Научная статья на тему 'Киберпространство и электронная демократия: к вопросу о становлении явлений и научных категорий'

Киберпространство и электронная демократия: к вопросу о становлении явлений и научных категорий Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
524
82
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Legal Concept
ВАК
Ключевые слова
КИБЕРПРОСТРАНСТВО / ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫЕ СРЕДСТВА И ТЕХНОЛОГИИ / ДЕМОКРАТИЯ / ЭЛЕКТРОННАЯ ДЕМОКРАТИЯ / ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО / CYBERSPACE / ICT / DEMOCRACY / E-DEMOCRACY / CIVIL SOCIETY

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Кушнирук Роман Петрович

В статье автор кратко описывает процесс формирования и развития киберпространства и электронной демократии в последние годы. Он утверждает, что электронную демократию как явление современного мира необходимо исследовать в контексте более широкой категории демократии. Он объясняет две основные парадигмы интерпретации данных явлений. В заключении на основе основных признаков, присущих электронной демократии, формулируется итоговое определение понятия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CYBERSPACE AND ELECTRONIC DEMOCRACY: FORMATION OF PHENOMENA AND SCIENTIFIC CATEGORIES

In the article the author briefly describes the process of cyberspace formation and e-democracy development in recent years. The author argues that e-democracy as a phenomenon of the modern world must be investigated in the context of wider category of democracy. He explains two major paradigms of interpretation both of democracy and e-democracy. In conclusion the final definition is given on the basis of main features essential to e-Democracy.

Текст научной работы на тему «Киберпространство и электронная демократия: к вопросу о становлении явлений и научных категорий»

www.volsu.ru

УДК 321.7 ББК 66.2

КИБЕРПРОСТРАНСТВО И ЭЛЕКТРОННАЯ ДЕМОКРАТИЯ: К ВОПРОСУ О СТАНОВЛЕНИИ ЯВЛЕНИЙ И НАУЧНЫХ КАТЕГОРИЙ

Роман Петрович Кушнирук

Соискатель кафедры конституционного и муниципального права, Волгоградский государственный университет xxxkushnirukxxx@mail.ru, kmp@volsu.ru

просп. Университетский, 100, 400062 г. Волгоград, Российская Федерация

Аннотация. В статье автор кратко описывает процесс формирования и развития киберпространства и электронной демократии в последние годы. Он утверждает, что электронную демократию как явление современного мира необходимо исследовать в контексте более широкой категории демократии. Он объясняет две основные парадигмы интерпретации данных явлений. В заключении на основе основных признаков, присущих электронной демократии, формулируется итоговое определение понятия.

Ключевые слова: киберпространство, информационно-коммуникационные средства и технологии, демократия, электронная демократия, гражданское общество.

Киберпространственные коммуникации становятся все более и более расширяющимся сегментом социальной жизни. Так, например, по данным Росстата, удельный вес организаций, использовавших информационные и коммуникационные технологии, без учета субъектов малого предпринимательства, в 2010 г. составил 93,8 %, а в 2011 г. - 94,1 %. При этом число персональных компьютеров с выходом в Интернет в организациях возросло с 4 553,3 в 2010 г. до 5 198,3 - в 2011 году [21; 22]. Если говорить об общемировой ки-берпространственной активности, то, по сведениям А. Прохорова, ссылающегося на исследования Miniwatts Marketing Group, из 6,4 млрд человек, живущих сегодня на плане-es те, Интернетом пользуются почти 15 %. При-^ мерно половина из этих людей являются ре-PU гулярными пользователями [18]. g Как сообщает И.М. Рассолов, «термин S "киберпространство" впервые был введен в ¿у современный язык американским писателем © У. Гибсоном. В 1984 г. на страницах романа

«Нейромант» этим понятием писатель обозначил мир компьютеров и общество, которое образуется вокруг них. Поэтому киберпрост-ранство характеризует все то, что в нашей жизни связано с цифровыми технологиями, и в первую очередь с Интернетом. Этот виртуальный мир существует вне географического пространства, а термин «киберпространство» позволяет специалистам рассуждать об этом пространстве, как если бы он был некоей пространственной территорией [19].

Изучив специфику действия норм авторского и информационного права в электронной среде, М.А. Федотов отмечает интересный факт, что, еще не обретя общепризнанного определения, киберпространство уже до краев переполнено правовыми отношениями практически из всех отраслей права. Киберп-ространство как новая сфера обитания, творчества и разума, по его мнению, базируется на трех основаниях: 1) цифровой технологии, позволяющей переводить любую информацию на язык бинарного кода и таким образом урав-

нивающей фонограмму и телепередачу, кинофильм и фотографию, графику и текст и т. д.;

2) высокоскоростных линиях связи, позволяющих одновременно передавать миллионы сообщений в разные пункты назначения;

3) компьютерной технике [25]. В статье «Ки-берпространство и реальный мир» С.Н. Хуторной отмечает: «В настоящее время понятие киберпространства используется для обозначения совокупности всех электронных систем, то есть для обозначения глобального информационного объема» [26]. Вопросы ки-берпространства подробно разработаны в философской и научной литературе [2; 6; 8; 28].

Под киберпространством в настоящей статье понимается созданное компьютерной системой пространство всего диапазона информационных и коммуникационных ресурсов, доступных через компьютерные сети. Значение киберпространства в современном мире становится все более существенным и основано на том, что в нем происходит создание, существует, передается и принимается огромный объем политически значимой информации. Будучи созданным для решения технологических задач и передачи информации в различных сферах, киберпространство все большее влияние оказывает на политические системы различных стран. Появление такого явления, как электронная демократия, предопределено принципиальными особенностями интернет-пространства: обусловленности его параметров возможностями ИКТ и независимость от расстояния (в традиционном его понимании) [26].

Становление современных киберпрост-ранственных политических коммуникаций связано с развитием информационно-коммуникационных средств и технологий (далее - ИКТ). Начиная с 70-х гг. прошлого века возникает принципиально новый способ организации отношений между гражданским обществом и публичной властью. Его новизна заключается в использовании ИКТ для киберпростран-ственной взаимной передачи информации между гражданским обществом и публичной властью. Ю. Поляк отмечает: «Когда в 70-е годы в американском штате Огайо появилось интерактивное кабельное телевидение, граждане получили возможность следить за заседаниями местной администрации, а также вы-

ражать свое мнение через мгновенное кнопочное голосование. ...Такое электронное общегородское собрание показало, что появилось техническое средство для организации дистанционных социальных взаимодействий, и уже тогда породило ожидания, что новые технологии связи способны обеспечить реализацию принципов свободы слова» [16]. Такой способ участия общественности в работе в дальнейшем получил наименование электронного вовлечения (e-inclusion).

С течением времени стали возникать другие способы организации отношений между гражданским обществом и публичной властью посредством ИКТ. Появляются электронное участие (e-participation), предполагающее двух-и многосторонний обмен информацией между субъектами политических отношений. Е. Фур-сеев в качестве характерных свойств электронного участия отмечает политический результат, достигаемый посредством информирования, консультаций, подачи петиций, публичных дискуссий и дебатов с использованием электронных средств [27].

Развитие политического процесса в XX в. характеризуется расширением участия общественности в решении политических задач. Эта тенденция нашла свое отражение в совершенствовании способов проведения различных политических акций с использованием ИКТ. Проведение, например, выборов в органы государственной или муниципальной власти предполагает предвыборные кампании, которые с развитием ИКТ все больше и больше уходят в киберпространство.

Одним из способов организации отношений между гражданской общественностью и публичной властью по поводу формирования последней стали предвыборные кампании, преобразовавшиеся с развитием ИКТ в электронные предвыборные кампании (e-campaigning). Характерной особенностью электронных предвыборных кампаний стало использование кра-удсорсинговых (с англ. crowdsourcing, «crowd» -толпа, «sourcing» - использование ресурсов), краудфандинговых (с англ. crowd funding, «crowd» - толпа, «funding» - «финансирование») технологий по сбору денежных средств для финансирования предвыборной деятельности кандидатов. Характерными примерами краудфан-динга являются избирательная кампания Ба-

рака Обамы в 2008 г. и Шведской пиратской партии в 2009 году. Обама, используя свой вебсайт для сбора средств, получил 750 млн долларов от так называемых небольших спонсоров: 600 млн долларов поступили от более чем 3 млн небольших спонсоров, чей средний взнос составил около 86 долларов США. Четыре года спустя Обама использовал ту же стратегию в политической борьбе против Митта Ромни, собрав 631 млн долларов в качестве индивидуальных пожертвований, 214 млн из которых поступили от небольших спонсоров (практически в три раза больше средств, собранных из таких же источников Миттом Ромни) [29]. В 2009 г. Пиратская партия, используя сайт http://crowdfunding.piratpartiet.se/, собрала денежные средства, которые позволили получить 7,1 % голосов на выборах в Европейский парламент от Швеции, заняв там два места [30].

Особого внимания заслуживает опыт использования ИКТ для голосования на выборах в органы власти или референдумах, так называемое электронное голосование (е-уой^). Эксперименты по проведению электронного голосования проводились в Австралии, Бразилии, Бельгии, Великобритании, Эстонии, Нидерландах, Канаде, Испании, Швейцарии, Финляндии и других. В Российской Федерации также имеется опыт электронного голосования [12; 14].

Приведенные сведения об использовании ИКТ в политическом процессе обусловливают необходимость теоретико-правового осмысления сущности использования ИКТ для организации взаимодействия гражданского общества и публичной власти. Указанную форму взаимодействия гражданского общества и публичной власти в науке стали называть «электронная демократия».

Сферу общественных отношений, в которой существует и может существовать и развиваться электронная демократия, образуют все демократические проявления в жизни современного общества, то есть это демократия в широком смысле этого слова. Однако понятия «демократия» и «электронная демократия» не тождественны. В целях получения наиболее точного представления об электронной демократии как явлении обратимся к пониманию базовой категории, которой для настоящего исследования является «демокра-

тия». Принципиально важно избегать необоснованного отнесения к электронной демократии тех форм электронно-телекоммуникационной активности гражданского общества, которые являются следствием демократии, но не ее содержанием.

В философских исследованиях демократии выделяются две ее парадигмы. Первую называют классической, так как она является наиболее традиционной. В ее рамках демократия представляет собой тип политической организации и способ принятия политических решений [11]. В рамках данной парадигмы, как нам удалось установить в ходе исследования вопроса, выполнены практически все политологические работы по различным аспектам демократии. Вторая парадигма представляет демократию значительно шире - как образ жизни народа и способ организации социальной сферы, гражданского общества и только затем - способ организации политической системы [11].

Принимая во внимание, что первая и вторая указанные парадигмы соотносятся между собой как частное и общее, мы считаем, что в исследовании такого явления, как электронная демократия, они, во-первых, не могут быть абсолютно противопоставлены друг другу, во-вторых, во избежание подмены понятий и предмета исследования ученым всегда следует, по возможности, указывать парадигму, в рамках которой сформулировано то или иное суждение. Это может иметь принципиальное значение, так как правовые средства, применимые для регулирования собственно политических отношений в рамках первой парадигмы, могут, например, оказаться неадекватными, общественно вредными, если пойдет речь о демократии как об образе жизни народа.

Разрабатывая теоретико-правовые аспекты изучения электронной демократии, следует помнить указание С.С. Алексеева о том, что в зонах неинтенсивного правового регулирования необходимо различать: «а) случай существования таких участков общественной жизни, которые требуют правового регулирования, но которые реально, фактически еще не урегулированы или недостаточно урегулированы в правовом порядке...; б) случай, когда общественные отношения таковы, что они

и не нуждаются в интенсивном правовом регулировании...» [1]. Согласно мнению профессора Лакамбра, представленному в материалах Мадридского международного конгресса 1973 г., никто не вправе посредством «права» вторгаться в личную жизнь людей, насильственно навязывать им свои привычки, вкусы, регламентировать сверху условия быта отдельных граждан или бестактно и назойливо вмешиваться в их интимные отношения, попирая честь, достоинство, личную безопасность. В рассматриваемой программе обращено внимание на необходимость анализа функций права в неразрывной связи с другими социальными явлениями (политикой, экономикой, идеологией, этикой и др.) [18]. Таким образом, рассуждая об электронной демократии, принципиально важно вести речь о содержательном наполнении категории «электронная демократия», а также сфере ее приложения как явления.

Необходимость разграничения указанных парадигм обусловлена также тем, что в науке наблюдается смешение различных категорий. Так, например, А.А. Башкарев, ссылаясь на Е. Вартанову [4], поясняет, что «понятие «электронная демократия» имеет как минимум два толкования. Первое, более раннее и конкретное, предполагает реализацию политической активности посредством новых информационно-коммуникационных технологий. Второе, более позднее толкование электронной демократии базируется на представлении ученых о том, что новые технологии улучшают гражданство в самом широком смысле, становясь центром политики и управления» [3]. Принимая во внимание различие между вышеприведенными парадигмами, можно сделать вывод о том, что первое толкование электронной демократии выдержано в классической парадигме, а второе - в более широком понимании демократии как образа жизни народа. Вместе с тем, учитывая мировоззренческую (идеологическую) функцию теории государства и права, нам представляется важным совершенствование понимания электронной демократии в рамках второй парадигмы, так как в конечном счете это приведет к позитивному изменению общественного мировоззрения (идеологии) всего народа Российской Федерации.

Обращаясь к словарным значениям понятия «демократия» [24], можно установить, что в большинстве случаев определения, даваемые авторами, приводятся в рамках классической парадигмы. Они имеют для нас существенное значение, поскольку позволяют определить сферу существования электронной демократии - отношения, складывающиеся, во-первых, между субъектами публичной власти (государством, органами местного самоуправления) и гражданами (в том числе их объединениями), а также между отдельными гражданами и организациями, например, политическими партиями.

Рассмотрение демократии как явления с позиции ее формы и содержания позволяет говорить, что в современном политическом и юридическом лексиконе его употребление выходит далеко за пределы первоначального смысла (demos - народ, kratos -власть) [9]. Когда это понятие впервые было употреблено древнегреческим ученым Геродотом, демократию рассматривали как особую форму государственной власти, особую разновидность организации государства, при которой власть принадлежит не одному лицу и не группе лиц, а всем гражданам, которые пользуются равными правами на управление государством. Перикл в V в. до н.э. так писал о демократии: «Называется этот строй демократическим потому, что он основан не на меньшинстве граждан, а на большинстве их. По отношению к частным интересам законы наши представляют равноправие для всех» [15]. Следует отметить, что с тех пор смысловое наполнение понятия «демократия» существенно расширялось. В последнее время очень широкую популярность приобрело определение демократии, данное А. Линкольном: «Government of the people, by the people, for the people» («Правление народа, для народа, посредством народа») [26].

В современном мире, как справедливо отмечает И.М. Кривогуз, «краеугольной идеей демократии является ответственность власти перед народом. Этим обусловлен приоритет общества как суверенного народа над государством, которое должно служить ему и действовать строго в рамках законов, гарантирующих права граждан. Отождествление

общества с государством или государства с обществом исключается» [15].

Руководствуясь законом логики об обратном соотношении объема и содержания понятия [10] и правилами сравнения понятий, мы можем сделать вывод о том, что объем понятия «электронная демократия» полностью включается в объем понятия «демократия». Однако из этого не следует понимания того, как именно существует электронная демократия в качестве явления.

Как следует из вышеприведенных дефиниций, с содержательной точки зрения демократия представляет собой прерогативу народа на всю власть в государстве. Это означает, что народ в демократическом государстве является сувереном власти, ни с кем ее не делит и не допускает, чтобы кто-либо, кроме самого народа, мог претендовать на нее. Эта позиция нормативно закреплена в ст. 3 Конституции Российской Федерации, согласно которой носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ (ч. 1), никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону (ч. 4) [5]. Аналогичные положения содержатся в ст. 20 Конституции ФРГ [20], ст. 3 Конституции Французской Республики [13] и конституционных актах многих других государств.

Анализ правовых актов и научной литературы позволяет нам говорить, что с содержательной точки зрения следует выделять такие сущностные признаки демократии, как:

- осуществление власти народом непосредственно или через своих представителей;

- ответственность органов публичной власти перед народом;

- принятие важных политических решений с опорой на мнение большинства при га-рантированности основных интересов политического меньшинства;

- наличие механизмов предотвращения принятия большинством решений, опасных для всего общества и государства.

Указанные сущностные признаки демократии проявляются в реальной жизни в форме демократического политико-правового режима, который обусловливает неразрыв-

ную связь демократического государства и гражданского общества, основывающуюся на принципе взаимодействия и сотрудничества гражданского общества и субъектов политической власти.

Зародившись в условиях развития электронно-телекоммуникационных технологий, электронная демократия заняла прочную позицию в более широком явлении, именуемом понятием «демократия». Демократический политический (государственно-правовой) режим предполагает наличие в достаточной степени развитого гражданского общества. Данное обстоятельство позволяет предположить наличие закономерностей между спецификой взаимодействия гражданского общества с публичной властью и соответствующими аспектами электронной демократии. В то же время все те проявления гражданской активности в киберпространстве, которые не связаны с воздействием гражданского общества на публичную власть (например, электронная почта, общение в социальных сетях, распространение неполитической информации в Интернете и заключение гражданско-правовых сделок), не относятся к демократии, понимаемой в рамках классической парадигмы [7].

С содержательной точки зрения электронная демократия обусловлена спецификой самой демократии, проявления которой следует искать как в формах непосредственного участия народа в решении политических вопросов (электронные способы осуществления непосредственной демократии), так и в формах представительной демократии (электронное участие народа в выработке и принятии решений органами государственной или муниципальной власти). В совокупности указанные формы образуют в государстве демократический политический (государственно-правовой) режим.

Воспользовавшись логическим общенаучным методом, устанавливаем, что основными признаками, позволяющими выделить электронную демократию в качестве самостоятельной научной категории, являются:

1) понимание электронной демократии в рамках более общих категорий, таких как «демократия» и «политическая система общества»;

2) общий характер (если понимать демократию более широко, то есть как образ

жизни народа, то данные явления могут входить в объем понятия «демократия») [17], так как не представляет собой какое-то конкретное единичное явление, а охватывает все возможные случаи демократических процессов как на локальном и муниципальном уровнях, так и на уровнях субъектов Российской Федерации, самой Российской Федерации и международном уровне;

3) собирательность [23], так как обозначает совокупность специфических форм проявления демократии в киберпространстве (электронное участие, голосование и др.);

4) абстрактность (понятие, в котором мыслится признак предмета или отношение между предметами, называется абстрактным), так как базовое явление «демократия» представляет собой совокупность признаков отношений государства, общества и индивида, а прилагательное «электронная» обозначает свойство изучаемого явления, заключающееся в использовании информационно-коммуникационных технологий и средств.

Синтезируя указанные признаки, мы можем определить электронную демократию как общую абстрактную, собирательную политико-правовую категорию, обозначающую совокупность основанных на информационно-коммуникационных технологиях и средствах способов воздействия институтов гражданского общества и отдельных граждан на функционирование политической системы.

Выработанное определение должно способствовать развитию правовой мысли на пути к более глубокому осмыслению электронной демократии в различных ее проявлениях.

СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ

1. Алексеев, С. С. Теория права / С. С. Алексеев. - М. : БЕК, 1994. - 220 с.

2. Бачило, И. Л. Информация и информационные ресурсы как объект права / И. Л. Бачило, В. Н. Лопатин // Информационное право : учебник / под ред. акад. РАН Б. Н. Топорнина. - 2-е изд., с изм. и доп. - СПб. : Юридический центр Пресс, 2005. - С. 79-92.

3. Башкарев, А. А. Электронная демократия как форма политической коммуникации / А. А. Башкарев // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. - 2008. - Вып. 69. - С. 25-29.

4. Вартанова, Е. Финская модель на рубеже столетий: Информационное общество и СМИ Финляндии в европейской перспективе / Е. Вартанова. -М. : Изд-во МГУ, 1999. - 287 с.

5. Кириллов, В. И. Логика / В. И. Кириллов, А. А. Старченко. - М. : ТК Велби : Проспект, 2008. -240 с.

6. Конституция Российской Федерации // Российская газета. - 1993. - 25 дек.

7. Конституция Французской Республики // Конституции государств Европейского Союза / под общ. ред. Л. А. Окунькова. - М. : Инфра-М - Норма, 1997. - С. 665-682.

8. Копылов, В. А. Интернет и право / В. А. Копылов // НТИ (Теоретические проблемы информационного права). - 2001. - .№ 9. - С. 8-16.

9. Краткий словарь иностранных слов / сост. С. М. Локшина. - Изд. 3-е, стер. - М. : Советская энциклопедия, 1971. - 384 с.

10. Кривогуз, И. М. Политология / И. М. Кри-вогуз. - М. : ВЛАДОС, 2001. - 288 с.

11. Махаматов, Т. М. Демократия как образ жизни народа : автореф. дис. ... д-ра филос. наук / Махаматов Таир Махаматович. - М., 2005. - 53 с.

12. Митин, Г. Н. Per interrogationem: опыт электронного опроса избирателей в г. Новомосковске (Тульская область) 12 октября 2008 г. / Г. Н. Митин // Государственная власть и местное самоуправление. - 2008. - №> 11. - С. 28-30.

13. Онлайн-библиотека конституций Романа Пашкова. - Электрон. текстовые дан. - Режим доступа: http://worldconstitutions.ru/?p=155 (дата обращения: 26.03.2015). - Загл. с экрана.

14 . Павлушкин, А. В. Правовой механизм дистанционного электронного голосования (анализ возможной модели) / А. В. Павлушкин, А. Е. Постников // Журнал российского права. - 2009. - .№ 11. - С. 5-13.

15. Политология / под ред. проф. С. В. Решетникова. - Минск : Тетра Системс, 2000. - 448 с.

16. Поляк, Ю. Электронная демократия, вид снизу / Ю. Поляк // Информационные ресурсы России. - 2011. - .№ 6. - С. 2-8. - Электрон. текстовые дан. - Режим доступа: http://www.aselibrary.ru/ digital_resources/journal/irr/irr2725/irr27253606/ irr272536063607 /irr2725360636073615/ (дата обращения: 02.12.2014). - Загл. с экрана.

17. Прохоров, А. Интернет в цифрах и фактах /

A. Прохоров. - Электрон. текстовые дан. - Режим доступа: http://compress.ru/article.aspx?id= 14772 (дата обращения: 02.04.2015). - Загл. с экрана.

18. Радько, Т. Н. Функции права / Т. Н. Радько,

B. А. Толстик. - Н. Новгород : Нижегородская высшая школа МВД РФ, 1995. - 106 с.

19. Рассолов, И. М. Право и интернет: теоретические проблемы : дис. ... д-ра юрид. наук / Рассолов Илья Михайлович. - М., 2008.

20. Россия 2013. Статистический справочник.-М. : Росстат, 2013. - 62 с.

21. Толковый словарь русского языка: Ок. 7 000 слов. ст.: Свыше 35 000 значений: Более 70 000 ил. прим. / под ред. Д. В. Дмитриева. - М. : АСТ, 2003. -1578 с.

22. Ушаков, Д. Н. Толковый словарь современного русского языка / Д. Н. Ушаков. - М. : Аделант, 2013. - 800 с.

23. Федотов, М. А. Киберпространство как сфера обитания права / М. А. Федотов // Бюллетень по авторскому праву. - 1999. - Т. XXXII, № 1. -С. 21-30.

24. Фукидид. История. Т. 1, кн. 11 / Фукидид. -М., 1995. - 404 с.

25. Фурсеев, Е. Возможности электронного участия в процессе принятия политических решений / Е. Фурсеев // ПалГтычная сфера. - 2008. -№10.- С. 93-101.

26. Хуторной, С. Н. Киберпространство и реальный мир / С. Н. Хуторной // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Философские науки». - 2011. - № 2. - С. 67-71.

27. Шагиева, Р. В. Концепция правовой деятельности в современном обществе / Р. В. Шагие-ва. - Казань : Изд-во Казанского университета, 2005. - 260 с.

28. Gibson, W. Neuromancer / W. Gibson. - N. Y. : Berkeley Publishing Group, 1984. - 271 p.

29. Silveira, G. How political crowdfunding killed traditional campaign financing. - Electronic text data. -Mode of access: http://crowdexpert.com/articles/ crowdfunding-in-politics/ (date of access: 11.02.2015). - Title from screen.

30. Sweden's Pirate Party set for election failure. -Electronic text data. - Mode of access: http:// www.euractiv.com/sections/eu-elections-2014/ swedens-pirate-party-set-election-failure-301914 (date of access: 11.02.2015). - Title from screen.

REFERENCES

1. Alekseev S.S. Teoriyaprava [Legal Theory]. Moscow, BEK Publ., 1994. 220 p.

2. Bachilo I.L., Lopatin V.N. Informatsiya i informatsionnye resursy kak obyekt prava [Information and Information Resources as Object of the Right]. Topornin B.N., ed. Informatsionnoe pravo: uchebnik [Information Right: Textbook]. 2nd ed., with amend. and add. Saint Petersburg, Yuridicheskiy tsentr Press Publ., 2005, pp. 79-92.

3. Bashkarev A.A. Elektronnaya demokratiya kak forma politicheskoy kommunikatsii [Electronic Democracy as a Form of Political Communication]. Izvestiya Rossiyskogo gosudarstvennogo pedago-

gicheskogo universiteta imeni A.I. Gertsena, 2008, no. 69, pp. 25-29.

4. Vartanova E. Finskaya model na rubezhe stoletiy. Informatsionnoe obshchestvo i SMI Finlyandii v evropeyskoy perspektive [The Finnish Model at a Turn of Centuries. Information Society and Media in Finland in a European Perspective]. Moscow, Izd-vo MGU, 1999. 287 p.

5. Kirillov V.I., Starchenko A.A. Logika [Logic]. Moscow, TK Velbi Publ.; Prospekt Publ., 2008. 240 p.

6. Konstitutsiya Rossiyskoy Federatsii [Constitution of the Russian Federation]. Rossiyskaya gazeta, 1993, 25 Dec.

7. Konstitutsiya Frantsuzskoy Respubliki [Constitution of the French Republic]. Okunkov L.A., ed. Konstitutsii gosudarstv Evropeyskogo Soyuza [Constitutions of the European Union States]. Moscow, Infra-M - Norma Publ., 1997, pp. 665-682.

8. Kopylov V.A. Internet i pravo [Internet and Law]. NTI (Teoreticheskie problemy informatsionnogo prava), 2001, no. 9, pp. 8-16.

9. Lokshina S.M., ed. Kratkiy slovar inostrannykh slov [Short Dictionary of Foreign Words]. 3rd ed., ster. Moscow, Sovetskaya Entsiklopediya Publ., 1971. 384 p.

10. Krivoguz I.M. Politologiya [Political Science]. Moscow, VLADOS Publ., 2001. 288 p.

11. Makhamatov T.M. Demokratiya kak obraz zhizni naroda: afroref. dis. ... d-ra philos. nauk [Democracy as a Way of Life of the People. Dr. philos. sci. abs. diss.]. Moscow, 2005. 53 p.

12. Mitin G.N. Per interrogationem: opyt elektronnogo oprosa izbirateley v g. Novomoskovske (Tulskaya oblast) [Experience of Electronic Poll of Voters in Novomoskovsk (Tula Region)]. Gosudarstvennaya vlast i mestnoe samoupravlenie, 2008, no. 11, pp. 28-30.

13. Onlayn-biblioteka konstitutsiy Romana Pashkova [The Online Library of the Constitutions of Roman Pashkov]. Available at: http:// worldconstitutions.ru/?p=155. (accessed March 26, 2015).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Pavlushkin A.V., Postnikov A.E. Pravovoy mekhanizm distantsionnogo elektronnogo golosovaniya (analiz vozmozhnoy modeli) [Legal Mechanism of Remote Electronic Vote (Analysis of Possible Model)]. Zhurnal rossiyskogo prava, 2009, no. 11, pp. 5-13.

15. Reshetnikov S.V., ed. Politologiya [Political Science]. Minsk, Tetra Sistems Publ., 2000. 448 p.

16. Polyak Yu. Elektronnaya demokratiya, vid snizu [Electronic Democracy, Bottom View]. Informatsionnye resursy Rossii, 2011, no. 6, pp. 2-8. Available at: http:// www.aselibrary.ru/digital_resources/journal/irr/irr2725/ irr27253606/ irr272536063607 /irr2725360636073615/. (accessed December 2, 2014).

17. Prokhorov A. Internet v tsifrakh i faktakh [The Internet in Figures and the Facts]. Available at: http:// compress.ru/article.aspx?id=14772. (accessed April 2, 2015).

18. Radko T.N., Tolstik VA. Funktsii prava [Functions of the Law]. Nizhny Novgorod, Nizhegorodskaya vysshaya shkola MVD RF Publ., 1995. 106 p.

19. Rassolov I.M. Pravo i internet: teoreti-cheskieproblemy: dis. ... d-rayurid. nauk [Right and Internet: Theoretical Problems. Dr. jurid. sci. diss.]. Moscow, 2008.

20. Rossiya 2013. Statisticheskiy spravochnik [Russia 2013. Statistical Reference Book]. Moscow, Rosstat Publ., 2013. 62 p.

21. Dmitriev D.V., ed. Tolkovyyslovarrusskogo yazyka: Ok. 7 000 slovar. st.: Svyshe 35 000 znacheniy: Bolee 70 000 illyustrat. primerov [Explanatory Dictionary of Russian: Apprx. 7000 Articles: Over 35 000 Meanings: More Than 70 000 Illustrative Examples]. Moscow, AST Publ., 2003. 1578 p.

22. Ushakov D.N. Tolkovyy slovar sovremennogo russkogo yazyka [Explanatory Dictionary of Modern Russian Language]. Moscow, Adelant Publ., 2013. 800 p.

23. Fedotov M.A. Kiberprostranstvo kak sfera obitaniya prava [Cyberspace as Sphere of Dwelling of Temper]. Byulleten po avtorskomu pravu, 1999, vol. XXXII, no. 1, pp. 21-30.

24. Fukidid. Istoriya. T. 1, kniga 11 [History. Vol. 1, Book 11]. Moscow, 1995. 404 p.

25. Furseev E. Vozmozhnosti elektronnogo uchastiya v protsesse prinyatiya politicheskikh resheniy [Possibilities of Electronic Participation in Process of Adoption of Political Decisions]. Palltychnaya sfera, 2008, no. 10, pp. 93-101.

26. Khutornoy S.N. Kiberprostranstvo i realnyy mir [Cyberspace and Real World]. Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta. Seriya "Filosofskie nauki", 2011, no. 2, pp. 67-71.

27. Shagieva R.V. Kontseptsiya pravovoy deyatelnosti v sovremennom obshchestve [The Concept of Legal Activity in Modern Society]. Kazan, Izd-vo Kazanskogo universiteta, 2005. 260 p.

28. Gibson W. Neuromancer. New York, Berkeley Publishing Group, 1984. 271 p.

29. Silveira G. How Political Crowdfunding Killed Traditional Campaign Financing. Available at: http://crowdexpert.com/articles/crowdfunding-in-politics/. (accessed February 11, 2015).

30. Sweden's Pirate Party Set for Election Failure. Available at: http://www.euractiv.com/ sections/eu-elections-2014/swedens-pirate-party-set-election-failure-301914 (accessed February 11, 2015).

CYBERSPACE AND ELECTRONIC DEMOCRACY: FORMATION OF PHENOMENA AND SCIENTIFIC CATEGORIES

Roman Petrovich Kushniruk

Candidate for a Degree, Department of Constitutional and Municipal Law,

Volgograd State University

xxxkushnirukxxx@mail.ru, kmp@volsu.ru

Prosp. Universitetsky, 100, 400062 Volgograd, Russian Federation

Abstract. In the article the author briefly describes the process of cyberspace formation and e-democracy development in recent years. The author argues that e-democracy as a phenomenon of the modern world must be investigated in the context of wider category of democracy. He explains two major paradigms of interpretation both of democracy and e-democracy. In conclusion the final definition is given on the basis of main features essential to e-Democracy.

Key words: cyberspace, ICT, democracy, e-democracy, civil society.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.