Научная статья на тему 'Китайская инициатива «Один пояс, один путь» как вектор внешнеэкономической политики Азербайджана'

Китайская инициатива «Один пояс, один путь» как вектор внешнеэкономической политики Азербайджана Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
919
151
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Китай / Азербайджан / ЭПШП / железная дорога «Баку􏰀Тбилиси􏰀Карс» / сопряжение. / China / Azerbaijan / Silk Road Economic Belt / Baku􏰀Tbilisi􏰀Kars railway / conjunction

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Мокрецкий Александр Чеславович

26 лет назад были установлены дипломатические от􏰀 ношения между Азербайджаном и Китаем, за эти годы сотрудничест􏰀 во двух стран поступательно развивается. Пекин, максимально заин􏰀 тересованный в поиске новых возможностей для реализации собст􏰀 венных целей и задач (и особенно через мегапроект «Экономический пояс Шелкового пути»), комплексно «осваивает» территорию СНГ, увязывая развитие КНР с развитием каждой из постсоветских стран. Азербайджан, убежденный в своем уникальном географическом по􏰀ложении в Евразии, желает играть роль транспортно􏰀логистического хаба между Европой и Азией и возлагает большие надежды на Китай.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Мокрецкий Александр Чеславович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CHINESE INITIATIVE “ONE BELT, ONE ROAD” AS A VECTOR OF FOREIGN ECONOMIC POLICY OF AZERBAIJAN

Diplomatic relations between Azerbaijan and China were established 26 years ago, and cooperation of both countries has been steadily developing over the years. Beijing, which is most interested in finding new opportunities to realize its own goals and objectives (especially through the Silk Road Economic Belt mega􏰀project), is comprehensively «cultivating» the territory of the CIS, linking its own development with the development of all post􏰀Soviet countries. Azerbaijan, convinced of its unique geographical position in Eurasia and wishing to play the role of a transport and logistics hub between Europe and Asia, pins its high faith on the PRC.

Текст научной работы на тему «Китайская инициатива «Один пояс, один путь» как вектор внешнеэкономической политики Азербайджана»

DOI: 10.24411/2618-6888-2018-10024

А.Ч. Мокрецкий

КИТАЙСКАЯ ИНИЦИАТИВА «ОДИН ПОЯС, ОДИН ПУТЬ» КАК ВЕКТОР ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ АЗЕРБАЙДЖАНА*

Аннотация. 26 лет назад были установлены дипломатические отношения между Азербайджаном и Китаем, за эти годы сотрудничество двух стран поступательно развивается. Пекин, максимально заинтересованный в поиске новых возможностей для реализации собственных целей и задач (и особенно через мегапроект «Экономический пояс Шелкового пути»), комплексно «осваивает» территорию СНГ, увязывая развитие КНР с развитием каждой из постсоветских стран. Азербайджан, убежденный в своем уникальном географическом по-

* Статья подготовлена на основе аналитических статей и материалов двух ведущих интеллектуальных центров республики Азербайджан (АР), а также по публикациям СМИ. Речь идет о Центре экономического и социального развития (cesd.az) и Центре стратегических исследований при президенте Республики Азербайджан (или SAM, sam.az/en). Центр экономического и социального развития был создан в 2005 г. с целью содействия теоретическим и практическим исследованиям современных социально-экономических проблем. Центр стратегических исследований при президенте Республики Азербайджан был учрежден в ноябре 2007 г. для координации внешнеполитического курса АР и подготовки аналитических материалов для государственных органов в области политики, экономики и безопасности.

ложении в Евразии, желает играть роль транспортно-логистического хаба между Европой и Азией и возлагает большие надежды на Китай.

Ключевые слова: Китай, Азербайджан, ЭПШП, железная дорога «Баку-Тбилиси-Карс», сопряжение.

С момента установления дипломатических отношений между Азербайджанской Республикой (АР) и Китайской Народной Республикой 2 апреля 1992 г. двусторонние связи динамично развиваются. Пекин, максимально заинтересованный в реализации собственных внешнеполитических целей и задач (в том числе через сухопутный компонент инициативы «Один пояс, один путь», мегапроект «Экономический пояс Шелкового пути»), методично наращивает свое влияние в регионе, активно проникая в ключевые для Китая сферы и используя неудачи своих партнеров — Москвы, Вашингтона, Брюсселя. В свою очередь Азербайджан, «расположенный на историческом Шелковом пути, являясь пространством, где сливались различные цивилизации»1, желает играть роль транспортно-логи-стического хаба между Европой и Азией и поэтому возлагает большие надежды на КНР.

Инфраструктура

и транспортно-логистическое сотрудничество

Азербайджан убежден в своем уникальном, «ключевом» географическом положении в Евразии2. Идея строительства «Великого Шелкового пути» (ВШП) и «золотая мечта» о необходимости использования железнодорожной ветки «Баку—Тбилиси—Карс» (БТК) являются «притчей во языцех». В частности, азербайджанские эксперты рассматривают БТК как «железное основание для Шелкового пути», «транспортный коридор, способный создать колоссальный и процветающий рынок вдоль маршрута», «важный узел между Европой и Азией, Востоком и Западом», «главный региональный транспортный проект XXI в.», а сам Азербайджан — как «геоэкономический опорный пункт» в регионе (geo-economic pivot). Заметно увеличилось количество публикаций на эту тему3.

Азербайджанские комментаторы убеждены, что запуск железной дороги «Баку—Тбилиси—Карс» превратил Транскаспийский между-

народный транспортный маршрут (ТМТМ) в приоритетный для Китая вектор транспортировки грузов в Европу4. Вместе с тем очевидно, что для КНР данный путь является только одним из шести перспективных маршрутов. Аналогичную точку зрения высказывают и российские эксперты5.

Что касается других международных стратегических проектов, то Азербайджан намерен активно использовать все имеющиеся инициативы — американскую, европейскую, китайскую и российскую — в своих национальных интересах. Тем более, что Азербайджан находится в средоточии трех крупных региональных энергетических и транспортных проектов: TRACECA Евросоюза, китайского ЭПШП и коридора «Север—Юг» России, Азербайджана и Ирана6. Безусловно, Баку не исключает вступления в ЕАЭС, правда, при условии, что Москва займет азербайджанскую позицию в решении проблемы нагорно-карабахского конфликта. Кроме того, Азербайджан, принятый в ШОС в качестве нового партнера по диалогу, намерен убедить Китай и другие страны, примкнувшие к экономической программе «Один пояс, один путь», присоединиться к своему проекту (БТК).

Сама идея «Великого Шелкового пути» связана с именем первого президента АР, отцом Ильхама Алиева — Гейдаром Алиевым. Согласно информации, представленной на сайте президента Азербайджана, в сентябре 1998 г. в Баку был проведен международный форум по восстановлению и развитию этого пути. Он играет «свою историческую роль в развитии сотрудничества, обеспечении мира, благополучия и процветания в каждой стране и на всем евразийском пространстве». Основными целям проекта7 были названы:

• развитие торгово-экономических отношений стран региона;

• развитие транспортных сообщений — международных перевозок грузов и пассажиров;

• разработка программ согласованных действий по организации мультимодальных (комбинированных) перевозок.

Таким образом, можно констатировать, что Азербайджан интересуют три стратегические области: энергетика, транспортные коридоры, включая торговлю и логистику, и развитие новых технологий. Именно в контексте этих приоритетных направлений развития рассмотрим сотрудничество АР с Китаем.

Азербайджанские эксперты весьма оптимистично оценивают итоги 2017 г. в плане развития транспортно-логистической сферы8, которая признана руководством страны потенциальным локомотивом развития ненефтяного сектора. Тем более, что И. Алиев, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности в 2017 г., подчеркнул, что увеличение грузоперевозок через Азербайджан и Каспийское море «будет играть очень важную роль в нашей экономике. Транзит гораздо более ценен, чем природные ресурсы, потому что

9

природные ресурсы рано или поздно закончатся» .

И действительно, 2017 год запомнился рядом важных событий на Южном Кавказе.

30 октября 2017 г. состоялось открытие железной дороги «Баку— Тбилиси—Карс» в Бакинском международном морском торговом порту. По случаю торжественного события информагентство АЗЕРТАДЖ представило текст репортажа и интервью первых лиц телеканалу Euronews10. В церемонии участвовали президент Азербайджана И. Алиев, президент Турции Р.Т. Эрдоган, главы правительств Казахстана, Грузии, Узбекистана, а также делегации Таджикистана и Туркменистана. В тот же день по БТК был отправлен первый грузовой поезд из 32 контейнеров, груженных зерном.

В апреле 2017 г. ЗАО «Азербайджанское Каспийское морское пароходство» и АО «Казахстанские железные дороги» создали совместное предприятие в сфере грузовых перевозок по Транскаспийскому международному транспортному маршруту. В июне 2017 г. в Астане Международная ассоциация ТМТМ в рамках заседания участников коридора ТМТМ подписала меморандум о сотрудничестве с Ассоциацией транспорта и коммуникаций Китая11.

Продвигается проект «Север—Юг». Ожидается, что в течение 2— 3 лет он будет полностью введен в эксплуатацию. В марте 2017 г. был успешно пущен тестовый поезд через пограничный железнодорожный мост через р. Астарачай. В феврале 2017 г. Иран приступил к строительству участков железной дороги «Казвин—Решт» и «Астара (Иран)—Астара (Азербайджан)». При этом Азербайджан в течение следующих 15 лет будет эксплуатировать железнодорожные объекты в иранской Астаре в качестве оплаты за строительство железнодорожного участка, соединяющего две страны. Кроме того, Азербай-

джан выделил Ирану кредитную линию на 500 млн долл. для финансирования строительства железной дороги «Решт—Астара»12.

В марте 2016 г. И. Алиев подписал распоряжение о мерах по созданию в поселке Алят Гарадагского района Баку, включая территорию нового Бакинского международного морского торгового порта, специальной экономической зоны (СЭЗ) типа зоны свободной торговли. Работа по созданию СЭЗ продолжается. Одновременно в самом порту подходит к концу первая фаза строительства. Ожидается, что она будет завершена ближе к середине 2018 г.13, после чего объемы обработки грузов составят 1280 т в сутки.

АР не собирается останавливаться на достигнутом. По прогнозам, грузооборот между ЕС и КНР к 2030 г. увеличится в 2 раза. Чтобы не оставаться в стороне от масштабных проектов, Азербайджан с 2010 по 2022 г. инвестирует около 5 млрд долл. в развитие железных дорог14. Большая часть средств пойдет на реконструкцию и электрификацию железнодорожных путей, капитальный ремонт железной дороги «Баку—Беюк-Кесик», обновление парка вагонов, закупку пассажирских и грузовых локомотивов.

В феврале 2018 г. ЗАО «Азербайджанские железные дороги» и китайская Корпорация по строительству железнодорожных мостов подписали меморандум о сотрудничестве15. Согласно документу, Транскаспийский торгово-транзитный коридор «Восток—Запад» расширяет возможности диверсификации маршрутов и является для европейцев одним из приоритетных коридоров. Весьма значимым достижением в деле повышения конкурентоспособности Транскаспийского коридора стал ввод в строй вышеупомянутой железной дороги БТК.

Китайская сторона активно присматривается к инфраструктурным проектам в АР. В частности, в обзоре SAM (Центра стратегических исследований при Президенте Республики Азербайджан) отмечается, что БТК будет «инструментом для успешной региональной кооперации между Южным Кавказом и его соседями из Центральной Азии, Россией Китай показал интерес к данному проекту и обсуждал возможности для сотрудничества»16. В свою очередь посол КНР в АР Вэй Цзинхуа подчеркнул, что Азербайджан играет важную роль в развитии международных маршрутов, значительно расширяя экономическое сотрудничество Китая со странами Центральной

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Азии, Южного Кавказа и Европы17. А президент Китайского центра глобализации Хао Ван полагает, что у двух стран немало общих интересов: построенная осенью 2017 г. железная дорога «Баку—Тбили-си—Карс» стала важным элементом для транспортировки китайских грузов в Европу. Китай хочет видеть Азербайджан полноценным участником инициативы «Один пояс, один путь»18.

Финансовая кооперация и бизнес-контакты

По данным СМИ Азербайджана19, правительство Китая в первом квартале 2016 г. инвестировало в различные сферы экономики страны 419 млн долл. Баку направил инвестиции в 59 проектов, реализуемых в Китае; общий объем этих капиталовложений составил 7,8 млн долл. Китайские компании участвуют в Азербайджане в 12 проектах стоимостью свыше 640 млн долл. В АР действуют 113 компаний с китайским капиталом, которые работают в сферах строительства, сельского хозяйства, связи, услуг, торговли и др.20

Двустороннее сотрудничество развивается в транспортном и энергетическом секторах. В Нахичевани на основе китайских технологий производятся автомобили и началась диверсификация этой продукции. Компания Sirena Motors открывает новое региональное представительство в г. Лянкяран21. Региональный офис официального дилера китайских автомобилей в Азербайджане будет заниматься продажей автомобилей и запасных частей, а также сервисом марок Changan, BAIC, GAC, JAC и др.

Здесь же стоит отметить расширение формата бизнес-контактов. В августе 2016 г. в Баку состоялась встреча представителей Азербайджанского фонда поощрения экспорта и инвестиций (AZPROMO) и Совета поощрения международной торговли Китая (CCPIT). На регулярной основе проводятся заседания в рамках азербайджано-китайской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Поступает информация о том, что Китай заинтересован в участии в СЭЗ/ЗСТ, создаваемой Азербайджаном в Аляте22. В частности, Бакинский международный морской торговый порт получил 34 погрузчика от Международного центра по экономическому и техническому обмену Китая23. Как отметил посол Вэй

Цзинхуа, Китай уделяет большое внимание особенным преимуществам Азербайджана в Евразийском транспортном узле. По этой причине китайские компании поддерживают сотрудничество с Азербайджаном в сфере транспорта и логистики24.

6 февраля 2018 г. в Пекине состоялся 9-й бизнес-форум сто-рон25. Баку стремится привлечь китайские инвестиции в ненефтяной сектор экономики Азербайджана.

В Пекине открылось торговое представительство Азербайджа-на26. С работой торгпредства связывают продвижение бренда Made in Azerbaijan, привлечение китайских инвестиций в экономику Азербайджана и защиту интересов азербайджанских компаний. Как заявил Ш. Мустафаев, министр экономики АР, потенциал расширения двусторонних экономических связей очень высок, оба

27

государства успешно сотрудничают в инвестиционной сфере . В 2016—2017 гг. были организованы три экспортные миссии в Китай, в 2018 г. Азербайджан примет участие еще в трех выставках, ведутся переговоры об открытии «Азербайджанского винного дома» в Международном центре торговых операций в Шанхае.

Вместе с тем западные аналитики призывают страны Южного Кавказа и Азербайджан, в частности, не терять контроль над природными ресурсами и инфраструктурой из-за «кредиторского империализма» Китая, поскольку Пекин рассматривает регион всего лишь как экономический коридор в рамках своей инициативы «Один пояс, один путь»28.

За последние годы китайское правительство выделило АР гранты на 70 млн долл.29, и уже получено более 60 млн долл. В частности, в конце 2017 г. в Нахичевани китайской стороной было передано более 20 единиц различной сельскохозяйственной техники (бульдозеры, экскаваторы, грейдеры). За счет грантов Азербайджан приобрел более 150 мусоровозов, водовозов, ассенизаторских машин, самосвалов и другой техники. Ожидается партия новых машин для обновления парка коммунальной техники.

Преподаватель Азербайджанского государственного экономического университета А. Асланли называет причины заинтересованности КНР в Южном Кавказе30:

1. Китай осознает, что получение нового рынка и зоны экономических интересов служит фактором наращения его глобальной силы.

2. КНР получает возможность:

• ограничить угрозы, исходящие как из региона, так и от субъектов МО за его пределами (в частности, минимизировать усилия Вашингтона по сдерживанию Китая и посягательству на его территориальную целостность), ослабить деятельность противников Китая в регионе, насколько это возможно;

• оценить энергетические ресурсы региона и за их счет диверсифицировать свой энергоимпорт;

• препятствовать развитию энергетических маршрутов, следующих западнее региона (и особенно Транскаспийскому энергетическому сотрудничеству), и тех проектов, которые становятся преградой для доступа КНР к природным ресурсам восточного побережья Каспия;

• получить выгоды от транспортных проектов «Восток—Запад» («Железный Шелковый путь», или БТК);

• сбить накал этнических проблем в КНР и ограничить риски для территориальной целостности Китая, в частности, путем предотвращения официальной/неофициальной поддержки «Восточного Туркестана» в СУАР КНР через Кавказ.

Новые технологии и военное сотрудничество

Стороны сочли важным обратить внимание на развитие технологического сектора. Запускаются сайты на китайском языке, например, на АЗЕРТАДЖ (и реализация с «Хуавэй» проекта «Красивый Азербайджан»). Ведутся переговоры с компанией «Хуавэй» по созданию СП по производству смартфонов. Китайская сторона проявляет активный интерес к налаживанию сотрудничества с Азербайджаном в сфере информационно-коммуникационных технологий, который еще более возрос в свете запуска первого азербайджанского телекоммуникационного спутника Azerspace.

Поступают сообщения о том, что «Парк высоких технологий» Национальной академии наук Азербайджана создаст портал, который станет площадкой для налаживания связей предпринимателей Китая и Азербайджана. Формат сотрудничества азербайджанских и

китайских бизнесменов был обсужден в ходе открытия в ноябре 2017 г. Центра трансферта технологий. Стороны рассмотрели вопросы развертывания в Азербайджане производства LED ламп и литий-ионных батарей31.

Расширяются двусторонние военные связи. Во время визита в КНР в конце апреля 2018 г.32 министр обороны АР З. Гасанов провел встречи с заместителем председателя ЦВС КНР Сюй Циляном, членом Госсовета КНР, министром обороны Вэй Фэнхэ, командующим Западной зоной КНР, генерал-полковником Чжао Цзунци и другими официальными лицами военно-политического руководства. На встречах обсуждались вопросы региональной безопасности на Южном Кавказе и в Восточной Азии, состояние и перспективы развития сотрудничества между Азербайджаном и Китаем в военной, военно-технической, военно-образовательной сферах, представляющих взаимный интерес.

Китайские генералы отметили исторический характер дружеских отношений сторон, новые возможности для сотрудничества КНР и Азербайджана в рамках инициативы «Один пояс, один путь» и огромную поддержку Азербайджана этой стратегии. В свою очередь министр обороны АР выразил признательность китайской стороне за поддержку позиции Азербайджана в урегулировании армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта: Китай, как и прежде, является сторонником разрешения конфликта в соответствии с нормами и принципами международного права в рамках территориальной целостности Азербайджана33.

Министерство обороны АР сотрудничает с рядом корпораций и компаний КНР, производящих продукцию военного назначения. Генерал-полковник З. Гасанов подчеркнул, что в рамках данного сотрудничества на постоянной основе осуществляются взаимные рабочие визиты должностных лиц, а также встречи экспертов. Кроме того, азербайджанская сторона подтвердила, что всестороннее сотрудничество с Китаем является одним из приоритетных направлений внешней политики страны.

27 апреля 2018 г. между министерствами обороны АР и КНР был подписан документ об оказании военной помощи. В рамках визита азербайджанская делегация посетила компании CETC International (производство электронных компонентов и электронного оборудо-

вания), Poly Technologies (производство ракет и другой продукции военного назначения) и другие предприятия оборонно-промышленного комплекса Китая.

Сопряжение проектов развития

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

За 25 лет сотрудничества между КНР и Азербайджаном товарооборот сторон увеличился в 500 раз, достигнув 770 млн долл. По итогам 2017 г. он составил рекордные 1,2 млрд долл., что на 43 % больше показателя 2016 г. Китай занимает 4-е место среди основных внешнеторговых партнеров Азербайджана, в том числе 3-е место в импорте и 8-е место в экспорте34. По мнению Пекина, Азербайджан обладает «богатыми природными ресурсами» и «благоприятными почвенно-климатическими условиями». Есть большой потенциал для взаимодействия двух стран в области земледелия, переработки сельскохозяйственной продукции и шелководства (Азербайджан намерен производить шелк, закупив у Китая личинки тутового шелкопряда и 1,6 млн тутовых саженцев). В Азербайджане же производится высококачественная фруктово-овощная продукция, способная заинтересовать Китай.

Азербайджанская AS Group Investment и крупная китайская компания China CAMC Engineering Co., Ltd. в феврале 2018 г. в Пекине подписали договор о сотрудничестве по реализации проекта «Апше-рон Агропарк»35. Согласно достигнутому соглашению, CAMCE направит в проект 140 млн долл. Производство фруктов и овощей предназначено не только для внутреннего рынка, но и для стран СНГ, Персидского залива и Европы. Реализация проекта поспособствует успешному развитию ненефтяного сектора АР и узнаваемости бренда Made in Azerbaijan.

В области энергетики наиболее важную роль играет взаимодействие в нефтегазовой области. Азербайджанская нефтяная компания SOCAR 15 лет сотрудничает с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC), у которой она закупила оборудование для нефтехимической сферы на сумму свыше 500 млн долл. Во время форума «Пояс и путь» в мае 2017 г. компании подписали меморандум о взаимопонимании в рамках проекта SOCAR GPC36, а также

договор о предварительном детальном проектировании газоперерабатывающего завода и полиэтиленового нефтехимического комплекса37. В рамках проекта GPC планируется создать газоперерабатывающий и нефтехимический комплекс в 15 км от Баку, мощность которого составит около 10 млрд куб. м газа в год, а также целый ряд газоперерабатывающих установок. Стоимость проекта SOCAR GPC, по первоначальным оценкам, составляет приблизительно 4 млрд долл.

Таким образом, Азербайджан ищет «новые пути в отношениях с КНР в целях содействия региональной безопасности и стабильности, обеспечения энергетической безопасности, стимулирования экономических и политических реформ»38. По мнению научного сотрудника Китайской академии международных проблем Бай Лянь-лэя, Азербайджан является «идеальным партнером по строительству ЭПШП» по трем причинам39. Во-первых, Каспийское побережье, на котором расположена страна, становится новой связующей зоной экономических интересов Восточной Азии, Европы и России, то есть некой конвергентной территорией. Другими словами, Азербайджан становится новой точкой, соединяющей европейское экономическое кольцо с восточноазиатским. Во-вторых, АР — основоположник возрождения древнего Шелкового пути в плане организации мультимодальных транснациональных транспортных систем (то есть ныне страна играет роль опоры или оси на пути). И, в-третьих, Азербайджан имеет с КНР черты сходства (в аспекте курса на взаимосвязанность, экономического развития в качестве приоритета, реализации независимой и миролюбивой внешней политики, стремления к политической стабильности и единству страны), что способствует взаимовыгодному сотрудничеству.

По этим причинам ЭПШП предоставляет хорошие шансы для АР, особенно в плане снижения транзитных пошлин и возможностей промышленной кооперации. В целях получения максимальной выгоды от ЭПШП и преодоления сопутствующих вызовов, по мнению Бай Ляньлэя, Азербайджану в первую очередь необходимо понимать китайское видение ЭПШП. Обеим сторонам следует обозначить приоритетные направления взаимодействия. К ним могут быть отнесены инфраструктура и промышленная кооперация, в том числе в сфере агропромышленного комплекса; металлургия, химиче-

ская металлургия и производство оборудования для возобновляемой энергетики (особенно солнечной и ветряной), а также координация политико-экономических курсов (сопоставление промышленных стандартов, технологических норм, послабления в получении виз, лицензий, стратегическая координация в энергетике, например, в области «зеленой» энергетики и сокращения выбросов)40.

С позицией китайского эксперта солидарны его азербайджанские коллеги41. Они уверены в будущем китайского мегапроекта и убеждены, что активное участие Азербайджана в ЭПШП является прямым следствием «эффективной внешней и внутренней политики официального Баку»: «Наша страна серьезно участвует в реализации этой программы... И нет сомнения в том, что Азербайджан будет занимать особое место среди тех, кто получит... дивиденды»42.

Гуманитарное взаимодействие

Стремительно развивается гуманитарное сотрудничество. Азербайджан, как и большинство постсоветских стран, активно принимает на своей территории традиционные праздники Китая. Новый проект Азербайджанского музея ковра «Ковры и легенды» открылся выставкой «Новый год по китайскому календарю»43, организованной совместно с посольством Китая в АР. В Центре Г. Алиева размещаются выставки современных китайских художников, например, персональная экспозиция художника Ван Юяна «Уникальность», выставка современного искусства Китая «Созвездие» и др.44 Фонд Г. Алиева активно пропагандирует в Азербайджане культуру и искусство Китая. Азербайджанские путешественники-блогеры, такие, как А. Сафаров45, делятся с читателями путевыми заметками о пребывании в городах КНР, об особенностях китайской кухни.

Развивается туристическая отрасль. Азербайджан и Китай готовятся подписать меморандум о сотрудничестве в сфере туризма. Советник председателя Ассоциации туризма Азербайджана (AzTA) М. Агакеримов отметил, что страна получит большой доход, привлекая китайских граждан. Для этого чиновник предлагает открыть прямые авиарейсы по относительно низким ценам, а также организовать информационно-ознакомительные туры в Азербайджан для

ведущих туркомпаний. В перспективе АР может принимать в год более 10 млн человек. Согласно официальным данным, если в 2014 г. из Китая в Азербайджан приехало около 6 тыс. туристов, то в 2017 г. — более 10 тыс. человек46.

По официальным данным Государственной канцелярии КНР по распространению китайского языка за рубежом, в Азербайджане действуют два института Конфуция (ИК): по состоянию на конец 2017 г., — при Бакинском государственном университете и Азербайджанском университете языков (АУЯ)47. В ИК проводятся различные тематические семинары: «Азербайджано-китайское сотрудничество в сфере безопасности»48, «Гейдар Алиев — основоположник азербайджано-китайского стратегического партнерства»49, «Азер-

байджан—Китай: межпартийный диалог»50 и т. д. Подписываются документы о взаимодействии ИК с азербайджанскими и китайскими вузами (9 февраля 2017 г. — с Азербайджанской государственной художественной академией, 21 апреля — с Азербайджанским университетом туризма и менеджмента, 6 июня — с Центром национальной кулинарии Азербайджана и др.). Институты Конфуция посещают различные делегации (3 июля 2017 г. — представители Федерации настольного тенниса Азербайджана, 16 октября — делегация Сианьского университета экономики и финансов и др.). При одном из ИК действует летний лагерь, проводятся мастер-классы по традиционной китайской медицине.

Министерство образования Китая в рамках стратегии «Один пояс, один путь» приняло решение о подготовке в Пекинском университете иностранных языков (ПУИЯ) специалистов по азербайджанскому языку51. В учебную программу войдет изучение истории, культуры и литературы Азербайджана. ПУИЯ выделил гранты для написания учебников по азербайджанскому языку, подготовки словарей и проводит исследования в области современной азербайджанской литературы и истории двусторонних отношений.

* * *

Спустя 26 лет после установления дипломатических отношений АР с КНР двусторонние связи поступательно развиваются: «Китай и Азербайджан, как традиционные дружественные друзья и партнеры,

имеют все необходимые предпосылки для углубления сотрудничества»52. В работах азербайджанских экспертов подчеркивается, что между сторонами нет каких-либо исторических противоречий. Живописные пейзажи Азербайджана хорошо известны китайцам. КНР — страна, импортирующая энергию, а Азербайджан — государство-экспортер. Кроме того, исторический опыт решения проблемы с Гонконгом/Сянганом и Макао может быть полезным в нагорно-ка-рабахском вопросе. Азербайджан видит себя как «энергетический коридор, соединяющий ресурсы Каспия с европейскими и глобальными рынками», и поэтому Баку желает убедить Пекин, что участие последнего в проекте БТК «способствует передвижению товаров и пассажиров в обоих направлениях из Китая в Европу и из Европы в Китай за более короткий промежуток времени»53.

Пекин, в свою очередь, внимательно наблюдает за развитием событий, подчеркивая «рациональность», «справедливость» и «объективность» позиции КНР и изредка давая комментарии в своей излюбленной нейтральной манере, которая позволяет всем участникам диалога истолковывать эти комментарии в свою пользу.

Азербайджан — яркий пример нарастания интереса КНР ко всем постсоветским странам.

Примечания

1 Президент Ильхам Алиев принял участие в официальном открытии VII Глобального форума Альянса цивилизаций ООН. URL: https://azertag.az/ru/ xeber/945977 (дата обращения: 01.05.2018).

2 См. напр.: Gasimli V., Yulek M. The New Geo-economics in the Azerbaijan-led South Caucasus / SAM Review. Vol. 14, December 2014.

3 См. напр.: Rzayeva, Gulmira. Infrastructure Cooperation: Azerbaijan— Georgia—Turkey // Geopolitics and Security. A New Strategy for the South Caucasus/ Edited by Kornely Kakachia, Stefan Meister, Benjamin Fricke. 2018. P.153—176. Humbatov, Mahir. Azerbaijan within the Context of the Silk Road // World News. 05 Apr 2018. URL: https://intpolicydigest.org/2018/04/05/azerbaijan-within-the-context-of-the-silk-road/ (дата обращения: 01.05.2018). Shahbazov, Fuad. Baku-Beijing Relations and China's Growing Interest in the South Caucasus. URL: https://jamesto wn.org/program/baku-beijing-relations-chinas-growing-interest-south-caucasus/ (дата обращения: 01.05.2018). Hasanli, Az,ar. Azerbaijan's geo-economic expansion pro-

spects: Conventional or emerging markets? URL: https://moderndiplomacy.eu/2018/ 03/22/azerbaijans-geo-economic-expansion-prospects-conventional-or-emerging-mar kets/ (дата обращения: 01.05.2018). Hajiyev, Shahmar. Azerbaijan's Economic Development Options//World News. 12 March 2018. URL: https://intpolicydigest.org/2018 /03/12/azerbaijan-s-economic- development-options/ (дата обращения: 01.05.2018).

4 URL: https://www.trend.az/business/economy/2855238.html (дата обращения: 01.05.2018).

5 Лузянин Сергей. Классический Шелковый путь через Азербайджан наиболее перспективен. URL: https://azertag.az/ru/xeber/1061689 (дата обращения: 07.11.2017).

6 Valiyev J. Foreign Policy of Azerbaijan in 25 Years of Independence: Priorities, Principles and Achievements // Caucasus International. Vol. 7. No. 1. Summer 2017. P. 29—46.

7 URL: http://ru.president.az/azerbaijan/silkroad (дата обращения: 07.11.2017).

8 URL: https://www.trend.az/business/economy/2842722.html (дата обращения: 01.05.2018).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9 Алиев Ильхам: «Транзит гораздо более ценен, чем природные ресурсы». URL: http://vestikavkaza.ru/articles/Ilkham-Aliev-Tranzit-gorazdo-bolee-tsenen-che m-prirodnye-resursy.html (дата обращения: 14.05.2018).

10 URL: https://azertag.az/ru/xeber/1108722 (дата обращения: 01.05.2018).

11 URL: https://www.trend.az/business/economy/2842722.html (дата обращения: 01.05.2018).

12 Там же.

13 URL: https://www.trend.az/business/economy/2857249.html (дата обращения: 01.05.2018).

14 Trend. 13.03.2018.

15 A3EPTA3^X. 07.02.2018.

16 Обзор SAM «Baku-Tbilisi-Kars Railroad. The Iron Ground for the Silk Road»,

2014.

17 Trend. 18.03.2018.

18 Trend. 16.03.2018.

19 Более подробно см.: 1news.az. 30.03.2017. Вести Кавказа. 20.08.2016; Вести Кавказа. 12.08.2016.

20 Вести Кавказа. 06.02.2018.

21 Вести Кавказа. 16.02.2018.

22 URL: https://www.trend.az/business/economy/2856888.html (дата обращения: 01.05.2018).

23 Trend. 04.04.2018.

24 URL: https://www.trend.az/business/economy/2881900.html (дата обращения: 01.05.2018).

25 URL: http://www.economy.gov.az/en/article/beijing-hosted-azerbaijani- chine se-business-forum/28888 (дата обращения: 01.05.2018).

26 URL: http://www.economy.gov.az/en/article/the-office-of-the-azerbaijani-tra de-representative-launched-in-china/28882 (дата обращения: 01.05.2018).

27 URL: https://www.trend.az/business/economy/2856871.html (дата обращения: 01.05.2018).

28 Durso, James Azerbaijan: A Crucial Energy Hub. URL: https://oilprice.com/ Geopolitics/Asia/Azerbaijan-A-Crucial-Energy-Hub.html (дата обращения: 01.05.2018).

29 Trend. 04.04.2018.

30 Aslanli A. The South Caucasus in the Global Struggle / Caucasus International. Vol. 7. No.1. Summer 2017. P. 84—85, 92.

31 Trend. 07.01.2018.

32 ЛЗЕРТАДЖ. 27—30.04.2018.

33 ЛЗЕРТАДЖ. 27.04.2018.

34 URL: http://vestikavkaza.ru/news/Azerbaydzhan-otkryl-svoe-torgpredstvo-v-Kitae.html (дата обращения: 07.11.2017).

35 Trend. 07.02.2018.

36 Подробнее о проекте смотрите: URL: http://socargpc.az/ (дата обращения: 15.05.2018). URL: https://www.trend.az/business/energy/2741415.html (дата обращения: 15.05.2018).

37 Trend. 15.05.2017.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

38 Karimov R, Gao Fei. China's Energy Policy Throughout the Central Asia to Azerbaijan / SAM Review, 2013. P. 35—36.

39 Bai Lianlei. Azerbaijan in the Silk Road Economic Belt: A Chinese Perspective // Caucasus International. Vol. 6. No. 1. Summer 2016. P. 27—40.

40 Ibid.

41 URL: http://www.1news.az/politics/20161206015040551.html (дата обращения: 07.11.2017). См. также: Shahbazov, Fuad. Op. cit.

42 URL: http://www.1news.az/politics/20161206015040551.html (дата обращения: 07.11.2017).

43 Trend. 14.02.2018. ^ЗЕРТАДЖ. 18.04.2018.

45 URL: https://www.trend.az/life/travel/2879752.html (датаобращения: 01.05.2018).

46 Trend. 20.04.2018.

47 URL: http://www.hanban.org/confuciousinstitutes/node_10961.htm (дата обращения: 14.05.2018).

48 AЗЕРТАДЖ. 31.03.2018.

49 AЗЕРТЛДЖ. 13.06.2017.

50 AЗЕРТЛДЖ. 21.11.2017.

51 Trend. 20.04.2018.

52 Посол Китая в Азербайджане: Создадим прекрасное будущее для взаимовыгодного сотрудничества между Китаем и Азербайджаном. URL: https://azertag. az/ru/xeber/1160431 (дата обращения: 14.05.2018).

53 Karimov R., Gao Fei. Op. cit. P. 37—38.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.