Научная статья на тему 'Манипулятивная функция политических фразеологизмов'

Манипулятивная функция политических фразеологизмов Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
852
147
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС / ФРАЗЕОЛОГИЯ / МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ / POLITICAL DISCOURSE / PHRASEOLOGY / MANIPULATION OF CONSCIOUSNESS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Декатова Кристина Ивановна

Описывается роль языковых средств в манипуляции сознанием, рассматриваются мелиоративная и пейоративная манипулятивные функции фразеологизмов в политическом дискурсе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article describes the role of linguistic means in the manipulation of consciousness. The author considers the ameliorative and pejorative manipulative functions of phraseological units in political discourse.

Текст научной работы на тему «Манипулятивная функция политических фразеологизмов»

языкознание

К.и. ДЕКАТОВА (Волгоград)

манипулятивная

функция политических фразеологизмов

Описывается роль языковых средств в манипуляции сознанием, рассматриваются мелиоративная и пейоративная манипулятивные функции фразеологизмов в политическом дискурсе.

Ключевые слова: политический дискурс, фразеология, манипуляция сознанием.

Основной целью политической коммуникации является борьба за власть и политическое влияние. В этой борьбе успех ожидает того, кто умело использует все средства, позволяющие воздействовать на участников политического дискурса, кто эффективно применяет техники манипулирования сознанием. Скрытое воздействие на адресата в интересах говорящего возможно тремя способами: 1) искажением фактов, 2) нарушением логических законов, 3) использованием разных коммуникативных приемов. Анализ этих способов воздействия на взгляды и чувства людей позволил современным исследователям манипуля-тивных тактик и стратегий описать три уровня манипулирования сознанием: фактологический, логический и речевой (лингвистический) [2; 6; 13 и др.]. Следует отметить, что разграничение средств манипулирования сознанием на фактологические, логические и речевые является условным, поскольку, как правило, искусные политики-манипуляторы используют весь спектр возможных приемов (речевых и неречевых) для «тайного» изменения картины мира участников политического дискурса, формирования у них нужных манипулятору взглядов и оценок.

Понимая условность разграничения речевых и неречевых средств манипуляции сознанием, лингвисты все же стремятся определить границы объекта лингвистических исследований. в результате этих устремлений в научный обиход было введено понятие «речевая / лингвистическая / языковая манипуляция сознанием». Говоря о таком виде манипулирования, в отечественном языкознании по-разному описывают это коммуникативное действие. Приведем несколько дефиниций данного термина,

О Декатова К.И., 2019

сформулированные отечественными языковедами:

1) «речевое манипулирование связано как со скрытыми от адресата целями, так и с особой речевой организацией текста (техникой построения речи, в том числе с риторическими приемами), восприятие которого приводит к добровольному принятию адресатом решения, выгодного манипулятору» [6, с. 28];

2) «языковое манипулирование - это использование особенностей языка для скрытого воздействия на адресата в интересах говорящего» [9, с. 46];

3) речевая манипуляция (манипулирование) - «вид речевого воздействия, который осуществляется путем использования определенных ресурсов языка с целью скрытого влияния на когнитивную и поведенческую деятельность адресата в интересах манипулятора» [11, с. 36];

4) речевая манипуляция - «это скрытое воздействие с помощью речевых средств на широкую аудиторию с целью регулировать поведение и восприятие действительности» [7, с. 104];

5) языковое манипулирование - это «использование особенностей языка и принципов его употребления с целью скрытого воздействия на адресата в нужном для говорящего направлении» [2, с. 221].

Все вышеприведенные дефиниции объединяют такие признаки речевой манипуляции, как 1) скрытое от адресата воздействие на его сознание 2) с использованием речевых средств 3) в интересах манипулятора.

Поскольку речевое манипулирование - это сложное и разнообразное явление, то систематизация всех видов лингвистического воздействия является непростой проблемой в современной политической лингвистике. Решением этой проблемы занимались такие исследователи политического языка, как О.С. Иссерс, А.П. Сковородников, Г.А. Копнина, Е.И. Шей-гал, А.Д. Васильев, А.А. Казаков, Е.В. Сергеева, К.В. Никитина, Н.Э. Гронская и др. В результате их аналитической работы были описаны разные классификации коммуникативных манипулятивных тактик и приемов, используемых в политическом дискурсе. Следует отметить, что в ряду описанных коммуникативных средств воздействия на сознание говорящего находятся и устойчивые выражения [4, с. 88-90]. Данные единицы активно употребляются в политическом общении, посколь-

известия вгпу. филологические науки

ку они весьма эффективно выполняют такие функции политической коммуникации, как интегративная, ориентирующая, атональная и др. Экспрессивность, оценочность, общеизвестность значения фразеологической единицы делают ее удобным речевым средством манипуляции сознанием. Вербализируя мысль с помощью образных эмоционально-оценочных языковых единиц, содержание которых легко декодируется, манипулятор получает возможность без лишних усилий не только выразить свое отношение, но и «поделиться» им, незаметно навязать его собеседнику. Например, в нижеследующем материале, размещенном в газете «Новое время», А. Ермолин использует фразеологическую единицу для демонстрации своего негативного отношения к стремлению власти к тотальному контролю: Я в начале лета встречался с Якеменко, главным «по молодежи». Резюме было примерно такое: программы классные, готовы помогать. Условий три: никакого Запада, никаких скаутов, и всю политику определяем мы. <... > Думаю, что можно договариваться о том, какую часть дела отдать <... > Они далеко не все так контролируют, как нам кажется. Есть уровни, куда точно «костлявая рука Кремля» не дотянется (Новое время. 2008. 24 нояб.).

В данном отрывке сторонник либеральных воззрений употребляет устойчивое выражение рука Кремля - 'о политике властных кругов России'. Фразеологическая единица позволяет автору высказывания активировать в сознании читателя демонический образ идеологического оппонента - обобщенный образ руководителей страны, работающих в Кремле. Отрицательная оценка этого образа навязывается читателям вместе с мнением, что почти все сферы жизни молодежи, молодежная политика жестко контролируются приближенными к власти чиновниками. Расширение фразеологизма компонентом костлявая усиливает экспрессивность единицы и позволяет подчеркнуть, что влияние власти на молодежь, по мнению автора высказывания, не просто пагубное, а смертоносное. В данном случае очевидно манипулирование сознанием читателя на эмоционально-оценочном уровне.

Манипулятивные высказывания могут выполнять разные функции. Их типы нередко оказываются объектом исследования, проводимых в рамках современной политической лингвистики. Так, А.П. Сковородников, рассматривая манипулятивное воздействие на максимально высоком уровне абстрагирования от конкретного лингвистического мате-

риала, выделил два вида функций: «1) функция, которую можно назвать мелиоративной (возвеличительной), направленная на позитивную характеристику какого-либо объекта в широком смысле (лица, идеи, доктрины, партии, учреждения и т. д.); 2) функция, которую можно назвать пейоративной (уничижительной), направленная на негативную характеристику какого-либо объекта» [10, с. 159]. Анализ манипулятивных высказываний, содержащих фразеологизмы, позволил прийти к выводу, что фразеологические единицы нередко могут употребляться для представления «своих» идей - идей близких по идеологическим взглядам людей - в выгодном свете, а также для дискредитации «чужих» идей - идей идеологических противников. Иными словами, фразеологизмы в политической коммуникации могут выполнять манипулятивную функцию двух видов: мелиоративную и пейоративную.

Мелиоративную манипулятивную функцию фразеологические единицы, как правило, выполняют в высказываниях-презентациях партии, идей ее кандидатов, сторонников. Например: На патриотическом фланге есть только одна партия - ЛДПР. Мы голос народа, России. Поэтому, когда окончательно развеется навеянный пятой колонной дурман, весь народ проснется и страна встанет с колен, тогда наша партия, выражающая волю народа, встанет у руля власти и поведет Отечество к процветанию (За русский народ. 2017. № 4).

В данном фрагменте статьи для положительной характеристики партии избран фонетически модифицированный фразеологизм голос народа (исходная форма содержит компонент, восходящий к старославянизму глас), который образовался в результате редукции пословицы глас народа - глас божий 'мнение народа обычно выражает истину' [8, с. 115]. Фразеологизм позволяет объективировать мысль о том, что ЛДПР - это единственная патриотическая партия, которая знает истину, понимает чаянья народа и способна их высказать. Следует отметить, что это совсем не соответствует действительности, т. к. и левые партии (например, КПРФ), и центристские партии не устают повторять о своем патриотическом настрое и тоже считают себя выразителями народных идей. Однако в статье об этом «признаке» реальной действительности не упоминается. И в информационно редуцированном контексте, в результате селекции информации фразеологическая единица становится средством, помогающим объединить в сознании читателя поня-

языкознание

тия «представители ЛДПР» и «выразители истины и народных желаний». Более того, в статье весьма интересно объясняется, почему же «единственные» выразители воли народа до сих пор не находятся «у руля власти»: во всем виноват враг ЛДПР, предатели народа - пятая колонна, которая навевает дурман и не позволяет поставленному на колени народу привести к власти представителей либерально-демократической партии. Таким образом снимается ответственность за предыдущие провалы партии и с партийных кандидатов, и, конечно, с народа-избирателя.

Мелиоративную манипулятивную функцию фразеологические единицы в политической коммуникации выполняют реже пейоративной, поскольку самореклама менее эффективна в политической борьбе, чем дискредитация политического оппонента. Фразеологические единицы позволяют точно и ненавязчиво сформировать негативное отношение к политическому врагу, ассоциативно связать его образ, действия и идеи с отрицательной оценкой. С помощью фразеологизмов возможны дезинформация, диффамация оппонента, неоправданная генерализация, высмеивание и др. Так, автор статьи в «Новой газете», негативно характеризуя политическую реальность в России, обвиняет власть в неспособности быть честной со своими избирателями, неумении удержать власть, не обманывая граждан: В стране сложилась система, которой для обеспечения стабильности требуется, чтобы граждане жили в мире иллюзий. <... > реальность подрывает легитимность власти -слишком много возникает вопросов, на которые нет ответа. <...> И поэтому всей мощью пропагандистской машины население погружают в сон золотой, который, как и любой сон, имеет некоторые коннотации с реальностью, но совсем не прямые, а часто меняет ее знак (Нов. газ. 2018. 8 окт.).

Мир, в котором по вине власти оказались российские граждане, называется миром иллюзий, не содержащим страшных фактов, событий и явлений реальной действительности. власть общается с гражданами, высказывает свое мнение, но не так, как хотелось бы автору статьи, поэтому для номинации средства общения власти с народом избирается фразеологическое сочетание пропагандистская машина - 'четкая, подобно механизму организованная передача пропагандистской информации'. Такая номинация позволяет неявно внедрить в сознание мысль о том, что все, что говорит власть, - это популяризация и распространение в обществе посредством СМИ нуж-

ных правящим кругам политических идей, т. е. пропаганда. верить всему, что говорит власть, нельзя, поскольку это искаженное представление действительности, причем навязываемое технично, постоянно, насильно. Фразеологическая номинация оказалась эффективным средством обвинения власти и формирования у некритично мыслящего читателя недоверия к речам представителей власти.

Мелиоративную манипулятивную функцию нередко выполняют политические фразеологизмы, т. е. устойчивые единицы, «генетически связанные с политическим дискурсом и номинирующие исключительно политические реалии» [3, с. 72]. К таким фразеологическим единицам можно отнести, например, фразеологизмы-ярлыки, используемые в политических баталиях представителями разных партий для номинации и характеристики враждебных сил. Так, реагируя на призыв члена санкт-петербургского бюро партии «Яблоко» Бориса Вишневского к руководству ПАРНАСа покаяться в содеянном в 1990-е гг., Борис Немцов не только парирует слова Б. Вишневского, но и не упускает возможность охарактеризовать главного своего политического врага - представителей правящей партии «Единой России»: В стране свирепствует коррупция, -восклицает Борис Немцов, - Построено полицейское государство лукашенковского типа. Вождь партии жуликов и воров пакует чемоданы <... > А партия «Яблоко» продолжает заниматься любимым делом - бороться с оппозицией (Правда. 2011. 21 авг.).

Ярлык партия жуликов и воров, активно используемый выразителями как правых, так и левых взглядов, безапелляционно навязывает негативное отношение к единороссам и является диффамацией: с помощью такой номинации вербализируется мысль о том, что в правящей партии полностью отсутствуют честные и порядочные люди. Такого рода политические фразеологизмы являются одновременно и средством манипуляции, и средством выражения агрессии. однако, говоря о манипулировании с помощью средств выражения речевой агрессии, следует разграничивать понятия «речевая манипуляция» и «речевая агрессия». Как справедливо было отмечено Г.А. Коп-ниной, «приемы речевой агрессии <...> могут использоваться в качестве манипулятив-ных. <...> Однако манипулирование чаще не агрессивно по форме, поскольку ориентировано на то, чтобы сам факт воздействия не был замечен адресатом» [6, с. 28]. Этим объясняется тот факт, что одним из наиболее частотных средств манипулирования сознанием вы-

известия вгпу. филологические науки

ступают фразеологические единицы, выражающие иронию. Их мелиоративная манипуля-тивная функция реализуется за счет неявного, осторожного воздействия на мнение собеседника. Например, автор статьи «Независимой газеты», используя ряд коммуникативных манипулятивных приемов и изобразительно-выразительных средств, в том числе и фразеологизм светлое будущее - 'о счастливом грядущем (обычно коммунизме)' [8, с. 70], «разъясняет» читателю: советское руководство было настолько цинично, что для сохранения своего влияния шло на откровенный обман своего народа, продолжая поддерживать советские мифы при полном неверии в них: . советское государство пошло на то, что поддерживало убеждения, традиционные для религии: каждому советскому гражданину на том свете, то есть в светлом будущем, воздастся по заслугам. Эта вера исключала все сомнения в легитимности правительства и системы управления в целом (Независ. газ. 2018. 27 марта).

Фразеологизм светлое будущее в данном контексте приобретает значение 'то время, которое будет после смерти', т. е. такое время, которое никогда не наступит. Это помогает автору выразить ироническое отношение к идео-логеме советской эпохи и нанести скрытый удар по системе ценностей, объединявшей людей в прошлом столетии и объединяющей в новое время оставшихся сторонников коммунистических политических сил.

Таким образом, фразеологические единицы в политическом дискурсе могут быть средством неявного воздействия на сознание участников коммуникации. Использование фразеологизмов в манипулятивных высказываниях позволяет навязать определенную, нужную манипулятору интерпретацию действительности «в легкой манере». Фразеологическая единица, являясь вербальным кодом с ярким, вызывающим эмоции, запоминающимся образом, -весьма эффективный снаряд в арсенале оружия политического манипулятора. Дальнейшее изучение роли фразеологизмов в мани-пулятивных высказываниях позволит выявить степень их участия, их значение в реализации различных тактик и приемов манипуляции сознанием в политическом дискурсе.

Список литературы

1. Васильев А.Д. Игры в слова. Манипулятив-ные операции в текстах СМИ. СПб.: Златоуст, 2015.

2. Гронская Н.Э. Языковые механизмы манипулирования массовым политическим сознанием // Вестн. Нижегор. ун-та им. Н.И. Лобачевского. Сер.:

Международные отношения, Политология, Регио-новедение. 2003. № 1. С. 220-231.

3. Декатова К.И. Фразеологическое значение как средство изучения политической картины мира // Жизнь фразеологии - фразеология в жизни. Кострома: Изд-во Костром. гос. ун-та, 2018. С. 70-78.

4. Казаков A.A. Способы языкового манипулирования в политическом медиадискурсе: попытка систематизации // Полит. лингвистика. 2013. № 3(45). С. 87-90.

5. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. М.: ЭКСМО-Пресс, 2001.

6. Копнина Г.А. Речевое манипулирование: учеб. пособие. М. : ФЛИНТА, 2012.

7. Никитина К.В. Речевая манипуляция как предмет лингвистического исследования // вестн. Башкир. ун-та. 2006. Т. 11. № 4. С. 104-106.

8. Русская фразеология: историко-этимологи-ческий словарь / сост. А.К. Бирих, В.М. Мокиенко, Л.И. Степанова. 3-е изд., испр. и доп. М.: Астрель: АСТ: Люкс, 2005.

9. Сергеева Е.В. К вопросу о некоторых мани-пулятивных приемах в текстах предвыборной агитации (на материале кампании 2011 г.) // Полит. лингвистика. 2012. № 2(40). С. 46-52.

10. Сковородников А.П. Языковое насилие в современной российской прессе // Речевое манипулирование: учеб. пособие. М.: ФЛИНТА, 2012. С. 158-170.

11. Сковородников А.П., Копнина Г.А. Способы манипулятивного речевого воздействия в российской прессе // Полит. лингвистика. 2012. № 3(41). С. 36-42.

12. Сорокина А.С. Языковое манипулирование в различных типах англоязычного дискурса // Лингвистические и экстралингвистические проблемы коммуникации: теоретические и прикладные аспекты: межвуз. сб. науч. тр. Саранск: Изд-во Морд. унта, 2011. Вып. 8. С. 41-53.

13. Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса: дис. ... д-ра филол. наук. Волгоград, 2000.

Интернет-источники

За русский народ: общественно-политический журнал ЛДПР [Электронный ресурс]. URL: https:// ldpr.ru/static/uploads/b91a3ddc4b_gumal42017.pdf (дата обращения: 14.01.2019).

Независимая газета [Электронный ресурс]. URL: http://www.ng.ru/stsenarii/2018-03-27/9_7198_ opposition.html (дата обращения: 30.01.2019).

Новая газета [Электронный ресурс]. URL: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/10/08/78107-vazhneyshee-iz-iskusstv (дата обращения: 06.01.2019).

Новое время [Электронный ресурс]. URL: https://newtimes.ru/articles/detail/3260/ (дата обращения: 25.01.2019).

Правда [Электронный ресурс]. URL: https:// www.pravda.ru/politics/parties/other/21-08-2011/1088 649-0/ (дата обращения: 22.01.2019).

* * *

1. Vasil'ev A.D. Igry v slova. Manipulyativnye operacii v tekstah SMI. SPb.: Zlatoust, 2015.

2. Gronskaya N.E. Yazykovye mekhanizmy ma-nipulirovaniya massovym politicheskim soznaniem // Vestn. Nizhegor. un-ta im. N.I. Lobachevskogo. Ser.: Mezhdunarodnye otnosheniya, Politologiya, Regiono-vedenie. 2003. № 1. S. 220-231.

3. Dekatova K.I. Frazeologicheskoe znachenie kak sredstvo izucheniya politicheskoj kartiny mira // Zhizn' frazeologii - frazeologiya v zhizni. Kostroma: Izd-vo Kostrom. gos. un-ta, 2018. S. 70-78.

4. Kazakov A.A. Sposoby yazykovogo mani-pulirovaniya v politicheskom mediadiskurse: popyt-ka sistematizacii // Polit. lingvistika. 2013. № 3(45). S. 87-90.

5. Kara-Murza S.G. Manipulyaciya soznaniem. M.: EKSMO-Press, 2001.

6. Kopnina G.A. Rechevoe manipulirovanie: ucheb. posobie. M. : FLINTA, 2012.

7. Nikitina K.V. Rechevaya manipulyaciya kak predmet lingvisticheskogo issledovaniya // Vestn. Bashkir. un-ta. 2006. T. 11. № 4. S. 104-106.

8. Russkaya frazeologiya: istoriko-etimologi-cheskij slovar' / sost. A.K. Birih, V.M. Mokienko, L.I. Stepanova. 3-e izd., ispr. i dop. M.: Astrel': AST: Lyuks, 2005.

9. Sergeeva E.V. K voprosu o nekotoryh mani-pulyativnyh priemah v tekstah predvybornoj agitacii (na materiale kampanii 2011 g.) // Polit. lingvistika. 2012. № 2(40). S. 46-52.

10. Skovorodnikov A.P. Yazykovoe nasilie v so-vremennoj rossijskoj presse // Rechevoe manipulirovanie: ucheb. posobie. M.: FLINTA, 2012. S. 158-170.

11. Skovorodnikov A.P., Kopnina G.A. Sposoby manipulyativnogo rechevogo vozdejstviya v rossijskoj presse // Polit. lingvistika. 2012. № 3(41). S. 36-42.

12. Sorokina A.S. Yazykovoe manipulirovanie v razlichnyh tipah angloyazychnogo diskursa // Ling-visticheskie i ekstralingvisticheskie problemy kom-munikacii: teoreticheskie i prikladnye aspekty: mezh-vuz. sb. nauch. tr. Saransk: Izd-vo Mord. un-ta, 2011. Vyp. 8. S. 41-53.

13. Shejgal E.I. Semiotika politicheskogo diskursa: dis. ... d-ra filol. nauk. Volgograd, 2000.

Internet-istochniki

Za russkij narod: obshchestvenno-politicheskij zhurnal LDPR [Elektronnyj resurs]. URL: ttps://ldpr. ru/static/uploads/b91 a3ddc4b_gurnal42017.pdf (data obrashcheniya: 14.01.2019).

Nezavisimaya gazeta [Elektronnyj resurs]. URL: http://www.ng.ru/stsenarii/2018-03-27/9_7198_opposi tion.html (data obrashcheniya: 30.01.2019).

Novaya gazeta [Elektronnyj resurs]. URL: https:// www.novayagazeta.ru/articles/2018/10/08/78107-vazh neyshee-iz-iskusstv (data obrashcheniya: 06.01.2019).

Novoe vremya [Elektronnyj resurs]. URL: https:// newtimes.ru/articles/detail/3260/ (data obrashcheniya: 25.01.2019).

Pravda [Elektronnyj resurs]. URL: https://www. pravda.ru/politics/parties/other/21-08-2011/1088649-0/ (data obrashcheniya: 22.01.2019).

The manipulative function of political idioms

The article describes the role of linguistic means in the manipulation of consciousness. The author considers the ameliorative and pejorative manipulative functions of phraseological units in political discourse.

Key words: political discourse, phraseology, manipulation of consciousness.

(Статья поступила в редакцию 01.02.2019)

о.в. рубцова

(Саранск)

языковая концептуализация категории пространства

Сложный синтез взаимоотношений индивида с окружающим его пространственным миром оказывает огромное влияние на языковое оформление концепта «пространство» и относится к числу фундаментальных понятий, а следовательно, к понятию пространственной картины мира.

Ключевые слова: пространство, языковая картина мира, категории пространственных отношений, языковые единицы.

Языковая репрезентация концепта «пространство», представленного достаточно разноречиво и многопланово в лингвистических и в философских исследованиях, опирается на особенные, характерные для конкретного человека или группы людей пространственные отношения и их влияние на сознание и языковое оформление концепта индивидом как через наивно-бытовое восприятие и толкование, так и посредством некоторых строго научных методов, понятий и единиц, свойственных различным областям познания: «Пространственная картина мира многослойна: она включает в

О Рубцова О.В., 2019

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.