Научная статья на тему 'Клён ясенелистный (Acer negundo L. ) в Оренбуржъе'

Клён ясенелистный (Acer negundo L. ) в Оренбуржъе Текст научной статьи по специальности «Общие и комплексные проблемы естественных и точных наук»

CC BY
83
12
Поделиться
Ключевые слова
ИНТРОДУКЦИЯ / ИНВАЗИЯ / КЛЁН ЯСЕНЕЛИСТНЫЙ (ACER NEGUNDO L.) / ЭКОСИСТЕМА / INTRODUCTION / INVASION / ASH-LEAVED MAPLE TREE (ACER NEGUNDO L.) / ECOSYSTEM

Аннотация научной статьи по общим и комплексным проблемам естественных и точных наук, автор научной работы — Колтунова Александра Ивановна, Кузьмин Николай Иванович

В статье анализируются последствия использования интродуцированных видов древесных пород в озеленении и защитном лесоразведении в Оренбургской области. На основе данных лесо-устройства по учёту лесного фонда за 50-летний период выявлена ситуация инвазии интродуцированного вида клён ясенелистный (Acer negundo L.) в естественные экосистемы степи и лесостепи Оренбуржья. Рассмотрены темпы внедрения инвазионного вида как в целом по области, так и по растительным зонам. Полученные результаты свидетельствуют об опасности перерастания инвазионных процессов в экологическую катастрофу и требуют разработки программы борьбы с агрессивными видами интродуцированной флоры.

THE ASH-LEAVED MAPLE (ACER NEGUNDO L.) IN ORENBURZHYE

The article deals with the analysis of the consequences of using introduced tree species in landscape gardening and protective afforestation of the Orenburg region. Based on the data of the forest reserves inventory over the 50-year period, there was revealed the situation with the introduced species of ash-leaved maple (Acer negundo L.) invasion into natural steppe and forest-steppe ecosystems of Orenburzhye. The rates of the invasive species introduction in the region as a whole and in the plant zones have been considered. The results obtained are indicative of the threat that the above invasive processes can gradually develop into an ecological disaster, and hence, there is the need of a special program to combat the aggressive species of introduced flora to be developed.

Текст научной работы на тему «Клён ясенелистный (Acer negundo L. ) в Оренбуржъе»

лен в Закавказье местными племенами. В итоге Закавказский первичный микроочаг винограда в культуре создавался двумя древнейшими этносами — синокавказским и индоевропейским. Жители Урарту внесли свой вклад в этот очаг много позже.

Интересно, что в других районах Анатолии культура винограда отмечена позднее, чем на юго-востоке, в III—II тыс. до н.э. (табл.), хотя, например, тут развивалась мощная цивилизация хеттов. Хетто-лувийский этнос относится к тем же индоевропейцам, их язык возник в начале IV тыс. до н.э. Учёные считают, что этот этнос был близок племенам, занимавшим в древности Балканы [6]. Известно [2], что на юге Анатолии существовал ещё один древнейший в Азии микроочаг — Южноанатолийский. Он был представлен поселениями Хаджилар и Чатал-Гуюк, они развились по типу Юго-восточноанатолийского микроочага, но Чатал-Гуюк в начале VI тыс. до н.э. исчез от пожара. В поселениях, кроме полевых растений, в VII—V тыс. до н.э. были найдены плоды P. atlantica, миндаля (типа A. communis L.), дикой яблони, но винограда там не было. Оба поселения лежали в межгорной Конийской долине на засушливых холмистых отрогах хребта Тавр [3—6]. Можно полагать, что V. vinifera в этих местах не произрастал, далеко же на севере Турции в поймах рек Кызыл-Ирмак, Ешиль-Ирмак и др. он обычен и в настоящее время.

Итак, раннее окультуривание V. vinifera произошло в горах юго-восточной части Малой Азии и в соседнем Закавказье, т.е. в Юго-восточно-анатолийском и Закавказском микроочагах. На запад Анатолии, в другие районы западной Азии завозили уже культивируемый виноград в конце IV — начале II тыс. до н.э. (табл.), а в Месопотамию — ещё в середине IV тыс. до н.э. [9]. Ряд авторов считают, что виноград в Закавказье окультуривали самостоятельно, т.е. названные выше два микроочага винограда, как и ряд других растений, являются автохтонными.

Полагали, что культура винограда в Европе тоже автохтонна [9], но не было надёжных па-леонаходок. Теперь установлено, что в Восточной Европе ещё в IV тыс. до н.э. окультурены виноград, а также абрикос, алыча (здесь же была найдена и культигенная слива домашняя) [4]. Территориально это был Буго-Днепровский микроочаг,

являвшийся дериватом (продолжением) древнего Балканского очага [2]. В неолите в свайных постройках Швейцарии находили семена винограда, но это была эпоха собирательства на территории Европы (см. выше). Несомненно, что и в других районах Европы тоже окультуривали V. ут/вга, так что профессор А.М. Негруль выделил особую западноевропейскую группу сортов винограда [1]. Судя по данным истории [8 и др.], в Европе окультуриванием видов растений занимались племена тех же древних индоевропейцев.

Итак, окультуривание винограда (утувга), ныне чрезвычайно богатого своими сортами, достоверно подтверждено в 32 палеоэтноботанических находках от юга Европы (Балканы) и её востока (Днестровско-Прутский район), по всей территории Переднеазиатского раннеземледельческого очага (Передняя и Малая Азия, Ближний Восток) в V—III тыс. до н.э. и до севера Средней Азии. Из них наиболее молодые самостоятельные очаги окультуривания винограда приходятся на крайний юго-запад Средней Азии, что на границе с южной частью современного Туркменистана (Геоксюрский и Мургабский оазисы, II тыс. до н.э.), и на север Средней Азии (Хорезм, конец II — начало I тыс. до н.э.). Касаясь же самых последних во времени очагов окультуривания винограда на юге Средней Азии (Таджикистан, начало н.э.) [10], отметим, что они палеоэтноботанически пока что не датированы.

Литература

1. Витковский В.Л. Плодовые растения мира. СПб.: Лань, 2003. 592 с.

2. Шнирельман В.А. Идеи Н.И. Вавилова и современные данные о формировании ранних очагов производящего хозяйства // Вавиловское наследие в современной биологии. М.: Наука, 1989. С. 299-317.

3. Возникновение и развитие земледелия / Под ред. В.Д. Бла-ватского, А.В. Никитина. М.: Наука, 1967. 232 с.

4. Янушевич З.В. Культурные растения Юго-запада СССР по палеоботаническим исследованиям. Кишинёв: Штиинца, 1976. 216 с.

5. Лисицына Г.Н., Прищепенко Л.В. Палеоэтноботанические находки Кавказа и Ближнего Востока. М.: Наука, 1977. 128 с.

6. Андрианов Б.В. Земледелие наших предков. М.: Наука, 1978. 168 с.

7. Массон В.М. Первые цивилизации. Л.: Наука, 1989. 280 с.

8. Мерперт Н.Я. Болгаро-советская экспедиция по изучению памятников энеолита и бронзового века // Проблемы зарубежной археологии: краткие сообщения института археологии АН СССР. М.: Наука, 1984. Вып. 180. С. 3-11.

9. Жуковский П.М. Культурные растения и их сородичи. Л.: Колос, 1971. 752 с.

10. Авдеев В.И. Ещё раз об автохтонности Vitis \inifera Ь. в природе и культуре // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2017. № 2 (64). С. 210-212.

Клён ясенелистный (Acer negundo L.) в Оренбуржъе

А.И. Колтунова, д.с.-х.н., профессор, Н.И. Кузьмин,

к.с.-х.н., ФГБОУ ВО Оренбургский ГАУ

Процесс интродукции — внедрение какого -либо биологического вида в новую для него среду обитания — имеет как положительные, так и отри-

цательные аспекты. Относительно положительным в сфере интродукции растений можно считать опыт внедрения в озеленение населённых пунктов декоративных растений иных растительных зон, поскольку они существенно повышают эстетическую оценку создаваемых насаждений. Однако эффек-

тивность выполнения интродуцентами экологических функций, в частности поглощения элементов, загрязняющих окружающую среду, в полной мере не изучена, что пока не позволяет говорить об экоцелесообразности указанного процесса.

Использование интродуцентов в защитном лесоразведении имеет ярко выраженные негативные последствия, поскольку запускает процесс внедрения этих видов в аборигенные экосистемы, что практически сводит к нулю целесообразность проведённой работы. В первую очередь это относится к таким биологическим видам, как клён ясенелистный, вяз перистоветвистый и т.п. К сожалению, экологически катастрофические последствия недостаточно продуманных действий в лесоразведении становятся очевидными по истечении длительного периода времени, что наглядно демонстрирует ситуация с клёном ясене-листным. Что же касается вяза перистоветвистого, то окончательные заключения делать ещё рано, хотя негативные инвазивные качества этого вида имеют место.

Клён ясенелистный, или американский (Acer negundo L.) — североамериканский вид [1], интро-дуцирован в Европе в XVII в., в России появился в конце XVIII в. Широкое использование данного вида в озеленении объясняется его предельной неприхотливостью: растёт быстро, ухода не требует, к почвам достаточно нетребователен, к температурным колебаниям устойчив.

Очевидные недостатки этого вида: недолговечность (в озеленении — до 30 лет); низкая декоративность; хрупкость и ломкость древесины, приводящая к частым падениям стволов; максимально высокая корнеотпрысковая и порослевая активность, значительная семенная продуктивность, обеспечивающие крайне быстрое возникновение непроходимых зарослей; обилие пыльцы, вызывающей аллергию; выделение токсических веществ как корневой системой, так и листьями, которые подавляют рост любых иных представителей растительности как древесно-кустарниковой, так и травянистой [2], компенсируются низкой себестоимостью создаваемых насаждений, что в конечном итоге и привело к широкому использованию этого вида в озеленении на всей территории России.

В XX в. началось внедрение клёна ясенелистного в естественные экосистемы, наиболее интенсивно — в лесостепной зоне, что можно проследить

на примере Оренбуржья, как одного из типичных регионов активной инвазии видов-«завоевателей».

Материал и методы исследования. Материалом для исследования стали данные лесоустройства лесного фонда Оренбургской области, проведённого в 1966, 1983, 1993, 2007 гг. и данные учёта лесов Гослесфонда области по состоянию на 01.01.2014, 2015, 2016, 2017 гг., а также данные лесоустройства городских лесов г. Оренбурга 2017 г.

Метод исследования — анализ исходных показателей.

Результаты исследования. В Оренбуржье клён ясенелистный появился как перспективный вид для целей озеленения в конце XIX — начале XX столетия. Так, в 1904 г. лесничий Симеон Ару-тюнович Авитесянц заложил дендрарий (6,5 га) в пойме реки Каргалки под Оренбургом, в состав 70 древесных пород которого был включён и клён ясенелистный. На сегодняшний день дендрарий представлен преимущественно зарослями данного вида, борьба с которыми не имела успеха и который погубил практически все наиболее ценные виды.

В настоящее время в озеленении населённых пунктов области данный вид широко распространён, кроме того, встречается и в защитных лесонасаждениях, что в конечном итоге создало благоприятные условия для его внедрения в экосистемы Южного Предуралья.

Данные материалов лесоустройства Оренбургской области по экспансии клёна ясенелистного представлены в таблице 1 и на рисунке 1.

За 2017 г. данных по лесоустройству в области нет, в материалах Государственного учёта лесов на 01.01.17 г. зафиксирована цифра 20,2 тыс.га клёна, или 4,73% площади лесного фонда. В городских лесах Оренбурга, где было проведено лесоустройство, выявлен 151 га клёна из 1656 га лесного фонда — 9,1%. Таким образом, за 17 лет — с 1966 по 1983 г. произошло увеличение площадей, занятых клёном, в 42 раза (!), за 10 лет — с 1983 по 1993 г. площадь данного вида увеличилась на 2348 га, или на 23,6%; за 14 лет — с 1993 по 2007 г. площадь кленовых насаждений возросла на 7204 га, или на 58,5%, т.е. можно констатировать, что в 60-е гг. прошлого столетия началась экспансия данного вида в Южном Предуралье, преимущественно в пойменные формации. В последующем темпы процесса сохранились, что наглядно иллюстрирует график, представленный на рисунке 1.

1. Инвазия клёна ясенелистного в аборигенные экосистемы лесного фонда в Оренбургской области

Год Распро странение Площадь лесного фонда

общая, га клён

га %

1966 3 района области из 27 511857 239 0,05

1983 повсеместно 512496 9958 1,94

1993 - 516661 12306 2,38

2007 - 517528 19510 3,75

Рис. 1 - Динамика показателей инвазии клёна ясенелистного в экосистемы Оренбуржья

- .flstoctetib -Степь

mj 1993 г 007

2. Динамика инвазии клена ясенелистного в аборигенные экосистемы растительных зон Оренбургской области

Год Растительная зона Площадь лесного фонда

общая, га клён

га %

1966 лесостепь степь 190573 321284 84 155 0,044% 0,048

1983 лесостепь степь 190886 321610 3834 6124 2,0 1,90

1993 лесостепь степь 209999 306662 5971 6335 2,84 2,07

2007 лесостепь степь 203254 314274 10675 8835 5,25 2,81

Рис. 2 - Динамика показателей инвазии клёна ясенелистного экосистемы растительных зон

Анализ внедрения клена ясенелистного в естественные экосистемы растительных зон области — степи и лесостепи указывает на проявление определенной тенденция (табл. 2, рис. 2).

Как следует из представленных данных в таблице 2 и на рисунке 2, экспансия инвазионного вида в естественные экосистемы лесостепи проходит с явно большей интенсивностью, нежели в условиях степи. Так, в 1966 г. процентное соотношение земель, занятых кленом, и земель лесного фонда в указанных растительных зонах было практически одинаково, в 2007 г. это соотношение в лесостепи превышало инвазию указанного вида в степи почти в 2 раза.

Указанная тенденция завоевания территории видом «агрессором» сохраняется и в настоящее время, и с уверенностью можно сказать, что эта ситуация характерна для многих регионов России. Смена растительного компонента в экосистеме неминуемо влечет за собой радикальные изменения биотических компонентов — деградация почвенных организмов, исчезновение животных и птиц, утративших местообитание, непредсказуемые трансформации состава насекомых и т.д. [3], что в суммарном итоге чревато распадом экосистемы и дрейфом растительных зон: «Леса предшествовали человеку — пустыни следовали за ним» (Ф.Р. де Шатобриан).

Выводы. Исследуемая ситуация имеет тенденцию перерастания в экологическую катастрофу

и требует принятия неотложных мер для сохранения аборигенных видов флоры. Необходимо официально признать клён ясенелистый, или американский (Acer negundo L.), сорным видом [4] и разрешить (и стимулировать!) уничтожение данного вида в естественных экосистемах. Последнее требует разработки специального пакета официальных документов по борьбе с сорными видами флоры.

В отношении клёна ясенелистного эффективных мер борьбы (кроме химических) не разработано. В частности, вырубка приводит к резкому увеличению корнеотпрысковой и порослевой активности, которая сохраняется до 30 лет и обеспечивает формирование зарослей. Следовательно, необходимы научные исследования по созданию методики проведения экологически и экономически обоснованных мероприятий по изъятию клёна-убийцы из естественных и искусственных лесных насаждений страны.

Литература

1. Ерёменко Ю.А. Аллелопатические свойства адвентивных видов кустарниковых растений // Промышленная ботаника. 2012. Вып. 12. С. 188-193.

2. Золотухин А.И., Супига Е.М. Сорные древесные растения // Вопросы экологии охраны природы в лесосотепной и степной зонах: междунар. межвед. сб. науч. тр. Самара: Самарский университет, 1999. С. 192-196.

3. Куклина А., Виноградова Ю. Фитоинвазии: опасность и экологические последствия // Наука и жизнь. 2015. № 5.

4. Томас С. Элайс Североамериканские деревья. Определитель. Новосибирск: «ГЕО», 2014. 959 с.