Научная статья на тему 'Коморбидная вторичная сексуальная дезадаптация при ипохондрическом расстройстве у женщин'

Коморбидная вторичная сексуальная дезадаптация при ипохондрическом расстройстве у женщин Текст научной статьи по специальности «Прочие медицинские науки»

CC BY
614
124
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВТОРИЧНАЯ КОМОРБИДНАЯ СЕКСУАЛЬНАЯ ДЕЗАДАПТАЦИЯ / РАССТРОЙСТВО СЕКСУАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Аннотация научной статьи по прочим медицинским наукам, автор научной работы — Гавенко Н. В.

Описана вторичная коморбидная сексуальная дезадаптация при ипохондрическом расстройстве у замужних женщин, обусловленную девиациями их психосексуального развития. Исследование позволяет сделать вывод о существовании при ипохондрических расстройстве совместно с изученными нами ранее формами первичной (анозогеннои) сексуальной дезадаптации, вторичной сексуальной дезадаптации, детерминированных наряду с невротическим расстройством, также и кладовых бедной вторичной сексуальной дезадаптации, обусловленной девиациями индивидуального психосексуального развития пациенток с невротическими расстройствами.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по прочим медицинским наукам , автор научной работы — Гавенко Н. В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Коморбидная вторичная сексуальная дезадаптация при ипохондрическом расстройстве у женщин»

УДК 616.85-055.2-06:616.895.4

КОМОРБИДНАЯ ВТОРИЧНАЯ СЕКСУАЛЬНАЯ ДЕЗАДАПТАЦИЯ ПРИ ИПОХОНДРИЧЕСКОМ РАССТРОЙСТВЕ У ЖЕНЩИН

Общеизвестно, что для ипохондрического невроза в клинической картине характерно доминирование реактивно возникших тревожных опасений по поводу свого здоровья при отсутствии для этого достаточных оснований [1].

До введения МКБ-9 отечественные и российские авторы рассматривали ипохондрический синдром при неврозах в рамках неврастении, истерии или невроза навязчивых состояний, не признавая нозологической самостоятельности ипохондрического невроза [1, 2].

Англо-американские и некоторые немецкие авторы [3-5] признавали существование ипохондрического невроза в качестве самостоятельной единицы. Благодаря их усилиям, форма эта вошла в МКБ-9 в качестве отдельной рубрики - "ипохондрический невроз" (300.7), но уже в МКБ-10 утратила самостоятельность и стала именоваться «ипохондрическим расстройством» (F.45.2) [6]. В нее включаются: небредовая дисморфофобия, ипохондрический невроз и нозофобия [7]. Само же «ипохондрическое расстройство» включено в кластер F.4 «Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства» как разновидность «соматоформных расстройств» (F.45).

В ходе нашого исследования «Ипохондрическое расстройство» (F.45.2) у пациентов включало в себя такие же проявления, как и номинируемые в МКБ-10:

1.) Постоянная озабоченность возможностью заболеть тяжелой соматической болезнью, или фиксацией на предполагаемом дефекте;

2.) Постоянное предъявление соматических жалоб, но с фиксацией не на самих жалобах, а на болезни в целом, и воздержание от лекарств;

3.) Постоянная установка ипохондрического прислушивания, которое ведет к ипохондрической интерпретации обычных ощущений в одном-двух местах;

4.) Постоянное недоверие разубеждениям докторов, но различное от случая к случаю;

5.) Часто присутствующие здесь выраженные депрессия и тревога шифруются отдельно.

Если жалоб много, они часто видоизменяются, сохраняясь на протяжении ряда лет без подтверждения объективными методами, имеется фиксация на этих жалобах и избыточное употребление лекарств, а также отчетливая депрессия и тревога с нарушением социального и семейного функционирования, - речь идет о «соматизированном расстройстве» (F.45.0) [7].

Если озабоченность своим состоянием и жалобы в отношении определенной системы органов с ощущениями жжения, тяжести, напряжения сопровождаются выраженными симптомами хронического возбуждения нервной системы (гиперемией, гипергидрозом, тремором), то это - «соматоформная вегетативная дисфункция» (F.45.3). Это то, что прежде квалифицировалось как «неврозы органов» [7].

В литературе существует устойчивое мнение о том, что ряд синдромов -традиционно обозначавшихся как невротические, такие как неврастенический, обсессивно-компульсивный, фобический, конверсионный, диссоциативный и др., могут называться невротическими только в том случае, если они убедительно выводятся из внутреннего конфликта [7]. Во всех остальных случаях - как еще в 1921-м году показал Гофман (H. Hoffmann) - это «неврозоподобные синдромы» эндогенного или экзогенно -органического генеза [8]. Кроме того, считается, что другие синдромы - депрессивные, ипохондрические, и т.п. - в случае их доказательного выведения из внутреннего конфликта могут также рассматриваться как невротические [7]. Указанный облигатный признак невротического расстройства - «возникновение в результате внутриличностного конфликта» [3, 9] должен дополняться при этом совокупностью иных «невротических» маркеров, к которым относят:

1) функциональный характер, обратимость, отсутствие патологоанатомических изменений;

2) центральное, а не перефирическое происхождение;

3) психогенная природа [1, 2, 5, 7];

4) отсутствие психотической симптоматики [5] ;

5) сохранение критического самосознания личности и сознания болезни [5, 7]

Всеми указанными диагностическим принципами при верификации диагноза "ипохондрическое расстройство" мы руководствовались в настоящем исследовании.

В процессе изучения клинической картины ипохондрического расстройства у женщин, находящихся в сексуально-дезадаптированном супружестве, нами было установлена различная детерминация нарушения сексуального приспособления и взаимодействия супругов.

У части пациенток имела место сексуальная дезадаптация, патогенетически не связанная с имеющимся ипохондрическим расстройством, нозогенная (вторичная) по своему происхождению, т.е. связанная с другим расстройством, одновременно существующим с невротическим и/или предшествующим ему.

Выявление данного класса сексуальной дезадаптации в контингенте лиц с ипохондрическим невротическим расстройством (18 случаев из 60), наряду с первичной (анозогенной), не связанной ни с невротическим, ни с каким либо иным расстройством, и нозогенной (вторичной) сексуальной дезадаптацией, детерминированной собственно невротическим расстройством, и обусловило проведение настоящего исследования.

Целью работы была оптимизация диагностического процесса и лечебно -профилактической помощи женщинам с ипохондрическим расстройством, пребывающих в сексуально - дезадаптированном супружестве, на основе интегративного (клинико-анамнестического, клинико-психопатологического, клинико-психологического, социально-психологического и специального сексологического) анализа сексуальной дезадаптации, которая, в одних случаях, детерминируется невротическим расстройством, в других случаях - сама его детерминирует, в третьих - существует как хронологическая и/или транснозологическая коморбидность.

Материал и методы исследования. коморбидно существующая при невротическом (ипохондрическом) расстройстве вторичная (нозогенная) сексуальная дезадаптация, обусловленная девиациями психосексуального развития в форме нарушения стереотипа полоролевого поведения (патологическое гиперфемининное поведение и трансформация полоролевого поведения с садистическим поведенческим паттерном), а также наличием нетипичной (гомосексуальной) ориентации, рассматриваемой до введения МКБ-10 как нарушение психосексуальной ориентации по объекту [10].

Клинико-анамнестический, клинико-психопатологический, клинико- и экспериментально-психологический, специальный сексологический, математико-статистический. Клинико-анамнестический метод использовался для сбора информации о преморбидном периоде, сроках и особенностях формирования ипохондрического расстройства и сексуальной дезадаптации и базировался на использовании полуструктурированного интервью. Клинико-психопатологический метод базировался на общепринятых подходах относительно психиатрического обследования пациентов [5].

Диагностика ипохондрического расстройства у женщин в сексуально-дезадаптированном супружестве осуществлялась в соответствии с клиническими критериями МКБ-10, при этом использовали карту клинико-психопатологического обследования и результаты тестирования по Опроснику выраженности психопатологической симптоматики (Symptom Check List-90-Revised - SCl-90-R) (V. Starcevic, G. Bogojevic, J. Marinkovic, 1999).

В комплекс клинического обследования входило изучение соматического состояния каждого из супругов, в том числе урологического статуса мужчин, гинекологического статуса женщин, исследование неврологического и психического состояния мужчин и женщин, их специальное сексологическое обследование.

Состояние сексуального здоровья супругов исследовали методом системно -структурного анализа по В.В. Кришталю [11]. Тип половой конституции определяли по векторной шкале Г.С. Васильченко [12]; женщин - по шкале И.Л. Ботневой [13]. Функциональность эрогенных зон и тактильные сексуальные предпочтения супругов оценивали по М.В. Екимову [14,15]. При идентификации сексуальных сценариев

использовалась типология идеалтипических сексуальных сценариев, предложенная А. Тёмкиной [16]. Кроссполовые акцентуации полоролевого поведения у супругов изучали с помощью «Методики диагностики кроссполовых акцентуаций полоролевого поведения» Б.Е. Алексеева [17]. Этапность нормативного сексуального адаптогенеза оценивали по критериям, предложенным С.Т. Агарковым [18, 19]. Особенности общего и полового воспитания супругов изучались по А.Е. Личко [20]; стили родительского поведения в родительских семьях - по Г. Крайг [21] и А. Либину [22]. Психосексуальные типы мужчин и женщин и их соответствие у супругов исследовали по методике С.С. Либиха [23].

При психодиагностическом обследовании супругов использовали проективную психодиагностическую методику L. Szondi [24] (полоролевую шкалу Dur-Moll) для определения маскулинности супругов на биогенном уровне. Для характеристики маскулинных и фемининных черт личности на уровне Я-концепции применяли полоролевую ACL - шкалу A.B. Heilbrun [25]. При оценку типа акцентуации у супругов использовали опросник Х. Shmieschek H. [26, 27], разработанный на основе концепции акцентуированных личностей К. Леонгарда.

Социологическое исследование включало изучение стажа семейной жизни, прочности семейных отношений, уровня образования, количества детей, трудовой деятельности и социальных связей супругов, взаимоотношений с коллективом и взаимосвязи этих характеристик с сексуальной дезадаптацией и невротическим расстройством. Полученные данные клинических, психологических и социологических исследований были обработаны общепринятыми в медицине статистическими методами.

Под нашим наблюдением находились 18 сексуально-дезадаптированных супружеских пар, жены в которых страдали ипохондрическим расстройством (F45.2) и где была установлена вторичная (нозогенная) коморбидно существующая сексуальная дезадаптация, детерминированная девиациями психосексуального развития у женщин.

Коморбидно существующая вторичная сексуальная дезадаптация понималась как нозогенное нарушение сексуального адаптогенеза, достигшее выраженности клинического факта, и патогенетически не связанная с ипохондрическим невротическим расстройством. Содержательно сексуальная адаптация рассматривалась нами как динамический, этапный процесс достижения супругами сексуального соответствия, установления взаимоприемлемого сексуального стереотипа, обеспечивающего синхронность стадий копулятивного цикла, адекватное удовлетворение основных психосексуальных потребностей супругов, и максимально возможное принятие стиля сексуального поведения каждого из них на основе системы взаимного положительного оценивания. Коморбидность понималась как существование двух и/или более синдромов (транссиндромальная коморбидность) или заболеваний (транснозологическая коморбидность) у одного пациента, патогенетически взаимосвязанных между собой или совпадающих по времени (хронологическая коморбидность) [29].

Результаты исследования и их обсуждение. Проведенное нами исследование показало, что коморбидная нозогенная сексуальная дезадаптация, наблюдаемая в супружеских парах, где женщина страдала ипохондрическим расстройством, имела различную детерминацию. В семи наблюдениях сексуальная дезадаптация была обусловлена девиацией психосексуального развития у женщин в форме нарушения стереотипа полоролевого поведения (у всех женщин было установлено наличие патологического гиперфемининного поведения с выраженным парафильным мазохистическим сексуально-поведенческим паттерном при правильном половом самосознании и наличии гетеросексуальной ориентации. Во всех случаях был верифицирован диагноз «Расстройство сексуального предпочтения" - F 65.5. «мазохизм».

На феноменологическом уровне это проявляется в получении удовольствия исключительно или преимущественно при унижении и физических страданиях, доставляемых сексуальным партнером. Без таких действий партнера полноценное психосексуальное удовлетворение у женщины не наступает [10]. Обычный половой акт воспринимается как «механический секс», необходимый атрибут семейной жизни.

Было установлено, что развитию сексуальной дезадаптации в актуальном (текущем) супружестве лиц с патологическим гиперфемининным поведеним способствовала утрата привычного (адекватного) сексуального партнера: в 4 случаях -

добрачного, в 3 случаях - брачного (смерть предыдущего мужа). Актуальный брачный партнер ни в одном случае не обеспечивал оптимальную сексуальную стимуляцию и психосексуальную удовлетворенность у таких женщин.

Имеющая место девиация психосексуального развития проявлялась с первых же половых актов. У женщин с патологическим гиперфемининным поведеним ретроспективно было установлено: в фазе желания копулятивного цикла - низкий уровень сексуального влечения (низкий уровень сексуального желания) при достаточно высоком общем позитивном настрое на брачного партнера; в фазе возбуждения -недостаточное половое возбуждение; в фазе пенетрации и во время фрикционной стадии - индифферентные, редко слабо приятные ощущения; в фазе оргазма - коитальная аноргазмия - относительное отсутствие оргазма (anorgasmia relativa - AORm), т.е. отсутствие оргазма во время близости с конкретным мужчиной при возможности его наступления с другим партнером в условиях адекватной эротической стимуляции. Для всех женщин этой группы высокозначимыми были сохранение актуальных брачных отношений. Кроме описанных нарушений копулятивного цикла, маркером сексуальной дезадаптации мы считали наличие парафильного фантазирования и психосексуальной неудовлетворенности: все пациентки думали о прежних сексуальных партнерах вне копулятивного цикла, а 4 пациентки во время сексуального контакта с актуальным мужем активно представляли, что имеют близость с бывшими партнерами.

Т.е. наличие девиации психосексуального развития в форме патологического гиперфемининного поведения у женщины, обуславливало неадекватность ее сексуального реагирования при парном взаимодействии с супругом, который не мог обеспечить соответствующую при данной парафилии психоэротическую стимуляцию и отреагирование. Хронологически сексуальная дезадаптация предшествовала появлению ипохондрического расстройства, но патогенетически не была с ним связана.

Дифференциация данного варианта дезадаптации проводится с первичной полоролевой (анозогенной) формой сексуальной дезадаптации, выявляемой при ипохондрическом расстройстве. Если в первом случае имеет место девиация психосексуального развития в форме непатологического гиперролевого поведения (акцентуация половой роли по Алексееву Б.Е. [17], гиперролевое фемининное поведение по Васильченко Г.С. [10]), то во втором случае имеет место патологическое гиперрролевое поведение достигшее степени нозоса. Проведенное нами изучение психогенных факторов, детерминирующих развитие ипохондрического расстройства, позволило заключить, что ни в одном случае при патологическом гиперфемининном поведении невротический ипохондрический синдром у женщин убедительно не выводился из внутреннего конфликта, связанного с особенностями сексуального функционирования или сексуального взаимодействия с партнером. В 3 случаях ипохондрическое расстройство развилось после обследования у маммолога и гинеколога (ятрогенные психогении). В 4 случаях ипохондрическая симптоматика обуславливала реактивное реагирование на реальную болезнь родителей или близких знакомых (онкопатология, туберкулез, сахарный диабет).

В следующих пяти наблюдениях сексуальная дезадаптация была также обусловлена девиацией психосексуального развития у женщин в форме нарушения стереотипа полоролевого поведения (у всех женщин было установлено наличие трансформации полоролевого поведения с устойчивым садистическим паттерном, что клинически оформлялось в виде расстройства сексуального предпочтения - F 65.5. «садизм» при правильном половом самосознании и сексуальной ориентации).

На феноменологическом уровне это проявляется в получении удовольствия исключительно или преимущественно при унижении и физических страданиях, доставляемых сексуальному партнеру. Без таких действий полноценное психосексуальное удовлетворение у женщины не наступает [10]. Отказ сексуального партнера от участия в парафильном сценарии блокирует сексуальную реализацию и возможность достижения психосексуального удовлетворения у таких женщин. Развитию сексуальной дезадаптации в актуальном (текущем) супружестве лиц с трансформацией полоролевого поведения, также способствовала утрата привычного сексуального партнера: в 3 случаях - добрачного, в 2 случаях - брачного (развод с предыдущим мужем). Актуальный брачный партнер ни в одном из изученных нами случае не обеспечивал оптимальную сексуальную стимуляцию и психосексуальную удовлетворенность таким женщинам.

Ретроспективно, у пациенток с трансформацией полоролевого поведения и устойчивым садистическим паттерном было установлен следующее: с самого начала брака - в фазе желания копулятивного цикла - достаточное сексуальное влечение (сексуальное желание) при общем высоком позитивном настрое на брачного партнера; в фазе возбуждения - достаточное половое возбуждение и наличие вагинальной секреции; в фазе пенетрации - индифферентные, редко -слабо воллюстные ощущения; в фазе оргазма - имела место коитальная аноргазмия -относительное отсутствие оргазма (anorgasmia relativa - AORm). В фазе разрешения - сниженное настроение и желание скорейшего завершения интимного контакта. Следует отметить, что в фазе возбуждения и/или в фазе оргазма все пациентки блокировали любые попытки мужа осуществить предварительные ласки груди и гениталий, негативно воспринимали их попытки осуществить даже обычный поцелуй, сами же предпринимали попытки царапать и кусать сексуальных партнеров для достижения адекватного уровня сексуального возбуждения и полноценного разрешения. В ответ на это партнер либо прерывал сексуальный контакт, либо ограничивал подобные действия, что приводило к фрустрации. Кроме описанных нарушениях сексуального реагирования в копулятивной фазе и несовпадения индивидуальных сексуальных сценариев, маркерами имеющейся сексуальной дезадаптации мы считали наличие внебрачных связей и парафильного фантазировапния: 3 пациентки реально вступали во внебрачные связи с мужчинами, отвечающими их сексуальному предпочтению (добрачными партнерами); практически все фантазировали на темы, связанные с сексуальным насилием.

Проведенное нами изучение психогенных факторов, детерминирующих развитие ипохондрического расстройства, позволило заключить, что ни в одном случае при трансформациии полоролевого поведения невротический ипохондрический синдром у женщин убедительно не выводился из внутреннего конфликта, связанного с особенностями сексуального функционирования. Хронологически сексуальная дезадаптация всегда предшествовала ипохондрическому расстройству и сопровождало его течение. В 4 случаях ипохондрическое расстройство развилось после получения информации о венерической болезни внебрачного партнера. В 1 случае - ипохондрическая симптоматика являлась результатом реактивного реагирование на реальную болезнь матери (рак молочной железы).

В 6 наблюдениях сексуальная дезадаптация была обусловлена девиацией психосексуального развития у женщин в форме нарушения сексуальной ориентации (у всех женщин было установлено наличие гомосексуальной ориентации). Так как по МКБ-10 гомосексуальная ориентация не является расстройством, в этих случаях был установлен диагноз F66.2 - расстройство сексуальных отношений, т.е. нарушение, при котором сексуальная ориентация индивида приводит к препятствиям к установлению и/или поддержанию отношений с сексуальным партнером.

На клиническом уровне сексуальная дезадаптация проявлялась в форме виргогамии (2 наблюдения), вагинизма (1 наблюдение), а также отсутствием сексуального возбуждения и оргазма при сексуальном контакте с мужем (3). Во всех случаях были выявлены адекватное биологическому полу половое самосознание и устойчивые гомосексуальные тенденции (в форме гомосексуального фантазирования). Ни одна из наших пациенток не имела опыта реального гомосексуального контакта.

Для всех женщин с патологическим гиперфемининным поведением был характерен идеалтипический брачно-пронатальный сексуальный сценарий. У женщин с трансформацией полоролевого поведения и садистическим парафильным паттерном были характерны гедонистический и рыночный (бартерный) идеалтипический сексуальные сценарии. У женщин с РСО был установлен коммуникативный сексуальные сценарии. В дальнейшем, у всех женщин с коморбидно существующей нозогенной сексуальной дезадаптацией по мере развития ипохондрической симптоматики на феноменологическом уровне доминирует синдром «дезактуализации сексуального функционирования», который маскирует наличие хронологически совпадающего с течением невротического расстройства нарушения сексуальной функции и детерминированной этим нарушением нозогенной сексуальной дезадаптации.

Динамика сексуального адаптогенеза в супружеских парах с рассмотренным вариантом сексуальной неадекватности характеризуется инадаптивностью и регрессивностью: приспособительные процессы «зависают» на стадии первичной адаптации и не достигают стадии прогрессирующей адаптации. Т.е. имеет место

нарушение нормативного сексуального адаптогенеза.

При ипохондрическом расстройстве существует, наряду с изученными нами ранее формами первичной (анозогенной) сексуальной дезадаптации, вторичной сексуальной дезадаптации (нозогенной), детерминированной собственно невротическим расстрой -ством, также и коморбидной вторичной (нозогенной) сексуальной дезадаптации, обусловленной девиациями индивидуального психосексуального развития пациенток с невротическим расстройством.

Различные детерминации сексуального несоответствия супругов предполагают использование различных терапевтических методик, тактик и стратегий. Полученные данные должны быть учтены при разработке адекватной системы психотерапевтической коррекции как ипохондрического расстройства, так и наблюдаемой при нем всех вариантов нарушений сексуального приспособления и взаимодействия.

1. Свядощ А.М. Неврозы (руководство для врачей). - СПб.: Питер Ком, 1998. - 448 с.

2. Неврозы и сексуальные расстройства /Н.К. Липгарт, Л.А. Стукаловой, И.М. Виш и др. -Воронеж: Изд-во ВГУ, 1985. - 160 с.

3. Биндер Ганс (H. Binder). Психопатии, неврозы, патологические развития //Клиническая психиатрия под. Ред. Г. Груле, Р. Юнга, В. Майер-Гросса и М. Мюллера. - М., 1967.

4. Бумке Освальд (O. Bumke). Современное учение о неврозах. - Одесса, 1928

5. Гельдер М., Гет Д., Мейо Р. Оксфордское руководство по психиатрии: пер. с англ.: Т. Кучинской, Н. Полищук: в 2- т. - К.: Сфера, 1999. - Т.1. - 300 с.

6. Абрамов В.А. Стандарты многоосевой диагностики в психиатрии. - Донецк, 2004. - 272 с.

7. Савенко С.Ю. Ипохондрический невроз. Современное понимание // Независимый Психиатрический журнал. - Москва, 2004 (2). - С. 56-60.

8. Hoffmann H. Die Nachkommenschaft bei endogenen psychosen - Berlin, 1921.

9. Кемпински А. Психопатология неврозов: пер. с пол. - Варшава, 1975. - 234 с.

10. Частная сексопатология: (Руководство для врачей) /Под. Ред. Г.С. Васильченко - Т.2. - М.: Медицина, 1983, 352 с., ил.

11. Кришталь В.В. Условия развития, варианты проявления супружеской дезадаптации супружеской пары и ее психотерапевтическая коррекция: Автореф. дис... докт. мед. наук. - Л., 1985. - 32с.

12. Васильченко Г.С. Конституциональные варианты норм половых проявлений // Сексопатология: Справочник /Под ред. Г.С. Васильченко. - М.: Медицина, 1990. - С.64-81.

13. Ботнева И.Л. Шкала векторного определения половой конституции у женщин // Сексопатология: Справочник / Под ред. Г.С. Васильченко. - М.: Медицина, 1990. - С.77-81.

14. Екимов М.В. Мастурбация и сексуальные дисфункции: Уч. Пос. - СПб: ЗАО «ХОКА», 2006. - 128с.

15. Екимов М.В. Эрогенные зоны как аспект психосексуального развития // Сексология и сексопатология. - 2003. - №4. - С. 6-8.

16. Тёмкина А. Сценарии сексуальности и гендерные различия // В поисках сексуальности / Под. ред. Е. Здравомысловой и А. Тёмкиной. - СПб.: «Дмитрий Буланин», 2002. - С.559-587.

17. Алексеев Б.Е. Полоролевое поведение и его акцентуации. - СПб.: «Речь», 2006.- 144 с.

18. Агарков С.Т. Основные этапы сексуальной адаптации супружеской пары // Мед.-психол. аспекты брака и семьи: Тез. докл. обл. н. - практ. конф. сексопатологов.-Харьков,1985.-с. 57-58.

19. Агарков С.Т. Супружеская дезадаптация. - М.: Едиториал УРСС, 2004. - 256 с.

20. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - Л.: «Медицина», 1983. - 255с.

21. Крайг Г. Психология развития. Седьмое международное издание. СПб.: Питер, 2002. - 456с.

22. Либин А. Дифференциальная психология: на пересечении российских, европейских и американских традиций: учебное пособие. - 4-е изд. испр. и доп. - М.: Эксмо, 2006. - 544.

23. Краткая сексология. Рук. для врачей. /Под ред. С.С. Либиха. - СПб.: ООО фирма «Ольга», 1998.- 148 с.

24. Szondi L. Lehrbuch der experimentellen triebdiagnostic.- Bern und Stuttgart: Verlag Hans Huber, 1960.-269 S.

25. Heilbrun A. B. Human sex-role behavior. - N. Y. Pergamon Press, 1981.- 207 p.

26. Shmieschek H. Fragebogen zur Ermittlung akzentuierter Personlichkeiten// Psychiatr., Neurol u med. Psychol., 1970. №10. - P378.

27. Реан А.А., Лукин С.Е. Методическое руководство по исследованию типов акцентуаций. - СПб.: «прайм-ЕВРОЗНАК», 1993. - 127с.

28. Snell W.E., Papini D.R. The sexuality scale: an instrument to measure Sexual-esteem, sexualdepression and sexual preoccupation // J. Sex. Research. - 1989. - V.26, - Р. 256-263.

29. Смулевич А.Б. Депрессии в общей медицине. - М.: Медицинское информационное агентство

(МИА), 2001. - 256 с.: ил.

КОМОРБ1ДНА ВТОРИННА СЕКСУАЛЬНА ДЕЗАДАПТАЦ1Я ПРИ 1ПОХОНДРИЧНОМУ РОЗЛАД1 У Ж1НОК Гавенко Н.В.

Описано вторинну коморбщну сексуаль-ну дезадаптацш при iпохондричному розладi у замiжнiх ж1нок, зумовлену девiацiями !х психосексуального розвитку. Дослiдження дозво-ляе зробити висновок о юнуванш при то-хондричному розладi сумюно з вивченими нами ранiше формами первинно! (анозогенно!) сексуально! дезадаптаци, вторинноТ сексуально! дез-адаптацiТ, детерм^ровано! наряду з невротич-ним розладом, також й комор бщно! вторинноТ сексуально! дезадаптаци, обумовлено! девн а^ями iндивiдуального психосексуального розвитку пацieнток з невротичними розладами.

Ключовi слова: вторинна коморбщна сексуальна дезадаптацiя, розлад сексуальних стосунш.

THE COMBINED SECONDARY SEXUAL DISADAPTATION BY WOMEN'S HYPOCHONDRIACAL DISORDER Gavenko N.V.

It is describe secondary (nosognosive) combined disadaptation by married women's hypochondriacal disorder with is conditioned by deviations their psycho-sexual develop-ment. The research allow to draw a conclusion about of existence by hypochondriacal disorder along with have already studied by us by forms primary (anosognosive) sexual disadaptation, secondary sexual disadaptation (nosognasive), determining by own neurotic disorder and combined secondary (nosognosive) sexual disadaptation, determining by deviations individual psycho-sexual development of patients with neurotic disorder.

Key words: secondary combined sexual disadaptation, disorder of sexual attitudes.

УДК 616.314.25/.26-76-77

ОЦ1НКА ЯКОСТ1 ЖИТТЯ ПАЦ16НТ1В З ПРИКУСОМ, ЩО ЗНИЖУеТЬСЯ, ДО ТА У ПРОЦЕС1 ОРТОПЕДИЧНОГО Л1КУВАННЯ

Дисерта^йна робота е фрагментом НДР "Оптимiзацiя, профлактика та лкування стоматологiчних захворювань ортопедичними методами", № 01020001303.

Якють життя - порiвняно нове для медицини поняття, запозичене з соцюлогп, де пщ ним розумють здатнють Ыдивщуума функцюнувати в суспiльствi вiдповiдно до свого по-ложення i отримувати задоволення вщ цього. Ще у 1948 роц ВООЗ визначила здоров'я не лише як вщсутнють хвороби, але й як наявнють фiзичного, психолопчного та соцiального благополуччя. З цього часу в медичнм практицi все частше почали звертати увагу на якють життя. При цьому патент розглядаеться не тiльки як суб'ект лiкування, але й як осо -бистють, що пiд впливом хвороби змЫюеться i повертаеться до со^уму в iншому статусi -статус хворо! людини [1].

На сьогодн вважаеться, що якiсть життя е характеристикою фiзичного, психологiчного, емоцмного i соцiального функцiонування, що мае в основi суб'ективне сприйняття. 1снуе ряд спецiальних опитувальникiв, що прицтьно вивчають окремi компоненти якостi життя, а саме психолопчний статус. У медицин якiсть життя стосуеться передуам стану здоров'я, тому в даному випадку коректно застосовувати поняття "якють життя, пов'язана зi здоров'ям" (в англомовнм лiтературi "health-related quality of life"). Цей термЫ бiльш точно вщображае суть питання, але у медичнм лiтературi все -таки частше зустрiчаеться загальний термiн "якiсть життя" [2].

ОцЫка якостi життя важлива не лише для визначення стану патента на даний момент. Вона може впливати i на вибiр тактики лiкування. Покращення прогнозу у багатьох випадках е основною метою лкування. Разом з тим оптимальним вважаеться лкування, яке не лише збтьшуе тривалють життя, але i покращуе його якiсть. З Ышого

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.