Научная статья на тему 'Любовь как общечеловеческая ценность и духовная потребность'

Любовь как общечеловеческая ценность и духовная потребность Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
8281
341
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЛЮБОВЬ / LOVE / ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ / PANHUMAN VALUE / ДУХОВНАЯ ПОТРЕБНОСТЬ / ОБЩЕНИЕ / COMMUNICATION / ГЕДОНИЗМ / ПОЛОВОЕ ЧУВСТВО / SEXUAL FEELING / HEDONISTIC

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Кафаров Тельман Эмиралиевич

Статья посвящена рассмотрению любви как важнейшего проявления человеческой духовности. Широкое распространение в современном обществе апатии, злобы, ненависти и насилия, с одной стороны, гедонистических и эгоистических устремлений с другой, обуславливают актуальность проблемы. Указывается на распространяющиеся деформации в понимании любви, извращения ее гуманистической и нравственной сути. Между тем проблема связана с духовным и физическим здоровьем молодёжи, понимание любви которой коррелируется её психическими и возрастными особенностями. Подчеркивается универсализм, многоаспектность любви и уникальность её проявления и переживания конкретной личностью. Представлены различные трактовки объекта исследования, на которых сказываются и господствующие умонастроения эпохи. Утверждается, что в понимании любви следует избегать жестко монистического или дуалистического подхода придерживаясь принципа взаимосвязи и взаимодействия физического (телесного) и духовного. Из изложенного следует вывод: любовь как бытийное определение человека связана с такой фундаментальной потребностью как общение. Более того, любовь задает самую высокую планку общения, делая его бескорыстным, прозрачным и безоглядным. Следовательно, подлинная любовь, если даже она безответная одухотворяет человека, обнаруживает в нем душевную щедрость, альтруизм, соучастие и сопереживание.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Любовь как общечеловеческая ценность и духовная потребность»

12. Al' Gazali Abu Khamid. Voskreshenie nauk o vere [The resurrection of the Sciences of faith]. Moscow, Nauka, 1980, 376 p.

13. Trimingem Dzh. Sufiyskie or deny v islame. Moscow, Nauka, The main edition of Oriental literature, 1989, 328 p., pp. 37-63.

14. ^aumkin V. Traktat Gazali "Voskreshenie nauk o vere" [Tthe Treatise of al-Ghazali "The revival of the Sciences on faith". In: Al' Gazali Abu Khamid. Voskreshenie nauk o vere [The resurrection of the Sciences of faith]. Moscow, Nauka, 1980, pp. 9-86.

15. Smirnov A.V. Velikiy sheykh sufizma [the Great Sheikh of Sufism]. Moscow, Nauka, Vostochnaya literatura, 1993, 328 p.

16. Nasyrov I.R. Zhizn' i uchenie Ibn Arabi [Life and teachings of Ibn Arabi]. In: Ibn Arabi. Izbrannoe [Favorites]. Vol. 1. Transl. from Arabian. Moscow, Yazyki slavyanskoy kul'tury: OOO "Sadra", 2013, pp. 9-48.

17. Minnullin I., Minvaleev A. Sufizm v sovetskom Tatarstane: k postanovke problemy [The Sufism in the Soviet Tatarstan: problem statement], available at:

https://wayter.wordpress.com/2011/03/07/суфизм-в -советском-татарстане

18. Akaev V.Kh. Sheykh Kunta-Khadzhi Kishiev: zhizn' i uchenie [Sheikh Kunta-Haji Kishiev: life and teachings]. Grozny, State the editorial and publishing complex "Ichkeria", 1994, 128 p., pp. 25-26.

19. Akaev V.Kh. Islamskoe vozrozhdenie v Chechenskoy Respublike [The Islamic Renaissance in the Chechen Republic]. Grozny, Groznenskiy rabochiy, 2011, 48 p.

20. Akaev V.Kh. Sufizm v kontekste arabo-musul'manskoy kul'tury [Sufism in the context of the Arab-Muslim culture. Dissertation for the degree of Doctor of History]. Rostov-on-Don, 2004, 390 p.

21. Akaev V.Kh. Sufiyskaya kul'tura na Severnom Kavkaze: teoreticheskie i prikladnye aspekty [Sufism culture in the North Caucasus: theoretical and applied aspects]. Grozny, Book Publishing House, 2011, 208 p.

22. Svyashchennyy Koran. Smyslovoy perevod s kommentariyami [The Holy Qur'an. Semantic translation with commentary]. Ed. by D. Mukhetdinov. Moscow, Medina, 2015, 1888 p., pp. 1142.

15 декабря 2016 г.

УДК 130.123

ЛЮБОВЬ КАК ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ И ДУХОВНАЯ ПОТРЕБНОСТЬ

Т.Э. Кафаров

DOI 10.18522/2072-0181-2017-89-1-36-42

В арсенале человеческой менталь-ности существуют вопросы, ценность которых в том и состоит, что человек постоянно задается ими. Но конкретно ответить на них сложно, поскольку ответ зависит от индивидуального жизненного опыта субъекта. Целью данной статьи является обоснование востребованности любви в современном обществе. Для реализации цели дается комплексная характеристика любви, определяется ее роль в духовном континиуме личности.

Вопросу о поле и любви, по мнению философа Н. Бердяева, как-то особенно не повезло, он был загнан в подполье. И только художественная литература отражала то, что накоплялось в человеческой душе, обнаруживала интимный опыт [1, с. 233]. И в Со-

Кафаров Тельман Эмиралиевич - доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии и истории Дагестанского государственного медицинского университета, 367000, Республика Дагестан, г. Махачкала, пл. Ленина, 1, e-mail: kafarov.56@mail.ru.

ветском Союзе было не принято говорить о любви, рассматривая ее преимущественно как сексуальные отношения. Исключением был патриотизм как любовь к Родине. Ныне наблюдается другая крайность: апология сексуальных отношений, которые сведены к чистой физиологии. Неудивительно, что в современных СМИ нередко секс и насилие выступают как "близнецы - братья". Это создает у молодежи превратные представления о любви.

Любовь - недостаточно изученная область человеческого бытия, несмотря на то, что в искусстве эта проблема - одна из главных. Да и в истории философской мысли трудно найти автора, уклонившегося от рассуждений об этом удивительном феномене. В контексте данной статьи несомненный

Telman Kafarov - Daghestan State Medical University, 1, Lenin Square, Makhachkala, Republic Daghestan, 367000, e-mail: kafarov.56@mail.ru.

интерес представляют исследования Ю. Рю-рикова, Э. Фромма, К. Льюиса, посвященные разным аспектам рассматриваемой проблемы [см. 2-4].

Не понимая любви, невозможно понять и самого человека, поскольку "страсть любить - это самое существенное проявление человеческих положительных, жизнеутверждающих влечений" (Э. Фромм).

Широкое распространение равнодушия, апатии, злобы, зависти свидетельствует об огромном дефиците любви в современном цивилизованном обществе. Безудержный гедонизм и крайний эгоизм становятся руководящими принципами для значительной части современного общества.

Вместе с тем в безличной атмосфере постиндустриального общества растет число людей, страдающих от чувства одиночества -одиночества "одинокой толпы" (В. Франкл). Понятно, что возникает сильное желание компенсировать этот недостаток тепла близостью. Люди нуждаются в интимности, она столь настоятельна, что человек ищет ее любой ценой. А от чувственной интимности всего лишь шаг до сексуальной неразборчивости.

Н.И. Бердяев писал: "Любовь так искажена, профанирована и опошлена в падшей человеческой жизни, что стало почти невозможным произносить слова любви, нужно найти новые слова" [1].

В условиях всеобщей раскрепощенности личности и информационной открытости общества сфера интимных отношений перестает быть "вещью в себе". Проблемы этой сферы связаны как с физическим, так и духовно-нравственным здоровьем молодежи. Подростковый возраст и юность - это периоды, когда настоящее в своем гедонистическом аспекте гораздо более значимо, чем в других возрастах. У подростков доминирует ориентация на получение удовольствия в текущем моменте, их несильно заботят последствия своих действий и поступков. Подростки импульсивны и их в большей степени привлекает и интересует внешний вид, а не внутреннее содержание [5, с. 39]. В связи с этим весьма актуальным становится вопрос о том, что является нормой в половых отношениях, а что аномалией, что и почему есть должное в этой области, а что запретное. Ответ на этот вопрос предполагает обращение к медицине, праву, этике, религии, психологии, культуре народа.

Между тем любовью может быть отмечена человеческая деятельность во всех ее проявлениях, более того, она может быть побудителем этой деятельности, ее стимулом, источником энергии.

Мир любви по своей сути неисчерпаем. У нее нет границ: "Любви все возрасты покорны". При этом каждый индивид обладает особым искусством любить. Любовные проявления бывают уникальными по объекту и своему содержанию: половая любовь, любовь к родителям, детям, близким, Отечеству, Богу, а также любовь к власти, труду, искусству, науке, образованию, философии. Любовь является сложным комплексным феноменом, поскольку возникает в пространстве соприкосновения противоположных начал: индивидуального и универсального значимого. В ней сходятся в единое целое физиологическое и психическое, личное и социальное, индивидуальное и общечеловеческое, прошлое и настоящее, земное и божественное. Такой пограничный характер феномена любви породил в истории культуры многочисленные типологии ее форм, построенных на основании различных критериев. Так, древнекитайская типология включает в себя широкий спектр видов любви от эротической влюбленности, чадолюбия и патриотизма до меломании и "любви к небу, усеянному звездами". Для религиозной традиции характерно дихотомическое разделение любви на земную (грешную) и небесную (праведную и святую). В контексте этой традиции А. Августин, видный представитель средневековой философии, выделял три формы любви: любовь человека к Богу, любовь к ближнему и любовь Бога к человеку. Истинная любовь может быть только к Богу, ибо любимо непреходящее, вечное. Более того, согласно Августину, вся любовь к людям, вещам в этом мире истинна только тогда, когда она во имя Бога, а не во имя человека. Кто любит Бога, тот любит и себя. Р. Декарт различал любовь - привязанность, когда объект любви ценят меньше, чем себя; любовь - дружбу (другого ценят наравне с собой) и любовь -благоговение (объект любви ценят больше самого себя) [6].

Любовь, пожалуй, самая таинственная и парадоксальная реальность и потенция, с которой сталкивается практически каждый человек. Это совершенно необычное ощущение в человеческой жизни, где нет никаких

расчетов, жестких правил и предписаний; психологическое состояние, характеризующееся особой чувственностью внутриинтимных связей и отношений между людьми. Об исключительной роли любви в судьбе человека известно каждому.

Человеку, никогда не испытавшему чувство любви, бесполезно объяснить, что это такое: если полюбит - узнает. Человек, однажды переживший состояние любви, не нуждается в каких-либо разъяснениях и объяснениях. Он любит потому, что не может не любить, даже когда обнаруживается, что любимый на самом деле не обладает особыми достоинствами.

Очевидно, что любви свойственна идеализация своего предмета, который представляется любящему совершенно в другом свете, нежели его видят посторонние люди (Воистину, чтобы понять красоту Лейли нужно смотреть на нее глазами Меджнуна).

Возникающая любовь, как правило, связана с преодолением серьезных препятствий. Почти вся художественная литература построена на описании этого конфликта. По Бердяеву, любви присущ глубокий внутренний трагизм в пределах этого мира, поскольку самая сильная любовь весьма часто бывает неразделенною и несчастной.

Вместе с тем любовь представляется как своего рода морально-нравственный генератор радостных переживаний и наслаждений, источник истинного счастья.

Любовь - это форма продуктивной деятельности, что предполагает проявление интереса и заботы, познание, душевный отклик, изъявление чувств, наслаждение. Она возбуждает и усиливает ощущение полноты жизни; это процесс самообновления и самообогащения.

Бесспорно, она служит источником вдохновенных, благородных отношений между людьми. Любовные отношения имеют свои законы возникновения и существования, хотя они не совсем подвластны разуму и логическим соображениям. Но в подлинной любви не может быть произвола - в ней всегда есть смысл, предназначение и призвание. Она придает высший смысл человеческой жизни, играя судьбоносную роль. Любовь рождается как стремление преходящего к вечному, смертного к бессмертному.

Правомерно ли ставить вопрос о смысле любви? Ведь она "случается", к тому же неожиданно. Воспринимается же она как "боже-

ственный дар" и своего рода вознаграждение, как гром среди ясного неба - вдруг приходит без каких-либо видимых на то причин. Как заметил Кант, нельзя любить из желания любить или из долга любить; любить можно только по движению души, т.е. по склонности. Таинство, загадочность любви способствовали ее мистификации. Поэт К.Бальмонт писал: "У любви нет человеческого лица, у нее только есть лик Бога и лик Дьявола". Такое видение вовсе не безосновательно. Тем не менее, у настоящей любви есть свои законы, свой смысл как особый тип отношения к жизни. Законы полового притяжения так же объективны, как и природные законы. Мужчина и женщина обретают внутреннее единство в гармоническом слиянии полярностей. И хотя пол - явление всеобъемлющее, охватывающее всю живую природу, но в человеческой жизни эротический мотив приобретает качественно иное звучание, чем в животном мире. В обществе он звучит гораздо напряженнее, драматичнее и возвышеннее.

В сущности речь идет как бы об идее слияния душ, когда душа любящего живет в душе любимого и при этом обретает самое себя. Ведь в обычном состоянии человек просто не может ощущать чувства другого человека, тем более пережить их. И только в апогее сильной любви есть какое-то таинственное состояние мистической слитности влюбленных друг с другом. По меткому замечанию Фромма, в любви реализуется парадокс: "два существа становятся одним, и одновременно их двое". Правда, в своем рассказе "Одинокие" Мопассан пишет: "Есть перегородка в нашей душе, которую не в силах переступить душа другого, есть черта, отделяющая нас от мира, которую не перейдет никто". Мы всегда "одинокие" духовно, мы никогда не сливаемся с другими до полного, конечного единства души и тела, такое единство недостижимо в плоскости естественного бытия.

Любовь, как и совесть, имеет дело с абсолютно индивидуальным бытием. Жизнь по совести - это всегда индивидуально-личная жизнь в соответствии с конкретной ситуацией. Подобно тому, как совесть открывает "то, что надо", так и любовь открывает единственное, что возможно: уникальные возможности любимого человека.

Это одно из немногих проявлений человека, где он способен почувствовать и пережить свою абсолютную незаменимость.

Во многих социальных ролях и функциях конкретного человека можно заменить, но только не в любви. В этой сфере жизни индивид имеет высшую ценность, высшее значение по сравнению со всем остальным. Здесь человек - не функция, а он сам, в своем конкретном и непосредственном абсолюте. Чувство любви неизбежно сопровождается ощущением абсолютной единственности любимого. Любовь в этом смысле всегда относится к единичному, а не к общему. Эту особенность отмечает известный французский мыслитель А. Камю: "...я не знаю иной любви, кроме той смеси желания, нежности и интеллекта, что привлекает меня к данному конкретному существу. Для иного существа другим будет и состав смеси..." [7]. Именно потому только в любви человек может почувствовать смысл своего существования для другого и смысл существования другого для себя. Таким образом, любовь - индивидуальное и в то же время возвышающееся над индивидуальным эгоизмом чувство.

У одного из племен австралийских аборигенов отсутствует слово "любовь", но это чувство передается описательно особым словосочетанием: "получать радость вместе". В этом контексте небезосновательно предположение, что слово "счастье" первоначально вобрало в себя эротический смысл, так как означало обретение утраченной ранее "части", слияние с которой возвращает ощущение целостности, полноты жизни [8].

Напряженность любовного устремления по воссоединению со второй половиной бытия Платон иллюстрирует в мифе об ан-дрогинах - существах, соединявших когда-то в себе две половинки - мужскую и женскую. Андрогины за их самостоятельность и непокорность были расчленены Зевсом надвое. Половинки существ стали с вожделением стремиться друг к другу. В отсутствие второй половины адрогины бездействовали, умирали от голода и жажды. С тех пор, отмечает Платон, "когда кому-либо случается встретить как раз свою половину, обоих охватывает такое поразительное чувство привязанности, близости и любви, что они поистине не хотят разлучаться даже на короткое время. И люди, которые проводят вместе всю жизнь, не могут даже сказать, чего они, собственно, хотят друг от друга" [9].

Видимо, каждый одержим стремлением "слиться сплавиться с возлюбленным в единое

существо". С той поры каждая из половинок ищет свою утраченную кровную часть, чтобы опять соединиться и восстановить былую самодостаточность.

Андрогинизм - коренное свойство человека. Реальный человек никогда не бывает только мужчиной или только женщиной. Оба начала, мужское и женское, в нем со-причаствуют. И в каждом реальном человеке какое-нибудь одно из двух начал преобладает. Человек, таким образом, существо или муже-женское или женомужское; причем само сложение двух начал в каждом лично, т.е. единственно и неповторимо. Во всем этом вместе взятом и заключена потенция личной любви.

Метафизическое учение о первоначальном андрогонизме каждого из нас подтверждается и психофизиологическим учением о бисексуальности. Согласно Фрейду, у каждого нормального индивидуума мужского или женского пола присутствуют следы полового аппарата противоположного пола. Следы эти или остаются только в виде рудиментарных органов, не выполняя никакой функции, или преобразуются, берут на себя другие функции. Из этих уже давно известных анатомических фактов, - пишет отец психоанализа, -вытекает учение о первоначальной бисексуальной основе организма, причем эта бисексуальность только в течение последующего развития преобразуется в моносексуальность с ничтожными остатками неразвитого пола [10].

Любовь выступает как воплощенная целостность, в которую человек включает наряду с собой и другого человека. Здесь обнаруживается принципиальное отличие любви от ненависти, при которой человек рассматривает себя как целое, совершенно отделенное от другого. При этом любовь действует в мире как бесшумная созидательная сила, а ненависть - как громогласное разрушение, которое гасит бытие в нашем существовании и уничтожает само это существование (К. Ясперс).

Смысл любви - не в статике устроения личной жизни, а в динамике движения жизни, ее постоянном творчестве. Без нее не раскрывается полностью жизненный потенциал человеческой личности. Любовь - одна из немногих сфер общественного бытия, в которой человек становится гуманнее, нежнее, душевнее, умнее и сильнее.

Она выступает важным фактором единения людей, становится своеобразным ду-

ховно-нравственным катализатором их естественного сближения, устраняя препятствия, отделяющие одного от другого, бескорыстно соединяя их в единый союз. Любовь укрепляет интерес человека к социальной жизни, пробуждая у него заботу о других людях. Она как духовно-телесное влечение человека помогает ему преодолеть чувство внутренней самоизоляции и одиночества, поскольку любовь всегда персонифицирована человеком, идеями или другими началами (например, любовь к другому человеку, Богу, Родине и т.д.). Правда, И. Кант рассматривал чувство любви как эмпирическое состояние, ставящее человека в зависимость от объекта, от своих наслаждений и влечений. И отсюда вывод: любящий - раб своей страсти и, следовательно, не свободен. Действительно, управляемый безрассудной страстью, человек может полностью потерять контроль над своими действиями, оказаться в плену своих чувств. Однако подлинный смысл любви открывается натуре сильной, которая не поглощается этим чувством, а одухотворяется и раскрепощается. В этом смысле любовь является свободным проявлением человеческой сущности (любовь - дитя свободы) и дает свободу от низменного и закрепощающего в самом человеке. Она ведь не терпит абсолютно никакого внешнего воздействия, поскольку невозможно навязывание, нормирование или корректирование любовных чувств. Запретить любить так же невозможно, как и заставить любить по директиве.

Духовность, свобода и ответственность - важнейшие субстанциональные ценности, которые конституируют человека в этом качестве. Любовь предполагает определенный синтез этих составляющих, пронизанных эмоционально-чувственной энергетикой.

Философия рассматривает любовь преимущественно как феномен рационального знания, его место в творческой активности и аксиологической значимости субъекта. Любовь истолковывается как очень сложное и глубокое душевное переживание человека в результате самозабвенного эмоционально-чувственного взаимовлечения. Это глубоко индивидуальное ощущение изъявления внутреннего тепла тонких душевных человеческих чувств. Любовь определяется не столько содержанием чувственного опыта, который, как правило, случаен, сколько развитостью человеческих качеств любящего. В то же вре-

мя она является и отражением духовного климата исторической эпохи или нравственного состояния конкретного общества.

Любовь - бытийное определение человека, поскольку она не имеет внешних причин для своего существования. Любят не за что-то, хотя психологически любовь всегда объясняют конкретными причинами, и любящий искренне верит, что его избранник самый красивый и самый умный. Одним словом, достаточно подумать о каком-нибудь достоинстве, чтобы найти его в любимом существе (Стендаль). На самом деле человек делает добро, поступает по совести не потому, что преследует такую цель, а потому, что он добр, совестлив и не может жить иначе. Любят не за что-то, любят потому, что не могут иначе, т.е. у любви есть метафизические основания.

Душу любящего переполняет огромная энергия, требующая выхода; он находится в стихии любви, в которой не только творит себя как человека, но и пытается творить других. Человек любит как метафизическое существо, когда он поднимается выше своей природной стихии. Вместе с тем, чувство любви неизбежно сопровождается ощущением абсолютной единственности любимого.

Между тем, любовь как фундаментальное выражение бытия человека - это тайна, стало быть и сам человек - во многом тайна. Ф.М. Достоевский в письме брату Михаилу написал: "Человек есть тайна, ее надо разгадать и ежели ее будешь разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время". Тайна в философском смысле - это не то, что где-то спрятано, не то, что рано или поздно можно открыть; тайна - то, что лежит на поверхности, всем видимое и, тем не менее, недоступное. Тайна любви больше, чем тайна смерти, потому что сердце захочет жить и умереть ради любви, но не захочет жить без нее.

Любовь следует отличить от "полового чувства". Первое - это индивидуализированное чувство, направленное на определенный объект, на одну женщину или на одного мужчину. Другая или другой не могут заменить любимого. "Половое чувство", напротив, -не индивидуализированное чувство, тут годится всякий более или менее подходящий мужчина, всякая более или менее молодая (привлекательная) женщина.

Любовь - орудие совершенствования человечества. Когда из поколения в поколение

люди любят, то есть ищут красоты, чувства, влюбленности, то они вырабатывают тип эволюционирующий, восходящий. А когда из поколения в поколение люди сходятся как попало, без любви, без красоты, - по иным соображениям, то они теряют инстинкт отбора. Вместо "любви" у них вырабатывается "половое чувство", безразличное и не служащее отбору [11]. Иначе говоря, если любовь -орудие отбора, то "половое чувство" - орудие вырождения.

В исследовании феномена любви следует исходить из учета взаимосвязи и взаимодействия физического (телесного) и духовно-идеального. Несомненно, высшие ценности духа затормаживают аффекты и в той или иной мере управляют ими. Однако репрессивное отношение к телесно-витальной основе лишает дух психической и соматической энергии, что делает его совершенно бессильным.

Любовь, понимаемая в самом широком смысле, становится практической реализацией и тем самым наиболее действенной формой человеческого бытия. Именно в ней - смысл жизни и основа человеческого в человеке. Для человека быть и существовать означает быть и существовать для другого и вместе с другим, потому и диалог - краеугольный камень всех человеческих взаимоотношений, а общение - фундаментальная человеческая ценность. Любовь и задает, пожалуй, самую высокую планку человеческого общения, делая его бескорыстным, прозрачным и безоглядным. Она заставляет нас действительно всем нашим существом признать за другим то, безусловно, центральное значение, которое в силу эгоизма мы ощущаем только к самим себе [12, с. 38].

Таким образом, любовь - положительная, творческая энергия, которая ведет к расцвету личности, удовлетворению собственного личного интереса через любовное служение другому. Постоянные изменения происходят и в любви, и в отношении к любви. Не исчезнут, наверное, никогда и споры о сущности и смысле любви. Нельзя не согласиться с тем, что любовь уникальна, удивительна и всегда необычна. Она несет людям счастье, несчастлива лишь нелюбовь, т.е. ее отсутствие. Даже в неразделенной любви человека нельзя считать несчастным, поскольку в любви важен не результат, а сам процесс духовного напряжения и возвышения. Любовь общечеловечна по сути, ее порывы способны преодолеть ра-

совые, этнические, конфессиональные и иные барьеры. В то же время она вбирает в себя духовный колорит эпохи, культуры, традиций. Философский анализ феномена любви и есть прежде всего анализ формальных "чистых" условий любви вообще как человеческой способности, как инварианта, остающегося неизменным в различных культурных формах, в различных исторических эпохах.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бердяев Н.И. Метафизика пола и любви // Русский Эрос или Философия любви в России. М.: Прогресс, 1991. 448 с. С. 232-265.

2. Рюриков Ю. Три влечения. М.: Искусство, 1967. 208 с.

3. Фромм Э. Искусство любить: Исследования природы любви: пер. с англ. М.: Педагогика, 1990. 160 с.

4. Льюис К. Любовь. Страдание. Надежда: Притчи. Трактаты: пер. с англ. М.: Республика, 1992. 164 с.

5. Серцова А. Возрастная динамика временных ориентаций личности // Вопросы психологии. 2008. № 2. С. 34-41.

6. Кафаров Т.Э. Полифония любви. Философские и социологические очерки. 2-е изд., испр. и доп. М.: ФГУП Издательский Дом "Типография", 2016. 216 с.

7. Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство: пер. с фр. М.: Политиздат,

1990. 416 с. С. 64.

8. Мартынов В.Ф. Философия красоты. М. Тетра Систем-с, 1999. 336 с. С. 103.

9. Платон. Избранные диалоги: пер. с древнегреч. С.К. Анта. М.: ЭКСМО, 2007. 768 с. С. 143.

10. Фрейд З. Три очерка по теории сексуальности // З. Фрейд. Психология бессознательного: сборник произведений. М.: Просвещение, 1989. 366 с. С. 10.

11. Успенский П. Искусство и любовь // Русский эрос или Философия любви в России. М.: Прогресс, 1991. 448 с. С. 38.

12. Соловьев В. Смысл любви // Русский Эрос или Философия любви в России. М.: Прогресс,

1991. 448 с. С. 19-77.

REFERENCES

1. Berdyaev N.I. Metafizika pola i lyubvi [The metaphysics of sex and love]. In: Russkiy Eros ili Filosofiya lyubvi v Rossii [Russian Eros or Philosophy of love in Russia]. Moscow, Progress, 1991, 448 p., pp. 232-265.

2. Ryurikov Yu. Tri vlecheniya [Three drives]. Moscow, Iskusstvo, 1967, 208 p.

3. Fromm E. Iskusstvo lyubit': Issledovaniya prirody lyubvi [The Art of love: Study of nature of love]. Moscow, Pedagogika, 1990, 160 p.

4. Lewis K. Lyubov'. Stradanie. Nadezhda: Pritchi. Traktaty [Love. Suffering. The Hope: A Parable. The treatises]. Moscow, Respublika, 1992, 164 p.

5. Sertsova A. Voprosy psikhologii, 2008, no. 2, pp. 34-41.

6. Kafarov T.E. Polifoniya lyubvi. Filosofskie i sotsio-logicheskie ocherki [Polyphony of love. Philosophical and sociological essays]. 2nd ed., Moscow, Publishing House "Tipografiya", 2016, 216 p.

7. Camus A. Buntuyushchiy chelovek. Filosofiya. Politika. Iskusstvo [The Revolting man. Philosophy. Policy. Art]. Moscow, Politizdat, 1990, 416 p., p. 64.

8. Martynov V.F. Filosofiya krasoty [The Philosophy of beauty]. Moscow, Tetra Sistem-s, 1999, 336 p., p. 103.

9. Plato. Izbrannye dialogi [Selected dialogues]. Transl. From Ancient Greek S.K. Ant. Moscow, EKSMO, 2007, 768 p., p. 143.

10. Freud Z. Tri ocherka po teorii seksual'nosti [Three essays on the theory of sexuality]. In: Z. Freud. Psikhologiya bessoznatel'nogo: sbornik proizvedeniy [Psychology of the unconscious: collected works]. Moscow, Prosveshchenie, 1989, 366 p., p. 10.

11. Uspenskiy P. Iskusstvo i lyubov' [The Art and love]. In: Russkiy eros ili Filosofiya lyubvi v Rossii [Russian Eros or Philosophy of love in Russia]. Moscow, Progress, 1991, 448 p., p. 38.

12. Solov'ev V. Smysl lyubvi [the Meaning of love]. In: Russkiy Eros ili Filosofiya lyubvi v Rossii [Russian Eros or Philosophy of love in Russia]. Moscow, Progress, 1991, 448 p., p. 19-77.

1 декабря 2016 г.

УДК 101.1:316

ПРОБЛЕМА СИСТЕМАТИЗАЦИИ ПРИНЦИПОВ ПОСТРОЕНИЯ МОДЕЛИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ СУБЪЕКТНОСТИ

И.Н. Алексеенко

DOI 10.18522/2072-0181-2017-89-1-42-46

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Нельзя утверждать, что нынешнее образовательное пространство не оперирует возможностями моделирования больших и малых систем самой различной предметной направленности. Однако продолжительное время они, как правило, представляли собой преимущественно жестко детерминированные, линейные подходы, опирающиеся на классическую парадигму "зна-ниевой" педагогики. Вместе с тем становится все более очевидным, что новая социальная реальность, существенно отличающаяся по своим онтологическим параметрам, объективно меняет и педагогику. Так, основная детерминанта ее трансформации объясняется тем, что «Социальный смысл педагогики обусловлен ее социальным предназначением, воплощаемым в совокупности социализирующих деятельностей, либо формирующих "личность с заданными свойствами", либо создающих педагогическое пространство для развертывания сущностных сил человека, что в условиях информационного общества обусловлено социальным запросом на свободную, творческую и креативную личность» [1].

Алексеенко Иван Николаевич - кандидат педагогических наук, заместитель директора Донского педагогического колледжа, 344023, г. Ростов-на-Дону, ул. Ленина,92, e-mail: otdel_praktiki_dpk@mail.ru, т. 8(863)2939165.

Именно поэтому в настоящее время, как теория, так и практика организации образования, обращенная к пониманию социокультурной, пространственной, многообразной природы образовательных процессов, настоятельно ищут и адекватные такому пониманию подходы к проектированию и моделированию образовательной действительности, обращенной к собственному развитию.

С этой точки зрения искомая теоретическая модель профессионально-педагогической субъектности представляет собой некоторый идеальный объект, отличающийся рядом характерных признаков:

- он в определенном смысле богаче, чем объективная действительность и практика, в ходе которой он возникает;

- в нем как в сложном динамическом объекте должны быть отражены как структурные характеристики в виде совокупности внутренних и внешних связей, так и в определенном сочетании чувственный, эмпирический и теоретический компоненты;

- он представляет собой единство настоящего, прошлого и будущего, поскольку это обеспечивает познание действительности

Ivan Alekseenko - Don Pedagogical College, 92, Lenin Avenue, Rostov-on-Don, 344023, e-mail: otdel_praktiki_dpk@ mail.ru, tel. +7(863)2939165.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.