Научная статья на тему 'Концессионная политика в золотодобывающей промышленности СССР (1920-е гг. )'

Концессионная политика в золотодобывающей промышленности СССР (1920-е гг. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
223
19
Поделиться
Журнал
Дискуссия
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА / ЗОЛОТОДОБЫВАЮЩАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ / ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ / КОНЦЕССИИ / «ЛЕНА ГОЛДФИЛД ЛИМИТЕД» / «LENA GOLDFIELD LIMITED» / GOVERNMENT POLICY / GOLD MINING INDUSTRY / FOREIGN INVESTMENT / CONCESSION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кочегарова Е. Д.

В статье отражены основные направления государственной политики по привлечению иностранных инвестиций в экономику СССР периода 1920-х гг. и особенности ее реализации в золотодобывающей промышленности Сибири и Дальнего Востока. Особое внимание уделено деятельности крупнейшей золотодобывающей концессии «Лена Голдфилд Лимитед». Роль иностранного капитала в отечественной золотодобыче рассмотрена в неразрывной связи с международными событиями и внутриполитическими проблемами.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Кочегарова Е. Д.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Concession policy in USSR gold-mining industry (1920th)

This article describes the main directions of state policy by attraction of foreign investments in USSR economy at the period of 1920 th and the peculiarities of its realization in gold-mining industry of Siberia and Far East. Special attention is paid to the activity of the biggest gold-mining concession «Lena Goldfield Limited». The role of foreign capital in homeland gold-mining is considered with the links of international events and domestic problems.

Текст научной работы на тему «Концессионная политика в золотодобывающей промышленности СССР (1920-е гг. )»

ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Е. Д. Кочегарова, канд. ист. наук, доцент, кафедра государственно-правовых дисциплин, Московская академия предпринимательства при Правительстве Москвы, Благовещенский филиал, г. Благовещенск, Россия, l_kochegarova@mail.ru

КОНЦЕССИОННАЯ ПОЛИТИКА В ЗОЛОТОДОБЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ СССР (1920-Е ГГ.)

Одной из острых проблем отечественной золотодобывающей промышленности в настоящее время является дефицит финансовых средств, что актуализирует осмысление опыта использования иностранного капитала в отрасли. Вопрос о роли и значении иностранных инвестиций в развитии российской экономики отражен в многочисленных работах исследователей, изучавших деятельность иностранного капитала во второй половине XIX — начале ХХ вв. и рассматривавших определенный круг проблем: 1) формы и способы использования; 2) законодательное регулирование; 3) динамику и результаты деятельности; 4) национальную принадлежность; 5) мотивы страны — «донора» и страны — «реципиента». В то же время советская концессионная политика представлена в единичных исследованиях А. Е. Белоусова, А. Г. Донгарова, Н. В. Ма-рьясовой, С. С. Хромова, -

не выделявших золотопромышленные концессии в самостоятельную проблему.

Цель настоящей статьи заключается в анализе основных направлений отечественной государственной политики по привлечению иностранных инвестиций в золотодобывающую промышленность и оценке эффективности ее реализации. Для решения этой проблемы

Советская Россия нуждалась в иностранных инвестициях для восстановления и развития промышленности, а западным

странам были необходимы российские сырьевые ресурсы.

были использованы декреты и постановления высших законодательных и исполнительных органов СССР, решения высших партийных органов и документальные материалы КПСС, документы и материалы Российского государственного архива экономики и архивов Новосибирской области и Хабаровского края.

Революционные события 1917 г. и гражданская война явились своеобразным рубежом, за которым последовали коренные изменения во всех сферах государственной и общественной жизни и, в том числе, в отношениях с иностранными государствами. Советская Россия нуждалась в иностранных инвестициях для восстановления и развития промышленности, а западным странам были необходимы российские сырьевые ресурсы. Однако советская внешняя политика, по мнению С. С. Хро-- мова, осложнялась взаимными претензиями сторон. Национализация частных предприятий и банков, отказ от уплаты царских долгов ухудшили отношения с Западом. В то же время, установление и дальнейшее развитие экономических связей тормозила проблема компенсации ущерба, нанесенного РСФСР в результате военной интервенции1.

Первые правовые акты советской власти содержали ярко выраженные тенденции усиления роли государства. Так, Декретом о земле, принятым 26.10.1917 г., все прежние акты и договоры были признаны утратившими силу. Природные ресурсы, включая землю и недра, были национализированы и объявлены собственностью государства2. Положение о рабочем контроле (от 14.11.1917 г.) существенно изменило прежний статус золотопромышленных предприятий, находившихся у частных лиц и акционерных обществ3. Декрет ВЦИК о национализации банков (от 14.12.1917 г.) передал в руки Советского государства весь золотой запас страны4. Постановлением СНК (от 2.12.1918 г.) все иностранные банки, действовавшие в пределах РСФСР, подлежали ликвидации5. Поэтому в период 1917-1919 гг. о целенаправленной концессионной политике не могло быть и речи, шел обмен мнений в высшем руководстве страны, обозначая стремление советского государства к возможному сотрудничеству с иностранным капиталом.

С отменой в январе 1920 г. экономической блокады Советской России стало возможным вернуться к решению проблемы. Декрет «Об общих экономических и юридических условиях концессий» (от 23.11.1920 г.) допускал участие «иностранных государственных и коммунальных учреждений, частных предприятий, акционерных обществ, кооперативов и рабочих организаций других государств к делу добывания и переработки природ- =

ных богатств России»6. «Основные принципы концессионных договоров» были утверждены СНК 29 марта 1921 г.

Общие условия сотрудничества с иностранными предпринимателями предусматривали: 1) предоставление = концессионеру вознаграждения долей произведенного им продукта с правом вывоза за границу; 2) льготы и преимущества концессиям, использовавшим технические усо-

Национализация частных предприятий и банков, отказ от уплаты царских долгов ухудшили отношения с Западом.

Буферное государство, создаваемое с определенными надеждами прорыва экономической блокады и выхода на зарубежные рынки, допускало свободу частной инициативы при сохранении и развитии государственных промышленных предприятий.

вершенствования; 3) гарантии имущества, вложенного в предприятие, от национализации, конфискации или реквизиции; 4) регулирование продолжительности срока деятельности предприятия в зависимости от характера и условий концессии; 5) предоставление права найма советских рабочих и служащих; 6) недопустимость одностороннего изменении правительством концессионного договора7.

Выступая на Х съезде РКП(б) 8 марта 1921 г., В. И. Ленин подчеркнул, что экономический кризис глубок и своими силами восстановить разрушенное хозяйство без оборудования и технической помощи из-за границы государство не сможет8. Одиннадцатая Всероссийская конференция РКП(б) (19-22 декабря 1921 г.) подтвердила курс на «облегчение прилива иностранного капитала в различные отрасли хозяйства как в форме концессий, так и в форме займов»9.

На Гаагской конференции от имени советского правительства был предложен список объектов концессионной деятельности, в том числе в золотодобывающей промышленности — 5 предприятий. В предполагаемых районах — Бодайбинском, Северо-Ени-сейском, Ольховском, Кочкарском и Березовском — планировалось создание крупных механизированных производств. Несмотря на неудачные итоги предварительных переговоров, наметились позитивные пути решения проблемы, но для эффективной работы предприятий с иностранным капиталом не было соответствующей нормативно-правовой базы.

Стоит отметить, что в период 1920-1922 гг. на территории бывшей Российской империи существовало государство — Дальневосточная Республика (ДВР), в Конституции которой закреплялись положения о возобновлении экономических отношений с иностранными державами и привлечении иностранных капиталов в промышленность ДВР. Буферное государство, создаваемое с определен-

ными надеждами прорыва экономической блокады и выхода на зарубежные рынки, допускало свободу частной инициативы при сохранении и развитии государственных промышленных пред- I

приятий.

Конституцией ДВР и законом от 15 июня 1921 г. все золотосодержащие площади были объявлены собственностью Республики, но частным предпринимателям была предоставлена возможность аренды этих площадей на указанных в законе условиях. Преимущественное право аренды имел бывший владелец этих площадей, если он не участвовал в контрреволюционных выступлениях10.

Правительство ДВР в августе 1921 г. восстановило свободное обращение золота. Законом о вывозе золота за границу было разрешено к вывозу только золото в слитках. Золото, добытое промышленником на своем прииске, оплаченное им горной податью и сплавленное в казенной лабора-

Законом о вывозе золота за границу было разрешено к вывозу только золото в слитках, Золото, добытое промышленником на своем прииске, оплаченное им горной податью и сплавленное в казенной лаборатории, разрешалось к вывозу беспошлинно.

но (все остальное золото оплачивалось пошлиной в 8 %). Кроме того, Правительство ДВР разрешило промышленникам вывоз золота за границу при условии уплаты вывозной пошлины в размере 5 % и приобретения и обратного ввоза в пределы ДВР припа-

сов и материалов на со-

ответствующую сумму11. Этот закон имел большое значение в деле привлечения иностранных капиталов, так как все солидные иностранные предприниматели прежде всего интересовались вопросом, будет ли им разрешено после уплаты всех причитающихся налогов остаток их продукции вывозить за границу.

Одним из первых концессионеров стал американский гражданин Д. Винт, подписавший 14 мая 1921 г. концессионный договор, в котором правительство ДВР передало ему в аренду прииски в Амурской области, сроком на 16 лет. По этому договору Винт был обязан добывать золото только меха-

тории, разрешалось к вывозу беспошлин- низированным способом при помощи драг.

Условия договора давали ему право пользоваться водой, землей, лесом в пределах отведенных площадей без уплаты налогов. По окончании срока договора в собственность ДВР переходили безвозмездно и в бесспорном порядке все прииски Винта с их оборудованием. Однако концессионная политика в условиях ДВР не оказала значительного влияния на восстановление золотопромышленных предприятий. Включение ДВР в состав РСФСР завершило период экспериментов и компромиссов, дальнейшие пути развития золотопромышленности определяло советское правительство.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Проведение советским государством концессионной политики потребовало создания соответствующих организационных структур. Для рассмотрения концессионных предложений 30.06.1921 г. был создан Концессионный Комитет при ВСНХ. Усиление политической составляющей концессионного вопроса отразилось в создании 4.04.1922 г. нового органа — Главного комитета по делам о концессиях и акционерных обществах при СТО. Однако и он просуществовал недолго, был упразднен декретом ВЦИК и СНК РСФСР (от 8.03.1923 г.) в связи с созданием Главного концессионного комитета (Главконцесско-ма), ставшего совещательным органом при СНК РСФСР. Главконцесском должен был осуществлять общее руководство, вести переговоры о концессиях или осуществлять контроль, если переговоры проводились другими ведомствами12.

С образованием СССР был изменен статус Главконцесско-ма (декрет 21.08.1923 г.), поскольку заключение концессионных договоров относилось к исключительной компетенции Правительства СССР. Главк онцесско-му было предоставлено право принятия мер при нарушении обязательств как советскими органами, так и концессионерами. Система подведомственных ему органов включала кон-

При таких условиях аренды государство тщательно контролировало процесс развития частного предпринимательства и не несло никакого риска.

Правительство гарантировало, что вложенное в предприятие имущество концессионера не будет подвергаться ни национализации, ни конфискации, ни реквизиции.

цессионные комитеты союзных республик и концессионные комиссии при областных исполкомах и республиканских наркоматах.

Постановление СНК СССР (от 6.03.1923 г.) «О мероприятиях по развитию золотой и платиновой промышленности» предусматривало привлечение «в широком масштабе частной инициативы с тем, чтобы путем выработки специальных льготных условий аренды вовлекалось в разработку возможно большее количество золотоносных месторождений». За частными золотопромышленниками признавалось право скупки золота в пределах закрепленной за ними территории и свободного распоряжения той частью продукции, которая оставалась после внесения арендной платы. Однако ВСНХ поручалось пересмотреть состав трестов и границы отведенных им площадей с целью сдачи в аренду участков, нерентабельных для разработки государственными предприятиями или же совершенно ими не осваиваемых13. При таких условиях аренды государство тщательно контролировало процесс развития частного предпринимательства и не несло никакого риска.

Наиболее удобной и гибкой формой привлечения иностранного капитала был определен концессионный договор, по которому «государство, в изъятие из действующих норм гражданского права», переуступало часть своих имущественных прав частноправовой организации14. Право сдачи концессии принадлежало исключительно государству, право приобретения могли получить отечественные или иностранные - организации различных форм (казенные, переведенные на хозяйственный расчет, смешанные — с участием казны и частного капитала, общественные и частные). = Правительство гарантировало, что вложенное в предприятие имущество концессионера не будет подвергаться ни национализации, ни конфискации, ни реквизиции. Концессионер был обязан

в определенный краткий срок организовать предприятие и приступить к производству, выполняя ежегодно установленную производственную программу-минимум, которая могла быть пересмотрена по обоюдному соглашению. Как правило, правительство не брало на себя никаких обязательств, но оставляло за собой право в любое время предоставлять однородную концессию другим лицам. По истечении установленного срока правительство имело право выкупить все предприятие кон-цессии15.

Весной 1925 г. советское государство принимает чрезвычайные меры для стимулирования развития отрасли. Особым постановлением СНК все без исключения золотопромышленные предприятия были освобождены от налогов, все государственные — от арендной платы. Для частных предприятий был установлен максимальный предел арендной платы в 3 %. Налоги заменялись промысловым свидетельством с минимальной ценой и единым налогом на местные нужды в размере не более 3 % стоимости добытого золота. Система льгот распространялась на предприятия, непосредственно связанные с золотодобычей, — местные железные дороги, пароходства, склады, магазины. Предприятия-первооткрыватели полностью освобождались от долевых отчислений.

Острая потребность в золоте диктовала активизацию концессионной практики, что шло вразрез с общей линией партии. Так, в директивах XIV съезда ВКП(б) была поставлена задача «всемер- -ного обеспечения победы социалистических хозяйственных форм над частным капиталом»16, для решения которой профсоюзы должны были осуществлять «защиту классовых интересов пролетариата», в особенности на частновладельческих предприятиях17. В постановлении Политбюро ЦК о концессионной политике (от 18.06.1925 г.)

Основными дефектами существовавшей концессионной практики Съезд признал недостаточное урегулирование отдельных экономических и правовых моментов, а также отсутствие достаточной гибкости при проведении в жизнь той или иной стороной договорных условий

Иностранному капиталу отводилась роль стимулирующего фактора, усиливавшего конкуренцию советских и заграничных предприятий.

в качестве необходимой меры предусмотрено усиление роли Главконцесскома. В его составе постановлением СНК СССР (от 11.08.1925 г.) была создана постоянная комиссия по наблюдению за выполнением концессионных договоров. В этот же период Госплан СССР разработал принципы выбора концессионных объектов, общий план и руководящие указания, согласно которым иностранному капиталу отводились «второстепенные и самые трудные

позиции»18.

В 1927 г., заслушав отчетный доклад Главконцесскома, Совнарком СССР был вынужден признать малую успешность концессионной практики. Среди основных причин были названы: 1) отсутствие плановости в осуществлении концессионной политики;

2) недостаточная активность сторон; 3) недоброжелательное отношение советских хозяйственных органов, боязнь конкуренции;

3) несоразмерность требований концессионных договоров с возможностями предприятий, как следствие — убыточность концессий; 4) медлительность в переговорах и при решении спорных вопросов19.

Таким образом, в 1927 г. стали очевидны недостатки в стратегии использования иностранного капитала. В резолюции Совета Съездов государственной промышленности и торговли СССР 6 августа 1927 г. констатировалось, что фактическое вложение иностранного капитала в концессионные предприятия не соответствует имеющимся в СССР возможностям и, несмотря на трудности увязки двух социально-экономических систем, концессионная политика могла бы дать более значительные ре-зультаты20. Основными дефектами существовавшей концессионной практики Съезд признал = недостаточное урегулирование отдельных экономических и правовых моментов, а также отсутствие достаточной гибкости при проведении в жизнь той или иной стороной договорных условий21.

Одним из итоговых документов стали «Основные положения, определяющие порядок осуществления концессионного дела в целом», утвержденные СНК СССР 16 августа 1928 г., согласно которых в концессионную деятельность вводилось плановое начало: география и производственная деятельность концессий должны были быть тесно связаны с перспективными планами развития народного хозяйства СССР. Иностранному капиталу отводилась роль стимулирующего фактора, усиливавшего конкуренцию советских и заграничных предприятий. Включение концессионных предприятий в сферу государственного регулирования предопределило их ликвидацию и постепенное свертывание концессионной политики.

Рассматривая масштаб концессионной деятельности в золотодобывающей промышленности, стоит отметить, что территориальный вектор иностранного капитала был направлен, прежде всего, в Сибирь и на Дальний Восток. Дальний -Восток был привлекателен своей отдаленностью от центра и наличием опыта использования иностранного предпринимательства: к моменту воссоединения его с Россией иностранный капитал в различных отраслях промышленности контролировал приблизительно 57,9 % всех предприятий региона. Кроме того, возможность осуществления концессионной политики в услови-

Если правительство не могло произвести оплату в течение двух

месяцев, то концессионеру предоставлялось право продавать и вывозить за границу остальное золото беспрепятственно, без уплаты пошлин и налогов

ях Дальнего Востока напрямую связывалась с внешнеполитическим аспектом: планировалось с помощью концессий воздействовать на разногласия и противоречия в капиталистических странах, прежде всего в отношениях между США и Японией22.

Правительство СССР перезаключило 29 марта 1924 г. с Д. Винтом концессионный договор на право разработки приисков, расположенных по системе р. Семертак, притоку р. Селемджи, на 20 лет. Винт должен был вести дражные работы, уплачивая подесятинную плату в размере 1 рубля золотом за десятину отвода и долевое отчисление в размере 5 % валовой добычи золота. Все добываемое золото он был обязан сдавать в золотоспла-вочную лабораторию, в которой после сплава производилось долевое отчисление государству. Оставшееся золото приобреталось правительством у концессионера по ценам Лондонской биржи и оплачивалось в твердой валюте СССР по официальному курсу на день - платежа. Если правительство не могло произвести оплату в течение двух месяцев, то концессионеру предоставлялось право продавать и вывозить за границу остальное золото беспрепятственно, без уплаты = пошлин и налогов23.

Оценивая итоги работы концессии, следует отметить, что с 1922 г. по 1927 г. было добыто приблизительно 272 кг (17 пудов) золота. Работала одна драга, число рабочих

составляло 15-20 человек. В 1922 г. прибыль предприятия составила 19 тыс. руб., в 1923 г. — убыток 33,6 тыс. руб., в 1924 г. — убыток 31,3 тыс. руб., в 1925 г. — убыток 27,1 тыс. руб.24.

Советская сторо- 25 % всей годовой продукции на объективными при- золота и серебра «Лена» могла

чинами недостаточ- вывезти свободно и беспошлинно.

ной результативности _

концессии определила:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1) существовавшее напряжение во взаимоотношениях с иностранными государствами; 2) сложность местных условий, которые препятствовали нормальной работе; 3) достаточно суровое отношение органов власти к концессионерам, которое отпугивало возможных инвесторов.

Предприятие Винта выглядит долгожителем среди остальных дальневосточных концессий. Так, концессионный договор с «Азиатским рудным трестом», заключенный 12 ноября 1926 г. на разведку и добычу золота, уже 30 августа 1927 г. постановлением СНК СССР был признан расторгнутым, поскольку работы на концессии начаты не были. В районе Охотска существовала концессия на разведку и добычу золота — «Аянская корпорация», деятельность которой обеспечивалась английским капиталом. Несмотря на достаточно солидную подготовку, использование новейшего оборудования, которое впервые применялось в практике золотодобычи и разведки, результаты оказались неутешительными, не было открыто ни одной новой золотоносной площади, и в 1927 г. «Аянская корпорация» свернула свою работу. Одна концессия на Дальнем Востоке принадлежала финскому гражданину С. Т. Койвисто, договор с которым на разработку золотосодержащих площадей в Амурской области был подписан 13 августа 1924 г., но уже к марту 1925 г. концессия прекратила работу25.

С норвежской фирмой «Хольтер и Борген» 19 октября 1927 г. был :

подписан концессионный договор, по которому ей предоставлялось исключительное право разведки и добычи золота на приисках Буреинского горного округа. Концесси-

Весной 1930 г., в период суда над служащими концессии, «Лена» уведомила Главконцесском о снятии с себя ответственности

за объекты концессии и об отзыве всех иностранных служащих на родину.

онер был обязан организовать акционерное общество с основным капиталом не менее 250000 долларов. Все средства, необходимые для осуществления концессии, должны были быть инвестированы из-за границы, но концессионеру не удалось привлечь капиталы. Было принято решение приостановить действие договора, в январе 1929 г. концессия была ликвидирована26.

Японским предпринимателям принадлежали две концессии на разведку и добычу золота в районе Охотска. Однако концессионеры были стеснены в средствах, разведки не нашли крупных золотых россыпей и результаты работ были незначительны. Заключение этих договоров было, скорее, продиктовано стремлением наладить и поддерживать взаимоприемлемые отношения с Японией27.

В золотодобывающей промышленности Сибири осуществляла деятельность крупнейшая горная концессия «Лена Голд-филдс Лимитед», концессионный договор с которой был заключен 14 ноября 1925 г. «Лене» было предоставлено исключительное право добычи золота и всех иных полезных ископаемых в Лено-Витимском горном округе28, исключительное право эксплуатации лесных богатств для удовлетворения своих потребностей в лесных материалах и древесном топливе29, право пользования всеми фабриками, заводскими сооружениями, шахтами, постройками, конторами. Концессии была передана Бодайбинская железная дорога с подъездными путями и подвижным составом и речная флотилия на р. Лене30.

Концессионный договор заключался на срок 30 лет для всех предприятий Лено-Ви-тимского горного округа, а для всех остальных — на срок 50 лет со дня заключения до-говора31. Подробно были регламентированы основания вывоза за границу продукции концессионных предприятий. Так, 25 % всей годовой продукции золота и серебра «Лена» могла вывезти свободно

и беспошлинно. Остальные 75 % продукции каждого металла в отдельности советское правительство приобретало по средним месячным ценам Лондонской биржи на месяц сдачи, за вычетом расходов по перевозке и аффинажу. Цветные металлы (медь, свинец, цинк) концессия могла вывозить свободно в полном объеме32.

Производственная программа предусматривала добычу не менее 400 пудов золота в год и ввоз в пределы СССР не менее одной драги. Кроме того, начиная с пятого года концессии не менее одной трети, а с седьмого года — не менее половины всего добываемого золота должно было добываться механическим путем. Долевое отчисление в пользу государства было установлено по Лено-Витимскому округу 7 % натурой (металлом) со всего добытого золота и 5 % от разработки отвалов старательским способом и скупки33.

Согласно концессионного договора, золотодобыча первых 4 лет должна была составить 1600 пудов. Первые три года, осуществляя работы на шахтах, подготовленных трестом Лензолото, концессия перевыполняла установленный показатель. Так, в 1925/26 операционном году было добыто 509 п. 38 ф. золота (127,5 % плана), в 1926/27 г. -521 п. 24 ф. (130 %), в 1927/28 г. - 432 п. 05 ф. (108 %). За первую половину 1928/29 г. было

В настоящее время повышается активность зарубежных золотодобывающих компаний на российском рынке золота. По данным Союза золотопромышленников России, если в 2004 г. они контролировали 15-18 % добычи золота, то в 2011 г. - 25 %.

добыто 66 п. 22 ф. 34. Таким образом, добыча за 3,5 года составила более 1530 пудов золота.

В 1928 г. «Лена» попыталась уменьшить программу добычи до 300 пудов в год, а к 1931 г. планировалось уменьшение до

160 пудов35, что вызва-

ло решительные возражения Правительства СССР. Другими причинами, обусловившими серьезные разногласия между сторонами, стали: 1) слабая механизация добычи золота; 2) монопольное положение концессии в Ленском речном бассейне и на Бодайбинской железной дороге; 3) переход концессии на старательский способ добычи и, как следствие, сокращение приискового населения в Ленском районе; 4) негативное отношение основной массы рабочих и отдельных служащих, вылившееся в ряд конфликтов забастовочного характера36.

Положение «Лены» значительно осложнил и разрыв в 1927 г. отношений Англии и Советского Союза. Хотя концессия вносила существенный вклад в жизнеобеспечение края, итог ее деятельности был практически предрешен. Весной 1930 г., в период суда над служащими концессии, «Лена» уведомила Главконцесском о снятии с себя ответственности за объекты концессии и об отзыве всех иностранных служащих на родину. Фактически концессия пре-

кратила свое существование в 1930 г., юридически договор был расторгнут 04.11.1934 г.

Рассмотренный опыт использования иностранных инвестиций в советской золотодобывающей промышленности позволяет сформулировать следующие выводы:

— иностранные капиталы допускались, как правило, с целью восстановления либо активизации развития отрасли, что подразумевало применение передовых технологий, техническое усовершенствование предприятий, использование опыта иностранных специалистов;

— нормативно-правовое регулирование деятельности иностранных компаний осуществлялось как общим законодательством, так и отдельными концессионными договорами;

— привлечение иностранных инвестиций находилось в тесной взаимосвязи с развитием событий и расстановкой сил на международной арене, а также с внутренними проблемами в государстве;

— политические интересы преобладали над экономической эффективностью деятельности концессий;

— государственный контроль и попытки «встроить» концессионные предприятия в плановую социалистическую экономику в 1920-е гг. оказались неудачными;

— практическая результативность иностранных инвестиций в золотодобыче Дальнего Востока составила 1,1-1,3 %, в то же время значителен вклад «Лены Голдфилд Лимитед» в общесоюзной золотодобыче — около 30 %.

В настоящее время повышается активность зарубежных золотодобывающих компаний на российском рынке золота. По данным Союза золотопромышленников России, если в 2004 г. они контролировали 15-18 % добычи золота, то в 2011 г. — 25 %. Высокие цены на золото и перспективы их дальнейшего роста делают актуальными инвестиции в золотодобычу. В России по-прежнему с привлечением иностранных капиталов связываются определенные надежды в решении экономических и политических проблем. В этом плане опыт советской концессионной политики позволяет избежать ошибок в поисках взаимовыгодных вариантов стабильного долгосрочного сотрудничества с зарубежными партнерами. ^

1. Хромов С.С. Иностранные концессии в СССР. Исторический очерк. Ч.1. — М.: ИРИ РАН, 2006. С.4.

2. Декреты Советской власти. Т.1. — М.: Госполитиздат, 1957. С.77.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Там же. С.85.

4. Там же. С.225.

5. Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. Т.1. — М.: Госполитиздат, 1957. С.96.

6. Там же. С.186.

7. Там же. С.186.

8. КПСС. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). Т.2. — М.: Политиздат, 1983. С.390.

9. Там же. С.469.

10. Чарквиани К. Положение горной промышленности в бывшей Дальне-Восточной республике //Горный журнал. 1922. №10-12. С.410.

11. Там же. С.411.

12. Хромов С.С. Указ. соч. С.153.

13. РГАЭ. Ф.325. Оп.1. Д.5. Л.27.

14. ГАХК. Ф.937. Оп.1. Д.8. Л.76.

15. РГАЭ. Ф.413. Оп.11. Д.129. Л.Л.7-10.

16. КПСС. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). Т.3. — М.: Политиздат, 1984. С.429.

17. Там же. С.454.

18. Хромов С.С. Указ. соч. С.183.

19. Там же. С.201.

20. ГАНО. Ф.Р-47. Оп.5. Д.482. Л.5.

21. Там же. Л.6.

22. Марьясова Н.В. Иностранный капитал на Дальнем Востоке России в 20-30 годы: (концессии и концессионная политика Советского государства). — Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2000. С.16-17.

23. ГАХК. Ф.791. Оп.2. Д.2. Л.315.

24. ГАХК. Ф.967. Оп.1. Д.9. Л.12об.

25. Марьясова Н.В. Указ. соч. С.С. 68, 74, 90.

26. ГАХК. Ф.791. Оп.2. Д.5. Л.25.

27. ГАХК. Ф.353. Оп.3. Д.48. Л.244.

28. ГАНО. Ф.Р-47. Оп.5. Д.48. Л.2.

29. Там же. Л.8.

30. Там же. Л.12-13.

31.Там же. Л.16.

32. Там же. Л.20.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

33. Там же. Л.27.

34. ГАНО. Ф. П-2. Оп.2. Д.387. Л.91.

35. Там же. Л.92.

36. Там же. Л.93.