Научная статья на тему 'Корпоративный шантаж (гринмейл) как составная часть рейдерского захвата'

Корпоративный шантаж (гринмейл) как составная часть рейдерского захвата Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1105
115
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РЕЙДЕРСТВО / КОРПОРАТИВНЫЙ ШАНТАЖ / ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / КОМПЛЕКСНАЯ ЭКОНОМИКО-ПРАВОВАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Файбусович К. Б., Наумов Ю. Г., Опальский А. П.

Рассматриваются актуальные вопросы, возникающие в системе угроз экономической безопасности связанные с противодействием корпоративному шантажу как составной части рейдерского захвата. Подвергнут анализу способ перехвата корпоративного контроля, используемый в рейдерских схемах криминального передела собственности, сформулированы предложения по совершенствованию противодействия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Корпоративный шантаж (гринмейл) как составная часть рейдерского захвата»

КОРПОРАТИВНЫЙ ШАНТАЖ (ГРИНМЕЙЛ) КАК СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ РЕЙДЕРСКОГО ЗАХВАТА

К.Б. ФАЙБУСОВИЧ, адъюнкт кафедры организации финансово-экономического и тылового обеспечения Академии управления МВД России

08.00.05 - экономика и управление народным хозяйством (экономическая безопасность)

Faibus2010@yandex.ru

Научный руководитель кандидат экономических наук, доцент Ю.Г. НАУМОВ Рецензент доктор экономических наук, профессор А.П. ОПАЛЬСКИЙ

Аннотация. Рассматриваются актуальные вопросы, возникающие в системе угроз экономической безопасности связанные с противодействием корпоративному шантажу как составной части рейдерского захвата. Подвергнут анализу способ перехвата корпоративного контроля, используемый в рейдерских схемах криминального передела собственности, сформулированы предложения по совершенствованию противодействия.

Ключевые слова: рейдерство, корпоративный шантаж, экономическая безопасность, комплексная экономико-правовая экспертиза.

GREENMAIL AS A COMPONENT OF FORCIBLE TAKEOVER

K.B. FAYBUSOVICH,

postgraduate of the chair of financial and economic and logistic support organization of the Administartion Academy of the Internal Affairs Department

Annotation. The article examines the issues of the national economic security threat system connected with countercheck to greenmail as a component of raiding. The way of corporate check interception used in the raiding schemes of criminal property redistribution is analyzed. The main submittals on the working law procedure are formulated.

Key words: raiding, greenmail, economic security threat, complex economic and lawful examination.

Большинство организаций в России рискуют стать жертвой корпоративного шантажа. И тем не менее сегодня существуют правила, применяя которые руководство может обезопасить себя и организацию.

Составной частью противоправного поглощения, а иногда и самостоятельным явлением выступает грин-мейл (корпоративный шантаж). Особое внимание этому явлению уделяется в связи с тем, что в большинстве случаев оно представляет собой разновидность высокоинтеллектуального вымогательства1.

Корпоративный шантаж — комплекс действий разного характера, предпринимаемого миноритарным акционером (или рейдером) в целях принуждения общества или основных его акционеров приобрести акции, принадлежащие этому миноритарию, по весьма высокой цене2.

Согласно словарному определению в англо-американской традиции Greenmail — это враждебная скупка акций либо отступы за внушительный пакет акций, приобретенный агрессивным инвестором, по цене, превышающей рыночную, с гарантией ухода с вторичного рынка акций компании (или так называемый прощальный бонус)3.

В российской действительности это использование пренебрежения крупных инвесторов и исполнительных

директоров к высоким стандартам корпоративного управления, несовершенного законодательства, коррупции в формальных и неформальных институтах с целью получения материальной выгоды или ощутимых экономических прерогатив в качестве конечной цели. «Если контрольный акционер предприятия в условиях оппонирования с российским гринмейлом-акционером, настолько интенсивно использующим свои права малого совладельца предприятия, что это создает угрозу перспективам ее дальнейшего развития, и соглашается на «отступное против акций» то, во-первых, никто гарантий от рецидива появления «тех же» в «том же месте» не дает и давать не может. Не может, поскольку по нашим институциональным канонам «отказ от прав недействителен». Не дает, потому как никто все равно не поверит: не те этические правила.»4

В основе ценообразования на переговорах владельцев и гринмейлера лежат не рыночные ориентиры, а примерно следующая формула: размер отступного есть затраты на скупку акций плюс затраты на диалог с эминентом, плюс затраты на суды и многократная ставка рефинансирования. Это делает гринмейл привлекательным для экономических захватчиков, не признающих законов, но опасающихся их применения в свой адрес.

Схема действия гринмейлера, как правило, не отличается разнообразием. Сначала он приобретает небольшой пакет акций, потом по заранее разработанному сценарию начинает борьбу, которую ведет до тех пор, пока не получит предложение о продаже своих акций по более высокой цене. Во многих случаях достаточно получить доверенность от мелкого акционера, которая обходится значительно дешевле.

В зависимости от объема прав, которые предоставляет акционеру размер пакета, арсенал приемов гринмейлера может включать в себя:

Ф постоянные судебные иски против компании, органов ее управления и добросовестных акционеров;

Ф «жесткая» переписка с компанией;

Ф прямое апеллирование к контрольному участнику компании;

Ф жалобы и иное обращение к ФСФР России;

Ф жалобы в налоговые и правоохранительные органы с целью инициирования всевозможных проверок в отношении руководителей общества и крупных акционеров;

Ф обращение в региональную администрацию;

Ф инициирование депутатских запросов;

Ф направление требований к компании с целью обвального инициирования корпоративных действий, которые являются предусмотренной законом реакцией эмитента на осуществление «бесплатных прав» акционеров (например, направление требований о созыве чуть ли не ежедневно внеочередного общего собрания акционеров).

Возможны комбинации этих приемов и подключение, а то и изобретение других.

Для достижения цели гринмейла важно, чтобы количество таких акций переросло в нужное качество. Руководство атакуемой организации должно понимать, что оно имеет дело не с неорганизованной группой, от которой можно отмахнуться, используя потенциал домашних юристов, а с серьезным всеобъемлющим прессингом, навязанным специалистам и-практиками. Они хорошо знают технологические нюансы, к которым не готовы работники юридических отделов атакуемых органзаций, загруженные рутиной договорной практики.

Опасными для организации являются иски о признании недействительными решений органов управления, на которых образовывались исполнительные органы, одобрялись сделки и принимались устав и ключевые внутренние положения. Все это предстает в искаженном виде, чтобы запутать регулирующие и контролирующие органы, а также ввести в заблуждение общественность.

Грамотно организованный гринмейл внешне выглядит как защита акционером-миноритарием своих прав (доказать злоупотребление правами представляет большую сложность), при этом деятельность организации в значительной степени парализуется.

Гринмейлер без особых на то оснований использует свои права по отношению к организации, коллекционирует допущенные нарушения и использует в своей деятельности любой промах руководства организации. Это направлено на разрушение продуктивной экономической активности атакуемой организации, чтобы представить неизбежной ее реорганизацию. Но по сути дело доходит до экономических диверсий и противоправных акций.

Жалобы в правоохранительные органы могут доводить руководство организации до бездеятельности только в одном случае — когда гринмейлер находит серьезный компромат на организацию или ее крупных совладельцев, а при его отсутствии прибегает к клевете.

В легальном поле соответствующие перспективы открываются с приобретением 10% акций организации: при этом не обязательно наличие прав собственности на них. Иногда достаточно купить у неактивных акционеров доверенности или просто подписи под требованием провести аудиторскую проверку организации. Безудержное стремление отечественных бизнесменов к «оптимизации» финансовых потоков и безграничная любовь к наличным создают благоприятную почву шантажистам, облегчая задачу грин-мейлерам по поиску компромата (иначе им приходилось бы все выдумывать)5.

Декларируемая цель гринмейла — необходимость «самозащиты прав» миноритария, причем не легальных интересов малых участников организации, включая в себя контроль над формируемой рынком капитала курсовой разницы акций, размер дивидендов и меры по участию в управлении делами хозяйственного общества. Им ставится задача обретения контрольного пакета акций желаемого акционерного общества путем корпоративного захвата и судебного «перехвата» управления, т.е. во главу угла ставится частный бизнес-интерес, не всегда находящийся в правовом поле.

Контрольный пакет часто приобретается «конфликтным инвестором» для формирования горизонтально или вертикально интегрированного холдинга в «его» сфере деятельности. Налицо благие воспроизводственные цели, хотя они реализуются по сценарию недружественного поглощения. Разновидностью являются проекты перехода на единую акцию, в основе которых лежит обладание холдингом простым контрольным пакетом дочерней структуры, сочетающееся со стремлением получить абсолютный контроль. Он необходим, в свою очередь, для обеспечения принятия решения общего собрания акционеров о реорганизации в той или иной форме. Однако грин-мейлер приобретает этот пакет чаще для спекулятивных целей.

Как полагает О.В. Осипенко, «феномен контрольного пакета акций и объективно взаимосвязанное с ним понятие «миноритарный пакет акций» —

экономико-управленческое понятие, отражающие достаточно широкую совокупность факторов, влияющих на возможность принятия решений на общем собрании акционеров в краткосрочной перспективе. Именно по этой причине его невозможно закрепить в законе одним исчерпывающим определением»6. Таким образом, доли участия в капитале акционерной компании, которые можно определить как миноритарные, оказываются представленными такими разновидностями, как безусловно миноритарное участие (пакет от одной, в том числе дробной, акции, до 25% голосующих акций) и условно миноритарное участие — пакет от 25% голосующих акций плюс одна акция до 50% голосующих акций.

В российском корпоративном управлении нет возможности при разработке устава влиять на распределение вопросов повестки дня высшего органа управления на принимаемые квалифицированным большинством и на основе простого большинства. Ограниченным является и набор вопросов, которые можно распределять по воле разработчиков таких моделей между компетенцией совета директоров и компетенцией общего собрания акционеров. Это образование единоличного и коллегиального исполнительных органов, малая эмиссия (до 25% от ранее размещенных акций в ходе открытой подписки), и решение о приобретении акций на баланс.

Есть три разновидности контрольного пакета: неабсолютный — консолидация одним инвестором или группой лиц от 25 до 50% голосующих акций, которых оказывается с учетом всех прочих моментов достаточно для принятия решений на общем собрании акционеров; абсолютный — владение в размере от «50% плюс одна акция» до 75%; квалифицированный — владение от «75% плюс одна акция» до 100%. Последний обеспечивает безусловную управленческую монополию его обладателя и возможность проводить на общем собрании акционеров как решения, принимаемые простым большинством голосов, так и решения, принимаемые квалифицированным большинством голосов участников собрания акционеров.

В числе подобных решений внесение изменений в устав общества или утверждение устава общества в новой редакции; реорганизация общества; ликвидация общества, назначение ликвидационной комиссии и утверждение промежуточного и окончательного ликвидационных балансов; определение количества, номинальной стоимости, категории (типа) объявленных акций и прав, предоставляемых этими акциями; увеличение уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций; принятие решений об одобрении особо важных крупных сделок, приобретение обществом размещенных акций в случаях в целях сокращения их количества.

Часто и государство, имеющее «золотую» акцию, но не контрольные полномочия, использует свои функ-

ции (в том числе контрольно-надзорную привилегию государства) безотносительно к его официальной инвестиционной стратегии. Цель — «настоятельные рекомендации» частному инвестору, являющемуся обладателем консолидированного контрольного пакета акций. Его в этом аспекте можно трактовать как гринмейлера.

Очевидна экономическая деструктивность гринмей-ла — достаточно рассмотреть формы его проявления. Некоторые деятели этой сферы прибегают к демонстрации ежедневного проведения внеочередных собраний акционеров и каждый день стремятся избирать на них новые органы управления организации, а потом забрасывать письмами официальные органы, банки и партнеров общества с извещением их о том, что «вновь избранный состав совета директоров или генеральный директор» приступили к работе. Другие прославились своей пылкой привязанностью к аресту активов накануне совершения важных для организации сделок с ними. Третьи атакуют руководство компании-мишени исками в суды; проверками правоохранительных органов и другими требованиями гринмейлер стремятся к запутыванию ситуации.

Схемы запутывания многочисленны и разноплано-вы. Большая их часть касается прав, связанных с участием миноритарных акционеров в формировании и деятельности органов управления и контроля. Так, при подготовке к годовому общему собранию акционеров гринмейлер может использовать следующие тактические приемы запутывания и запугивания:

Ф рассылка «пустых конвертов»;

Ф направление в организации в течение всего года писем, «сильно напоминающих» предложения, подготовленные в порядке ст. 53 Федерального закона «Об акционерных обществах», причем чаще в «нелогичные сроки» — в марте, августе, декабре;

Ф отзыв предложений, направленных организацию, в конце срока, предусмотренного ст. 53 Федерального закона «Об акционерных обществах», для рассмотрения предложений;

Ф многократные часто «пересекающиеся» ротации выдвинутых в совет директоров кандидатов, включая их собственные самоотводы;

Ф одновременная подача в канцелярию организации нескольких взаимоисключающих предложений (например, в одном физическое лицо рекомендовано для избрания в совет директоров, в другом, в ревизионную комиссию);

Ф сознательное выдвижение в совет директоров кандидатов, превышающих количественный состав этого органа;

Ф заявление вопроса о досрочном прекращении полномочий генерального директора без постановки вопроса об его избрании;

Ф заявление вопроса об избрании генерального директора до истечении сроков его договора с обществом;

Ф выдвижение кандидатов в состав счетной комиссии при наличии большого количества акционеров.

Запутав руководство организации или ее основных акционеров, гринмейлер переходит в третью и решающую фазу — запугивание путем посылки руководству компании-цели некоего предупредительного сигнала, из которого однозначно будут следовать действия угрожающего характера. Что чаще всего это блеф, ибо наиболее явные резервы нападения вскрываются в первые полгода гринмейлерской атаки7.

Если руководство обороняющейся организации начинает выставлять профессиональные заслоны, сразу сказывается как дефицит компрометирующей информации, так и юридическая необоснованность предъявляемых претензий атакующих. Защитникам корпоративных бастионов при трезвом экспертном просчете ситуации удастся устранить такого рода угрозы: продать пакет рейдерам или бандитам; отвести претензии со стороны агрессивной региональной финансово-промышленной группировки; противостоять фирмам, которые контролируются представителями местных силовых структур, подверженных коррупции.

С юридической точки зрения, всякий гринмейлер злоупотребляет своими правами акционера по отношению к обществу. Однако формальные признаки злоупотребления обнаруживаются непросто: внешне он уважает уголовный кодекс и прикрывается борьбой за права миноритарных акционеров, хотя на самом деле сражается нелегитимными методами за незаконные привилегии. При этом со стороны все выглядит благообразно: активный акционер отстаивает свои права, которые постоянно нарушаются вороватым руководством организации.

Несмотря на то, что отечественный гринмейл в ходу более 10 лет, эта деятельность до сих пор популярна. Причина в том, что, вложив некоторую сумму в покупку акций и последующие агрессивные действия, за короткий срок свои вложения можно увеличить в несколько раз. Гринмейл является разновидностью малоэтичного, но высокодоходного бизнеса, поэтому его статус в дальнейшем будет расти, вытесняя фигуру «черного» рейдера.

Возможности гринмейлера ограничиваются тремя объективными и одним субъективным условиями. Первые измеряются количеством принадлежащих ему акций; бюджетом гринмейл-кампании; коррупционным (административным и судебным) ресурсом, которым он располагает. Что касается последнего, то субъективно он характеризуется креативностью мышления его и сотрудников, их способностью применять рисковые решения в условиях неопределенности.

Хотя гринмейл и противоправные поглощения часто оказываются сущностно связанными между

собой (одно может вытекать из другого), он не рассматривается исполнительной и законодательной властью как социально опасное явление. Отсутствие экономической экспертизы отрицательных последствий гринмейловской деятельности сдерживает законотворческие инициативы в этом направлении, и социальная опасность этого явления возрастает многократно.

Неудачный рейдерский проект часто переходит в агрессивный гринмейл, который ведется с целью прощупать позиции руководства и основных акционеров организации. Удачный часто перерастает в рей-дерский захват организации, особенно в тех случаях, когда организация не способно противостоять как в судебном плане, так и в смысле противодействия внебиржевой скупке акций.

Реализуя свою стратегию, гринмейлер обычно ведет себя жестко, поэтому имеет в корпоративном мире определенную устрашающую репутацию. Действительно, того, кого несколько раз выставили за дверь, никто не испугается. Настоящие профессионалы этого рода занятий дорожат своей репутацией и значительные средства вкладывают в создание устрашающего имиджа, который во многих случаях является лишь хорошим пиар-продуктом.

Недооценивать опасность гринмейла не стоит, поскольку одни и те же группы формально независимых юристов, используя несовершенство законодательства, охотно принимают заказы заинтересованных лиц на корпоративный шантаж и на рейдейрский захват. Этим злоупотребляют многие юридические компании, обслуживающие как население, так и юридических лиц и формально не относящиеся к рейдерским структурам. Эта опасная тенденция последнего времени прослеживается не только в Москве, но и во всех регионах России.

1Богатиков А.А. Противодействие противоправным поглощениям предприятий в современных социально-экономических условиях. Реципроктность рей-дерства и коррупции. М. 2008. С. 66.

2 Ионцев, М.Г. Корпоративные захваты. Слияние, поглощения, гринмэйл. М. 2006. С. 10.

3 Федоров Б.Г. Новый англо-русский банковский и экономический словарь. СПб. 2004. С. 332.

4 Осипенко О.В. Российский гринмейл. Стратегия корпоративной обороны. М. 2006. С.3.

5 Богатиков А.А., Грачев В.А. Комплексный экономико-правовой анализ конфликтов как доказательство в предварительном следствии и судебном процессе // Слияния и поглощения. 2010. № 5. С. 35.

6 Осипенко О.В. Защита компании от недружественного поглощения и корпоративного шантажа. М. 2005. С. 19.

7 Богатиков А.А., Липатов С.М., Грошев К.В. Криминальный захват предприятий (бизнеса) и защита от него в современных социально-политических условиях. М. 2009. С.27.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.