Научная статья на тему 'Лексическая стратификация “Слова о полку Игореве”'

Лексическая стратификация “Слова о полку Игореве” Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
1174
115
Поделиться
Ключевые слова
СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ / ДРЕВНЕРУССКИЙ ЯЗЫК / ДИАЛЕКТОЛОГИЯ / ЛЕКСИКА / СЛАВЯНСКАЯ АКЦЕНТОЛОГИЯ / ИСТОРИЧЕСКАЯ АКЦЕНТОЛОГИЯ / THE TALE OF IGOR'S CAMPAIGN

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Николаев Сергей Львович

Настоящая работа посвящена проблеме диалектной идентификации “Слова о полку Игореве” (далее “Слово”). Главное внимание уделяется лексической стратификации текста памятника. Диалектно маркированная лексика, представленная в “Слове”, связана с двумя ареалами восточнославянского диалектного континуума: 1) юго-западным (юго-западные русские, белорусские и украинские украинские говоры) и 2) северным (приблизительно совпадающим с границами древнерусских Псковской и Новгородской земель). Распределение диалектной лексики в “Слове” неравномерно: для большей части текста характерна юго-западная лексика, для ряда фрагментов северная. Преобладание “юго-западной” лексики над “северной” в тексте “Слова” является давно установленным фактом. Однако дополнительное распределение юго-западной и северной лексики, по-видимому, не было замечено. Грамматический анализ “Слова” показывает, что 1) памятник датируется временем не позднее XIII в.; 2) его диалект локализуется в псковско-полоцкой зоне, предположительно в южнопсковской или торопецко-селижаровской ее частях. При этом в грамматике “Слова” отсутствуют отличительные признаки, характерные для юго-западного, и в этом заключается противоречие показаний лексики и грамматики. Решение этой дилеммы, по всей видимости, лежит за рамками чисто лингвистического исследования.

Lexical Stratification of The Tale of Igor's Campaign

This paper deals with the problem of dialect in The Tale of Igor's Campaign. The author places great emphasis on lexical stratification. Dialectally marked vocabulary in The Tale is associated with only two areas of the East Slavic dialect continuum: 1) the South Eastern area (Southwest Russian, Belarusian, and Ukrainian dialects) and 2) the Northern area (Russian dialects originating in Pskov and Novgorod). Distribution of dialect words in The Tale is uneven: the South Western items characterize the main part of the text and the Northern elements prevail in some fragments. Although the presence of dialectal vocabulary in The Tale has long been established, a complementary distribution of the South Western and Northern items has not yet been observed. Grammatical analysis of The Tale shows that 1) its text dates from before the end of the 13th century, and 2) its dialect may be localized in the Pskov-Polotsk zone, perhaps in its South Pskov or Toropets-Selizharovo areas. At the same time, the grammar of The Tale lacks typical South Western features, and there arises the problem of contradictory evidence of grammar and vocabulary. Perhaps the dilemma may be solved by going beyond the bounds of purely linguistic research into The Tale's text.

Текст научной работы на тему «Лексическая стратификация “Слова о полку Игореве”»

Articles

Статьи

Лексическая стратификация "Слова о полку Игореве"*

Lexical

Stratification of

The Tale of Igor's Campaign

Сергей Львович Николаев

Институт славяноведения РАН (Москва)

Sergei L. Nikolaev

Institute for Slavic Studies of the Russian Academy of Sciences (Moscow)

Резюме

Настоящая работа посвящена проблеме диалектной идентификации "Слова о полку Игореве" (далее "Слово"). Главное внимание уделяется лексической стратификации текста памятника. Диалектно маркированная лексика, представленная в "Слове", связана с двумя ареалами восточнославянского диалектного континуума: 1) юго-западным (юго-западные русские, белорусские и украинские говоры) и 2) северным (приблизительно совпадающим с границами древнерусских Псковской и Новгородской земель). Распределение диалектной лексики в "Слове" неравномерно: для большей части текста характерна юго-западная лексика, для ряда фрагментов — северная. Преобладание юго-западной лексики над северной в тексте "Слова" является давно установленным фактом. Однако дополнительное распределение юго-западной и северной лексики, по-видимому, не было замечено. Грамматический анализ "Слова" показывает, что 1) памятник датируется временем не позднее XIII в.; 2) его диалект локализуется в псковско-полоцкой зоне, предположительно в южнопсковской или торопецко-селижаровской ее частях. При этом в грамматике

Автор выражает глубокую признательность А. В. Дыбо, К. Ю. Рахно, М. Н. Толстой и А. Ю. Чернову за помощь в подготовке настоящей работы.

This is an open access article distributed under the Creative

' Commons Attribi ition-MoOerivatives 4 0 International

2014 №2 Slovene

"Слова" отсутствуют отличительные признаки, характерные для юго-западного ареала, и в этом заключается противоречие показаний лексики и грамматики. Решение этой дилеммы, по всей видимости, лежит за рамками чисто лингвистического исследования.

Ключевые слова

Слово о полку Игореве, древнерусский язык, диалектология, лексика, славянская акцентология, историческая акцентология

Abstract

This paper deals with the problem of dialect in The Tale of Igor's Campaign. The author places great emphasis on lexical stratification. Dialectally marked vocabulary in The Tale is associated with only two areas of the East Slavic dialect continuum: 1) the South Eastern area (Southwest Russian, Belarusian, and Ukrainian dialects) and 2) the Northern area (Russian dialects originating in Pskov and Novgorod). Distribution of dialect words in The Tale is uneven: the South Western items characterize the main part of the text and the Northern elements prevail in some fragments. Although the presence of dialectal vocabulary in The Tale has long been established, a complementary distribution of the South Western and Northern items has not yet been observed. Grammatical analysis of The Tale shows that 1) its text dates from before the end of the 13th century, and 2) its dialect may be localized in the Pskov-Polotsk zone, perhaps in its South Pskov or Toropets-Selizharovo areas. At the same time, the grammar of The Tale lacks typical South Western features, and there arises the problem of contradictory evidence of grammar and vocabulary. Perhaps the dilemma may be solved by going beyond the bounds of purely linguistic research into The Tale's text.

Keywords

The Tale of Igor's Campaign, Old Russian language, dialectology, lexica, Slavic accentology, historical accentology

§ 1. Диалектная лексика в "Слове о полку Игореве"

Словарный состав "Слова" представлен 1) древнерусской лексикой, которая, по-видимому, исчезла из обращения в восточнославянских языках; 2) лексикой, обнаруженной только в тексте "Слова"; 3) диалектно немаркированной лексикой, которая дисперсно встречается по всей территории восточнославянского диалектного континуума; 4) диалектно маркированной лексикой, специфически связанной с одним из восточнославянских ареалов. Далее диалектно маркированная лексика будет называться "диалектной", а диалектизмы, скоррелированные с конкретным ареалом, — диалектными маркерами.

Согласно В. А. Козыреву, "суммируя сведения о географии каждой из обнаруженных диалектных параллелей, представляется возможным

дать общую ареальную характеристику словарных параллелей к лексике «Слова о полку Игореве» в русских народных говорах. Подавляющее большинство параллелей (примерно 95 %) известно южнорусским говорам. При этом только в этих говорах отмечено 36 %о всех параллелей [. . .] Нельзя не констатировать явное тяготение обнаруженных словарных соответствий к южнорусскому ареалу, что свидетельствует в пользу точки зрения о южнорусском происхождении памятника" [Козырев 1976: 103]. Итак, южнорусских диалектизмов в тексте "Слова" заметно больше, чем севернорусских. Однако, по-видимому, никем не исследовалось распределение лексики, привязанной к разным восточнославянским ареалам, внутри текста "Слова". Это является задачей настоящей работы.

Восточнославянский диалектный континуум неоднороден по происхождению. Он сформировался в результате конвергенции позднепра-славянских "племенных" диалектов. В Х-Х1 вв. в Восточной Славии говорили на значительно различавшихся между собою диалектах. Долгое время господствовало мнение, что они возникли в довольно позднее время, развившись из единой древнерусской системы, почти тождественной праславянской. "Для южнославянской и западнославянской ветвей отсутствие соответствующих монолитных праязыков установлено уже достаточно давно. В отличие от этих двух ветвей, восточнославянская ветвь в соответствии с традицией, восходящей в основном к А. А. Шахматову, обычно считалась монолитной. Имеющиеся ныне данные по древненовгородскому и древнепсковскому диалектам показали, что и восточнославянская ветвь не была в этом отношении исключением: подобно двум другим, она вобрала в себя первоначально не вполне тождественные племенные говоры" [Зализняк 2004: 57]. В частности, синкретическая древненовгородская система склонения а-основ, сформировавшаяся в ареале псковских кривичей и ильменских словен, засвидетельствована с XI в. [Зализняк 2004: 95-99], т. е. практически с позднепраславянского времени. Ареалы многих диалектных явлений соотносятся с археологическими ареалами восточнославянских племен и зачастую имеют позднепраславянское диалектное происхождение. О древних изоглоссах, оставшихся на восточнославянской территории от племенных диалектов, см. также [Николаев 1988; 1989; 1994; 2008; 2011; АНТТ 2013; Николаев и др. 2013].

Разумеется, наряду с грамматическими различиями между восточнославянскими диалектами позднепраславянского времени существовали и значительные лексические различия, во многих случаях сохранившиеся до наших дней и характеризующие различные диалектные ареалы. В частности, наиболее заметны различия между следующими ареалами:

2014 №2 Б1оуёпе

1) юго-западным, включающим все украинские, южнобелорусские и юго-западные русские говоры; 2) северо-западным, включающим говоры кривичского (псковские, тверские, смоленские, полоцкие) и новгородского происхождения (в том числе севернорусские и старожильческие говоры Предуралья, Урала и Сибири); 3) восточнорусским (владимиро-поволж-ским, "ростово-суздальским") и 4) юго-восточным русским.

§ 1.1. Стратификация диалектной лексики

в "Слове о полку Игореве" Неудивительно, что в "Слове" встречается лексика, которую, по данным сравнительной лексикологии современных восточнославянских диалектов, можно считать древнерусской диалектной. Однако нетривиальным фактом является неравномерное распределение диалектной лексики в тексте "Слова". Лексика, характерная для украинских и юго-западных русских говоров (далее "юго-западная"), малочисленна или отсутствует в тех фрагментах текста, в которых изобилует западно-и севернорусская лексика (далее "северная"). При этом в "Слове" практически отсутствует специфическая "восточнорусская" (владимиро-по-волжская, ростово-суздальская) и "юго-восточнорусская" (в частности, рязанская, верхнедонская) лексика.

Ниже в тексте "Слова" (в этом разделе и в § 5):

• лексика, выделенная жирным шрифтом, — юго-западная. Это лексика украинских, юго-восточных белорусских диалектов и говоров русского юго-запада (в основном Брянской и Курской областей);

• лексика, выделенная подчеркиванием, — северная. К ней относятся слова, известные из псковских, тверских и новгородских говоров (иногда также из средне- и южнорусских говоров кривичского происхождения — смоленских, калужских, московских), по "псковско-новгородскому" Северу (а также из переселенческих говоров Урала и Сибири), из говоров ближнего к Москве Северо-Востока (ярославских, костромских, нижегородских), — но отсутствующие в юго-западных говорах некривичского происхождения (брянских, орловских, курских) и в украинском языке1.

1 К сожалению, в полной мере не учитываются белорусские параллели из-за плохой изученности лексики белорусских говоров. Словари по ним только "дифференциальные", включая словарь И. И. Носовича [1870], в основном отражающий могилевские говоры. Лексический параллелизм с белорусским литературным языком малоинформативен ввиду гетерогенности диалектов белорусского языка (кривичский север и восток, дреговичский и волынский юг и переходные говоры центра, в основе которых лежат кривичские и дреговичские говоры). В сопоставительном украинском материале я, как правило, ссылаюсь на словари Б. Гринченко [Гршченко] и Е. Желеховского [Желеховский 1886], первый из которых лучше отражает лексику восточного украинского ареала, второй — западного.

Разумеется, любая из учтенных лексем на поверку может оказаться исчезнувшей из обращения с ХШ-Х^ вв. в одном из ареалов, а также книжной (церковнославянской), потому не имеющей значения для диалектной стратификации. Однако если в определенном фрагменте древнерусского текста обнаруживается скопление современных диалектизмов, то можно с некоторой степенью уверенности говорить о диалектном происхождении этого фрагмента, потому что, как уже было сказано выше (§ 1), древнерусский язык никогда не был однородным, в том числе и лексически. При этом конфигурация основных древнерусских диалектных ареалов на территории старого (племенного) расселения существенно не изменилась [Николаев 1994].

Текст "Слова о полку Игореве" условно разделен мною на фрагменты, как правило смысловые. Приведенное ниже деление повторено и в реконструированном тексте "Слова" (§ 5):

I. С Не лтпо ли ны бяшетъ брат1е по Они же сами княземъ славу роко-таху — только северные диалектизмы.

II. С Почнемъ же брат1е повтсть сю по А любо испити шеломомь Дону — только юго-западные диалектизмы.

III. С О Бояне соловт стараго времени по Солнце ему тъмою путь засту-паше — преобладание юго-западных диалектизмов над северными.

IV. С Нощь стонущи ему грозою птичьубуди по Кончакъ ему слтдъ править къ Дону къ великому — преобладание юго-западных диалектизмов над северными.

V. С Другаго дни велми рано по А храбри русици преградиша чрълеными щиты — только юго-западные диалектизмы.

VI. С Яръ туре Всеволода стоиши на борони по А сицеи рати не слышано — преобладание юго-западных диалектизмов над северными.

VII. С Съ зарата до вечера по Емляху дань по бтлт отъ двора — преобладание юго-западных диалектизмов над северными.

VIII. С Тш бо два храбрая Святъславлича по Уныша бо градомъ забралы а весел\е пониче — равное количество северных и юго-западных диалектизмов.

IX. С А Святъславь мутенъ сонъ видт по И несошл ю къ синему морю— только юго-западные диалектизмы.

X. С Иркоша бояре князю по А мы уже дружина жадни весел1я — преобладание юго-западных диалектизмов над северными.

XI. С Тогда велики Святъславъ изрони злато слово по А звтри кровь по-лизаша минути — преобладание юго-западных диалектизмов над северными.

XII. С Не бысь ту брата Брячяслава по Которое бо бтше насил1е отъ земли половецкыи — только юго-западные диалектизмы.

Таблица 1. Статистическое распределение диалектизмов в отдельных фрагментах "Слова о полку Игореве"2

Фрагмент Подсчитано слов Юго-западных диалектизмов (число) Юго-западных диалектизмов (процент к общему количеству слов) Северных диалектизмов (число) Северных диалектизмов (процент к общему количеству слов)

Только юго-западные диалектизмы

II 62 12 19% 0 0%

XII 40 6 15% 0 0%

V 62 8 13% 0 0%

IX 36 3 8,3% 0 0%

XIII 90 6 6,7% 0 0%

Сумма 290 35 12% 0 0%

Преобладание юго-западных диалектизмов над северными

XIV 109 17 15,6% 3 2,8%

IV 138 23 16% 1 0,8%

III 88 13 15% 2 2%

XI 268 32 12% 5 1,9%

VII 160 18 11% 5 3,1%

VI 116 10 8,6% 2 1,7%

X 99 7 7% 2 2%

Сумма 978 120 12,3% 20 2%

Равное количество северных и юго-западных диалектизмов

VIII 53 5 9,4% 5 9,4%

Преобладание северных диалектизмов над юго-западными

XV 185 3 1,6% 16 9,2%

Только северные диалектизмы

I 77 0 0% 6 7,8%

Диалектизмы практически отсутствуют

XVI 50 1 2% 0 0%

Общее количество диалектизмов

1633 164 10% 47 2,9%

2 При подсчете общего количества слов в "Слове" не учитываются имена собственные (личные имена, этнонимы, топонимы и т. п.) и производные от них; вспомогательные формы глагола, числительные, местоимения, предлоги, союзы и частицы. При подсчете д и а л е к т и з м о в не учитываются диалектизмы, использование которых могло быть вынужденным: местные реалии, военное снаряжение и обмундирование. Каждый диалектизм считается статистической единицей, независимо от того, разные это слова или повторяющиеся: фрагмент, где трижды отмечены буи и дважды чьрвленыи (юго-западные диалектизмы), считается содержащим пять диалектизмов.

3 См. сноску 2: подсчитано количество слов независимо от того, различные они или повторяющиеся.

XIII. С На седьмомъ втцт Трояни по Суда бож(а не минути — только юго-западные диалектизмы.

XIV. С О стонати рускои земли по Тугою имъ тули затче — преобладание юго-западных диалектизмов над северными.

XV. С Прысну море полунощи по То почнутъ наю птици бити въ полт поло-вецкомъ — преобладание северных диалектизмов над юго-западными.

XVI. С Рекъ Боянъ и Ходына по Княземъ слава а дружинт — диалектизмы практически отсутствуют: юго-западный диалектизм в формуле буи туру Всеволодт.

В трех фрагментах с преобладанием юго-западной лексики северная не разбросана по тексту, а сосредоточена в определенных отрывках. В VI фрагменте два северных слова находятся в рттко ратаевт кикахуть нъ часто врани граяхуть. В VII фрагменте северная лексика сконцентрирована в "Плаче русских женщин": потрепати 'воспользоваться', жирьна 'обильная', нарыщуче 'набегая' (в оставшейся части только жирьня, но с/о-основой). В X фрагменте притрепа 'добыл', при-трепанъ 'изранен' в части, посвященной полоцким событиям. В VIII фрагменте юго-западные во днЪ и кощ<Ъ>ево находятся в концовке, где северной лексики нет. Во всем тексте "Слова" северная лексика составляет 2,9 % от суммы учтенных слов, юго-западная — 10 %о.

Из табл. 2 видно, что наименьшее количество лексики, общей со "Словом", представлено в зоне, географически промежуточной между юго-западным и северным ареалами, — в смоленских и калужских говорах. Небольшая разница между украинскими и южнорусскими параллелями, с одной стороны, и между псковско-тверскими и новгородскими/ северными — с другой, объясняется недостаточной изученностью русской юго-западной (орловской, курской) и северо-западной (в первую очередь тверской) лексики. Псковский словарь издан до буквы О, поэтому создается ложное впечатление о малочисленности псковских параллелей, начинающихся на П и последующие буквы. Мало данных о восточнобе-лорусской лексике. Украинская лексика богато представлена в литературном языке и областных словарях (слабее изучена полесская и восточно-украинская лексика); севернорусская лексика неплохо отражена в [СРНГ]. Подавляющее большинство изданных областных диалектных словарей — "дифференциальные". Ущербность дифференциальных диалектных словарей заключается в том, что 1) из них нельзя узнать, имеется искомое слово в диалекте или отсутствует — если значение слова в диалекте соответствует хотя бы одному из "литературных", оно в дифференциальный словарь, как правило, не включается; 2) имеет ли искомое слово, наряду с указанным в словаре "диалектным", также и "литературные" значения.

Таблица 2. Распределение лексических параллелей по ареалам

Лексема в "Слове о полку Игореве" Юго-Запад Смоленск, Калуга Север

Украина Юго-Запад, Юг, Могилев Псков, Тверь, Москва Новгород, Север, Северо-Восток

болого 'добро' +

болонь 'выгон' +

болото 'жидкая грязь' +

босъи (бусъи ?) 'серый (?)' (+) + (+)

брехати 'лаять' + +

буи 'смелый'; буесть, буиство + +

бълванъ 'истукан' +

былина 'быль'

вельми 'очень' + +

вередити 'повреждать' + + (+)

вечеру 'вечером' + +

впдомъи 'известный' + +

впщьи 'вещий' +

впщьи 'колдовской' +

возграяти 'раскаркаться' +

въ дънп> 'внутри, в водах' +

възбивати 'поднимать' +

възбити ся 'взметнуться? встревожиться?' +

възкладати 'налагать' +

възплакати ся 'зарыдать' + (+)

възплескати 'начать плескать(ся)' +

възспсти 'сесть (на лошадь)' +

вьргнути 'бросить'

година 'время, пора' + +

гологолати 'предвещать недоброе' + (глаголити)

горп> 'наверх, наверху' +

граяти 'каркать' + +

гримати 'греметь' +

грязивъи 'грязный' (+) +

давьнъи 'старый (о человеке)' +

Дивъ 'мифологический персонаж' + + +

Юго-Запад Север

Лексема в "Слове о полку Игореве" Украина Юго-Запад, Юг, Могилев Смоленск, Калуга Псков, Тверь, Москва Новгород, Север, Северо-Восток

дтти бтсови +

дорыскати 'добежать' +

дотечи 'добежать, добраться' +

дубье (? добье) 'дубы' + (+)

жадьньи 'желающий' +

жалоба 'печаль' + + +

жалоща 'печаль' +

жестокъи 'бравый, сильный' + + (+)

жиръ 'добро, пожитки' + +

жирьнъи 'обильный' + +

заворочати 'заворачивать' +

закладати + + (+) (+)

'класть в паз, проушину'

заранье 'раннее утро' + +

засапожьникъ +

'нож, который кладется за

голенище'

заступити 'преградить' + +

заутръкъ 'завтрак' (+) + + +

зегъзица 'кукушка' (+) (+) (+)

знаемъи 'знакомый' + +

избивати 'убивать' +

изронити 'сронить' + +

изтягнути 'вытянуть' (с -гн-) + +

карьна 'тоска' +

каяти 'порицать' + +

клюка 'хитрость' + +

кнесъ 'князек (кровли)' + + (+)

ковати (коромолу) + +

ковылье 'ковыль' + (+)

кое 'где?' +

коньць 'на конце' +

коромола 'заговор' +

котора 'ссора' + (+)

кощти 'раб' +

крильце 'крылышко' + +

Лексема в "Слове о полку Игореве" Юго-Запад Смоленск, Калуга Север

Украина Юго-Запад, Юг, Могилев Псков, Тверь, Москва Новгород, Север, Северо-Восток

крпсити 'воскресить' +

къметь 'воин' + +

кыкати 'куковать' +

кыкати 'понукать животное' +

лппо 'хорошо' + + (лепый)

лозье 'ветки' +

льяти (по-,роз-, вы-) 'лить' +

мосты мостити 'гатить' +

мъчати 'быстро понести, повезти' +

мысль 'белка' + +

мыть 'линька (у птиц)' +

мьгла 'облако' +

мьгла 'туман' +

наничь 'наизнанку' +

напрячи 'натянуть' +

нарыскати 'нападать' +

насадъ 'род судна' +

насильнъи 'дующий навстречу' +

незнаемъи 'незнакомый' +

ничати 'приникать' +

нужа 'бедствие' (+) +

опутати 'сосватать' +

острити (сьрдьца) + (+)

палати (съ-, за-) 'сгореть, пылать' +

папързъ 'сустав крыла' +

пахати ся 'развеваться' +

переди, напереди 'впереди' +

передьньи 'прежний' +

переторгнути 'переместить? переломить, изнурить?' +

ппти 'звенеть, жужжать' +

повити 'пеленать' + +

Лексема в "Слове о полку Игореве" Юго-Запад Смоленск, Калуга Север

Украина Юго-Запад, Юг, Могилев Псков, Тверь, Москва Новгород, Север, Северо-Восток

поволочи ся 'затянуться облаками' +

повьргнути 'заставить упасть' +

погрузити 'погрузить (в воду), утопить' + +

подвизати ся 'двигаться' +

позьрпти 'посмотреть' +

полонити 'пленить' +

помьлкнути 'замолкнуть (о многих)' +

помьнити 'вспоминать' +

понизити 'опустить' + + (+)

поникнути 'исчезнуть' + (+)

порохъ 'пыль' + +

поскппати 'расщепить' + +

потрепати 'попользоваться' (+)

потручати 'потолкать' +

потяти 'изрубить, убить' + (+)

похоть 'страстное желание' +

правити 'двигаться в определенном направлении' (+) +

пригвоздити 'прикрепить' +

приламати 'испытать' +

приломити 'испытать' + +

притрепати 'добыть' +

притрепати 'изранить' (+) +

путины 'пута' +

пятъкъ 'пятница' +

рано 'утром' +

розкропити 'разбрызгать' +

розсути 'раздвинуть, рассредоточить' + +

розумпти 'вдуматься' +

розьно 'врозь, в разные стороны' + + + +

рокотати 'петь' +

2014 №2 Б1оуёпе

Юго-Запад Север

Лексема в "Слове о полку Игореве" Украина Юго-Запад, Юг, Могилев Смоленск, Калуга Псков, Тверь, Москва Новгород, Север, Северо-Восток

свттьлое сълньце +

слтдъ (послелог) 'следом' +

смъркъ 'дым (?)' +

стремень 'стремя' +

струга 'ручей' +

съвивати 'соединять' +

съвтдомъи 'сведующий' + +

съглядати

'взглянуть, увидеть'

сыновьць 'племянник (сын брата)' +

тропа 'след' +

трупье 'трупы' +

туча 'грозовая туча' +

убудити 'разбудить' +

ужина 'ужин' + +

утдье 'кормежка' (+)

хоботъ 'бунчук' +

хълмъ 'холм' + +

цвтлити 'хлестать' +

чайка 'чайка' + +

чи 'ли, или, разве' + +

чьрвленъи 'красный' +

яруга 'овраг' + +

81 (50 55 (21 "экс- 5 14 (3 "экс- 34 (23 "экс-

Суммы лексических "эксклю- клюзивная") клюзив- клюзивных")

параллелей зивных") ных")

103 35

Русская диалектная лексика исследована достаточно подробно. В отличие от нее лексика северо-восточных украинских говоров известна лишь фрагментарно, по большей части из художественных текстов. По этой причине многие слова и формы, встречающиеся в "юго-западных" фрагментах "Слова", иногда представлены только брянскими соответствиями, см. работы В. А. Козырева, который использовал данные картотеки Брянского областного словаря и собственные записи [Козырев 1975а: 142-144; 1975б; 1976]. Из-за этого возникает ложное впечатление, что значительная часть лексики "Слова" имеет специфические брянские

параллели. В действительности она должна быть охарактеризована как общая лексика, характерная для юго-западных русских и северо-восточных украинских говоров (надо полагать, что и для говоров юго-востока Белоруссии). На поверку оказывается, что большинство слов и идиом, приводимых В. А. Козыревым (и вслед за ним А. Ю. Черновым) как "специфически брянские", на самом деле распространены в указанном ареале и представлены в украинском (в том числе литературном) языке. Из 38 параллелей, выявленных только в современных брянских говорах [Козырев 1975а: 144], таковыми могут быть признаны 12: насильно 'дуя навстречу (о ветре)', кощей 'слуга', возграяться 'начать каркать (о вороне)', бологое (сущ.) 'добро'; глаголить 'предвещать (недоброе)'; грязивый 'болотистый, топкий'; мыть 'выпадение перьев (при линьке)'; свивать 'соединять'; карна 'печаль, тоска', поволочиться 'покрыться (облаками, о небе)', дорыскать 'добежать', дотечь 'добраться' (также, возможно, давний, давный 'достигший глубокой старости'). Замечу, что В. А. Козырев почти не упоминает брянско-украинские параллели и вообще параллели лексики "Слова" с украинским и белорусским языками. Большинство "уникальных" брянских и южнорусских параллелей (последние, согласно В. А. Козыреву, составляют 36 % от всех лексических параллелей) уникальными не являются, так как широко представлены в украинских и/или белорусских диалектах. В то же время действительно уникальных украинских параллелей (большинство из этих слов есть в украинском литературном) насчитывается заметно больше, чем брянских, — 50. Сюда нужно добавить 27 параллелей с лексикой, одновременно отмеченной в южнорусских, восточнобелорус-ских говорах и в украинском (сведомый/св1домий, ведомый/в\домий и т. д.). В своих теоретических выводах В. А. Козырев [1976: 103] высказывается осторожнее: "Тот факт, что среди обнаруженных параллелей значительная часть относится к брянским говорам, объясняется прежде всего тем, что на этой территории нами были предприняты специальные поиски, тогда как по другим областям мы располагали лишь теми сведениями, которые могли почерпнуть из соответствующих источников". В. А. Козырев обнаружил всего 8 эксклюзивных лексических параллелей со средне-, севернорусскими говорами и говорами Урала и Сибири [Козырев 1975а: 141], из которых луча, сулица, котора, буесть, тутнеть северными словами не являются. В действительности северных эксклюзивных параллелей 35 (табл. 2).

Почти все "украинизмы" в "Слове" являются общеукраинскими, т. е. свойственными как восточным, так и западным диалектам. Лексика, общая с южнорусской, должна была присутствовать в киевско-черниговских говорах XII в., однако резкий перевес "общеукраинской"

лексики над русской юго-западной может говорить о галицко-волын-ском вкладе в староукраинскую часть "Слова"4.

§ 2. Диалектные особенности "Слова о полку Игореве"

§ 2.1. Глагол в начале предложения как диалектный маркер Синтаксис "Слова" отличается большим числом предложений, вводимых бессоюзно, что не характерно для древнерусской прозы [Зализняк 2008а: 190-205]. Однако в предложениях, в которых личные формы глагола стоят в начале, они как правило сопровождаются энклитиками и/или проклитиками. Такое употребление встречается во всех фрагментах "Слова" независимо от их диалектной атрибуции:

1. Почнемъ же брат1е повтсть ст. 2. Рекоста бо братъ брату. 3. Биша ся день биша ся другыи. 4. Хощу бо рече коте приломити.

5. Уныша бо градомъ забралы. 6. Полечю рече зегзицею по Дунаеви (в последнем примере энклитикой являются фонологически безударное рече). 7. Не быс<т>ь ту брата Брячяслава ни другаго Всеволода. 8. И ркоша бояре князю. 9. И рече ему буи туръ Всеволодъ. 10. Нъ рекосте мужаимт ся сами. 10. А въстона бо брат1е Шевъ тугою. 12. И рече Гзакъ къ Кончакови. 13. А всядемъ брат1е на свои бръзыя комони. 14. Чи ли въспъти было втщеи Бояне. 15. Не было нъ обидт порождено ни соколу ни кречету. Сюда относится и 16. О стонатирускои земли.

Без энклитик/проклитик по всему тексту отмечены начальные императивы и неличные формы (/-причастие, инфинитив): 1. Сп>длаи брате свои бръзыи комони. 2. Вступита господина въ злата стремень. 3. Стръ-ляи господине Кончака поганого кощея. 4. Загородите полю ворота своими острыми стртлами. 5. Были втчи Трояни, минула лтта Ярославля.

6. Уныл<и> голоси, пониче весел\е, трубы трубятъ городеньскт. 7. Быти грому великому, итти дождю стртлами. 8. Птти было птс<н>ь Игореви

4 Украинские говоры Волыни и Полесья восходят к позднепраславянскому

дулебскому диалекту, предку племенных диалектов бужан, волынян, дреговичей, древлян и полян, их лексика является северо-восточным компонентом общеукраинского словаря. Дулебы принадлежали к позднепраславянскому этноплеменному объединению VI-VII вв., известному как словены (склавины) [Николаев, Тер-Аванесова, Толстая 2013]. Галицкие и карпатоукраинские говоры восходят к позднепраславянскому диалекту днепровско-карпатских хорватов, их лексика является юго-западным компонентом. Хорваты — потомки другого этноплеменного объединения той же эпохи, известного как анты [Николаев 2008]. На Волыни южнее Полесья после XIV в. на основе северногалицких говоров сформировалось волынское койне. В сложении волынского койне принимали участие северноукраинские говоры дулебского происхождения. Восходящие к волынскому койне (южно)волынские говоры расположены в зоне от Среднего Побужья на западе до Житомира и Винницы на востоке, их южная граница проходит приблизительно по линии Белз — Мосты Великие — Буск — Золочев — Збараж — Красилов — Хмельник — Калиновка — Тетиев [Николаев, Тер-Аванесова, Толстая 2013: 114-115].

того внуку. Показательно, что в этих примерах за инициальными /-причастиями и инфинитивом следуют знаменательные, но фонологически безударные формы-энклиномены: впчи, голоси, грому, было.

Особый комментарий требуется к начальным личным формам пре-зенса и аориста, не сопровождаемым энклитиками и/или проклитиками.

В юго-западных фрагментах, составляющих подавляющую часть текста (1268 учтенных слов), засвидетельствованы только две инициальные формы презенса и одна форма аориста без энклитик/проклитик: 1. Спала князюумь похоти. 2. Дремлетъ въ полп Ольговохороброе гнпздо. 3. Ничить трава жалощами, а древо с<я> тугою къ земли преклонило с<я>. При этом в первых двух примерах за глаголом следуют фонологически безударные слова — формы-энклиномены князю и въ полп.

Напротив, в коротком "северном" XV фрагменте (185 слов) и в примыкающем к нему "внедиалектном" заключительном XVI фрагменте (50 слов) в инициальной позиции представлены 5 аористов, 1 презенс и 1 действительное причастие в функции сказуемого, не сопровождаемые энклитика-ми/проклитиками, а знаменательная форма-энклиномен (море) присутствует только в одном примере: 1. Прысну море полунощи. 2. Погасоша вечеру зари. 3. Стукну земля въ<с>шумп трава. 3. Уныша цвпты жалобою. 4. Рече Кончакъ ко Гзп. 5. Млъвитъ Гзакъ Кончакови. 6. Рекъ Боянъ и Ходына.

По всей видимости, эта синтаксическая черта скоррелирована с северным лексическим комплексом и является различительным признаком двух диалектов, представленных в "Слове". При окончательной обработке текста была унифицирована морфология, которая соответствует северной лексике (§ 2.2), но синтаксическая особенность "северного" диалекта (по-видимому, инновационная) проявилась только в отрывке, сочиненном на этом диалекте. В этом же фрагменте употреблена форма мн. ч. пътиц<п>, тогда как в остальном тексте в этом значении употребляется собирательная форма ед. ч. пътичь. Также в этом фрагменте примечательна фраза Игореви князю Богъ путь кажетъ, которая перекликается с Игорь пдетъ [. . .] къ святпи Богородици Пирогощеи и побарая за христьяны на поганыя плъки во "внедиалектном" XVI фрагменте. В остальном тексте христианский Бог не фигурирует, а христианская тема ограничивается упоминанием киевской Святой Софии.

§ 2.2. Именное словоизменение в "Слове о полку Игореве" как диалектный маркер

§ 2.2.1. Система склонения а-основ в "Слове о полку Игореве" Большую важность для диалектной атрибуции протографа "Слова" имеет именное словоизменение (см. его подробный разбор в [Дыбо 2006: 439-454], в частности — система окончаний род., дат. и местн. п. ед. ч.

в склонении существительных с а-основами (голова, земля и т. п.). Материал приводится ниже, окончания представлены в табл. 3.

Таблица 3. Система окончаний род., дат. и местн. п. ед. ч. существительных с а-основами в "Слове о полку Игореве"

Падеж Твердое склонение Мягкое склонение

-ица мягкие сонанты и j

Род. -ы // -п -п -и

Дат. и местн. -п // -ы -и

Материал. Твердое склонение: род. съ... Каялы, Каялы (2х), до Немиги, рткы; головы, славы ладт, изъ... славт; дат.-местн. по бтлт, Влъзт, ко Гзт, дружинт, къ дружинт, на Каялт (2х), въ Каялт, мглт, Немизт (2х), по ногатт, порезант, нартцт (2х), въ... ртцт, къ ртцт, стдинт, ужинт; по Сули [вместо *по Султ]; на... травт головы.

Мягкое склонение. Основы на мягкие сонанты и}: род. среди земли (2х), от земли, изъ земли, пустыни, у... Софеи; дат.-местн. земли (4х), въ... земли, по земли (5х), ко... Софи. Основы на -ц-: род. дъвице; дат.-местн. къ... Богородици въ гридницт.

В мягком склонении однажды отмечено окончание -т в местн. п. прилагательного: синт (мьглт). Здесь -т могло быть восстановлено копиистом по аналогии с мглт. Помимо этих форм, нередки церковнославянские формы род. п. на -а/-я, которые не релевантны для определения русского окончания в "Слове".

В мягком склонении только окончание -и (наряду с нерелевантным ц.-слав. -а/-я) обнаруживается на месте этимологического -т в им.(-вин.) п. мн. ч.: им. п. мн. сабли (2х), зори, зари, вежи, млъти.

Форма род. п. дъвице параллельна местн. п. въ гридницт — формы на -т представлены только в суффиксальных образованиях на -ица. Помимо этого, окончание -т представлено в вин. п. мн. ч. усобицт, хотя большинство подобных форм имеет окончание -и: галици (3х), ли-сици, птици, дтвици, сулици (2х) — наряду с нерелевантными церковнославянскими формами на -а/-я. Представляется, что в протографе эти формы имели окончание -т, а написание -и на месте заударного -т должно быть отнесено на счет копиистов XV-XVI вв. Таким образом, для диалекта "Слова" реконструируется нетривиальное мягкое склонение а-основ с генерализованным окончанием -т у основ на -(и)ца (фактически это переход основ на -ц- в твердое склонение) и генерализованным -и у остальных основ.

§ 2.2.2. Южнопсковско-селижаровское склонение а-основ

как аналог системы "Слова о полку Игореве" В тексте "Слова" наблюдается взаимопроникновение окончаний род. и дат.-местн. п. ед. ч. твердого склонения: род. п. ладт, изъ ... славт

и дат. головы. Еще один возможный случай местн. п. на -ы — это на брезп быстрои Каялы, на что может указывать адъективное окончание -ои, которое в форме достоверного родительного падежа засвидетельствовано только один раз (изъ земли половецкои на землюрускую), в остальных многочисленных примерах окончания род. п. ед. ч. ж. р. -ыи или -ыя/-гя. На брезп быстрои Каялы может быть таким же двойным локативом, как Днппр<п> темнп березп.

Исконные окончания твердого склонения превалируют, однако не исключено, что оригинальная система была искажена редактурой, произведенной переписчиками. Показательны "неисправленные" формы им. мн. ж. р. знаеми, изъострени, роспущени, ради, с заударным -и. Формы вин. п. мн. ч. м. р. на -и в списке "Слова" (хлъми, салтани, стязи, лучи, тули, вережени) объяснимы утратой различия между им. и вин. п. мн. ч. в языке копиистов XV-XVI вв. Однако аналогичные формы на -и у твердых а-основ ж. р. могут быть объяснены только как результат развития заударного -п /е/ > -и — ср. по Сули = *по Сулп5, а такжерозино вместо *розпно = /розьно, розёно/. В они же сами (струны) окончания -и также, по всей видимости, являются субститутами онп, самп протографа (формы, распространенные в современных западных и северозападных говорах).

Смешение окончаний род. и дат.-местн. п. твердого склонения и их вытеснение окончаниями мягкого склонения приводит к образованию так называемых "обратных" систем (род. п. водп, дат.-местн. п. воды) и близких к ним систем со сложным синкретизмом в твердом склонении [АНТТ 2013: 87-110]. Такие системы характерны для говоров южно-псковско-селижаровской группы, которые берут свое начало в диалекте кривичей (по своей культуре близких к собственно псковским), населявших верхнее течение рек Великой, Дрисы, Западной Двины, Ловати и регион верхневолжских озер [Седов 1982: 160-161, карта 25; 166-167, карта 26]. Современный южнопсковско-селижаровский ареал простирается к северу до среднего течения Ловати (Холмский, Маревский р-ны и юго-восток Демянского р-на Новгородской обл.), на западе включает южнопсковские говоры (Опочецкий, Пустошкинский, Лок-нянский, Великолукский, Усвятский, Куньинский, Себежский, Невельский р-ны Псковской обл.), на юге граничит со смоленскими и полоцкими говорами по изоглоссе диссимилятивного аканья [ДАРЯ, 1: карта 2], включает в себя юго-западную часть Тверской области (Западнодвин-ский, Торопецкий, Андреапольский, Пеновский, Осташковский, Сели-жаровский, Кувшиновский р-ны, запад Торжокского р-на Тверской обл.).

5 По-украински топоним имеет ударение на последнем слоге (Сула), в древнерусском засвидетельствованы оба ударения [Зализняк 2014: 660].

Во многих говорах этого ареала в твердом склонении используются окончания мягкого склонения, тогда как в мягком склонении происходит обобщение окончаний -т или -и. В большинстве говоров наблюдается вариативность форм твердого склонения (табл. 4).

Таблица 4. Один из распространенных вариантов южнопсковско-селижаровской системы окончаний род., дат. и местн. п. ед. ч. существительных с а-основами6

Падеж Твердое склонение Мягкое склонение

Род. -п (// -ы) -и

Дат. и местн. -ы (// -№) -и

Вариант южнопсковско-селижаровской системы — со свободным варьированием окончаний -ы и -т в твердом склонении и с единым окончанием -и в мягком, и таким образом близкий к системе "Слова" — представлен также во II почерке Строевского списка Псковской 3-й летописи [АНТТ 2013: 135-136], где эта система помещена среди древнепсковских.

Особый статус основ на -ица в "Слове" сближает его систему с одной из древнепсковских, которая представлена в I почерке Строевского списка 3-й Псковской летописи [АНТТ 2013: 131-135]. По этому признаку система "Слова" также близка к системе, представленной в тексте "Повести временных лет" в обоих почерках Ипатьевской летописи, имеющей и другие псковско-полоцкие особенности [АНТТ 2013: 149-154].

Система склонения а-основ в "Слове", с ее обобщенным окончанием -и в мягком склонении, близка к системе, представленной в белорусском литературном языке и в центральнобелорусских говорах, однако в них окончания твердого склонения последовательно различаются (за исключением основ на -р, перешедших в мягкое склонение в связи с утратой фонологического противопоставления /г/ и /г'/) [АНТТ 2013: 128-130]. Обобщение окончания -и известно также из многих русских юго-западных говоров смоленско-кривичского происхождения, но в них, судя по архаическим говорам, эта система имеет позднее происхождение. Как русская "смоленская", так и белорусская система с обобщенным окончанием -и имеют относительно позднее происхождение: в смоленских и полоцких грамотах окончания род. п. -т и дат., местн. п. -и различались вплоть до XIV в. [АНТТ 2013: 78-86]. Генерализация окончания -и в мягком склонении характерна для древнепсковского

6 Вариант с колебанием окончаний род., дат. и местн. п. твердого склонения с синкретизмом окончаний мягкого склонения по -и. Кроме этого варианта, в южнопсковско-селижаровском ареале отмечены "обратные" системы с сохранением в мягком склонении праславянских окончаний и системы с генерализацией окончания -т. Говоры с синкретизмом по -и встречаются по всему ареалу [АНТТ 2013: 165, карта 2].

[АНТТ 2013: 130-137] и древнетверского диалектов [АНТТ 2013: 127-128], однако в них не было окончания -ы в дат. и местн. п. твердого склонения.

§ 2.2.3. Кардинальное отличие склонения а-основ в "Слове"

от систем украинско-белорусско-русского пограничья § 2.2.3.1. Припятско-полесская система склонения

Склонение а-основ в тексте "Слова о полку Игореве", по-видимому, исключает киевское или черниговское происхождение известной нам редакции "Слова": в древнерусских диалектах современных Украины, южной Белоруссии и юго-западной России были представлены иные системы склонения а-основ [АНТТ 2013: 154-156]. В тексте употребляется единое окончание -и в род., дат. и местн. п. мягкого склонения (исключения — основы с суффиксом -ица), тогда как для всего поздне-праславянского припятско-полесского (дулебского) ареала было характерно синкретическое окончание -п (ср. укр. литер. род.-дат.-местн. землг < *землп); для северночерниговского, брянского и восточнобело-русского ареала — окончания род. -и, дат. и местн. п. -п. Эти три системы сводимы только на праславянском уровне.

Ниже (табл. 5) приводится полесско-припятская система род., дат. и местн. п. а-основ, в настоящее время представленная по всему Полесью, Волыни, на юго-востоке Украины и в украинском литературном языке [АНТТ 2013: 138]. Судя по конфигурации ареала этой системы, она должна была сформироваться в позднепраславянскую эпоху. Так как эта система представлена во всех восточнополесских, надднепровских и слобожанских говорах, есть все основания полагать, что она была характерна и для диалекта древних Киева и, возможно, Чернигова (где могла быть представлена также и брянско-полесская система, см. ниже). Полесско-припятская система соотносится с близкородственными племенными диалектами потомков дулебов — бужан, волынян, дреговичей, древлян и полян [Седов 1982: 90-22; Николаев и др. 2013].

Таблица 5 Полесско-припятская система окончаний род., дат. и местн. п. ед. ч существительных с а-основами

Падеж Твердое склонение Мягкое склонение

Род. -ы (> укр. литер. -и) -п (> укр. литер. -г)

Дат. и местн. -п (> укр. литер. -г) -п (> укр. литер. -г)

§ 2.2.3.2. Брянско-полесская и восточнобелорусская системы склонения Второй системой склонения а-основ, представленной на северо-востоке Украины, в юго-восточной Белоруссии и на русском Юго-Западе, является брянско-полесская система и ее вариант — восточнобелорусская система [АНТТ 2013: 116-121]. В этой системе, как в восточнорусских

говорах (и в русском литературном языке), праславянские окончания род., дат. и местн. п. мягкого склонения заменены окончаниями твердого (-ы было заимствовано в виде -и) — см. табл. 6.

Таблица 6. Брянско-полесская и восточнобелорусская система окончаний род., дат. и местн. п. ед. ч. существительных с а-основами

Падеж Твердое склонение Мягкое склонение

Род. -ы -и

Дат. и местн. -т -т

На северо-востоке Украины эта система образует ареалы в междуречье Припяти и Днепра, на севере Черниговской, Сумской и Харьковской областей. В Белоруссии она характерна для юго-восточных (гомельских и могилевских) говоров. На русском Юго-Западе эта система является естественным продолжением ареала восточнорусской системы. Южнорусские системы русского Задесенья ("брянского угла"), юго-восточной Белоруссии и украинского северо-восточного Полесья восходят к племенному диалекту северян. Можно предполагать, что эта система была представлена в северо-восточной части Черниговского княжества. Замена окончаний род., дат. и местн. п. мягкого склонения а-основ окончаниями твердого склонения, по-видимому, была древней изоглоссой, объединявшей племенные диалекты славян, населявших современные восточную и южную Россию, юго-восточную Белоруссию и северо-восточную Украину — славян Волго-Клязьминского междуречья, вятичей, славян Верхнего Дона и северян. Сплошной ареал был разорван вследствие относительно позднего переселения смоленских кривичей и их языковых потомков в Деснинско-Окское междуречье и южнее в сторону Белгорода.

§ 2.3. Другие диалектные особенности склонения в "Слове" Твердое склонение о-основ не имеет в "Слове" выраженных диалектных особенностей (путаница окончаний -ы и -и в им. п. мн. ч. может быть отнесена на счет копиистов, у которых эти падежи формально уже не различались). Для склонения мягких о-основ в тексте "Слова" характерна замена "мягкого" окончания местного пад. "твердым" (замена, противоположная в сравнении со склонением а-основ!): въ Путивлт (3х), Тмуто-рокант, въ полт (4х), на полт, на море, въ морт. Формально архаизмами являются Гориславличи, Трояни, на Дунаи (2х), по... князи, однако в них можно видеть позднейшую замену заударного -т на -и (§ 2.2.3.1). В полоцких и южнопсковско-селижаровских говорах отмечено только окончание -т (на коне). В большинстве украинских говоров (за исключением карпатоукраинских) также обобщено окончание твердого склонения -т (укр. литер. на кот, у ктщ).

В вин. п. мн. ч. основ м. р. отмечено только окончание -и на месте этимологического -п: вои, на вои (3х), свои комони (2х), подъмечи, князи, свои мечи, корабли, Святославли, чужи, ручьи, что указывает на замену этимологического -п новым -и уже в протографе. В этом отношении система "Слова" принципиально отличается от украинской, в которой окончание -п осталось неизменным (укр. литер. кот, князг).

У местоимений, числительных и в членных формах прилагательных и других адъективных форм окончание -п после * (в род. ед. ж. р., вин. мн. м. р., им.-вин. мн. ж. р.), по-видимому, также было замещено окончанием -и: по всему тексту в этих формах отмечается только -и (наряду с ц.-слав. -я), но не этимологическое -п:

род. п. ед. ч. ж. р. которыи, половецкыи, рускыи; быстрои, половецкои; вин. п. мн. ч. м. р. бръзыи, подъ тыи, харалужныи; им. п. мн. ч. ж. ляцкги, городеньскги, половецкги; вин. п. мн. ч. ж. р. угорскыи.

В отличие от местн. п. м. р. на -и, наряду с которым в тексте "Слова" отмечены и формы на -п, в род. п. мягких а-основ, вин. п. мн. ч. м. р., им.-вин. п. мн. ч. ж. р. и в окончаниях на *-)ё формы на -п не отмечены (за исключением основ на -ица): представлены только формы на -и и их ц.-слав. субституты с окончанием -я/-а. Трудно себе представить, что копиисты первичное окончание -п последовательно заменяли церковнославянским -я/-а (при этом исключив из редактуры основы на -ица), а на вторичное -и не обращали внимания. Очевидно, что в перечисленных падежных формах в протографе (и, наверное, в диалекте автора "Слова") использовалось только вторичное окончание -и. Во всех украинских говорах эти окончания имеют рефлекс -п (укр. литер. -г).

§ 2.4. Диалектная принадлежность протографа

"Слова о полку Игореве" Система склонения а-основ, представленная в списке "Слова" и характеризовавшая диалект протографа (и, по всей видимости, авторского текста, § 2.2.3.1), является одним из вариантов южнопсковско-сели-жаровской системы, в настоящее время распространенной в русских южнопсковско-селижаровских говорах (§ 2.2.3.2). Эта система кардинально отличается от обнаруживаемых в юго-западных русских и северо-восточных украинских говорах систем, которые имеют позднепра-славянское происхождение (§ 2.2.3). В XI-XШ вв. эти системы могли быть архаичнее современных, но система "Слова" сближается с ними только на праславянском уровне7. Столь искусную редакцию текста именно в

7 Системы склонения, известные из старейших списков Повести временных лет, различаются между собою и весьма далеки от праславянской [АНТТ 2013: 149-154].

отношении именного словоизменения — последовательную субституцию ожидаемых "древнерусской" (гипотетической системы с праславянским распределением окончаний), древнекиевской или новгород-северской систем одним из вариантов южнопсковско-селижаровской с нетривиальным противопоставлением основ на -(и)ца другим мягким а-основам — вряд ли можно приписать копиистам: другие раннедревнерусские черты протографа "Слова" до нас дошли без систематических искажений. Особенности склонения о-основ и прилагательных также позволяют отнести диалект "Слова" к южнопсковско-селижаровскому ареалу.

А. А. Зализняк [2008а: 139-155] приводит доводы, согласно которым, вслед за Н. М. Каринским, текст "Слова" связывается целым рядом диалектных черт с псковской диалектной зоной, однако указывается, что "нужно учитывать, что признаки, заставляющие предпочесть псковскую зону перед полоцкой, не слишком жестки и держатся на единичных примерах" [там же: 148].

Следует заметить, что в данном случае имеется контраст между севернопсковской зоной, с одной стороны, и собственно полоцкой — с другой. Между этими зонами располагается южнопсковский ареал, имеющий специфические диалектные признаки.

А. В. Дыбо, проанализировав весь комплекс диалектных черт текста "Слова", сузила локализацию диалекта памятника до "полоцко-смолен-ской": "Особенности второй палатализации (регулярная палатализация заднеязычных, отсутствие палатализации сочетания ск) при наличии цоканья скорее говорят о полоцко-смоленском [. . .] диалекте раннего типа. Остальные диалектные явления, которые можно отнести к раннему слою, не противоречат такой локализации" [Дыбо 2006: 464].

Для текста "Слова" характерны:

1) отсутствие специфических новгородских признаков;

2) отсутствие специфических северно- и центральнопсковских признаков (аффрикатизация велярных в позиции II палатализации и прочие "общерусские" черты, не свойственные древнепсковскому диалекту);

3) присутствие общих смоленско-полоцко-южнопсковско-селижа-ровских признаков;

4) присутствие признаков, характерных только для говоров сопредельного с полоцким и смоленским южнопсковско-селижаровского ареала.

Смоленской и полоцкой атрибуции диалекта текста "Слова" препятствуют не только "шоканье", отсутствовавшее в диалекте смоленских (и, вероятно, полоцких) кривичей. В них склонение а-основ вплоть до XV в. было исторически тождественно праславянскому, т. е. окончания род. и дат.-местн. п. различались, а в мягком и твердом склонениях были разные окончания. Помимо этого, из табл. 2 видно, что именно

смоленские лексические параллели представлены в "Слове" в наименьшем количестве.

Аффрикаты/спиранты на месте заднеязычных в позиции II палатализации — изолосса, отделяющая центрально- и севернопсковские говоры от южнопсковско-селижаровских и полоцких. В северно- и централь-нопсковских говорах представлена "древнепсковская" система — с регулярным (в древнепсковском и раннем древненовгородском) или спорадическим (в современных говорах) сохранением велярных в позиции II палатализации перед рефлексами ятя в корнях (кеп, кевка, др.-новг. хпръ и т. п.) и в словоизменении (на ногп, нарукп, на сохп). В полоцких и южнопсковско-селижаровских говорах в корневых морфемах представлены "смоленская" [Николаев 2011: 12-14] или "стандартная восточнославянская" системы палатализации заднеязычных: с аффрикатами/ спирантами: II палатализация цеп, цевка, серый как III палатализация отец, курица в отличие от I палатализации чистый, начать ("стандартная" система); или чеп, чевка, шерый как чистый, начать — в отличие от отец, курица ("смоленская" система). Одна из этих систем отражена в тексте "Слова" — при этом предпочтительнее предположить "смоленскую" в том случае, если считать случаи цоканья в тексте первичными, а не привнесенными переписчиками. В псковских говорах чередования к/ц, г/з, х/с в словоизменении нет, так как они восходят к позднепрасла-вянкому диалекту без аффрикатизации велярных, но оно сохраняется в полоцких, с характерным "исключением" основ на -ск- (на руце, на нозе, но въ Полоцке). В "Слове" чередование к/ц, г/з, х/с в словоизменении представлено в "полоцком" варианте (въ Полоцкп, а не *Полоцтп или *Полоццп). В южнопсковско-селижаровских говорах чередования к/ц, г/з, х/с в словоизменении в настоящее время нет, но так как в корнях регулярно присутствуют аффрикаты (цеп, цевка), нужно считать их отсутствие в словоизменении результатом вторичного выравнивания основы в парадигме. В списке "Слова" представлены аффрикаты на месте заднеязычных в позиции II палатализации в словоизменении (Немизп, Влъзп, на рпцп и т. д.), что исключает (северно-)псковско-новгородское происхождение как первоначального текста, так и его промежуточных копий.

Окончания мягкого склонения а-основ и колебания в формах род. и дат. п. твердого склонения (род. ладп, изъ... славп, дат.-местн. п. головы) (§ 2.2.3.1) позволяют сузить "полоцко-южнопсковско-селижаров-ский" ареал, исключив из него полоцкие говоры. Представляется возможным локализовать диалектную систему протографа в южнопсков-ско-селижаровском ареале (§ 2.2.3.2). Характерно, что в списке "Слова" варьирует огласовка основы в формах дат. и местн. п. местоимений: себп (6х), тебп (2х) при однократном собп. А.В. Дыбо [2006: 454] сочла

формы с себ-, теб- церковнославянскими. Однако южнопсковско-сели-жаровские говоры находятся на границе современной изоглоссы: к северо-востоку от них сплошной ареал тебе, к юго-западу — тобе, а в самой южнопсковско-селижаровской зоне отмечено свободное варьирование этих форм [ДАРЯ, 2, карта 61]. Можно предположить, что вариативность себт/собт, тебт/тобт в южнопсковско-селижаровских говорах имеет давнее происхождение. В древненовгородском диалекте отмечаются устойчивые тобт, собт [Зализняк 2004: 152].

Представляется наиболее вероятным, что родным диалектом автора был один из кривичских говоров южнопсковско-селижаровского ареала. Поскольку крупнейшим и древнейшим городом этого региона был То-ропец, можно предположить, что автор был торопчанином, хотя это, разумеется, не более чем умозрительная гипотеза. Впрочем, она поддерживается архаичной языческой компонентой "Слова", а намеки на стойкое торопецкое язычество прослеживаются с XII по XVIII в. [Иродионов 1788].

По-видимому, автор "Слова", который написал (возможно, в буквальном смысле этого слова) свою поэму, вплел в нее обширные фрагменты из дружинного эпоса или авторского текста староукраинского происхождения, при этом староукраинская морфология была им последовательно заменена "южнопсковско-селижаровской". Отдельные части поэмы написаны на родном диалекте автора, этим объясняется редкость или отсутствие в них юго-западных диалектизмов. При обработке староукраинских текстов автор, по-видимому, сознательно избегал родных (северных) диалектизмов, хотя они и представлены в незначительном количестве8.

8 Мнение А. Г. Боброва, что автором литературной обрабоки "Слова" (первоначально былины, имевшей хождение в дружинной среде) был Ефросин Белозерский (кн. Иван Дмитриевич Шемяка), подтверждается среди прочих следующим рассуждением: "Реконструируемая нами биография Ефросина позволяет объяснить наличие в списке «Слова о полку Игореве» диалектных особенностей: с одной стороны, новгородско-псковских (детство в Юрьевом монастыре под Новгородом), а с другой — западнорусских и брянских (годы жизни в Оболчи и в Новгороде-Северском)" [Бобров 2005: 297]. Перемещения автора по различным ареалам, естественно, могли привнести в текст диалектные слова, но они бы ни в коем случае не находились в тексте в дополнительном распределении по блокам, тем более когда речь идет не о "ярких словечках" и реалиях, а о нейтральной лексике. Для того чтобы сымитировать длинный (тем более художественный!) текст на близком диалекте, надо не только знать его словарный состав, но и — что более важно — знать, каких слов в нем нет. В имитационном тексте непременно обнаружатся слова родного диалекта автора, которые он употребит в уверенности, что они бытуют и в имитированном говоре. К сожалению, ложное представление о способности писателей безошибочно имитировать не родные им диалекты распространено в филологическом сообществе. Приписывание же текста автору XV в. напрочь опровергается прослеживаемой по всему тексту "Слова" языковой системой, которая не может датироваться позднее, чем конец XIII - начало XIV вв. Подделать язык XIII в. мог только квалифицированный лингвист конца ХХ в., и то его подделка вскоре была бы развенчана, так как наши знания о древнерусском языке постоянно углубляются (см. подробно в [Зализняк 2008а]).

§ 3. Время создания "Слова" по данным грамматики

Черты XV-XVI вв., бросающиеся в глаза при первом знакомстве со "Словом", на поверку оказываются легко снимаемым слоем непоследовательного исправления древней орфографии на новую, замены полногласных форм на неполногласные (§ 4) и замены ряда окончаний [Зализняк 2008а: 122-139].

По данным грамматики, отраженной в списке, "Слово" было создано не позднее начала XIII в. — на это, в частности, указывают сохранность вакернагелевых комплексов частиц, использование "имперфекта совершенного вида" и 2 л. ед. ч. аориста (и имперфекта; в камо туръ поскочяше сочетание обоих архаизмов; см. об этих и остальных раннедревнерусских чертах "Слова" в [Зализняк 2008а: 38-122])9. Формы 3 л. имперфекта с нулевым окончанием и -ть строго распределены по архаическому правилу, установленному А. Тимберлейком [Тшвеиьаке 1999].

Обращает на себя внимание стройная система прошедших времен (аориста, имперфекта в значении актуального или повторяющегося действия, перфекта, плюсквамперфекта и "будущего в прошедшем"), начавшая разрушаться довольно рано. Признаков поздней правки временных форм глагола в "Слове" не обнаруживается — напротив, их распределение представляется чрезвычайно архаичным. Даже формы перфекта, который достаточно рано начал заменять формы аориста, в "Слове" сохраняют свое исконное значение [Зализняк 2008а: 124-126; ср. Дыбо 2006: 454-455]. В новгородских берестяных грамотах господствующей формой уже был перфект на месте аориста и имперфекта [Зализняк 2004: 173]. По мнению А. А. Зализняка, "аорист был не позднее XII в. (возможно, и раньше) оттеснен в сферу пассивного знания; в обыденной устной речи он уже не употреблялся — его заменял перфект, ставший универсальным выразителем прошедшего времени [. . .] Что касается имперфекта, то [. . .] можно предполагать тот же темп эволюции, что у аориста, но завершившийся быстрее" [Зализняк 2004: 174]. Таким образом, система глагольных времен в "Слове" соответствует даже не XII, а X-XI вв.

В древненовгородском согласуемые деепричастия (презентные на -а/-я/-юч-/-яч-, претеритные на -ъ/-въ/-въш-) утратили согласование (превратились в неизменяемые деепричастия) уже в ранний период, если их агенс входил в состав главного предложения, но не в качестве подлежащего, а в качестве второстепенного члена, причем неизменными показателями стали -чи (редко -че), -въши [Зализняк 2004: 144-145], что

9 Разумеется, речь тут не идет о заведомо поздних явлениях, отраженных в списке "Слова", — таких как южнославянская орфография, церковнославянские окончания и т. п., которые без труда "снимаются" при реконструкции без ущерба для целостности текста и разбросанных по нему многочисленных рифмоидов и ассонансов.

соответствует ситуации в современных северо-западных диалектах, где эти формы имеют суффиксы -чи, -вши или -че (-ча), -ше (-ша) [ДАРЯ, 2, карта 111]. Язык "Слова" показывает более архаическую, если не сказать праславянскую, систему, могшую быть древнерусской нормой не позже X в. Регулярны: 1. деепричастия м. р.: наплънився, избивая (Игорь), скача, летая, свивая, рища (Боян), посвтчивая (тур), бья (сокол), забывъ (Всеволод), подперъ, заступивъ, затворивъ, меча,рядя (Осмомысл),рекъ (Изя-слав), подпръ ся (Всеслав), труся (Овлур),рекъ (Ходына); 2. деепричастия ж. р.: стонущи (ночь), мычючи (желя), ркучи (2х, Ярославна), пожръши (Стугна); 3. деепричастия мн. ч. м. и ж. р.: дтляче (вороны), нарищуще (по-гании), о стонати рускои земли помянувше пръвую годину (неопределенно-личный агенс мн. ч.), птвше (страны и гради). По-видимому, регулярными надо считать также ищучи (куряне), ищучи (русичи), звонячи (Ярослав с былями) с фонетическим безударным (в XV-XVI вв.) -и вместо -е и ркучи (жены) с -и вместо -т. Исключения — только деепричастия настоящего времени: 1. форма м. р. вместо мн. ч. и ж. р.: звоня (девы), имтя (Стугна); вместо формы мн. ч.: побарая (князь и дружина); 2. форма ж. р. вместо м. р. лелтючи (ветер). В связи с тем, что исключений немного и выбор суффикса в них кажется бессистемным, более приемлемым кажется предположение, что они появились по небрежности переписчиков XV-XVI вв.

В "Слове" нередки формы беспредложного локатива, причем образуются они не только от топонимов, но и от нарицательных имен, при этом используется "двойной локатив": Днтпр<т> темнт березт 'на берегу темного Днепра'. Вероятно, двойной локатив также в на брезт бы-строи Каялы, § 2.2.2. Беспредложный локатив также в спала князюумь похоти 'ум князя сгорел в страстном желании'.

Формы двойственного числа употребляются регулярно — относительно непоследовательностей типа сыновчя [. . .] еста начала [. . .] одо-лтсте [. . .] прол1ясте см. [Зализняк 2008а: 42]. Во фразе Обида [. . .] въсплескала лебедиными крылы двойственное число не обязательно, так как могут иметься в виду крылья многих лебедей. Инновационное окончание -а в сьрдьца, крильца (вместо прасл. М) соответствует др.-новг. -а, которое засвидетельствано с XIII в. [Зализняк 2004: 111]. Затруднение вызывает интерпретация въ злата стремень, в котором -ь — графическая передача окончания дв. ч. ср. р. -т. В таком случае надо признать, что в "Слове" стремя имеет 2 формы — стремень м. р. и стремя ср. р. (по крайней мере в форме дв. ч.). Немногочисленные "вопиющие" нерегулярности в формах дв. ч. объясняются позднейшей правкой текста.

Формы склонения существительных с первоначальными о- и и-осно-вами в дошедшей до нас версии "Слова" путаются между собой, и я, как правило, сохраняю в своей реконструкции окончания, представленные в издании 1800 г. (т. е. в списке). Смешение форм о- и и-основ не может

свидетельствовать ни о диалекте "Слова", ни о времени его создания. В частности, в новгородских берестяных грамотах [Зализняк 2004: 107-109] окончание дат. п. -ови/-еви у имен собственных (ср. Игореви в "Слове") и у существительных попъ, мужь, отьць характерно для раннего периода; также в ранних грамотах отмечается окончание -е в род. и местн. п. от исконных о-основ (ср. в "Слове" о пълку и т. д.).

В отношении расстановки энклитик по закону Вакернагеля текст "Слова" соответствует норме XI-XII вв., при этом архаическая система (постановка ся в препозиции к глаголу, если только он не начинает предложение) характерна для всего текста независимо от стиля и лексического состава [Зализняк 2008а: 54-85]. Сомнительно, что в оригинальном тексте "Слова" имелось "двойное ся" (находящееся в регулярной препозиции к глаголу и повторенное в постпозиции). Имеется два случая "двойного ся": вежи ся половецкш подвизаша ся; а древо с<я> тугою къ земли преклонило с<я> в VII фрагменте (ср. регулярное и древо с<я> тугою къ земли прпклонило в XV фрагменте). Здесь поствербальное ся можно списать на копиистов XV-XVI вв., так как "основная масса таких примеров представлена в поздних рукописях — списках или оригиналах, относящихся не ранее чем к XIV веку" [Зализняк 2008б: 190]. Расстановка частицы ся не дает оснований датировать "Слове" позднее, чем XIII веком. В "Слове" ся находится в постпозиции к глаголу, стоящему в начале предложения после союза, такая постановка была обычной для древнерусских диалектов XII-XIII вв. (постановка ся после союзов явлалась редким архаизмом [там же: 37]: аще кому хотяше ппснь творити, то растпкашет ся мыслю по древу; и паде ся Кобякъ въ градп Кгевп; а чи диво ся братге стару помолодити и т. д. Этой датировке не противоречат и остальные примеры поствербального ся в случаях, когда глагол не начинает предложение. В [Зализняк 2008б: 98—102] показано, что в предложениях, начинающихся с обстоятельства, постановка ся в препозиции или постпозиции к глаголу зависит от того, имеется ли после обстоятельства семантический барьер. В "Слове" есть примеры только на поствербальное ся, причем в следующих случаях семантическая пауза после обстоятельства вероятна: тогда при Олзп Гориславли-чи спяшет ся и растяшеть усобицами, погибашеть жизнь Даждьбожа внука; порускои земли простроша ся половци; тогда при Олзп Горислав-личи спяшет ся и растяшеть усобицами, погибашеть жизнь Даждьбожа внука. Сложнее объяснить постпозицию в примере: уже снесе ся хула на хвалу, уже тресну нужда на волю, уже връже с<я> Дивь на землю — подобные (хотя и немногочисленные) случаи есть и в текстах XI-XII вв. [там же: 102]. Ср. препозицию перед существительными: ту ся брата разлучиста; ту ся котемъ приламати, ту ся саблямъ потручяти. В "Слове" есть еще несколько поствербальных ся в позициях, где это было

нормой в XI-XII вв. [там же: 47-51, 94-102]: во фразах с двучленными начальными составляющими: жены рустя въсплакаша с<я> аркучи; въ княжихъ крамолахъ втци человткомь скратиша с<я>; в сложных синтаксических периодах, где позиция ся определяется ритмико-синтак-сическими факторами: а въстона бо брат1е Шевъ тугою, а Черниговъ на-пастьми, тоска разл1я ся по рускои земли, печаль жирна тече средь земли рускыи; солнце свттит ся на небест, Игорь князь въ рускои земли, дтвици поютъ на Дунаи, вьют ся голоси чрезъ море до Шева.

Оставшаяся в "бытовом" написании, а поэтому вряд ли отредактированная переписчиками форма 2 л. мн. ч. имперфекта одтвахъте (фонологически /одЬвахоть/) имеет вторичную основу дтва- вместо исконной дтя-. В новгородских берестяных грамотах от этого глагола (дтяти 'класть, девать') /а-основа не засвидетельствована (хотя в указателе глагол и показан как надтяти ся, издтяти ся), однако вторичная основа дава- от аналогичного глагола даяти 'давать' фиксируется только с XIV в. при устойчивом даяти (также с приставками [Зализняк 2004: 729, 845]) в предшествующие века.

Архаичным в "Слове" является и склонение полных форм ед. ч. прилагательных женского рода. Если отвлечься от церковнославянских форм род. п. на -ыя/-ия (род. п. ед. ч.) и -ти (дат. п. — только в "церковных" сочетаниях ко святти Софт, къ святти Богородицы), то окончанием дат. и местн. п. является -ои/-еи, а окончанием род. п. — окончание -ыи, в котором -и восходит к с обобщенным окончанием -и, как вообще в склонении мягких а-основ (§ 2.2). Окончание род. п. -ои/-еи встречается редко и может рассматриваться как результат редакции XV-XVI вв. Таким образом, в этом отношении язык "Слова" не более инновационен, чем язык берестяных грамот XI-XII вв. В последнем уже в XII в. засвидетельствовано новое окончание дат.-местн. -ои, а окончание род. п. -ои (отчасти фонетически развившееся из -от) отмечается только с XIV в. [Зализняк 2004: 121-122].

Инновационной кажется система окончаний ед. ч. полных форм прилагательных м. и ср. р. В "Слове" нет следов адъективного окончания дат. п. ед. ч. -уму, на его месте всегда пишется -ому, и именно оно, по-видимому, было и в оригинале памятника. Вторичное окончание -ому отмечено в раннедревнерусских памятниках, поэтому его наличие в оригинальном тексте "Слова" не удивительно. Окончание местн. п. -омь встречается в тексте "Слова" чаще, чем архаичное -тмь. Окончание -омь не должно огульно считаться привнесенным переписчиками, так как в новгородских берестяных грамотах оно обычно с конца XIII в. и характерно для неновгородских текстов чуть более раннего периода [Зализняк 2004: 120-121; 151-152]. Также и окончание род.-местн. п. дв. ч. -ую/-юю, по-видимому, было заменено новым -ою/-ею: на своею нетрудною крилцю.

Такие инновации, как основа дтва-; личные глагольные формы в начале предложения, не сопровождающиеся энклитиками и/или проклитиками (§ 2.2); адъективные окончания род. п. -ои, местн. п. -омь, окончание дв. ч. -а у мягких основ среднего рода позволяют датировать текст памятника серединой или концом XIII в.10 "Слово" не могло быть создано раньше, чем в конце XII в. (поход Игоря состоялся в 1185 г.). В тексте "Слова" обнаруживаются системные архаизмы, которые, по всей видимости, уже в XI в. не были характерны для разговорного языка. Это может быть свидетельством того, что автор следовал гипотетическому стандарту "эпического языка", в котором искусственно поддерживалась древняя норма.

§ 4. Предварительные замечания к публикуемому тексту "Слова"

Ниже текст "Слова" представлен в условной "древнерусской" реконструкции с учетом предполагаемых диалектных особенностей протографа в области морфологии (см. выше). На полях приводится нумерация отрезков текста по [Jakobson 1966].

Предполагаемые фонологические диалектизмы11 и графические особенности протографа не учитываются (см. о них в [Дыбо 2006: 419439; 456-457]). Детали исторической фонетики западных и юго-западных восточнославянских диалектов XII-XIII вв. нам малоизвестны. В частности, в реконструкции проставлены все слабые редуцированные (см. ниже). В XI-XIII вв. "падение" редуцированных протекало неравномерно в зависимости от диалекта и позиции. Некоторые "неполногласные" церковнослав. ТраТ/ТлаТ, ТреТ/ТлеТзаменены на ТороТ/ТолоТ, ТереТ. Что касается неполногласных написаний, то их почти сплошное употребление в литературном произведении, сочиненном на восточнославянском

10 Диалектологический анализ лексики "Слова" делает сомнительной гипотезу Б. А. Рыбакова [1971], поддержанную и дополненную А. Ю. Черновым [2010], о том, что в Ипатьевской летописи в части, касающейся Игорева похода, содержатся пересказы "Слова". В параллельных местах к тексту "Слова" в летописи присутствует нейтральная, а в поэме диалектно маркированная лексика: Игорь же возр№въ на небо и вид№ солнце (Ипат.) — Тогда Игорь възр№ на светлое солнце и виде [. . .] своя воя ("Слово"); Заоутра же пятъку (Ипат.) — Съ заранья въ пятъкъ ("Слово"); А прочии вмор№ истопоша (Ипат.) — и въмор№ (ся) погрузиста ("Слово") с диалектным погрузити 'утопить'; О люба моя братья, и сынова, и муж№ (Ипат.) — О моя сыновьча ("Слово") [Чернов 2010:155-156, таблица]. Лексика Ипатьевской летописи в диалектном отношении неоднородна, при этом нет никаких признаков ее "стандартизации". Более вероятно, что в "Слове" содержится поэтический пересказ событий, текстуально близкий к летописному, с использованием "яркой" диалектной лексики.

11 В частности, общее для древнерусских полоцких, смоленских и псковских диалектов совпадение *ё и *е (др.-русск. № и е) в едином звуке, обозначаемом буквами № и е (реже ь).

диалекте, представляется странным, тем более что подавляющее большинство остальных церковнославянизмов может быть отнесено на счет копиистов (включая такие случаи, как подвизаша ся вместо подвигаша ся). Разумеется, в авторском тексте в целях благозвучия могли быть употреблены церковнославянские формы с неполногласием (об их потенциальном участии в аллитерации и рифмоидах см. в [Чернов 2006: 121-132]), однако часть из них наверняка проникло в текст в результате работы переписчиков в эпоху "второго южнославянского влияния"12. Подробный разбор полногласных/неполногласных написаний см. у А. В. Дыбо [2006: 259-261]. Выбор полногласного или неполногласного написания для реконструкции оригинала "Слова" в общем произволен и зависит от литературного вкуса интерпретатора текста. Иногда на выбор может повлиять соответствие той или иной формы стихотворному размеру текста (см. ниже).

Церковнославянские орфограммы переписываются по-древнерусски: ТръТ/ТлъТ, ТрьТ передается как ТърТ/ТълТ, ТьрТ; напряженные редуцированные перед / — как ъ/ь; восстановлено этимологическое различение о, ъ (в списке о/ъ); е, т и ь (в списке е/т/ь); ц.-слав. ра-, ла- (*ог-, *о1-) представлены какро-, ло-; щ и жд как ч, ж.

Все вставленные мною буквы и фрагменты и измененные по сравнению с изданием буквы и части слов заключаются в ломаные скобки, кроме 1) восстановленных слабых ъ, ь (половьци при половцы в издании); 2) восстановленного этимологического различия между ъ и ь; 3) унифицированных а, и, у после шипящих и ц (начати вм. начяти и т. д.) и 4) восстановленных этимологических -ь и -ъ в конце слов (во многих случаях они могли быть приписаны к поставленным в строку выносным буквам издателями "Слова"). В некоторых сложных случаях основания для реконструкции оговариваются в сносках (см. издания "Слова" с разночтениями в [Чернов 2010: 465-574] и с комментариями в [Зализняк 2008а]). В настоящей статье приводится текст издания 1800 г. с сохранением всех букв, но без знаков препинания и с моим разделением на слова; также сняты прописные буквы и знак "краткости" над й.

12 В списке "Слова" представлен ряд корней, в которых полногласие не заменено церковнославянским неполногласием. Часть из них не имеет церковнославянского соответствия (половьци) или церковнославянские формы были малоизвестны или неблагозвучны (болото, сорока). Всегда с полногласием пишется шеломъ, который имеет церковнославянское соответствие шлтмъ/шлемъ. Согласно словарю Срезневского, неполногласный шлемъ представлен только в текстах XI-XIV вв. (часть из них дошла до нас в списках XVI-XVII вв.). Следовательно, грамотный автор "Слова" имел возможность выбрать из двух вариантов, однако воспользовался только живой полногласной формой. Переписчик XV-XVI вв. мог не знать церковнославянскую форму слова шеломъ, поэтому он и не отредактировал написание слова. Отсюда следует, что большинство неполногласных форм в списке "Слова" возникли в результате редактуры, а пропущенные полногласия сохранились в тексте по забывчивости писцов (прегородиша) или по незнанию ц.-слав. соответствий.

Глагольное словоизменение мною реконструируется, как правило, в гипотетическом "древнерусском", т. е. практически в праславянском виде (с сохранением таких "регионализмов", характерных для "Слова", как окончание 1 л. мн. ч. императива -ме и дополнительно распределенных -0/-ть в имперфекте).

Формы склонения первоначальных о- и u-основ в дошедшей до нас версии "Слова" путаются между собой, и я, как правило, сохраняю в своей реконструкции окончания, представленные в издании 1800 г.

Ударение в реконструкции "Слова" расставлено согласно ритмической организации текста, обнаруженной во время подготовки настоящей статьи. Тоническая ритмика в "Слове" ранее не прослеживалась: в работах о стихотворном размере "Слова" не учитывалась возможность того, что слабые редуцированные (ъ, ь, а также и < *'ь), подобно e muet в современной французской поэзии, могли произноситься или не произноситься из ритмических соображений13. На грани XII-XIII вв. слабые редуцированные сохранялись в фонологической системе древнерусского языка. Эта эпоха характеризуется спорадическим падением неконечных редуцированных в древненовгородском диалекте [Зализняк 2004: 5859]. Вероятно, слабые редуцированные окончательно еще не пали и в других древнерусских диалектах, по крайней в мере в поэтическом языке.

В реконструкции текста "немые" редуцированные обозначаются дужкой - ъ, ь. Дужка не ставится под звучащими редуцированными, а также в случаях, когда произношение букв ъ, ь неясно. Также используется обозначение и на месте j с "немым" ь (молодъи [молодь)] в отличие от молодъи [молод^ь]).

По всему тексту представлена архаичная система трактовки аусла-утных редуцированных как сильных перед слабыми в первом слоге следующего слова. Судя по метрике, безударные слабые редуцированные могли произноситься в любых заударных слогах, а в предударных слогах только в предлогах, приставках (часто под ударением в энклиноми-ческих комплексах) и в "труднопроизносимых" сочетаниях согласных (тъска, дъждю, мьглами, между велярными). Независимо от фонетической позиции как слогообразующий гласный почти всегда читается окончание -ъ им. п. ед. ч. м. р. существительных и прилагательных с о-основой. В следующих примерах "прояснение" редуцированных может объясняться совокупностью перечисленных выше факторов: Святъ-славъмутьнъ сънъ / вйдт; Ярославъ сынъ Вьсёволожь; Свистъ звтрйнъ

13 Теоретическая возможность прояснения ъ, ь в "Слове" по "французской" модели была высказана А. В. Дыбо [Дыбо 2006: 434-437]. А. Ю. Чернов, вслед за А. А. Потебней, Ф. Е. Коршем, Е. А. Ляцким и Н. А. Заболоцким разрабатывающий гипотезу о звучании слабых редуцированных в "Слове", подтверждает ее примерами на рифмоиды и ассонансы "немых" еров со звучащими гласными [Чернов 1986: 271; 2010: 281-294].

въсста; Велесовъ вънуче; тздить Гъзакъ съ Конъчак<ъ>мь; рекъ Гъзакъ къ Конъчакови. Следовательно, "Слово" отражает этап падения редуцированных, на котором в предударных слогах они не произносились даже в поэтическом языке. Количество редуцированных даже в заударных открытых слогах, "прояснение" которых предполагается из метрических соображений, невелико по сравнению с количеством "немых" ъ, ь, что свидетельствует о намеренной архаизации фонетики.

В тексте "Слова" нами обнаружены стихотворные размеры, которые можно предварительно считать силлабо-тоническими, поскольку они представлены регулярным чередованием ударных и безударных слогов. Количество слогов в строфах варьирует (с учетом звучащих редуцированных) от 5 до 14, количество ударений от 2 до 4. В основной части текста отмечены двух-, трех- или четырехстопные "двухсложный" размер (свободно чередующиеся хорей, ямб и пиррихий) и "трехсложный" размер (свободно чередующиеся дактиль, амфибрахий и трибрахий, реже анапест). Четырехстопные размеры нередко имеют цезуру после второй стопы и в большинстве случаев могут интерпретироваться как две двухстопные строфы. Значительные по объему фрагменты имеют единый размер ("двухсложный", реже "трехсложный"), иногда небольшие отрывки текста с разными размерами чередуются (в частности, в XI фрагменте). Строфы, в которых ударения стоят неритмично, спорадически встречаются по всему тексту "Слова". Часть "неритмич-ностей" может быть объяснена искажениями текста при переписывании.

Данные акцентуированных памятников XIV-XVII вв. и современных говоров указывают на акцентологическую неоднородность древнерусского языка, их системы "сводятся" на праславянском уровне. Акцентуационная система всего текста "Слова" едина. Судя по предварительным наблюдениям, она принадлежит диалекту, который имеет черты, характерные как для западного ("кривичского"), так и для юго-западного древнерусских ареалов14. Система "Слова" по современным изоглоссам локализуется к западу от Галича, Львова и Владимира-Волынского, однако конфигурация акцентологических изоглосс в XII-XIII вв. могла значительно отличаться от современной. В частности, в языке "Слова" акцентологически рецессивными являются окончания -ого/-его, -ому/-ему, -ои/-еи и формы личных местоимений мьнт, тебе, тебт/тобт, себе, себт/собт, имъ, ихъ. У притяжательных местоимений мои, твои, свои обобщена баритонеза: род. ед. своего, своеи, тв. ед. своимь,

14 Основные акцентологические изоглоссы отделяют кривичские и частично ильменско-словенские по происхождению говоры от прочих великорусских, см. карты в [Зализняк 2014]. На Украине говоры дулебского (полесско-припятского) и днестровско-хорватского происхождения значительно различаются системами парадигматического акцента [Николаев 2008].

своею, им. мн. свои. У ряда глаголов отмечена так называемая "полуот-метность" — накоренное ударение в приставочных формах: наводити; убуди, убудиста; въступила, заступивъ, заступи; полеттти, залеттло; притрепанъ, притрепа и т. п. Особенностями акцентуационной системы "Слова" являются также 1) "вторичная энклиномичность" (по земли ~ по ... земли); 2) ударение на втором слоге в многосложных энклитических комплексах, в которых первый член является акцентологически доминантным: уже, но уже бо, уже не за; аще, но аще и, аще его; а любо; свою, но свою же; 3) ударение на конечном слоге формы-энклиномена перед энклитиками: сего, но сего же; тако, но тако ли и т. д.; 4) барито-нированные формы презенса глаголов бйти (еси, еста, есвт) и птти (поють, ср. имперфект пояше); 5) форма-энклиномен им.-вин. и тв. п. мн. ч. основ ср. р. акцентной парадигмы с: им.-вин. мн. поля, чрез поля; тв. мн. словесы; у глаголов акцентной парадигмы Ь: 6) предконечное ударение во 2 л. ед. ч.: може ши; 7) накоренное ударение действительных причастий м. р.: скоча, ме ча. Ударение в аористе и имперфекте, вероятно, отражает живую норму и кардинально отличается от стандартного ударения, представленного в древнерусских рукописях XV-XVII вв., когда аорист и имперфект в разговорной речи уже не использовались. С форм-энклиноменов ударение переносится не только на предшествующие предлоги и частицы, но и на союзы а, и. Колебания по месту ударения редки, в основном они представлены разными трактовками форм-энклиноменов после проклитик (на землю ~ на землю). Детальному анализу ритмики и акцентуационной системы "Слова" будет посвящена отдельная публикация.

Иногда размер не позволяет уточнить место ударения, а строфы с неритмичным ударением дают о нем лишь приблизительное представление. В таких случаях в реконструкции ставится условное ударение, соответствующее акцентуационной системе "Слова" и вероятное для юго-западного памятника XII-XIII вв.15

Ссылки на общеизвестные и широкодоступные словари (такие, как [Даль], [СРНГ], [СлРЯ XI-XVII] и др.) даются в моих комментариях к тексту "Слова" без указания на тома (выпуски) и страницы.

Настоящая работа не имеет своей целью толкование смысла противоречивых и загадочных мест "Слова о полку Игореве", но иногда они содержат лексику, связанную с одним из диалектных ареалов, поэтому толкование и комментарий необходимы. В остальных случаях мои комментарии являются "заметками по поводу". Предложенные другими

15 При выполнении этой работы, в частности для установления ударения заимствований и имен собственных, я пользовался "Акцентологическим словарем древнерусского и старовеликорусского языка" А. А. Зализняка [2014].

исследователями толкования и этимологии лексики "Слова" обычно не обсуждаются; читатель может ознакомиться с ними в "Словаре-справочнике «Слова о полку Игореве»" (онлайн на сайте http://feb-web.ru/), на сайте "Слово о плъку Игоревк Параллельный корпус переводов" (http://nevmenandr.net/slovo/) и в работах А. А. Зализняка [2008а], А. В. Дыбо [2006; 2010б] и А. Ю. Чернова [2006; 2010].

§ 5. Текст "Слова о полку Игореве" в реконструкции

Слово о пълку1 Игоревъ Игоря сына Святъславля вънука Ольгова

I фрагмент. Только северные диалектизмы

не лЬпо2 ли ны бяшеть брат<ь>е начата старыми словесы трудьныхъ3 пов^ст<ь>и о пълку Игорев'Ь Игоря Святъславлича начати же сЯ т<о>и п'Ь'сни по былинамъ4сего времени5 а не по замьшлешыю6 БоЯню

БоЯнъ7 бо в^'щ<ь>и8

аще кому хотЯ<ш>е п^'снь творити

то р<о>ст^кашеть ся мысл<ь>ю9 по древу

сЬ'рымь вълк<ъ>мь по земли

<с>изымь10 орьл<ъ>мь подъ облакы

помьняшеть11 бо рече

п<ь>рвыхъ временъ усобиц^12

тогда пущашеть <десять> соколовъ13

на стадо леб<я>д<ь>и14

которыи дотечаше15

та преди16 п^с<н>ь пояше17

старому Яросл<а>ву

храброму Мьстиславу

иже зараза Редедю

предъ пълкы касожьскыми

красьному Романови Святъславличу

не лЪпо ли ны бяшетъ братiе начяти старыми словесы трудныхъ повЪстш о пълку игоревЪ игоря святъславлича начати же ся тъи пЪсни по былинамь сего времени а не по замышленю бояню

боянъ бо вЪщш

аще кому хотяше пЪснь творити то растЪкашет ся мыслю по древу сЪрымъ вълкомъ по земли шизымъ орломъ подъ облакы

помняшеть бо речь

първыхъ временъ усобщЬ

тогда пущашеть 10 соколовь

на стадо лебедЪи

которыи дотечаше

та преди пЪсь пояше

старому ярослову

храброму мстиславу

иже зарЪза редедю

предъ пълкы касожьскыми

красному романови святъславличю

i i

2

3

4

Боянъ же брат<ь>е не <десять> соколовъ на стадо леб<я>д<ь>и18 пущаше нъ сво<и> в^щи<и>19 п<ьр>сты на жив<Ыи> струны въскладаше20 он<^'> же сам^> кънЯземъ славу рокотаху21

боянъ же брат1е не 10 соколовь на стадо лебедЪи пущаше нъ своя вЪщ1а пръсты на живая струны въскладаше они же сами княземъ славу рокотаху

II фрагмент. Только юго-западные диалектизмы

почьн<^>м<е> же брат<ь>е повесть с<ь>ю отъ стараго Владимира до нЫн^шьняго Игоря иже истЯгну22 умъ кр^пост<ь>ю своею

и поостри с<ь>рдьца23 своего муж<ь>ств<ъ>мь натъл>нивъ ся ратьнаго духа наведе свои храбрыи п<ъл>кЫ на землю полов <ьчь> скую за землю русь<с>кую

тогда Игорь въ<з>зьр^ на св^тьлое с<ъ>лньце24

и вид'Ь отъ него25 тьмою вьс<и> сво<и> во<и> прикрЫты и рече Игорь къ дружин^26 своеи

брат<ь>е и дружино лу<ч>е ж<е> бы потяту27 быти не же полонену28 быти а в<ъс>сЯд^м<е>29 брат<ь>е на свои б<ър>зьш комони30 да позьримъ31 син<я>го Дону

съпала32 кънязю умъ похоти33

и жалость34 ему знамен<ь>е заступи35 искусити Дону великаго хо<ч>у бо рече коп<ь>е приломити36 кон<ь>ць37 поля полов<ьчьс>каго съ вами руси<ч>и38 хо<ч>у

почнемъ же брат1е повесть с1ю отъ стараго владимера до нынЪшняго игоря иже истягну умь крЪпост1ю своею

и поостри сердца своего мужествомъ наплънився ратнаго духа наведе своя храбрыя плъкы на землю половЪцькую за землю руськую

тогда игорь възрЪ на светлое солнце и видЪ отъ него тьмою вся своя воя прикрыты и рече игорь къ дружинЪ своеи

брат1е и дружино луце жъ бы потяту быти неже полонену быти а всядемъ брат1е на свои бръзыя комони да позримъ синего дону

спала князю умь похоти и жалость ему знамеше заступи искусити дону великаго хощу бо рече коп1е приломити конець поля половецкаго съ вами русици хощю

5

6

7

8 II

9

19

20

главу свою приложите а любо испити шелом<ъ>мь Дону

III фрагмент. Преобладание юго-западных

о Бояне солов<ь>ю39 стараго времени а бы ты с<ьи> п<ъл>кы <въс>щекоталъ скача слав<ь>ю40 по мЫсл<ь>ну древу л<Ъ>тая ум<ъ>мь подъ облакы съвивая41 славы оба полы сего времени р<ы>ща42 въ тропу Трояню43 чре<з> поля на горы п'Ь'ти было п^с<н>ь Игореви того вънуку44

не буря соколы занесе

чре<з> поля широкая

галиц^ стады45 бежать

къ Дону великому

чи46 ли въсп'Ь'ти было

в^'щ<ь>и47 Бояне Велесовъ48 вънуче

комони ръжуть за Сулою зв<ь>нить слава въ Кь'юв'Ь трубы трубять въ Нов'Ь град^ стоять стязи въ Путавл'Ь Игорь ж<и>деть мила брата Вьсеволода

и рече ему буи туръ49 Вьсеволодъ одинъ братъ

одинъ св^'тъ св^тьл<ъ>и ты Игорю оба есвЪ Святъславлича с<е>дьлаи брате свои б<ър>зыи комони а мои ти готови ос<е>дьлани у Курьска на переди50 а мои ти курян<е> съв^доми51 къмети52 подъ трубами повити53

главу свою приложити а любо испити шеломомь дону

диалектизмов над северными

о бояне соловдо стараго времени а бы ты сiа плъкы ущекоталъ скача славю по мыслену древу летая умомъ подъ облакы свивая славы оба полы сего времени рища въ тропу трояню чресъ поля на горы пЪти было пЪсь игореви того внуку

не буря соколы занесе чрезъ поля широкая галици стады бежать къ дону великому чи ли въспЪти было вЪщеи бояне велесовь внуче

комони ржуть за сулою звенить слава въ кыевЪ трубы трубять въ новЪ градЪ стоять стязи въ путивлЪ игорь ждетъ мила брата всеволода

и рече ему буи туръ всеволодъ одинъ братъ

одинъ свЪтъ свЪтлыи ты игорю оба есвЪ святъславличя сЪдлаи брате свои бръзыи комони а мои ти готови осЪдлани у курьска на переди а мои ти куряни свЪдоми къмети подъ трубами повити

подъ шеломы възлел'Ь'яшю

кон<Ь>ць54 коп<ь>я въск<ър>млени

пути имъ в^доми55

яругы56 имъ знаем(^)57

луци у нихъ напряжени58

тули отворени

сабли изострен^

сами скачуть <я>кы сВрии в<ъл>ци

въ пол'Ь ищуч<е> себ^ ч<ьс>ти

а кънязю славЪ

подъ шеломы възлелЪяны конець копiя въскръмлени пути имь вЪдоми яругы имъ знаеми луци у нихъ напряжени тули отворени сабли изъострени сами скачють акы сЪрыи влъци въ полЪ ищучи себе чти а князю славЪ

IVфрагмент. Преобладание юго-западных диалектизмов над северными

тогда въ<с>ступи Игорь кънязь

въ златъ стремень59

и по'Ь'ха по чистому полю

сълньце ему тьмою путь заступаше60

ночь стону<ч>и ему

грозою61 пътичь62 убуди63

свистъ зв^ринъ въ<с>ста

<въ>зби <ся>64 Дивъ65

кличеть в<ьр>ху древа

велить послушати66 земли незнаем^67

В<ъл>з^ и Помор<ь>ю и Посул<ь>ю

и Сурожу и К<ъ>рсуню

и теб'Ь т<ъ>мутороканьск<ъ>и б<ъл>ванъ68

а половьци неготовами дорогами

поб'Ь'гоша къ Дону великому

кричать т<е>л^'гы полу но<чи>

рьци леб<я>ди роспущен<^>

Игорь къ Дону вои ведеть

уже бо б^'ды его пасеть

пъти<ч>ь по д<у>б<ь>ю69

в<ъл>ци грозу70 въ<с>с<то>рожать71 по яругамъ7

орьли клекът<ъ>мь на кости зв'Ь'ри зовуть

лисиц<^> брешуть7 3 на ч<ьрв>лены<и>74 щиты

о ру<сь>ская земле уже за шелом<е>н<ь>мь еси

тогда въступи игорь князь въ златъ стремень и поЪха по чистому полю солнце ему тъмою путь заступаше нощь стонущи ему грозою птичь убуди свистъ звЪринъ въста зби дивъ

кличетъ връху древа велитъ послушати земли незнаемЪ влъзЪ и поморю и посулю и сурожу и корсуню и тебЪ тьмутораканьскыи блъванъ а половци неготовами дорогами побЪгоша къ дону великому крычатъ гклЬгы полу нощы рци лебеди роспущени

игорь къ дону вои ведетъ уже бо бЪды его пасетъ птиць по добю

влъци грозу въсрожатъ по яругамъ орли клектомъ на кости звЪри зовутъ лисици брешутъ на чръленыя щиты

о руская земле

уже за шеломянемъ еси

27

28

2014 №2 Б1оуёпе

44 I

V 33

34

35

36

VI 37

38

39

VII 40

41

42

Lexical Stratification of The Tale of Igor's Campaign

д<ъл>гоночь75 м<ьр>кнеть76 длъгоночь мркнетъ

з<о>р<и> св^тъ запала77 заря свЪтъ запала

м<ь>гла78 поля покрыла мъгла поля покрыла

щекотъ слав<ь>и усъпе щекотъ славш успе

говоръ галичь79 убуди80 <ся> говоръ галичь убуди

русичи великая поля русичи великая поля

ч<ьрв>леными81 щиты прегородиша чрьлеными щиты прегородиша

ищучи себ^ ч<ьс>ти а кънязю славы ищучи себЪ чти а князю славы

съ заран<ь>я82 въ пят<ъ>къ83 потопъташа съ зарашя въ пяткъ потопташа

поганы<и>84 п<ъл>кы полов<ьчьс>кы<и> поганыя плъкы половецкыя

и р<о>ссуша85 с<^>86 стрелами и рассушя сь стрелами

по полю помъчаша87 по полю помчаша

красьны<и> д^въкы полов<ьчьс>кы<и> красныя дЪвкы половецкыя

а съ ними злато и паволокы88 а съ ними злато и паволокы

и драгы<и> ок<ъ>самиты и драгыя оксамиты

орьтъмами и японьчицами и кожухы орьтъмами и япончицами и кожухы

начаша мосты мостити89 начашя мосты мостити

по болотомъ и грязивымъ90 м^'стомъ по болотомъ и грязивымъ мЪстомъ

и в<ь>сякь'ши узорочьи91 полов<ьчьс>кыми и всякыми узорочьи половЪцкыми

ч<ьрв>ленъ92 стягъ б'Ьла хорюг<ы> чрьленъ стягъ бЪла хорюговь

ч<ьрв>лена93 ч<е>лъка94 сьребр<я>но струж<ь>е чрьлена чолка сребрено стружiе

храброму Святъславличу храброму святъславличю

дремлеть въ пол'Ь Ольгово дремлетъ въ полЪ ольгово

хороброе гнездо хороброе гнездо

далече залетало далече залетало

не было нъ95 обид^ поро<ж>ено не было нъ обидЪ порождено

ни соколу ни кречету96 ни соколу ни кречету

ни теб'Ь ч<ьр>нъи воронъ ни тебЪ чръныи воронъ

поган<ъ>и половьчине поганыи половчине

Гъзакъ б^жить сЬ'рымь в<ъл>к<ъ>мь гзакъ бЪжитъ сЪрымъ влъкомъ

Конъчакъ ему сл^дъ править97 кончакъ ему слЪдъ править

къ Дону къ великому къ дону къ великому

V фрагмент. Только юго-западные диалектизмы

другаго дьни вельми98 рано другаго дни велми рано

кр<ъ>вавы<и> зори св^'тъ пов^'дають99 кровавый зори свЪтъ повЪдаютъ

ч<ьр>ны<и> туч<и>100 съ моря идуть

хотять прикрыти101 <четыре> с<ъ>лньца

а въ нихъ трепе<ч>уть синии м<ъл>н<ь>и

быти грому великому

и<т>и д<ъ>ждю стрелами

съ Дону великаго

ту ся коп<ь>емъ приламати102

ту ся саблямъ потручати103

о шеломы полов<ьчьс>кы<и>

на р^ц^ на Каял^ у Дону великаго

о ру<сь>ская земл<е>

уже не <за> шелом<е>ньмь еси

се в^'три Стрибожи вънуци

в^ють съ моря стрелами

на храбры<и> п<ъл>кы Игоревы

земля тут<ъ>неть104

р^кы мутьно текуть105

пороси106 поля прикрывають

стязи г<оло>голють107

половьци идуть отъ Дона

и отъ моря и отъ вьсЬ'хъ ст<оро>нъ

ру<сь>скы<и> п<ъл>кы <о>ступиша108

д1;ти б1;сови109 клик<ъ>мь поля прегородиша

а храбрии руси<ч>и п<е>реградиша

ч<ьрв>леными110 щиты

чръныя тучя съ моря идутъ 44

хотятъ прикрыти 4 солнца а въ нихъ трепещуть син1и млън1и быти грому великому 45

итти дождю стрелами съ дону великаго

ту ся кошемъ приламати 46

ту ся саблямъ потручяти о шеломы половецкыя на рЪцЪ на каялЪ у дону великаго

о руская землЪ 47

уже не шеломянемъ еси

се вЪтри стрибожи внуци 48

вЪютъ съ моря стрелами

на храбрыя плъкы игоревы

земля тутнетъ 49

рЪкы мутно текуть

пороси поля прикрываютъ

стязи глаголютъ 50

половци идуть отъ дона

и отъ моря и отъ всЪхъ странъ 51

рускыя плъкы отступиша

дЪти бкови кликомъ поля прегородиша 52

а храбр1и русици преградиша

чрълеными щиты

VI фрагмент. Преобладание юго-западных диалектизмов над северными

яръ туре Вьсеволод<е> стоиш<ь> на борони прыщеш<ь> на вои стрелами гр<и>млеш<ь>1 камо туръ поскочаше своимь златымь шелом<ъ>мь посвечивая

о шеломы м<ь>чи харалужьными1

113

яръ туре всеволодЪ

стоиши на борони

прыщеши на вои стрелами

гремлеши о шеломы мечи харалужными

камо туръ поскочяше

своимъ златымъ шеломомъ посвечивая

тамо лежать поганы<и> головы полов<ьчьс>кы<и> тамо лежать поганыя головы половецкыя

поскепаны саблями калеными

поск<^>паны114 саблями калеными шеломи оварьск<ии>

шеломы оварьскыя

53 X

отъ тебе115 яръ туре Вьсеволоде 56 [каяраныдорогабратье] забывъ ч<ьс>ти и живота и г<оро>да Ч<ьр>нигова отьня злата стола и сво<еи> милы<и> хоти красьны<и> Гл^бовьны съвычая и обычая

xi 57 были в^'<ц>и Трояни

минула л'Ь'та Ярославля были п<ъл>ци Ольгов<и> Ольга Свят<ъ>славлича

58 тъи бо Ольгъ

м<ь>ч<ь>мь к<оро>молу116 коваше117 и стрелы по земли сЬ'яше

59 <въ>ступаеть въ златъ стремень118 въ град'Ь Т<ъ>муторокан^

60 то же звонъ слыша давьн<ъ>и119 велик<ъ>и Ярославъ сынъ Вьсеволожь

61 а В(оло>димсЬ>ръ по вься утра уши закладаше120 въ Ч<ь>рниговй

62 Бориса же Вячеславлича слава на судъ121 приведе

и <ка на ниву>122 зелену паполому постьла за обиду123 Ольгову храбра и млада кънязя

63 съ то<и> же Каялы Святоп<ъл>къ пошел^'я124 отьца своего

ме<жу> уг<ъ>рьск<ы>ми иноходьц<и> к<ъ> святки Соф<ь>и къ К<ы>еву

64 тогда при Ольз'Ь Гор<е>славлич<^> сЬ'яшеть ся125 и р<о>стяшеть126 усобицами пог<ы>башеть жизнь Да<ж>ьбожа вънука въ къняжихъ к<оро>молахъ127

в'Ь'ци челов^'комъ съкраташа с<я>

65 тогда по рус<ьс>кои земли р^'<д>ъко ратаев<е> к<ы>кахуть128

отъ тебе яръ туре всеволоде каяраныдорогабрапе забывъ чти и живота и града чрънигова отня злата стола и своя милыя хоти красныя глЪбовны свычая и обычая

были вЪчи трояни

минула лЪта ярославля

были плъци олговы

ольга святьславличя

тъи бо олегъ

мечемъ крамолу коваше

и стрЬлы по земли сЪяше

ступаетъ въ златъ стремень

въ градЪ тьмутороканЪ

то же звонъ слыша давныи

великыи ярославь сынъ всеволожь

а владимiръ по вся утра

уши закладаше въ черниговЪ

бориса же вячеславлича слава на судъ приведе инаканину зелену паполому постла за обиду олгову храбра и млада князя

съ тоя же каялы святоплъкъ повелся отца своего междю угорьскими иноходьцы ко святки софiи къ ыеву

тогда при олзЪ гориславличи спяшет ся и растяшеть усобицами погибашеть жизнь даждьбожа внука въ княжихъ крамолахъ вЪци человЪкомь скратиша сь тогда по рускои земли рЪтко ратаевЪ кикахуть

нъ часто врани граяхуть129 труп<ь>я130 себе д^ляче а галиц<е> свою речь говоряхуть131 хотять полетети132 на у^д<ь>е133 то было въ ты рати и въ ты п<ъл>кы а сицеи рати не слышано

VII фрагмент. Преобладание юго-западных

съ заран<ь>я134 до вечера съ вечера до света летять стрелы калены<и> гримлють135 сабли о шеломы трещать коп<ь>я харалужьн<а>я136 въ поле незнаем^137 среди земли полов<ьчьс>кыи ч<ьр>на земля подъ копыты костьми была посеяна138 а кр<ъ>в<ь>ю польяна139 тугою въз<и>доша по рус<ьс>кои земли

чьто ми шумить

чьто ми зв<ь>нить

дав<е>ча рано140 предъ зорями

Игорь п<ъл>кы заворочаеть141

жаль бо ему

мила брата Вьсеволода

биша ся д<ь>нь биша ся друг<ъ>и третьяго дьни къ полуд<ь>н<ь>ю падоша стязи Игорев<и> ту ся брата р<о>злучиста на брезе быстрои Каялы ту кр<ъ>ваваго вина не доста ту пиръ доконьчаша храбрии русичи сваты попоиша а сами полегоша за землю ру<сь>скую ничить142 трава жалощами143 а древо с<я> тугою къ земли преклонило < >

нъ часто врани граяхуть

трупiа себЪ дЪляче

а галици свою рЪчь говоряхуть

хотять полетЪти на уедiе

то было въ ты рати и въ ты плъкы ев

а сицеи рати не слышано

диалектизмов над северными

съ зараша до вечера

съ вечера до свЪта

летятъ стрелы каленыя

гримлютъ сабли о шеломы

трещатъ копiа харалужныя

въ полЪ незнаем^

среди земли половецкыи

чръна земля подъ копыты в7

костьми была посеяна

а кровю польяна

тугою взыдоша по рускои земли

что ми шумить 68 XII

что ми звенить

давечя рано предъ зорями

игорь плъкы заворочаетъ в9

жаль бо ему

мила брата всеволода

биша ся день биша ся другыи 70

третьяго дни къ полудню

падоша стязи игоревы

ту ся брата разлучиста 71

на брезЪ быстрои каялы

ту кроваваго вина не доста 72

ту пиръ докончаша храбрш русичи 73

сваты попоиша а сами полегоша

за землю рускую

ничить трава жалощами 74

а древо с тугою къ земли преклонило сь

75 уже бо брат<ь>е

невеселая годйна144 въ<с>стала уже пустыни145 силу прикрыла

76 въ<с>стала обида146

въ силахъ147 Дажьбожа вънука148 въ<с>ступил<а> д'Ь'вою на землю Трояню въсплескала149 леб<я>диным<а> крыл<ома> на Син^мь мор^150 у Дону плещучи у<п>уди151 жирьня152 времена

77 [усобица къняземъ на поганы<и> погыбе]153

рекоста бо братъ брату се мое а то мое же и начаша кънязи про малое се великое м<ъл>вити а сами на себ'Ь к<оро>молу154 ковати155

78 а погании съ вьсЬ'хъ ст<оро>нъ прихо<ж>аху съ победами

на землю ру<сь>скую

XIII 79 одалече156 заиде соколъ пътшч>ь бья къ морю

80 а Игорева храбраго п<ъл>ку не кр^сйти157

81 за нимь кликну Карьна158

и Ж<е>ля159 поскочи по ру<сь>скои земли смагу160 мычучи161 въ пламян^ роз^162

82 жены <ру<сь>ск<ыи> въсплакаша163 с<я> а рькучи

83 уже намъ своихъ милыхъ ладъ

ни мысл<ь>ю съмыслити ни думою съдумати ни очима съглядатй164 а злата и сьребра ни мало того потрепати165

84 а въ<с>стона бо брат<ь>е К<ы>евъ тугою а Ч<ь>рниговъ напастьми

85 т<ъ>ска розл<ь>Я ся166 по ру<сь>скои земли печаль жирьна167 тече

средь земли ру<сь>скыи

86 а кънязи сами на себе к<оро>молу коваху168

уже бо браие невеселая година въстала уже пустыни силу прикрыла въстала обида въ силахъ дажьбожа внука вступилъ дЪвою на землю трояню въсплескала лебедиными крылы на синЪмъ море у дону плещучи убуди жирня времена усобица княземъ на поганыя погыбе

рекоста бо братъ брату се мое а то мое же и начяша князи про малое се великое млъвити а сами на себЪ крамолу ковати а поганш съ всЪхъ странъ прихождаху съ победами на землю рускую

одалече заиде соколъ

птиць бья къ морю

а игорева храбраго плъку не крЪсити

за нимъ кликну карна

и жля поскочи по рускои земли

смагу мычючи въ пламянЪ розЪ

жены рускiя въсплакаша сь а ркучи

уже намъ своихъ милыхъ ладъ

ни мыслю смыслити ни думою сдумати

ни очима съглядати

а злата и сребра ни мало того потрепати

а въстона бо брате ыевъ тугою

а черниговъ напастьми

тоска разлiя ся по рускои земли

печаль жирна тече

средь земли рускыи

а князи сами на себе

крамолу коваху

а погании сами победами нар<ы>щу<ч>е169 на ру<сь>скую землю емляху дань по беле отъ двора

VIII фрагмент. Равное количество северных

т<ая> бо дъва храбрая Святъславлича

Игорь и Вьсеволодъ

уже лъжу170 убуди<ста>171 которую то

бяше усъпилъ отьць <ею>

Святъславъ грозьн<ъ>и

велик<ъ>и к<ы>евьск<ъ>и

грозою172 бяшеть притрепеталъ173

своими сильными п<ъл>кы

и харалужьными м<ь>чи

наступи на землю полов<ьчьс>кую

притопъта х<ъл>м<ы>174 и яругы175

възмути рек<ы> и озеры176

иссуши поток<ы> и болота

а поганаго Кобяка из луку177 моря

отъ железныхъ великыхъ

п<ъл>ковъ полов<ьчьс>к<ы>хъ

яко вихръ178 выт<ъ>рже179

и паде ся Кобякъ въ граде К<ы>еве

въ гридьнице Святъславли

ту немьци и венедици ту гр<ь>ци и морава поють славу Святъславлю кають180 кънязя Игоря иже погрузи181 жиръ182 в<ъ> дън1;183 Каялы рекы полов<ьчьс>к<ыи> ру<сь>скаго злата насыпаша

ту Игорь кънязь высед<е> из с<е>дьла злата а въ с<е>дьло кощ<1;>ево184 уныша бо градомъ забрал<а> а весел<ь>е пониче185

а поганiи сами победами 87

нарищуще на рускую землю емляху дань по б&лЬ отъ двора

и юго-западных диалектизмов

тiи бо два храбрая святъславлича 88

игорь и всеволодъ

уже лжу убуди которую то

бяше успилъ отецъ ихъ

святъславь грозныи

великыи кiевскыи

грозою бяшеть притрепеталъ

своими сильными плъкы 89

и харалужными мечи наступи на землю половецкую притопта хлъми и яругы взмути рЪки и озеры иссуши потоки и болота а поганаго кобяка изъ луку моря отъ желЪзныхъ великихъ плъковъ половецкихъ яко вихръ выторже и паде ся кобякъ въ градЪ юев^ въ гридницЪ святъславли

ту нЪмци и венедици 9 о

ту греци и морава

поютъ славу святъславлю

кають князя игоря

иже погрузи жиръ во днЪ

каялы рЪкы половецыя

рускаго злата насыпаша

ту игорь князь высЬдЪ 91

изъ сЪдла злата а въ сЪдло кощiево уныша бо градомъ забралы 92

а веселiе пониче

IX фрагмент. Только юго-западные диалектизмы

xiv 93 а Святъславъ мут<ь>нъ с<ъ>нъ вид, въ К<ы>ев, на горахъ

94 си ночь съ вечера од,вах<у>т<ь>186 мя рече ч<ьр>ною паполомою на кроват<и>187 тасов,11

95 ч<ьр>пахуть ми синее вино съ труд<ъ>мь189 съм^'шено

98

99

сыпахуть ми тъщими тулы190

поганыхъ т<ъл>ковинъ191

велик<ъ>и же<м>ьчугъ на лоно и н^'гують192 мя

уже дьскы без кн<е>с<е>193

въ моемь терем, з<оло>тов<ьр>с,мь

вьсю но<ч>ь съ вечера Б<усо>в<,> в<оро>н<,>194

възграяху195 у Пл,сньска на болони196

<б,ша д, прекы Саню>

и несош<а ся> къ Синему морю197

а святъславь мутенъ сонъ

видЪ въ ыевЪ на горахъ

си ночь съ вечера одЪвахъте мя рече

чръною паполомою на кроваты тисовЪ

чръпахуть ми синее вино

съ трудомь смешено

сыпахуть ми тъщими тулы

поганыхъ тльковинъ

великыи женчюгь на лоно и нЪгуютъ мя

уже дьскы безъ кнЪса

в моемъ теремЪ златовръсЪмъ

всю нощь съ вечера босуви врани

възграяху у плкньска на болони

бЪша де брьки саню

и несошл ю къ синему морю

100 101

X фрагмент. Преобладание юго-западных диалектизмов над северными

и р<е>коша бо<л>яре кънязю и ркоша бояре князю

уже къняже туга уже княже туга

умъ полонила198 се бо дъва сокола съл<е>т,ста съ отьня стола злата поискати г<оро>да Т<ъ>мутороканя а любо испити шелом<ъ>мь Дону уже соколома крильца199 прип,шали200 поганыхъ саблями

а сам<о>ю опу<та>ша въ путины201 железны

т<ь>мьно бо б, въ <третьи> дьнь

дъва сълньца пом<ь>ркоста

оба багряная ст<ъл>па погасоста

и съ ним<а> молодая месяца

Ольгъ и Святъславъ

тьмою ся поволокоста202

и въ мор, погрузиста203

и великое буйство204 подаст<а>205 х<ы>нов<,>

умь полонила се бо два сокола слЪтЪста съ отня стола злата поискати града тьмутороканя а любо испити шеломомь дону уже соколома крильца припЪшали поганыхъ саблями а самаю опустоша въ путины железны

темно бо бЪ въ 3 день

два солнца помЪркоста

оба багряная стлъпа погасоста

и съ нимъ молодая месяца

олегъ и святъславъ

тъмою ся поволокоста

и въ морЪ погрузиста

и великое буиство подасть хинови

на реце на Каяле тьма светъ покрыла

по ру<сь>скои земли простьроша ся половьци

<я>к<ы> паръдуже207 гнездо

уже сънесе ся хула на хвалу

уже тр<е>сну ну<ж>а208 на волю

уже в<ьр>же с<я>209 Дивъ210 на землю

се бо г<ъ>тьск<ыи> красьны<и> девы

въспеша на брезе Синему морю

звоня<чи> ру<сь>скымь з<оло>тъмь

поють время Бусово

лелеють м<ь>сть Шароканю211

а мы уже дружина

жадьни212 весел<ь>я

на р^ц^ на каял^ тьма светъ покрыла 104 по рускои земли прострошася половци 105 аки пардуже гнездо уже снесе ся хула на хвалу уже тресну нужда на волю уже връже са дивь на землю се бо готск1я красныя девы въспеша на брезе синему морю звоня рускымъ златомъ поютъ время бусово лелеютъ месть шароканю а мы уже дружина жадни весел1я

106

107

108 109

XI фрагмент. Преобладание юго-западных диалектизмов над северными

тогда велик<ъ>и Святъславъ изрони213 злато214 слово <съ> сл<ь>зами съмешено и рече

о моя сыновь<ц>а215 Игорю и Вьсеволоде рано еста начала

полов<ьчьс>кую землю м<ь>чи цв^лити216 а себе славы искати нъ не ч<ь>стьно одоле'сте не ч(ь>стьно бо кр<ъ>вь поганую пол<ь>ясте2 ваю храбрая с<ь>рдьца въ жестоц<е'>м<ь> харалузе съкована218 а въ буести219 закалена се ли сътвористе моеи сьребр<я>н<е>и седине

а уже не ви<ж>у власти сильнаго и богатаго и мъноговои брата моего Ярослава съ ч<ь>рниговьск<ы>ми былями съ могуты220 и съ татраны и съ шельбиры221 и съ топъчакы и съ ревугы и съ ольберы

тогда велик1и святъславъ изрони злато слово слезами смешено и рече

о моя сыновчя игорю и всеволоде рано еста начала

половецкую землю мечи цвелити а себе славы искати нъ не честно одолесте не честно бо кровь поганую пол1ясте ваю храбрая сердца въ жестоцемъ харалузе скована а въ буести закалена се ли створисте моеи сребренеи седине

а уже не вижду власти сильнаго и богатаго и многовои брата моего ярослава съ черниговьскими былями съ могуты и съ татраны и съ шельбиры и съ топчакы и съ ревугы и съ ольберы

тии бо бе<з> щитовъ съ засапожьникы222 тiи бо бес щитовь съ засапожникы

клик<ъ>мь223 п<ъл>кы поб,<ж>ають кликомъ плъкы побЪждаютъ

звоняч<е> въ прад,дьнюю славу звонячи въ прадЪднюю славу

116 нъ рекосте мужаим<е> ся сами нъ рекосте мужаимЪ ся сами

п(е)редьнюю224 славу сами пох<Ы>тимъ225 преднюю славу сами похитимъ

а задьнюю с<и>226 сами под,лимъ а заднюю ся сами подЬлимъ

117 а чи227 диво ся брат<ь>е стару помолодити а чи диво ся брате стару помолодити

118 коли соколъ въ мыт(Ь)хъ228 бываеть коли соколъ въ мытехъ бываетъ

высоко пъти<ч>ь възбиваеть229 высоко птицъ възбиваетъ

не дасть гнезда своего въ обиду не дастъ гнезда своего въ обиду

119 нъ се зъло къняже ми непособ<ь>е230 нъ се зло княже ми непособiе

XVII 120 на нич<ь>231 ся годины232 обратиша на ниче ся годины обратиша

121 се у Римъ233 кричать се у римъ кричатъ

подъ саблями полов<ьчьс>кыми подъ саблями половецкыми

а Володим<,>рь подъ ранами а володимиръ подъ ранами

122 туга и т<ъ>ска сыну Гл,бову туга и тоска сыну глЪбову

XVIII 123 велик<ъ>и къняже Вьсеволоде великыи княже всеволоде

не мысл<ь>ю ти прелет^ти из далеча не мыслю ти прелетЪти из далеча

отьня злата стола поблюсти отня злата стола поблюсти

124 ты бо можеши В<ъ>лгу ты бо можеши волгу

веслы р<о>скропити234 веслы раскропити

а Донъ шеломы вЫльяти235 а донъ шеломы выльяти

125 аже бы ты былъ то была бы аже бы ты былъ то была бы

чага по ногат, а кощ<^>и236 по р<,>зан, чага по ногатЪ а кощеи по резанЪ

126 ты бо можеши по суху ты бо можеши по суху

живыми шерешир<ами> стр,ляти живыми шереширы стрЪляти

удалыми сыны Гл^бовы удалыми сыны глЪбовы

XIX 127 ты буи237 Рюриче и Давыде ты буи рюриче и давыде

не ваю ли <................>238 не ваю ли <..................>

злачеными шеломы злачеными шеломы

по кр<ъ>ви плаваша по крови плаваша

128 не ваю ли х<оро>брая дружина не ваю ли храбрая дружина

рыкають <я>кы тури рыкаютъ акы тури

ранен<и> саблями калеными ранены саблями калеными

на пол, незнаем^239 на полЪ незнаем^

129 въ<с>ступита господина вступита господина

въ злата стремен<и>240

за обиду сего времени

за землю ру<сь>скую за раны Игоревы

бу<я>го241 Святъславлича

галичь<с>къ<и> Осмомысл<е> Ярославе высоко седиши

на своемь златокова<ньн>емь столе подъп<ь>ръ горы уг<ъ>рьскыи своими железными пълк<ы> заступивъ королеви путь затворивъ Дунаю ворота242 меча <б>ремены чрез облак<ы>243 суды рядя до Дуная244 грозы тво<и>245 по землямъ текуть отворяеши К<ы>еву врата стреляеши съ отьня злата стола салътан<ы> за землями стреляи господине Конъчака поган<а>го кощ1;я246 за землю ру<сь>скую за раны Игоревы бу<я>го247 Святъславлича

а ты буи248 Романе и Мьстиславе храбрая мысль носить ва<ю> умъ на дело

высоко плавае<та>249 на де'ло въ буести250 яко соколъ на ве'тр<е>хъ ширяя ся251 хотя пъти<ч>у252 въ буиств^253 одоле'ти суть бо у ваю желе'зн<и>и пап<ъ>рзи254

подъ шеломы латыньск<ы>ми те'ми тр<е>сну земля и мног<ы> страны х<ы>нова литъва ятвязи деремела и половьци су.лиц<е> свои пов<ьр>го<ш>а255 а главы свои поклониша подъ тыи м<ь>чи харалужьныи

въ злата стремень за обиду сего времени за землю русскую за раны игоревы буего святславлича

галичкы осмомысл^ ярославе 130 xx

высоко сЪдиши

на своемъ златокованн^мъ столЪ подперъ горы угорскыи своими железными плъки заступивъ королеви путь затворивъ дунаю ворота меча времены чрезъ облаки суды рядя до дуная

грозы твоя по землямъ текутъ 131

отворяеши ыеву врата стреляеши съ отня злата стола салтани за землями

стрЪляи господине кончака 132

поганого кощея за землю рускую за раны игоревы буего святславлича

а ты буи романе и мстиславе 133 xxi

храбрая мысль носитъ васъ умъ на дЪло

высоко плаваеши на дЪло въ буести 134

яко соколъ на вЪтрехъ ширяя ся

хотя птицю въ буиствЪ одолЪти

суть бо у ваю желЪзныи папорзи 135

подъ шеломы латинскими тЪми тресну земля и многи страны хинова литва ятвязи деремела 13

и половци сулици своя повръгоща а главы своя поклониша подъ тыи мечи харалужныи

54 I Lexical Stratification of The Tale of Igor's Campaign

136 нъ уже къняже Игорю нъ уже княже игорю

ут<ьр>п<е>256 с<ъл>ньцу257 св,тъ утрпЪ солнцю свЪтъ

а д<е>рево не болог<ъ>мь258 листв<ь>е сърони а древо не бологомъ лжгае срони

137 по Ръси и по Сул<^> град<ы> под^лиша по ра и по сули гради подЬлиша

а Игорева храбраго п<ъл>ку не кр^сити259 а игорева храбраго плъку не крЪсити

138 Донъ ти къняже кличеть донъ ти княже кличетъ

и зоветь кънязи260 на победу и зоветь князи на победу

139 Ольговичи храбр<и>и кънязи олговичи храбрыи князи

доспали261 на брань доспали на брань

XXII 14ü Инъгварь и Вьсеволодъ инъгварь и всеволодъ

и вьси тр<ье> Мьстислав<л>ичи и вси три мстиславичи

не худа гнезда шестокрильци не худа гнезда шестокрилци

не поб, дьными жребьи не победными жребiи

соб, в<оло>сти р<о>схытисте собЪ власти расхытисте

141 кое262 ваши злат<и>и шелом<и> кое ваши златыи шеломы

и сулиц<^> ля<дьс>к<ы>и и щит<и> и сулицы ляцкiи и щиты

142 загородите полю ворота загородите полю ворота

своими острыми стрелами своими острыми стрелами

за землю за русьскую за землю за русскую

за раны за Игоревы за раны за игоревы

бу<я>го263 Святъславлича буего святъславлича

XXIII 143 уже бо Сула не течеть уже бо сула не течетъ

сьребр<я>ными струями сребреными струями

къ граду Переяславлю къ граду переяславлю

и Двина болот<ъ>мь264 течеть и двина болотомъ течетъ

онымъ грозьнымъ полочаномъ онымъ грознымъ полочаномъ

подъ клик<ъ>м<ь> поганыхъ подъ кликомъ поганыхъ

144 <о>динъ же Изяславъ сынъ Васильковъ единъ же изяславъ сынъ васильковъ

позвони своими острыми м<ь>чи позвони своими острыми мечи

о шеломы литъвьск<ыи> о шеломы литовсш

притрепа265 славу притрепа славу

д^'ду своему Вьсеславу дЪду своему всеславу

а самъ подъ ч<ьрв>леными266 щиты а самъ подъ чрълеными щиты

на кр<ъ>вав^ трав'К на кровав^ травЪ

притрепанъ267 литъвьскыми мьчи притрепанъ литовскыми мечи

145 [исхотиюнакроватьирекъ]268 исхотиюнакроватьирекъ

146 дружину твою къняже пътшч>ь дружину твою княже птиць

крил<ома> приоде' а звери к<ръ>вь пол<ь>заша

крилы пр1оде а звери кровь полизаша

II фрагмент. Только юго-западные диалектизмы

не бысь ту брата брячяслава

не быс<т>ь ту брата Бряч<е>слава

ни другаго Вьсеволода

<о>динъ же изрони269 жемьчужьну душу

из х<оро>бра тела чрез злато ожерел<ь>е

уныл<и> голоси пониче270 весел<ь>е

трубы трубять город<ь>ньск<ы>и

Ярослав<л>и вьси вънуц<и> <и> Вьсеславли271

уже понизит<е>272 стя<гы> свои

воньзит<е> свои м<ь>чи вережен<ы>273

уже бо <вы> выскочисте из де'дьн<ь>и славе

вы бо своими к<оро>молами274

начасте наводити поганы<и>

на землю ру<сь>скую

на жизнь Вьсеславлю

которо<ю>275 бо бе'ше насил<ь>е

отъ земли полов<ьчьс>кыи

ни другаго всеволода

единъ же изрони жемчюжну душу

изъ храбра тела чресъ злато ожерел1е

унылы голоси пониче весел1е 148

трубы трубятъ городеньск1и

ярославеи вси внуце всеславли 149

уже понизить стязи свои

вонзить свои мечи вережени

уже бо выскочисте изъ деднеи славе 150

вы бо своими крамолами 151

начясте наводити поганыя

на землю рускую

на жизнь всеславлю

которое бо беше насил1е 152

отъ земли половецкыи

XIII фрагмент. Только юго-западные диалектизмы

на седьмом<ь> веце276 Троян<е>

в<ьр>же277 Вьсеславъ жреб<ь>и

о девицу себе любу

тъи клюками278 подъпьръ ся окони279

и скочи къ граду Кыеву

и дотъче ся струж<ь>емь

злата стола к<ы>евьскаго

скочи отъ нихъ лютымь зве'р<ь>мь280

въ п<олъ> ночи из Бела г<оро>да

обеси ся сине мьгл^281

ут<ър>же в<аз>ни282 съ тр<ь>и кусъ283

и о<т>вори в<оро>та Нову г<оро>ду

р<ос>шибе284 славу Ярославу

скочи в<ъл>къмь до Немиг<ы> съ Дудут<ъ>къ

на седьмомъ веце трояни 153

връже всеславъ жреб1и

0 девицю себе любу

тъи клюками подпръ ся окони 154

и скочи къ граду кыеву и дотче ся струж1емъ злата стола к1евскаго

скочи отъ нихъ лютымъ зверемъ 155 въ плъ ночи изъ бела града обеси ся сине мьгле

утръжевоззнистрикусъ 156

1 оттвори врата нову граду разшибе славу ярославу

скочи влъкомъ до немиги съ дудутокъ 157

нa НемИз, снопы стелють головaми молотять <ц,>п<Ы> хaрaлyжьными нa тоц, животъ285 клaдУть в,ють душу отъ т,лa НемИз, кр<Ъ)вaви брез<и>286 не болог<ъ>мь287 бЯхуть посЬ'яни посЬ'яни костьми ру<сь>скыхъ сыновъ

Вьсеслaвъ кънязь люд<ь>мъ судЯше

кънЯземъ г<0ро>ды рядЯше

a сaмъ въ ночь в<ъл>къмь рЫскaше288

из Kb^a дор<Ы)CKáшe289

до куръ ТъмУторокaня

велИкому Х<ър>сови

в<ъл>к<ъ>мь путь прерЫскaше290

тому въ Полотьск, позв0нишa зayтренюю

páHO291 у СвятЫ<и> С0ф<ь>и въ колоколы

a 0нъ въ КЫев, звонъ слЫшa

aще и в,rn,a292 дyшa въ друз, т, л,293

нъ чaсто б,ды стрaдaше

тому в,щ<ь>и294 БоЯнъ и п<ьр>вое295 прип,въку296 съмЫсл<ь>н<ъ>и рече ни хытру ни горaздУ ни пътИ<ч>ю297 горaздУ2£ сyдa божь<Я> не минутИ

на немизЪ снопы стелютъ головами молотятъ чепи харалужными на тоцЪ животъ кладутъ вЪютъ душу отъ тЪла немизЪ кровави брезЪ не бологомъ бяхуть посЪяни посЪяни костьми рускихъ сыновъ

всеславъ князь людемъ судяше

княземъ грады рядяше

а самъ въ ночь влъкомъ рыскаше

изъ кыева дорискаше

до куръ тмутороканя

великому хръсови

влъкомъ путь прерыскаше

тому въ полотьскЪ позвониша заутренюю

рано у святыя софеи въ колоколы

а онъ въ кыевЪ звонъ слыша

аще и вЪща душа въ друзЪ тЪлЪ

нъ часто бЪды страдаше

тому вЪщеи боянъ и пръвое припЪвку смысленыи рече ни хытру ни горазду ни птицю горазду суда божiа не минути

XIVфрагмент. Преобладание юго-западных диалектизмов над северными

i64 о стонaти ру<сь>скои земли

помянувъше п<ьр>вую годину299 и п<ьр>выхъ кънЯз<ь> 1в5 того стaрaго ВлaдИм<,>рa нельз, б, пригвоздити300 къ г0рaмъ К<Ы>евьскымъ 1вв сего бо нЫн, стaшa стЯзи Рюриков<и> a друзии Дaв<Ы>дов<и> нъ роз<ь>но301 ся Имъ хоботш»302 п^шуть3 1в? коп<ья> поють304

о стонати рускои земли

помянувше пръвую годину

и пръвыхъ князеи

того стараго владимiра

нельзЪ бЪ пригвоздити

къ горамъ ыевскымъ

сего бо нынЪ сташа стязи рюриковы

а друзiи давидовы

нъ розино ся имъ хоботы пашутъ

коша поютъ

на Дунаи Ярославьн<и>нъ на дунаи ярославнынъ 168 XXVI

гласъ слышить <ся> гласъ слышитъ

зегъзицею305 незнаем<^>306 зегзицею незнаемь

рано307 кьшеть308 рано кычеть

полечу рече зегъзицею309 по Дунаеви полечю рече зегзицею по дунаеви 169

омочу бебрянъ рукавъ въ Каяле ре'це омочю бебрянъ рукавъ въ каяле реце 170

утьру кънязю кр<ъ>вавы<и> его раны утру князю кровавыя его раны 171

на жестоц^мь310 его те'ле на жестоцемъ его теле

Ярославьна рано311 плачеть ярославна рано плачетъ 172

въ Путивле на забрале а рькучи въ путивле на забрале а ркучи

о Ве'тре Ве'трило о ветре ветрило 173

чему господине насильно312 ве'еши чему господине насильно вееши

чему мычеш<ь> х<ы>новьскы<и> стре'лъкы чему мычеши хиновьскыя стрелкы 174

на своею нетрудьною крильцу на своею нетрудною крилцю

на мое<и> лады вои на моея лады вои

мало ли ти бяшеть гор<^>313 мало ли ти бяшетъ горъ 175

подъ облакы веяти подъ облакы веяти

леле'<я> корабли на Син<е> мор<е>314 лелеючи корабли на сине море

чему господине мое весел<ь>е чему господине мое весел1е 176

по ковыл<ь>ю315 розвея по ковыл1ю развея

Ярославьна рано316 плачеть ярославна рано плачеть 177

Путивлю городу на забороле а рькучи путивлю городу на забороле а ркучи

о Дъне'пре Словути<ч>у317 о днепре словутицю 178

ты пробилъ еси каменьны<и> горы ты пробилъ еси каменныя горы

сквозе' землю полов<ьчьс>кую сквозе землю половецкую

ты леле'ялъ318 еси на себе ты лелеялъ еси на себе 179

Святъславли н<а>сады319 святославли носады

до п<ъл>ку Кобякова до плъку кобякова

възлеле'и320 господине възлелеи господине 180

мою ладу къ мьне мою ладу къ мне

а быхъ не сълала къ нему а быхъ не слала къ нему

сл<ь>зъ на море рано321 слезъ на море рано

Ярославьна рано322 плачеть ярославна рано плачетъ 181

въ Путивле на забрале а рькучи въ путивле на забрале а ркучи

св,тьлое и тр<ь>св,тьлое С<ъл>ньце323

вьс,мъ тепло и красьно еси

чему господине простьре

горячую свою лучу

на лад, вои

въ пол, безводьн,

жа<ж>ею имъ лу<кы> съпряже324

тугою имъ тул<ы> затъче

свЪтлое и тресвЪтлое слънце всЪмъ тепло и красно еси чему господине простре горячюю свою лучю на ладЪ вои въ полЪ безводнЪ жаждею имь лучи съпряже тугою имъ тули затче

(Vфрагмент. Преобладание северных диалектизмов над юго-западными

г 184 прысну море полу но<ч>и

идуть см<ъ>рци325 мьглами326 Игореви кънязю Богъ путь кажеть из земли полов<ьчьс>к<ы>и на землю ру<сь>скую къ отьню злату столу

185 погасоша вечеру327 з<о>р<,> Игорь съпить Игорь бъдить Игорь мысл<ь>ю пол<е> м,рить

отъ великаго Дону до малаго Доньца

186 комонь въ полу ночи Овълуръ свисну за р,кою велить кънязю р<о>зум,ти328 кънязю Игорю н<,>быть кликну329

187 стукну земля въ<с>шум, трава

вежи ся полов<ьчьс>к<ы>и подви<г>аша < >3

188 а Игорь кънязь поскочи г<ъ>рн<о>ста<и>мь331 къ тръст<ь>ю332 и б,лымь гогол<ь>мь на воду

189 въ<з>в<ьр>же ся333 на б<ър>зъ комонь

и скочи съ него б[у]сымь334 в<ъл>къмь

190 и потече къ лугу Доньца

и полет, сокол<ъ>мь подъ мьглами335 избивая336 гуси и леб<я>ди за<у>тръку337 и об,ду и ужин,338

прысну море полу нощи идутъ сморци мьглами игореви князю богъ путь кажетъ изъ земли половецкои на землю рускую къ отню злату столу

погасоша вечеру зари игорь спитъ игорь бдитъ игорь мыслю поля мЪритъ отъ великаго дону до малаго донца

комонь въ полу ночи овлуръ свисну за рЪкою велить князю разумЪти князю игорю небыть кликну

стукну земля въшумЪ трава вежи ся половецкш подвизаша ся а игорь князь поскочи горнастаемъ къ тростю и бЪлымъ гоголемъ на воду въвръже ся на бръзъ комонь и скочи съ него босымъ влъкомъ и потече къ лугу донца и полетЪ соколомъ подъ мьглами избивая гуси и лебеди завтроку и обЪду и ужинЪ

Sergei L. Nikolaev I 59

коли Игорь сокол<ъ>мь полет^ коли игорь соколомъ полетЪ 191

тогда <О>вълуръ в<ъл>к<ъ>мь потече тогда влуръ влъкомъ потече

труся собою студеную росу труся собою студеную росу

прет<ър>госта339 бо своя б<ър>зая комоня претръгоста бо своя бръзая комоня

Доньць рече къняже Игорю донецъ рече княже игорю 192 XXVIII

не мало ти велич<ь>я не мало ти величiя 193

а Конъчаку нелюб<ь>я340 а кончаку нелюбiя

а ру<сь>скои земли весел<ья> а рускои земли веселiа

Игорь рече о Доньче игорь рече о донче 194-195

не мало ти велич<ь>я не мало ти величiя

лелеявъшу341 кънязя на в<ъл>нахъ лелЪявшу князя на влънахъ

стьлавъшу ему зел<е>ну траву стлавшу ему зелЪну траву

на своихъ сьребр<я>ныхъ брезехъ на своихъ сребреныхъ брезЪхъ

од^вавъшу его теплыми м<ь>глами342 одЪвавшу его теплыми мъглами

подъ сен<ь>ю зелену древу343 подъ сЫю зелену древу

стрежаше <и>344 гогол<ь>мь на воде стрежаше е гоголемъ на водЪ 196

чаицами345 на струяхъ чаицами на струяхъ

ч<ьр>нядьми на в<е>трехъ чрьнядьми на ветрЪхъ

не тако ли346 рече река Стугна не тако ли рече рЪка стугна 19 7

худу струю име<ючи> худу струю имЪя

пож<ь>ръши чужи ручьи и стругы347 пожръши чужи ручьи и стругы

ро<с>стьрена348 к<ъ> усту349 рострена к усту

[уношу кънязю Ростиславу] затвори350 уношу князю ростиславу затвори

Дънепр<е> т<ь>мьне березе351 днЪпрь темнЪ березЪ

плачеть ся мати Ростислав<л>я плачет ся мати ростиславя 198

по уноши кънязи Ростиславе по уноши князи ростиславЪ

унЫша цвет<и> жалобою352 уныша цвЪты жалобою 199

и древо с<я> тугою и древо с тугою

къ земли преклонило къ земли приклонило

а не сорокы въ<с>троскоташа353 а не сорокы втроскоташа 200 XXIX

на следу354 Игореве на слЪду игоревЪ

ездить Гъзакъ съ Конъчак<ъ>мь Ъздитъ гзакъ съ кончакомъ

тогда врани не гра<я>хуть355 тогда врани не граахуть 201

галиц<е> пом<ьл>коша356 галици помлъкоша

сорокы не троскоташа сорокы не троскоташа

2014 №2 Slovène

Lexical Stratification of The Tale of Igor's Campaign

2ü2 по лоз<ь>ю357 п<ъ>лзоша по лозю ползоша

только дятьлове358 текът<ъ>мь только дятлове тектомъ

путь къ р,ц, кажуть путь къ рЪцЪ кажутъ

солов<ь>и веселыми п,с<н>ьми соловiи веселыми пЪсьми

св,тъ пов,дають359 свЪть повЪдаютъ

2ü3 м<ъл>вить Г<ъ>закъ Кон<ъ>чакови млъвитъ гзакъ кончакови

2ü4 аже соколъ къ гн,зду летать аже соколъ къ гнЪзду летитъ

соколича360 ро<с>стр,ляев, соколича рострЪляевЪ

своими злачеными стр,лами своими злачеными стрЪлами

2ü5 рече361 Кон<ъ>чакъ к<ъ> Г<ъ>з, рече кончакъ ко гзЪ

2ü6 аже соколъ къ гн,зду летить аже соколъ къ гнЪзду летитъ

а в, сокольца362 опутаев,363 а вЪ соколца опутаевЪ

красьною д<,>вицею красною дивицею

2ü7 и ре<къ>364 Гъзакъ къ Кон<ъ>чакови и рече гзакъ къ кончакови

2ü8 аще его опутаев,365 красьною д,вицею аще его опутаевЪ красною дЪвицею

ни нама будеть сокольца ни нама будетъ сокольца

ни нама красьны д,виц<,> ни нама красны дЪвице

то почьнуть наю пътац<,>366 бити то почнутъ наю птици бити

въ пол, полов<ьчьс>комь въ полЪ половецкомъ

(VI фрагмент. Диалектизмы практически отсутствуют: юго-западный диалектизм только в формуле: буи туру Всеволодт

[рекъ Боян<ь>и Ходына]367 Святъславля п,'сщь>творьца стараго времени

Ярославля Ольгова коганя хоти368 тяжько ти головы кром, плечу зъло ти т,лу кром, головы ру<сь>скои земли без Игоря

с<ъл>ньце св,тить ся на небес,

Игорь кънязь въ ру<сь>скои земли

д,виц<,> поють на Дуна<,>

вьють ся голоси чрез море до К<ы>ева

Игорь ,деть по Боричеву

къ свят,и Богородиц<,> Пирогощ<,>и

рекъ боянъ и ходына святъславля пЪстворца стараго времени ярославля ольгова коганя хоти тяжко ти головы кромЪ плечю зло ти тЪлу кромЪ головы рускои земли безъ игоря

солнце светит ся на небесЪ

игорь князь въ рускои земли

дЪвици поютъ на дунаи

вьют ся голоси чрезъ море до ыева

игорь Ъдетъ по боричеву

къ святЪи богородици пирогощеи

страны рад<е> гради весели певъше песнь старымъ къняземъ а по томь молодымъ пети слава Игорю Святъславлич<у> буи369 туру Вьсеволод<у> Владим<е>ру Игоревичу <съ>драви кънязи и дружина побара<юче> за христьяны на поганы<и> пълкы къняземъ слава а дружине

АМИНЬ

страны ради гради весели 214

пЪвше пЪснь старымъ княземъ 215

а по томъ молодымъ пЪти

слава игорю святъславлича 216

буи туру всеволодЪ

владимiру игоревичю

здрави князи и дружина 217

побарая за христьяны на поганыя плъки

княземъ слава а дружинЪ 218

§ 6. Комментарии к тексту

1 Пълкъ. В значении 'военный поход' известно из зап.-украинского фольклора: Ой, пригхав мт братик з полку, ой прив1з мет та три padocmi. 1хав Марочко од полку до полку [Плисецкий 1982: 201].

2 ЛЪпо. Северный диалектизм: русск. диал. лепо 'красиво, хорошо' Пск., Ка-луж. [ПОС, СРНГ]; лепый 'красивый, прекрасный, хороший' Перм., Урал., Пск., Смол. [ПОС, СРНГ].

3 Трудьныхъ повЪст<ь>и. Скорее всего трудныт повтсти 'рассказы о трудах', res gestae. Вероятна перекличка со значением, представленным в русск. брянск. трудный 'несчастный' (см. прим. 189): Трудней меня на свете никаво нет... Труднъя сидить, тамнуеть, душа-та балить пъ сыношьку. Вот трудный гот, пичальный. . . [Козырев 1975а: 111]. Далее укр. трудний 'тяжело больной' [ГР1НЧЕНКО], 'ermüdet, ermattet; leblos, tot' [Желеховский 1886]; русск. диал. труден, трудный 'больной, при смерти' [Даль]. О полисемии в "Слове о полку Игореве" см. [Чернов 1986].

4 По былинамъ 'по невымышленным событиям'. Северный диалектизм: русск. диал. былйна 'истинное происшествие, быль' Вят., Арх., Казан. [СРНГ].

5 Времени. Др.-русск. веремя в значении 'время' заменено другими словами в большинстве вост.-слав. говоров. Достоверно известно только белор. (могил.?) вереме 'время' [Носович 1870].

6 По замышлен<ь>ю. Русск. брянск., смол., моск. замышление 'замысел, намерение' [Козырев 1975а: 123] имеет ц.-слав. суффикс.

7 Боянъ. Вероятно, тюркское (булгарское) по происхождению имя [Ды-бо 2010а: 24]. В вост.-слав. ономастиконе малоизвестно: Боянъ в новгородских берестяных грамотах с сер. XI в. [Зализняк 2004: 713]; новгородская же Боя-ня улка, впервые 1300 г. по летописи; также в киевской надписи № 25 [Высоцкий 1966]. Широко распространено в южнославянском ономастиконе, где кон-таминирует с производными от *Ьо]ь и *bojati.

8 ВЪщ<ь>и. Юго-западный диалектизм: укр. вщий 'вещий' [Гршченко], 'vorhersehend, vorherwissend, ahnend; wahrsagerisch, prophetisch' [Желехов-ский 1886]. В русских говорах производные значения: вещий 1. (сущ.) 'колдун, кудесник, знахарь' Костром., Сиб., Южн., Урал.; 2. (прилаг.) 'умный, толковый, красноречивый' Ряз. [СРНГ]. См. прим. 19, 47, 292, 294.

9 Мысл<ь>ю. Северный диалектизм: русск. диал. мысь 'белка' Пск., Урал. [СРНГ, ПОС]. Может восходить к *mystlb, ср. лат. mustela 'ласка, горностай' [Фасмер]. В "Слове", по-видимому, игра слов: ср. ниже по мысльну дереву.

10 <С>изымь. В зап.-русских говорах форма шизый распространена шире, чем фонетическое "шоканье" (шепелявое произношение мягких сибилянтов), в том числе отмечено в смоленских говорах [МРЭ]. Не исключено, что ш- в слове "сизый" возникло по аналогии с русск. смол. шерый, белор. шэры 'серый', в котором смоленско-полоцкое ш- регулярно происходит из *x в позиции II палатализации — в данном корне перед *ё.

11 Помьняшеть 'вспоминал, бывало' (значение 'помнил' здесь исключено, так как глагол стоит в имперфекте). Северный диалектизм: русск. диал. помнить 'вспоминать' Арх., Р. Урал. [СРНГ].

12 УсобицЬ 'междоусобия'.

13 Соколовъ. Если это не вторичная форма вместо соколъ, то она может указывать на праслав. и-основу (*sokota, род. *sokolu как род. *volu). Актуальны (ввиду наличия в тех местностях сапсана) укр. сокгл [Гршченко], сотл 'Falke (Falco)' [Желеховский 1886] и южно-русск. сокол [СРНГ]. Неясно значение и происхождение слова сокол в остальных русских говорах. В качестве ловчей птицы сокол, очевидно, был широко известен, поэтому не может служить диалектным маркером.

14 Стадо леб<я>д<ь>и. Именно во фразеологизме с ^Ь^ь укр. стадо лебедiв (П. Мирний, I. Нечуй-Левицький), также (о воронах и гусях): nid хмарами круки стадами лтали, а бурею битва гримЫа, як ви умирали [Бервецький 1990: 5]. Як шарахне в стадо гусей, так разом кЫькоро 'ix i вб'е [Гршченко]. Русск. диал. стадо ворон Гниловка Селижаровского р-на Тверской обл. [МРЭ] и стадо 'стая птиц' только в идиоме стады-стадами (сбирать, гнать кого-л.) в цитате из былины: Ай, услыхали русские птицы // Сбиралися стады они стадами Пудож. Олон. [СРНГ]. Это же сочетание употреблено ниже, в "юго-западном" (по лексике) фрагменте "Слова", и поэтому в данном месте может расцениваться как "автоцитата". См. прим. 18, 45.

15 Которыи дотечаше 'до которой долетал (многократно)', имперфект совершенного вида (см. прим. 113, 120, 195, 290). Юго-западный диалектизм: русск. брянск. дотечь 'доехать, добраться' ([Козырев 1975а: 71] — в [СБГ] отсутствует).

16 Преди. Северный диалектизм: русск. диал. переди 'сначала, вначале' Арх., Беломор. [СРНГ]. В укр. беспредложные наречные формы не засвидетельствованы; предложные имеют окончание -i (напередг). См. на переди прим. 50.

17 ПЪс<н>ь пояше. В отличие от русского и белорусского языков, в украинском *peti в значении 'петь (о человеке или петухе)' заменено на ствйти (*sъpëvati

как в чешском, словацком, польском); старое тти сохранилось только в юго-зап. говорах в значении 'петь (о петухе)'. См. прим. 304.

18 Стадо леб<я>д<ь>и. См. прим. 14.

19 ВЪщии. См. прим. 8.

20 Въскладаше. Вероятно, юго-западный диалектизм. Русск. брянск. вос-кладать 'класть на что-н., сверху чего-н.' [СБГ], орл. вскладать 'наваливать, накладывать' [СОГ], воскладать 'возлагать' (фолькл.) [СРНГ]; белор. (могил.?) ускладаць 'взлагать' [Носович 1870]. Дальнейшее развитие значения в пск. вскласться 'снести яцо' [ПОС]. Укр. только складати 'складывать' (< *s^) [ГР1Н-ченко], 'zusammenlegen' [Желеховский 1886].

21 Рокотаху. По-видимому, северный диалектизм. Диалектное сравнение зависит от трактовки значения слова в "Слове". Ср. укр. рокотати 'греметь, грохотать' [Гршченко], русск. пск.рокотать 'говорить; быстро говорить, пустословить' [Козырев 1975а: 109] и пудож. рокотать 'очень громко петь; кричать': Ты бы села на окошечко да рокотала на всю улушку [СРНГ]. В данном контексте более вероятно значение, близкое к русскому: 'струны пели/говорили славу'.

22 Изтягну. Морфонологический юго-западный диалектизм. В слове представлено инновационное сочетание -гн-, характерное для западнорусских, белорусских и украинских говоров. Современные вост.-слав. рефлексы ^ztçg- имеют пейоративный оттенок, перекликающийся с истязать: русск. истянутъ 'вытянуть; вытягивая, испортить' Вят., 1907 [СРНГ]; пск. истягйться 'окончательно опуститься, распутничая'; укр. стягйти, стягнути 'истощать' [Гршченко], 'mit Not aufbringen' [Желеховский 1886]. Паралеллизм изтягнути и последующего поострити — вероятно, реминисценция заточки холодного оружия (отбивка, т. е. вытягивание лезвия, и дальнейшая его заточка). Глагол ^zostriti, по-видимому, обозначал именно заточку путем вытягивания/истончения лезвия. См. [Тиунов 1950: 196].

23 Поостри с<ь>рдьца. Юго-западный диалектизм. Ср. укр. гострйти оч1, язикй 'замышлять против кого-л.' [Гршченко], также русск. орл. острйться 'практиковаться' [СОГ].

24 СвЪтьлое с<ъ>лньце. Юго-западный диалектизм. Ср. укр. фолькл. Еден братцейко, свттле сонейко... [Головацкий 1878, 2: 4], свтлое сонце [Плисецкий 1982: 204]. По свидетельству С. Гординского [1963: 40], словосочетание свтле сонце представлено в украинской народной поэзии. В русских диалектных записях эта идиома не отмечена (при этом распространено светлый месяц). См. прим. 323.

25 Отъ него [. . .] прикрыты "им прикрыты", конструкция с отъ в значении инструменталиса (см. прим. 115). Прикрыты инновационная форма вместо *при-кръвены, однако она не обязательно является поздней.

26 Дружина в значении 'группа людей' в современных диалектах известна только из псковских, новгородских и северо-западных говоров: 'артель, товарищество' Новг., 'рыболовецкая артель' Пск., Арх., также 'партизанский отряд' Новосиб. [СРНГ], 'пожарная дружина', 'гости на свадьбе, гости жениха' [ПОС].

В южнорусских и украинских говорах слово известно только в значении 'друг, подруга, жена, дружка'. В центрально- и восточнорусских говорах слово не засвидетельствовано (кроме ставшего общерусским значения 'пожарная дружина'). Не исключено, что др.-русск. терминологическое значение 'дружина (княжеская)', а также значения 'товарищи, спутники; войско' [Срезневский] имеют псковско-новгородское происхождение.

27 Потяту. Юго-западный (?) диалектизм. Укр. потяти, ттну (и регулярное прич. потятий) 'изрубить' [Гршченко], 'zerschneiden, zerhauen, zerschlagen; zernagen' [Желеховский 1886]. Глагол тяти, видимо, исчез в русских говорах в первоначальном значении, ср. специализированные потять 'искалечить' Свердл. и потятый 'медлительный, вялый, неактивный' Вологод., Нижегор. [СРНГ]. Глагол отмечен в формах потяти, повелит. потени в новгородской берестяной грамоте №531 (конец XII — I пол. XIII в., [Зализняк 2004: 416-420]) в значении 'убить'. В грамоте отсутствует такой характерный признак др.-новгородского диалекта, как окончание -е в им. п. ед. ч. м. р., — все формы имеют окончание -о (? =ъ; ср. регулярное "прояснение" окончания -ъ им. п. ед. ч. о-основ в "Слове", § 4): оно, Коснятино, Эедо, возложило 2х, назовало, выгонало, хотело, возвело, по-зовало, поехало. См. также прим. 126.

28 Полонену. Юго-западный диалектизм. Укр. сохраняет полон 'плен' [Гршченко; Желеховский 1886] и полонйти (прич. полонений) 'gefangen nehmnn, erbeuten, unterjochen, erobern' [Желеховский 1886]. В русских диалектах переносные значения: полонйть 'взять верх над кем-л.; одолеть, лишить покоя кого-л.' Твер., Влад. [СРНГ], отсюда литер. заполонйть. См. прим. 198.

29 В<ъс>сяд<Ъ>м<е>. Юго-западный диалектизм. Только укр. уадати, усгсти 'садиться (в том числе на коня)' [Гршченко; Желеховский 1886].

30 Комони. Комонь актуален по крайней мере в вост.-украинском (?) фольклоре ([Гршченко]: из народной песни), ср. комон (sic!) устар. 'Pferd' [Желеховский 1886], производные комонник [П. Кулиш, Чорнарада, хротка 1663року, Санкт-Петербург, 1857], комоннйк [Желеховский 1886], комонный [Гршченко; Желеховский 1886], нар. комонно [Гршченко]. Ввиду отсутствия перехода о > i основа должна считаться заимствованием, если только не предполагать слав. вариант *котмь. В др.-русском, кроме "Слова", только в Лавр. под 969 г., в других списках Повести временных лет этого слова нет [СлРЯ XII-XVII]. В русском псковско-новгородские и производные от них формы: комонь и комонь Пск., Онеж., Олон., Арх., Вологод., Перм., Урал., Сиб., в преобразованном виде фолькл. комань Вологод., коман Том. [СРНГ]. Также брян. комонь [СРНГ], но не ясно, находится ли эта форма в связи с украинской или это одно из северных слов в старообрядческих говорах. Из других славянских достоверно только ст.-чешск., чешск. (устар., поэт.) komon 'конь' (< *komon^. Корень *komon- присутствует в праслав. *komonika, -ica 'клевер, донник, вид ягодного кустарничка' и *komoniti sç 'гордиться, важничать' [ЭССЯ]. Рефлексы *ко^ь и его производных в "Слове" отсутствуют.

31 Да позьримъ 'чтобы посмотреть на'. Юго-западный диалектизм: укр. тздрти 'посмотреть' [Гршченко], в русск. диалектах глагол с приставкой по-не отмечен.

32 Съпала. Юго-западный диалектизм. Фраза переводится как 'ум князя сгорел в страстном желании'. Съпала — форма от *sъpalati. Непереходный глагол: укр. спалати 'сгореть', палати 'пылать' [Гршченко; Желеховский 1886]. В русских говорах рефлекс *palati отсутствует (есть только переходный палить). См. прим. 77.

33 Похоти 'в (страстном) желании'. Юго-западный диалектизм: укр. похть, похоть 'Begierde; Wollust' [Желеховский 1886], в русск. говорах только с более узким значением 'похоть'.

34 Жалость в "болгарском" значении 'желание, страсть': ст.-слав. жалость 'усердие, рвение', ср. болг. жалба 'желание'. В других славянских языках производные от корня *zal- в этом значении не отмечены [Толстая 2012].

35 Заступи. Юго-западный (?) диалектизм. Укр. заступати, заступйти 'закрывать, закрыть, становиться между; занимать, занять, преграждать, преградить (дорогу)' [Гршченко; Желеховский 1886]. Русск. диал. заступать 'загораживать, заслонять собою кого-, что-либо' Слов. Акад. 1847; Пск.; Смол. [СРНГ]; 'ступая, заслонять собою, преграждать, застенять' [Даль] (без указания места). Ср. также русск. диал. заступить 'прекратить распространение какого-либо бедствия в самом начале, не дать распространиться': Пожар не разбросился, заступили скоро. Свердл. [СРНГ]. См. прим. 60.

36 Коп<ь>е приломити. Юго-западный диалектизм, ср. значение укр. при-ломйтися 'приноровиться, примениться, набить руку' [Гршченко], ср. белор. (могил.?) приламываць, приломаць 'приучивать к какой-л. работе или ремеслу' [Носович 1870] — образованы от омонимичного *lomiti1/*lamati1 'ломать' или рано обособившегося еще в балто-славянскую эпоху *lomiti2/*lamati2, ср. значения лит. lemti, лтш. lernt 'определять, решать'. В "Слове" возможна игра омонимами. См. прим. 102.

37 Кон<ь>ць поля. Юго-западный диалектизм. Предлог, известный только из украинского: ктець (+ род.) 'на конце' [Гршченко], конець 'am Ende' [Желеховский 1886]. См. прим. 54.

38 Руси<ч>и. Этот этноним отмечен только в "Слове о полку Игореве" и, возможно, является авторским неологизмом по аналогии с названиями северных славянских племен на -ичи: кривичи, дреговичи, вятичи (ср. сев.-зап.-славянские лютичи и т. п.). Исключение — южные уличи с неясной этимологией. Другие южные племена — бужане, древляне, волыняне, поляне, северяне; хорваты; тиверцы (или толковины). В "Слове о полку Игореве" этноним русичи используется в том же значении, что Русь в синхронном тексте "Повести временных лет".

39 Солов<ь>ю. Один из примеров на склонение мягких о-основ по u-скло-нению (ср. voc. Игорю, dat. королеви, Игореви), аналог — лит. -ius в слав. заимствованиях (например, в фамилиях на -aus).

40 Слав<ь>ю. Здесь предпочтительно оставить ц.-слав. форму, так как вероятен рифмоид к славы.

41 Съвивая (славы оба полы сего времени). Юго-западный диалектизм: русск. брянск. свивать 'соединять, связывать вместе; привязывать' [Козырев 1975а] .

Вся фраза, кроме общепринятого толкования (напр., "свивая славословия вокруг этого времени" в переводе Р. О. Якобсона), может иметь второй смысл, основанный на дихотомии стараго времени [. . .] сего времени и на втором основном значении слава '(общественное) мнение'. Словосочетание оба полы в данном случае имеет первичное (не наречное) значение 'обе половины'. Возможен перевод "соединяя обе половины современного мнения", т. е. "сочетая современные противоположные мнения" (о походе Игоря). Весь отрывок с О бояне соловж стараго времени по Игореви того внуку имеет амбивалентную синтаксическую структуру. В частности, а бы может значить 'о если бы', в этом случае безличное птти было входит в отдельное предлжение. Если а бы значит 'если бы' (или 'чтобы'), то бы относится и к было в безличном предложении. Помимо этого, одни деепричастия могут относиться к а бы [. . .] ущекоталъ, другие — к птти было.

42 Рыща. По-видимому, праслав. *ryskati, параллельное к *riskati: др.-русск. рыскати 'быстро бежать, носиться' [Срезневский].

43 Въ тропу 'по следу, вслед'. Рыща въ тропу Трояню 'мчась вслед за Троя-ном'. Юго-западный диалектизм. Въ тропу — вин. п. от тропа 'след', ср. синонимичный местн. п. в укр. у трот 'вслед' (у трот йти, гхати... за ким): Ми гхалиу трот за тобою [Гршченко] sub тропа). Ср. укр. тропй'направление следов, путь (направление)'. Въ тропу — образование, параллельное русск. вслед (въ слтдъ, вин. п.). Русск. тропа — с дальнейшим развитием значения. См. прим. 97, 354.

44 Того вънуку 'потомку Трояна'. Ср. Боян как Велесовъ вънукъ (прим. 48), а также Дажьбожь вънукъ 'славянин, русский (?)' и вттри — Стрибожи вънуци).

45 Стады бежать 'улетают (fugiunt) стаями'. Стадо 'стая', см. прим. 14.

46 Чи ли '(и)ли'. Юго-западный диалектизм: укр. чи 'ли, или, разве' [Гршченко; Желеховский 1886] — на Украине отсутствует только в части закарпатских говоров, где в его значении используется ци < слав. *ci), белор. (могил.?) чи ('= ци',[Носович 1870] — в говорах других зон в его значении используется ци < слав. *ti) и русск. юж., зап., донск., курск., калуж. чи 'ли, или, разве' [ЭССЯ]. См. прим. 227.

47 ВЪщ<ь>и. См. прим. 8.

48 Велесовъ. Восточные славяне (по крайней мере псковские кривичи, новгородские словене, ростово-суздальцы и, возможно, вятичи) знали божество, известное как Волосъ. Сохранилась богатая топонимика с основой Волос- и производные от этой основы. В частности, *vo^ и образованная от него основа ж. р. *volsynji отражены в русск. диал. волос 'нечистый дух, черт' Тул., Вологод., Сев.-Двин.; волосйтка 'нечистая сила' Сев.; Волосожйры Курск., Ворон., Дон., Томск. 'созвездие Большой Медведицы' и эвфемистически преобразованное ёлс 'леший, черт' Костром., Яросл. [СРНГ]; пск. Волосънье 'созвездие Малой Медведицы', Волосанье, Волосынья 'созвездие Плеяд', Валосыня, Валосъня 'созвездие Большой Медведицы', Валосыня 'созвездие Плеяд', также Волосыни у Т. Фенне [ПОС]. С Волосом зачастую связывают, с одной стороны, однокоренные вост.-слав. названия червя-волосатика, а с другой — названия нарыва, костоеды. Русск. диал. волос (и производные) 'водяной червь-волосатик' (говоры всех ареалов, [СРНГ]) — водяные черви рода Gordius типа Nematomorpha 'волосатики'. Длина

наших взрослых волосатиков 30-40 см, толщина не превышает 2-5 мм, на вид они напоминают живой конский волос. Вопреки повсеместно распространенному суеверию, для человека они не опасны, так как паразитируют в насекомых. Этимология прозрачна — праслав. *vo^ 'волос'. Названия других червеобразных и прочих "хтонических" животных корень волос- не содержат, поэтому не стоит искать в волосатике признак змеевидной ипостаси Волоса. Этимология русск. диал. волос, волость и т. п. 'гнойное воспаление, язва, нарыв, незаживающая рана, костоеда (часто связывается с проникновением червя-волосатика)' (говоры всех ареалов, [СРНГ]), укр. волос 'опухоль с нарывом на пальце' [Гршченко] не ясна, однако и связь болезни "волос" с богом Волосом представляется "кабинетно-эти-мологической".

Основа Волос- не засвидетельствована в ареале смоленско-полоцких кривичей в Полесье и на Волыни, где, в свою очередь, широко распространены производные от теонима Перунъ — в частности русск. диал. перун 'гром, молния, гром и молния' на территории старого расселения славян только в смоленских и соседних ржевских говорах [СРНГ]; укр. перун [Гршченко], перун [Желеховский 1886], надднестр. népiM (род. перому), перт (род. перону), перть (род. жроню), трон, жрум, перун [Шило 2008], белор. пярун 'гром'. В говорах псковско-кривичского, тверского кривичского, ильменско-словенского и рос-тово-суздальского происхождения следов основы Перун- нет. Это может свидетельствовать о том, что теоним Перунъ (вследствие этого и корень перун-) был подвергнут табу еще в языческую эпоху. Идол Перуна был установлен Добрыней на новгородском капище Перыни в 980 г. в ходе неоязыческой реформы Владимира, однако нет свидетельств, что прежде там также стояло изображение одноименного божества. Волосъ 'русский языческий "скотий" бог' упоминается в "Повести временных лет" как объект поклонения княжеской дружины наряду с Перуном, в частности Да имтемъ клятву отъ бога въ ньже втруемъ Перуна и Волоса бога скотья [Лавр. лет.: 971 г.] (клятву надо понимать так, что одни клялись Перуном, а другие Волосом). В отличие от Перуна, Волос не был среди шести богов в составе воздвигнутого князем Владимиром в 978 г. пантеона, а находился отдельно на р. Почайне. Волосъ (в южнослав. форме Власъ) вторично был отождествлен со св. Власием, покровителем домашних и диких животных (подробности см. в [СДЭС, 1: 210-211]).

Теоним Велесъ нигде кроме антропонима Велесовъ в "Слове" в древних вост.-слав. памятниках письменности не упоминается [Срезневский; СлРЯ XI-XVII]. Вновь он появляется в рукописях XVII в., причем в местностях, где доподлинно известен Волосъ (Ростов и Новгород): Видев же преподобный ту близ прелесть идольскую сущу, в нечестивых душах единаче растущу, не убо бе еще прияли святое крещение, но Чюцкий конец бяше, и покланяхуся идолу Велесу каменну, омрачени бо сердца их деянием бесовским [Житие Авраамия Ростовского, лл. 9-9об.]; рассказ о грамоте Александра Македонского, данной предкам ильменских словен: Сии ж князи словено-рустии [. . .] обесиша ю в божницы своей по правую страну идола Ве-леса [Хронограф 1679]. Не исключено, что "простонародный" Волос здесь заменен на "культурного" Велеса, о котором было известно из литературной традиции.

Материал по ст.-чеш. veles 'некий злой дух' собран в работе Р. О. Якобсона [Jakobson 1985: 36]. Veles известен из поговорок и проклятий XV-XVI вв.: Ky

jest crt, aneb ky veles, aneb ky zmek teproti mne zbudil? 'Кой черт, или кой велес, или кой змей настроил тебя против меня?' (Tkadlecek, XV в.). Ky veles jím jích nasepce! 'Кой велес им их (сплетни) нашептывает!' (T. Hajek, 1598). В Гуситской молитве 1472 г. прихожане призываются не грешить u velesa. В T. Resel. Kniha Jezusa Siracha. Praha, 1571 есть фраза nekam k velesu za more 'кое-куда к велесу за море'; эта же поговорка в виде nekam k velesupryc na more 'куда подальше к велесу на море (sic!)' в молитве из г. Замрски (1590). Это слово не обнаружено в современных чешских, моравских и словацких диалектах. См. также [Топоров 1983].

Теоним Велес достоверно не засвидетельствован в славянской топонимике и производных: часто цитируемые топонимы, содержащие основу veles-/велес-, как правило этимологизируются без привлечения теонима. В частности, д. Веле-ша Волховского р-на Ленинградской обл., пользующаяся популярностью в спекуляциях на "Велесову" тему, с XVI в. представлена в вариантах Велтша, Велтжа, Велиша, т. е. с диалектными рефлексами ятя. Др.-русск. Велесъ, сопоставимый со ст.-чеш. veles, восходит к слав. *Veles^ Формальная взаимосвязь Велеса и Волоса ограничивается созвучием: второй теоним восходит к праслав. *Vols^

Таким образом, в Велесе, с одной стороны, мы имеем ст.-чешского злого духа, обитающего в море или за морем, с другой — положительного персонажа, пращура Бояна, по-видимому, покровителя песнетворчества, выступающего в функции классического Аполлона. Вероятно, речь идет об архаическом божестве, которому в народе давно уже не поклонялись и которое, с одной стороны, перешло в разряд злых демонов (в Чехии), и с другой — почиталось в узком кругу волхвов, в среде которых сохранялся теоним (в Восточной Славии). Любопытно, что "народные" вост.-слав. божества, имеющие надежные рефлексы в диалектной лексике и ономастике (Перунъ, Волосъ, Мокошь), в "Слове" не упомянуты. Напротив, присутствуют теонимы, которые не имеют явных следов в современных вост.-слав. языках: Велесъ, Стрибогъ, Дажьбогъ, Хърсъ. Исключение представляет только Дивъ (в "Слове" персонаж, дружеский по отношению к русичам), не входивший во Владимиров пантеон.

49 Буи туръ. Юго-западный диалектизм. Ср. буйний тур в укр. народной поэзии [Гординський 1963: 40]. Прилагательное буи юго-западный диалектизм, ср. укр. буий 'буйный' [Гршченко] и в особенности (генерализована краткая форма м. р. прилагательного) белор. (могил.?) буй: Буй втцеръ. Буй хлопецъ. Дзтвка буй, дзержи вухо востро [Носович 1870], в русских говорах не отмечено. Также укр. диал. З тестем та з тещею жити можна, а через отого клятого буя, Грицька, тяк не можна. Яворницкий I. 56; белор. (могил.?) буй 'неуступчивый, буян' [Носович 1870]. В "Слове" регулярно встречаются и его производные буи-ство, буесть.

50 На переди. Северный диалектизм. Из вост.-слав. говоров известно только русск. пск. напередй 'впереди; на будущее; спереди' [ПОС]. В остальных записях производные от о-основы: русск. диал напереде [СРНГ], укр. наnерéдi [Гршченко]. См. прим. 16.

51 СъвЪдоми. Юго-западный диалектизм. Укр. œidÔMm 'знакомый с чем-л., сведущий в чем-л.' [Гршченко; Желеховский 1886]. Русск. диал. сведомый 'знающий, сведущий' только Брянск. [СРНГ]. См. прим. 55.

52 Къмети. Юго-западный диалектизм. Русск. южн. [Даль] кметь 'парень, крестьянин; земский воин, ратник' и сев.-вост. укр. кметь 'крестьянин, хлебопашец' [Гршченко], без перехода *ё > i, как в мед), зап.-укр. кмть (как Mid [Желеховский 1886]). Ср. брянск. кметьё собир. 'о способных, сметливых людях' [Козырев 1975а: 98].

53 Повити. Юго-западный диалектизм. Повивати 'пеленать' только в украинском, также ср. причастие: за горами гори, хмарами noeumi (Т. Шевченко) и в брянских говорах повивать 'пеленать младенца' [Козырев 1975а: 104]. Менее вероятно вторичное значение 'воспитаны, выращены', как в брянских говорах [там же: 99].

54 Кон<ь>ць коп<ь>я 'с конца копья' (букв. 'на конце копья'). Юго-западный диалектизм. См. прим. 37.

55 ВЪдоми. Юго-западный диалектизм. Ср. укр. вiд6мuй 'известный', белор. (могил.?) втдбмый 'известный' [Носович 1870], русск. брянск. ведбмый 'известный, знакомый'. См. прим. 51.

56 Яругы. Тюркизм, слово южного ареала. Юго-западный диалектизм: укр. яруга 'лог, овраг' [Гршченко; Желеховский 1886] и южно-русск., тульск. яруга [Даль]. См. прим. 72, 175.

57 Знаем<Ъ>. Юго-западный диалектизм: укр. знайбмий [Гршченко], знаемий [Желеховский 1886] 'знакомый (с чем-л.)'; белор. (могил.?) знаёмый 'знакомый; известный' [Носович 1870]. В сев.-русск. знаемый с другим значением: 'ученый; мудрый' Онеж. [СРНГ]. См. прим. 67, 137, 239, 306.

58 Напряжени 'натянуты'. Северный диалектизм: Ср. русск. диал. напрягчй Арх. 'тянуть, натягивать что-л.' [СРНГ].

59 Стремень. Юго-западный диалектизм: укр. диал. стремт [Гршченко], стремень [Желеховский 1886] 'стремя'. В русских диалектах отмечено только стремя, стремено ср. р. См. прим. 118, 240.

60 Заступаше. Юго-западный диалектизм, см. прим. 35.

61 Ночь стону<ч>и ему грозою птичь убуди ночь, угрожая ему своим гулом, разбудила птиц'. По-видимому, гроза тут имеет и второй смысл — 'грозой (громом и молниями)'.

62 Пътичь убуди 'птиц разбудила'. Ср. ц.-слав. пътищь 'птенец' < *ръй^ь, диминутив от *рЫ- 'птица'. В "Слове" пътичь используется в собирательном значении 'птицы'. См. прим. 252, 297; ср. прим. 366.

63 Убуди. Юго-западный диалектизм: укр. убудйти 'разбудить' [Гршченко]. См. прим. 79, 80, 151, 171.

64 <Въ>зби <ся> 'взметнулся'. Юго-западный диалектизм: укр. збйтися 'подняться вверх (напр. перед полетом)' [Гршченко]. Подходит также значение русск. орл. взбйться 'прийти в состояние беспокойства, тревоги; встревожиться' [СОГ]. См. прим. 229.

65 Дивъ. Юго-западный (?) диалектизм. Ср. укр. див в поговорке Щобна тебе див прийшов [Гршченко]; Див (устар.) 'böse Gottheit der Finsternis; Wundertier' [Желеховский 1886]; также пск. Див 'герой народных сказок, поверий': И такой

этът диф страхолюдный [ПОС]. Возможно, есть также в брянских говорах, по свидетельству В. Суетенко [1980]. См. прим. 210.

66 Послушати 'повиноваться'.

67 НезнаемЪ. Юго-западный диалектизм. Укр. незнайомий [Гршченко], незнаемий [Желеховский 1886] 'незнакомый'; белор. (могил.?) незнаемый 'незнакомый; неизвестный' [Носович 1870]. В русских говорах только незнамый и незнакомый. См. прим. 57.

68 Б<ъл>ванъ. Юго-западный диалектизм. Укр. бовван 'идол, кумир, истукан' [Гршченко], 'Götzenbild' [Желеховский 1886]. В белорусских и русских говорах болван, бауван только в производных значениях.

69 По д<у>б<ь>ю 'по дубовым рощам'. Юго-западный (?) диалектизм: укр. дуб'я 'дубы' [Гршченко]. В издании по добт, что может быть опиской, но может и отражать корневой вариант с *-ö-, представленный в укр. д1брова 'дубрава'. В связи с этим любопытна написанная "бытовым" письмом форма имперфекта одтвахъте (= одтвахуть), которая должна читаться как /одЪвахоть/, см. прим. 186. Слово дубие 'дубы' известно также из тверской берестяной грамоты конца XIII - нач. XIV в., Твер. №5 [Зализняк 2004: 569].

70 Грозу 'опасность, угроза'.

71 Въ<с>с<то>рожать 'пасут, стерегут (?)', что следует из параллелизма: уже бо бтды его пасеть птичь ~ вълци грозу възсторожать. Конъектура требует допущения, что -тр- было записано лигатурой и прочитано как -р-, а -оро- до этого было написано как -ъро-, и "слабый ер" не был перенесен в копию. По мнению А. В. Дыбо, "по-видимому, имеется в виду глагол всрашити «возбуждать» — в такой форме в церковно-славянских памятниках болгарского происхождения (Назианзин, панд. Антиоха, Иоанн Экзарх, т. е. с неполногласием); всорошити — Март. прол., всорошитися — «горячиться» Никон. пандекты. Этимология слова: из *vъz-soгsiti, ср. шершавый [Фасмер]. - Сро- скорее указывает на полногласную форму, записанную с первым ъ [. . .] Возможно, в почерке копии XVI в., с которой работали издатели XVIII в., буквы ш и ж были близки по начертанию, ср. аналогичную ошибку пардуже вместо пардуше" [Дыбо 2006: 59]. Это решение, помимо сильного допущения о смешении ш и ж, требует еще признания глагола *сороши-ти лабильным по залогу (переходным/непереходным), или реконструкции непереходного *сорошати (3 ед. *сорошить), или утраты издателями выносного ся после вълци.

72 По яругамъ. Юго-западный диалектизм, см. прим. 56, 75.

73 Брешуть 'лают'. Юго-западный диалектизм. Зап. и южнорусск. брехать 'издавать звуки, кричать (о животных)' Калуж., Дон. [СРНГ], пск. брехать 'лаять' [ПОС]; белор. (могил.?) брехаць 'лаять по-собачьи' [Носович 1870] и укр. брехати 'гавкать' [Гршченко], 'bellen, belfern, klaffen [sic! — С. Н.]' [Желеховский 1886].

74 Ч<ьрв>лены<и>. Юго-западный диалектизм. В современных русских говорах не представлено, актуально на юго-западе Украины (черлений 'rot' [Желеховский 1886]). В "Слове" используется в устойчивых сочетаниях — чьрвленыи щитъ и чьрвленая челъка. См. прим. 81, 92, 93, 110, 266.

75 Д<ъл>гоночь 'поздняя ночь'. Ср. русск. смол. долговечерь 'поздний вечер': Сидту я доугавечирь адинъ [Добровольский 1914: 176].

76 М<ьр>кнеть. По-видимому, 'постепенно светлеет'. В памятниках и диалектах это значение *mbrknpti не отмечено. Инхоатив от *mbrcati/*mbrkati: русск. мерцать 'слабо сверкать, сиять бледным либо дрожащим светом; проблескивать, просвечивать, играть искорками, переливом, перемежком' [Даль], белор. диал. мхрцаць 'свяццщь няроуным блескам' [СБГПЗ], чешск. mrkati 'мерцать, сверкать прерывисто или меняя силу света'. Ночь перед рассветом (дългоночь) постепенно светлеет в первых лучах солнца — в отличие от глубокой ночи, когда небо черное, а свет только от луны и звезд.

77 З<о>р<и> свЪть запала 'запылал свет зари'. Юго-западный диалектизм: укр. запалати 'запылать' [Гршченко]. См. прим. 32.

78 М<ь>гла 'туман'. Юго-западный диалектизм, см. прим. 342. Укр. мгла 'туман, Nebel' [Гршченко; Желеховский 1886]. Русские формы имеют иное значение, в частности пск. мгла 'мокрый холодный туман, мелкий моросящий дождь', а также 'туча' [ПОС]. Ср. наличие в "Слове" также последнего значения (прим. 326).

79 Говорь галичь убуди <ся> 'пробудилось карканье галок'. См. прим. 63.

80 Убуди. Юго-западный диалектизм, см. прим. 63.

81 Ч<ьрв>леными. Юго-западный диалектизм, см. прим. 74.

82 Сь заран<ь>я. Юго-западный диалектизм. Укр. зарання 'утреннее время' [Гршченко], заране 'Morgenfrühe, früher Morgen' [Желеховский 1886]; белор. (могил.?) заранне 'утро' [Носович 1870] и русск. диал. заранне 'с утра; очень рано' Брян. [СРНГ]. В. А. Козырев [1975а: 79] приводит брянск. зарание 'раннее утро' с ц.-слав. суффиксальным оформлением. См. прим. 134.

83 Пят<ъ>къ. Юго-западный (?) диалектизм: русск. диал. пяток 'пятница' Ворон., Дон. и Брян., также Моск. [СРНГ].

84 Поганы<и> п<ъл>кы полов<ьчьс>кы<и>. Здесь и далее эпитет поганъи используется в общеславянском дохристианском значении 'иноверец (поэтому нечистый, "поганый")': по всему тексту "Слова" поганый не противопоставляется христианскому. Лишь в заключительном "внедиалектном" XV фрагменте "Слова" обнаруживается здрави князи и дружина побарая за христьяны на поганыя плъки. См. сравнительный анализ употребления поганыи в "Слове" и в синхронной летописи в [Адрианова-Перетц 1968: 82-83].

85 Р<о>ссуша с<Ъ> стрелами 'разогнали/рассредоточили их (этих), стреляя по ним из луков'. Юго-западный диалектизм: укр. розсувати, розсунути 'раздвигать, рассовывать'; розсуватися, розсунутися 'раздвигаться, рассовываться' [Гршченко], розсувати, розсунути 'auseinanderrücken,-stellen; hier- und dahinlegen' [Желеховский 1886]. Также русск. брянск. рассунуться 'раздвинуться', также 'разъединиться (о связке лодок), сделать один залов ярыгой' [Козырев 1975а: 141]. От сходного глагола розсути (наст. вр. розсъпу, -съпеть) 'рассыпать' 3 л. мн. ч. сигматического тематического аориста имеет вид розсъпоша, асигматического — розсъпу. Предполагать здесь архаическую форму сигматического атематического

аориста розсуша (встречающуюся, например, в старославянских памятниках в виде расоушл) вряд ли уместно ввиду отсутствия подобных форм в памятнике.

86 С<Ъ> вин. п. мн. ч. м. р. от сьи 'этот'.

87 Помъчаша. Юго-западный диалектизм: укр. диал. помчйти 'быстро понести, повезти' [Гршченко]. Более узкие значения у русск. диал. помчати 'понести, погнать (ветром)' Киров., 'пугнуть' Алт. [СРНГ].

88 Паволокы. В украинском фольклоре (см. цитату ниже и в [Плисецкий 1982: 201]), а также русск. сев. и сиб. паволока 'ткань, бумажная и шелковая, привозная, дорогая, чем обволакиваются либо одеваются; шелк' Иркут.; 'верх меховой шубы' Олон., Беломор. [СРНГ].

89 Мосты мостити. Значение мост 'гать' отмечено в различных вост.-слав. ареалах: русск. (северное слово) пск. мост 'бревенчатый настил через болотистое место' [ПОС]; мост 'бревенчатый настил через болотистое место' Сев., Арх.; мост 'деревяная мостовая' Арх., Костром., Онеж., Сев., Сиб., Урал. [СРНГ]. В украинском мост 'гать' в говорах Полесья [Лексика Полесья: 175]. Обращает на себя особое внимание сочетание мости (мн. ч.!) мостити в западноукр. фольклоре — в частности, в песне ([Головацкий 1878, 4: 87], см. ее варианты в [Гру-шевський 1993-1995, 1], глава "Мотиви обрядово! поезп"), в которой одновременно с этим, как и в "Слове", упомянуты паволоки и жемчуга ж. р.:

1з-пщ пренька, iз-пiд соненька Надiялася свого милого: Гатила гати — дорогими шати, Мостила мости жуковинами, Садила сади все виногради, Вбирала люи паволоками, Ияла поле дрiбнов жемчугов.

Формула мосты мостити/-ь известна из украинского, полесского, белорусского свадебного фольклора и севернорусских былин [Плисецкий 1982: 186].

90 Грязивымъ. Юго-западный диалектизм. С этим суффиксом только русск. брянск. грязйвый 'болотистый, топкий' [СБГ], ср. укр. грязиво 'грязь' [Гршченко; Желеховский 1886]).

91 Узорочьи. Из совр. диалектов только неподтвержденное узорочье Пск. у Даля.

92 Ч<ьрв>ленъ. Юго-западный диалектизм, см. прим. 74.

93 Ч<ьрв>лена. Юго-западный диалектизм, см. прим. 74.

94 Ч<е>лъка. Здесь "челка стяговая — плат или пелена, полотняная или шелковая, привязываемая к стягу" [Савваитов 1896: 166]. Ср. русск. чёлка 'украшение спереди девичьего праздничного головного убора' Арх. [СРНГ]; укр. закар-патск. чшка 'головной убор засватанной девушки' (Гршч.).

95 Нъ 'ни', см. [Зализняк 2008а: 260-268].

96 Кречету. Русск. диал. кречетко, кречень, кречйт и т. п. [СРНГ] только в северном фольклоре, обычно чередуется или объединяется с таким же полумифическим соколом. Ср. также кречётник 'охотник или служитель при ловчих

кречетах' ([Даль], без указания места). Фактически нет оснований полагать, что русский кречет обозначает хотя бы где-то определенный вид диких птиц (на Русском Севере он не обитает). Укр. кречет 'кречет (Falco rusticolus)' [Гршченко], кречет 'weisser Edelfalke (Falco candicans)' [Желеховский 1886] обозначает как дикую (на Украине она обычна), так и ловчую птицу.

97 Конъчакъ ему слЪдъ править 'Кончак направляется вслед за ним'. Два северных диалектизма. Слтдъ — послелог, ср. русск. диал. след 'следом, непосредственно за кем-, чем-л.' Пудож. [СРНГ]. Также ср. русск. диал. прйвить дорогу 'идти дорогой, совершать путь' Олон. [СРНГ]. См. прим. 43, 354.

98 Вельми. Юго-западный диалектизм. Укр. вельми [Гршченко; Желеховский 1886], южно-русск. брянск. вельми 'в большой степени, очень' [СБГ], ворон. вельмо 'очень, весьма' [СРНГ] и белор. (могил.?) вельми 'весьма, очень' [Носович 1870].

99 ПовЪдають. Наряду со значением 'возвещают' возможна игра со значением 'ведут с собой / за собой'. Ср. поведать (от *vedati 'вести' — имперфективная основа, аналогичная *letati) 'вести, отвести куда-л. (коня и т. д.)' Казан. Урал [СРНГ]. См. прим. 359.

100 Туч<и> 'грозовые тучи'. Юго-западный диалектизм: укр. туча 'гроза' или 'грозовая туча' [Гршченко], 'Gewitter, Ungewitter, Sturm, Platzregen' [Желеховский 1886].

101 Хотять прикрыти 'вот-вот прикроют', глагол хоттти здесь вспомогательный в форме "ближайшего буд. времени". См. прим. 132.

102 Приламати. Юго-западный диалектизм. Ср. белор. (могил.?) приламы-ваць, приломаць [здесь -о— дань великорусской орфографии] 'приучивать к ка-кой-л. работе или ремеслу' [Носович 1870]. В омонимичном украинском глаголе архаическая огласовка ламати 'ломать', в отличие от сев.- и вост.-русск. ломать. См. прим. 36.

103 Потручати. Юго-западный диалектизм: укр. потручати 'потолкать' [Гршченко], в русских говорах тручати не записано.

104 Тут<ъ>неть. Ср. русск. диал. тутнать, тутнуть 'стучать, шуметь, гудеть, зычать' ([Даль], без указания места), с другой основой укр. дуднти 'гудеть, греметь, шуметь' [Гршченко], 'dumpfes Geräsch von sich geben; rollen, dröhnen' [Желеховский 1886] с экспрессивной звонкостью (ср. верещати/вережджати) — ср. сущ. дудон, тутон, тутно.

105 РЪкы мутьно текуть. Ср. близкое по значению и Двина болот<ъ>мь те-четь, прим. 264.

106 Пороси. Юго-западный диалектизм: укр. порох 'пыль' [Гршченко; Желеховский 1886]; русск. брянск. поръх 'пыль' [Козырев 1975а: 105]. В остальных русских говорах производные и специализированные значения [СРНГ].

107 Г<оло>голють 'предвещают недоброе'. Юго-западный диалектизм: русск. брянск. глаголить 'предвещать' [СБГ]. Глагол имеет ц.-слав. форму, однако может и просто представлять лексикализацию формы с полной редукцией гласного во втором предударном слоге под влиянием ц.-слав. слов (гълаголить > глаголить).

Ср. также орл. гологблить 'ругаться, браниться, при этом говорить неправду, лгать' [СОГ]. В псковских говорах глагол имеет значение, сходное с южнославянским: гологблить 'говорить, болтать' [ПОС]. Рефлексы праслав. *golgota имеют значения 'речь, слово' в южнослав. языках (из них русское ц.-слав. значение), другие значения в зап.-слав. чеш. hlahol 'шум, гам, пение', слвц. hlahol 'звук, звучание'.

108 <О>ступиша 'обступили'. В издании отступиша, в котором от-, скорее всего, в результате сноса надписного т в ошибочном Мступиша вместо мступиша.

109 ДЪти бЪсови. Юго-западный диалектизм: укр. бícoвi дти (в ряду бтв син, бтв батько, бгсовахудбба и т. д.), от обычного слова 6ic 'черт' [Гршченко]. В русском из этого ряда только бесово семя Сарат. и отдаленно пск. бесова ночлежка, бесова хватовщйна [СРНГ, ПОС]. Самостоятельный бес вообще не отмечен, только в идиомах типа беса ломать, бе са те шить и т. п. Калуж., Пск., Вологод., Костром. [СРНГ].

110 Ч<ьрв>леными. Юго-западный диалектизм, см. прим. 74.

111 Гр<и>млеш<ь>. Юго-западный диалектизм: укр. грйматися 'сердиться', гримотйти, -ти 'греметь', грймнути 'загреметь' [Гршченко], грймати 'poltern, derb schlagen' [Желеховский 1886]. Ср. также белор. (могил.?) грймнуць 'с грохотом приехать, въехать; упасть с грохотом' [Носович 1870]; русск. пск. грйм-нуть 'издать громкий отрывистый звук' [ПОС]. См. прим. 135.

112 Харалужьными. Ср. укр. харалужний 'e<h>ern [железный]' [Желеховский 1886] — со ссылкой на Ивана Франко. Также харалужний меч ([Гршченко] со ссылкой на драматургию П. Кулиша) — не ясно, традиционное ли это сочетание или литературное заимствование (из "Слова"). Устойчивое сочетание харалужьнъи мьчи вряд ли маркирует диалект соответствующего фрагмента. См. прим. 136, 218.

113 Поскочаше "имперфект сов. вида". См. прим. 15.

114 Поск<Ъ>паны. Юго-западный диалектизм. Укр. сктйти 'колоть, раздроблять в щепы' [Гршченко]; белор. (могил.?) скепйць, раскепаць 'щепать, колоть', скепацьца, раскепйцьца 'колоться, раскалываться; лопаться' [Носович 1870]; русск. скепать 'расщеплять' Брян., скепать 'расщеплять'; скепаться 'трескаться, шелушиться (о коже рук)' Смол. [СРНГ] — ср. щепать в прочих русск. говорах. Неясна этимология скепать 'стучать (о дожде, граде)' Данил. Яросл. 1981 [СРНГ].

115 Поск<Ъ>паны [. . .] от тебе 'расколоты тобою', конструкция с от в инструментальном значении. См. прим. 25.

116 К<оро>молу. Юго-западный диалектизм. Укр. коромбла 'крамола, заговор' [Гршченко]; коромбли 'Ränke' [Желеховский 1886]. См. прим. 127, 154, 168, 274.

117 К<оро>молу коваше. Укр. коромбли ковати 'Ränke schmieden, spinnen gegen jmdn.' [Желеховский 1886], также куватилйхо, кувйтиречi недббрп [Гршченко] . В русск. говорах такое значение глагола ковать не отмечено. См. прим. 155, 168.

118 Стремень. Юго-западный диалектизм, см. прим. 59, 240.

119 Давьн<ъ>и. По-видимому, 'старый (по возрасту)'. Выбор значений из 'старый (по возрасту)' и 'давний, древний' зависит от решения, о каком из Ярославов здесь идет речь. Юго-западный диалектизм (?). Значение как у русск. брянск. давний, давный 'достигший глубокой старости' (укр. давнгй и русск. диал. давний,

давний 'давний, давнишний, древний' [Гршченко; СРНГ]. Предполагается, что фрагмент Ярославъ [. . .] В<оло>димтръ нуждается в изменении порядка слов. Варианты конъектур см. в [СССПИ] и [Чернов 2010: 117].

120 Уши закладаше ("имперфект совершенного вида", см. прим. 15, 113, 195, 290) 'запирал засовы (каждое утро)', одновременно игра словами — 'затыкал уши'. Юго-западный (?) диалектизм. В этом случае закладати имеет значение в основном южнорусск. глагола закладать 'заделывать, закладывать какое-либо отверстие, дыру' Южн., Тамб., Калуж. (также Новг., Том.) [СРНГ], откуда 'закрывать, запирать (с помощью какой-либо задвижки, запора)' — Курск., Орл. Сочетание ухи закладать 'запирать засовом' (брян., твер.) значит 'затыкать проушины'; укр. закладати 'закладывать чем-л. что-либо, за что-л.' [Гршченко], закладати вуха 'закладывать уши'.

121 На судъ приведе 'привела к смерти' — ср. Братцю моему судъ пришелъ Пис. Влад. Вон., 1096 г. и т. д. [Срезневский]; ида на суд 'умирая' в звенигородской (на Белке) берестяной грамоте Звен. 2 [Зализняк 2004: 346-347].

122 [инаканину]. Бориса же Вячеславлича слава на судъ приведе инаканину зелену паполому постла за обиду Олгову храбра и млада князя. Речь идет о событии, описанном в Повести временных лет под 1078 г.: Рече же Олегъ к Борисови: Не ходивт противу, не можевт стати противу четыремъ княземъ ... И рече ему Борисъ: Ты готова зри, азъ имъ противенъ встмъ ... Первое убиша Бориса, сына Вячеславля, похвалившагося велми. Обстоятельства и место убийства Бориса, которые могли бы пролить свет на сообщение "Слова", нам неизвестны.

Паполома значит 'погребальное покрывало'. Слава паполому постьла в целом значит 'тщеславие совершило похоронный обряд'; ср. Не постланъ одръ Феод. Студ. Ост. [Срезневский].

Канинъ м. р. засвидетельствован как топоним — ручей (или овраг? лес?) — где-то близ Чернигова [Лавр.лет.: 1152 г.]: Гюргевижеидущю в Русь, пришедъ ста у Глухова; и приде къ нему множьство половець и Ольговичь Святославъ, и зду-мавше вси поидоша к Чернигову, и перешедше Сновъ, и ста у Гуричева близь города, перешедше Канинъ. Точное местонахождение не только Канина, но и Гуричева не выяснено. Буквальное прочтение "на Канину зелену паполому постла" допускает две интерпретации:

1) Здесь содержится известный Канинъ в местном падеже (это скорее всего притяжательное прилагательное от каня/Каня, поэтому окончание местн. п. -у в нем настораживает), а паполома была зеленого цвета. Так как для погребального обряда это необычный цвет, предполагается метафора, зеленая паполо-ма = зеленая трава. В другом месте "Слова" Святославу снится, что его хоронят, обернув черной паполомой. Погребальная паполома расстилалась, на нее клали покойника и потом закрывали его оставшейся тканью. Зеленая трава с трудом представляется в виде савана, в который заворачивают покойника.

2) Топоним был женского рода, и фраза трактуется как "тщеславие постелило паполому на зеленую Канину" (иными словами, совершило над ним погребальный обряд в этой местности). Однако топоним Канина ж. р., который должен был бы обозначать что-то вроде луга, неизвестен. Если бы топоним был двусоставным, он бы имел вид Зеленая Канина, а не Канина Зелена. Даже в случае

простого определения в сочетании с топонимами использовались как правило членные (определенные) формы качественных прилагательных, в "Слове" в этой позиции засвидетельствованы только членные формы. Нарицательное существительное "канина" неизвестно. В топонимах типа Новъ городъ или Бело озеро краткие прилагательные стоят не перед собственными, а перед нарицательными именами. Также возможно толкование "на Канину зелену" как местн. п. дв. ч.

В написании наканину находится последовательность букв, которая на каком-то этапе переписывания могла утратить смысл и быть превратно истолкована копиистами, в первую очередь из за сходного начертания букв К, Н и N. Если предположить неверную идентификацию букв переписчиками, то допустимы варианты прочтения этой последовательности — в частности, ". . . на ниву". Одна из возможных интерпретаций отрывка — и <к>а <н>а ниву зелену паполому постьла, где ка — сравнительный союз/частица 'как, словно, будто': русск. диал. ка Курск., Новг., Калужск. [СРНГ]. Отрывок может быть переведен как "Бориса же Вяче-славлича тщеславие на суд привело и на зеленой ниве как будто расстелило [для него] погребальное покрывало [в наказание] за оскорбление, нанесенное Олегу". Не исключено, что имелась в виду Нежатина нива в окрестностях Чернигова, где в 1078 г. погиб великий князь Изяслав Ярославич.

123 За обиду 'за несправедливость' или 'за несправедливость в отношении . . .'

124 По<л>елЪя 'повез'. В "Слове" глагол лелтяти (также с приставками) — только переходный и обычно употребляется в значении 'нести, доставлять' (с коннотациями "покачивания" и "на/по воде"). В частности, полелтяти 'доставить ("меж лошадьми")', възлелтяти 'доставить (вверх по течению)'. Ср. русск. диал. прилелеться 'приплыть (о карабле), причалить' Ряз., прилелеять 'принести водой, прибить' Курск., Нижегор.; залелеять 'тихо, плавно качая на водах, принести, занести куда-л. (о реке)' [СРНГ, без указ. места] [СРНГ]. Так же как в значении 'качать', этот глагол мог быть как переходным, так и непереходным: русск. диал. лелеять 'приходить' Орл. [СРНГ]. Лелтяти (кънязя на вълнахъ) и взлелт-яти в значении 'воспитать (ребенка)' отражают второе значение — 'качать'. Непереходная пара — русск. диал. лелеять 'волноваться, плескаться, вздыматься волнами' Курск., Ворон., Смол., Брян., Ворон., Олон., 'бурно течь' Ряз. [СРНГ]; полелеять 'плескаться, волноваться некоторое время (о воде)' Белг., 'бурно потечь (о водных потоках)' Ряз. [СРНГ]. Еще одно развитие значения в травку залелеяло 'трава зазеленела' Арх., залелеять травой 'густо зарасти травой' Тул. [СРНГ]. Ср. остальной диалектный материал, приведенный в [Козырев 1975а: 92-96]. В укр. только лелíяти в том же значении, что русск. литер. лелеять 'лелеять, нежить (ребенка)', ср. русск. полелеяться 'понежиться' Ворон. [СРНГ]. Слав. редупликационный глагол *1е1ёи/*1е1даи. См. прим. 211, 314, 318, 320, 341.

125 СЬяшеть ся. О фольклорной теме "война как сеяние" см. [Плисецкий 1982: 194-195]. См. прим. 138, 287.

126 Ся [. . .] р<о>стяшеть. Юго-западный (?) диалектизм. Имперфект от рос-ти или от роз-тяти ся ('сеялась и разжиналась', при этом очевидна игра слов). О преимущественно украинском характере глагола тяти (прим. 27). В случае истолкования р<ос>тяшеть как имперфекта от рости в нем также должна быть реконструирована о-огласовка.

127 К<оро>молахъ. Юго-западный (?) диалектизм, см. прим. 116.

128 К<ы>кахуть. Северный диалектизм. Русск. диал. кйкать 'кричать, понукать животное, гнать' Вологод. [СРНГ]. Ср. другое значение укр. кйкати 'куковать' (прим. 308).

129 Граяхуть. Северный диалектизм, см. прим. 355. Вост-слав. граяти (без приставки) достоверно известен только из севернорусских говоров: грйять 'гаркать, каркать' Вят., Вологод., Арх., Новг., Север., Твер., Яросл., 'кричать' Яросл., Вологод., 'громко смеяться, хохотать' Арх., Олон., Вологод., Новг., Перм. и др. [СРНГ].

130 Труп<ь>я. Юго-западный диалектизм. Укр. труп'я ед. ч. 'трупы' [Гршченко]. В "Слове" форма мн. ч., если только это не позднее исправление из труте.

131 Галиц<Ь> [. . .] говоряхуть. В тексте игра слов — галки 'каркают' свою речь, см. выше говоръ галичь 'карканье галок'. Ср. брянск. (Трубч.) говорить 'каркать (о галках)', яросл. (Якушкин) Галки говорят к дождю [Козырев 1975а: 68], арх. говорить 'о крике, щебетанье птиц выражаются, что они говорят' [Подвы-соцкий 1885]. Редкое значение глагола, не маркирующее диал. ареалы.

132 Хотять полетЬти 'вот-вот полетят', глагол хоттти как вспомогательный в форме "ближайшего буд. времени". См. прим. 101.

133 УЬд<ь>е. Юго-западный (?) диалектизм. Сходно с укр. диал. угдище 'кормежка' [Гршченко].

134 Съ заран<ь>я. Юго-западный диалектизм, см. прим. 82.

135 Гримлють. Юго-западный диалектизм, см. прим. 111.

136 Харалужьн<а>я. См. прим. 112.

137 НезнаемЬ. Юго-западный диалектизм, см. прим. 57.

138 Земля подъ копыты костьми была посЬяна. См. о стяти применительно к битвам прим. 125.

139 Польяна. Юго-западный диалектизм. Укр. лляти 'лить' [Гршченко; Желеховский 1886], также с приставками. В русских говорах известны только производные от этой основы: льяк 'форма для отливки', льяло 'отверстие, через которое льют воду и т. п.' [СРНГ]. См. прим. 166, 217, 235.

140 Рано пред зорями 'утром перед рассветом'. Юго-западный диалектизм: укр. рано 'утром' [Гршченко; Желеховский 1886], в русск. говорах в этом значении не отмечено.

141 Заворочаеть. Северный диалектизм: русск. пск. заворочать 'заставлять вернуться, возвращать' [ПОС], также ворочать 'возвращать кого-л. куда-л., к чему-л.; заставлять, просить кого-л. вернуться' в основном в северных говорах: Твер., Новг., Арх., Перм., Барнаул., Куйбыш., Смол., также Орл. Ср. непереходный укр. ворочати 'возвратиться' и 'возвращать' [Гршченко], ворочати 'wenden, kehren' [Желеховский 1886].

142 Ничить. Юго-западный диалектизм. Форма глагола *nicati 'падать навзничь, приникать, наклоняться' или *niciti 'наклонять(ся)' [ЭССЯ]. Из поздних свидетельств — только укр. XVII в. ничати 'наклоняться' [ЭССЯ] sub *nicati.

143 Жалощами. Юго-западный диалектизм: укр. жйлощ1 'скорбь, печаль; соболезнование, сожаление' [Гршченко; Желеховский 1886], из русских говоров не известно.

144 Година въ<с>стала 'время настало'. Юго-западный диалектизм: укр. година 'время, пора' [Гршченко; Желеховский 1886]; белор. (могил.?) годзйна 'час, говоря неопределенно; время вообще; короткое время, на ожидание определенное' [Носович 1870]; русск. година 'время, пора' Курск., Орл. [СРНГ]. См. прим. 232, 299.

145 Пустыни. Пустынь или пустыни 'степь, "пустая" (бесплодная) земля'.

146 Обида 'вражда, междоусобица'.

147 Въ силахъ 'в войсках'.

148 Въ<с>стала обида въ силахъ Дажьбожа вънука между славянскими/ русскими (?) войсками возникла вражда'. См. прим. 44.

149 Въсплескала. Юго-западный диалектизм: русск. диал. всплескйться 'начать усиленно плескаться, разбрызгивать воду' Тул., Курск. [СРНГ], брянск. вос-плескйться 'начать хлопать по воде, всплескивая ее [гуси]' [СБГ].

150 На СинЪмь морЪ 'на Азовском море' (см. подробно [СССПИ] sub синий).

151 Убуди. Юго-западный диалектизм, см. прим. 62. Возможно, что здесь нужно исправление на упуди, ср. укр. упудйти = умочйти 'макать, обмакивать' [Гршченко]. Возможна игра словами с квазиомонимом — укр. пудити 'гнать, пугать' [Гршченко].

152 Жирьня 'обильные (?)'. Северный (?) диалектизм, см. прим. 167, также 182. Основа *йгьп;|ь;)ь, параллельная к *йгьпъ]ь.

153 Усобица къняземъ на поганы<и> погыбе. Грамматически темное место — при трактовке погыбе как 'прекратилась' непонятны дат. п. княземъ и вин. п. на поганыт. Не исключено, что погыбе — аорист от *pogy(b)nQti 'подвинуть' (ср. чешск. pohybati/pohnouti 'двигать/двинуть', срб.-хрв. gibati 'двигать'), как предположил Л. А. Булаховский [1950: 158].

154 К<оро>молу. Юго-западный диалектизм, см. прим. 116.

155 К<оро>молу ковати. Юго-западный диалектизм, см. прим. 117.

156 Одалече 'далеко'. Именно так, а 'О! далече' — второе возможное прочтение. Ср. русск. диал. одалече ([Даль], без указания места) = одаль [СРНГ]; русск. диал. одаль, укр. одаль 'вдали, поодаль' [СРНГ; Гршченко].

157 КрЪсити. Юго-западный (?) диалектизм. В украинском не известно, русск. диал. кресйти 'воскрешать, оживлять' Тул. [СРНГ].

158 Карьна. Юго-западный диалектизм. Субстантивированное прилагательное, ср. укр. кйрний, -а 'наказуемый, уголовный', кйртсть 'наказание' [Гршченко; Желеховский 1886]. Связь этих слов с карати 'карать, наказывать' подразумевает ("экстравертное") карьна 'наказание, кара'. Ср. "интравертное" значение у брянск. кйрна '(внутреннее) волнение, терзание': У меня братец пагип, тък я и тяперь плачю па нём, карна меня гладаеть па нём. Жалею, валнуюсь, тамнуюся — эта будеть карна, такая карна меня бяреть, скучяю, валнуюся, с ума сходим мы,

матки ж [Козырев 1975а: 102]. Далее русск. карнуша 'одна из болезней-"трясо-виц"' Онеж.; карнее 'скисшее без заквашивания молоко, слитое в кадку на корм скоту' Арх. [СРНГ].

159 Ж<е>ля. Несомненно желя, а не уникальное "жьля". Ср. русск. устар. желя 'жаль, сожаление, печаль, грусть, скорбь' [Даль], др.-русск. желя 'скорбь, плач, терзание' [Срезневский]. По-видимому, слово было написано жьля с нередким для текста "Слова" графическим тождеством е = ь = т, а при переписывании "непроизносимый" ерь был пропущен.

160 Смагу '(адское) пламя' (только [Даль]) и 'печаль, горесть, нужду', смагу мычучи 'мыкая горе' и 'таща пламя' — здесь вероятна игра словами и смыслами. Особое внимание надо обратить на смага 'горесть, печаль' Путивл. Курск., 1886 [украинский говор]; смагу принимать 'терпеть нужду, испытывать неприятности' Жиздр. Калуж. [СРНГ]. Другие диал. значения слова смага, смагавряд ли годятся для интерпретации смагу мыкати: русск. диал. 'осадок (сажа, копоть, черный налет и т. п.) на поверхности дымохода, мундштука трубки и т. п.; темные пятна на лице беременной; чернота, темный цвет чего-л.; сухость во рту, на губах от жажды, усталости, болезни и т. п.; слизь, гнойные образования, белый налет и т. п. на губах, в горле при болезни, от жажды и т. п.; слюна; ушная сера; пыль, грязь' [СРНГ]; укр. смага, смага 'сухость губ, воспалительный налет на губах от жажды и труда' [Гршченко], смага, смага 'Streif, Streifen' [Желеховский 1886].

161 Мычучи 'таща, волоча, принося', ср. также русск. горе мыкать. В издании 1800 г. смагу мычучи, однако в Екатерининской копии смагу людемъ мычучи. Не ясно, пропущено ли слово в первоиздании, — скорее оно добавлено "для смысла" в Екатерининской копии.

162 Въ пламянЪ розЪ 'в огненном роге'. Распространенное истолкование фразы смагу (людемъ) мычучи въ пламянт розт как 'меча на людей греческий огонь' произвольно. Смысл всего рассказа неоднозначен: "За нимь (вслед за ним?) воскликнула карьна (наказание, месть? скорбь?), а по земле поскакала желя (скорбь, плач), мычучи (которая тащит/мыкает) смагу (пламя/горе) в огненном роге (значение?)".

163 Въсплакаша с<я>. Юго-западный (?) диалектизм. Ср. русск. брянск. вос-плакаться, всплакаться 'начать сильно, много или безудержно плакать; расплакаться' [СБГ], 'заплакать' фолькл. Тул., Терск., также Арх. [СРНГ].

164 Съглядати. Юго-западный диалектизм. Укр. зглядати 'взглядывать', зглядати оком 'охватить взглядом' [Гршченко]; русск. брянск. сглядать 'увидеть', сглядывать 'видеть' [Козырев 1975а: 137].

165 Потрепати 'попользоваться'. По-видимому, северный диалектизм, образование от трепати 'приобретать, пользоваться' (омоним к трепати 'бить, трепать' — см. прим. 267), отсюда смол. потрепать 'поесть' [СРНГ]. Наверное, игра с омонимичным *потрепати 'потрепать'. См. прим. 265, а также притрепетать в прим. 173.

166 Розл<ь>я ся. Юго-западный диалектизм, см. прим. 139.

167 Жирьна 'обильная'. Северный диалектизм, ср. русск. жирной лес Пск., жйрное семейство (пчел) Казан., жирный свет Иван. [СРНГ]. Другие значения

в русских говорах [СРНГ] и в украинском: жйрний 'откормленный, жирный' [Гршченко], жирнйй 'fett, feist' [Желеховский 1886]. Ср. j-основу *ziibnj^b в жирьня. См. прим. 152.

168 К<оро>молу коваху. Юго-западный диалектизм. См. прим. 116, 117.

169 Нар<ы>щуче. Северный (?) диалектизм. Ср. русск. диал. нарыснуть 'напасть' Сев.-Двин. [СРНГ].

170 Лъжу. Лъжа в предполагаемом значении 'распри' известно только из др.-русских памятников неизвестной локализации, однако и в этом случае слово наверное имеет коннотацию 'распри в результате наветов, обмана'. Брянск. лжа, с гипотетическим значением 'раздор, несогласие', на которое обратил внимание В. А. Козырев [1975а: 96], по-видимому имеет другое значение, определенное информантом: Брихня, пиряводы какие зря — эта и есьть лжа. Лжа — эта брихня, идеть, адин нъ аднаво брешуть, а тога ш и ня было, а ана брешыть (Трубч.). Пример из этого же Трубчевского р-на, которым В. А. Козырев подтверждает значение лжа 'раздор, несогласие': В доме лжа развелась, бронюцца уси <бранятся из-за взаимной "брехни". — Авт.> — ср. значение орл. гологолить 'ругаться, браниться, при этом говорить неправду, лгать' [СОГ]. Также пск. Порх. лжа 'неправда, обман; ложь' [ПОС] и укр. диал. лжа (О. Партицький), олжа (П. Кул™) 'Lüge, Lug, etwas Falsches, Falschheit' [Желеховский 1886].

171 Убуди<ста>. Юго-западный диалектизм, см. прим. 63.

172 Грозою 'угрозой'.

173 Притрепеталъ 'приобрел (?)' и 'устрашил (?)'. В первом значении северный диалектизм — глаголы притрепати 'приобрести' и притрепетати, по-видимому, синонимичны, см. прим. 165. Ср. русск. притрепать 'принести, добыть' Арх. [СРНГ]. Игра смыслами: трепетати еще 'трепетать', в данном случае "мимо грамматики": трепетати 'трепетать' — непереходный глагол.

174 Х<ъл>мы. Северный диалектизм. В украинских и белорусских говорах отсутствует. В русских говорах холм, холом 'холм, кочка, остров на реке и т. д.' Пск., Арх., Костр., Яросл. [ЭССЯ] sub *хъ1тъ.

175 Яругы. Юго-западный диалектизм, см. прим. 56.

176 Озеры. По-видимому (см. тут же болота с регулярным -а), это вин. п. мн. ч. от озеръ м. р., ср. русск. диал. Деулино Ряз. озер, также словацк. диал. jezer, словен. jezer, срб.-хрв. jezer [ЭССЯ] sub *ezero.

177 Из луку. Северный диалектизм. В "Слове" представлен род. п. двойственного числа от *lQka 'изгиб берега', ср. русск. диал. лука 'дорога, огибающая залив' Твер.; 'залив' Твер., Пск., Новг., Урал. [СРНГ]. Помимо "Слова": Одно лише во всемъ городе церковь Миколы [. . .] осталас, потому что стояла въ луку к морю под гору. Аз. пов. (Бусл.) 150 (XVII в.) (цит. по [СССПИ]).

178 Вихръ. Как и вихръ в "Слове", к *vixra (о-основа) восходят русск. диал. вихр, вихор 'вихрь' Пск., Твер., Петерб., Новг., Вят., Ряз., Калуж., Тул., Курск. [СРНГ] и укр. вйхор 'вихрь' [Гршченко; Желеховский 1886].

179 Выт<ъ>рже. В современных вост.-слав. диалектах алломорф търг-, по-видимому, вытеснен алломорфом търк-, см. также прим. 339. Ср. белор. (могил.?)

выторкаць, выторкнуць 'высовывать', русск. брянск. (только Трубчевский р-н) выторгнуть 'извлечь, вынуть, вытащить, достать' [Козырев 1975а: 67] (в [СБГ] отсутствует) и выторнуть 'вытолкнуть' Пск., выторнуться 'неожиданно появиться' Пск., 'выставиться, обнаружиться' Петерб., выторкать 'вытеребить, выдергать' Сев., Пск. [СРНГ] с корневым -к-. Ср. этот же корень в укр. торкйти, торк-нути 'трогать; толкать'. Так как в Трубчевском р-не записаны только формы с суффиксом -ну-/-не-, возможна неправильная интерпретация В. А. Козыревым реального выторнути [vytbrn-] как [vytbrfin-] под влиянием этимологии. Существовал также корень тьрг- с близким значением (в частности, в др.-новг. ся вы-тьрьгъ 'вырвавшись' [Зализняк 2004: 723]).

180 Кають 'порицают, ругают'. Юго-западный диалектизм: ср. укр. кйяти 'jmdm. Vorwürfe machen, Reue empfinden' [Желеховский 1886]; белор. (могилевск.) кйиць 'карать', покаиць 'покарать'; каинне 'наказание, кара' [Носович 1870]. Также Старого не бьют, мертвого не кают [Даль 1879, 1:443]. Специализированное значение у русск. диал. каять '(перен.) бить' Олон. [СРНГ]. "В переводах «Слова» вместо «кают» появляются синонимы «корят», «укоряют», «порицают». Со значением, в известной мере близким семантике данных синонимов, — бранить, резко порицать; бранить, ругать, выведывая, добиваясь признания; пытать — слово «каять» употребляют в курско-орловских говорах. В Первом Скородном Золотухинского р. глагол «каять» означает «кого-нибудь придирчиво выспрашивать, выпытывать»; в соседнем районе, Поныровском, нам попалось выражение: «мы тибе каим, а ты ни сказываиш правду усю» (д. Рудка). «Каять» в смысле «бранить, порицать за что-либо» известно, например, в д. Верхососна (Дросков-ский р.). Оно в устах отдельных обитателей Орла звучит как синоним слов «бранить, проклинать»" [Котков 1958: 23]. Совсем другие значения у русск. диал. каять 'ныть, выпрашивать' Иркут. [СРНГ]; белор. кйиць 'говорить' [Носович 1870], а также южнорусск. каять 'заботиться, воспитывать, жалеть' [Козырев 1975а: 86-87]. Как эти значения соответствуют основному значению праслав. *kajati (и его экспресивного варианта *xajati, русск. хаять), остается неясным.

181 Погрузи 'утопил' (ср. погрузиста ся 'утонули'). Северный диалектизм: русск. погрузйть (в воду); урал. погружать 'совершать обряд крещения' Том., Но-восиб., 'ставить сети, мережи' Пск. [СРНГ]. В украинском только грузнути 'вязнуть, увязать' [Гршченко], 'ein-, versinken (in e. Sumpf)' [Желеховский 1886]. См. прим. 204.

182 Жиръ 'добро, пожики', а возможно и 'человеческие жизни'. Северный (?) диалектизм, ср. русск. пск. жиръ 'очень много чего-н.' [ПОС], также брянск. жир 'богатство, достаток' [СБГ] — производное от жить (в отличие от жир 'жир'). Ср. также северное образование жирньи/жирнъи 'обильный'. См. прим. 152, 167.

183 В<ъ> дънЪ 'в водах, внутри'. Юго-западный (?) диалектизм. То же, что (с вторичным окончанием -у вместо -i) карпатоукр. удну 'внутри' [Гршченко; Желеховский 1886; МКЭ].

184 Кощ<Ъ>ево. Юго-западный диалектизм, ср. кощти, см. прим. 236.

185 Пониче. Ср. русск. понйкнуть 'пропадать, исчезать' Курск., поникло дело Нижегор. [СРНГ].

186 ОдЪвах<у>т<ь> — в издании (и, очевидно, в списке) одтвахъте, т. е. форма в "бытовой" записи, наверное сохранившаяся из протографа. В одтвахъте = /одЪвахоть/ примечательно ъ = о, которое вряд ли является искажением "ука" (при утрате "рожек" осталось бы о), диграфа оу (он, как правило, не писался как ъу) или субститутом ж (вряд ли можно предположить знание писцом относительно позднего болгарского произношения). Эта форма может быть сравнена с по добт 'по дубнякам' (см. прим. 69) и укр. дiбрбва 'дубрава' < позднепраслав. *dobrova, где праслав. *р перешло в ареальное *о (как правило *о — рефлекс *o перед слабыми редуцированными: укр. кт < *kotb < *kotb, тч < *поИь < *nokte и т. д.).

187 На кроват<и> — в издании (и, очевидно, в списке) на кроваты. Не исключено, что это местн. п. от кровата 'кровать', ср. Над кроватою-ту прямо ввели спицки же, А и как весли-то ключи да золотые же (былина). Печор. [СРНГ sub кровата]. В этом случае это второй пример на местн. п. с окончанием -ы, как в дат. п. головы (в тяжко ти головы кромт плечю).

188 На кроват<и> тисовЪ. Тисова кровать как устойчивое сочтание известно из русского [СССПИ] и укр. фольклора [Гординьский 1963: 40]. Из русской народной поэзии известна также тесовая кровать, где эпитет тесовый заменил первоначальный эпитет тисовый ввиду того, что на территории старого расселения восточных славян тис ягодный растет только на юго-западе Украины и в Беловежской пуще.

189 Съ трудъмь. Трудъ 'страдание, мучение; болезнь, недуг' — эти др.-русск. значения в современных диалектах не отмечены, сохраняется только в производных, см. трудьнъи, прим. 3.

190 Тъщими тулы 'из пустых колчанов'.

191 Т<ъл>ковинъ. По-видимому, здесь — этноним тиверцы (южное восточнославянское племя, упомянутое в "Повести временных лет"). Толковины 'толкователи' — "кабинетная" этимология, так как толмач, переводчик — др.-русск. тълковьникъ [Срезневский]. Образования на -инъ, обозначающие профессии и занятия, из др.-русского языка и из других древних слав. языков практически неизвестны (единственный пример — воинъ). Указание в "Повести временных лет" Тиверцияже суттолковины [Лавр. лет.: 907 г.] может просто значить, что у племени было два названия, оба с неясной этимологией. Археологическая культура, считающаяся тиверской, исчезла не позже начала XI в. [Седов 1982: 129-131], поэтому упоминание толковинов-тиверцев в связи с историческим Святославом, возможно, бывавашим в Плеснеске, является анахронизмом. Можно предположить, что "Сон Святослава" — обработанный фольклорный текст, в котором имя Святослав (Всеволодович, после 1116 — 25.07.1194) является субституцией другого имени или принадлежало другому персонажу. Не исключено, что в предании имеется в виду Святослав Игоревич (942-972), при жизни которого тиверцы еще жили в Южной Руси. Архаичность языка "Сна Святослава" подтверждает его древность.

192 НЪгують мя. В "Слове" переходный глагол. Ср. развитие этого значения в русск. брянск. неговать 'баловать' (перех.): Уш так негують мальшика и матка, и батька . . . [Козырев 1975а: 98]. Также сев. неговйньё 'содержание в неге, заботе' Сев.-Двин. [СРНГ]. У Даля нтговать 'нежить, баловать; содержать в неге, беречь,

холить, лелеять' без указания места. В украинском не отмечено. Презенс в ряду имперфектов (нтгують) означает 'одевали [. . .] лили [. . .] сыпали [. . .] (а теперь) ласкают'. Есть соответствующий непереходный глагол: русск. диал. неговйть 'наслаждаться негой, лаской, заботой' Вологод. [СРНГ], также брянск. неговать [Козырев 1975а].

193 Без кн<е>с<е> 'без верхнего продольного (князевого) бревна, к которому прикрепляются концы досок кровли'. По форме юго-западный диалектизм. Рефлекс праслав. *knesь [род. п. кнтса — по-видимому, субститут род. п. консонантной основы *кнесе] 'потолочная балка или верхнее бревно крыши' (корректное германское соответствие в [Фасмер] sub князёк, и.-е. праформа *knes-). На то, что в "Слове" речь идет именно о князевом бревне (князевой слеге, коньке — если крыша была двускатной) или о верхней матице (если крыша четырехскатная), а не об охлупне (шеломе), указывает форма въ теремт, а не на теремт, как было бы сказано о гребне крыши; рассказчик увидел отсутствие кнеса — отсутствие охлупня он бы не заметил. Охлупень в строениях с двускатной крышей укладывается на вершину, прикрепляется к князевому бревну и прижимает верхние концы тесаной кровли, а в южнорусской хате прижимает кровельную солому, и таким образом не находится внутри строения — в отличие от князевого бревна. В "Слове", брянских и смоленских говорах форма с архаической фонетикой, в других ареалах ее заменило вторичное князь. В русск. юго-зап. говорах кнесь и вторичное князь имеют значение 'потолочная балка': смол. На кнесеусе доски пъ-талка лижать [1975а: 27]; Рославск. Смол. [СРНГ] князь 'основная балка, поддерживающая потолочный настил, матица'; смол. князь 'перекладина в избе' [Добровольский 1914]; брянск. кнесь в Крепка пъ книсю тикеть [Козырев 1975а: 91] [неясное значение — 'верхняя матица' (как в смоленских говорах)? 'конек, князек' (как в северных говорах)?]. В северных, центральных и восточных русских говорах князь, кнезь, князёк, кнезик имеют значения 'верхнее продольное бревно, к которому прикрепляются концы досок крыши' и 'бревно, которое кладется на князевое с целью удержания досок крыши, охлупень; гребень двускатной крыши': Яросл., Белоз., Вологод., Олон., Арх., Костр., Ленингр., Север., Кимр., Моск., Ряз., Пенз., Тамб., Ворон., Липец., Дон., Перм., Орл., Калуж. [СРНГ]; пск. (Опочецкий р-н) князёк, князец 'гребень двускатной крыши, конек' [ПОС]. Об обрядовой семантике фразы дъски без кънеса см. [Алексеев 1950].

194 Б<усо>в<Ь> в<оро>н<Ь> (в списке, по-видимому, перестановлены о и у). Ср. веремя Бусово. Вряд ли имеет смысл исправлять на бусыт вороны.

195 Възграяху. Форма "имперфекта сов. вида" (см. прим. 15, 113, 120, 290). Юго-западный диалектизм, ср. брянск. возграяться 'начать каркать (о вороне) ' [СБГ]. Беспрефиксальный глагол граяти известен только из северных русских говоров [ЭССЯ], см. прим. 129.

196 На болони 'на выгоне'. Юго-западный диалектизм. Ср. белор. (могил.?) болонь 'обширное, открытое ровное место при селении, или в поле, поляна' [Носович 1870], укр. оболонь [Гршченко], оболонь [Желеховский 1886] 'низменное луговое пространство' (с вторичным префиксом *о-), также болоне 'Blachfeld, Ebene; Au, Trift, Weide' [Желеховский 1886]. Ср. специализированное значение русск. диал. болонь 'низкое, болотистое место, болотце' Смол. [СРНГ].

197 БЪшадебрькисаню. Фрагмент переписан с искажениями и, возможно, не полностью, поэтому разумной дешифровке он едва поддается. Очевидно, что это место было целиком непонятно копиисту, поэтому он копировал элементы букв, идентифицируя их по своему разумению. Существуют многочисленные варианты неправильного прочтения букв на каком-то этапе копирования (и, соответственно, возможности подбора разумного чтения).

Йосип Гронский предположил, что "дебрь Кисаня" соответствует топониму Дебра Куцинова (близ исторического Плеснеска), известному из иосифлянских метрик XVIII в. — он же в документах XIX в. Кицарки, поле Кщарки, стожать Кщир1вка, пасовисько Козарки [Гронський 2005: 33]. Фонетика этих украинских топонимов не позволяет отождествить их с гипотетическим "дебрь Кисаня" в "Слове". Еще менее вероятно сравнение в указанной работе (вслед за В. Щуратом) топонима "Кысаня" с Шсьова долина (принадлежащая семье Шсь или Шсяй согласно метрикам). Распространено также толкование дебрькисаню как дьбрь(с)кы сани 'болотные (лесные, овражные, адские . . .) змеи/сани'. В частности, А. Ю. Чернов (личное сообщение) предлагает перевод: "Всю ночь, с вечера, Бусовы вороны принимались граять у Плеснеска в долине, — адовым (дебрь<с>к<ы>, нар.) этим граем отпевали (<п>тша) Саню (змею) и несли ее (несоша ю) к синему морю". Чтение дебрькисаню как дьбрь(с)кы сани 'болотные (лесные, адские . . .) змеи' с двумя конъектурами и сравнение сани с др.-русск. сань 'змея' сомнительно. Др.-русск. сань (реально написано санъ!) есть только в следующем контексте: На змия на санъ бтгающи на змия на санъ лоукавоую (Ис. XVIII. 1. Парем. 1271 г.) [Срезневский]. В обоих случаях сочетание на змия на санъ соответствует греч. ¿П т6v Spaкovтa 'на дракона'. При этом санъ, хотя и неправильно написан с ером на конце, сочетается с прилагательным женского рода (на змия на санъ лоукавоую). Можно предполагать или чрезвычайную редкость и диалектность этого др.-рус-ского слова, или то, что слово находилось в протографе, писанном одноеровым письмом. В форме ед. ч. слово есть только в чешском и словацком языках: $ап 'дракон, змей'. В других языках это слово в значении 'змея' не отмечено, но общеизвестно в рефлексах праслав. *sаni 'сани', *sanъka 'полоз саней'.

В почерках XШ-XVI вв. "беглый полуустав" буква А с узкой петлей может быть принята за Л (Л) и наоборот (см. ниже несошлю вместо кажущегося несомненным несоша ю), А с широкой петлей и коротким штрихом — за О. Буквы А и А бывают трудноразличимы. Буквы Н и И пишутся с разным наклоном черты и иногда с трудом различаются, также Н, И могут быть прочитаны на месте К (если К — цельная буква). Могут смешиваться П, Б и прямоугольное В (без срединной черты). Буква К обычно состоит из I и отдельно стоящего "ломаного" С ( < ), буква Ы также пишется раздельно как Ь + ! или Ъ + ! Иногда Ю пишется раздельно как I + О, оно может быть спутано с !А (с сочетанием двух букв и с йотированным А), Ш (сочетанием букв) и Ю. В протографе "Слова" любая буква из набора Е, Ъ, Ь могла быть написана в соответствии с этимологическими е, т и ь; Ъ мог соответствовать этимологическому о, О — этимологическому ъ [Дыбо 2006: 429]. Эта черта "бытовой графики" сохранилась (хоть и в небольшом количестве) в дошедшем до нас списке. При копировании писец XV-XVII в. заменял гы, кы, хы на ги, ки, хи и пропускал Ъ, Ь, которые считал непроизносимыми. Поэтому, например, . . . ДЕБРЬКИСАНЮ . . . может быть копией с . . . ДЕБРЬНИЛИЮ . . . —

различимо неясное бтша дт брысили ю (есть только др.-русск. глагол брысати 'вытирать').

Ближе к тексту чтение . . . ДЕПРЬКЫСАНЮ . . . — здесь различимо вполне разумное бтша д<т> <п>р<е>кы (или <пе>р<е>кы, если первый "немой" Ь был пропущен копиистом) Саню. Ср. др.-русск. наречие перекы 'поперек, наперерез, навстречу' ([Ипат. лет.]: перекы 4х 1147 г., 1157 г., 1195, перекъ 1185 г.; в [Лавр. лет.] перекы отсутствует), в ц.-слав. форме прекы — предлог с дат. п. 'поперек, наперерез и т. п.' (прекы [Ипат. лет.: 988 г.]; прек [Лавр. лет.: 988 г.]). Стоит отметить, что именно Ипатьевский список "Повести временных лет" имеет систему склонения, сходную с системой "Слова" (§ 2.2.3.2). Ср. русск. перек (предлог) 'поперек': Не становись мне перек дороги Смол. [?], Слов. карт. ИРЯЗ [СРНГ]. Дат. п. Саню — ср. укр. Сян, польск. San, др.-русск. ("Повесть временных лет") Санъ, местн. п. на Сану 'река Сан'; ввиду вариативности Сан и Сян возможен и вариант *Сань. Не исключено, что в рукописи ошибочное Саню вместо Сяну. Предлаемое прочтение требует только одной нетривиальной конъектуры: п вместо б в издании, ср. сходную замену времены вместо бремены.

И несош<а> ю 'и несли ее (?)' (? дебрькисаню). Несошлю в копиях "Слова", вероятно, должно читаться как несоша ю (во многих почерках XV-XVI вв. "аз" пишется с очень узкой петлей и мог быть легко спутан издателями с "люди"). Впрочем, и ю может быть неправильно прочитанным ся, так как наверное было выносным, а выносное с было прочитано как ю под влиянием ложного согласования с -саню. Впрочем, и небрежно написанное СА могло быть считано как Ю. По-видимому, здесь несоша ся надо переводить как 'летели', ср. др.-русск. нести ся 'двигаться, устремляться' [СлРЯ XII-XVII].

Одно из кажущихся осмысленными прочтений всего "темного места" — Б<усо>ви в<оро>ни [. . .] бтша д<т> пр<е>кы (или п<ере>к<ы>) Саню и несоша <ся> къ Си<н>ему морю 'Говорили, что вороны Буса из-за Сана направлялись к Азовскому морю'. Если же предположить существование неподтвержденного "болота Кисани" у Плеснеска, то текст сможет выглядеть следующим образом (требуется палеографически нетривиальное исправление окончания в Кисаню): Б<усо>ви в<оро>ни [. . .] бтша д<ь>бр<т> К<ы>сан<и> и несоша <ся> къ Син<ю>му морю 'Вороны Буса [. . .] были (жили) в дебри Кысань, а направлялись к Азовскому морю'. Здесь беспредложный местн. п. д<ь>бр<т> от _/а-основы *dьbrja с диалектным отвердением мягкого -р'- перед -а-, как в укр. надднестровск. дебра (ср. мн. ч. дебрг) 'болото, трясовина' [Шило 2008].

198 Полонила. Юго-западный диалектизм, см. прим. 28.

199 Крильца 'крылышки'. Юго-западный диалектизм: укр. крильце (уменьш.) 'крыло' [Гршченко]; русск. брянск. крыльце id. [Козырев 1975а: 92].

200 ПрипЪшали. В "Слове" переходный глагол, в отличие от русск. диал. непереходного глагола: припешить 'устать (от ходьбы, бега), умориться'. Смол.; Не припешили ль его скоры ноженьки? (песня). Пск. Лошадь припешила. Орл. [СРНГ], ср. укр. припшати 'сделаться пешим, утратив лошадей и волов, а затем и вообще обеднеть'.

201 Путины. Северный диалектизм. Ср. русск. диал. путины 'путы' Беломор. (другие значения слова путина также северные — Вологод., Беломор.; [СРНГ]).

202 Ся поволокоста. Юго-западный диалектизм. Может быть поставлено в прямую связь с брянск. поволочиться 'покрыться (облаками, о небе)' [Козырев 1975а: 104].

203 Ся [. . .] и въ морЪ погрузиста 'и утонули в море'. Погрузиста — северный диалектизм, см. прим. 181.

204 Буиство 'смелость, дерзость'. Здесь возможна игра со вторым др.-русск. значением буиство 'невежество, глупость'. Юго-западный диалектизм, так как производное от буи 'смелый', прим. 49.

205 Буиство подаст<а> 'возбудили дерзость'. Ср. Сълучающая ся бтды Егт-тови и въ Мурп,мятежъ подадять 1ез. XXX.5, Упырь Лихой [Срезневский].

206 И въ морЪ погрузиста и великое буиство подаст<а> х<ы>нов<^>. Эти две строчки логически должны находиться после тьмою ся поволокоста, но в издании (и, по всей видимости, в рукописи) находятся после аки пардуже гнтздо. Скорее всего, строка была написана не на должном месте. Подавляющее большинство исследователей справедливо считает перестановку строк ошибкой переписчика. По предположению А. Ю. Чернова [2010: 414], здесь представлен поэтический прием, напоминающий скальдический тмесис (переплетение предложений). Гипотеза А. Ю. Чернова опровергается отсутствием частицы ся (должно быть ся [. . .] погрузиста), которая обнаруживается в тьмою ся поволокоста (общая частица при однородных глаголах). Автор "Слова", несмотря на "тмесис", из соображений элементарной грамматичности должен был сказать и въ море ся погрузиста (такое же мнение в [Дыбо 2010б: 62].

207 Паръдуже. Притяжательное прилагательное от *пардузъ, формы, параллельной более обычной пардусъ. Южная реалия (охотничий гепард), однако диалектным маркером не являющаяся.

208 Ну<ж>а. Юго-западный (?) диалектизм. Точное значение нужа в "Слове" неизвестно, однако оно кажется более близким к белор. (могил.?) нужа 'недостаток продовольствия' [Носович 1870], укр. нужа 'вши, блохи' [Гршченко; Желеховский 1886], калуж. нужа 'зуд' [СРНГ]. В северных русских говорах нужа 'нужда' [СРНГ].

209 В<ьр>же с<я>. Юго-западный диалектизм, укр. вергнути, вергти [Гршченко], веречи [Желеховский 1886], 'бросать, кидать'. В русских говорах c морфологической перестройкой: ввержить 'забросить, закинуть' Шадр. Перм., Бирюков [СРНГ], далее вержить 'бросаться в глаза' [СРНГ]. Непрямое соответствие с брян. вергнуться (< *въвьргнути ся) 'броситься, кинуться, прыгнуть в реку, в омут)' [СБГ]. См. прим. 255, 277.

210 Дивъ. Юго-западный (?) диалектизм, см. прим. 65.

211 ЛелЪють м<ь>сть Шароканю. Букв. 'лелеют (пестуют) месть за Шаро-кана', о развитии значения лелетяти 'качать > воспитывать' см. прим. 124.

212 Жадьни. Юго-западный диалектизм: укр. жаднйй 'желающий, жаждущий' [Гршченко], 'begierig nach etwas' [Желеховский 1886]; в русских говорах в этом значении не отмечено.

213 Изрони. Юго-западный (?) диалектизм: укр. зронйти 'дать упасть, уронить' [Гршченко; Желеховский 1886]; белор. (могил.?) зрбнивацьца, зронйцьца

'рождать преждевременно мертвого; терять, ронять'. Однако есть редкое русск. диал. изронять 'обронить, выронить' Вологод., 1902 [СРНГ]. См. прим. 269.

214 Злато. Здесь можно предполагать неполногласие в оригинале "Слова", так как прослеживается рифмоид Святославъ — злато слово.

215 Сыновь<ц>а 'племянники (сыновья брата)'. Юго-западный диалектизм: укр. синовець [Гршченко], 'племянник', синовець 'des Bruders Sohn' [Желеховский 1886].

216 ЦвЪлити. Юго-западный диалектизм: укр. цвтйти 'стегать, хлестать' [Гршченко; Желеховский 1886], в русских говорах это значение не записано.

217 Пол<ь>ясте — по- в издании 1800 г., но про- в Екатерининской копии. Не исключено, что в последней -р- добавлено копиистом, ср. русск. диал. полить 'налить' Свердл. [СРНГ]. Юго-западный диалектизм, см. прим. 139.

218 Въ жестоц<^>м<ь> харалузЪ съкована а въ буести закалена выкованы из прочного харалуга и закалены в храбрости'. В этой фразе вызывает сомнение перевод въ харалузт как 'из харалуга', ср. съковати 'оковать' в И брусъ дубовъ обтсивъ на ужищы посреди ихъ поперекъ, и конець его обручемъ желтзнымъ скова (XVI в.) [Львов. лет. 1: 302]. Вариант перевода — 'окованы крепким хара-лугом'. См. харалужьнъи, прим. 112. Трактовка в данном отрывке слова жесто-къй как 'горячий' сомнительна. Одно из значений жестокий в брянских говорах — 'горячее, имеющее высокую температуру (тело)', приводится только один пример, в котором жестокий относится к неодушевленному предмету: А тохвъм зътапить — тък да вечира печька жастокъя будешь, духу многа ат яго [Козырев 1976: 96-97]. Если исходить из "брянского" значения, въ жестоцемъ харалузт скована значит 'выкованы в горячей печи', что не соответствует традиционной трактовке харалуг как 'разновидность стали'.

219 Въ буести. Юго-западный диалектизм, так как содержит семантику прилагательного буи-, см. прим. 49. В русских говорах буесть 'отвага, удаль' с локализацией известно только из вторичных говоров: Юж.-Сиб., Енис. [СРНГ].

220 Съ могуты. Скорее всего, не связано с восточными апеллятивами и значит 'силачи, богатыри'. Ср. северное русск. диал. могут 'силач, богатырь; сильный, рослый человек' Пск., Новг., Печер. [СРНГ], могутйй 'силач, богатырь' Осташк. Твер., Пск. [СРНГ].

221 Съ шельбиры. Так как здесь речь идет о войске весьма пестрого состава, то вероятно сравнение с укр. шальвгра, шаливгра 'мошенник', вторично сближаемым с производными от шалити, но на самом деле восходящим к польск. szalbierz 'обманщик, мошенник, отъявленный, одиозный', которое в свою очередь заимствовано из ср.-нем. schalcbœre 'коварный, свирепый' ([Фасмер] sub шельбиры). Точное время перехода sch > /s/ в восточных говорах ср.-в.-нем. языка не известно, при этом польским /s/ могло быть передано и нем. /sx/ или /sx/. О древности заимствования говорит переход ie > i в украинском. Следовательно, слово могло бытовать в староукраинском языке XII-XIII вв., а -и- в форме из "Слова" свидетельствует о переходе ie > i в части староукр. говоров. "Восточные" этимологии менее приемлемы, ср. [СССПИ].

222 Съ засапожьникы. Северный (?) диалектизм. Отмечено только русск. засапожник 'короткий нож, который кладется за голенище сапога' Сев., Арх., Сиб. [СРНГ].

223 Клик<ъ>мь 'окликом, вызовом', ср. прим. 260.

224 П<е>редьнюю 'прежнюю'. Юго-западный (?) диалектизм: укр. переднт 'прежний' [Гршченко], передний 'früher, vorig' [Желеховский 1886], также русск. — в переселенческих южнорусских (?) говорах: ср. и нижн. теч. р. Урал передний 'предыдущий, бывший перед этим' [СРНГ]. Антоним к задний 'будущий' (здесь же).

225 Пох<ы>тимъ 'поддержим, подхватим'.

226 Задьнюю с<и> сами подЪлимъ 'будущую сами между собою поделим'. Форма ся, возможно, ошибочно написана (или восстановлена из выносного с) из-за недопонимания смысла фразы, и можно восстановить здесь си 'себе': си сами 'сами себе, сами между собою'. В этом случае нет необходимости считать форму заднюю ошибочной вместо *заднею или считать ее диалектным творительным падежом (ср. русск. диал. палкуй, грязюй).

227 А чи 'а разве'. Юго-западный диалектизм, см. прим. 46.

228 Коли соколъ въ мыт<ь>хъ бываеть 'если сокол взрослый (после нескольких линек)'. Мыть — юго-западный диалектизм, соответствует брянск. мыть 'выпадение перьев (у птиц при линьке)': У кажнъй птичьки када мыть, ка-гда аперение, што куры, то и птицы, усе перебаливают [Козырев 1975а: 96-97]. О мыть в ловчей теминологии см. подробно в [СССПИ]. С русск. диал. мыть, укр. мить 'болезнь лошадей' [СРНГ; Гршченко] связано опосредованно.

229 Възбиваеть 'гонит кверху'. Юго-западный диалектизм, ср. укр. збивйти, збйти: збйти бучу 'поднять шум, скандал, тревогу', збйти крилами 'захлопать крыльями' [Гршченко]. См. прим. 64.

230 Нъ се зъло ми [. . .] непособ<ь>е 'но это для меня — серьезное неудобство'. Ср. русск. Олон. непособный 'такой, который не подходит, не годится для чего-л.' [СРНГ].

231 На нич<ь> ся годины обратиша 'времена/судьбы вывернулись наизнанку'. Здесь, по-видимому, игра др.-русск. [Срезневский] значениями годины 'времена' и годины 'судьбы'. Имеется в виду, что бывшие побежденные теперь становятся победителями. Северный диалектизм: русск. диал. ничь 'изнанка' Казан., наничь 'наизнанку' Пск., Твер., Костром., Новг., Киров., так же Влад. (sub ничь); 'не так как следует, наоборот' Костром. [СРНГ]; пск. наныч, наныц 'изнанка', на-ничью, нанйчью 'изнаночной стороной наружу', нананичь 'обратная лицевой сторона изделия, изнанка' [ПОС] . Одновременно на ничь может содержать ничь 'ничто', и фраза может быть переведена как 'времена/судьбы превратились в ничто'.

232 Годины. Юго-западный диалектизм, см. прим. 144.

233 У Римъ. Топоним в летописях представлен в двух вариантах: 1) Римовъ: И идохом на вои ихъ за Римовъ, и богъ ны поможе — избихом я, а другия поима-хом. Поуч. Вл. Моном. (впрочем, здесь за Римовъ может передавать *за Римъвь, вин. п. от Римы ж. р.), 161. 2) Римъ (и-основа) или Римы (м-основа: дат. ед. Римови

или Римъви; римовичи или римъвичи), и корень Рим-: То слышавше половци, и воз-вратишася от Переяславя. Идущи же мимо приступиша к Римови. Римовичи же затворишася в городт. [. . .]да которти же гражант выидоша изъ града, и бья-хутьсяходяще по Римьскому болоту, то тти избыша плтна [Ипат. лет.: 1185 г.]. В "Слове", судя по форме род. п. мн. ч., топоним имеет вид Рими м. или Римы ж. р.

234 Р<о>скропити. Юго-западный диалектизм: русск. брянск. раскропить 'окропляя что-то, разбрызгать всю жидкость" [СРНГ], 'расплескать' [Козырев 1975а: 195]. Также раскроплять, раскропить воду, уксус 'брызгая, окропляя что, извести, разбрызгать весь запас жидкости' ([Даль], без указания места).

235 Выльяти. Юго-западный диалектизм, прим. 139.

236 Кощ<Ъ>и 'пленник, невольник, раб, слуга'. Тюркизм, юго-западный диалектизм. Отмечено в брянских говорах: Слуги, работники, тък ых тады кашшэями звали. Слуги у багатых прислужывъли им, кашшэями нъзывали, у багатых жыли [Козырев 1975а: 91]. См. прим. 184, 246.

237 Буи 'смелый'. Юго-западный диалектизм, см. прим. 49.

238 Не ваю ли <................>. Как верно предполагает А. В. Дыбо [2010б: 63],

здесь пропущены слово были 'бояре' и какое-то определение к нему — слово были могло быть принято копиистом за глагольную форму и сочтено плеонастическим (были [. . .] плаваша).

239 НезнаемЪ. Юго-западный диалектизм, см. прим. 57.

240 Стремен<и>. Здесь по смыслу необходимо дв. ч., по-видимому, стремень в списке вместо стремени. См. прим. 59, 118.

241 Бу<я>го. Юго-западный диалектизм, см. прим. 49.

242 Затворивъ Дунаю ворота 'закрыв проход к Дунаю'. Видимо, кроме общего значения 'проход', ворота здесь обозначает Вориський (русск. Верецкий, в ма-дьяризированной форме) перевал, основной переход через Украинские Карпаты.

243 Меча <б>ремены чрез облак<ы>, букв. 'навьючивая на облака переметные сумы (с товарами)'. Форма <б>ремены отражает основу беремен- м. р. либо является не винительным, а творительным падежом.

244 Суды рядя до Дуная 'отправляя (снаряжая) суда (по Тисе) до Дуная'.

245 Грозы тво<и> 'ужас от тебя'.

246 КощЪя. В этом фрагменте вряд ли значит 'невольник, слуга', скорее значение близко к первоначальному тюркскому, вероятно просто 'кочевник' (с пейоративным оттенком). См. прим. 236.

247 Бу<я>го. Юго-западный диалектизм, см. прим. 49.

248 Буи. Юго-западный диалектизм, см. прим. 49.

249 Высоко плавае<та>. Не окказиональная метафора, ср. 'плыть' об облаках, птицах во всех слав. языках.

250 Въ буести. Юго-западный диалектизм, см. прим. 49.

251 Ширяя ся. Юго-западный диалектизм: укр. ширяти 'парить, реять' [Гршченко; Желеховский 1886].

252 Пъти<ч>у. Дат. п. ед. ч. от пътичь, так как одолтти управляет дательным падежом: Нъ обаче подобааше одолтти Д(у)ху С(вя)тоумоу. Любовно одолти похотемъ и т. п. [Срезневский]. См. прим. 62.

253 Въ буиствЪ. Юго-западный диалектизм, см. прим. 49.

254 Пап<ъ>рзи. Северный диалектизм. По всей видимости, то же, что русск. диал. (диминутив) папорзок 'второй сустав крыла птицы' Новг., Волог. [СРНГ]. Мнение о том, что в "Слове" папорзи должны читаться как паворози (русск. диал. павороз 'шнурок, завязка у мешка, пояс-очкур' у Даля без указания места) и обозначают часть доспехов, требует слишком много допущений. Очевидно, здесь папорзи употреблены в прямом смысле: '(так как ) у вас (в крыльях) железные суставы' (князья представлены птицами). Далее следует новое предложение Подъ шеломы латиньскыми ттми тртсну земля . . . , в котором ттми является "полуартиклем" при шеломи (шеломи ти, аналог русск. диал. дом-от, домы-те).

255 Пов<ьр>гоша. Юго-западный диалектизм, ср. укр. поверечи 'hinwerfen; zuruckstossen' [Желеховский 1886]. Из русских диалектов только производный ¿-глагол повержить 'заставить упасть' Томск. [СРНГ]. См. прим. 209.

256 Ут<ьр>п<е> 'ослаб'.

257 С<ъл>ньцу 'солнца' (дательный принадлежности).

258 Не болог<ъ>мь 'не к добру'. Юго-западный диалектизм. Ср. прямое соответствие в русск. брянск. бологое (в знач. сущ.) 'добро, хорошее', ср. также болого нар. 'хорошо', болозе 'хорошо, приятно' [СБГ], бологом нар. 'добром' [Козырев 1975б: 27]. См. прим. 287.

259 КрЪсити. Юго-западный (?) диалектизм: русск. диал. кресити 'воскрешать, оживлять' только Тул. [СРНГ].

260 Донъ ти къняже кличеть и зоветь кънязи Дон тебе, князь, кричит и зовет князей . . .' Другое прочтение — 'Князь, Дон-то выкликает и призывает князей . . .' Ср. укр. кликати 'называть по имени' [Гршченко], русск. диал. кликати 'в свадебном обряде — приглашать, вызывать кого-либо, провозглашая в честь его здравицу' Тул., Твер. [СРНГ].

261 ДоспЪли. Неясно, в каком из значений здесь досптли. Если 'обучены воевать', то ср. русск. новг. доспеть 'уметь, быть в состоянии сделать что-л.' [СРНГ]. Если 'изготовились к бою', то ср. русск. брянск. доспеть 'приготовиться, собраться' [СБГ]. Если 'поспешили', то ср. белор. (могил.?) досптх 'поспешность, стремление к скорому действованию' [Носович 1870].

262 Кое 'где?'. Юго-западный диалектизм: русск. диал. коё 'где?' Тамб., Ворон., Курск., Орл., Калуж., Ряз., 'куда?' Курск., Калуж., Тамб. [СРНГ].

263 Бу<я>го. Юго-западный диалектизм, см. прим. 49.

264 И Двина болот<ъ>мь течеть 'и Двина жидкой грязью течет'. Юго-западный диалектизм. Значение, близкое к укр. болото 'грязь' [Гршченко], 'Kot' [Желеховский 1886], карпатоукр. болото 'жидкая грязь' [МКЭ]. В русских говорах не отмечено. Ср. рткы мутьно текуть, прим. 105.

265 Притрепа 'приобрел, добыл'. Северный диалектизм, ср. русск. притрепать 'принести, добыть' Арх. [СРНГ]. См. прим. 165.

266 Ч<ьрв>леными. Юго-западный диалектизм, см. прим. 74.

267 Притрепанъ 'прибитый, израненный'. Северный диалектизм, ср. русск. диал. притрёпывать, притрепйть 'порвать, изорвать' Арх., также 'бить, колотить' Тул., Ср. Урал.

268 [исхотиюнакроватьирекъ]. Темное место, которое можно истолковать по-разному (одну из приемлемых интерпретаций см. в [Дыбо 2006: 73]). Съ хотью накрова — возможно, 'в предчувствии скорой кончины/погребения' (хоть здесь по значению соотносимо с хоттти в форме "ближайшего буд. времени", см. прим. 101). Ср. в первую очередь накров 'покрывало' Осташк. Твер., далее др.-русск. накровъ 'крышка' (два примера XVII в. в [СлРЯ XI-XVII]). Возможно, накровъ — то же, что чьрная паполома в "Сне Святослава". Таким образом, отрывок читается как и с хот<ь>ю накрова т<ъ>и рекъ (с тривиальной для текста "Слова" конъектурой ь ^ ъ) 'в предчувствии скорой кончины он сказал'. Вариант прочтения, предложенный А. В. Дыбо [2010б: 177]: и съхоти ю [траву. — С. Н.] на кровъ, ать и рекъмо . . . Здесь рекомо (несмотря на отсутствие следов -омо) восстановлено на месте рекъ по настоянию А. Ю. Чернова в связи с его предположением, что у автора "Слова" и у его современников была на слуху "Жизнь двенадцати цезарей" Светония, и в данном фрагменте обыгрывается Августово "Об этом позаботятся птицы!" [Чернов 2010: 177]. Форма и схоти ю ('и захотел ее') предполагает уникальный для "Слова" переход т ^ и под ударением. В понимании А. Ю. Чернова текст дружину твою княже птиць крилы прюдт . . . обращен к умирающему Изяславу, хотя, если не подвергать текст деформации (схоти ^ съхотт; рекъ ^ рекомо), это — повинная речь Изяслава, обращенная к его деду Всеславу, дружина которого (доставшаяся Изяславу по наследству) погибла.

269 Изрони. Юго-западный (?) диалектизм, см. прим. 213.

270 Пониче. Юго-западный диалектизм. Ср. русск. диал. поникать, поникнуть 'пропадать, исчезать, иссякать': Колодези поникли, ключи поникли. Курск. (но также и поникло дело Нижегор., [СРНГ]); белор. (могил.?) нйкаць, никнуць 'укрываться по углам, прятаться' [Носович 1870].

271 Ярослав<л>и вьси вънуц<и> <и> Вьсеславли. По-видимому, неясные -е должны быть исправлены: в Ярославеи неправильно прочитанное Ярославли и; внуце — неправильно прочитанное копиистами или издателями выносное и, которое писалось в виде двойной варии: внуц; двойная вария была принята за выносную букву е. Не исключено также, что на месте е в издании в рукописи стояла лигатура, состоящая из двух и (точнее, ! + Н). Чтение Ярославли вместо Ярославе было предложено Д. С. Лихачевым [1950: 15-16].

272 Понизит<е>. Юго-западный диалектизм, ср. русск. брянск. [Козырев 1975а] и укр. понижйти, понизйти 'понижать, понизить' [Гршченко; Желеховский 1886]. В более узком значении русск. диал. понйзить 'наклонить вниз, опустить (голову)' Олон., Арх. [СРНГ].

273 Вережен<ы>. Юго-западный диалектизм. Наиболее близки по значению значения: белор. (могил.?) вередзиць 'вредить': Морозом повередзило яблокам [Носович 1870] и брянск. вережёный 'имеющий повреждения (о предмете)': Ана ужэ вережонъя, семь лет нъ пъталку лежала [СБГ]; вередйть 'причинять вред,

вредить' Калуж., Смол., также Новг. В более узких значениях 'ушибать (руку, ногу и т. п.)' Новг., Арх. [СРНГ], 'портить' ([Даль], без указ. места); вережёный в вережёная лошадь 'испорченная, больная от возки тяжестей' Пск. [СРНГ], брянск. На вит чилавек, а слабый, весь вережёный, всейранетый нъ вайне [СБГ]; вередиться 'ушибаться' Арх., Пск., Перм., 'заболеть от ушибов' Волог., 'надрываться, делая чрезмерные усилия' Пск. [СРНГ].

274 К<оро>молами. Юго-западный диалектизм, см. прим. 116.

275 Которо<ю>. Юго-западный (?) диалектизм, ср. укр. котора 'ссора, раздор; обида' [Гршченко; Желеховский 1886], однако также и русск. котора 'вражда, ссора' Свердл. [СРНГ] в говоре неизвестного происхождения.

276 На седьмомь вЪцЪ Троян<Ъ>. Не может быть переведено как 'через семь веков после Трояна', так как век 'столетие' — позднейшее русское значение. Древнерусские значения 'вечность; период существования, жизнь; определенный период времени, эпоха; тысячелетие' [СлРЯ XI-XVI; Срезневский].

277 В<ьр>же. Юго-западный диалектизм, см. прим. 209.

278 Клюками подъпьръ ся букв. 'оперевшись на хитрости'. Юго-западный диалектизм, ср. укр. клюки робити 'умышленно запутывать дорогу; делать увертки, увертываться' [Гршченко] и русск. брянск. клюка 'хитрость, обман', производные клюкавый, клюкастый'хитрый, изворотливый' [Козырев 1975б: 28].

279 Окони 'как будто, словно', параллельная форма оконъ (оконо [Срезневский]) — см. [Зализняк 2008а: 268-280].

280 Лютымь звЪр<ь>мь. Лютый звтрь как название льва (?) было известно по всей Руси (по крайней мере после XV в.), однако только в рассказе Мономаха оно "живое" (хотя непонятно, кто ему реально вскочил на бедра). Словосочетание лютий зв1р бытует в укр. народной поэзии [Гординський 1963: 40]. См. также [Топоров 1988].

281 ОбЪси ся [. . .] мьглЪ приблизительно значит 'обвесился туманом, завис в тумане', мьгла 'туман' — юго-западный диалектизм (прим. 78) Второе толкование — 'повис на облаке', в этом случае мьгла имеет "северное значение" (прим. 326). Ср. Елень же восхити царя рогомъ своимъ за поясъ, и обтсися на рогу его. Ник. лет. IX: 13, XVI в. [СлРЯ XI-XVII].

282 Ут<ър>же в<аз>ни. В списке воззни. По-видимому, род. п. от др.-русск. вазнь 'счастье, удача' [Срезневский] (производное от *vezti). Ут<ър>же — аорист от др.-русск. утъргнути (наряду с утьргнути, контаминация корней "Чъгк- и 'оторвать, отсечь, отделить' [Срезневский] — см. прим. 179. Вся фраза приблизительно значит 'урвал удачу с трех попыток'. Можно также предположить, что воззни — искаженное вязни, обозначение каких-то укреплений, которые нужно было преодолеть, чтобы войти в город. Ср. словообразовально сходные русск. диал. вязной: Двери [в избах] делаются гладкие из досок — простые или вязные, т. е. связывается рама, и в нее вставляются филенки Молог. Яросл. [СРНГ]; пск. вязень 'охапка' [ПОС], а также укр. в'язень 'заключенный, узник' [Желеховский 1886].

283 Съ тр<ь>и кусъ 'с трех попыток'. По-видимому, кусъ 'проба, попытка' восходит к незасвидетельствованному в других слав. языках *кшъ, выделенному

из германизма *kusiti 'пробовать, отведывать' (от него образовано, в частности, искус < *jbz-kus^ ср. изкусити Дону великаго; этот же корень в въкусити, покусити ся и т. д.), а не к 'кусок', как это традицонно считается.

284 Р<ос>шибе. Помимо прямого значения глагола, ср. русск. расшибйть 'приводить в ненормальное, болезненное состояние, расслаблять, делать кого-л. разбитым, расстроенным' Ряз., Яросл.; Арх.

285 Животъ кладуть, букв. 'кладут жизнь', но возможно и 'кладут живых людей', ср. русск. диал. живот 'всякое живое существо'. Всякий живот боится смерти (пословица). ([Даль], без указания места). У столба я хожу, У дубового хожу, Наделю я столба животом, Красной девицей-душой. Байкал., Станиловский [СРНГ].

286 НемизЬ кр<ъ>вави брез<и> 'берега кровавой Немиги' (Немизт dat. pos-sessivus).

287 Не болог<ъ>мь бяхуть посЬяни, здесь 'не зерном были засеяны'. См. прим. 125 и 258.

288 Рыскаше 'бегал, носился'.

289 Дор<ы>скаше 'Неоднократно добегал', "имперфект сов. вида". Юго-западный диалектизм — прямое соответствие только в брянск. дорыскать 'добежать': Дарыскъй дъ бригадирки [Козырев 1975а: 110], там же нарыскать 'добыть, достать'.

290 Прерыскаше 'неоднократно перебегал', "имперфект сов. вида", см. прим. 15, 113, 120, 195.

291 Рано 'утром'. Юго-западный диалектизм, см. прим. 140.

292 ВЬща. В данном случае 'колдовская, демоническая', ср. русск. диал. вещий (сущ.) 'колдун, кудесник, знахарь' Костром., Сиб., Южн., Урал. [СРНГ]. См. прим. 8.

293 ВЬща душа въ друзЬ тЬлЬ. Душа Всеслава была "вещей" (колдовской, демонической), когда пребывала во второй (волчьей) оболочке. Ср. русск. диал. другая половина 'домовой, леший' Олон. [СРНГ]. Всеслав был не только оборотнем (у которого одна душа, но который может произвольно изменять свой внешний вид), но и "двоедушником" — существом, рожденным с двумя душами или с двумя сердцами (человеческим и демоническим) и поэтому обладающим демоническим свойством. См. подробно в [СДЭС, 2: 29-31; 4: 466-471].

294 ВЬщ<ь>и. См. прим. 8.

295 И п<ьр>вое 'и прежде'. Ср. русск. диал. первое 'в прошедшие годы' Вят. (Картотека СРНГ по [Козырев 1975а: 103]), брянск. первое 'прежде' [там же], далее русск. диал. перво, перво 'сначала, сперва, прежде' (по всем ареалам, СРНГ), первее, перве, первей, первей Новг., КАССР, Перм, Арх., Вят., Свердл., Забайк. 'прежде, раньше, скорее' [СРНГ].

296 ПрипЬвъку. В основном северный диалектизм: русск. диал. припевка Пск., Твер., Яросл., Сев., Ленингр., Свердл., Перм., но отмечен также Брян. [СРНГ].

297 Пъти<ч>ю. Дат. п. ед. ч. от пътичь. См. прим. 62.

298 Ни хытру ни горазду ни пъти<ч>ю горазду ни мудрому, ни умелому, ни искусному в гадании по птицам'. Ср. русск. диал. прилагательное горазд 'искусен, способен, ловок, сведущ' повсеместно [СРНГ]; белор. (могилевск.) гораздый 'готовый, скорый на все' [Носович 1870]. В украинском только наречие гаразд (карпатоукр. горазд) 'хорошо, ладно, благополучно' и сущ. гаразд (диал. горазд) 'достаток, благополучие' [Гршченко; Желеховский 1886].

299 П<ьр>вую годину 'первоначальные времена'. Юго-западный диалектизм, см. прим. 144.

300 Пригвоздити. Юго-западный (?) диалектизм, ср. укр. пригвоздйти 'поставить, приткнуть' (Гршч.).

301 Роз<ь>но. Юго-западный диалектизм: укр. ргзно 'врозь, в разные стороны' (Гршч.); белор. (могил.?) розно 'отдельно, врозь; различно, различным образом; несогласно' [Носович 1870]; русск.розно 'врозь, порознь, отдельно' Брян., Пск., Смол., Орл. [СРНГ; Козырев 1975а: 136].

302 Хобот<и> 'бунчуки (конские хвосты на древках знамен)'. Юго-западный диалектизм: укр. хобот 'хохол, хохолок, бунчук' (Гршч.).

303 Ся пашуть 'развеваются'. Северный диалектизм: русск. диал. пахаться 'веять, дуть (о ветре)' Арх., также пахать и пахать, сов. пахнуть 'полыхать, бушевать (об огне)' Новг., Арх.

304 Поють. Северный диалектизм. В украинском старое тти сохранилось в юго-зап. говорах в значении 'петь (о петухе)', о человеке только ствати. В сев.-русском другое развитие значения, отраженное в "Слове": петь 'звенеть' Волог., Новг., 'жужжать (о мухах)' Арх. [СРНГ]. Именно "северное" значение мы находим в данном фрагменте "Слова". Птти в значении 'воспевать', частотном в "Слове", в современных диалектах не отмечено. См. прим. 17.

305 Зегъзицею 'кукушкой'. "Юго-западные" формы с огласовками -е-, -о-, -а-: укр. зозуля (Гршч.), зазуля, зезуля, зозуля [Желеховский 1886]; русск. диал. зезуля Пск., Брян., зозуля Зап., Юж., Курск., Твер., Тобол., загошка Олон., загоза Новг., загозка Новг., Олон., Пск., Смол., Ленингр. [СРНГ] и т. п., др.-русск. зог-зица 'кукушка' от корня зегъз-/зогъз-, общеславянская (чешск. zezhule, слвц. ze-zhuUca, польск. gzegzolka) и и.-е. *gegh-/*gogh- 'кукушка'. Уникальное зегзйца 'иволга' Курск. 1886 [СРНГ] взято (с пропуском вопросительного знака при значении) из статьи М. Г. Халанского [1886]. Сокращение "Курск." в данном случае раскрывается как "Путивльский у. Курской губернии". В итоговой работе Халанского [1904], в которой также приводятся списки диалектных слов и выражений (с. 18-24; 361-378), путивльская зегзица не упомянута. В. А. Козырев [1975а: 81] отметил: "Весьма примечательно, что вопросительным знаком сопровождается не само слово [. . .] а его толкование". Под большим вопросом остается зегзица 'иволга' в воронежских говорах, о которой известно из недокументированного сообщения Г. М. Левиной [1975]. В. А. Козырев [1975а: 81] также цитирует зегзица 'ласточка' и 'ласковое обращение к женщине' в современных говорах Горьковской области (Ковалевская). Переход значения 'кукушка' > 'иволга' маловероятен из-за контрастности облика, пения и образа жизни этих

птиц. Полет жены (возлюбленной) к мужу (возлюбленному) по Дунаю в образе кукушки нередок в укр. фольклоре, например [Головацкий 1878, 1: 246]:

Ах кобы я мала ворловии крыла, Ворловии крыла, зазулени очи, Я бы поленула в ночи о повночи Я бы поленула по за тихий Дунай, По за тихий Дунай, по над мЪсто Збараж.

В польских легендах нареченная, узнав о смерти любимого, становится кукушкой и кукует на его могиле [Никитина 2002: 123]. "«Жалкий голосок» кукушки (куковать — значит горевать, плакать, жаловаться, голосить) стал у славян символом женского одиночества, горя и тоски [. . .] В текстах русских, и шире, восточнославянских похоронных причитаний отмечается устойчивая параллель образов горюющей девушки /женщины и кукующей птицы и уподобление плачущей кукушке" [Никитина 2002: 130].

306 Незнаем<Ъ> 'незаметно'. Юго-западный диалектизм, см. прим. 57. Наречие на -п> (как добрп> и т. д.) (в списке "Слова" незнаемь с -ь = /е/).

307 Рано 'утром'. Юго-западный диалектизм, см. прим. 140.

308 Кычеть 'кукует'. Юго-западный диалектизм: укр. кйкати, -аю 'куковать' [Гршченко]. Более широко представлен вариант кукати, -каю (вместо старого *кучу) 'куковать'. Русские значения глагола кыкать иные, см. прим. 128. Зву-кообозначающий глагол с корнем *kyk- (в котором второе k — субморф звуко-обозначающих корней: *rykati, *mykati и т. д., по этой же модели русск. тыкать, выкать,якать) восходит к балто-слав. *kuk-, который, по-видимому, обозначал в частном случае 'куковать', в общем — 'кричать ку!'. После изменения *kuk- > *kyk-глагол по традиции сохранил значение 'куковать' (в частности, в украинском) и звукообозначающее значение 'кричать кы!', последнее значение соотносится с криком лебедя и т. д., а также человека (кйкать, кыкать в сев.-русских говорах, [СРНГ]). После перехода *kyk- > kik- в истории слав. языков он также стал значить 'кричать ки!', таким образом сфера звукообозначения глаголом *kykati значительно расширилась — см. [ЭССЯ] sub *kykati.

309 Зегъзицею. Юго-западный диалектизм, см. прим. 305.

310 ЖестоцЬмь. Юго-западный диалектизм. Значение, синонимичное буий (см. прим. 49), близкое к укр. жорстокий 'свирепый' [Гршченко], русск. брянск. жестокий 'резвый, горячий, стремительный (о человеке и животных); горячий (о теле человека); бойкий, находчивый' [Козырев 1975а: 97], пск. жестокий 'сильный, быстрый (о лошади)' [СРНГ], призводные: пск. жесточенный 'упрямый, своевольный' [ПОС], жестокущий 'упорный, усердный в работе' [СРНГ].

311 Рано. Юго-западный диалектизм, см. прим. 140.

312 Насильно. Юго-западный диалектизм: русск. брян. насильный, насильно 'лобовой (о ветре)'. Ветер дуить насильна, пряма у лицо; Какой ветир в пирёт дуит — насильный [Козырев 1975а: 98].

313 Гор<Ъ> 'вверх, наверх' (дат. п.). Юго-западный диалектизм, ср. наречный дат. п. в укр. горг 'вверх' [Гршченко], г6рi 'вверх, наверх' [Желеховский 1886]. В русск. говорах не отмечено.

314 ЛелЪ<я> корабли на Сине мор<е> 'доставляя корабли на Азовское море', см. прим. 124.

315 По ковыл<ь>ю. Собирательное образование от ковыль или ковыла. Юго-западный диалектизм: укр. ковилй 'ковыль' [Гршченко]. В русских говорах отмечено в другом значении: ковыль 'растение Lasiogгostis splendens (чий блестящий)' Оренб. [СРНГ]. Ареалогия русск. ковыль 'ковыль ^Нра)' не исследована. В любом случае слово южного ареала, так как в Европе растет только в степях.

316 Рано. Юго-западный диалектизм, см. прим. 140.

317 Словути<ч>у. Вокатив на -и от_/о-основы, см. прим. 39.

318 ЛелЪялъ 'нес, доставлял', см. прим. 124.

319 Н<а>сады. Северный диалектизм. Только русск. насйд 'судно, изготовленное из одного цельного дерева с набитыми бортами из досок' Олон., 'плоскодонное судно' Яросл., 'большая лодка' Заонеж. Олон., 'лодка, судно' (фолькл.) Южно-Сиб., Иркут., Олон, Вологод., Арх., Новг., Яросл., Урал. [СРНГ]. В укр. диалектах другие значения: насйд 'часть телеги: подушка поверх оси; часть саней, которыми гуцулы свозят срубленные деревья: перекладина, лежащая на копилйх и связывающая полозья' [Гршченко], надднестр. насйд 'поворотна подушка пе-редньо! частини воза; перекладина, якою скршлеш полозки воза' [Шило 2008].

320 ВъзлелЪи 'доставь (вверх по течению)', см. прим. 124.

321 Рано. Юго-западный диалектизм, см. прим. 140.

322 Рано. Юго-западный диалектизм, см. прим. 140.

323 СвЪтьлое и тр<ь>свЪтьлое с<ъл>ньце. Юго-западный диалектизм, см. прим. 25.

324 Лукы съпряже 'ослабило тетиву у луков' (восстановление пропущенного в [СССПИ] старого толкования в [Зализняк 2008а: 250-254]).

325 См<ъ>рци 'дымы (?)'. Северный диалектизм: праслав^тъгкъ > пск. Локн. сморок 'дым, чад (от печки), смрад' [МРЭ] — форма с псковским "вторым полногласием". Это же слово в сибирском переселенческом говоре: Сморок разносится. Сморок — дух человеческий, когда горит кто-нибудь. Кемер., 1964 [СРНГ].

326 Мьглами 'тучами, облаками'. Северный диалектизм, см. прим. 335. Это значение есть в др.-русском [Срезневский], также в юго-вост. пск. Локн. мгла '(мрачные) тучи' [ПОС]. Отличается от мьгла 'туман' в "юго-западных" фрагментах "Слова" — см. прим. 78. Показательно сочетание в "Слове" двух "локнянских" слов смърци и мьгла в значениях, близких к локнянским. Толкование формы смърци как 'смерчи' (с неясным о = ъ вместо ь) не выдерживает критики, так как они ночью не возникают (см. [Шарлемань 1951: 54-55]).

327 Вечеру 'вечером'. Северный диалектизм: русск. диал. вечеру и вечеру 'вечером' Пск., Твер., Калуж., Олон., Арх., Онеж., Вят., Тобол. [СРНГ], то есть в кривичских и ильменско-словенских по просхождению говорах. Наречие имеет форму дат. п. Ср. с "кривичским" ударением вечора 'вчера вечером' Луж. Петерб. [СРНГ], пск. (северные р-ны Псковской обл.) вечорася, вечорась 'вчера вечером, вчера' [ПОС].

328 Р<о>зумЪти. Северный диалектизм: русск. диал. разуметь 'вдуматься, вникнуть, в чье-л. положение': И разумейте, суседы спорядовые. Уж я так, бедна горюша, срадовалась. Как я дождалась годова будто праздничка Север, Барсов. [СРНГ]. Ср. другое значение у укр.розумти 'понимать'.

329 Н<Ъ>быть кликну 'как бы окликнул (не позвал, а свистнул)'. Нтбыть (нт-бы-ть) сложная частица с модальным значением. В "Слове" вариант с -ть, предполагающий также *нтбыти, ср. ати и ать, нттути и нттуть. Форма тбы-ти 'якобы', в частности, представлена в говоре с. Синевир Межгорского р-на Закарпатской обл. [МКЭ]. Ср. русск. диал. небы значит 'пожалуй, еще; может быть' Пск., Смол., Калуж.. [СРНГ]; укр. тбито (< *нт-бы-то) 'якобы'.

330 Подви<г>аша ся 'отступили'. Юго-западный диалектизм. В списке "Слова" ц.-слав. (?) форма подвизаша ся, соответствующая укр. подвигйтися, подвйгну-тися 'отступить, отступить перед кем-л.' [Гршченко]. Другие значения у русск. орл. подвигаться 'становиться близким, приближаться к какому-л. временному пределу (о возрасте)' [СОГ], арх. подвигаться, подвинуться 'подвигаться; идти, направляясь куда-л.' Арх. [СРНГ].

331 Г<ъ>рн<о>ста<и>мь. Русск. литерат. форма горностай неясного диал. происхождения. Диал. горносталь, реже корносталь — формы псковско-нов-городского круга [СРНГ], ареалогия формы горностай незвестна. В вост.-слав. языках рефлекс *gwn-, в остальных славянских *gorn- (польск. gronostaj, словац. hranostaj и т. д.). Укр. горностай, горносталь 'Hermelin', но в украинских говорах часто 'вид птицы' [МКЭ], также Лет¿в горностай через сад,роспустив пир'ячко на ввесь сад [Гршченко]. В Гаем — маем, лебедем — Дунаем, а степами — бистрим горностаем [Гршченко] перечисляются птицы (май 'вид сокола', лебедь) и в ряду их горностай.

332 Къ тръст<ь>ю 'к зарослям тростника (или камыша)'.

333 Въ<з>в<ьр>же ся 'вскинулся, вскочил'. Очевидна утрата выносного з (на коня нельзя "в-кинуться", можно только "вс-кинуться"). В данном случае глагол имеет значение, отличающееся от вьргнути 'бросить', поэтому не обязательно должен считаться диалектизмом — см. прим. 209.

334 Б[у]сымь. Северный диалектизм. Русск. диал. бусой/бусый 'серый, пепельный, дымчатый' Арх., Вологод., Вят., Урал., Сиб., 'серый, пепельный, дымчатый (о масти животных)' Вят., Сиб.; 'серо-голубой' Сиб.; 'седой' Вологод.; 'белый в крапинку' Вологод., Урал. и пр. [СРНГ], также в [СГРС] 'серый, дымчатый' и т. п.; брянск. (северное, возможно, распространившееся из староверческих говоров, слово) бусый, бузый'серый, дымчатый [кот, лошадь]' [СБГ]. По-видимому, в говорах вне Новгородской земли произошла контаминация бусъй 'серый' и бо-съй 'босой'. Брянск. босый волк 'светлой масти волк, сменивший окраску шерсти в результате весенней линьки' [СБГ] по форме совпадает с укр. босий '(о собаке) темной шерсти с белыми лапами; (о быке) с белыми копытами' [Гршченко], явно происходящим от *bosъ 'босой'. Также и пск. босый волк 'быстрый, резвый (?)' в Достань [в] босава волка столицу с-под божницы Чернышев Сказ. и лег.: 316 ([ПОС] sub босый) существует одновременно с южнопск. Босый 'кличка кота с белыми лапками' [ПОС].

335 Подъ мьглами 'под облаками'. Северный диалектизм, см. прим. 326.

336 Избивая 'убивая'. Северный (?) диалектизм, ср. русск. избйть 'убить': Они избили всех жителей (убили, перебили). [Даль], (без указания места). У нас тут были избиты два партизана, похоронены тута рядом. Кемер. [СРНГ]. Ср. также пск. избйть 'разрушить, погубить, расстроить' [ПОС]. В украинском это значение не отмечено.

337 За<у>тръку. Северный диалектизм. В фонетич. вариантах зйвтрек, зйв-трик, зйвтряк, заутрок отмечен в псковско-новгородских и производных от них уральских и сибирских говорах, также в донских, воронежских, тульских, калужских [СРНГ]. Завтрак (неправильное написание вместо завтрок) распространилось как заимствование из литер. языка.

338 УжинЪ. Северный диалектизм. Форма ужина ж. р. — севернорусская: Пск., Новг., Твер., Калиг., Влад., Казан., Яросл., Вят., Петерб., Олон., Арх., Прионеж., Мурм., Перм., Басс. ср. теч. Оби, Енис. (картотека [СРНГ] по [Козырев 1975а: 114]). Параллель ко всему фрагменту — смол. Лежень у заутрику напьетца водач-ки, въ ужини и у абтди лежню водачка [Добровольский 1894: 191).

339 Прет<ър>госта. Северный (?) диалектизм. Обычно переводится как 'изнурили, загнали', хотя подобное значение у глагола не отмечено ни в памятниках, ни в диалектах. Не исключено, что п<е>рет<ър>госта значит просто 'перевели на другое место'. Ср. русск. диал. переторкнуть 'перебросить, перевести на другое место' Верхотур. Свердл. [СРНГ]. Относительно алломорфов търк-/търг-см. прим. 179.

340 Нелюб<ь>я 'неудобства, пакости'. Ср. некоторые значения сев.-русских производных от основы нелюб-: нелюбо, нелюбо 'плохо, скверно' Арх., 'неудобно'; нелюбо безл. 'неприятно, мерзко (о погоде)'; нелюбой 'имеющий непривлекательную внешность, некрасивый' Сев.-Двин. [СРНГ] и укр. нелюбий в значении 'неприятный' (наряду с 'немилый, нелюбимый' [Гршченко]. Слово нелюбие 'неприязнь, вражда' с ц.-слав. суффиксом приводится для брянских (трубчевских) говоров [Козырев 1975а: 132].

341 ЛелЪявъшу 'покачивавшему', см. прим. 124.

342 М<ь>глами 'туманами'. Юго-западный диалектизм, см. прим. 78.

343 Подъ сЪн<ь>ю зелену древу. Род. п. дв. ч. зелену древу ('под сенью двух [. . .] деревьев'), либо dativus possessivus ед. ч. зелену дереву ('под сенью [. . .] дерева').

344 Стрежаше <и> 'ты оберегал его (в образе то гоголя, то чаек, то крякв)'. В этой фразе архаическое 2 л. ед. ч. имперфекта и не менее архаичная форма, соответствующая др.-русск. вин. п. ед. ч. м. р. и. Здесь она записана как е. Восходит к праслав. *]ь.

345 Чаицами. Северный диалектизм: сев.-зап. русск. цеица Олон., чййца Арх. 'чайка' [ЭССЯ]. В южнорусском и украинском чаица, чайка, как правило, 'чибис (Уапе11ш vanellus)' (в значении 'чайка' — по-видимому, русизм). Вопреки [Козырев 1975а: 101], в данном фрагменте "Слова" имеются в виду именно (речные) чайки (Larus).

346 Не тако ли рече рЪка Стугна [. . .] уношу къняз<я> Ростислав<а> затвори. В этом предложении не относится к сказуемому. Буквальный перевод риторического вопроса — 'Так ли и река Стугна [. . .] не поглотила юношу князя Ростислава?' Имеется в виду, что Стугна, в отличие от Донца, не отнеслась к пловцу благосклонно.

347 Стругы. Юго-западный диалектизм: укр. струга 'ручей, струя', аналогичные значения в зап.-русских говорах [Козырев 1975б: 30].

348 Ро<с>стьрена 'распростерта, расширена'. Ср. русск. брян. Банка — эта адно, а то кукшын, виш, с рушишькъй, нъвярху растреный (то есть 'расширенный, более широкий', [Козырев 1975а: 32]). Это причастие является диалектизмом, так как образовано с помощью суффикса -еп- от глагола подвижной акцентной парадигмы — регулярная праславянская форма *stьrta.

349 Ростренакусту. Эту фразу следует читать росстьрена къ усту ('расширена к устью'), а не росстрт (расстелила юношу?) / ростьре (растерла?) на кусту, что бессмысленно.

350 Затвори 'поглотила', букв. 'заключила (в свои объятья)' (?). Не очень понятно, почему в Ртка стугна [. . .] уношу князю Ростиславу затвори словосочетание князю Ростиславу стоит в дательном падеже. Создается впечатление, что одно из окончаний написано неправильно. Возможны варианты исправления: 1) уношу князя Ростислав<а> затвори — это не требует предположения о пропуске слов в копии; 2) унош<и> князю Ростиславу затвори — в этом случае надо предполагать пропуск слова (что "затворила" юноше?). Предположение, что имеется в виду затвори Днтпр<т> темнп> березт, не прибавляет ясности, так как непонятно, каким образом река, в которой утонул князь, могла "затворить" его на берегу Днепра. Не более осмысленно прочтение затвори Днтпр<ъ> темнп> березт 'затворила Днепр на темном берегу (?)'.

351 ДънЪпр<,Ь> т<ь>мьнЪ березЪ. Вероятно, начало нового предложения ('мать Ростислава плачет на берегу на темном Днепре' = 'на берегу темного Днепра'). Дънтпрт здесь местн. п. от Дънппръ, а не от прилагательного *Дънппрь.

352 Жалобою. Северный диалектизм: русск. жалоба, жалоба и жалоба 'жалость, печаль, огорчение' Костром., Смол. (также юго-вост., [СРНГ]), брянск. Трубч. 'горе' в Мне п каму-нибудь пра сваю жалъбу ръсказать [Козырев 1975а: 72]. Дальнейшее развитие в укр. жалоба 'траур, траурная одежда' [Гршченко]; белор. (могил.?) жалоба 'траур' [Носович 1870]. Укр. жалоба ([Гршченко], русизм?) и в большинстве русск. говоров жалоба 'жалоба'.

353 Въ<с>троскоташа. Ср. русск. брянск. траскотать 'стрекотать (о птицах)': Птушки влясу и пають, и траскочють. Сарокитраскочють. [Козырев 1975а: 101], также пск., тверск. троскотать 'трещать, часто говорить' [СССПИ], укр. троско-тйти 'кокотать (о курице)'.

354 На слЪду ИгоревЪ 'вслед за Игорем'. Ср. юго-западный диалектизм въ тропу, укр. в трот 'по следу'. См. прим. 43, также 97.

355 Не гра<я>хуть. Северный диалектизм, см. прим. 129.

356 Пом<ьл>коша 'замолчали'. Юго-западный диалектизм — прямое соответствие в укр. помовкнути 'умолкнуть (о многих)' [Гршченко]. Далее брянск.

памолкнуть 'замолкнуть, замолчать, затихнуть' [Козырев 1975а: 105], помолк-нуть 'помолчать': Он помолкнул немного и пошел. Брян. [СРНГ].

357 По лоз<ь>ю. Северный диалектизм: вероятнее всего именно по лозью: зап. и сев. лозье 'лозняк (ивовый кустарник)' Смол., лозьё 'длинные гибкие ветви некоторых кустарников, преимущественно ивы' Новг., 'ветви берез, из которых делают веники' Костром., Яросл. [СРНГ]. Укр. закарп. лоззя (Кобiв 2004 sub Salix rosmarinifolia L.) — новообразование, судя по /о/ в слоге перед слабым редуцированным. Согласно А. А. Зализняку [2008а: 254-260], полозью 'ползком' (т. е. "пешком" — о птицах). Наречия на -ью встречаются в говорах разных групп.

358 Дятьлове, им. п. мн. ч. от u-основы. Ср. *sokota, прим. 13.

359 СвЪть поведают. Относительно значения повтдати см. прим. 100. "Соловьи" здесь поэтическая вольность, т. к. они не "оповещают о рассвете", а поют с сумерек до утра. Ср. "естественное" употребление свттъ повтдати о петухе в приписке-загадке книжника Ефросина: Кыи пррокъ двою родился? — Тол коуръ. Первое коурица яице снесла, изъ яица второе вылупился, то есть родился. А про-рокъ ес, свЬт повЬдаеть людемъ рано (кон. XV в.: Кир.-Бел. Сб. №9, л. 263об.). Словосочетание повтдати свттъ использовалось и при других значения слова свп>тъ: Греци хоулАще всЬ законы, свои же хвалАще и mhwto глаша сказоующе w начала мироу. сжт же хитро сказажще. яко и дроугыи свЬт повЬдают быти (Ипат. лет., л. 40об.). Относительно фразы соловт веселыми птсьми свтть повтдаютъ ср. русск. диал. весёлая ночь 'ночь, под которую с вечера поют петухи' Ворон., Орл.; 'лунная светлая ночь' Калуж. [СРНГ].

360 Соколича. Диминутив от соколъ (другой диминутив в тексте — сокольць).

361 Рече. В этой форме можно предполагать также утрату выносного т, т. е. наст. вр. рече<ть>, ср. параллельное молвить в предыдущем предложении.

362 Диминутив (другой диминутив — соколичь) от соколъ.

363 ВЪ сокольца опутаевЪ [. . .] д<Ъ>вицею 'мы соколику сосватаем [. . .] девицу'. Северный диалектизм, ср. русск. диал. опутать 'посватать, сосватать' Новг., Север., Оренб. [СРНГ]. Отмечено также орл. опутаться 'выйти замуж' [СОГ]. См. прим. 365.

364 И ре<къ>. В издании 1800 г. рече, в Екатеринской копии рекъ, что, вероятно, означает разное прочтение выносной буквы.

365 ОпутаевЪ. Северный диалектизм, см. прим. 363.

366 Пътиц<Ъ>. Единственная в "Слове" форма от пътица — в остальных фрагментах в значении 'птицы' используется собирательное пътичь. Ср. прим. 62.

367 Рекъ Боян<ь>и Ходына (?). Темное место. В первоиздании слова поделены как Боянъ и ходы на. По крайней мере форма рекъ и дальнейшие формы согласования не способствуют трактовать Боянъ и Ходына как имена Бояна и соратника, ученика или последователя Бояна, как предполагает ряд исследователей ([СССПИ] sub Ходына). Введение второго "песнетворца" позволяет толковать формы на -а и хоти как формы двойственного числа (однако не обязательно требует исправления формы рекъ на рекъша или рткоста, так как глагольная форма стоит в препозиции). Таким способом сооружается громоздкая синтаксическая

конструкция, смысл которой не менее темен, чем у пресловутого "и ходы на" в издании 1800 г. В переводе И. Д. Тиунова [1950] "Возгласили Боян и Ходына, оба Святославовы песнотворцы, певшие старое время Ярославово-Олегово — государевы любимцы", в переводе А. Ю. Чернова [2010: 205] "Сказали Боян и Ходына, оба песнотворцы Святославовы, воспевшие старое время Ярославово и Олегово два государевых любимца".

Существует возможность прочтения "темной" строки с ъ вместо ь: Рекъ Бояньи Ходына, где Бояньи — полная форма притяжательного прилагательного от Боянъ: "Сказал Боянов Ходына . . ." Древнерусские (как и старославянские) полные формы притяжательных прилагательных довольно редки, их функциональное соотношение с преобладающими краткими формами не изучено: и потомъ посла Стославъ жены ихъ Михалковую и Всеволожюю [Ипат. лет.: 1176 г.], въ княжихъ крамолахъ в "Слове". Бояньи Ходына может служить указанием на косвенное отношение к Бояну ("любимец Бояна"), а не на принадлежность ему / происхождение от него ("неотъемлемую принадлежность").

Все формы на -а в отрывке Святъславля птсньтворьца стараго веремене Ярославля Ольгова коганя хоти, вероятно, стоят в род. п. ед. ч., причем одни согласуются с род. п. веремене, а другие являются определениями к хоти. Таким образом удается избежать введение "лишней сущности" — Вещего Бояна — как одного из двух субъектов высказывания, обойтись без исправления формы рекъ и объяснить анахронизм, из-за которого Вещий Боян говорит о князе Игоре: "Сказал Боянов Ходына, любимец Святославова воспевателя древних времен Ярослава, Олега кагана/-ов".

Существование мужского имени Ходына не доказано, вост.-слав. мужских имен с суффиксом -ына (а не -ыня) мало, обычно они имеют пару на -ыня: Бт-лына, Добрыня / Добрына, Плоскыня / Плоскына, Сухына [Васильев 2005: 95]. Из "Словоуказателя к берестяным грамотам (из раскопок 1951-2003 гг.)" А. А. Зализняка следует, что единственным надежным примером является приводимое в [Зализняк 2004: 716] Бтлына м. р. (им. п. Бьлына Гр. 351) — по-видимому, образование от бтл- 'белый'. Также надежно свидетельство о др.-новг. Добрына [там же: 203]. Возможно, таким же именем является Шеломына (им. п. Шеломына Гр. 924). Остальные подобные имена — Лбына или Лбыня (м. или ж.?), Сбына или Сбыня (м. или ж.?), Тетына или Тетыня (м. или ж.? — только форма какого-то падежа Тетынт) — являются именами на -ына или -ыня. Мужское имя Медыня или Медына отражено в отчестве Медыничь (р. ед. у Ме[д]ын-[ц]- Гр. 710).

Согласно В. Л. Васильеву [2005: 95-98], топонимы с основой Ходын-(< *xodynj-) отмечены на левом берегу Ловати южнее Старой Русы — село (также волость) Ходыни мн. ч., Ходыня, Ходыничи южнее Старой Русы на Ловати. По-видимому, топоним д. Ходыни Близкие под Вяткой имеет новгородское (в широком смысле этого слова) происхождение. Прочие топонимы с основой *xodynj- находятся в ареале расселения смоленско-полоцких и тверских (происходящих от смоленских) кривичей Х-ХШ вв.: Ходыничи дер., сел. и ус. близ р. Тростяница Кобринского у. Гродненской губ. и, по всей вероятности, геогр. Ходиницы дер. Угличского у. Ярославской губ., гидроним Ходынь (Ходынка, Ходыня?) под Москвой; д. Ходынино на р. Вожа в окрестностях Рязани [Васильев 2005: 95-98]. От имени Ходына или Ходыня образовано засвидетельствованное отчество: Останко

Ходынич, крестьянин в Мозыре, из акта 1552 г. [Тупиков 1903: 87]. Др.-болг. Ходинъ, Ходина (и др.-серб. Ходина), вопреки В. Л. Васильеву, являются формами с суффиксом (?) -инъ, -ина. Топонимы Ходыни мн. ч., Ходыня, Ходыничи отмечены в южнопсковско-селижаровском ареале, в котором предположительно локализуется диалект "Слова".

Разумеется, можно было бы подозревать, что в оригинале "Слова" было написано Ходыка и -к- было ошибочно переписано как -н-. Мужское имя Ходыка известно из Киева (5х), Житомира (1х), Полоцка (2х), "Юго-Запада" (1х), Москвы (2х) (XV-XVII вв.) [Тупиков 1903: 415], также отчества Ходыкин (Смоленск, XVI в.) и пан Тишко Ходыкович Кореневский (XV в.) [там же: 807]). Географическое распределение имени Ходыка соответствует локализации диалекта "Слова". Однако имя Ходыка засвидетельствовано поздно, при этом нужно предполагать ошибочное прочтение к как н одним из копиистов.

368 Хоти 'любимец' (хоти общ. р.) или хоти 'любимцы' (дв. ч. от хоть или хоти), в зависимости от интерпретации всего фрагмента, ср. прим. 367.

369 Буи туру. Несклоняемое краткое прилагательное (?). Юго-западный диалектизм, см. прим. 49.

Библиография

Адрианова-Перетц 1968

Адрианова-Перетц В. П., "Слово о полку Игореве" и памятники русской литературы XI-XIII веков, Ленинград, 1968. Алексеев 1950

Алексеев М. П., "К «сну Святослава» в «Слове о полку Игореве»", в: "Слово о полку Игореве". Сборник исследований и статей, Москва, Ленинград, 1950, 226-248. АНТТ 2013

Абраменко О. А., Николаев С. Л., Тер-Аванесова А. В., Толстая М. Н., "Системы соотношения gen. и dat.-loc. й-основ в восточнославянских языках: сравнительно-исторический аспект", в: Исследования по славянской диалектологии, 16: Грамматика славянских диалектов. Механизмы эволюции. Утраты и инновации. Историко-типологические явления, Москва, 2013, 63-165. Бервецький 1990

Бервецький З., сост., I скажем правду в очi вам. Шст укратськог нащонально-визвольно1 боротьби, Дрогобич, 1990. Бобров 2005

Бобров А. Г., "Проблема подлинности «Слова о полку Игореве» и Ефросин Белозерский", АсЫ Shvirn Ыротсй, 22, 2005, 238-298. Булаховский 1950

Булаховский Л. А., "«Слово о полку Игореве» как памятник древнерусского языка", в: "Слово о полку Игореве". Сборник исследований и статей, Москва, Ленинград, 1950. Васильев 2005

Васильев В. Л., Архаическая топонимия Новгородской земли (Древнеславянские деантропонимные образования), Великий Новгород, 2005. Высоцкий 1966

Высоцкий С. А., Древнерусские надписи Софии КиевскойXI-XIV вв., 1, Киев, 1966.

Головацкий 1878, 1-4

Головацкий Я. Ф., Народные песни Галицкой и Угорской Руси, 1-4, Москва, 1879. Гординський 1963

Гординський Св., Слово о полку 1горевг иукртнська народна поезгя, ВшншеГ, 1963. Гршченко

Гршченко Б., Словарь укратськоi мови, 1-4, Кшв, 1907-1909. Грушевський 1993-1995, 1-6

Грушевський М. С., iсторiя укртнськоi лтератури, 1-6, Кшв, 1993-1995. Гронський 2005

Гронський Й., "Топошмша лiтописного Плкнеська", в: А. Середяк, пiдг., Ольжит читання. Плiснеськ, 10жовтня 2005р., Л^в, 2005, 27-35. Даль

Даль В. И., Толковый словарь живого великорусского языка, под ред. И. А. Бодуэна де Куртенэ, 1-4, Москва, 1903-1909. -1879

Даль В. И., Пословицы русского народа, 1-2, C.-Петербург, Москва, 1879. ДАРЯ 1-2

Диалектологический атлас русского языка, 1: Вступительные статьи. Справочные материалы. Фонетика; 2: Морфология, Москва, 1986, 1989. Добровольский 1894

Добровольский В. Л., сост, Смоленский этнографический сборник, 3: Пословицы, С.-Петербург, Москва, 1894.

-1914

Добровольский В. Л., Смоленский областной словарь, Смоленск, 1914. Дыбо 2006

Дыбо А. В., "Проблема реконструкции первоначального текста «Слова о полку Игореве» с лингвистической точки зрения", в: А. Ю. Чернов, Хроники изнаночного времени. "Слово о полку Игореве": текст и окрестности, С.-Петербург, 2006. -2010а

Dybo A., "Bulgars and Slavs: Phonetic Features in Early Loanwords," in: E. Manczak-Wohlfeld, B. Podolak, ed., Studies on the Turkic World. Festschrift in Honour of Stanislaw Stachowski, Krakow, 2010, 21-40. -2010б

Дыбо А. В. "Примечания к реконструкции древнерусского текста и к переводу А. Ю. Чернова", в: [Чернов 2010], 57-208. Желеховский 1886

Желеховский 6., Малоруско-шмецький словар, 1-2 Львiв, 1886. Житие Авраамия Ростовского

Титов А. А., "Житие преподобного Авраамия Ростовского чудотворца: По рукописи XVII в.", Ярославские губернские ведомости, 1892, ч. неофиц., 52, 2; 53, 2 (ркп. XVII в. "Жития Авраамия и Иринарха Ростовских", РНБ, Тит., 3691). Зализняк 2004

Зализняк А. А., Древненовгородский диалект, 2-е изд., перераб. с учетом материала находок 1995-2003 гг., Москва, 2004. -2008а

Зализняк А. А., "Слово о полку Игореве": взгляд лингвиста, 3-е изд., Москва, 2008. -2008б

Зализняк А. А., Древнерусские энклитики, Москва, 2008.

--2010

Зализняк А. А., Труды по акцентологии, 1, Москва, 2010. --2014

Зализняк А. А., Древнерусское ударение: общие сведения и словарь, Москва, 2014. Ипат. лет.

Полное собрание русских летописей, 2: Ипатьевская летопись, 1: Повесть временных лет, изд. 3-е, Петроград, 1923. Иродионов 1788

Иродионов П., Исторические, географические и политические известия, до города Торопца и его округа касающиеся, 2-е изд., С.-Петербург, 1788. коб1в 2004

Коб1В Ю., Словникукратських наукових i народних назв судиннихрослин, Кшв, 2004. Козырев 1975а

Козырев В. А., "Словарные параллели к лексике «Слова о полку Игореве» в современных брянских и других народных говорах", в: Брянские говоры, 3, Ленинград, 1975, 56-149.

-- 1975Б

Козырев В. А., "«Слово о полку Игореве» и современные русские народные говоры", Русская речь, 5, 1975, 25-33. --1976

Козырев В. А., "Словарный состав «Слова о полку Игореве» и лексика современных русских народных говоров", в: Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР, 31, Ленинград, 1976, 93-103.

Котков 1958

Котков С. И. "Слово о полку Игореве" (Заметки к тексту), Москва, 1958. Лавр. лет.

Полное собрание русских летописей, 1: Лаврентьевская летопись, 1: Повесть временных лет, изд. 2-е, Ленинград, 1926. Левина 1975

Левина Г. М. "Кукушка, какушка, загоска", Русская речь, 6, 1975, 71-72. Лексика Полесья

Лексика Полесья. Материалы для полесского диалектного словаря, Москва, 1968. Лихачев 1950

Лихачев Д. С., "Исторический и политический кругозор автора «Слова о полку Игореве»", в: Слово о полку Игореве: Сборник исследований и статей, Москва, Ленинград, 1950, 5-52.

Львов. лет.

Полное собрание русских летописей, 20: Львовская летопись, 1-2, С.-Петербург, 19101914. МКЭ

Материалы диалектологических экспедиций Института славяноведения 1987-2013 гг., посвященных изучению карпатукраински говоров (Отдел славянского языкознания Института славяноведения РАН, г. Москва). МРЭ

Материалы диалектологических экспедиций Института славяноведения 1994-2013 гг., посвященных изучению русских говоров (Отдел славянского языкознания Института славяноведения РАН, г. Москва). Никитина 2002

Никитина А. В., Кукушка в славянском фольклоре, С.-Петербург, 2002.

Николаев 1988

Николаев С. Л., "Следы особенностей восточнославянских племенных диалектов в современных великорусских говорах. I. Кривичи", в: Балто-славянские исследования 1986, Москва, 1988, 115-154. -1989

Николаев С. Л., "Следы особенностей восточнославянских племенных диалектов в современных великорусских говорах. I. Кривичи (окончание)", в: Балто-славянские исследования 1987, Москва, 1989, 187-225. -1994

Николаев С. Л., "Раннее диалектное членение и внешние связи восточнославянских диалектов", Вопросы языкознания, 3, 1994, 23-49. -2001

Николаев С. Л., "Из исторической фонетики и просодии северо-западных говоров", в: Вопросы русского языкознания, 9: Диалектная фонетика русского языка в диахронном и синхронном аспектах, Москва, 2001, 104-118. -2008

Николаев С. Л., "Балкано-карпатские изоглоссы как реликт позднепраславянского лингвистического ландшафта", в: Карпато-балканский диалектный ландшафт. Язык и культура. Памяти Галины Петровны Клепиковой, Москва, 2008, 125-139. -2011

Николаев С. Л., "Следы особенностей восточнославянских племенных диалектов в современных великорусских говорах. Верхневолжские (тверские) кривичи", Славяноведение, 6, 2011, 3-19. -2012

Николаев С. Л., "Восточнославянские рефлексы акцентной парадигмы й и индоевропейские соответствия славянским акцентным типам существительных мужского рода с о- и и-основами", в: Карпато-балканский диалектный ландшафт: Язык и культура. 2009-2011, 2, Москва, 2012, 32-189. Николаев и др. 2013

Николаев С. Л., Тер-Аванесова А. В., Толстая М. Н., "Вокализм полесских говоров в праславянской перспективе", в: Славянское языкознание: ХУ Международный съезд славистов. Минск, 2013 г. Доклады российской делегации, Москва, 2013. Носович 1870

Носович И. И., Словарь белорусского наречия, С.-Петербург, 1870. Плисецкий 1982

Плисецкий М. М., "Героико-эпический стиль в восточнославянских колядках", в: Обряды и обрядовый фольклор, Москва, 1982, 179-212. Подвысоцкий 1885

Подвысоцкий А. И., Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении, С.-Петербург, 1885. ПОС

Псковский областной словарь, 1-22, Ленинград, Санкт-Петербург, 1967-2011. Рыбаков 1971

Рыбаков Б. А., "Слово о полку Игореве" и его современники, Москва, 1971. Савваитов 1896

Савваитов П. И., Описание старинных русских утварей, одежд, оружия, ратных доспехов и конского прибора, в азбучном порядке расположенное, С.-Петербург, 1896. СБГ

Словарь брянских говоров, 1-4, Ленинград, 1976-1984.

СБГПЗ

Слоутк беларусмх гаворак пауночна-заходняй Беларусг г яе пагрангчча, 1-5, Мшск, 1979-1986. Седов 1982

Седов В. В., Восточные славяне в VI-XШ вв., Москва, 1982. СГРС

Словарь говоров русского Севера, 1-4, Екатеринбург, 2001-2009. СДЭС

Толстой Н. И., общ. ред., Славянские древности. Этнолингвистический словарь, 1-5, Москва, 1995-2012. Слря К^УП

Словарь русского языка ХШ-ХУП вв., 1-29—, Москва, 1975-2011—. СОГ

Словарь орловских говоров, 1-11, Ярославль, Орел, 1989-2000. Срезневский

Срезневский И. И., Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам, 1-4, С.-Петербург, 1893-1912. СРНГ

Словарь русских народных говоров, 1-44—, Ленинград, С.-Петербург, Москва, 1965-2011—. СССПИ

Виноградова В. Л., сост., Словарь-справочник "Слова о полку Игореве", 1-6, Ленинград, 1965-1984. Суетенко 1980

Суетенко В., "Со дна глубокого колодца", Литературная Россия, 25 июля 1980, 20. Тиунов 1950

Тиунов И. Д., "Несколько замечаний к «Слову о полку Игореве»", в: Слово о полку Игореве: Сборник исследований и статей, Москва, Ленинград, 1950, 196-203. Толстая 2012

Толстая С. М., "Желать и жалеть: этимология и семантика", в: Славянское и балканское языкознание. Палеославистика: слово и текст, Москва, 2012, 266-280. Топоров 1983

Топоров В. Н., "Ещё раз о Велесе-Волосе в контексте «основного» мифа", в: Балто-славянские этноязыковые отношения в историческом и ареальном плане, Москва, 1983, 50-55. --1988

Топоров В. Н., "Вокруг «лютого зверя» (голос в дискуссии)", в: Балто-славянские исследования. 1986, Москва, 1988, 249-258. Тупиков 1903

Тупиков Н. М., Словарь древнерусских личных собственных имен, С.-Петербург, 1903. Фасмер

Фасмер М., Этимологический словарь русского языка, 1-4, Москва, 1964-1973. Халанский 1886

Халанский М. Г., "Сведения и заметки о говорах русского языка. II. О некоторых особенностях народного говора в северной части Путивльского у. Курск. губернии", Русский филологический вестник, 16/4, 1886, 220-234.

Халанский 1904

Халанский М. Г., "Народные говоры Курской губернии. (Заметки и материалы по диалектологии и народной поэзии Курской губернии). Приложение к отчету по 2-му отд.

Акад. наук за 1902 г.", Сборник Отделения русского языка и словесности Императорской академии наук, 76/5, 1904, 1-379. Хронограф 1679

Полное собрание русских летописей, 31, Ленинград, 1977. Чернов 1986

Чернов А. Ю., "Поэтическая полисемия и сфрагида автора в «Слове о полку Игореве»", в: Д. С. Лихачев, отв. ред., Исследования "Слова о полку Игореве", Ленинград, 1986, 279-293. -2006

Чернов А. Ю., Хроники изнаночного времени. "Слово о полку Игореве": текст и окрестности, С.-Петербург, 2006. -2010

Чернов А. Ю., стих. пер., комментированный прозаич. пер. и посл., Слово о полку Игореве, А. В. Дыбо, прим., Бобров А. Г., ст., С. К. Русаков, илл., Москва, 2010. Шарлемань 1951

Шарлемань Н. В., "Заметки натуралиста к «Слову о полку Игореве»", в: Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР, 8, Москва, Ленинград, 1951, 53-67. Шило 2008

Шило Г., Наддтстрянськийре^ональний словник, Львiв, Нью-Йорк, 2008. ЭССЯ

Этимологический словарь словянских языков. Праславянскийлексический фонд, О. Н. Трубачев, ред., 1—, Москва, 1974—. Яворницкий1920

Яворницький Д. I., Словник украшсько1 мови, 1, Катеринослав, 1920. Jakobson 1966

Jakobson R., "La Geste du Prince Igor'," in: idem, Selected Writings, 4, The Hague, Paris, 1966, 106-300. -1985

Jakobson R., "The Slavic God Velesъ and His Indo-European Cognates," in: idem, Selected Writings. Contributions to Comparative Mythology: Studies in Linguistics and Philosophy, 19721982, Berlin, New York, 1985, 33-48. Timberlake 1999

Timberlake A., "On the Imperfect Augment in «Slovo o Polku Igoreve»," in: H. Baran, S. I. Gindin et al., eds., Roman Jakobson: Texts. Documents. Studies, Moscow, 1999, 771-786.

References

Abramenko O. A., Nikolaev S. L., Ter-Avaneso-va A. V., Tolstaya M. N., "Sistemy sootnosheniia gen. i dat. loc. a osnov v vostochnoslavianskikh iazykakh: sravnitel'no istoricheskii aspect," in: Issledovaniia po slavianskoi dialektologii, 16, Moscow, 2013, 63-165.

Adrianova-Peretts V. P., "Slovo o polku Igoreve" i pamiatniki russkoi literatury XI-XIII vekov, Leningrad, 1968.

Alekseev M. P., "K «snu Sviatoslava» v «Slove o polku Igoreve»," in: "Slovo opolku Igoreve". Sbornik is-sledovanii i statei, Moscow, Leningrad, 1950, 226-248.

Bervets'kii Z., ed., I skazhem pravdu v ochi vsim. Pisni ukrains'koi natsional'no-vyzvol'noiborot'by, Dro-hobych, 1990.

Bobrov A. G., "Problema podlinnosti «Slova o polku Igoreve» i Efrosin Belozerskii," Acta Slavica Iaponica, 22, 2005, 238-298.

Bulakhovskii L. A., "«Slovo o polku Igoreve» kak pamiatnik drevnerusskogo iazyka," in: "Slovo o polku Igoreve." Sbornik issledovanii i statei, Moscow, Leningrad, 1950.

Charlemagne N. V., "Zametki naturalista k «Slovu o polku Igoreve»," in: Trudy Otdela drevne-russkoi literatury Instituta russkoi literatury (Pushkin-skii Dom) AN SSSR, 8, Moscow, Leningrad, 1951, 53-67.

Chernov A. Iu., "Poeticheskaia polisemiia i sfragida avtora v «Slove o polku Igoreve»," in:

D. S. Likhachov, ed., Issledovaniia "Slova o polku Igoreve," Leningrad, 1986, 279-293.

Chernov A. Iu., Khroniki iznanochnogo vremeni. "Slovo opolku Igoreve": tekst i okrestnosti, St. Petersburg, 2006.

Chernov A. Iu., Slovo o polku Igoreve, Moscow, 2010.

Dybo A. V., "Problema rekonstruktsii pervona-chal 'nogo teksta «Slova o polku Igoreve» s lingvisti-cheskoi tochki zreniia," in: A. Iu. Chernov, Khroniki iznanochnogo vremeni. "Slovo o polku Igoreve": tekst i okrestnosti, St. Petersburg, 2006.

Dybo A., "Bulgars and Slavs: Phonetic Features in Early Loanwords," in: E. Manczak-Wohlfeld, B. Po-dolak, ed., Studies on the Turkic World. Festschrift in Honour of Stanislaw Stachowski, Krakow, 2010, 21-40.

Dybo A. V. "Primechaniia k rekonstruktsii drev-nerusskogo teksta i k perevodu A. Iu. Chernova," in: Chernov A. Iu., Slovo opolku Igoreve, Moscow, 2010, 57-208.

Gronskyi I., "Toponimika litopysnoho Plisne-s 'ka," in: A. Serediak, ed., Ol'zhyni chytannia. Plis-nes'k, 10 zhovtnia 2005r, Lviv, 2005, 27-35.

Hordynskyi Sv., Slovo opolku Igorevi i ukraïns'ka narodna poeziia, Vinnipeg, 1963.

Hrushevskyi M. S., Istoriia ukraïns'koï literatury, 1-6, Kiev, 1993-1995.

Iavornyts 'kyi D. I., Slovnyk ukraïns'koï movy, 1, Katerynoslav, 1920.

Jakobson R., "La Geste du Prince Igor'," in: Idem, Selected Writings, 4, The Hague, Paris, 1966, 106-300.

Jakobson R., "The Slavic God Velest and His Indo-European Cognates," in: Idem, Selected Writings. Contributions to Comparative Mythology: Studies in Linguistics and Philosophy, 1972-1982, Berlin, New York, 1985, 33-48.

Kobiv Iu., Slovnyk ukraïns'kykh naukovykh i na-rodnykh nazv sudynnykh roslyn, Kiev, 2004.

Kotkov S. I. "Slovo o polku Igoreve" (Zametki k tekstu), Moscow, 1958.

Kozyrev V. A., "Slovarnye paralleli k leksike «Slova o polku Igoreve» v sovremennykh brianskikh i drugikh narodnykh govorakh," in: Brianskie govory, 3, Leningrad, 1975, 56-149.

Kozyrev V. A., "«Slovo o polku Igoreve» i sovre-mennye russkie narodnye govory," Russkaia rech', 5, 1975, 25-33.

Kozyrev V. A., "Slovarnyi sostav «Slova o polku Igoreve» i leksika sovremennykh russkikh narod-nykh govorov," in: Trudy Otdela drevnerusskoi literatury Instituta russkoi literatury (Pushkinskii Dom) AN SSSR, 31, Leningrad, 1976, 93-103.

Levina G. M. "Kukushka, kakushka, zagoska," Russkaia rech', 6, 1975, 71-72.

Likhachov D. S., "Istoricheskii i politicheskii krugozor avtora «Slova o polku Igoreve»," in: Slovo o polku Igoreve: Sbornik issledovanii i statei, Moscow,

Leningrad, 1950, 5-52.

Nikitina A. V., Kukushka v slavianskom folklore, St. Petersburg, 2002.

Nikolaev S. L., "Sledy osobennostei vostochno-slavianskikh plemennykh dialektov v sovremennykh velikorusskikh govorakh. I. Krivichi," in: Balto-sla-vianskie issledovaniia 1986, Moscow, 1988, 115-154.

Nikolaev S. L., "Sledy osobennostei vostochno-slavianskikh plemennykh dialektov v sovremennykh velikorusskikh govorakh. I. Krivichi (okonchanie)," in: Balto-slavianskie issledovaniia 1987, Moscow, 1989, 187-225.

Nikolaev S. L., "Rannee dialektnoe chlenenie i vneshnie sviazi vostochnoslavianskikh dialektov," Voprosy iazykoznaniia, 3, 1994, 23-49.

Nikolaev S. L., "Iz istoricheskoi fonetiki i proso-dii severo-zapadnykh govorov," in: Voprosy russkogo iazykoznaniia, 9, Moscow, 2001, 104-118.

Nikolaev S. L., "Balkano-karpatskie izoglossy kak relikt pozdnepraslavianskogo lingvisticheskogo landshafta," in: Karpato-balkanskii dialektnyi landshaft. Iazyk i kul'tura. Pamiati Galiny Petrovny Klepi-kovoi, Moscow, 2008, 125-139.

Nikolaev S. L., "Sledy osobennostei vostochno-slavianskikh plemennykh dialektov v sovremennykh velikorusskikh govorakh. Verkhnevolzhskie (tver-skie) krivichi," Slavianovedenie, 6, 2011, 3-19.

Nikolaev S. L., "Vostochnoslavianskie refleksy aktsentnoi paradigmy d i indoevropeiskie sootvet-stviia slavianskim aktsentnym tipam sushchestvitel ' -nykh muzhskogo roda s o- i u-osnovami," in: Kar-pato-balkanskii dialektnyi landshaft: Iazyk i kul'tura. 2009-2011, 2, Moscow, 2012, 32-189.

Nikolaev S. L., Ter-Avanesova A. V., Tolstaya M. N., "Vokalizm polesskikh govorov v praslavianskoi perspective," in: Slavianskoe iazykoznanie: XV Mezhdu-narodnyi s'ezd slavistov. Minsk, 2013 g. Doklady ros-siiskoi delegatsii, Moscow, 2013.

Plisetskii M. M., "Geroiko-epicheskii stil ' v vos-tochnoslavianskikh koliadkakh," in: Obriady i obria-dovyi fol'klor, Moscow, 1982, 179-212.

Rybakov B. A., "Slovo opolku Igoreve" i ego sovre-menniki, Moscow, 1971.

Sedov V. V., Vostochnye slaviane v VI-XIII vv., Moscow, 1982.

Shilo H., Naddnistrians'kyi regional'nyi slovnyk, Lviv, New York, 2008.

Suetenko V., "So dna glubokogo kolodtsa," Lite-raturnaia Rossiia, July 25, 1980, 20.

Timberlake A., "On the Imperfect Augment in «Slovo o Polku Igoreve»," in: H. Baran, S. I. Gindin et al., eds., Roman Jakobson: Texts. Documents. Studies, Moscow, 1999, 771-786.

Tiunov I. D., "Neskol ko zamechanii k «Slovu o polku Igoreve»," in: Slovo o polku Igoreve: Sbornik issledovanii i statei, Moscow, Leningrad, 1950, 196203.

Tolstaia S. M., "Zhelat i zhalet: etimologiia i

semantika," in: Slavianskoe i balkanskoe iazykoznanie. Paleoslavistika: slovo i tekst, Moscow, 2012, 266-280.

Toporov V. N., "Eshche raz o Velese-Volose v kontekste «osnovnogo» mifa," in: Balto-slavianskie etnoiazykovye otnosheniia v istoricheskom i areal'nom plane, Moscow, 1983, 50-55.

Toporov V. N., "Vokrug «liutogo zveria» (golos v diskussii)," in: Balto-slavianskie issledovaniia. 1986, Moscow, 1988, 249-258.

Vasilyev V. L., Arkhaicheskaia toponimiia Nov-gorodskoi zemli (Drevneslavianskie deantroponimnye obrazovaniia), Veliky Novgorod, 2005.

Vasmer M., Etimologicheskii slovaf russkogo iazyka, 1-4, Moscow, 1964-1973.

Vinogradova V. L., Slovaf-spravochnik "Slova o polku Igoreve," 1-6, Leningrad, 1965-1984.

Vysotskii S. A., Drevnerusskie nadpisi Sofii Kiev-skoi XI-XIV vv., 1, Kiev, 1966.

Zalizniak A. A., Drevnenovgorodskii dialekt, 2nd ed., Moscow, 2004.

Zalizniak A. A., "Slovo o polku Igoreve": vzgliad lingvista, 3rd ed., Moscow, 2008.

Zalizniak A. A., Drevnerusskie enklitiki, Moscow, 2008.

Zalizniak A. A., Trudy po aktsentologii, 1, Moscow, 2010.

Zalizniak A. A., Drevnerusskoe udarenie: obshchie svedeniia i slovar, Moscow, 2014.

Сергей Львович Николаев, д. филол. наук

ведущий научный сотрудник Отдела славянского языкознания

Института славяноведения РАН

119991 Москва, Ленинский проспект, д. 32-А

Россия/КиБ51а

sergenicko@mai1.ru