Научная статья на тему 'Лексические особенности речи персонажей А. Н. Островского: социокультурный аспект'

Лексические особенности речи персонажей А. Н. Островского: социокультурный аспект Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1623
107
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ФРАЗЕОЛОГИЗМ / ИДИОМА / ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ / ОБРЯДОВАЯ ЛЕКСИКА / КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ / СТЕРЕОТИП / PHRASEOLOGICAL UNIT / IDIOM / LINGO-CULTURAL ASPECT / RITUAL VOCABULARY / CULTURAL TRADITION / STEREOTYPE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Левинова Татьяна Владимировна

В статье анализируется лексика и фразеология драматургии А. Н. Островского в лингвокультурологическом аспекте, отражающем особенности русского быта и культуры купеческого сословия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE LEXICAL PECULIARITIES OF THE CHARACTERS'' SPEECH OF ALEXANDER OSROVSKY: Sociocultural Aspect

The article analyzes the vocabulary and phraseology in Ostrovsky drama in lingo-cultural aspect, which shows the features of Russian life and culture of the merchant class.

Текст научной работы на тему «Лексические особенности речи персонажей А. Н. Островского: социокультурный аспект»

УДК 811.161.1^73:821.161.1 ББК Ш5(2Рос=Рус)5

Т. в. левинова

лексические особенности речи персонажей А. н. островского: социокультурный аспект

Ключевые слова: фразеологизм, идиома, лингвокультурологический аспект, обрядовая лексика, культурная традиция, стереотип.

T. V. Levinova

THE LEXICAL PECULIARITIES OF THE CHARACTERS' SPEECH OF ALEXANDER OSROVSKY: Sociocultural Aspect

Keywords: phraseological unit, idiom, lingo-cultural aspect, ritual vocabulary, cultural tradition, stereotype.

Язык - средство накопления, хранения и передачи информации, связи и преемственности поколений. В нем фиксируются культура, обычаи, менталитет, мировосприятие народа. Особый пласт языка занимает фразеология любого языка, в которой наиболее точно и образно сформулированы основные мировоззренческие ценности и ориентиры. По справедливому замечанию В. Н. Телии, «фразеологический состав языка - это зеркало, в котором лингвокультурная общность идентифицирует свое национальное самосознание» [10, с. 9].

Цель данной статьи - проанализировать лексику и фразеологию драм А. Н. Островского «Гроза», «Горячее сердце», «Не все коту масленица», связанную с семейными обрядами и законами семейной жизни эпохи XIX в., а также сами обряды; сравнить их с постулатами, закрепленными в памятнике XVI в. Домострое и в паремиях, отраженных в словарях XIX в.

Объект исследования выбран не случайно, поскольку именно у этого автора в большом корпусе произведений посредством лексического состава отражено заметное функционирование установок, правил, убеждений, определяющих мировоззренческие стереотипы и эталоны жизни народа, его обиходно-житейский опыт, связанный с культурными традициями.

Анализ позволяет сказать, что обращение к «Домострою» вполне оправдано: Островский намеренно использовал элементы этого памятника в своих произведениях, всегда,

однако, интерпретируя их. Такое использование объясняется тем, что для некоторых сословий XIX века (например, купечества) «Домострой» являлся своеобразным сводом законов, нравственных правил жизни, поведения, даже ведения хозяйства. Одно из главных условий существования патриархального быта - это соблюдение традиций. Прежде всего - семейных традиций, традиций в отношениях между мужем и женой, детьми и родителями, мужчинами и женщинами. Рассмотрим это на конкретных примерах. Так, в «Домострое» читаем, что родителям следует воспитывать детей в строгости, требуя от них уважения и повиновения: Чада, вслушайтесь в заповеди господни: любите отца своего и мать свою и слушайтесь их, и повинуйтесь им божески во всем... делом и словом угождайте родителям своим во всяком добром замысле, и вас благословят они: отчее благословение дом укрепит, а материнская молитва от напастей избавит [2].

Словосочетание «заповеди Господни» и в целом концепция послушания, смирения неизменно отсылает к христианским священным текстам, а это вполне обусловлено временем создания этого памятника. XVI в., Средневековье - расцвет христианства в России. Отражение такого религиозного миропонимания наблюдается в лексике и фразеологии драмы А. Н. Островского «Гроза», однако часто в гротескной, доходящей до абсурда, форме: почитанием родителей считается полное подчинение молодого поколения. Мужчина является не главой семей-

ства, а инфантильным, не способным самостоятельно принять какое-либо решение и вынужденным во всем повиноваться матери, даже в собственной семье и в отношениях с женой:

Кабанова. Что ж ты стоишь, разве порядку не забыл? Приказывай жене-то, как жить без тебя. Кабанов (становясь против Катерины). Слушайся маменьки, Катя! / Кабанова. Скажи, чтоб не грубила свекрови! / Кабанов. Не груби! / Кабанова. Чтоб почитала свекровь, как родную мать! / Кабанов. Почитай, Катя, маменьку, как родную мать. / Кабанова. Чтоб сложа руки не сидела, как барыня. / Кабанов. Работай что-нибудь без меня! / К а б а н о в а . Чтоб в окна глаз не пялила! / Кабанов. Да, маменька, когда ж она... / Кабанова (строго). Ломаться-то нечего! Должен исполнять, что мать говорит. (С улыбкой.) Оно все лучше, как приказано-то. [7].

Представленные в тексте фразеологизмы в речи Кабановой «нечего ломаться» в значении «важничать, чиниться, упрямиться» [5], «сидеть сложа руки» в значении «ничего не делая, бездельничая» [13, с. 433]), «глаза пялить» в значении: 1. рассматривать кого-либо или что-либо; 2. засматриваться на кого-либо или что-либо [13, с. 373]), придают речи Кабановой выразительность и яркость, позволяют правдивее отобразить образ строгой хозяйки, не терпящей возражений и не позволяющей праздно проводить время в своем доме никому, в том числе домочадцам.

Наиболее точно отражающая смысл фраза в этом отрывке «Должен исполнять, что мать говорит. (С улыбкой.) Оно все лучше, как приказано-то». Эта культурная традиция имеет характер обряда, завещанного предками, исполнение которого строго обязательно. По мнению С. М. Толстой, «наиболее существенная цель любого обряда - не нарушить традицию, соблюсти предписанные ею правила поведения, а это в свою очередь должно обеспечить сохранение и поддержание существующего порядка, существующего положения дел, равновесия мира или - восстановление равновесия, если оно было нарушено» [11, с. 39].

Подтверждением такой позиции может служить эпизод прощания Тихона с Катери-

ной. Завещанные традиции должны беспрекословно исполняться, иначе отступивший от заведенного порядка будет подвергнут насмешкам и осуждению со стороны общества и даже семьи. В. А. Маслова также говорит о том, что «люди воспринимают этнокультурные стереотипы как образцы, которым надо соответствовать, чтобы «люди не смеялись» [3, с. 107].

Кабанова. Кабы не свои, насмеялась бы досыта: ничего-то не знают, никакого порядка. Проститься-то путем не умеют. Хорошо еще, у кого в доме старшие есть, ими дом-то и держится, пока живы. .. Что будет, как старики перемрут, как будет свет стоять, уж и не знаю... Другая хорошая жена, проводивши мужа-то, часа полтора воет, лежит на крыльце; а тебе, видно, ничего. Коли порядком не умеешь, ты хоть бы пример-то этот сделала; все-таки пристойнее. [7].

С помощью фразеологических единиц «ими дом держится», «старина выводится», «как будет свет стоять», порядком не умеешь в значении «как полагается, как нужно» [14, т. 2, с. 82] выражается искреннее убеждение героини, что лишь родители и старшее поколение способны сохранить традиции, поддержать порядок и сохранить дом от бед и греха.

Большой интерес представляет и анализ культурных традиций и эталонов в отношениях между мужчинами и женщинами. Сопоставляя драму «Гроза» с пьесой «Не все коту масленица» и комедией «Горячее сердце», приходим к выводу, что общая концепция распределения ролей в семье, главенства и подчинения сохраняется. Мужчина в семье первый, главный, и эта традиция также уходит корнями в XVI в. и основывается на постулатах Домостроя: «Следует мужьям воспитывать жен своих с любовью примерным наставлением: жены мужей своих вопрошают о всяком порядке, о том, как душу спасти. а что муж накажет, с любовью и страхом внимать и исполнять по его наставлению... И прежде всего - иметь страх божий и пребывать в телесной чистоте.» [2].

Вновь показательна по своей обрядовой наполненности сцена прощания Катерины с Тихоном, в которой он вынужден по материнскому наставлению давать наказы. Традиционной обязанностью мужа было при-

казывать и поручать дела жене и слугам, а жены - выполнять приказы и поручения и иметь страх: Кабанова. Ну какой ты муж? Станет ли тебя жена бояться после этого? / Кабанов. Да зачем же ей бояться? С меня и того довольно, что она меня любит. / Кабанова. Тебя не станет бояться, меня и подавно. Какой же это порядок-то в доме будет? Ведь ты, чай, с ней в законе живешь. Али, по-вашему, закон ничего не значит? [7].

В пьесе «Не все коту масленица» подобный момент представлен Островским в игровой, шутливой форме, он иронически переосмыслен для показа ухода уже отживающих порядков в прошлое:

А г н и я . Да и то еще приятно думать, что вот через год, через два муж умрет, не два же века ему жить; останешься ты молодой вдовой с деньгами на полной свободе, чего душа хочет. / А х о в . Ты этого никогда не думай и на уме не держи. Это грех, великий грех! / Агния. Я и не буду никогда думать; это так, с языка сорвалось. / Ахов. Это хорошо. Страх иметь - это для человека всего лучше... Мужчине страх на пользу, коли он подначальный; а бабе - всякой и всегда. Ты и матери бойся и мужа бойся, вот и будет тебе от умных людей похвала [9].

Следовательно, и этот фрагмент показывает, что общественная оценка традиционно играет важную роль в сознании людей. Значима роль фразеологии, выполняющей функцию создания образа и разграничивающей героев с разными характерами и миро-видением: так, речь Ахова, по сюжету человека крайне деспотичного, властолюбивого и корыстного, выявляет представителя старого порядка, в галерею образов которого входит и Кабанова: на уме не держи (значение ФЕ: кто-либо думает, помышляет о ком-либо или о чем-либо; = в мыслях [13, с. 494]), великий грех [14, т. 1, с. 106], страх иметь, страх на пользу (авторские фразеологизмы, не зафиксированные словарями). Фразеология в речи Агнии позволяет говорить об ироничности, а также свободе в обращении с мужчиной, не допустимую обществом ранее, например: с языка сорвалось (значение ФЕ: невольно, неожиданно, вдруг быть произнесенным [13, с. 450]), чего душа хочет (значение ФЕ: разг. экспрес. Все, что хочется; все, что пожелает кто либо [12]).

Абсолютно иными представлены семейные отношения в произведении «Горячее сердце». В доме Курослепова женщина не имеет вообще никакого права, в том числе права голоса. Основная смысловая нагрузка описывающих такой порядок фразеологизмов нацелена не только на отражение действительности того времени, но, как и в предыдущем примере, показа иронического осмысления заведенного порядка: Ку р о -слепо в (жене). Брысь под лавку!... Ты, Серапион Мардарьич, не осердись, помилуй бог! Ты и не гляди на нее, обернись ты к ней задом. Сделай ты для меня такую милость, не давай ты ей повадки, не слушай ее слов... Уж самое это последнее занятие: с бабой разговаривать. Я уж с ней давно ни об чем не разговариваю, Разговору у меня с ней нет, окромя: подай, прими, поди вон -вот и все [8]. Как видно из приведенных примеров, речь героя по отношению к городничему (помилуй бог в значении «устар. экспрес. 1. Действительно, на самом деле»; [12]; сделай милость в значении «устар. экспрес. 1. В речевом этикете: выражение вежливой просьбы»; [12]) и по отношению к собственной жене (брысь под лавку (значение ФЕ: на-родн. Решительный отказ кому-л. в чем-л., требование оставить в покое [6, с. 347]), не давай повадки (значение ФЕ: 1. прост. Предоставлять свободу действий кому-л. [6, с. 506]), последнее занятие (= последнее дело; значение ФЕ: разг. неодобр. Очень плохо, никуда не годится [12]), сильно отличается. Такая позиция в целом имела место в купеческом обществе того времени, что отражено словарями XIX в. в пословицах, характеризующих семейные связи между мужем и женой, например: «Горько, что беда, а мило, что жена»; «Жена не рукавица, с руки не сбросишь (за пояс не заткнешь)»; «Жена не седло: со спины не сымешь»; [1], а также: «Жену бей, так и щи вкусней; жену не бить -и милу не быть»; [5] и наконец: «Не наряд жену красит - домостройство» [1].

Таким образом, фразеология играет важную роль в отображении национальных культурных традиций, стереотипов, народного менталитета. Традиции в свою очередь часто носят характер обряда. А. Н. Островский с помощью фразеологии описывает характерные для общества XIX в., в частности

купечества, семейные обряды и отношения. Язык драматурга, благодаря частому использованию образных словосочетаний и фразеологических единиц, является отличительной чертой автора, а созданные им образы и характеры становятся яркими, точными

и запоминающимися. Попытка рассмотрения текстов Островского с позиции лингво-культурологии позволяет выявить богатый культурный материал, освещающий национальные особенности русского народа, его обычаи, убеждения, мировидение.

Библиографический список

1. Даль В. И. Пословицы русского народа [Электронный ресурс] / В. И. Даль. - Режим доступа : http://dic.academic.ru/contents.nsf/dahl_proverbs/. - Загл. с экрана (Дата обращения : 05.04.2013).

2. Домострой [Электронный ресурс]. - Режим доступа : http://www.litmir.net/r/?b=31048&p=1http:// dic.academic.ru/contents.nsf/dahl_proverbs/. - Загл. с экрана.

3. Маслова В. А. Лингвокультурология: учеб. пособие для студентов высш. учебных заведений / В. А. Маслова. - М. : Академия, 2001. - 208 с.

4. Михельсон М. И. Ходячие и меткие слова. Сборник русских и иностранных цитат, пословиц, поговорок, пословичных выражений и отдельных слов (иносказаний) / М. И. Михельсон. -СПб. : Тип. Императ. Акад. наук, 1896. - 618 с.

5. Михельсон М. И. Большой толково-фразеологический словарь [Электронный ресурс] / М. И. Михельсон // Режим доступа: http://www.kodges.ru/48624-bolshoj-tolkovo-frazeologi-cheskij-slovar-mixelsona.html. - Загл. с экрана.

6. Мокиенко В. М. Большой словарь русских поговорок / В. М. Мокиенко, Т. Г. Никитина. - М: ЗАО Олма Медиа Групп, 2007. - 784 с.

7. Островский А. Н. Гроза [Электронный ресурс] / А. Н. Островский. - Режим доступа: http:// az.lib.ru/o/ostrowskij_a_n/text_0060.shtml. - Загл. с экрана.

8. Островский А. Н. Горячее сердце [Электронный ресурс] / А. Н. Островский // Режим доступа: http://az.lib.ru/o/ostrowskij_a_n/text_0114.shtml. - Загл. с экрана.

9. Островский А. Н. «Не все коту масленица [Электронный ресурс] / А. Н. Островский // Режим доступа: http://az.lib.rU/o/ostrowskij_a_n/text_0132.shtml 2005. - Загл. с экрана.

10. Телия В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологиче-ский аспекты / В. Н. Телия. - М. : Шк. «Языки рус. культуры», 1996. - 288 с.

11. Толстая С. М. К прагматической интепретации обряда и обрядового фольклора Образ мира в слове и ритуале. Балканские чтения - I. / С. М. Толстая. - М. : Ин-т славяноведения и балканистики, 1992. - 203 с.

12. Федоров А. И. Фразеологический словарь русского литературного языка [Электронный ресурс] /

A. И. Федоров // Режим доступа: http://phraseology.academic.ru/. - Загл. с экрана.

13. Фразеологический словарь русского языка / под ред. А. И. Молоткова ; сост. Л. А. Войнова,

B. П. Жуков, А. И. Молотков, А. И. Федоров. - М. : Сов. энцикл., 1968. - 543 с.

14. Фразеологический словарь современного русского литературного языка : в 2 т. / под ред. А. Н. Тихонова ; сост. А. Н. Тихонов, А. Г. Ломов, А. В. Королькова. - М. : Флинта ; Наука, 2004. - 832 с.

Поступила 15.02.2013.

Сведения об авторе

левинова Татьяна владимировна - магистр филологии, аспирант кафедры русского языка ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва». Область научных интересов: фразеология художественного текста в историческом, социокультурном и лингво-культурологическом аспектах.

Тел.: 8 987 690-55-27

E-mail: levinovator@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.