Научная статья на тему 'Литература как средство идеологического контроля в советской культуре довоенного периода'

Литература как средство идеологического контроля в советской культуре довоенного периода Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1914
342
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ / ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ / СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ / СОЮЗ СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ / CULTURAL REVOLUTION / LITERATURE AND ART ASSOCIATION / SOCIALIST REALISM / UNION OF THE SOVIET WRITERS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Титарева Лариса Дмитриевна

В статье автор рассматривает развитие литературы в России после революции 1917 г. В это время появились новые течения и направления, которые обслуживали идеологию коммунизма. В результате в 1943 г. под руководством коммунистической партии была создана единая литературная организация Союз советских писателей. Таким образом, литература стала одним из средств пропаганды социалистического образа жизни.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Literature as a Means of Ideological Control in Soviet Culture of the Pre-war Period

In the article the author considers the development of literature in Russia after the Revolution of 1917. New directions and currents in literature appeared there. Leaders of the Communist party tried to place them in the service of ideas of communism. As a result, in 1934 the uniform literary organization the Union of the Soviet writers was created in Russia under the communist party leadership. Thus, the literature becomes one of the means of propagation of a socialist way of life.

Текст научной работы на тему «Литература как средство идеологического контроля в советской культуре довоенного периода»

УДК 37 ББК 71.4(2)

Л. Д. Титарева

г. Чита

Литература как средство идеологического контроля в советской культуре довоенного периода

В статье автор рассматривает развитие литературы в России после революции 1917 г. В это время появились новые течения и направления, которые обслуживали идеологию коммунизма. В результате в 1943 г. под руководством коммунистической партии была создана единая литературная организация - Союз советских писателей. Таким образом, литература стала одним из средств пропаганды социалистического образа жизни.

Ключевые слова: культурная революция, литературно-художественное объединение, социалистический реализм, Союз советских писателей.

L. D. Titareva

Chita

Literature as a Means of Ideological Control in Soviet Culture of the Pre-war Period

In the article the author considers the development of literature in Russia after the Revolution of 1917. New directions and currents in literature appeared there. Leaders of the Communist party tried to place them in the service of ideas of communism. As a result, in 1934 the uniform literary organization - the Union of the Soviet writers - was created in Russia under the communist party leadership. Thus, the literature becomes one of the means of propagation of a socialist way of life.

Keywords: Cultural Revolution, literature and art association, socialist realism, Union of the Soviet Writers

Революция 1917 г. оказала огромное влияние на развитие культуры, так как установление большевиками своей власти, по существу, было ниспровержением России в ее историческом и культурном понимании. Исторический момент требовал создания новой культуры, которая бы обслуживала идеологию коммунизма. Литература как составная часть культуры могла выступить в роли проводника идей коммунизма, поэтому определение места литературы в контексте культуры как орудия строительства нового сознания в социалистической России носит актуальный характер.

В. И. Ленин выдвинул широкую программу культурных преобразований в советской России. В 1923 г. в статье «О кооперации» он впервые ввел понятие «культурная революция», рассматривая ее составной частью социалистического строительства [7, с. 61]. Новая власть нуждалась в такой «культурной революции», которая бы опиралась только на большевистский идеологический

диктат. Культура должна была стать универсальным средством решения определенных партией задач строительства социализма. Таким образом, главная цель партийного влияния в области культуры, по Ленину, заключалась в пропаганде марксистской идеологии, обеспечении торжества «миросозерцания» марксизма, превращении мировоззрения пролетариата в общенародную идеологию [6, с. 462]. Литература в этом смысле выступала идеальным инструментом для проведения в массы поставленных компартией задач. Поэтому процесс развития культуры, в том числе литературы, в России сразу после революции находится полностью под контролем государства.

В сентябре 1917 г. создается культурнопросветительская и литературно-художественная организация Пролеткульт. Главная цель Пролеткульта - создание самостоятельной духовной культуры пролетариата. Пролеткульт противопоставлял себя органам буржуазного государства. После революции

1917 г. Пролеткульт также пытается отстаивать свою независимость по отношению к Советскому государству и его органу Народному комиссариату просвещения. Наркомпрос создается в ноябре 1917 г. под руководством А. В. Луначарского и становится главным проводником культурной политики Советского государства. В 1919 г. Пролеткульт объединяет 7 губернских, свыше 20 городских и 60 уездных пролеткультов. Вокруг Пролеткульта сгруппировалось около 400 тыс. человек [8, с. 25]. Между партийными, государственными и пролеткультовскими руководящими органами началась настоящая борьба за подчинение массовых культурно-просветительских организаций рабочего класса.

Подчинение Пролеткульта руководству партии В. И. Ленин стал считать чрезвычайно важным, так как речь шла о партийном влиянии на сотни тысяч рабочих членов этих организаций. В. И. Ленин неоднократно критиковал платформу руководителей «Пролеткульта». В проекте резолюции, написанной для Всероссийского съезда Пролеткульта 8 октября 1920 г. «О пролетарской культуре» он отвергал «как теоретически неверные и практически вредные, всякие попытки выдумывать свою особую культуру, замыкаться в свои обособленные организации, разграничивать области работы Наркомпроса и Пролеткульта или устанавливать “автономию” Пролеткульта внутри учреждений Наркомпроса и т. п. Напротив, съезд вменяет в безусловную обязанность всех организаций Пролеткульта рассматривать себя как подсобные органы сети учреждений Наркомпроса и осуществлять под общим руководством Советской власти (специально Наркомпроса) и российской коммунистической партии свои задачи, как часть задач пролетарской диктатуры» [6, с. 337]. В 1920 г. Пролеткульт входит в структуру Наркомпроса. В середине 1920-х гг. организации Пролеткульта переходят в ведение профсоюзов, а в 1932 г. прекращают свое существование.

Таким образом, в начале 1920-х гг. в стране стала складываться система партийногосударственного руководства культурой и литературой. При этом монополия на власть в сфере культуры принадлежала партийным комитетам и организациям. Большое количество художественных групп и объединений,

возникших после революции, значительно осложняло процесс формирования новой системы литературы и искусства. В этих группировках встречались люди не только разных литературных направлений, но и разных политических взглядов, иногда самых враждебных советскому укладу жизни. Только в Москве насчитывалось более 30 литературных течений: «Кузница» (1920), «Левый фронт искусства» (ЛЕФ, 1922), Всероссийская ассоциация пролетарских писателей (ВАПП), Московская ассоциация пролетарских писателей (МАПП, 1923), «На посту» (1923), «Перевал» (1923) и множество других. Для углубления и расширения партийного влияния в деле организации литературных сил в 1920 г. был создан Союз писателей-коммунистов «Литературный фронт». В его актив входили А. В. Луначарский, В. М. Фриче, А. С. Серафимович, М. Н. Покровский и др.

Первые итоги в деле формирования советской литературы были подведены на XII съезде РКП(б) в 1923 г. В его резолюции «По вопросам пропаганды, печати и агитации» отмечалось, что за последние два года художественная литература в советской России выросла в крупную общественную силу, распространяющую свое влияние, прежде всего, на массы рабоче-крестьянской молодежи. В связи с этим съезд ставил перед партийными организациями задачу усиления руководства процессом развития литературы [5, с. 187].

В 1924 г. со смертью Ленина внутри партии большевиков началась борьба за власть между различными группировками, что повлияло и на процессы культурного строительства, в том числе и в художественной сфере. В творческой среде усилились разногласия, борьба за лидерство, появилась первая критика партийного руководства вопросами культуры. Усилились дискуссии по этим вопросам; первая из них началась еще в 1923 г. приверженцами движения за «пролетарскую литературу», сплотившимися вокруг журнала «На посту». По вопросу о политике в литературе «напостовцы» выступали под лозунгом: «Нам нужна партийная линия и партийное руководство». К этому движению перешло от Пролеткульта идеологическое лидерство в части борьбы за создание «чисто пролетарской литературы».

Сторонники этой кастовой напостовской ориентации в литературно-художественном движении доводили до крайности взгляды и настроения, которые имели более широкое распространение. Так, редакция журнала «На посту» провозгласила, что «одному коммунисту понравится келейно-монастырская Ахматова, другому порнографически-славянофильствующий Пильняк, третьему -«свободная от идеологии» Серапионовская братия - и готовы гении, революция спасена, найдены Варяги, которые призваны управлять нашей революционной литературой» [9, с. 5]. Свою критику они адресовали прежде всего Наркомпросу, главным образом его руководителю А. В. Луначарскому. Одни роптали на то, что Наркомпрос не добивается единой точки зрения в подходе к явлениям художественной жизни, единообразной оценки художественного творчества. Другие были недовольны широтой проводившегося Нар-компросом культурного плюрализма. В частности, выдвигались требования отказаться от поддержки писателей-«попутчиков». Нарком-прос и другие органы подвергались критике за отсутствие якобы выдержанной, пролетарской линии в литературе, за попустительство «белогвардейским, реакционным и контрреволюционным литературно-художественным течениям».

С укреплением позиций «напостов-цев» связано создание Российской ассоциации пролетарских писателей (оформилась в 1925 г. под названием Всероссийской ассоциации пролетарских писателей и объединила основные пролетарские кадры на литературном фронте, переименована в РАПП в 1928 г.) на Первой Всесоюзной конференции пролетарских писателей в январе 1925 г. Однако после резолюции ЦК ВКП(б) «О политике партии в области художественной литературы» [8, с. 97] от 18 июня 1925 г. обнаружилось противоречие между ортодоксальным «напостовством» и выработанной на более широкой основе политикой партии, в частности по вопросу консолидации сил в литературе и о бережном отношении к попутчикам. На Чрезвычайной Всесоюзной конференции ВАПП в феврале 1926 г. произошел раскол РАПП, «напостовское» меньшинство осталось на правах «идейного течения», а большинство, и среди них Л. Авербах (гене-

ральный секретарь ВАПП и РАПП), Д. Фурманов, А. Фадеев, Ю. Либединский, В. Киршон, А. Селивановский, В. Ермилов, объединилось вокруг журнала «На литературном посту» (1926-1932) и «РАПП» (1931-1932). Лозунгами дня были объявлены учеба, творчество и самокритика. Прежнее пролеткультовское настороженное отношение к наследию сменилось требованием «учебы у классиков».

В эти годы делаются попытки разработки нового творческого метода. А. Фадеев и Ю. Либединский пытаются разработать художественную платформу РАППа. За десятилетнюю историю существования РАППа проводилось множество творческих дискуссий, посвященных выработке художественной платформы, проблеме метода, стиля, жанров. В них участвовали, наряду с теоретиками, состоявшие в РАПП писатели М. Шолохов,

А. Фадеев, Ф. Панферов, В. Вишневский. Несмотря на то, что рапповцам принадлежал приоритет в выдвижении категории творческого метода, их догматический и политизированный подход привел к тому, что художественная платформа РАППа так и не была завершена. К этому привел ряд причин.

Во-первых, руководители РАПП были молодыми людьми с большими претензиями на руководящую роль в развитии литературы, но теоретически незрелыми и неподготовленными. Противники использовали проявления невежества рапповских теоретиков и предавали их всеобщему осмеянию.

Во-вторых, рапповцы не шли на объединение и сотрудничество с другими литературными группировками. Важнейшее значение руководство РАППа придавало борьбе с литературными противниками - «Перевалом», Лефом, конструктивизмом, ОБЭРИУ. В последний период ошибки РАПП были все более заметными и очевидными. Кастовость членов РАПП бросалась в глаза. Так, М. Горький на вопрос: вместе ли он с пролетарскими писателями, ответил: «Вы справшиваете: «Вполне ли я с вами?» Я не могу быть в полнее с людьми, которые обращают классовую истину в кастовую, я никогда не буду «вполне» с людьми, которые говорят: «Мы пролетарии», с тем же чувством, как, бывало, другие говорили: «Мы дворяне» [4, с. 484].

В-третьих, как отмечает С. Шешуков, в 1930 г. вышла на арену идеологической борь-

бы плеяда молодых теоретиков-марксистов, которые были уже воспитаны в таких лучших учебных заведениях страны, как Кома-кадемия и РАНИОН (Российская ассоциация научно-исследовательских институтов общественных наук) [10, с. 195]. Молодые ученые (В. Ф. Переверзев, А. М. Деборина,

В. М. Фриче, Г. Горбачев) считали своим долгом отстаивать и развивать марксизм в области искусства. Но рапповцы не сумели и с ними найти общий язык под предлогом того, что их идеи оторваны от реальной жизни.

Указанные выше причины - научнотеоретическая незрелость, их групповая замкнутость и оторванность от других плодотворно работающих в области культуры литературных группировок - все это отрицательно сказалось на разработке художественной платформы РАПП и провело к его распаду.

РАПП была ликвидирована, ее руководители (Авербах, Афиногенов, Кир-шон, Фадеев, Чумандрин) вошли в число 50 членов организационного комитета создаваемого Союза советских писателей. Почетным председателем был избран М. Горький, председателем И. Гронский, секретарем - В. Кирпотин. В ходе подготовки к съезду были проведены совещания оргкомитета на квартире М. Горького. На встрече 26 октября 1932 г. присутствовали члены Политбюро ВКП(б) во главе с И. В. Сталиным. Обсуждалось ключевое понятие устава Союза писателей - «метод социалистического реализма». Поэтому важнейшей вехой в подготовке съезда ССП было создание П. Юдиным и А. Фадеевым статьи «О социалистическом реализме». Первостепенное значение социалистический реализм придавал идейному содержанию произведения искусства. Что же касается его формы, то к ней предъявлялось лишь одно требование: она должна была сделать произведение искусства понятным народу. В ноябре 1932 г. Оргкомитет провел совещание критиков, на котором рассматривались проблемы марксистско-ленинской эстетики и определение основного метода советской литературы. Проект устава Союза вместе со статьей «О социалистическом реализме» были опубликованы 6 мая 1934 г. В уставе определялись основные цели и задачи ССП: «активное участие советских писателей своим художественным творчеством в социа-

листическом строительстве», «воспитание новых писателей, творческое соревнование писателей», «всемерное развитие братских национальных культур...», «интернациональное воспитание писателей, дальнейшая теоретическая разработка проблем соцреализма», главная задача - «создание произведений высокого художественного значения, насыщенных героической борьбой международного пролетариата, пафосом победы социализма, отражающих великую мудрость и героизм Коммунистической партии».

Первый съезд Союза писателей проходил под председательством М. Горького с 17 августа по 1 сентября 1934 г. В своей речи, открывавшей съезд, М. Горький провозгласил главную цель ССП: «Наша цель - организовать литературу как единую, культурнореволюционную силу» [3, с. 297].

Насколько интересен был съезд для писателей, пишет в своей работе В. Антипина: «Душевный подъем депутатов

определить не трудно, ознакомившись со спецсообщением секретно-политического отдела ГУГБ НКВД СССР. М. Пришвин отметил "скуку невыносимую", П. Романов - "отменную скуку и бюрократизм", П. Расков окрестил съезд "сонным царством", И. Бабель - "литературной панихидой"» [1, с. 25]. Тем не менее, 15 августа на собрании оргкомитета ССП было сообщено, что заявление о вступлении в Союз советских писателей написали почти все писатели. Заметим, что оргкомитет ССП вряд ли мог подсчитать всех писателей, но здесь четко прослеживается идея власти - объединить всех писателей в одной организации, а также «подкормить» и укрепить позиции лояльных к власти писателей в литературной среде. Так, в 1934 г. в Союзе писателей состояло 1500 человек, около 1000 выступали кандидатами в члены организации. По республикам СССР литераторы распределялись следующим образом: РСФСР - 1535 человек, Украина - 206, Белоруссия - около 100, Армения - 90, Азербайджан - 79, Туркмения - 26 [1, с. 26].

Важным показателем значения съезда для власти является размах организации Первого Всесоюзного съезда советских писателей: участникам съезда были предоставлены значительные льготы - походы в закрытые отделы магазинов, неплохая культурная

программа; делегатов весьма щедро подкармливали даже и в прямом смысле слова - на дневное питание каждого делегата отпускалось сорок рублей (для сравнения: обед рабочего тогда «стоил» 84 коп, а обед в коммерческом ресторане - 5 руб. 84 коп.). Фактические расходы на проведение съезда при подведении итогов составили 1200 000 руб. [1, с. 25].

Важнейшим политическим итогом съезда явилось то, что власть смогла утвердить обывателя в мысли о безусловном единстве советских литераторов. Забота о них была продемонстрирована со всей широтой, и подавляющее большинство писателей были готовы ответить на нее. Поэтому, помимо творческих и идеологических задач, поставленных властью перед ССП, на Союз были возложены обязанности по решению материальных проблем советских литераторов.

В итоге, с выдвижением задачи «построения социализма в одной, отдельно взятой стране» литература была признана важнейшим орудием социалистического строительства. Партийное руководство быстро распространилось на сферу художественной культуры.

Союз писателей СССР, созданный в 1934 г., стал институтом партийногосударственного руководства литературой, что логично завершало организационный процесс ее превращения в один из элементов системы в едином механизме государственного устройства. Союз писателей СССР стал точной копией любой государственной организации, в ней отразилась вся государственная система командно-бюрократического социализма. Формально Союз писателей являлся добровольной организацией, объединявшей всех литераторов, стоявших на платформе советской власти и участвовавших в строительстве социалистической культуры. На практике он, подобно РАПП, имел возможность воздействовать не только на творческую жизнь, но и на политическую, материальную, а порой и частную жизнь писателей.

Так, к концу 1930-х гг. сложилась ситуация, которая будет полностью определять характер литературного процесса вплоть до рубежа 50-60-х гг.: тотальная подчиненность литературы партийно-государственному управлению.

Список литературы

1. Антипина В. Повседневная жизнь советских писателей. 1930-1950-е годы. М.: Молодая гвардия, 2005. 416 с.

2. Голубков М. М. Русская литература ХХ века: После раскола. М.: Аспект Пресс, 2002. 267 с.

3. Горький М. Собрание сочинений : в 30 т. Т. 27. М.: Художественная литература, 1953. 589 с.

4. Горький М. Собрание сочинений : в 30 т. Т. 29. М.: Художественная литература, 1955. 670 с.

5. Двенадцатый съезд РКП(б). 17-25 апреля 1923 г. Стенографический отчет. М.: Изд-во политической литературы, 1968. 710 с.

6. Ленин В. И. Полное собрание сочинений: в 55 т. Т. 4. М.: Госполитиздат, 1963. 695 с.

7. Ленин В. И. Полное собрание сочинений: в 55 т. Т. 45. М.: Госполитиздат, 1963. 729 с.

8. Литературное движение советской эпохи: материалы и документы: хрестоматия / сост. П. И. Плукш. М.: Просвещение, 1986. 367 с.

9. От редакции [журнала «На посту] // На посту. 1923. № 1 (июнь). С. 5.

10. Шешуков С. Неистовые ревнители. М.: Художественная литература, 1984. 351 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.