Научная статья на тему 'Материальные и идеальные аспекты природы информации'

Материальные и идеальные аспекты природы информации Текст научной статьи по специальности «Философия»

CC BY
114
35
Поделиться
Ключевые слова
ПРИРОДА ИНФОРМАЦИИ / КОНЦЕПЦИИ ИНФОРМАЦИИ / ТИПЫ НАУЧНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ / ИНФОРМАЦИОННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Корягин Валентин Викторович

В статье исследуются материальные и идеальные аспекты природы информации, рассматриваются концепции информации исходя из различения основных типов научной рациональности: диалектической и метафизической.

MATERIAL AND IDEAL ASPECTS OF THE NATURE OF INFORMATION

The article considers the material and ideal aspects of the nature of information and investigates the basic concepts of information based on distinguishing between the main types of scientific rationality: dialectic and metaphysic.

Текст научной работы на тему «Материальные и идеальные аспекты природы информации»

УДК 141.3+165.22

МАТЕРИАЛЬНЫЕ И ИДЕАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПРИРОДЫ ИНФОРМАЦИИ

В. В. Корягин

MATERIAL AND IDEAL ASPECTS OF THE NATURE OF INFORMATION

V. V. Koryagin

В статье исследуются материальные и идеальные аспекты природы информации, рассматриваются концепции информации исходя из различения основных типов научной рациональности: диалектической и метафизической.

The article considers the material and ideal aspects of the nature of information and investigates the basic concepts of information based on distinguishing between the main types of scientific rationality: dialectic and metaphysic.

Ключевые слова: природа информации, концепции информации, типы научной рациональности, информационная реальность.

Keywords: nature of information, concepts of information, types of scientific rationality, information reality.

В отечественной философии дискуссия по вопросу о природе информации продолжалась с начала 60-х годов XX в., около четверти века. Были предложены и рассмотрены многочисленные концепции и подходы, однако единой точки зрения выработано не было. В настоящее время в вопросе о причинах невозможности достижения единой концепции ряд исследователей (Н. М. Чуринов, Н. А. Князев и др.) отмечают необходимость различения основных типов научной рациональности (диалектической и метафизической), которые в свою очередь основываются на соответствующих исторически сложившихся философских моделях мира.

Как пишет Н. М. Чуринов, «модель мира, модель человеческого жизнеустройства никем конкретно не изобретается. Она восстает, восходит от широкого эмпирического к теоретическому, от неосознанного к осознанному, от стихийного к сознательному, от неопределенного к определенному и т. д.» [8, с. 136].

Для метафизической модели мира - Универсума -основополагающими исторически явились принцип отвлечения от всеобщей связи явлений, принцип антропоцентризма, принцип дуализма, скептицизма, агностицизма и пр. Римские и средневековые учителя Запада, следуя стандартам агностицизма и скептицизма и, следовательно, реализуя принцип дуализма, развернули две соответствующие дуализму версии философского сущностного понимания действительности и две западные, соответствующие принципу дуализма версии сущностного исследовательского подхода: номиналистскую (неономиналистскую) и реалистскую (неореалистскую). Тем самым древними скептиками и агностиками были заданы основы теории познания как теории репрезентации, согласно которой сущность и существование (репрезентант и репрезентация) по принципу дуализма отделены друг от друга непреодолимой гранью [7, с. 25]. При этом в вопросе, что принимать за сущность, а что - за существование, выбор может быть произвольным, поскольку основополагающим в этом случае выступает другой принцип - принцип антропоцентризма, согласно которому первостепенным является то, как субъект может реализовать все необходимые для него

степени свободы, чтобы удовлетворить все свои мнимые, действительные и текущие потребности.

Соответственно в вопросе изучения природы информации с позиций метафизического проекта науки первостепенное значение приобретает необходимость раскрытия ценности информации, исследования вопросов ее количества и измерения. Для этих целей применяются дедуктивные, индуктивные, догматические теории. Существование информации в этом случае может подвергаться сомнению, трактоваться с идеалистических либо материалистических позиций.

Так, в современной науке (основным, господствующим проектом которой исторически является метафизический проект) существуют скептические рассуждения по поводу реальности информации, агностические заявления о непознаваемости информации (информация - неопределяемое исходное понятие), наконец, нигилистическое отрицание объективности (онтологизации, физикализации) информации. Тем не менее ряд исследователей отмечают, что именно "онтологическое" понимание информации в настоящее время является господствующим. Так, А. В. Соколов пишет: «Вопреки очевидности, подавляющее большинство ученых, инженеров, просто носителей современного языка говорят и думают так, как будто бы информацию можно реально создать, получить, передать, сохранить» [3, с. 168].

Наряду с отрицанием реальности существования информации в метафизическом проекте науки существуют догматические суждения о ее природе. Так, в неотомизме - направлении неосхоластики, видящем в учении Фомы Аквинского наиболее совершенное выражение «вечной философии» (рЫ^орЫа perennis) утверждается трансцендентная, сверхъестественная природа информации.

В случае рассмотрения природы информации с идеалистических позиций информация выступает продуктом сознания, познавательным инструментом, абстрактной фикцией, искусственно созданной людьми. Так, в неопозитивизме и экзистенциализме информация рассматривается как субъективный феномен. Примерами здесь могут являться также математические теории информации. В этом смысле математической абстракции понятие «информация»

используется в теории информации (теории коммуникации), развитой в конце 40-х годов американским математиком Клодом Шенноном. Исследуя проблему рациональной передачи информации через зашумлённый коммуникационный канал, Клод Шеннон в своей статье «A Mathematical Theory of Communication», опубликованной в двух частях в Bell System Technical Journal в 1948 году, предложил вероятностный подход к пониманию коммуникаций. Уточняя формулу количества информации Р. Хартли (как логарифма возможного множества различных сообщений) в вероятностной теории информации [4, с. 11], К. Шеннон дал новую интерпретацию информации как снимаемой, уничтожаемой неопределенности [9, с. 261]. В этой теории понятие «информация» служит для решения практических задач, с которыми сталкиваются инженеры-связисты: оптимизация кодирования сообщений, повышение помехоустойчивости, распознавание сигналов на фоне шумов, расчет пропускной способности каналов связи и т. п.

Вероятностно-статистическая теория информации не стала единственной, появились и другие математические варианты определения понятия «количество информации». Н. П. Рашевский предложил топологический подход для измерения количества информации в топологических комплексах-графах (предложение Н. П. Рашевского развили его ученики Г. Карреман,

Э. Тракко). Количество информации в этом подходе измеряется в зависимости от количества топологических различий вершин графов. Широкое распространение получил комбинаторный подход (А. Н. Колмогоров, В. М. Тихомиров, А. Г. Витушкин и др.), идея которого содержалась еще в формуле количества информации, предложенной Р. Хартли. Появились работы, в которых понятие «количество информации» применяется и для характеристики динамических систем (работы В. А. Рохлина, Я. Г. Синая и др.). В данных работах динамические системы принимались как противоположность статистическим. В 1965 г.

А. Н. Колмогоров предложил алгоритмический подход, в котором количество информации определяется как минимальная длина программы, позволяющая однозначно преобразовать один объект в другой [2, с. 242].

Ограниченность математических теорий информации заключается в том, что они полностью абстрагируются от осмысленности информации. Например, Л. Бриллюэн даже отмечал, что в вероятностностатистической теории информации "совокупность 100 букв, выбранных случайным образом, фраза в 100 букв из газеты, из пьесы Шекспира или теоремы Эйнштейна имеют в точности одинаковое количество информации" [1, с. 29]. В математических теориях понятие «информация» не связано ни с формой, ни с содержанием сообщений (сигналов, передаваемых по каналу связи). Информация, точнее количество информации, есть абстрактная фикция, умственный конструкт; она не существует в физической реальности, как не существуют логарифмы или мнимые числа [3, с. 164]. Таким образом, информация в данных случаях рассматривается как абстракция для достижения частных практических целей.

Попытки раскрытия природы информации как материального явления были предприняты философами-материалистами во второй половине XX в. Связывая отражение и информацию, философы-материалисты превратили информацию в физический феномен. Наиболее авторитетными здесь явились атрибутивная и функциональная концепции. Обе концепции утверждают, что информация существует в объективной действительности, но расходятся по поводу наличия ее в неживой природе. Согласно первой из них (В. С. Готт, А. Д. Урсул, а также И. А. Акчурин, Б. В. Ахлибининский, Л. Б. Баженов, Б. В. Бирюков, Д. А. Гущин и др.), информация рассматривается как отраженное разнообразие, разнообразие отражения. Информация определяется как свойство всей материи, поскольку отражение является свойством всей материи, всех уровней ее развития [6, с. 138]. Согласно же функциональной концепции (Д. И. Дубровский,

В. В. Вержбицкий, Г. Г. Вдовиченко, И. И. Гришкин,

Н. И. Жуков, А. М. Коршунов и др.), общим является истолкование информации на базе процессов отражения в самоуправляемой, самоорганизующейся системе, определение информации как вида отражения, функции, кода. Таким образом, обе концепции являются существенным вкладом в развитие теории отражения, однако единую точку зрения о природе информации выработать не позволяют.

Подводя предварительный итог, можно отметить, что в рамках метафизического проекта науки в настоящее время сформулировано множество концепций и подходов, раскрывающих природу информации как с идеалистических, так и с материалистических позиций. Представленные концепции и подходы являются полностью обоснованными и непротиворечивыми, а следовательно, имеют право на существование. Можно также отметить, что в данных концепциях наряду с понятием «информация» используются также понятия «коинформация» (достояние дедуктивных и индуктивных теорий, где информация аксиоматизируется), «негинформация» (неопре-

деленность в системе), «метаинформация» (информация об информации - иерархия обобщения). В то же время вопрос о раскрытии материальной и идеальной природы информации оказывается не решен.

В противоположность метафизической модели мира (Универсума) для диалектической модели мира (Космоса - Лада) развитой в трудах диалектиков древности: Анаксагора, Платона, Аристотеля, а в дальнейшем - их последователей, Византийских и Древнерусских философов, славянофилов, а позже русских философов-космистов, исторически основополагающими явились: принцип единства мира, совершенства всеобщей связи явлений, принцип отражения, принцип познаваемости действительности. В диалектической научной рациональности знание выступает как образ мира, имеющий свой прообраз - реально существующий мир, в то время как в метафизической научной рациональности знание выступает как репрезентация действительности - приведение в соответствие полученных фактов посредством аксиом и выдвигаемых исследователем теорий. В диалектической рациональности образ мира в научном знании есть результат его объективного отражения. По своей

форме образ идеален, субъективен, по содержанию же он не имеет самостоятельного бытия вне отношения к объекту отражения, т. е. к прообразу. Мир движется и развивается за счет внутренне присущих ему источников.

Необходимо также отметить, что в результате развития исследований явления энтропии, а также статистических и динамических явлений развития и роста упорядоченности (работы Р. Клаузиуса, Л. Больцмана, Р. Хартли, К. Шеннона, Э. Шредингера, Л. Бриллю-эна, Ст. Бира и др.), в диалектической научной рациональности в настоящее время основополагающим выступает негэнтропийный принцип информационной реальности. Принцип был сформулирован Н. М. Чу-риновым в 1986 г.

1. Данный принцип предполагает понимание информационной реальности как содержание мира, диалектически находящего свое завершение, законченность в оформлениях совершенства (космических оформлениях). При этом оформления совершенства (упорядоченность, системность, организованность, сложность и т. д.) выступают как характеристики законченности всеобщей связи явлений. Оформления же совершенства в качестве космических оформлений имеют отношение к диалектическому, космическому проектам науки.

2. Негэнтропийный принцип информационной реальности утверждает, что информационная реальность обладает онтологической модальностью, заключающейся в ее способности вносить отрицательный вклад в энтропию.

3. Отрицательный вклад в энтропию показывает, что онтологическая модальность информационной реальности задает векториальные свойства процессу разрешения диалектических противоречий.

4. Негэнтропийный принцип информационной реальности является обобщением негэнтропийного принципа информации и принципа имманентности организации, в полной мере учитывающим особенности действия статистических и динамических закономерностей, двух механизмов производства упорядоченности Э. Шредингера.

5. Данный принцип имеет в виду понятие «энтропия» в его широком, развитом значении, включающим понятия «информационная энтропия», «социальная энтропия» и т. д.

6. Данный принцип утверждает, что отрицательный вклад в энтропию представляет собой способ, которым информационная реальность обнаруживает свою определенность.

7. В обратном значении негэнтропийный принцип информационной реальности утверждает, что энтропия обладает своей собственной онтологической модальностью, заключающейся в том, что она (энтропия) может вносить отрицательный вклад в содержание негэнтропии [6, с. 92 - 93].

Таким образом, согласно диалектической модели мира, всеобщая связь явлений раскрывается единством, тождеством связей и отношений. В своей полноте она выступает как совершенство, из которого ничто не может быть произвольно изъято и вынесено за пределы всеобщей связи и ничто не может быть взято из-за пределов всеобщей связи и помещено в содер-

жание всеобщей связи. И поскольку полнота совершенства неисчерпаема, многогранна, постольку данная полнота должна заключаться и в отдельном, и в общем. Полнота совершенства заключена в отдельном как в оформлениях совершенства: в диалектическом противоречии, системности, организованности, упорядоченности, гармонии, красоте и т. д., в общем же -в совершенстве в целом и в единстве мира, в котором раскрывается неотделимость друг от друга всех оформлений совершенства, в их взаимопереходе и зависимости друг от друга [8, с. 144 - 145].

Соответственно диалектический проект науки в раскрытии сущности информации отвлекается от понятий ценности и количества, как ограничивающих факторов, и предполагает единство рационального и внерационального, материального и идеального. Каждое «оформление совершенства» всеобщей связи явлений рассматривается во всем многообразии и изменчивости проявляемых свойств, качеств, функций, характерных черт, атрибутов, особенностей и пр., составляющих определенность.

«Оформления совершенства» (Н. М. Чуринов), также иногда называемые «космическими оформлениями» (А. Ф. Лосев), являясь результатами реализации анти-энтропийных процессов, в сумме со свойственными им определениями представляют собой информационную реальность (в противоположность физической реальности).

Различение двух реальностей - физической и информационной, основывается на различении физической и информационной энтропии. Такое различение требует отказа от идеала физической реальности и соответствующих ему языка, принципов, методов и т. п.

Н. М. Чуринов отмечает, что понятие «информационная энтропия» - это не более высокий уровень обобщения по сравнению с понятием «физическая энтропия»... Ни одно не может рассматриваться как частный случай другого; они принадлежат к различным идеалам научного познания. И если понятию «физическая энтропия» (мера необходимого рассеяния энергии) соответствует понятие «энергия» (мера движения энергии), а понятию «информационная энтропия» соответствует понятие информатива то, следовательно, понятие «информатив» также не может рассматриваться как частный случай понятия «энергия». Таким образом, мы имеем тождество энтропии и энергии, относящееся к физической реальности, в другом же случае - тождество информационной энтропии и информатива, относящееся к информационной реальности. Но каждое из двух тождеств по-своему раскрывает внутреннюю связь движения и развития [5, с. 167 - 168].

Таким образом, «космические оформления»,

«оформления совершенства» (организация, системность, сложность и пр.) - это своего рода состояния информатива в рамках информационной реальности. Энтропийные процессы интерпретируются как процессы диалектического снятия противоположности между материальным и идеальным аспектами информационной реальности. Материальное и идеальное не могут существовать отдельно. Соответственно -свойства, качества, функции, особенности, характерные черты и пр., составляющие определенность

оформлений совершенства (системности, организо- формации, коинформации, негинформации, метаин-ванности, сложности, диалектического противоречия, формации и пр. гармонии, красоты и пр.), выступают как явления ин-

Литература

1. Бриллюэн, Л. Наука и теория информации / Л. Бриллюэн. - М., 1960.

2. Колмогоров, А. Н. Теория информации и теория алгоритмов / А. Н. Колмогоров. - М.: Наука, 1982.

3. Соколов, А. В. Общая теория социальной коммуникации / А. В. Соколов. - СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2002.

4. Хартли, Р. В. Л. Передача информации / Р. В. Л. Хартли // Теория информации и ее приложения. - М.: Физматгиз, 1959.

5. Чуринов, Н. М. Реальности: физическая и информационная / Н. М. Чуринов. - Красноярск: Сиб. аэрокос-мич. акад., 1995.

6. Чуринов, Н. М. Совершенство и свобода. - изд. 3-е, доп. / Н. М. Чуринов. - Новосибирск: СО РАН, 2006.

7. Чуринов, Н. М. Общество совершенное и общество свободное / Н. М. Чуринов // Теория и история. - 2009. - № 1 (15).

8. Чуринов, Н. М. Русский исследовательский подход / Н. М. Чуринов // Теория и история. - 2009. - № 1 (15).

9. Шеннон, К. Работы по теории информации и кибернетике / К. Шеннон. - М.: Иностр. лит., 1963.

Информация об авторе:

Корягин Валентин Викторович - аспирант кафедры философии, Сибирский государственный аэрокосмический университет им. академика М. Ф. Решетнева (СибГАУ), 8 913 588 38 93, koryagin.v.v@mail.ru.

Koryagin Valentin Viktorovich - post-graduate student at the Department of Philosophy of M. F. Reshetnev Siberian State Aero-space University.