Научная статья на тему 'Кашмир и кашмири - судьба страны и языка'

Кашмир и кашмири - судьба страны и языка Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
229
46
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИЯ КАШМИРА / HISTORY OF KASHMIR / СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ СТАТУС / SOCIOLINGUAL STATUS / КАШМИРИ / KASHMIRI / УРДУ / URDU / МИНОРИТАРНЫЙ ЯЗЫК / LANGUAGE OF MINORITY / ENDANGERED LANGUAGE / ЯЗЫК / ИСПЫТЫВАЮЩИЙ УГРОЗУ СВОЕМУ СУЩЕСТВОВАНИЮ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Захарьин Борис Алексеевич

В статье кратко характеризуются основные этапы истории Кашмира с периода древности и до начала XXI в. Параллельно анализируются изменения в социолингвистическом положении кашмири, который, выступая и в прошлом, и в настоящем в качестве основного средства устной коммуникации для большинства населения, оказался весьма ограниченным в функциональном плане. Урду, объявленный единственным официальным языком штата, вытеснил кашмири практически изо всех письменных, печатных и электронных областей общения, включая сферы управления, образования и mass media. Таким образом исторически мажоритарный язык с достаточно давней литературной традицией был в новейшее время трансформирован в миноритарный, квалифицируемый как «язык, испытывающий угрозу своему существованию». При сохранении и в будущем положения дел, подобного современному, кашмири может просто исчезнуть из реестра языков Индостана.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Kashmir and Kashmiri - the fate of the country and of the language

The paper shortly describes the main periods of the history of Kashmir starting from the times of antiquity and till the beginning of the 21st century. In parallel with this changes in sociolinguistic status of the Kashmiri language are analyzed. The latter was in the past and nowadays still remains the main means of oral communication for the majority of the population of the state, but the field of its functions has turned to be considerably reduced. Urdu declared as the only offi cial language of Jammu and Kashmir, has ousted Kashmiri from practically all the spheres of writing, printing and electronic communication, including administrative activity, management, education and mass media. Thus Kashmiri, being historically the major language of the country, characterized by ancient and rather well developed literary tradition, by now has got transformed into a language of minority which may be qualified as an “endangered” one. In case the contemporary state of things remains preserved also in future, Kashmiri may simply disappear from the linguistic map of Hindustan.

Текст научной работы на тему «Кашмир и кашмири - судьба страны и языка»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 13. ВОСТОКОВЕДЕНИЕ. 2015. № 3

ФИЛОЛОГИЯ Б.А. Захарьин

КАШМИР И КАШМИРИ - СУДЬБА СТРАНЫ И ЯЗЫКА

В статье кратко характеризуются основные этапы истории Кашмира -с периода древности и до начала XXI в. Параллельно анализируются изменения в социолингвистическом положении кашмири, который, выступая и в прошлом, и в настоящем в качестве основного средства устной коммуникации для большинства населения, оказался весьма ограниченным в функциональном плане. Урду, объявленный единственным официальным языком штата, вытеснил кашмири практически изо всех письменных, печатных и электронных областей общения, включая сферы управления, образования и mass media. Таким образом исторически мажоритарный язык с достаточно давней литературной традицией был в новейшее время трансформирован в миноритарный, квалифицируемый как «язык, испытывающий угрозу своему существованию». При сохранении и в будущем положения дел, подобного современному, кашмири может просто исчезнуть из реестра языков Индостана.

Ключевые слова: история Кашмира, социолингвистический статус, кашмири, урду, миноритарный язык; язык, испытывающий угрозу своему существованию.

The paper shortly describes the main periods of the history of Kashmir starting from the times of antiquity and till the beginning of the 21st century. In parallel with this changes in sociolinguistic status of the Kashmiri language are analyzed. The latter was in the past and nowadays still remains the main means of oral communication for the majority of the population of the state, but the field of its functions has turned to be considerably reduced. Urdu declared as the only official language of Jammu and Kashmir, has ousted Kashmiri from practically all the spheres of writing, printing and electronic communication, including administrative activity, management, education and mass media. Thus Kashmiri, being historically the major language of the country, characterized by ancient and rather well developed literary tradition, by now has got transformed into a language of minority which may be qualified as an "endangered" one. In case the contemporary state of things remains preserved also in future, Kashmiri may simply disappear from the linguistic map of Hindustan.

Key words: history of Kashmir, sociolingual status, Kashmiri, Urdu, the language of minority, the endangered language.

Исторический Кашмир занимает крайний северо-запад Индии, располагаясь между индийскими штатами Химачал Прадеш

на востоке и штатом Панджаб на юге; с запада Кашмир граничит с Пакистаном, с севера и востока - с Китаем, с северо-запада - с Афганистаном. На сегодняшний день эта территория поделена на четыре самостоятельных региона: в центре находится относящийся к Республике Индия штат Джамму и Кашмир, к северо-востоку от него - отторгнутый Китаем в 1962 г. район Аксай Чин, к северу - так называемая Северная провинция (или иначе Гилгит и Балтистан), к западу - Азад Кашмир; оба последних административных района образовались в результате нескольких индо-пакистанских войн, в настоящее время они находятся под управлением Пакистана. Существует так называемая линия контроля, установленная ООН между всеми перечисленными регионами еще в 1972 г.; соответствующие государства как-то придерживаются ее предписаний, но ни одно из них не рассматривает ее в качестве окончательного договорного документа. В самом штате Джамму и Кашмир, в котором согласно переписи 2011 г. общее число жителей превышает 12 млн человек, отчетливо выделяются три этно-лингво-географические зоны: юг (с центром в Джамму), населенный в основном носителями догри, панджаби и хинди; центр (со столицей штата Сринагаром и примыкающей к нему Кашмирской долиной), для большинства жителей которого родным языком является кашмири; северный Ла-дакх, представленный народами, говорящими на ладакхи и других тибето-бирманских языках. Точные данные о распределении религий в более поздних, чем официальная Перепись 1981 г., источниках отсутствуют, но материалы исследований кашмирских социологов о религиозном размежевании жителей Джамму и Кашмира в конце 80-х годов сообщают: около 67% общего населения штата исповедовали ислам, около 30% являлись приверженцами индуизма, остальные были представлены - почти в равных долях - сикхами и буддистами. В Кашмирской долине мусульмане составляли 97% жителей, весьма близкие к этому показатели характеризовали и оба пакистанских анклава, в каждом из которых 99% или даже 100% жителей были мусульманами. Теоретически жители Ладакха должны были бы являться адептами буддизма, и, действительно, последние составляли примерно половину от общего населения региона, но при этом оставшуюся половину почти целиком представляли сторонники ислама. Примерно такая же картина наблюдалась и в потенциально индусско-сикхском Джамму, где, однако, лишь 65% являлись хинду, 4% - сикхами, а оставшиеся 31% составляли мусульмане1.

1 Подробнее см.: Bhatt [Mohan] R. Language planning and language conflict: the case of Kashmiri. International Journal of the Sociology of Language. 1989. N 75. P. 73-85; Warikoo K. Language and politics in Jammu & Kashmir. URL: http://www. kashmir-information.com/Miscellaneous/Warikoo1.html

Недавние археологические раскопки, которые велись в расположенном к востоку от столицы штата местечке Burazahoma, обнаружили там следы неолитической культуры2 - Кашмир, таким образом, может быть отнесен к одной из самых ранних зон расселения людей на территории Южной Азии. Однако о древнейшем периоде собственно истории региона нам известно крайне мало, и даже имеющиеся сведения скудны и недостоверны, так как черпаются почти исключительно из легенд, преданий и псевдоисторических средневековых памятников типа «Нилмата Пураны»3. В этой последней, как и в санскритоязычной поэме XII в. «Поток царей» Кальханы4, кратко излагается мифологизованная версия истории Кашмирской долины.

На месте последней изначально якобы плескалось большое озеро Сатисара, в котором жил ракшас-людоед Джалад Бова, правивший ордами враждовавших с ариями демонов-пишача. Арийский подвижник Кашьяпа, согласно преданию, разгромил демонов и в местности Варахмулла прорезал проход в горах, через который вытекла большая часть озерной воды, и обнажившееся дно сделалось плодородной долиной. В нее Кашьяпа привел с юга брахманистов-ариев, помог им окончательно укротить демонов и наладил в долине сельское хозяйство. Кашмир, таким образом, вошел в зону арийской цивилизации, представители которой в течение многих последовавших веков пользовались санскритом как языком культуры и религиозных культов. Брахманы-переселенцы назвали сохранившуюся часть озера и соседнюю долину 'Kasyapa-mi:ra'5, «водоем Кашьяпы», а основанное подвижником поселение 'Kasyapa-pur(q)\ т. е. «крепость Кашьяпы». Оба термина могли дать в итоге др.-инд. 'ka(:)smi:ra' «Кашмир» и послужить основой для греческого обозначения страны 'Kaspatyros', употреблявшегося еще Геродотом в V в. до н.э. в его «Истории» (3.102.4.44). Во II в. н.э. Птолемей в «Руководстве по географии» уже включил Кашмир под названием 'kao-up~nta' в список известных регионов и городов Земли6.

Для более поздних эпох показательны свидетельства древнеиндийского эпоса «Махабхарата» (VI в. до н. э. - V в. н. э.), где Кашмир неоднократно упоминается как часть «северной страны Камбуджа», в которой сначала правили династии ka:mbuja, а затем панчалы.

2 Dhar L.N. An outline of the history of Kashmir. URL: // www.koausa.org/Crown/ history.html

3 Ibid.

4 Kalhana's Rajatarangini: a chronicle of the kings of Kashmir / Translation of the Sanskrit work by J.Ch. Dutt. Vol. 1-2. Calcutta, 1989.

5 Ibid. 1.25.

6 См. статью «Кашмир» в Википедии. URL: https://ru.wikipedia.org//wiki/Исто-рия Кашмира

О первых мы знаем очень мало, но панчалы оставили след в истории и известны тем, что, объединившись с куру и некоторыми другими племенами, в X- IX вв. до н. э. создали в районе нынешнего Дели могущественную военно-политическую коалицию7; возможно, оттуда имела место их экспансия в Кашмир. Имеются также данные буддийских хроник, согласно которым император Ашока в III в. до н. э. присоединил Кашмир к империи Маурьев и способствовал распространению в нем буддизма. Тому же Ашоке легенды приписывают заслугу основания столицы Кашмира Шри-нагара (современный Сринагар). В I в. до н. э. - II в. н. э. западные районы Кашмира входили составной частью в буддийскую империю кушан.

О промежутке времени между этими событиями и серединой следующего тысячелетия сведения весьма скудны. Так, данные, почерпнутые из вышеупомянутой средневековой поэмы «Поток царей», позволяют нам сделать вывод о том, что Кашмир непосредственно не входил в империю Гупт (У-У! вв.), но, возможно, пребывал в вассальной зависимости от последней. Поэма упоминает также о трех династиях, правивших в Кашмире в постгуптский период: Каркота (601-855), Утпала (855-1003) и Лохара (1003-1339)8; судя по названиям (а кроме названий, о них почти ничего не известно), религиозной основой для всех этих династий являлся, скорее всего, ранний индуизм. В середине VIII в. Лалитадитья Муктапида, один из раджей династии Каркота, сделал попытку существенно расширить границы своего княжества, распространив их на ряд соседних областей запада и юга, однако с его кончиной в 760 г. Кашмир вернулся к прежним пределам. В последующие века правление индусских властителей в Кашмире неоднократно прерывалось вторжениями мусульман из соседних Ирана и Афганистана, но в целом вплоть до начала II тысячелетия н. э. брахманистско-буддийский Кашмир оставался одним из крупнейших центров буддизма и индуизма и санскритоязычной учености в Северной Индии. Особого расцвета искусство и гуманитарные науки в Кашмири достигли в IX в., в эпоху царя Авантивармана, с концом правления которого в 883 г. Кашмир вступил в полосу политической нестабильности.

Интересны, хотя и фантастичны в своей основе, легенды о древнейших связях Кашмира с еврейскими государствами Ближнего Востока. Согласно им, кашмирцы - потомки тех «10 колен» евреев-протестантов, которые в 722 г. до н. э. были изгнаны из древней Иудеи и которые, отправившись по Шелковому Пути на восток, в конечном итоге осели в Кашмирской долине. Доказательствами считаются

7 См.: Бэшем А. Чудо, которым была Индия. М., 1977. С. 48.

8 Хронос: Всемирная история в Интернете. URL: //^^^Ьтопо т:1ю/1апаУ1ап^ КаБЬттрИр

некоторые собственные имена жителей, якобы являющие собой кашмиризованные заимствования из иврита или арамейского; ряд обрядов - например, разведение огня в семисвечных подсвечниках по субботам, празднование Бней Исраэль в отдельных регионах Западного Кашмира и т. п. Большая связка легенд посвящена также контактам Кашмира с ранними христианами Иудеи и Израиля. Согласно им, Иисус Христос не погиб на кресте, но в надежде найти там потомков «исторических» 10 колен, переселился в Кашмир, где женился, обзавелся потомством и прожил еще 30 лет после своей предполагаемой гибели. Сразу в нескольких районах Кашмира туристам охотно показывают руины «могилы Христа» и развалины дома, в котором он якобы жил9. Приведенные сведения, конечно, относятся к категории мифов, но последние, вероятно, имеют давнее происхождение и достаточно распространены в широких кругах населения Северной Индии, которое и ныне нередко именует кашмирцев "the Jews of India".

XIII-XIV вв. в Кашмире характеризуются стремительным и массовым распространением ислама суфийского толка. Причины этого не вполне ясны, одна из возможных - существенное пополнение населения за счет пришлых мусульманских наемников, поступавших на службу в частные армии местных властителей10. Другая заключалась в особой притягательности суфизма, обнаруживавшего значительное сходство с мистическими учениями шиваитского бхакти, распространенного в Кашмире. Один из соответствующих ярких примеров - творчество поэтессы-йогини XIV в. Лаллешвари (Лал Дед), которая до 30 лет бродила обнаженной по городам и селениям, распевая гимны Шиве, сочиненные ею на языке кашмири, но после встречи с одним из предводителей суфиев облачилась в одежды и включила в свои песнопения также и типично суфийские темы и сюжеты. Политическая раздробленность и смуты в Кашмире X-XIII вв. были в значительной степени обусловлены взаимными распрями местных индусских правителей, стремившихся к перераспределению границ своих уделов, и общей нехваткой пахотной земли. Ислам, с его разработанностью права вообще и земельных отношений в частности, сулил кашмирцам больший порядок в этих вопросах и относительное спокойствие. В связи с проблемой тотальной исламизации Кашмира в указанную эпоху особую позицию занимает А. Коган, который причинами соответствующих процессов

9 См.: Митрохин Л.В. Кашмирские легенды о Христе // Наука и Религия. 1990. № 5. С. 52-53.

10 Джамму и Кашмир. Индия от Solncetut. URL: India-solncetut.ru/cities/jammu-a-kashmir/

считает миграции и обусловленную ими смену этнического состава населения11.

Сменявшие друг друга мусульманские правители Кашмира в период ХГУ-ХУ! вв. действительно обеспечили некоторую социальную стабильность в княжестве и способствовали его относительной изоляции от тех военно-политических преобразований, которые в это время происходили в более южных регионах Индостана. Однако в середине XVI в. падишах Акбар, овладев без особого сопротивления Кашмиром, включил его в состав империи Великих Моголов, в рамках которой он в течение двух веков и существовал на правах, отдельного княжества. В конце XVIII и до середины XIX в. Кашмир был частью основанного Ранджитом Сингхом государства сикхов, противостоявшего и Моголам, и завоевателям-англичанам.

С победой над сикхами англичане аннексировали Кашмир, а в соответствии с актом «Паке Британика» в 1857 г. они сформировали новое отдельное княжество Джамму и Кашмир. Правителем (махараджей) последнего был поставлен Гулаб Сингх, носитель догри, одного из диалектов панджаби. Гулаб Сингх оказал существенную поддержку британским властям при подавлении в том же году восстания промогольских мусульманских сил, и в благодарность за это английский резидент Лоуренс передал ему внушительную сумму денег, на которые Сингх скупил практически все земли в Кашмирской долине. В дальнейшем трон махараджи Кашмира поочередно занимали потомки и родственники Гулаба Сингха; при некоторых из них территория княжества была существенно расширена за счет присоединения земель на севере и востоке, в том числе был аннексирован и тибетоязычный Ладакх. В установленной властями Британской Индии трехступенчатой иерархии для княжеств Кашмир был отнесен к пятерке «княжеств первой категории», что предполагало ряд особых прав и привилегий.

Последним догрским правителем княжества стал в 1925 г. Хари Сингх, продержавшийся на троне вплоть до обретения Индией независимости. Хари Сингх старался соблюдать относительный нейтралитет в отношении противостоявших друг другу важнейших политических сил и не одобрял ни концепции «двух индийских наций», разработанной главой Мусульманской Лиги Джинной, ни унитаристских идей Дж. Неру, одного из руководителей Индийского национального конгресса, ни взглядов лидера оппозиции шейха Абдуллы, провозгласившего курс на кардинальное реформирование всей административно-экономико-политической системы в

11 См.: Коган А.И. «Белые пятна» этнических процессов в Кашмире // История и современность. 2008. № 1.

штате. Соответственно, когда представлявший английскую корону в Индостане лорд Маунтбеттен своим указом от 1947 г. побудил правителей всех княжеств выбирать между присоединением либо к Индии, либо к Пакистану, Хари Сингх попытался и в этом вопросе соблюсти нейтралитет и провозгласить независимость Кашмира от обоих новых государств. Ответом на это явились вторжение из-за рубежа пуштунских головорезов-разакаров и начавшееся в самом Кашмире восстание части мусульманского населения, требовавшего присоединения Кашмира к Пакистану. Поняв, что трон под ним шатается и самому с оппозицией не справиться, Хари Сингх попросил защиты у центральных властей в обмен на присоединение Кашмира к Республике Индия.

Следствием соответствующего положительного решения центра явились последовавшие за ним четыре войны Индии с Пакистаном, приведшие к разделу Кашмира: большая часть последнего вошла в состав Индии, Пакистан же присоединил к себе около 30% территории бывшего княжества, образовав на аннексированных землях два особых административных района: Азад Кашмир и Северную провинцию. При этом Пакистан с самого начала формировался как унитарное исламское государство, не предполагавшее сохранения в его рамках каких-либо княжеств. К концу 1940-х - началу 1950-х годов институт княжеств был окончательно упразднен и в Индии. Бывший махараджа Кашмира был отстранен от власти, а Джамму и Кашмир приобрел статус отдельного штата с достаточно широкими внутренними полномочиями: за вычетом возможностей иметь собственную армию и самостоятельно заниматься внешнеполитической деятельностью, штат фактически получил права отдельного государства. В частности, согласно статье 370 Конституции Индии Кашмир мог иметь свои флаг и гимн, собственную систему управления и особые правила владения собственностью - например, нежителям штата запрещалось приобретать земельные участки и недвижимость в Джамму и Кашмире.

Еще в начале XX в. на Международной конференции, в которой приняли участие такие страны, как Великобритания, Россия, Афганистан и - тогда еще самостоятельный - Тибет, было достигнуто согласие относительно основных принципов разграничения границ, но Китай уже в то время отверг итоговое соглашение, заявив об особом праве на часть территории индийского Ладакха. В 1962 г. Китай, развязав войну с Индией, оккупировал местность Аксай Чин (на северо-востоке Ладакха) и таким образом отрезал от бывшего княжества еще около 10% площади. Уже в следующем, 1963 г., Китай закончил строительство военно-стратегической дороги Китай - Пакистан, часть которой проходила по захваченным землям. Споры

касательно границ между тремя странами до сих пор полностью не урегулированы12.

По данным Переписи 1981 г., из почти шестимиллионного населения штата более половины говорили на языке кашмири, около 1,7 млн - на догри и панджаби, остальные (более 100 000) человек являлись носителями ладакхи, балти и других тибето-бирманских языков. Основная масса говорящих на кашмири проживала в Кашмирской долине; говорящие на панджаби и догри (который можно трактовать как диалект панджаби) обитали в южной части штата (в Джамму и его окрестностях); носители тибето-бирманских языков в основном были сосредоточены на севере страны, в Ладакхе. Почти миллион жителей штата назвали также родным или вторым языком хинди и его диалекты (в частности, гуджари), тогда как численность носителей урду, официального языка Пакистана, составила лишь около 7 000 человек.

Однако с обретением независимости и вплоть до настоящего времени официальным языком штата был провозглашен именно урду, а остальные языки, в том числе кашмири, догри, ладакхи и др., были квалифицированы как «региональные», т. е., по сути, миноритарные. При этом, если количество тех, для кого урду является основным (так называемым материнским) языком, из десятилетия в десятилетие увеличивается незначительно, то число пользующихся урду как вторым языком неуклонно возрастает еще с начала 1950-х годов. Одной из причин роста является то, что, занимая позицию единственного официального средства коммуникации в штате, урду монополизировал практически все общественные функции: почти исключительно на урду печатаются газеты и журналы, ведутся радио- и телепередачи, любая официальная корреспонденция допустима только на языке урду, именно этому языку оказывается полноценная финансово-политическая поддержка со стороны и правительства штата, и федеральных властей Индии13. Но главная причина сложившегося положения состоит в том, что в штате Джамму и Кашмир, как и повсюду в Северной Индии, основой самоидентификации населения служат не этнические, лингвистические и, тем более, не географические критерии, но исключительно религиозные принципы: урду, официально трактуемый как «язык индийских мусульман», осознанно или подсознательно воспринимается населением как наиболее престижный язык коммуникации в

12 IrfaniSuroosh (edit.). Fifty years of the Kashmir Dispute: based on the Proceedings of the International Seminar held at Muzaffarabad, Azad Jammu and Kashmir, August 24-25 1997. University of Azad Jammu and Kashmir, Azad Jammu and Kashmir, 1997.

13 Подробнее об этом см.: NishatAnsari. Urdu in Jammu and Kasnmir // Koshur. org/Linguistic/9. html

любых общественно значимых сферах деятельности. Это хорошо согласуется и с распределением религий в штате: по данным Переписи 1981 г., в собственно Кашмире подавляющее большинство жителей исповедовало ислам, в буддийском Ладакхе численность буддистов и мусульман оказалась почти одинаковой и даже в Джамму, где сосредоточена основная масса индусского населения, почти треть жителей заявили о себе как о сторонниках ислама14.

Кашмири официально включен в VIII Приложение к Конституции Индии, где списком перечислены все крупные индийские языки или же языки, предполагающие особую культурно-историческую значимость (например, санскрит). Несмотря на это, в современной жизни штата кашмири влачит достаточно жалкое существование: не будучи языком средств массовой коммуникации и языком преподавания в школах или вузах, он реализует почти исключительно функцию языка устного бытового общения и - весьма ограниченно - также и функцию публикации отдельных произведений художественной литературы. При этом кашмири относится к языкам с давней литературной традицией, начавшейся еще в XIV в. (с поэзии Лал Дед) и в какой-то мере продолжающейся и в настоящее время.

Исходно кашмири генеалогически принято считать дардским языком, хотя в ходе эволюции и непрерывных многовековых контактов с индоарийским его структура подверглась изменениям и существенно «арианизировалась»15. Не исключено, что одним из предков кашмири мог быть крайне бегло охарактеризованный средневековыми грамматистами пракрит пайшачи, считавшийся языком тех самых демонов, которые, согласно преданию, населяли Кашмирскую долину еще до прихода туда ариев16. В поздней (X в.) санскритоязычной поэме «Океан сказаний» Сомадевы брахман Гунадхья, от лица которого ведется повествование, сообщает, что изначально поэма была создана на пайшачи, но со временем рукописный оригинал был утерян и сохранился лишь санскритский перевод текста. Если за этой легендой стоит какая-либо историческая реальность, то, возможно, уже в эпоху древности язык-предшественник кашмири характеризовался наличием письменной традиции. В настоящее время кашмири, находящийся в родстве с несколькими десятками дардских языков Пакистана и Афганистана, является единственным из них языком с письменностью и с достаточно развитой литературной традицией.

14 Area, Population and Religions Jammu and Kashmir. Facts and figures II. URL: www.jammu-kashmir.com/basicfacts/tour/figures il.html. См. также ссылку 1.

15 Подробнее об этом см.: Грюнберг А.Л., Эделъман Д.И. Дардские и нури-станские языки // Языки мира. М., 1999; Коган А.И. Дардские языки: генетическая характеристика. М., 2005.

16 См.: Захарьин Б.А. Введение в историю языка хинди. М., 1978. С. 62.

Еще в начале новой эры кашмирцами был создан (на основе алфавита брахми) оригинальный шрифт «шарада», идеально приспособленный к нуждам фонетики и морфологии языка, в котором грамматические и лексические значения при своей реализации регулярно опираются на противопоставления гласных по долготе и на оппозицию согласных по палатализованности. Сравни, например, минимальные пары типа: а:к' «шрам» ^ ак' «один», bu:l «сказал» ^ bul «ошибка», o:s «был» ^ os «засмеялся», ci:r «прутик» ^ cir «овечье молоко»; huh «этот» ^ h'uh «подобно», gup «скрытый» ^ gup' «скрытые» и т. п.17 Очевидно, что исходно разработанный для семитских языков арабский шрифт приспособлен для принципиально иных, чем индоевропейская, фоно-грамматических лингвистических структур и его использование в индоевропейских языках Индостана наталкивается на значительные трудности. Это касается, в частности, и урду, в котором письменная коммуникация основывается на модифицированной версии арабского алфавита. Последний, в общем-то, не предполагает обозначения на письме долготных оппозиций гласных и полностью лишен средств выражения оппозиции по твердости - мягкости для согласных; по этим причинам он, в отличие от шарада, оказался плохо приспособленным для реализации соответствующих фонемных противопоставлений в текстах на кашмири. Однако идеологические догмы оказались превалирующими над лингвистическими закономерностями и над обычными прагматическими соображениями: еще во времена правления сикхов шарада стал интерпретироваться властями как исключительно «брахманский алфавит» и был ограничен в использовании. Давление на него существенно усилилось при Моголах, и он был выведен почти изо всех сфер письменной коммуникации. До второй половины XX в. употребление шарада все еще сохранялось в среде кашмирских жрецов-брахманов («баты») в отношении некоторых ритуальных текстов - в гороскопах, предсказаниях, имущественных договорах и т.п. В 1990-х годах было покончено и с этим, поскольку брахманы, жившие в Кашмире веками, к этому времени были изгнаны из штата мусульманскими фанатиками, а их дома и другая собственность сожжены или присвоены носителями ислама. При этом и местные власти, и Центральное правительство, невозмутимо взирая на происходящее, ничего не предприняли для защиты брахманов и их культурных ценностей. В результате в настоящее время во всех немногочисленных печатных изданиях на кашмири (преимущественно художественных и изредка публицистических) употребляется, как и в урду, только модифицированный арабский шрифт.

17 См.: Захарьин Б.А., Эделъман Д.И. Язык кашмири. М., 1971. С. 24-48.

Еще в 1940-е годы, в период подъема в Кашмире национально-освободительного движения против британского правления в Индии, передовые круги кашмирской общественности начали бить тревогу в связи с приниженным социально-политическим положением языка кашмири в штате. В 1944 г. по инициативе Шейха Абдуллы, лидера Национальной Конференции, которая выступала в роли главной оппозиционной силы в штате, на очередном съезде партии была принята программа «Новый Кашмир», предусматривавшая, помимо прочих, реформы в области языкового планирования в ближайшем будущем, в частности, повышение статуса кашмири и упорядочивание отношений между ним и доминирующим урду. Серьезных возражений против большинства относившихся к языковому строительству пунктов программы другие оппозиционные силы не выдвинули ни тогда, ни после провозглашения независимости Республики Индия в 1947 г. Однако на сегодняшний день единственным, по сути, реализованным положением этой программы оказалось создание и открытие в Сринагаре Академии искусств, культуры и языков Кашмира, сосредоточенной в основном на поощрительно-благотворительных аспектах деятельности в отношении языка кашмири и гуманитарных аспектов его функционирования. Как констатируют кашмирские политологи, преподавание на кашмири в школах штата по-прежнему не ведется, уже созданные учебники на языке не издаются, кашмири практически отсутствует даже в местной прессе, его нет на телевидении, в кино, в производстве рекламы и видеороликов; изредка выделяемые Центральным правительством гранты на развитие кашмири и литературы на нем используются властями штата на усиленное продвижение урду в Ладакхе и в тибето-язычных анклавах на востоке страны18.

Таким образом, можно констатировать: Кашмир, являвшийся некогда (в К-К вв.) блистательным центром учености, за последние десятилетия по причине недостаточного внимания властей к его проблемам превратился в отсталый периферийный штат, не вступивший на путь подлинной модернизации в сферах экономики, политики и культуры. В Кашмире не созданы современные промышленность и сельское хозяйство, отсутствуют отвечающие требованиям сегодняшнего дня дороги, средства транспорта и другие элементы инфраструктуры. До 1970-х годов единственными сколько-нибудь развивавшимися отраслями хозяйства были религиозное паломничество и туризм, но и они к настоящему времени существенно

18 Warikoo K. Language and politics in Jammu and Kashmir: issues and perspectives. URL: http://www.kashmir-information.com/Miscellaneous/Warikoo1.html

редуцировались из-за общей напряженности в штате и череды непрекращающихся военных конфликтов на западной границе региона.

Что касается кашмири, то этот язык большинства жителей штата, низведенный до положения миноритарного по причинам сознательной политики руководителей и безразличия населения, потихоньку умирает и при непринятии кардинальных мер по его спасению может через несколько десятилетий навсегда исчезнуть с лингвистической карты Индии.

Список литературы

Бэшем А. Чудо, которым была Индия. М., 1977.

Джамму и Кашмир. Индия от Solncetut // India-solncetut.ru/cities/jarnmu-a-kash-mir/

Грюнберг А.Л., Эдельман Д.И. Дардские и нуристанские языки // Языки мира. М., 1999.

Захарьин Б.А. Введение в историю языка хинди. М., 1978. Захарьин Б.А., Эдельман Д.И. Язык кашмири. М., 1971. Кашмир. URL: https://ru.wikipedia.org//wiki/История Кашмира Коган А.И. Дардские языки: генетическая характеристика. М., 2005. Коган А.И. «Белые пятна» этнических процессов в Кашмире // История и современность. Вып. 1. 2008. Митрохин Л.В. Кашмирские легенды о Христе // Наука и Религия. 1990. № 5.

С. 52-53. Пуляркт В.А. Кашмир. М., 1956.

Хронос. Всемирная история в Интернете. URL: www. hrono info/land/landk/Kash-mir.php

Area, Population and Religions Jammu and Kashmir. Facts and figures II // www.j ammu-

kashmir.com/basicfacts/tour/figures_il.html Bhatt [Mohan] R. Language planning and language conflict: the case of Kashmiri //

International Journal of the Sociology of Language. 1989. N 75. P. 73-85. Dhar L.N. An outline of the history of Kashmir. URL: www.koausa.org/Crown/history. html

Dutt J.Ch. Kalhana's Ra:atarangini. A chronicle of the kings of Kashmir. Translation of

the Sanskrit work by Dutt J.Ch. vol. 1-2, Calcutta, 1989. Irfani, Suroosh (edit.). Fifty years of the Kashmir Dispute: based on the 'Proceedings of the International Seminar held at Muzaffarabad, Azad Jammu and Kashmir, August 24-25 1997. University of Azad Jammu and Kashmir, Azad Jammu and Kashmir, 1997.

Nishat Ansari. Urdu in Jannu and Kashmir // Koshur.org/Linguistic/9.html WarikooК. Language and politics in Jammu and Kashmir: issues and perspectives. URL: http://www.kashmir-information.com/Miscellaneous/ Warikoo1.html

References

Area, Population and Religions Jammu and Kashmir. Facts and figures II. URL: www.

jammu-kashmir.com/basicfacts/tour/figures_il.html Beshem A. Chudo, kotorym byla Indiya (The Miracle That Was India). Moscow, 1977.

Bhatt [Mohan] R. Language planning and language conflict: the case of Kashmiri // International

Journal of the Sociology of Language. 1989. N 75. P. 73-85.

Dhar L.N. An outline of the history of Kashmir. URL: www.koausa.org/Crown/history. html

Dutt J.Ch. Kalhana's Rajatarangini. A chronicle of the kings of Kashmir. Translation of

the Sanskrit work by J.Ch. Dutt. Vol. 1-2. Calcutta, 1989 Dzhammu i Kashmir (Jammu and Kashmir). - Indiya ot Solncetut // India-solncetut.ru/

cities/jarnmu-a-kashmir/ Gryunberg A.L. Edel'man D.I. Dardskie i nuristanskie yazyki (Dardic and Nuristani

Languages) // Yazyki mira. Moscow; Indrik, 1999. Irfani, Suroosh (edit.). Fifty years of the Kashmir Dispute: based on the 'Proceedings of the International Seminar held at Muzaffarabad, Azad Jammu and Kashmir, August 24-25 1997. University of Azad Jammu and Kashmir, Azad Jammu and Kashmir, 1997.

Kashmir. URL: https://ru.wikipedia.org//wiki/Istoriya Kashmira

Khronos: Vsemirnaya istoriya vInternete (Hronos: World History on the Internet). URL:

www. hrono info/land/landk/Kashmir.php Kogan A.I. Dardskie yazyki: geneticheskaya kharakteristika (Dardic Languages: Genetic

Characteristics). Moscow, 2005. Kogan A.I. «Belye pyatna» etnicheskikh protsessov v Kashmire ("White Spots" of the

Ethnic Processes in Kashmir) // Istoriya i sovremennost'. V. 1. 2008. Mitrokhin L.V. Kashmirskiye legendy o Khriste (Kashmiri Legends about Christ) //

Nauka I Religiya. 1990. № 5. P. 52-53. Nishat Ansari, Urdu in Jammu and Kashmir. URL: Koshur.org/Linguistic/9.html Warikoo К. Language and politics in Jammu and Kashmir: issues and perspectives.

URL: http://www.kashmir-information.com/Miscellaneous/Warikoo1.html Pulyarkt V.A. Kashmir (Kashmir). Moscow, 1956.

Zakharyin B.A. Vvedenie v istoriyuyazyka hindi (Introduction to the History of Hindi

Language). Moscow, 1978. Zakharyin B.A., Edel'man D.I. Yazyk kashmiri (Kashmiri Language). Moscow, 1971.

Сведения об авторе: Захарьин Борис Алексеевич, докт. филол. наук, зав. кафедрой индийской филологии ИСАА МГУ имени М.В. Ломоносова, заслуженный профессор МГУ. E-mail: lvik@orc.ru

About the author: Zakharyin Boris Alekseevich, PhD, Professor, Head of the Department of Indian Philology, Institute of the Asian and African Studies, Moscow State University. E-mail: lvik@orc.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.