Научная статья на тему 'Концептуализация явлений с референтно-предикатной диффузией'

Концептуализация явлений с референтно-предикатной диффузией Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
7
1
Поделиться
Ключевые слова
КОГНИТИВНАЯ СЕМАНТИКА / СИНТАКСИС / КОНЦЕПТ / ДИФФУЗНАЯ ПРОПОЗИЦИЯ / РЕФЕРЕНТ / СУБЪЕКТ / ПРЕДИКАТ / МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЕ ГЛАГОЛЫ / ОДНОСОСТАВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ / МОДЕЛЬ УПРАВЛЕНИЯ / COGNITIVE SEMANTICS / CONCEPT / SYNTAX / FUSED PROPOSITION / REFERENCE / SUBJECT / PREDICATE / METEOROLOGICAL VERBS / IMPERSONAL SENTENCES / CASE FRAME

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Филиппов Василий Олегович

В работе обсуждаются проблемы концептуализации явлений, к которым трудно применить стандартную схему членения суждения на субъект и предикат. Предлагаются критерии обнаружения и типологизации таких явлений. Проводится анализ механизма концептуализации на примере явления «Дождь», определяются наиболее важные в семантическом отношении параметры ситуации, изучаются формы синтаксической реализации этих параметров. Обсуждается феномен преимущественно референтного либо предикатного выражения диффузной пропозиции в некоторых языках (русский, немецкий и другие).

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Филиппов Василий Олегович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Conceptualization of Phenomena with Referent-Predicate Diffusion

The paper discusses the problems of conceptualizing phenomena, which conceptual representation is difficult to divide into the subject and the predicate. We propose criteria for detection and classification of such phenomena. We also analyze the mechanism of conceptualizing by the example of the phenomenon Rain / It rains, with the aim of finding out the most important semantic parameters and their syntactic implementation in Russian, German and other languages.

Текст научной работы на тему «Концептуализация явлений с референтно-предикатной диффузией»

ВЕСТНИК МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. СЕР. 9. ФИЛОЛОГИЯ. 2011. № 2

В.О. Филиппов

КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ ЯВЛЕНИЙ С РЕФЕРЕНТНО-ПРЕДИКАТНОЙ ДИФФУЗИЕЙ

В работе обсуждаются проблемы концептуализации явлений, к которым трудно применить стандартную схему членения суждения на субъект и предикат. Предлагаются критерии обнаружения и типологизации таких явлений. Проводится анализ механизма концептуализации на примере явления «Дождь», определяются наиболее важные в семантическом отношении параметры ситуации, изучаются формы синтаксической реализации этих параметров. Обсуждается феномен преимущественно референтного либо предикатного выражения диффузной пропозиции в некоторых языках (русский, немецкий и другие).

Ключевые слова: когнитивная семантика, синтаксис, концепт, диффузная пропозиция, референт, субъект, предикат, метеорологические глаголы, односоставные предложения, модель управления.

The paper discusses the problems of conceptualizing phenomena, which conceptual representation is difficult to divide into the subject and the predicate. We propose criteria for detection and classification of such phenomena. We also analyze the mechanism of conceptualizing by the example of the phenomenon "Rain / It rains", with the aim of finding out the most important semantic parameters and their syntactic implementation in Russian, German and other languages.

Key words: cognitive semantics, concept, syntax, fused proposition, reference, subject, predicate, meteorological verbs, impersonal sentences, case frame.

Важнейшим компонентом законченного высказывания является пропозиция. Акт выражения пропозиции (пропозициональный акт) в свою очередь складывается из акта референции и акта предикации [Сёрль, 1986: 155, 156]. Именно референтно-предикатный дуализм, вероятнее всего, является тем аналитическим механизмом, который позволяет нам формулировать мысли, запечатлевать образы в словесной форме.

С когнитивной точки зрения интересно, по каким признакам мы делим реальность в нашем представлении на предикатный и референтный компоненты. Только на первый взгляд критерии выделения этих двух противопоставляемых в языковом представлении величин кажутся интуитивно понятными и совершенно непротиворечивыми. В действительности же существуют целые группы явлений (назовем их диффузными, ср. также [Алисова, 1971], где вводится сходное понятие «диффузного субъекто-предиката»), вербализация которых в разных языках обладает рядом специфических особен-

ностей, указывающих на сложности при референтно-предикатной дифференциации. Но сначала рассмотрим случай, когда пропозиция, наоборот, легко делится на референтную и предикатную части. Возьмем предложение: Яблоко падает. Соответствующая ему про-тотипическая ситуация обладает следующими качествами: 1) предмет выделяется на фоне окружающей среды; 2) яблоко движется, и это движение такое, что может быть легко нами воспринято. Структурная простота ситуации выражается в соответствии с семантической и синтаксической структур: подлежащее-имя обозначает в нашем предложении субъект пропозиции, а сказуемое-глагол — предикат. В данной связи упомянем также известную в когнитивных науках оппозицию фигура — фон, где фигура есть «замкнутая, выступающая вперед, привлекающая внимание часть феноменального поля... Фон же окружает фигуру и кажется непрерывно продолжающимся за ней» [Кр. психолог. слов., 1998]. Понятие фигуры коррелирует с понятием фокуса внимания, как «модели типа центр-периферия, в которой более интенсивное внимание приходится на центральную часть, а менее интенсивное — на окружающие ее части» [Талми, 1999]. Выделение воспринимаемого объекта в качестве фигуры предъявляет требования и к предикату, так как «объект внимания должен изменяться. Объект зрения с течением времени становится невидим, объект слуха перестает быть слышим, если мы будем неподвижно направлять па него внимание» [Джемс, 1991]. Не каждый предикат описывает перемещение предмета в пространстве, но, по всей видимости, представление о движущемся, отчетливо воспринимаемом предмете следует считать эталонным концептом, для которого референтный и предикатный компоненты могут быть особенно легко вычленены. Предложения типа Яблоко падает будем называть эталонно-дифференцируемыми (ЭД).

Явления с референтно-предикатной диффузией (РПД), противопоставляемые ЭД, сложнее по своей природе, а поэтому нашему когнитивному аппарату сложнее разложить их на референт и предикат. Этим объясняется специфика синтаксического представления РПД: эти явления в разных языках вербализуются в виде предложений, в которых один из основных членов предложения либо отсутствует: Дождь; Llueve (исп. «Идет дождь»); либо десемантизи-рован в той или иной степени: Es regnet (нем. «Идет дождь»), Дождь идет; либо главные члены семантически дублируют друг друга: Метель метет.

Сначала выделим ряд признаков, позволяющих, в совокупности, распознавать РПД-ситуации среди прочих (дифференцирующие признаки), а также отличать разные РПД друг от друга (классифицирующие). Разделим признаки на характеризующие преимущественно референтную либо предикативную части высказывания.

A. Референтные признаки:

1) кл. Дискретность (множество различимых элементов) — континуальность (сплошная масса);

2) диф. Только для дискретных явлений: множественность — единичность (см. выше оппозицию фон — фигура). Говоря о множественности, мы подразумеваем возможность перцептивной трансформации некоторых ситуаций, как бы детально разворачивающей, дезинтегрирующей их природу, так что мы начинаем видеть отдельные частицы «материала», из которого образуется целостность. Эта трансформация аналогична лексической функции Sing в модели «Смысл — Текст» (далее — МСТ), противопоставляющей исходной ситуации «типовое название одной 'штуки', одного 'кванта'» [Мельчук, 1999]. В данной работе, говоря о кванте некоторой ситуации (Quant (Ситуация)), мы будем подразумевать элементарную ситуацию, описываемую пропозициональной конструкцией, состоящей из референтной и предикативной части. Мы введем также понятия Р-кванта, (главного) референта квантовой ситуации, и П-кванта, предиката той же ситуации. Первый член оппозиции (множественность) характеризует РПД, второй — ЭД; также — и для других диф. пр.;

3) диф. Большая — меньшая протяженность явления;

4) диф. Меньший — больший размер квантов;

5) кл.-диф. Субстанциональная неустойчивость — стабильность Р-квантов. По этому признаку, например, Дождь в большей степени РПД, чем Град.

6) кл. Гомогенность (принципиальное сходство Р-квантов) — гетерогенность.

B. Предикативные признаки:

1) кл.-диф. Предикативная множественность — сингулярность. Множественность подразделяется на: а) симультанную, когда в один момент времени имеет место более одной квантовой ситуации; б) итеративную [Плунгян, 2003: 295], когда вся ситуация в совокупности повторяется через определенные промежутки времени;

2) кл. Когерентность (сходство П-квантов) — некогерентность;

3) кл. Сегментность (наличие функциональных групп квантов) — несегментность;

4) диф. Сложность — простота (учитываются аспекты, не учтенные другими признаками);

5) кл. Движение — отношение — свойство — представляют собой три основные разновидности РПД по типу предиката.

Для большинства РПД-явлений крайне важны два переменных параметра, а именно фаза (привязка высказывания во времени относительно стадий РПД) и интенсивность. Далее назовем основные типы РПД (будем обозначать их X', со штрихом и с прописной

буквы, в отличие от диффузного явления-прототипа X, и x — одноименной словоформы), объединяющие ряд явлений вокруг явления-прототипа:

— Дождь ' (Дождь, Снег, Метановый дождь на Титане, Дождь из лягушек);

— Туман' (Туман, Смог, Пыль клубится);

— Река'(Река, Ручей, Поток);

— Молния' (Молния, Разряд электричества);

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— Огонь'(Огонь, Пожар, Костер);

— Периодический фон' (Зима, Лето, День, Ночь);

— Столпотворение'(Суматоха, Толчея, Давка);

— Конфликт ' (Война, Спор);

— Мятеж'(Бунт, Мятеж, Восстание);

— Сверхъестественные фоны'(Привидения, Полтергейст).

Будучи ограничены в объеме, мы рассмотрим в данной статье

лишь один тип — Дождь', который, однако, достаточно показателен в плане предлагаемого метода анализа.

Анализ прототипа Дождь и типа Дождь'

Начнем анализ с прототипа. В соответствии с нашей концепцией, для дискретных явлений нужно в первую очередь выделить квант ситуации: Quant (Дождь идет) = Капля падает. П-квант падать относится к «глаголам перемещения, которые имеют как минимум три валентности, так как для их истолкования необходимо помимо самого движущегося тела А, упоминание по крайней мере двух разных точек пространства В и С, в которых А находится в последовательные моменты времени» [Кобозева, 2007: 144]. Кроме того И.М. Кобозева предлагает выделять для глаголов перемещения еще две факультативные валентности — Маршрута и Цели (последнее — для Агенса). В нашем случае неодушевленный субъект — Пациенс, а активной движущей силой является гравитация, притягивающая капли к поверхности земли (Элементив). Таким образом, имеем четыре валентности П-кванта: Субъект-Пациенс (Р-квант), начальная точка (зона конденсации, Источник), конечная точка (ближайшая поверхность на пути капли, Приемник) и траектория движения (факультативно). Будем считать, что два участника: Источник и Приемник передаются от первичного, квантового предиката вторичному без изменений. Собирательный субъект передается вторичному предикату в составе кванта ситуации. Вторичный предикат ситуации Дождь есть динамическая сумма (У) квантовых предикаций, суммируемых с учетом интеграционных правил. В первую очередь это: 1) постепенная смена, обновление квантов (образующих открытое множество) за счет того, что нижние Р-кванты покидают некоторый объем V, а верхние поступают из внешней

среды; 2) когерентность — капли движутся (более или менее) параллельно; 3) равномерность распределения в V.

Вторичный предикат Ргеё2, помимо первичных участников, принятых от первичного предиката, обладает рядом особых параметров, специфичных для РПД. Так, параметр Интенсивность обобщает частные признаки: размер капли, скорость падения, расстояние между каплями. Интенсивность соответствует массе Р-квантов собираемой Приемником на площади 8, являющейся основанием V; другими словами, она характеризует массу перемещающейся воды. Параметр Фаза сообщает, в какой фазе находится явление. Конечно, можно выделить любое произвольное количество параметров, но мы в первую очередь постараемся зафиксировать ряд особенно важных переменных признаков, которые по своему значению для описания диффузного явления сравнимы с семантическими валентностями первичного предиката. Такие параметры мы назовем сущностными признаками Ргеё2.

При выборе сущностных признаков мы будем руководствоваться принципами, схожими с критериями определения валентностей предикатной лексемы. В качестве основного критерия семантической валентности обычно выдвигается обязательность того или иного участника ситуации. Участник обязателен, если при отсутствии упоминания о нем в толковании предикатной лексемы ситуация перестает быть таковой. В то же время исследователи, основываясь на этом критерии, предлагают разное количество партиципантов для одних и тех же лексем, а это значит, что критерий недостаточно строг. Поэтому мы привлечем другие критерии для уточнения понятия «обязательность». Так, представляет интерес критерий Я. Па-невовой (приводится по [Тестелец, 2001: 169]) так называемый тест диалога, когда «облигаторными» признаются параметры, «информацию о заполнении которых автор не может не иметь», которые «обязательно известны говорящему». Мы усилим этот критерий, добавив к нему требование «прямого знания о ситуации». Допустим, кто-то заходит в дом с улицы и говорит: «Идет дождь». Мы задаем ему вопросы: 1) «Дождь льет как из ведра или накрапывает?»; 2) «Дождь косой или прямой?»; 3) «Он только начинается или идет уже весь день?»; 4) «Затяжной или нет?»; 5) «Дождь теплый или холодный?». Кажется, только на первый вопрос нельзя ответить «Не знаю», поэтому соответствующий признак и будем считать сущностным. Остальные вопросы допускают такой ответ при определенных обстоятельствах (например, когда говорящий недолго пробыл под дождем или не отличается наблюдательностью).

Помимо критерия Паневовой и проверки через толкование ситуации, мы будем также использовать собственный метод, апеллирующий к представлению о типичном воздействии данного РПД

на актуальный универсум (зону, охваченную явлением). Мы назовем эту характеристику эффектом явления — Eff (Ситуация РПД). Очевидно, что Eff (Дождь) = намокание (Попал под дождь и весь вымок), т.е. результат воздействия воды на объекты, вовлеченные в ситуацию. Обратим внимание, что признаки, касающиеся траектории капель, наличия прямого солнечного света, температуры и даже фазы непосредственно на действие падающих капель воды не влияют, в отличие от Интенсивности. Если учитывать накопление результата явления (для дождя это состояние почвы от слегка смоченного до наводнения, вызванного дождем), то может быть также более или менее важен, в зависимости от характеристик поверхности-Приемника, параметр Длительности явления (вопрос 4).

Таким образом, выделяются два сущностных признака — Интенсивность и Длительность явления; вместе с тремя партиципантами первичного предиката они, при первом рассмотрении, образуют набор релевантных параметров ситуации. В действительности мы можем сократить число релевантных параметров. Для этого сначала построим толкование ситуации, необходимым и достаточным образом выделяющее её среди других РПД:

«Дождь: 1) есть дискретное РПД, симультанно- и итеративно-множественное, когерентное, гомогенное с равномерным распределением и постепенной сменой элементов по разомкнутому циклу; 2) определяется суммой X квантовых ситуаций Quant (Дождь) = Р-квант (капля) *П-квант (падает, т.е. перемещается под действием силы тяжести (= Каузатор перемещения) в воздушной среде из Источника в Приемник); 3) воздействие Eff на Приемник определяется: а) природой Р-кванта (вода); б) комплексными переменными параметрами Интенсивность и Длительность». (1)

Теперь мы видим, что релевантными являются четыре параметра: Интенсивность, Длительность, Источник (с некоторой долей сомнения, см. далее) и Приемник, а Р-квант фиксирован в определении (варьируются размер и форма капель, но эти признаки выражены в Интенсивности) и переменной, а следовательно, и параметром не является. Среда перемещения также фиксирована в толковании, и тоже не параметр. Итого, мы имеем ситуацию с четырьмя релевантными переменными параметрами, которые достаточным образом описывают референциальный компонент явления — поступающую массу воды, ее источник и поверхность (в общем случае относим к ней также все, что на ней находится — люди, деревья и т.д.), на которую вода воздействует.

Освободив Р-квант в качестве переменной и заменив в вышеприведенном толковании (1) «Дождь» на переменное имя ситуации S, мы получим толкование ситуации типа Дождь, которая является родовой для ситуаций Дождь, Снег, Дождь из пепла и т.п.

Теперь постараемся ответить на вопрос, каким образом данная концептуальная схема (Дождь) выражается синтаксически. Основу диффузной пропозиции (базовый референто-предикат, БРП) в Дождь идет составляет имя дождь, так как независимо от глагола оно называет все явление в совокупности, о чем свидетельствует частотность односоставного: Дождь. Какова же роль сказуемого идет? Чтобы понять это, следует рассматривать идет вместе с другими глагольными вариантами — 0 (ноль глагола; «нулевая» интерпретация отсутствующего глагола предлагается, например, в [Бирюлин, 1984]) падает/льет/припустил/зарядил/начинается/прекратился. По всей видимости, 0 = идет — это чистый актуализатор ситуации (ср. с составляющей Aux в генеративной грамматике, выражающей грамматическое время), со значением «осуществляется в определенное время в определенном месте, с параметрами по умолчанию». Актуализатор — нечто тесно связанное с установлением референции для высказывания. Отметим, что в МСТ глагол идти в данном его употреблении рассматривается как лексическая функция Func0 от слова дождь Func0 (Дождь) = идти, а за функцией Func0 стоит абстрактный смысл «иметь место, функционировать в обычном для данного объекта режиме», который по-разному выражается в языке в зависимости от «ключевого» слова (ср. Func0 (дерево) = расти, Func0 (река) = течь). Другие глагольные реализации несомненно тоже содержат актуализацию как компонент, но при этом выражают и другие смыслы склеенным образом [Мельчук, 1999: 81]: Интенсивность — накрапывает, льет (= идет сильный) хлещет, шпарит; изменение Интенсивности — припустил; фазу — начинается, пошел, заканчивается; Длительность — зарядил и т.д. Интенсивность может выражаться и иначе — прилагательным при БРП, например, сильный/слабый дождь, а также склеенным способом в самом существительном: Сильный дождь = Ливень, или в терминах МСТ — Magn (Дождь) = //'Ливень1. Можно интерпретировать это отношение иначе, если предположить, что в существительном дождь семантически инкорпорирован (о значении термина см. [Падучева, 2004; Ляшевская, 2009]) параметр по умолчанию «нормальный». Тогда мы имеем не добавление параметра, а как бы супплетивное выражение разных значений из парадигмы параметра Интенсивности (Ливень — Дождь — Изморось).

Поверхность-Приемник (или ее часть) реализуется в виде актантов с разным морфосинтаксическим оформлением и с разным коммуникативным рангом в зависимости от выбора глагола: на N

вин

для падает, по и в Ж„„, для барабанить, Ж„„ для поливать

да! вин вин

и т.д. В предложениях с идти или нулем в качестве сказуемого

1 Значок «//» используется в МСТ для обозначения склеенного выражения смысла лексической функции со смыслом ключевого слова.

Приемник не находит формального выражения (будучи семантически инкорпорирован в БРП). Возможно совмещение ролей в одном участнике: Дождь барабанит по крыше (Приемник, Пациенс, Источник звука). Область-Источник может выражаться предложными группами с ^род, из Ирод при глаголах типа лил, падал и т.п. Например: С неба тихо падал дождь; Дождь низвергался с небес; Почему не из всех облаков выпадает дождь?Источник часто фигурирует в роли субъекта при переосмыслении ситуации, связанной с изменением коммуникативных рангов ее участников. Так, в терминах лексических функций, вместо выражения ситуации в форме Func0 (Дождь) может использоваться перифраза вида Labor23 (Дождь), где 2-й и 3-й участники — Источник и Приемник, см. [Мельчук, 1999: 94]): Словно круглый год серое небо поливало несчастное село мелким дождем (А.Н. Апухтин). Однако не вполне ясно, является ли Источник полноценным релевантным параметром. В качестве альтернативы можно предложить считать его инкорпорированным участником, если в толковании закрепить за ним значение по умолчанию — «небо». Про Интенсивность и Длительность мы писали выше.

Р-квант определяет «материал» дождя, и на первый взгляд такая информация является избыточной, так как материал закреплен в толковании. Однако в ряде случаев Р-квант упоминается в форме ^тв, например: Холодный дождь падал мелкими и частыми каплями с одноцветного неба (А.Н. Апухтин). Такая экскорпорация бывает вызвана необходимостью указать не на материал Дождя, который очевиден, а на другие параметры ситуации (субпараметры Интенсивности). В роли Локатива возможно эксплицитное выражение актуального универсума: В Москве идет дождь, или в виде центра привязки — Петя говорит, у них сейчас дождь. В некоторых контекстах ситуация приобретает Каузатора (при этом БРП дождь становится дополнением), как, например: Откроет тебе Господь добрую сокровищницу Свою, небо, чтоб оно давало дождь земле твоей во время свое (Вт. 28, 1—14).

При выборе глагола, на наш взгляд, языковое сознание носителя языка руководствуется, в первую очередь, принципом выбора подходящей актантной структуры. Говорящий выбирает глагольную лексему, которая поможет ему ввести нужные актанты с нужным коммуникативным рангом, либо представить саму ситуацию актантом другого предиката. Глаголы, сочетающиеся с подлежащим дождь, относятся к трем группам:

1) ситуационные бытийные глаголы:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

а) актуализирующие типа идти, быть;

б) фазовые, типа начинаться;

2) глаголы, вносящие дополнительное пропозициональное содержание:

а) глаголы смачивания — лить, поливать, смачивать, поить, орошать и т.п.;

б) глаголы других типичных проявлений дождя, например, типичного звучания (ср. с ЛФ Son в МСТ) барабанить, шелестеть и т.п.; или концептуализирующие дождь в качестве помехи (Дождь помешал нам отправиться в поход) и др.

Наконец, касательно самого подлежащего дождь можно сказать, что логическим субъектом он быть никак не может (являясь диффузной сущностью). Однако язык усматривает в нем некоторую субъектную семантику. Иногда дождю даже приписывается агентивная роль, прежде всего это касается концептуализации с лить — Дождь льет. Ведь лить может только активный деятель, сравним: Петя льет воду, Вода льется, *Вода льет, * Шланг льет воду (похожая ситуация с нем. gießen «лить»: Der Regen gießt, *Das Wasser gießt).

Для немецкого, английского и ряда других европейских языков характерно преимущественно глагольное выражение диффузной пропозиции: Es regnet, It rains, буквальный перевод был бы *Это дождит, хотя возможна и именная концептуализация Der Regen fällt. Основное отличие глагольной концептуализации от именной заключается в том, что БРП и актуализатор в этом типе выражаются в пределах одной словоформы. В предельном виде эта тенденция встречается в некоторых романских языках, где нет даже формального подлежащего-местоимения: исп. Llueve, итал. Piove («Идет дождь»). В то время как при именной концептуализации многие важные параметры часто выражаются глагольно, например, длительность в Дождь зарядил, при глагольном БРП, эти параметры выражаются второстепенными членами, ср. нем. Es regnet unaufhörlich («без конца»). Впрочем, в «глагольных» языках есть возможность глагольного склеенного выражения некоторых смыслов, например: Es regnet heftig aber kurz («Идет очень сильный, но короткий дождь») = //Es schauert («Идет ливень»), ср. англ. It pours; Es regnet (oft stundenlang) leicht und mit feinen Tropfen (Идет слабый дождь из мелких капель, возможно, часами) = //Es nieselt («Моросит»), ср. англ. It drizzles. В таком случае наблюдается максимальная концентрация смыслов в сказуемом, а формальное подлежащее служит лишь синтаксическим «довеском».

В заключение еще раз подчеркнем, что референтно-предикатный дуализм как механизм отображения недискретной реальности в дискретной форме, на наш взгляд, преимущественно ориентирован на ЭД-структуры, и в значительно меньшей мере — на РПД. На материале разных случаев референтно-предикатной диффуз-

ности мы выявили сущностные характеристики явлений, порождающих такую диффузность на этапе построения пропозиции высказывания. В случае таких явлений дихотомическая концептуализация ситуации (референтный субъект + предикат) встречает на своем пути серьезные преграды, которые можно обойти лишь ценой утраты очевидности выделения субъекта и предиката. Поскольку выбор способа РП-дифференциации не однозначен, то каждый язык на определенном этапе своего развития выбирает одну из двух (в общем случае их больше) стратегий концептуализации РПД — «референтную» или «предикатную» — в качестве приоритетной, т.е. концентрируя недифференцированную пропозицию либо в референтной, либо в предикатной части высказывания. С данным выбором коррелирует вторичный выбор «синтаксического довеска» в глагольной (Актуализатор) или местоименной (вя, й и т.д.) форме. В результате анализа РПД Дождь мы выяснили, что современный русский язык предпочитает в рассмотренной области именную концептуализацию РПД-явлений, а современный немецкий (и другие европейские) — глагольную.

Список литературы

Алисова Т.Б. Очерки синтаксиса современного итальянского языка. М., 1971.

Бирюлин Л.А. Диатезы русских глаголов, обозначающих атмосферные явления: Дисс. ... канд. филол. наук. Л., 1984. Большой немецко-русский словарь по общей лексике / Под общ. рук.

О.И. Москальской. М., 2003. Джемс У. Психология. М., 1991. Кобозева И.М. Лингвистическая семантика. М., 2007. Краткий психологический словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского и

М.Г. Ярошевского. Ростов-н/Д., 1998. Ляшевская О.Н. «А ты головой подумай»: о тавтологическом выражении инкорпорированных актантов глагола // Русский язык: конструкционные и лексико-семантические подходы, круглый стол. XXXVIII Международная филологическая конференция. СПб., 2009. Мельчук И.А. Опыт теории лингвистических моделей «Смысл ^ Текст».

М., 1974 (2-е изд.: 1999). Падучева Е.В. Динамические модели в семантике лексики. М., 2004. Плунгян В.А. Общая морфология. М., 2003.

Сёрль Дж.Р. Что такое речевой акт? / Новое в зарубежной лингвистике.

Вып. XVII. Теория речевых актов. М., 1986. Тестелец Я. Г. Введение в общий синтаксис. М., 2001. Талми Л. Отношение грамматики к познанию // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9.

Филология. 1999. № 1, 4, 6. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. 1—4 / Пер. с нем. и дополнения О.Н. Трубачева. М., 1964—1973.

Юнг В. Грамматика немецкого языка. СПб., 1996. Collins COBUILD. Advanced Learner's English Dictionary. 5th ed. 2006. Langenscheidt. Großwörterbuch Deutsch als Fremdsprache. М., 1998. Duden. Das große Wörterbuch der deutschen Sprache, Bd 1—6, Mannheim —

[u. a.]. 1977—1981. Duden. Das Herkunftswörterbuch. Dudenverlag, 1994.

Сведения об авторе: Филиппов Василий Олегович, ст. преподаватель кафедры иностранных языков юрид. ф-та МГУ имени М.В. Ломоносова. E-mail: tentikaurus@yahoo.de