Научная статья на тему 'Механизмы психологической защиты в социальном развитии подростков с сенсорными нарушениями'

Механизмы психологической защиты в социальном развитии подростков с сенсорными нарушениями Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
5
0
Поделиться
Ключевые слова
МЕХАНИЗМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ / PSYCHOLOGICAL DEFENCE MECHANISMS / КОПИНГ-СТРАТЕГИИ / COPING STRATEGIES / СОЦИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ / SOCIAL DEVELOPMENT / СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ / SOCIO-PSYCHOLOGICAL COMPETENCE / СЕНСОРНЫЕ НАРУШЕНИЯ / SENSORY DISORDERS

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Королёва Юлия Александровна

Социальное развитие личности характеризуется поэтапностью, неравномерностью, качественным преобразованием и совершенствованием социально-личностных конструктов, определяющих эффективность взаимодействия с социумом. К таким образованиям личности, определяющим ее адаптированность в социуме, относятся механизмы психологической защиты, которые могут носить продуктивный, относительно продуктивный или непродуктивный характер. В статье представлены результаты изучения механизмов психологической защиты подростков трех категорий: с нарушением зрения, с нарушением слуха и их нормально развивающихся сверстников. Экспериментальное исследование позволило выявить наиболее характерные психологические защиты для всех групп подростков и для каждой в отдельности, обнаружить различия между группами, основанные на тенденции к использованию подростками с сенсорными нарушениями незрелых защит эмоционального профиля, характерных для лиц младшего школьного возраста.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Королёва Юлия Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Psychological protection mechanisms in social development of adolescents with sensory disorders

Social development of personality is characterised by phasing, unevenness, emergence, qualitative transformation and improvement of social and personal constructs that determine the effectiveness of interaction with society. What relates to such formations of the personality, are determining its adaptability in society, including mechanisms of psychological protection, which can be productive, relatively productive or unproductive. The article presents the results of studying the mechanisms of psychological protection of adolescents with visual impairment, adolescents with hearing impairment and their normally developing peers. The experimental study revealed the most characteristic psychological protection for all adolescents and for each group separately. The article presents the differences between groups based on the tendency to use adolescents with sensory disorders of immature protection of emotional profile, characteristic of persons of primary school age.

Текст научной работы на тему «Механизмы психологической защиты в социальном развитии подростков с сенсорными нарушениями»

УДК 159.9:316.6

Королева Юлия Александровна

кандидат психологических наук, доцент Оренбургский государственный педагогический университет

koroleva-y@yandex.ru

МЕХАНИЗМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ В СОЦИАЛЬНОМ РАЗВИТИИ ПОДРОСТКОВ С СЕНСОРНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ

Социальное развитие личности характеризуется поэтапностью, неравномерностью, качественным преобразованием и совершенствованием социально-личностных конструктов, определяющих эффективность взаимодействия с социумом. К таким образованиям личности, определяющим ее адаптированность в социуме, относятся механизмы психологической защиты, которые могут носить продуктивный, относительно продуктивный или непродуктивный характер.

В статье представлены результаты изучения механизмов психологической защиты подростков трех категорий: с нарушением зрения, с нарушением слуха и их нормально развивающихся сверстников. Экспериментальное исследование позволило выявить наиболее характерные психологические защиты для всех групп подростков и для каждой в отдельности, обнаружить различия между группами, основанные на тенденции к использованию подростками с сенсорными нарушениями незрелых защит эмоционального профиля, характерных для лиц младшего школьного возраста.

Ключевые слова: механизмы психологической защиты, копинг-стратегии, социальное развитие, социально-психологическая компетентность, сенсорные нарушения.

ашамичность современного мира, его оменчивость и ускорение темпа со-(иальных процессов, экономическая ость и повышенная интенсивность коммуникативной сферы несут в себе стрессовую нагрузку, предъявляя требования к способности личности адекватно реагировать на сложные напряженные жизненные ситуации, тем самым справляться с вызовами времени и оставаться в сегменте адаптированности. В процессе социального развития личности, под которым понимается «количественное и качественное изменение личностных структур в процессе формирования человека, его социализации и воспитания» [4] происходит непрерывное изменение или нивелирование одних, усложнение других и появление новых стилей реагирования, которые обусловливают в определенной степени модель социально-психологической компетентности человека во взаимодействии с социумом.

В связи с этим особое внимание уделяется неповторимому, индивидуальному способу взаимодействия человека с социальной реальностью, складывающегося из стилей реагирования личности на сложные жизненные ситуации, к которым в зависимости от уровня (сознательного или бессознательного), механизма действия и получаемого эффекта относят сопротивление (психологические защиты) и совладание (копинг-поведение).

Общеизвестно, что повышенной сензитивно-стью к стрессу обладают подростки, психологические механизмы которых еще не отличаются устойчивостью, но находятся в стадии активного развития и закрепления на этом возрастном этапе. И если в младшем подростковом возрасте наблюдается дефицит конструктивных стратегий при преобладании эмоционально ориентированных форм преодоления (Р.М. Грановская, В.В. Лебе-

динский, И.М. Никольская и др.), то в дальнейшем, с переходом подростка на уровень теоретичного, абстрактно-логического мышления происходит возрастание интеллектуальных стратегий. К старшему подростковому возрасту человек научается использовать такие конкретные механизмы совла-дания с внутренним напряжением, которые используют взрослые люди. Например, взаимодействуют с продуктами человеческого творчества (читают книги, слушают музыку, ходят в кино) или творчески самовыражаются (пишут стихи, поют, рисуют). Постепенно подростки все больше прибегают к обдумыванию и осмыслению затруднительных ситуаций. Межличностное общение со сверстниками, которое порой находится на уровне глубоко интимных отношений, стимулирует обсуждение и всестороннюю рефлексию самых разнообразных трудностей подростка [10].

Согласно теории Р. Плутчика (Я. РМсЫк), психологические защиты являются производными эмоций, которые в свою очередь определяются как базисные средства адаптации, призванные решать проблемы выживания на всех филогенетических уровнях [11]. В связи с этим предлагается рассматривать адаптационные проблемы, к которым на разных этапах развития относят проблемы временности и иерархии, территориальности и идентичности. Л.Ф. Обухова отмечает, что неудовлетворительное решение адаптационных проблем иерархии и идентичности (при фрустрированно-сти потребностей в свободе и автономии, в признании и самоопределении) приводит к кризису отношений, а неудовлетворение адаптационных проблем временности и территориальности (при фрустрации потребности в безопасности, в успехе и эффективности) актуализирует кризис мировоззрения [8]. Процесс решения адаптационных проблем, связанных с удовлетворением или фрус-

52

Вестник КГУ ^ 2018

© Королева Ю.А., 2018

трацией потребностей личности, сопровождается сильными эмоциональными реакциями и использованием системы копинг-поведения или психологических защит, предохраняющих личность от острых переживаний и эмоционального перенапряжения. Отсюда можно сделать предположение: чем выше степень использования психологических защит, тем выше степень неудовлетворенности потребностей.

Изучению проблемы формирования стилей реагирования личности в проблемной ситуации посвящено немало работ как в зарубежной (Ф. Перлз, А. Фрейд, З. Фрейд), так и в отечественной психологии (P.M. Грановская, Е.Р. Исаева, Р. Лазарус, Р.Р. Набиуллина, И.М. Никольская и др.). Однако исследованию стилей реагирования в специальной психологии уделяется значительно меньше внимания, несмотря на то, что снижение ресурсного обеспечения процессов адаптации и интеграции в общество лиц с отклонениями в развитии, в том числе подростков с сенсорными нарушениями (слабослышащих и слабовидящих), отражается на возможности преодоления ими напряженных ситуаций во взаимодействии.

Известно, что у слабослышащих подростков в связи с неполноценностью слухового восприятия и специфичности собственного фонетического оформления речи затрудняется формирование коммуникативных навыков и социальной адаптации, в частности, усвоение норм поведения, которые часто становятся источником возникновения стрессовых ситуаций в сфере субъект-субъектного взаимодействия. Кроме того, подросткам с нарушениями слуха характерны «недостаточная рефлексивность, инфантильность личности, неудовлетворенность социогенных потребностей...» [2, с. 305].

В отечественной тифлопсихологии отмечается, что у лиц с нарушением зрения обнаруживаются трудности в накоплении чувственного опыта, изменение активности, а также качества и динамики потребностей, искажение эмоциональных реакций, характерные состояния напряженности [1].

В качестве гиперкомпенсаторной реакции у некоторых подростков с нарушением зрения появляется игнорирование своего нарушения, агрессивность, но чаще для них характерны застенчивость и ранимость, недоверчивость, повышенная чувствительность, тревожность, аффективные нарушения. Последнее проявляется в изменении настроения, в неадекватных эмоциональных реакциях [1]. Переживание дефекта, вызывающее напряжение, ударяет по самооценке и стимулирует возникновение своеобразной компенсаторной реакции - некритического стремления к равенству с нормально видящими людьми. Недостаток ресурсов, не оправдывающих данную стратегию, приводит к внутренним и внешним конфликтам, усиливая негативные эмоциональные состояния

и способствуя возникновению сложных ситуаций в межличностном взаимодействии.

Недостаток внутренних ресурсов для формирования стратегий преодоления - это итог влияния комплекса факторов, среди которых важнейшую роль играют детско-родительские отношения. По мнению И.М. Никольской и Р.М. Грановской, защитные механизмы «возникают у ребенка как результат: усвоения демонстрируемых родителями образцов защитного поведения; негативного воздействия со стороны родителей» [7, с. 41].

Теоретический анализ проблем семейного воспитания детей и подростков с отклонениями в развитии показывает, что в практике семейного воспитания детей с нарушением зрения наиболее характерными моделями родительского отношения являются гиперопека, гипоопека, скрытое и открытое неприятие своего ребенка. Недооценка родителями дефекта зрения, приводит к неоправданному оптимизму (В .П. Гудонис), а переоценка приводит к выстраиванию системы запретов, ограничивая самостоятельность ребенка и снижая его активность [по 9]. Схожие типы родительского воспитания выделяют в семьях, воспитывающих детей с нарушением слуха. Так, О.О. Копнина выделяет полное принятие, сверхопеку, нереалистическое отношение, безразличие [3].

Мы предполагаем, что подростки с сенсорными нарушениями, имеющие иное качество и динамику потребностей, отставание в психическом развитии, недостаточность сформированности коммуникативных навыков, а также зачастую воспитывающиеся в условиях неадекватного родительского отношения, будут демонстрировать, во-первых, незрелые психологические защиты, отличающиеся эмоциональной окрашенностью; во-вторых, количество психологических защит окажется значительно выше в сравнении с подростками с условно нормативным развитием.

Экспериментальное исследование проводилось по методике «Опросник копинг-стратегий у школьников» [7] с двумя экспериментальными группами подростков: слабовидящими (n=70), слабослышащими (n=60) и контрольной группой (далее КГ) -подростками с условно нормативным поведением (n= 80). Слабовидящие подростки с остротой зрения на лучше видящем глазу от 0,05 до 0,2, с сохранным цветоощущением и способностью к цветовосприятию. Слабослышащие подростки с диагнозом «двусторонняя сенсоневральная тугоухость», преимущественно II или II-III или III степени, редко IV степени.

Возраст испытуемых от 12 до 15 лет, все респонденты с сенсорными нарушениями обучаются в системе специального образования, согласно результатам мультимодального анамнеза группы схожи по социальным характеристикам. Обследование носило индивидуализированный характер:

проводилось с каждым в отдельности, шрифт текста диагностических бланков при их предъявлении подросткам с нарушением зрения был изменен (Arial) и увеличен (до 18), подросткам с нарушением слуха оказывалась помощь сурдопедагогом (при предъявлении инструкции и в процессе выбора копинг-стратегии).

В настоящей работе рассмотрим результаты проведенного опроса лишь по первой инструкции, согласно которой подростки выделяют те копинг-стратегии, которые чаще всего используют в трудных и неприятных для них ситуациях. Результаты методики были подвергнуты частотному анализу (критерий углового преобразования Фишера).

Сравнительный анализ частоты использования копинг-стратегий подростками представлен в таблице 1.

Механизмы психологической защиты традиционно делятся на адаптивные (или продуктивные), позволяющие решить проблему, относительно адаптивные и неадаптивные (или непродуктивные).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Общими адаптивными или относительно адаптивными стратегиями, которые наиболее часто используют подростки всех трех групп (более 50% в каждой группе) для снятия напряжения

* Критические значения ф * при любых n1 и n2 ф кр =

и беспокойства оказались следующие: «смотрю ТУ, слушаю музыку», «играю во что-нибудь», (конструктивная активность по Э. Хайму), «мечтаю, представляю себе что-нибудь» (стратегия замещения или отвлечения), «стараюсь расслабиться, оставаться спокойным» (компенсация по Э. Хайму), т.е. для снятия напряжения подростки склонны использовать стратегии, направленные на смену деятельности и стремление контролировать себя в ситуации напряжения или расслабиться через сглаживание остроты восприятия негативной ситуации. Стратегия «играю во что-нибудь» значительно чаще применяется подростками с нарушением слуха в сравнении с КГ (достоверность различий на уровне 0,05).

Общей неадаптивной стратегией, используемой более 50% подростков в каждой группе, является стратегия подавления или вытеснения: «стараюсь забыть». Забывание неприятной ситуации происходит без ее достаточной когнитивной и эмоциональной переработки, что не может гарантировать совладание с ситуацией.

Стратегия «гуляю», обладает достаточной частотой использования, подростками с нарушением слуха. Стратегия «обнимаю или прижимаю к себе

{ 1.64( < 0,05); 2.31(< 0,01).

Таблица 1

Сравнительный анализ частоты использования копинг-стратегий подростками

Способы поведения КГ НЗ Ф КГ НС Ф

Остаюсь сам по себе, один 46,6 51,4 - 46,6 73,3 2,9

Кусаю ногти или ломаю суставы пальцев 13,3 17,1 - 13,3 20 -

Обнимаю или прижимаю к себе кого-то близкого, любимую вещь 13,3 45,7 4,21 13,3 70 6,7

Плачу и грущу 10 11,4 - 10 40 3,9

Мечтаю, представляю себе что-нибудь 60 57,1 - 60 70 -

Делаю что-то подобное 3,3 14,3 2,34 3,3 53,3 6,9

Гуляю 36,6 48,5 - 36,6 83,3 5,31

Рисую, пишу или читаю что-нибудь 40 42,9 - 40 76,6 4,1

Ем или пью 26,6 34,3 - 26,6 50 2,58

Борюсь или дерусь с кем-нибудь 6,6 17,1 1,98 6,6 33,3 3,7

Схожу с ума 3,3 11,4 1,83 3,3 0 -

Бью, ломаю или швыряю вещи 10 17,1 - 10 26,6 2,42

Дразню кого-нибудь 6,6 2,8 - 6,6 33,3 3,7

Играю во что-нибудь 63,3 60 - 63,3 80 2,05

Бегаю или хожу пешком 16,6 28,5 - 16,6 60 4,97

Молюсь 6,6 17,1 1,75 6,6 46,6 5,2

Прошу прощения, говорю правду 40 45,7 - 40 66,6 2,85

Сплю 46,6 42,9 - 46,6 63,3 1,74

Говорю сам с собой 23,2 25,7 - 23,2 66,6 4,95

Говорю с кем-нибудь 63,3 45,7 1,92 63,3 63,3 -

Думаю об этом 63,3 37,1 2,94 63,3 46,6 -

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Стараюсь забыть 50 57,1 - 50 53,4 -

Стараюсь расслабиться, оставаться спокойным 63,3 62,9 - 63,3 63,3 -

Смотрю телевизор, слушаю музыку 60 71,4 - 60 63,3 -

Воплю и кричу 10 8,5 - 10 16,6 -

54

Вестник КГУ 2018

кого-то близкого, любимую вещь», характерная для младшего школьника, также остается актуальной и для подростков с сенсорными нарушениями (достоверность различий с КГ на уровне 0,01). Выраженность этой стратегии, относящейся к группе эмоциональных, является признаком социально-эмоциональной незрелости подростков этих групп, для которых по-прежнему актуальны эмоциональные формы преодоления напряжения. Подростки с условно нормативным развитием данную стратегию используют минимально.

Подсознательной основой копинг-стратегий когнитивного плана становятся отвлечение, проблемный анализ, избегание. Подросткам с условно нормативным развитием характерна когнитивная стратегия проблемного анализа - «думаю об этом». Внутренняя речь подростков этой группы, как стремление обдумать представляет собой индикатор осмысленности и рефлексивности, способности к переработке информации.

Несмотря на то, что стратегия «остаюсь сам по себе, один» (больше характерная подросткам с нарушением слуха), основанная на отвлечении, уходе от общения и погружение в свой внутренний мир, позволяет отреагировать, отработать различные ситуации напряжения, но все же является относительно адаптивной. Респондентам с нарушением слуха в принципе более характерны стратегии, основанные на общении, обращении к себе иди другим: «прошу прощения или говорю правду», «говорю сам с собой», «говорю с кем-нибудь» (поиск поддержки), что, вероятнее всего, является определенным компенсаторным механизмом.

Стратегия «прошу прощения или говорю правду» достоверно чаще встречается у подростков с нарушением слуха (достоверность различий с КГ на уровне 0,01). Эта стратегия, как чувство вины априори связана со страхом наказания и страхом потери любви субъекта, что соотносится с базовой потребностью в безопасности. Признаваясь в своем поступке, человек ожидает прощения, однако если этого не происходит, или прощение носит формальный характер, то подросток испытывает разочарование и сомнения в контролируемости мира. Этот факт может способствовать скрытию своих поступков в дальнейшем или стимулировать ложь и усиление социально не одобряемых стратегий. Р.М. Грановская и И.М. Никольская подчеркивают важность стратегии «прошу прощения или говорю правду», указывая на необходимость неформального социального взаимодействия с ребенком [7].

Импульсивные акты субъект-субъектного взаимодействия в виде копинг-стратегий эмоционально-поведенческого плана в ситуации напряжения («бью, ломаю или швыряю вещи», «борюсь или дерусь с кем-нибудь», «делаю что-то подобное», «дразню кого-нибудь»), противопоставляемые рефлексивным актам, чаще используются слабос-

лышащими подростками и свидетельствуют о недостаточной мыслительной переработке ситуации, о стремлении к эмоциональной разрядке путем активных и контрпродуктивных действий.

Избегание («плачу и грущу», «сплю») как мысленное стремление и поведенческое усилие, направленное к бегству, и эмоционально-фокусированный копинг, ориентированный на эмоциональную разрядку («бью, ломаю или швыряю вещи») или дистанцирование от проблем путем отрицания и вытеснения («стараюсь забыть», «ем или пью») чаще встречаются у подростков с нарушением слуха, что подтверждается и в работах других авторов [5].

Социально не одобряемые стратегии поведения и реагирования агрессивного и аутоагрессивного направления не вошли в перечень наиболее употребимых (более 50%) подростками ни в одной из групп.

Таким образом, наиболее характерными психологическими механизмами защиты для подростков всех трех групп являются относительно адаптивные стратегии: «мечтаю, представляю себе что-нибудь», «играю во что-нибудь», «стараюсь расслабиться, оставаться спокойным», «смотрю телевизор, слушаю музыку».

Число эмоционально-поведенческих форм реагирования на фрустрацию (свойственных младшим школьникам) у подростков с сенсорными нарушениями достоверно выше по сравнению с подростками с нормативным развитием («обнимаю или прижимаю к себе кого-то близкого, любимую вещь», «борюсь или дерусь», «делаю что-то подобное» и др.). Подростки с нормативным развитием превосходят своих сверстников с сенсорными нарушениями в частоте применения адаптивной когнитивной копинг-стратегии «думаю об этом».

Количество часто используемых стратегий в ситуациях напряжения у подростков с нарушением слуха значительно выше, чем у подростков с условно нормативным развитием и несколько выше, чем у подростков с нарушением зрения, что вероятнее всего является следствием блокирования одной или нескольких потребностей и неудовлетворение соответствующих им проблем адаптации, которые остаются перманентно актуальными для подростков с отклонениями в развитии. Особенности развития личности в условиях дизонтогене-за накладываются на без того непростое развитие в подростковом возрасте, ограничивая возможности развития адаптивного копинг-поведения.

Библиографический список

1. Коган Б.М, Яковлева А.В. Личностные характеристики слабовидящих подростков // Специальное образование. - 2012. - № 2. - С. 67-72.

2. Королева Ю.А., Матасов Ю.Т. Личностные ресурсы социально-психологической компетент-

ности подростков в условиях дизонтогенеза // Вестник Костромского государственного университета. Серия: Педагогика. Психология. Социальная работа. Ювенология. Социокинетика. - 2016. -№ 4. - С. 301-306.

3. Копнина О.А. Педагогическая культура родителей детей с нарушениями слуха и стратегии семейного воспитания // Вестник Костромского государственного университета имени Н.А. Некрасова. - 2008. - Т. 14. - № 2. - С. 44-47.

4. Мардахаев Л.В. Социальная педагогика. -М.: Гардарики, 2005. - 269 с.

5. Михайлова Н.Ф. Совладающее поведение у детей с нормальным и аномальным развитием: новый методический инструментарий для исследования / Н.Ф. Михайлова, А.В. Смирнова, Е.А. Же -лобова, К.Ю. Максимова // Вестник ЮУрГУ Серия: Психология. - 2016. - Т. 9. - №1. - С. 32-43.

6. Морозова Н.Г. Особенности развития эмоционально-личностной сферы слабовидящих детей в период подросткового кризиса: дис. ... канд. пси-хол. наук. - Н. Новгород, 2002. - 235 с.

7. Никольская И.М., Грановская Р.М. Психологическая защита у детей. - СПб.: Речь, 2001. - 507 с.

8. Ольхина Е.А. Особенности детско-родитель-ских отношений в семьях, воспитывающих детей с нарушениями зрения // Специальное образование. - 2006. - № 7. - С. 34-39.

9. Цыбенжапова Е.В. Роль и механизмы формирования защитного поведения в регуляции личности // Психология XXI века: Актуальные проблемы и тенденции развития: Материалы междунар. науч.-практ. конф. - М.: Изд-во МНЭПУ, 2007. -С. 138-140.

10. Plutchik R., Kellerman H., Conte H.R. A structural theory of ego defenses and emotions / Izard E. (ed.) Emotions in personality and psychopathology. - N.Y., 1979. - P. 229-257.

References

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Kogan B.M, YAkovleva A.V. Lichnostnye harakteristiki slabovidyashchih podrostkov //

Special'noe obrazovanie. - 2012. - № 2. - S. 67-72.

2. Koroleva YU.A., Matasov YU.T. Lichnostnye resursy social'no-psihologicheskoj kompetentnosti podrostkov v usloviyah dizontogeneza // Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Pedagogika. Psihologiya. Social'naya rabota. YUvenologiya. Sociokinetika. - 2016. - № 4. -S. 301-306.

3. Kopnina O.A. Pedagogicheskaya kul'tura roditelej detej s narusheniyami sluha i strategii semejnogo vospitaniya // Vestnik Kostromskogo gosudarstvennogo universiteta imeni N.A. Nekrasova. - 2008. - T. 14. - № 2. - S. 44-47.

4. Mardahaev L.V Social'naya pedagogika. - M.: Gardariki, 2005. - 269 s.

5. Mihajlova N.F. Sovladayushchee povedenie u detej s normal'nym i anomal'nym razvitiem: novyj metodicheskij instrumentarij dlya issledovaniya / N.F. Mihajlova, A.V Smirnova, E.A. ZHelobova, K.YU. Maksimova // Vestnik YUUrGU. Seriya: Psihologiya. - 2016. - T. 9. - № 1. - S. 32-43.

6. Morozova N.G. Osobennosti razvitiya ehmocional'no-lichnostnoj sfery slabovidyashchih detej v period podrostkovogo krizisa: dis. ... kand. psihol. nauk. - N. Novgorod, 2002. - 235 s.

7. Nikol'skaya I.M., Granovskaya R.M. Psihologicheskaya zashchita u detej. - SPb.: Rech', 2001. - 507 s.

8. Ol'hina E.A. Osobennosti detsko-roditel'skih otnoshenij v sem'yah, vospityvayushchih detej s narusheniyami zreniya // Special'noe obrazovanie. -2006. - № 7. - S. 34-39.

9. Cybenzhapova E.V. Rol' i mekhanizmy formirovaniya zashchitnogo povedeniya v regulyacii lichnosti // Psihologiya XXI veka: Aktual'nye problemy i tendencii razvitiya: Materialy mezhdunar. nauch.-prakt. konf. - M.: Izd-vo MNEHPU, 2007. -S. 138-140.

10. Plutchik R., Kellerman H., Conte H.R. A structural theory of ego defenses and emotions / Izard E. (ed.) Emotions in personality and psychopathology. - N.Y., 1979. - P. 229-257.

Вестник КГУ 2018

56