Научная статья на тему 'Механизм кризиса в российской экономике и антикризисные действия правительства'

Механизм кризиса в российской экономике и антикризисные действия правительства Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
705
186
Поделиться
Ключевые слова
РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА / ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС / РЕЦЕССИЯ / ЭКОНОМИЧЕСКИЕ САНКЦИИ / АНТИКРИЗИСНАЯ МОДЕЛЬ / RUSSIAN ECONOMY / ECONOMIC CRISIS / RECESSION / ECONOMIC SANCTIONS / ANTI-CRISIS MODEL

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Благих Иван Алексеевич

В статье анализируется антикризисная модель экономического развития России, разработанная в одноименной статье М.И. Кротова и В.И. Мунтияна, выдвинуты аргументы «за» и «против», определяется влияние санкций и контрсанкций на кризис российской экономики, дается оценка возможностей политики импортозамещения и необходимости поддержания жизненного уровня населения

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Благих Иван Алексеевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Crisis mechanism in the Russian economy and anti-crisis measures of the government (Russia, St. Petersburg)

The article analyzes the anti-crisis model of Russia's economic development, worked out in the by professors M.I. Krotov and V.I. Muntiyan “Anti-crisis model of Russia's economic development” (Issue ¹ 2, 2015). The author presents his “pro” and “contra,” describes the impact of sanctions and counter-sanction upon the Russian economic crisis, and evaluates the possibilities of import substitution against the necessity to support the level of life of the country's population

Текст научной работы на тему «Механизм кризиса в российской экономике и антикризисные действия правительства»

_________________________ДИСКУССИЯ НА ТЕМУ «ЕСТЬ ЛИ В РОССИИ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС?»

МЕХАНИЗМ КРИЗИСА В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ И АНТИКРИЗИСНЫЕ ДЕЙСТВИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА

И.А. Благих,

профессор кафедры истории экономики и экономической мысли Санкт-Петербургского государственного университета,

доктор экономических наук, профессор ivan-blagikh@yandex.ru

В статье анализируется антикризисная модель экономического развития России, разработанная в одноименной статье М.И. Кротова и В.И. Мунтияна, выдвинуты аргументы «за» и «против», определяется влияние санкций и контрсанкций на кризис российской экономики, дается оценка возможностей политики импортозамещения и необходимости поддержания жизненного уровня населения.

Ключевые слова: российская экономика, экономический кризис, рецессия, экономические санкции, антикризисная модель

УДК 338.124 ББК 65.011

Кризис или рецессия?

Статья М.И. Кротова и В.И. Мунтияна* посвящена разработке вопросов, касающихся «политики смягчения кризисных процессов в условиях трансформационной экономики». Авторы «особое значение придают системному анализу по оценке реальной экономической ситуации в России, конструктивному решению существующих проблем и определению механизмов дальнейшего поступательного развития». В качестве отправной точки своего исследования ими принято положение, что в связи с появлением «новых глобальных вызовов, быстропроходящих трансформационных изменений в мировой экономике, появлением виртуального сектора экономики, изменением природы возникновения современных финансово-экономических кризисов, возник целый ряд вопросов, которые существенно отличаются от классической экономики, не известны экономической истории и потому требуют научного решения».

Обобщая основные положения теорий кризисов, разработанных экономистами разных научных школ, авторы приходят к выводу, что в 2013-2014 гг. российская экономика не находилась ни в кризисе, ни в депрессии, ни в стагнации, поскольку не обладала «характерными чертами», описанными в учебниках и монографиях. Ситуацию в современной российской экономике М.И. Кротов и В.И. Мунтиян оценивают как рецессию, в которой «последние годы находился, в том числе и Европейский союз». Вместе с тем, по мнению авторов, рецессия в России, в отличие от рецессии в Евросоюзе, может перерасти в полномасштабный экономический кризис, если не разработать «стратегический план противодействия стагнации», не провести «смену акцентов в денежно-кредитной политике» и смену вектора в фискально-бюджетной политике «от сдерживания к стимулированию экономического роста».

По мнению авторов, смена «акцентов» и «вектора» позволят «выровнять между собой цену труда, нормы прибыли, фонда потребления и фонда накопления, ставки процента и реальной стоимости кредитных ресурсов, налогов, амортизации, поток товаров и услуг с денежным потоком, производительности труда и инновационной продукции и все это увязать с обеспечением экономического роста». Таковы, вкратце, основные тезисы дискуссионной статьи. При этом, конечно, следует иметь ввиду, что конспективное изложение нами материала полноценной научноаналитической статьи в значительной мере упростило и огрубило логическую цепочку умозаключений авторов, построенную на статистических данных, экспертных прогнозах и официальных сводках. Статья побуждает к размышлениям и, несомненно, вызовет отклик в профессиональном сообществе. Разделяя отдельные ее положения, выскажем собственную точку зрения.

Структурный кризис в российской экономике

Об опасностях кризисных явлений в российской экономике речь идет на протяжении последних десятилетий, поскольку в структуре экспорта товаров из России около 70% составляют энергоносители. Падение мировых цен на нефть приводит к

сокращению не только бюджетных доходов, но и в целом ВВП. После финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. кризисные явления в экономике России не были полностью преодолены. В апреле 2010 года В.В. Путин сказал об этом так: «Это не значит, что кризис закончился, но рецессия закончилась»^]. И, действительно, следуя за ростом цен на нефть, в экономике начался некоторый подъем, но, начиная с середины 2012 года, стало наблюдаться замедление роста.

Рост ВВП в 2013 г. составил 1,3% [2], что было втрое ниже ранее запланированного Министерством экономического развития роста в 3,6% [3]. Всемирный банк и Международный валютный фонд также снизили прогнозы по росту ВВП не только в 2013 г., но и на 2014 г. [4]. В конце 2013 г. В.В. Путиным и Д.А. Медведевым было признано, что в российской экономике наблюдается стагнация [5]. В декабре 2014 г. министр экономического развития А.В. Улюкаев выдвинул гипотезу, что российская экономика имеет дело с тремя кризисами, наложившимися один на другой, причем каждый кризис имеет свою причину: структурный (ориентация экономики на сырьевой экспорт), геополитический (санкции Запада) и кризис, связанный с низкой покупательной способностью населения (ограничение роста экономики по спросу) [6].

Главной причиной финансово-экономической нестабильности 2014-2015 гг. стал, как это наблюдалось и ранее в российской экономике, структурный кризис. Периодически наступающие экспортные бумы превращают планы по реиндустриализации российской экономики в очередную «говорильню», процессы ее деиндустриализации и упадка сельского хозяйства (особенно — всей сферы животноводства) продолжаются. При неожиданном падении мировых цен на энергоресурсы и экспортное сырье (а, они всегда «обваливаются» неожиданно), обнаруживается невозможность быстрого «импортозамещения», т.е. восстановления собственной обрабатывающей промышленности и аграрного сектора. Далее логическая цепочка умозаключений приводит отечественных экономистов и публицистов к выводу, звучавшему неоднократно: для преодоления этого «порочного круга» требуются серьезные усилия государства и бизнеса, прежде всего, в области развития отечественных технологий, т.е. опять-таки речь идет о том, что необходимо проводить реиндустриализацию или неоиндустриализацию российской экономики, это уж как кому какой термин нравится [7].

Таким образом, нам представляется, что М.И. Кротов и

В.И. Мунтиян несколько упрощают ситуацию, поскольку, не меняя в целом экономической политики государства, одними лишь мерами денежно-кредитной и фискально-бюджетной политики невозможно изменить сырьевую модель, а значит российская экономика будет и впредь в определяющей степени зависима от мировых цен на нефть и подвержена структурным кризисам.

Влияние санкций и контрсанкций на кризис российской экономики

Советский Союз с момента своего появления на политической карте мира существовал в условиях санкций. В этом не

* Кротов М.И., Мунтиян В.И. Антикризисная модель экономического развития России // Проблемы современной экономики. — 2015. — №2. — С.7-14.

3 1

д

ДИСКУССИЯ НА ТЕМУ «ЕСТЬ ЛИ В РОССИИ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС?»

было ничего хорошего, но тогда была другая экономика и эта проблема даже не обсуждалась так, как она обсуждается в наши дни. Современные санкции Запада, несомненно, сыграли, и будут играть свою негативную роль в российской экономике. Эта проблема несколько иного плана, чем проблема сырьевого экспорта, но она также связана с внешней, конъюнктурной зависимостью российской экономики от западных кредитов и технологий. Напомним, как раскручивалась спираль экономических санкций Запада против России.

В марте-апреле 2014 года США, Евросоюз, Япония и несколько других, менее значительных стран, ввели, из-за вхождения Крыма в состав России, первые санкции в отношении отдельных лиц, групп лиц и компаний, а именно: запрет на въезд в эти страны лиц, внесенных в санкционные списки, запрет на деловые операции с ними, а также замораживание их активов. В июле 2014 года были введены секторальные санкции в отношении энергетического, финансового и оборонного секторов российской экономики [8].

В особенности ощутимыми они оказались для финансового сектора. Для шести крупнейших российских государственных банков, а также предприятий энергетической и оборонной отраслей был резко ограничен доступ к финансовым рынкам ЕС и США. Начиная с сентября 2014 г., эти организации не могли больше обращаться за кредитами в ЕС и США и эмитировать долговые обязательства сроком более 30 дней. В оборонном секторе этих стран резко сократили доступ к финансированию крупнейшим российским компаниям на срок более 30 дней и ввели запрет на экспорт продукции и технологий двойного назначения в отношении 14 компаний, имеющих даже косвенное отношение к оборонному сектору российской экономики [9]. К санкциям, ограничивающим сотрудничество с российскими предприятиями оборонного сектора присоединились Великобритания, Израиль, Швейцария и Швеция.

Кроме того, в энергетическом секторе США и ЕС ограничили доступ к финансированию крупнейшим российским нефтегазовым компаниям. Был введен запрет на экспорт товаров, услуг и технологий в поддержку глубоководного бурения, разведки и добычи ресурсов на арктическом шельфе и сланцевого сырья. Вслед за ЕС такие же санкции ввели Норвегия, Канада, Австралия и Новая Зеландия. 30 июля 2015 года к продленным экономическим санкциям Евросоюза в отношении России официально присоединились Черногория, Албания, Исландия, Лихтенштейн, Грузия и Украина.

Как и рассчитывали западные «партнеры» оказалось, что значительная часть предприятий российской экономики подвержены влиянию санкций, в результате чего в них стали наблюдаться явления спада производства и сокращения занятости. Наиболее импортозависимыми отраслями экономики России в июне 2015 года были станкостроение (доля импорта в потреблении более 90%), тяжёлое машиностроение (60-80%), лёгкая промышленность (70-90%), электронная промышленность (80-90%), фармацевтическая, медицинская промышленность (70-80%), а также машиностроение для пищевой промышленности (60-80%) [9]. 27 апреля 2015 года В.В. Путин на заседании Совета законодателей в Санкт-Петербурге отметил, что из-за санкций российская экономика недополучила $160 млрд [10].

Поскольку введение санкций Западом имело своей целью оказать политическое давление, Россия 7 августа 2014 года приняла ответные «политико-экономические» меры — запрет на импорт отдельных продовольственных товаров из США, ЕС, Канады, Австралии и Норвегии. Кроме того, был запрещен ввоз фруктов, вина и мясных полуфабрикатов из Молдовы, а также картофеля, соевых бобов, подсолнечника и кукурузной крупы из Украины. Общее влияние этих мер на объем торговли оценивалось в $9,5 млрд. На момент введения контрсанкций на долю запрещенных к ввозу продуктов приходилось 9,5% общего продовольственного потребления в России и 22,5% общего объема российского продовольственного импорта [11].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Влияние контрсанкций, которые еще называют продовольственным эмбарго, следует оценивать по тому эффекту, который они имеют на экономику недружественных стран и на внутренний потребительский рынок в России. После введения эмбарго

доля импорта в потребительской корзине россиян сократилась с 20% до 10%, т.е. в 2 раза. В июле 2015 года доля отечественных производителей в ассортименте торговых сетей по хлебобулочной и молочной продукции, мясу, овощам и фруктам составила 80-90%. Всего за I полугодие 2015 года было ввезено потребительских товаров на сумму $94 млрд (падение составило 39% по отношению к предыдущему периоду) [12]. Можно сказать, что отечественные производители выиграли от ответных мер, произошло «импортозамещение», однако не следует при этом забывать, что семена, удобрения, сельскохозяйственная техника, другие компоненты, ингредиенты и составляющие, необходимые в аграрной отрасли, все еще покупаются за рубежом за валюту. Это не могло не привести к повышению цен.

С начала 2015 г., по данным Росстата, потребительские цены в России выросли на 9,4% [13]. При этом снизилось качество продовольственной продукции за счет ее ввоза из стран с низким контролем качества (увеличение ввоза фальсифицированной продукции, «мясоподобных», «сыроподобных» и «молочноподобных» продуктов на растительных жирах и т.д.) [14].

Евросоюз отрицает, что его экономика пострадала от российских контрсанкций. Согласно данным отчета Европейской комиссии, Европа, наоборот, нарастила экспорт на 5%, или на €5 млрд [15]. Опровергнуть, или же наоборот, согласиться с этими данными сложно, поскольку неизвестно, какими данными оперировала Еврокомиссия.

Кризис, санкции и импортозамещение

Введение санкций против России стало стимулом для развития импортозамещения в экономике. Для резкого увеличения собственного производства, как известно, необходимы готовые производственные мощности, кредитные ресурсы и потребительский спрос. Законсервированные мощности имелись в промышленном секторе, работающем ранее на оборонку. Около 150 предприятий были расконсервированы [16]. Банковский сектор получил «вливания» благодаря правительственным мерам по частичному замещению импортных кредитных ресурсов.

Спрос на продукцию, производимую предприятиями, связанными с оборонным комплексом, создается не только конечными потребителями, но и предприятиями — смежниками. Именно поэтому локомотивом импортозамещения выступили предприятия оборонной промышленности.

Санкции позволили части правительственных чиновников высшего звена выйти из ступора, в котором они находились под воздействием заклинаний либеральных теорий и взглянуть на экономический механизм с другой стороны. Как известно, отдельный индивид не предъявляет спрос, допустим, на танк или крейсер, но индивиды, объединенные в воинский контингент, крайне в них заинтересованы. Россия, как великая держава, вне зависимости от того, в рыночном или плановом состоянии она находится, в любом случае должна поддерживать этот статус, в том числе реализацией программ перевооружения. Заказала же она, еще до введения санкций, «Мистрали» французским производителям? Почему же она не может заказать корабли такого класса собственным конструкторам, инженерам, электронщикам, судостроителям? Оборонный комплекс — высокотехнологичный, дисциплинированный и ответственный сектор российской экономики, он вовлекает в орбиту своего производства тысячи высокотехнологичных предприятий сугубо гражданского сектора экономики.

В 2014 г., благодаря вводу в действие законсервированных мощностей промышленное производство РФ увеличилось на 1,7% [17], и, хотя эксперты НИУ-ВШЭ, как всегда предрекают падение промышленного производства аж на 6,4% в 2015 г., представляется, что это не что иное, как попытка выдать желаемое за действительное. Ссылка «экспертов» на снижение выпуска продукции обрабатывающей промышленности в июне 2015 г. на 4,8% [18], не является тревожным симптомом, поскольку такое снижение на фоне роста выпуска добывающей промышленности и потребления электроэнергетики свидетельствует о строительстве новых предприятий, что и должно происходить после исчерпания «запасов» законсервированных производств.

32

ДИСКУССИЯ НА ТЕМУ «ЕСТЬ ЛИ В РОССИИ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС?»

■Я

О положительной динамике импортозамещения свидетельствует сальдо счёта текущих операций. Россия стала меньше расходовать иностранной валюты на закупку товаров промышленного назначения, чем получать от экспорта энергоресурсов. За первое полугодие 2015 г. положительное сальдо счёта текущих операций выросло на 27% относительно его значения в первом полугодии 2014 г. [19]. На фоне падения цен на нефть и снижении за рубежом покупок российского газа и продуктов нефтепереработки это значимый показатель, поскольку при сокращении валютной выручки «нефтедоллары» можно будет потратить «с умом».

Импортозамещение способствовало тому, что безработица в России вместо того, чтобы расти, как это обычно происходит при экономическом кризисе, скорее снижалась, во всяком случае, ее колебания имели достаточно стабильный характер. С января по август 2014 г безработица снижалась с 5,6% до 4,8% экономически активного населения, но затем начала немного расти, достигнув 5,9% в марте 2015 г. После этого опять наблюдалось снижение безработицы до 5,6% в мае и до 5,4% в июне 2015 г. [20] https:// ru.wikipedia.org/wiki/Последствия_экономического_кризиса_для_ отраслей_экономики_России_(2014—2015) — cite_note-98.

Однако было бы неверным рисовать абсолютно благостную картину в российской экономике в период санкций. Санкции — это экономическая война, а войн без потерь не бывает. Импортозамещение пока не дало весомых результатов в тех секторах российской экономики, которые работали на импортном сырье и где производство было завязано на иностранные технологии. Так, в четырёх секторах российской экономики (химическая промышленность, производство полезных ископаемых, нефтепереработка и пищевая промышленность), только каждое восьмое из ста предприятий полностью отказались от импортных закупок [21]. В аграрном секторе экономики, в отличие от растениеводства, сложно восстановить за столь короткий срок животноводство.

России, в рамках импортозамещения (которое следует рассматривать как путь к независимости от Запада, как восстановление частично утерянного экономического суверенитета, а не как перевод страны на полное самообеспечение) следует определиться с партнерами, способными компенсировать недостаток импортных закупок. В этом отношении абсолютно справедливым выглядят рекомендации, изложенные в статье М.И. Кротова и В.И. Мунтияна о более интенсивном развертывании сотрудничества России со странами ЕАЭС и БРИКС, развертывании операций Банка БРИКС, Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ), Евразийского банка развития, поскольку развертывание торговых оборотов невозможно без предоставления взаимных кредитов.

Самое слабое звено российской экономики

В условиях кризиса наибольшую критику со стороны эко-номистов-теоретиков вызывают действия министра финансов и главы эмиссионного банка. В этом отношении отечественные ученые-экономисты оказались привержены традиции. Не стали ее нарушать М.И. Кротов и В.И. Мунтиян.

Как уже было сказано, основной пафос дискутируемой статьи заключался в обосновании собственных предложений по изменению денежно-кредитной и фискально-бюджетной политики России.

Авторы полагают, что на ослабление рубля сработали не только падение цен на нефть, но и политика Центробанка и Минфина России. Действительно, Совет директоров Банка России в ночь на 16 декабря 2014 г. поднял ключевую ставку с 10,5% до 17%, чтобы поддержать курс рубля в условиях падения цен на нефть и введения санкций, чем вызвал недовольство заемщиков, особенно тех, кто кредитовался в валюте. В результате мер по ужесточению денежно-кредитной политики повысилась стоимость кредитования, что привело к дальнейшему снижению внутреннего спроса. Малому бизнесу кредитные ресурсы при ставке в 17% годовых оказались не только практически, но и теоретически недоступны. Отток капитала несколько замедлился, но не прекратился, а именно на эти цели было направлены действия по укреплению курса рубля хоть и путем принесения в жертву доступности кредитов.

В настоящее время, точнее — 31 июля 2015 г., Совет директоров Банка России принял обратное решение на снижение ключевой ставки до 11,0% годовых, объясняя это многими факторами, в том числе рисками усиления рецессии. При этом ничего не было сказано о рисках, связанных с ростом оттока капитала, хотя раньше именно этими рисками объяснялся рост процентных ставок. Сразу после принятия этого решения падение рубля ускорилось, а снижение ставок простимулировало отток капитала [22]. Таковы вкратце нелогичные действия Центробанка, если их рассматривать с точки зрения формальной логики, изолированно от российской экономики.

Российская экономика формировалась с 1991 г. как долговая экономика. Избавившись в значительной степени от долгов гарантированных государством, Россия вступила в современный кризис с большим корпоративным внешним долгом. Так, на 1.01.2014 внешнеэкономический долг составлял $724 млрд, причем главной его частью был корпоративный долг предприятий и организаций https://ru.wikipedia.org/wiki/Финансово-эко-номический_кризис_в_России_(с_2014) — cite_note-112. Долговые обязательства, определяющие высокий спрос на валюту со стороны корпоративного сектора, являются одной из главных причин валютного кризиса и ослабления рубля.

Кроме того, существуют взаимные долговые обязательства. Именно они, в связке с девальвацией рубля и увеличением ключевой ставки Центробанка привели к тому, что в 2014 г. число компаний-банкротов составило 14,5 тыс., что на 20% больше аналогичного показателя 2013 г. В 2015 г. количество банкротств продолжало расти и в I полугодии число компаний-банкротов составило 7 658, что на 15% выше показателя того же периода 2014 г. (6 631) [23].

На исполнении взаимных обязательств, кроме банкротств, сказываются приток инвестиций и отток капитала. В I полугодии 2015 г. прямые иностранные инвестиции в российские компании составили $6,7 млрд, что в 3 раза меньше, чем в первом полугодии 2014 г. ($21,1 млрд) [24]. В 2014 г. отток капитала достиг $151,5 млрд, что в 6-6,5 раз больше прогнозируемого ($ 20-25 млрд). Минфин считает, что в 2015 г. отток капитала может составить $70-80 млрд, поскольку за первый квартал 2015 г. он составил $32,6 млрд, а за первое полугодие — $52,5 млрд [25].

Значительно сократилась капитализация российского рынка акций. Если в начале 2014 г. она составляла $766 млрд, то к 15 декабря снизилась до минимума в $338,5 млрд, что стало ниже рыночной стоимости отдельных крупных американских компаний. К концу года объём капитализации лишь частично восстановился, составив $408 млрд. Из-за девальвации рубля, а главное из-за падения курса акций состояние российских олигархов значительно снизилось. Так, например, только за 2014 г. капиталы 20 самых богатых из них уменьшились на $73,4 млрд [26].

Международные рейтинговые агентства отреагировали соответствующим образом и снизили кредитный рейтинг российских заемщиков, включая банки и нефинансовые компании. В 2015 году международные рейтинговые агентства Standard&Poor’s, Moody’s и Fitch понизили кредитный рейтинг России до «мусорного» (ниже BBB-), что указывало на опасность для кредиторов и других заемщиков. За 2014-2015 гг. Россия в кредитных рейтингах перешла из категории «надёжность ниже среднего» в «спекулятивную категорию» [27].

Российский фондовый рынок никогда таковым не был с точки зрения капиталистического Запада. Российские акции, придуманные в свое время для передела общенародной собственности, в своей совокупности редко превышали стоимость одной крупной американской компании. Их обращение позволяет наживаться отдельным спекулянтам, таким же образом, как они наживаются на колебаниях курса рубля, но на мировом рынке их доля настолько мизерна, что международным спекулянтам типа Дж. Сороса, проще скупать предприятия в натуре в период оранжевых революций, чем марать руки о российские акции. Что они из себя представляют с точки зрения аналитической экономики, не знают ни те, кто их выпустил в обращение, ни те, кто их приобретает. В отличие от, например, американских акций, представляющих собой знаки стоимости, российские акции являются, скорее всего, титулами собствен-

33

д

ДИСКУССИЯ НА ТЕМУ «ЕСТЬ ЛИ В РОССИИ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС?»

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ности, единственным предназначением которых является не дивидендный доход, а передел собственности. Несомненно одно: в фондовый рынок российских ценных бумаг никогда не «вкладывались» даже собственный Минфин и Центробанк, предпочитая, в зависимости от обстоятельств, покупать акции надежных западных компаний, депозитарные расписки и казначейские обязательства США [28].

Спекулятивный механизм российского фондового рынка абсолютно не сигнализирует о состоянии экономики, но он постоянно «напрягает» российскую банковскую систему, которую Герман Греф назвал в мае 2015 года «слабым звеном» российской экономики [29]. Напротив, «игроки» фондового рынка ждут кризисов, как манны небесной, ибо если для производителей кризис беда, то для спекулянтов он единственный источник существования. Даже иностранная пресса заговорила, в условиях современного кризиса в России, об «отсутствии в России политической воли для борьбы со спекулянтами» [30]. Однако ее «откровения» на этот счет появились лишь после того, как российское правительство нашло применение банковским акциям в качестве залога для пополнения кредитных ресурсов...

Существует ли антикризисная модель для российской экономики?

В качестве таковой М.И. Кротов и В.И. Мунтиян называют инновационную модель. Было бы неплохо дополнить эту заявку хотя бы схематичным описанием как она заработает в российских условиях. Для инноваций, как известно, нужны инвестиции. Инвестиции могут иметь внешнее и внутреннее происхождение. Совершенно справедливо критикуя либеральную модель, базирующуюся на внешних займах, М.И. Кротов и В.И. Мунтиян предлагают использовать «собственные внутренние источники финансирования», среди которых главную роль отводят денежной эмиссии — «реальному и законному источнику, на который Россия имеет суверенное право».

В качестве примера авторы статьи ссылаются на США и Евросоюз, усиленно прибегавших к печатному станку для пополнения ликвидности в условиях финансовых кризисов. Однако Россия не США, и не Евросоюз, где внутренняя валюта является международной резервной валютой. Излишне напечатанная резервная валюта все же обладает способностью тезаврироваться, т.е. уходить в сокровища, накапливаться. Все знают, что долларовая эмиссия — это финансовая пирамида, но эта пирамида процветает, и будет процветать, пока мировые финансовые центры находятся в США, а другие доминирующие в мире экономики с этим положением дел «согласны».

Россия не обладает способностью эмитировать собственную валюту, как мировую. Это очевидный факт, и она не может рассчитывать, что российскими рублями американские граждане начнут запасаться на «черный день». Излишне напечатанная валюта окажется в том учреждении, которое его эмитировало в оборот, т.е. в российском Центробанке. А это значит, что новая партия напечатанных денег будет востребована не по старому номиналу, а гораздо ниже [31].

В 1920-е годы, в условиях нэпа, когда Советской России не предоставлялись иностранные займы, а необходимо было восстанавливать предприятия, построенные по иностранным технологиям, российским экономистам уже приходилось решать задачу: обладает ли кредитная эмиссия капиталотворческой способностью? Выяснилось, что может, но для этого нужна экономика советского типа, где деньги — « не деньги», а товары — «не товары», т.е. не капиталистическая экономика [32].

В современных условиях открытой рыночной экономики модель инновационной экономики подпитываемая из эмиссионных источников, не сможет функционировать без учета роста реальных доходов населения, сокращения уровня бедности, прироста ВВП на душу населения по паритету покупательной способности, сокращения безработицы, повышения качества жизни и других показателей, относящихся к росту благосостояния и душевному комфорту граждан. Предлагаемая авторами «инновационная реформа» явно преследует иные цели — благородные, патриотические, но с элементами романтизма.

Представляется, что в условиях кризиса все усилия следует направить на всемерное «сглаживание» его последствий для населения, а не ломать то, что худо-бедно работает. Экономическому блоку в правительстве есть чем заниматься. По данным Росстата за 2014 г. доходы населения сократились на 0,8% по сравнению с 2013 г https://ш.wikipedia.org/wiki/Финансо-во-экономический_кризис_в_России_(с_2014) — с4е_гю1е-Ка-люков-93. За первое полугодие 2015 г. доходы упали на 3,1%. Это наблюдается впервые с 1999 года. Замедлился рост заработной платы относительно инфляции. Темпы роста инфляции за последний год превысили темпы роста заработной платы в 4 раза: базовая инфляция с апреля 2014 г. по апрель 2015 г. составила 17,45%, а рост заработной платы — 4,34%. В первом полугодии 2015 г. в реальном выражении средний заработок граждан упал на 8,5%. В первой половине 2015 г. стоимость минимального набора питания возросла более чем на 14% по отношению к предшествующему периоду.

Число российских граждан, живущих за чертой бедности в 2014 г. составило 16,1 млн человек, что на 0,6 млн выше уровня 2013 г. Уровень бедности в 2014 г. составил 11,2 % против 10,8 % в 2013 г. По итогам первого квартала 2015 г. число бедных увеличилось до 22,9 млн, что составило 15,9% от общей численности населения. Задолженность населения перед ЖКХ, превышает триллион рублей, а между тем тарифы ЖКХ повысились в первом полугодии 2015 г. и выросли на 8,8% [33] https://ru.wikipеdia.org/wiki/Финансово-экономический_кризис_ в_России_(с_2014) — с4е_гю1е-Свобода-96.

Выводы

1. Антикризисные и контрсанкционные действия правительства в значительной степени ослабили целый комплекс негативных влияний на российскую экономику, перманентно впадающую в кризисную ситуацию при падении цен на нефть.

2. Санкции, введенные Западом против России, способствовали реализации идей импортозамещения, что, со временем, позволит переориентировать российскую экономику на более активное развитие аграрного сектора и базовых отраслей промышленности.

3. В условиях санкций и падения цен на нефть правительством были изысканы кредитные ресурсы и другие возможности не только для поддержания импортозависимой промышленности, но и для некоторого ее «оживления».

4. В экстремальных экономических условиях, в которых функционирует современная российская экономика осуществлять перемены радикального характера не желательно, поскольку они будут иметь более негативные последствия, чем развязанная Западом экономическая война.

5. Правительству следует сосредоточиться на разработке более эффективных мер по поддержанию жизненного уровня населения, объективно снижающегося в условиях кризисов, торговых и экономических войн.

Литература

1. Президент объяснил замедление роста ВВП. Lenta.ru (12 апреля 2010). Дата обращения 19 апреля 2010 г.

2. Российская экономика — 2013: все нормально, падаю. РИА Новости (27 декабря 2013). Дата обращения 19 декабря 2014 г.

3. Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2015 год (стр.3). Министерство экономического развития РФ (Январь 2015) // https://ru.wikipedia.org/wiki #cite_note-6.

4. МВФ вновь ухудшил прогноз по росту российского ВВП. Lenta.ru (10 декабря 2013). Дата обращения 12 декабря 2014 г.

5. Медведев сообщил о неудачной попытке обеспечить устойчивый рост ВВП. Lenta.ru (2 декабря 2013). Дата обращения 19 декабря 2014 г.

6. Улюкаев А.В. Стагнация в российской экономике опаснее кризиса. ТАСС (27 сентября 2013). Дата обращения 12 октября 2013 г.

34

ДИСКУССИЯ НА ТЕМУ «ЕСТЬ ЛИ В РОССИИ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС?»

7. Благих И.А. Страна нуждается в новой индустриализации // Экономист. — 2011. — №10. — С. 10-17.

8. Благих И.А. Неоиндустриализация: следует ли ожидать перехода от теоретических дебатов к практическим действиям? // Проблемы современной экономики. — 2014. — №2. — С.392-394.

9. Семь стран Европы поддержали продление санкций ЕС против Крыма // Black Sea News, 30.07.15.

10. Доклад — консультация МВФ с Российской Федерацией, №15/211 // Международный валютный фонд, Август 2015 г.

11. http://top.rbc.ru/politics/17/08/2015/55d228969a79470d05550e72)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Доклад об экономике России 30: структурные проблемы становятся основным фактором, ограничивающим экономический рост. Всемирный банк, 25 сентября 2013 г.

13. Вхождение России в социально-экономический кризис: тенденции 2015 года и сравнительный анализ (стр. 7) / Аналитический центр при Правительстве РФ. Дата обращения 15 августа 2015г.

14. Продовольственное эмбарго: импортозамещение и изменение структуры внешней торговли. // Бюллетень о развитии конкуренции / Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации. №11. Август 2015г.

15. Российское продэмбарго помогло Европе увеличить экспорт продукции на 5%. Газетами, 7.08.2015.

16. Благих И.А. Обзор международной научно-практической конференции «Уроки второй мировой войны и современность» (2-3 сентября 2010) // Проблемы современной экономики. — 2010. — №3. — С. 456-457.

17. Калюков Е. Российская промышленность показала неожиданный рост в декабре // РБК (26 января 2015). Дата обращения 15 августа 2015 г.

18. Годовая инфляция в РФ составила 11,4% // Интерфакс (31 декабря 2014). Дата обращения 25 декабря 2014.

19. Комментарии о Государстве и Бизнесе // Высшая школа экономики. — 2015. — № 97. 7-22 июля.

20. О соотношении денежных доходов населения с величиной прожиточного минимума и численности малоимущего населения в целом по Российской Федерации в I квартале 2015 года // Федеральная служба государственной статистики. Дата обращения 15 августа 2015.

21. Домчева Е, Маркелов Р. «Российская газета» публикует антикризисный план правительства // Российская газета. — 2015. — 1 февраля.

22. Число банкротств в России выросло за полгода на 15% // Интерфакс. — 2015. — 6 июля.

23. Moody’s понизило кредитный рейтинг России. // Lenta.ru. 18 октября 2014. Дата обращения 25 декабря 2014.

24. Как идет импортозамещение в России // РБК. — 2015. — 9 июня.

25. Николаева Д. Госдума одобрила антикризисные поправки в бюджет на 2015 год // Коммерсантъ. — 2015. — 27 марта.

26. Герасимов И., Набережнов Г. Чистый отток капитала из России в 2014 году составил $151,5 млрд // РБК. — 2015. — 16 января.

27. Ткачёв И., Ратников А., Макаренко Г. Российский фондовый рынок стал худшим в мире / РБК. — 2014. — 15 декабря.

28. Благих И.А. Россия и капитал: 200 лет вместе и 80 лет порознь // Экономист. — 2015. — №5. — С.70-75.

29. Герман Греф дал интервью газете «Аргументы и факты. // РАНХ и ГС. — 2015. — 6 июня.

30. att O’Brien. Checkmate, Putin. Russia’s economy is stuck in a catch-22 // The Washington Post. 16 декабря 2014.

31. Благих И.А. Совет съездов представителей торговли и промышленности о кризисе железнодорожного хозяйства России. Май 1913 г. // Проблемы современной экономики. — 2009. — №4. — С. 412-413.

32. Благих И.А. К 100-летию со дня рождения Н.Д. Кондратьева // Российская история. — 1993. — №2. — С.1112-121.

33. Социальная политика: Долгосрочные тенденции и изменения последних лет. XVI междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества // Отв. ред. Я.И. Кузьминов, Л.Н. Овчарова, Л.И. Якобсон. — М.: Национальный исследовательский ун-т «Высшая школа экономики», 2015. — С. 21,33, 42, 71,93, 125, 235.

34. Кротов М.И., Мунтиян В.И. Антикризисная модель экономического развития России // Проблемы современной экономики. — 2015. — №2. — С.7-14.

О СТРУКТУРНОЙ ПЕРЕСТРОЙКЕ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ НА НОВОЙ ПРОМЫШЛЕННОЙ ОСНОВЕ

К.А. Хубиев,

профессор кафедры политической экономии экономического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова,

доктор экономических наук khubiev48@mail.ru

Статья написана в рамках дискуссии: «Есть ли в России экономический кризис?», которую в № 2(2015) журнала открывает статья М.И. Кротова, В.И. Мунтияна «Антикризисная модель экономического развития России»1.

Экономический кризис позволил более четко выявить систему внешних и внутренних проблем торможения российской экономики. Очевидной стала исчерпанность нынешней модели экономики и экономической политики. Активизировались исследования, как причин кризиса, так и путей развития на новой основе. В работе анализируются разные подходы и развивается авторская позиция структурной перестройки на основе воспроизводственного метода. Излагаемая точка зрения продолжает исследования автора по проблемам содержания экономических реформ, причин кризиса, реиндустриализации и структурной перестройки.

Ключевые слова: воспроизводственный метод, модернизация, структурная деформация, структурная перестройка, технологические уклады, источники преобразований, изменение форм организаций, добавленная стоимость, вертикальная интеграция, межотраслевая диверсификация, ВТО, санкции

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

УДК 338.124 ББК 65.011

Нарастающий кризис 2015 г. в России послужил катализа- онно-конъюнктурные факторы экономических затруднений, но тором поиска причин кризиса и путей выхода на новую траекто- и глубинные причины, долгосрочного характера. Структурная рию устойчивого развития. Кризис обнажает не только ситуаци- деформация российской экономики из очевидного факта пре-

35