изменений связана с тем, носителями каких идей становятся социальные группы. Неизбежность тенденции рационализации проявляется в том, что историческое сознание стандартизируется, наполняется с точки зрения бюрократии власти схемами и используется как процедура легитимации. В современном обществе в эмпирической реальности историческая фактология используется только в качестве одного из оснований для легитимации власти.

К. Манхейм полагает, что вклад молодежи в общественную жизнь зависит от состояния образования, от того, какие исторические знания и представления дает образование молодежи, какую культуру исторического самосознания формируют в процессе образования и воспитания. Следовательно, историческое сознание является той сферой, где формируется ценностные ориентиры молодежи. Манхейм подчеркивает, что «уроки истории для молодежи» состоят в осознании факта исторической традиции, позволяющей осуществлять социальные преобразования. Манхейм отмечает влияние исторического сознания на социальную энергию молодежи и необходимость фундаментального исторического образования молодежи. Для К. Манхейма историческое сознание является одним из ориентиров социальных изменений, и в отношении молодежи можно сделать вывод, что молодежь как потенция готова к любому начинанию, и поэтому ее отношение к конструктивным или деструктивным идеям определяется знанием истории. Молодежь вступает, по мнению Манхейма, в общественную жизнь, в современном обществе сталкиваясь с хаосом антагонистических оценок, и историческое сознание является объектом влияния различных политических и партийных интерпретаций. Замешательство молодежи является следствием не только ее неопытности, но и того, что конфликты современного общества воспринимаются ею как вина и ошибка старших поколений.

Классическая социологическая традиция рассматривает историческое сознание как инструмент социализации молодежи в рамках ее ученического состояния и продолжения традиции старших поколений. Структурно-функциональный анализ рассматривает историческое сознание как потребность общества, знание истории необходимо для того, чтобы сформулировать ожидания молодежи. Во-вторых, для того чтобы включить молодежь во взрослую жизнь соответственно с требуемыми социально-ролевыми комплексами.

В рамках социологии знания обосновывается положение об активном влиянии молодежи на процесс формирования исторического сознания как приведения в соответствие интерпретации исторических фактов с общественными запросами молодежи. Американский социолог

Ч. Бидуэл считает, что молодежь относится к истории проективно, полагая найти в истории то, что может послужить оправданием ее социальных ожиданий.

Постклассическая социология (П. Бурдье, Э. Гидденс) определяют историческое сознание либо как социальный ресурс личности по П. Бурдье, либо как алгоритм рефлексивного или практического знания (Э. Гидденс). Для Э. Гидденса характерен подход к историческому сознанию как способу формирования компетентности личности. Историческое сознание есть способ отыскания соединения личностного и институционального, габитус, как система устойчивых и переносимых диспозиций, связывает индивида с историей (П. Бурдье). Если в обществе есть условие конвертации знаний в статус, важным является существование исторического сознания в качестве культурного капитала. Если в обществе приоритетным является экономический капитал, не существуют механизмы обмена культурного и образовательного капиталов, историческое сознание мало способствует социальному номинированию индивида.

Российская социологическая мысль в исследовании исторического сознания принимает во внимание реальную, подчас гипертрофированную значимость истории для восприятия реалий общественной жизни. По сравнению с западной социологией, для которой историческое сознание является способом дефиниции современного общества и рационализации общественной жизни, русская социологическая мысль видит в историческом сознании основание для определения общества как объединение свободных индивидов и необходимости солидарности взаимопомощи или реализации нравственного идеала. Современная российская социологическая мысль обращается к историческому сознанию молодежи в различных исследовательских контекстах: в работах М.К. Горшкова, Ф.Э. Шереги, Г.А. Чередниченко историческое сознание является условием формирования гражданского сознания молодежи и ее социального самоопределения. Авторы констатируют, что отсутствие идеалов в настоящем, хаотичность жизни и ссуженность социально-политической апатии молодежи вынуждает ее обращаться к истории, чтобы сформировать определенные мировоззренческие и гражданские позиции. Российский

социолог О.И. Шкаратан подчеркивает, что историческое знание имеет значение для молодежи как культурный и образовательный капитал.

Ю.А. Зубок, В.И. Чупров, развивая концепцию социальной интеграции молодежи, подчеркивают, что историческое сознание, выполняя роль способа приобщения молодежи к общественной жизни, формирует ощущение сопричастности, но не становится основным в выборе жизненных стратегий, не уменьшает риски деструктивного поведения молодежи. Согласно их позиции, современная российская молодежь ориентируется на селективное отношение к истории, рассматривает историю в контексте легитимации индивидуальных и групповых социальных претензий. Социальное развитие молодежи определяется запросом на целостную картину, в которой исторические факты и события укладываются в схему адаптации к социальным и культурным изменениям. В.И. Чупров и Ю.А. Зубок отмечают, что историческое сознание в условиях узкого социального воспроизводства молодежи становится формой легитимации девиантной карьеры на основании понимания истории как сплошного обмана или череде ошибок или обосновывают путь самостоятельных форм социальной интеграции. В этом контексте историческое сознание становится способом стихийной саморегуляции молодежи в условиях социальноценностной аномии, девальвации института образования.

Историческое сознание закрепляется в социальном аппарате социологии как аналитический конструкт оценки восприятия, интерпретации истории в контексте формирования самосознания и сознания общества. Молодежь в зависимости от того, представляется она социальнотранзитивной группой, группой социального риска или группой с потенциалом преобразований, связывается с историческим сознанием через межгенерационный диалог, через требования общества или определяется как самостоятельный субъект социального действия.

Историческое сознание молодежи, безусловно, является социально конструируемым: оно формируется не на уровне непосредственного социального опыта, а опосредовано историческим знанием, вносимым в системе образования молодежи. Это обстоятельство, учитывается современной социологической мыслью в качестве институционального фактора. В условиях «неопределенности» и антагонистичности исторических оценок может сформироваться отношение к истории как тому, что является заблуждением (исторический нигилизм). Структурнофункциональный подход, реализуемый в работах В.И. Чупрова, Ю.А. Зубок, Г.А. Чередниченко определяет виновником противоречивости исторического сознания молодежи социальные институты (система образования и воспитания). Как пишут М.К. Горшков и Ф.Э. Шереги: «Самосознание любого общества начинается с истории, то есть символически значимые события формируют смысловую основу национальной гражданской идентичности. В то же время историческое сознание подвержено незаметному влиянию повседневных перемен - меняется жизнь, постепенно меняется и историческое сознание».

М.К. Горшков и Ф.Э. Шереги фиксируют переходное состояние современного российского общества и видят в интересе к истории результат незавершенности государственного и общественного строительства. Обращение к истории и является попыткой найти лучшее в жизни страны и общества, чтобы действовать в соответствии с интересами ныне живущих поколений. М.К. Горшков, Ф.Э. Шереги исходят из реальных различий образовательного и культурного ресурса молодежи, что является фактором дифференцированности исторических оценок и схем исторического восприятия. Молодежь имеет дело с конфликтным плюрализмом различных версий истории и вынуждено вырабатывать собственные подходы, исторические оценки и образы, исходя как из того, что воспринимается и осваивается в процессе ознакомления с исторической проблематикой и опыта старших поколений, и собственных суждений в молодежной среде. Молодые россияне полагают, что если и есть необходимость в обращении к истории, оно должно диктоваться поиском достаточно устойчивых нравственных идентификационных ориентиров лично для себя.

Анализ исторического сознания молодежи изменяется в соответствии с представлениями о социальном статусе молодежи, обозначенными ее социальными функциями и оценкой исторического сознания в процессе социализации молодежи. В российской социологической мысли сформировались три основных направления исследования исторического сознания молодежи: во-первых, структурно-функциональное, исходящее из основной социально-воспроизводственной функции молодежи и ее поведения как группы социального риска, направленное на объяснение динамики исторического сознания в контексте соответствия доверия к институционализированной истории; во-вторых, структурно-деятельностное, определяющее формирование исторического сознания через изменение статуса молодежи в обществе и соотнесение с коллективным и личностным опытом; в-третьих, интеракционистское, ориентированное на динамику базовых идентичностей молодежи в контексте преодоления или воспроизводства исторических синдромов и коррекции истории как процесса примирения с глобальными вызовами.

Современная российская социологическая мысль, реализуя принципы структурнофункционального, структурно-деятельностного подходов, обозначает сложность процесса формирования исторического сознания молодежи как результат влияния социальных трансформаций российского общества, модифицирующих историческое сознание в способ оценки современности и претензий молодежи на артикуляцию и реализацию базовых социальных интересов.

Российская современная молодежь как группа населения, составляющая 24,5 % взрослого населения страны, находится в определенном вакууме понимания прошлого. Историческое сознание российской молодежи включает три уровня: 1) рефлексивное знание, знание, полученное из учебников в системе образования или интереса к истории (различные учебники, различные написания на историческую тему). Этот уровень носит аморфный характер, что связано с преподаванием исторических дисциплин в российской школе и постоянным переписыванием истории. Молодежь не слишком сведуща и заинтересована в разборке, в анализе различных точек зрения, чтобы на уровне массового сознания обладать исторической компетентностью; 2) рутинные, исторические стереотипы, связанные с рутинизацией исторического знания (исторические стереотипы по оценочной шкале «хороший, плохой, посредственный») и личный опыт, согласно которому историческое сознание встраивается в систему деятельностных мотиваций. На этом уровне историческое сознание молодежи тесно связано с повседневностью, с тем, что желала бы видеть молодежь в настоящем и будущем; 3) историческое чувствование связано с социальными эмоциями и оценками, фиксирующими отношение молодежи к настоящему, но имеющее эффект социального одобрения или социального негативизма, в связи с пониманием прошлого. На третьем уровне, личный опыт внеисторичен, складывается под влиянием настроений в молодежной среде, носящий актуалистский характер.

Система образования, занимающая промежуточное положение между официальным дискурсом и повседневным знанием молодежи, в большей степени приближено к рефлексивному уровню, но сегодня не позволяет ответить на основные исторические запросы, связанные с тем, по какому пути движется российское общество и каково место молодежи в этом процессе. Конфликтность существующих в российском обществе ценностно-нормативных моделей истории влияет на высокий уровень эклектизации исторического сознания молодежи и способствует ограниченности исторического ресурса в социальном развитии молодого поколения, его дистанцирования от официального исторического дискурса. Историческое сознание российской молодежи характеризуется диссонансностью, парадоксальностью исторических оценок и знаний, концентрацией внимания на «теневых» сторонах исторического процесса. Конфликтность ценностно-нормативных моделей истории, существующих в российском обществе, влияет на эклектичность исторических воззрений и оценок молодых россиян, которые рассматривают отношение к истории как фоновое по сравнению с актуальными жизненными целями

Историческое сознание современной российской молодежи, во-первых, дистанцировано от официального исторического дискурса. Во-вторых, историческое сознание подвержено постоянному воздействию повседневных перемен, которое требует исследования социального микроуровня. В-третьих, происходит перевод исторических знаний на язык социальных эмоций, не требующий проникновения в сущность исторических событий, но содержащих возможность пластичности исторических оценок. В-четвертых, историческому сознанию российской молодежи присуща парадоксальность (Ж.Т. Тощенко), незрелость. Историческое сознание молодежи колеблется в диапазоне от неприятия истории, табуирования исторической проблематики до архаизации, противопоставления современности прошлому, мифологизированному сознанию. «В средней» точке обнаруживается не уравновешенные оценки, а разочарование историческим наследием, соседствующие с гордостью за выдающиеся достижения в прошлом. Для молодежи в большей степени характерна социально личностная оценка, и в меньшей степени рефлексия, размышление по поводу смысла и движущих сил российской истории. Историческое сознание российской молодежи имеет особенности: в отсутствии консолидированной позиции, в личностном аспекте осмыслении истории; находится в большей степени под влиянием личного и группового опыта, чем официального дискурса, хотя и испытывает навязывание диффамации или восхваления тех или иных исторических периодов. Для того чтобы молодежь ощущала себя гражданами страны, ориентировалась на социальную и профессиональную компетентность, историческое сознание становится условием формирования гражданской идентичности молодежи, ее вступления в социально-самостоятельную жизнь.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.