Научная статья на тему 'Карл XII -почерк полководца'

Карл XII -почерк полководца Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
581
92
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОРОЛЬ / АНАЛИЗ / ТАКТИКА / ШВЕЦИЯ / СТРАТЕГИЯ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Беспалов А.В.

В статье на основе анализа шведских архивных документов, биографических справочников и массива, ранее опубликованных работ, рассказывается о личности, стратегии и тактике шведского короля Карла XII в период Великой Северной войны (1700-1721 гг.). Данная статья может быть полезна научным работникам, преподавателям, адъюнктам, слушателям и студентам гуманитарных образовательных учреждений, изучающих курс дисциплин:«История», «История России»,«Истории скандинавских стран»,«История мировых цивилизаций», «История международных отношений».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

KARL XII - COMMANDER'S HANDWRITING

The article based on the analysis of Swedish archival documents, biographical reference books and an array of previously published works, tells about the personality, strategy and tactics of the Swedish King Charles XII during the Great Northern War (1700-1721). This article may be useful to researchers, teachers, adjuncts, students and students of humanitarian educational institutions studying the course of disciplines: \"History\ countries\

Текст научной работы на тему «Карл XII -почерк полководца»

HISTORICAL SCIENCES

KARL XII - COMMANDER'S HANDWRITING

Bespalov A.

Professor of the Department of History and Economic Theory, Associate Professor, PhD in History

Academy of State Fire Service EMERCOM of Russia, Moscow, Russia

КАРЛ XII -ПОЧЕРК ПОЛКОВОДЦА

Беспалов А.В.

профессор кафедры истории и экономической теории, доцент, доктор исторических наук Академия государственной противопожарной службы МЧС России, г. Москва, Россия

Abstract

The article based on the analysis of Swedish archival documents, biographical reference books and an array of previously published works, tells about the personality, strategy and tactics of the Swedish King Charles XII during the Great Northern War (1700-1721).

This article may be useful to researchers, teachers, adjuncts, students and students of humanitarian educational institutions studying the course of disciplines: "History", "History of Russia", "Stories of Scandinavian countries", "History of world civilizations", "History of international relations".

Аннотация

В статье на основе анализа шведских архивных документов, биографических справочников и массива, ранее опубликованных работ, рассказывается о личности, стратегии и тактике шведского короля Карла XII в период Великой Северной войны (1700-1721 гг.).

Данная статья может быть полезна научным работникам, преподавателям, адъюнктам, слушателям и студентам гуманитарных образовательных учреждений, изучающих курс дисциплин:«История», «История России»,«Истории скандинавских стран»,«История мировых цивилизаций», «История международных отношений».

Keywords: king, analysis, tactics, Sweden, strategy.

Ключевые слова: король, анализ, тактика, Швеция, стратегия.

Карл XII- король-полководец, король-загадка, король-завоеватель. С именем этого неординарного человека и выдающимся полководцем начала XVIII века, тесно переплетена судьба России. Именно он противостоял стремлению России во главе с гениальным Петром Великим пробиться к Балтийскому морю и стать великой европейской державой. Его личность и деяния привлекали внимание тысяч исследователей. Он до сих пор является одним из самых популярных героев Швеции. Его царствование, длившееся 21 год, принесло шведскому народу тяготы, потери, истощение экономики, утрату статуса великой державы и, вместе с тем, бессмертную славу.

Отечественная историография оставила в стороне эту уникальную личность, направив все свое внимание на изучение феномена Петра Великого. Шведский король и его деяния служат фоном, на котором происходили события Великой Северной войны (1700-1721), "когда Россия молодая, в борениях силы напрягая, мужала с гением Петра".

Вместе с тем, наибольшее внимание в своих трудах именно личности шведского короля уделено в трудах Б.С. Тельпуховского, Е.В. Тарле, Н.И. Павленко и В.А. Артамонова, а также в коллективной монографии, подготовленная Институтом военной истории Министерства обороны СССР [26], [25], [22], [10].

Большой вклад в изучение истории скандинавских стран в целом и в период Северной войны в частности сделан авторами ряда общих работ: А.А. Сванидзе, А.С. Каном, Г.А. Некрасовым, В.В. Ро-гинским [7], [11], [8], [24], [9], [12]. Следует также отметить вышедший в 1999 г. сборник статей русских и шведских историков, который решает целый ряд новых аспектов во взаимоотношениях России и Швеции в период Северной войны[28].

Отдельным аспектам организации и военного искусства армии Карла XII были посвящены работы В. Ляскоронского, Х. Паали, А.А. Васильева [17], [23], [3].

В последние годы, интерес к личности Карла XII в нашей стране привел к выходу в свет трудов С.Э. Цветкова, Б.Н. Григорьева, А.В. Беспалова и монографии известной шведской исследовательницы Осы Карлссон [29], [5], [1], [13].

Говоря о зарубежной историографии проблемы, в первую очередь следует иметь в виду обширную литературу, посвященную личности короля-полководца Карла XII с именем, которого связаны как громкие победы шведской армии на полях сражений, так и закат эпохи шведского великодер-жавия. Не случайно изучение эпохи Карла XII, его полководческой и государственной деятельности является одним из краеугольных камней шведской историографии. Первый труд о Карле XII вышел еще в 1731 г. Автором жизнеописания Карла XII,

значение которого не утрачено до наших дней, стал знаменитый французский просветитель Ф.А.Воль-тер[4]. []Он описывает короля как чудо добродетели и в то же время источник несчастий, постигших Швецию. Еще более критичен по отношению к Карлу XII был А. Фрюкселль, который восхищается многими из качеств Карла XII, но совершенно не принимает ни его политики, ни его стратегии [33].

Главными критиками Карла XII являются Ф.Ф. и Э. Карлсоны, ставшие основоположниками т.н. "старой школы" в шведской исторической науке. Их концепция нашла выражение в формуле, что жизнь Карла XII была "сочетанием чудесных приключений и упущенных шансов" [31].

1890-е гг. принесли с собой новый ренессанс Карла XII, и этот ренессанс выглядел иначе, чем предыдущие. На первый план больше не выдвигалась мысль о том, что Карл был великим, храбро сражавшимся героем. Теперь говорили, что он был крупным государственным деятелем, лучше кого бы то ни было разбиравшимся в восточноевропейской проблематике, раньше иных понявший опасность, исходившую от России. Далее, согласно "новой школе", король был не просто "гением для лейтенантов", а "настоящим стратегом, полководцем Божьей милостью".

Духовным вождем и учителем большинства ведущих шведских историков первой трети XX в. был Х. Иерне, являвшийся ярым поклонником военных и политических дарований Карла XII и утверждавший, что Карл защищал Европу и ее культуру от чуждого вторжения [35],[36],[37].Та-кой же точки зрения придерживался А. Стилле , для которого Карл XII был одним из самых выдающихся стратегов и тактиков XVIII в[39].

В 1957 г. Ф. Вернстедт проанализировал тезис своих предшественников о фундаментальном различии в отношении полководческого искусства между Карлом XII и его западными современниками и пришел к выводу о его искусственности и несостоятельности. Однако при этом он не ставил под сомнение полководческие дарования короля [42].

На такой же платформе стоит С. Грауэрс - автор статьи о Карле XII в "Шведском биографическом словаре". Он считает, что смерть ни одного из шведских королей не имела таких далеко идущих последствий, как гибель Карла XII [34].

Наиболее критичной работой о Карле XII является труд английского историка М. Робертса [38]. По его мнению, именно личные качества короля стали главной причиной поражения Швеции в Северной войне. К числу последних работ, раскрывающих противоречивый характер личности шведского монарха, относится труд А. Флорена, который, считает, что поражение Швеции в войне было неизбежным ввиду явного превосходства объединенного военно-экономического потенциала ее противников. При этом Карл XII оценивается как выдающийся полководец, но, посредственный политик [32].

Наша задача попытаться показать короля таким, каким он был в реальной жизни, избегая многочисленных штампов и традиций, сложившихся в нашей исторической науке.

Итак, Карл XII появился на свет 17 июня 1682 года в Стокгольме, в семье шведского короля Карла XI и королевы Ульрики-Элеоноры Датской.

Счастливый отец записал в своем дневнике: "Семнадцатого, утром в субботу без пятнадцати семь, моя супруга разрешилась от бремени и родила сына. Молю Бога, который помог ей, да святится имя его во веки веков, чтобы он быстрее вернул ей прежнее здоровье".

Как и всех представителей пфальцской ветви дома Ваза новорожденного наследного принца нарекли Карлом. Появление долгожданного наследного принца вся Швеция праздновала с большим энтузиазмом. К сожалению, многочисленные болезни, бывшее в то время неизлечимыми - корь, оспа, легочные заболевания, рак не обходили стороной и королевские покои. Из всех детей Карла XI мужского пола выжил только наследник престола. Три его брата не прожили на белом свете и двух лет. Правда, обе принцессы Хедвига-София и Ульрика-Элеонора чувствовали себя прекрасно, но не они должны были сесть на престол. Впоследствии королева-бабушка будет напрасно уговаривать внука жениться. Подобное стечение обстоятельств ставило под сомнение не только само существование самодержавного правления в Швеции, но и дальнейшее пребывание на престоле представителей пфальцской ветви дома Ваза.

Поэтому огромное внимание было уделено здоровью наследного принца. Когда он опасно заболел корью, его выхаживала лично королева Уль-рика-Элеонора. Как это ни парадоксально, но Карл XI и Ульрика-Элеонора были счастливы в этом браке по расчету. Когда в 1693 году королева умерла, безутешный муж отказался повторно жениться и оставался вдовцом вплоть до своей смерти в 1697 году.

Молодой принц получил фундаментальное образование, необходимое для исполнения королевских обязанностей. До шести лет он находился на женской половине дворца, но уже с 1688 года его воспитанием занимался исключительно отец. В 1686 года началось обучение наследного принца. Главными воспитателями будущего короля являлись профессор латыни Уппсальского университета Андреас Норкопенсис, после пожалования дворянского достоинства - Ноорденъельм, преподаватель теологии епископ Эрик Бенцелиус и королевский советник Эрик Линшёльд. После смерти в 1690 году Линшёльда, а в 1694 году и Ноорденъ-ельма, королевским воспитателем стал Томас По-лус из Эстляндии. Стратегию и тактику наследному принцу преподавал один из самых талантливейших военных специалистов Швеции генерал-квартирмейстер Карл Магнус Стюарт.

Учителя получили специальную инструкцию от венценосных родителей: "...Хотя существует много причин, вследствие которых государи и их

дети увлекаются высокомерием и своеволием, однако большею частью эти дурные свойства происходят от собственного воображения или вследствие речей льстецов, откуда проистекает ложное мнение, что королевские дети, поставленные выше других детей, могут делать или не делать, что хотят...".

По своему характеру наследный принц был очень честолюбивым, властным, волевым и до крайности упрямым человеком. При этом он обладал феноменальной памятью, был великолепно развит физически, имел склонность к точным наукам и иностранным языкам. Его религиозность и вера в Бога была выше всяких похвал. Настольными книгами юного принца были Библия, с которой он никогда не расставался и сочинения немецкого ученого, историка Самюэля Пуффендорфа. Он был первым и единственным шведским принцем, которого с рождения готовили к самодержавному правлению. Именно в этом кроются причины поведения короля Карла XII в будущем.

Наследный принц великолепно владел немецким, латинским и французским языками, причем на латыни он разговаривал лучше многих представителей римской католической церкви, хотя и являлся протестантом. В его характере рано обнаруживается тяга к подвигам. Настольными книгами принца являлись труды о героях древности и скандинавские саги.

"Подготовка к должности верховного главнокомандующего включала в себя различные виды спорта - согласно шведской традиции, король был полководцем не только в теории, но и на практике. Основополагающей для короля, также, как и для всех офицеров, была верховая езда. Уже в день своего четырехлетия Карл проводил смотр первого в его жизни почетного караула, сидя в седле. В раннем возрасте он научился фехтовать - умение владеть шпагой также было необходимо офицеру. С 9 лет началось регулярное обучение принца фортификационному искусству, что стало его любимым предметом. В качестве учебного материала использовались отчеты о боевых походах отца и деда, которые Карл знал наизусть; уже, будучи взрослым он по-прежнему мог описать в мельчайших подробностях трехдневное сражение Карла X Густава под Варшавой.

Отец и дед служили примером для короля. Ранняя смерть карла XI наверняка усилила в его сыне желание продолжить начатое отцом дело. Манера Карла XII управлять государством и инициированные им реформы по преобразованию шведского общества, носят явный отпечаток отцовской политики" [13, С.11].

Будущий великий полководец обладал одним несвойственным для монархов и политиков качеством- честностью. Понятие чести и долга были развиты в характере короля в высшей степени. Он умел быть прекрасным другом, но не терпел в своем окружении предателей.

"Все указывает на то, что Карл к концу времени своего обучения обладал хорошими познаниями в религии, истории, математике и физике,

устно и письменно владел родным языком, латынью и немецким. Кроме того, он понимал по-французски, но избегал говорить на этом языке.

На протяжении всей жизни Карла отличала строгая религиозность. В основе ее лежал фатализм, вера в предопределение. Он придерживался строгого соблюдения лютеранских догм и решительно отвергал все папистские отклонения. Мать короля Ульрика-Элеонора скончалась в 1693 г., когда Карлу едва исполнилось одиннадцать лет. После этого кронпринц очутился под еще большим влиянием отца, он восхищался его мужеством, силой воли, немногословностью, верностью долгу и трудолюбием. Вместе с отцом он совершал многомильные стремительные поездки верхом. На островах Лидинге и Юргордере (в то время окрестности Стокгольма) они охотились на волков и оленей. Своего первого медведя Карл застрелил в возрасте одиннадцати лет.

5 апреля 1697 г. Карл XI умер от рака. Четырнадцатилетним мальчиком Карл XII остался без отца, и без матери. Лично для него это была, безусловно, трагедия. Но, как выяснилось позже, это оказалось большим несчастьем и для всей Швеции. Страна осталась с молодым правителем, не успевшим достичь зрелости. А то, что королю принадлежала неограниченная власть, еще более усугубляло ситуацию" [27, С.42].

К сожалению, в завещании Карла XI не был точно определен срок совершеннолетия Карла XII, а только назначался регентский совет из пяти опекунов под председательством бабашки Его Величества - вдовствующей королевы Хедвиги-Элеоноры. Подобная ситуация привела к столкновению различных придворных группировок, боровшихся за влияние на короля. Кроме того, в стране царил голод из-за сильных неурожаев 1695-1697 годов. Часть дворянства надеялась на отмену королем редукции.

"Недовольство народа правлением вельмож, любовь к молодцеватому королю и разразившийся в стране голод ускорили переворот" [29, С. 39].

Большинству обывателей импонировало поведение Карла во время пожара в старом дворце "Тре Крунур". Он хладнокровно распоряжался действиями слуг и придворных на пожаре. Карл покинул дворец покинул последним, уводя бабушку и сестер. Это не могло не сказаться на росте популярности монарха.

"В ноябре 1697 г. по случаю погребения Карла XI был собран риксдаг. Тогда же Карлу XII была направлена петиция, в которой говорилось, что он сам должен взять на себя ответственность за правление" [27, С.43].

Таким образом, Карл XII, всего пятнадцати лет от роду, взял всю полноту власти на себя. Вечером того же дня предводитель дворянства во главе представителей других сословий принесли присягу на верность королю. Они клялись в нещажении добра, живота, крови, верности и послушании.

14 декабря 1697 года состоялась коронация Карла XII.

"Население великой шведской державы составляло добрых два с половиной миллиона человек. На ее просторах звучали, кроме шведской речи, финский, немецкий, эстонский, литовский, латышский, русский, ингрский (ижорский) и саамский языки. Между тем почти все подданные принадлежали к лютерано-протестантскому вероисповеданию. Лишь небольшая часть их исповедовала православие.

Швеция представляла собой сугубо аграрное общество. На территории, где ныне расположены Швеция и Финляндия, в конце XVII в. 95 процентов населения состояло из крестьян, безземельных торпарей-арендаторов и иного простонародья. Если исходить из такого критерия, как владение землей, то крестьяне делились на три группы: податных крестьян, помещичьих и коронных. Податные крестьяне имели землю в частном владении. Их подать была равна арендной плате помещичьих держателей, но они стояли выше всех иных крестьян и вместе с коронными крестьянами посылали своих представителей в риксдаг, где те, представляя крестьянство, составляли одно из четырех парламентских сословий. Конечно, это немного в сравнении с удельным весом крестьянства в королевстве, но все-таки это было лучше, чем в остальной Европе. Доля помещичьих крестьян в общей массе землевладельцев в ходе редукции уменьшилась. Соответственно увеличилось число податных крестьян. Коронные крестьяне, то есть те, что арендовали государственную землю, оказались, судя по всему, в наихудшей ситуации и несли самое тяжелое экономическое бремя.

Дворянство составляло полпроцента населения, но дворянам принадлежала монополия на все важные военные и гражданские должности. Такая привилегия могла бы привести к утрате профессионализма, но благодаря весьма щедрому возведению в дворянское достоинство компетенция всего сословия поддерживалась на высоком уровне. Кроме того, многие одаренные дворяне прибывали из не шведских частей великой державы.

Около одного процента населения приходилось на духовенство. В стране, где не было иной веры, кроме лютеранской, пасторы осуществляли общее духовное руководство. Их влияние было огромным, в частности. И оттого, что посещение церкви почиталось всеобщим долгом.

К бюргерскому сословию относилось около двух процентов населения.

Наряду с этими четырьмя сословиями отдельной группой были разночинцы - состоятельные и образованные люди недворянского происхождения. Они составляли один-два процента населения. То были владельцы имений, чиновники, профессиональные военные, промышленники, вообще предприниматели. В их число входили также администраторы в частном секторе и так называемые лица свободных профессий.

В начале XVII в. важнейшей статьей шведского экспорта была медная руда. В конце столетия

ее место заняло железо. Вместе оба эти товара давали около 80 процентов доходов Швеции от ее внешнеторгового вывоза.

Такой, в самых общих чертах, была Швеция, когда в 1697 г. ее королем стал Карл XII" [27, С.34,37-38].

Карл XII крайне серьезно относился к абсолютной власти. Другое дело, что его методы правления в значительной степени отличались от методов его покойного отца, хотя он последовательно продолжал его реформы.

На протяжении всего своего правления он никогда не созывал риксдаг. Первыми были разочарованы представители дворянства. Карл XII наотрез отказался пересматривать результаты редукции. Король, несмотря на молодость, желал править самостоятельно. В этом ему активно помогали два новых государственных советника - Карл Пипер и Томас Полус.

Юный возраст шведского монарха подтолкнул соседей Швеции - Данию-Норвегию, Саксонию и Россию к мысли взять реванш и вернуть ранее утраченные в войнах с ней территории.

Однако почти никто не обратил внимания на следующие обстоятельства. На протяжении 16971700 годов шведский король проявлял завидное миролюбие по отношению к европейским странам. Его посольства стремились добиться подтверждения ранее достигнутых договоренностей. Эти обещания были даны как Россией, так и Данией-Норвегией. От лица Речи Посполитой их подтвердил король Август II Сильный (1697-1706,1709-1733), который одновременно являлся и курфюрстом саксонским. Шведы всячески уклонялись от участия, в новой коалиционной войне, вошедшей в историю под названием войны "За испанское наследство".

Вместе с тем, король стремился укрепить позиции своего государства в балтийском регионе. С этой целью он отдал свою старшую сестру Хедвигу-Софию замуж за герцога Фридриха IV Гольштейн-Готторпского. Молодые получили не только шикарные подарки на сумму в 400 тысяч талеров, но и обещание короля защищать их владения от притязаний Дании. Герцог получил пост главнокомандующего шведскими войсками в Северной Германии, а на территорию герцогства было введено 1200 шведских солдат.

Пожалуй, это была единственная, серьезная ошибка, допущенная Карлом в начале его правления. Но король очень был привязан к своей семье и не мог оставить без поддержки свою старшую сестру.

В начале 1700 года в Стокгольм пришли неутешительные известия. Армия Саксонии осадила Ригу, а датчане вторглись в Шлезвиг-Гольштейн. В августе 1700 года к ним присоединилась Россия, армия которой осадила Нарву.

"Так началась Северная война, или, по словам Вольтера, «знаменитая война на Севере». На протяжении двадцати лет два монарха - Петр и Карл -будут вести поединок, исход которого определит судьбу двух империй. Вначале, с 1700 по 1709 год,

Петр будет обороняться, подготавливая себя, армию и страну к тому времени, когда вся боевая мощь Швеции обрушится на его патриархальное царство. Несмотря на военное лихолетье, Россия будет продолжать свои преобразования. Но это будут не тщательно спланированные и методически осуществляемые реформы, а скорее отчаянные, поспешные меры, продиктованные необходимостью во что бы то ни стало устоять против безжалостного неприятеля. Позже, после Полтавы, стороны поменяются местами, но оба монарха будут по-прежнему продолжать борьбу: один - подстрекаемый зачастую бесполезными политическими союзами, в которых он и сам уже не мог разобраться, другой -движимый страстным желанием расквитаться за свое поражение и остановить крушение своей империи" [19].

Королю Швеции был брошен вызов и он его принял. Вся его последующая жизнь-это война. В своих действиях Карл XII опирался на вышколенную его предшественниками великолепную национальную армию. При этом, сам король уделял куда более внимание кавалерии, а не пехоте.

Кавалерия являлась любимым родом войск Карла XII, человека решительного, быстрого, с ярко выраженными дарованиями крупного кавалерийского военачальника. В отличие от своих предшественников, не придававших большого значения драгунской коннице, Карл XII стал в Швеции ее подлинным создателем и учителем. До воцарения Карла XII, его предшественники старались набирать драгунские полки из числа уроженцев Северной Германии только на период военных действий. Это было связано в первую очередь с недостатком финансовых средств на их содержание [41, Р. 1516].

С другой стороны, именно драгуны в силу своей специфической подготовки, а они обучались действовать как в конном, так и пешем строю, должны были стать, по замыслу шведского монарха, тем самым мобильным родом войск, который бы смог действовать оперативно на больших расстояниях и достойно противостоять противникам на поле боя [41, Р.18].

Поэтому именно при нем драгуны становятся массовым и самым любимым родом войск короля. Карл XII стал первым из шведских монархов, широко практиковавших набор рейтаров и драгун за счет сословий.

Король, следуя формуле - все подданные равны, впервые привлек к набору новых полков мелкопоместное дворянство, духовенство и арендаторов государственных имений. Так появились сословные драгунские полки.

Карл XII не очень полагался на эффективность мушкетного огня и требовал от своих солдат активных действий с холодным оружием. Поэтому самое пристальное внимание уделялось обучению солдат приемам рукопашного боя.

"Только шведам была присуща особая манера ведения рукопашного боя. Если русские, саксонцы, французы и другие народы, учили солдат действо-

вать ружьем со штыком как единым целым, то каролины использовали ружья со штыками как вспомогательное средство для парирования ударов противника. Главное внимание уделялось бою на шпагах. Мушкетер должен был атаковать противника, держа в левой руке ружье со штыком, а в правой шпагу. Подобная манера увеличивала шансы на победу, но и усложняла саму процедуру обучения" [42, Р.25-27].

".если на первое место ставить стремительность и напор атаки, то лучшими пехотинцами и кавалеристами в Европе были не англичане, а шведы. Шведские солдаты вообще не были приучены думать ни о чем, кроме наступления. Если противник каким-то образом перехватил инициативу и сам начинал наступать, шведы немедленно устремлялись ему навстречу, чтобы сорвать наступление контратакой. В отличие от английской армии Мальборо, пехотная тактика которой была основана на максимальном использовании огневой мощи, шведы в атаке полагались на armes blanches- холодное оружие. Как пехота, так и кавалерия огню мушкетов и пистолетов предпочитали ближний бой, в котором все решали клинок и штык.

Зрелище было устрашающее. Медленно, методично, молча, под грохот барабанов продвигалась вперед шведская пехота, не открывая огонь до последней минуты. Сблизившись с противником, колонны разворачивались, и на поле боя вырастала стена желто-голубых мундиров в четыре шеренги глубиной. Строй замирал, грохотал залп, и со штыками наперевес шведы врывались в дрогнувшие ряды неприятеля" [18, С.41].

"Атакующим шведам предписывалось не обращать внимания на вражеский огонь независимо от его силы... Данное правило касалось как пехоты, так и кавалерии. Но если атакующий шведский эскадрон вообще не открывал огня, то пехотный батальон во время атаки давал два залпа, каждый из которых производила половина мушкетеров батальона. Это означает, что в самый последний момент атаки две задние шеренги развернутого четырех шереножного строя батальона смыкались с двумя передними и давали залп. При последующем сближении с противником, солдаты передних двух шеренг также давали залп перед непосредственной атакой противника. Одновременно пикинеры, составлявшие центр каждого пехотного батальона, наносили удар по центру. Гренадеры и орудия на флангах батальона, сопровождали атаку огнем. Кавалерия ожидала момента нанесения заключительного удара по вражеской пехоте, чтобы обратить ее в бегство...

Пехота со временем стала атаковать на более высокой скорости и открывала огонь с более близких дистанций. Шведский опыт показал, что это было более эффективно. Король Карл, подобно царю Петру, постоянно отмечал и оценивал новые методы боевых действий и приспосабливал к ним свои уставы и наставления" [16, С. 1-3].

От кавалеристов, при их обучении, требовали высокого уровня вольтижировки, съездки и рубки

лозы. При произведении атаки они должны были действовать в плотном строю колено в колено.

"Карл обучал свою кавалерию идти в атаку сомкнутым строем. Шведские конники надвигались на неприятеля медленной рысью, построившись плотным клином. Клин имел глубину в три шеренги и прорывал ряды кавалерии или пехоты противника подобно широченной стреле, послушной воле командира" [18, С.43].

Важной особенностью подготовки шведских кавалеристов было то, что их обучали колоть, а не рубить противника шпагами. Колотые раны, как правило, были смертельными. Судя по статистике потерь, понесенными саксонцами при Клишове в 1702 г., большая часть солдат, получивших колотые раны от шведских кавалеристов - 720 из 1168 чел., умерли спустя 2-3 дня после сражения [41, Р.29-30].

"Боевой дух шведской армии был чрезвычайно высок, что объяснялось особым религиозным настроем, основанным на протестантском учении о Божественном Предопределении. Этот настрой поддерживался полковыми священниками, которые утешали раненых и умирающих, надзирали за образом жизни солдат и выполнением ими религиозных обрядов. Пасторы внушали своей пастве в мундирах фатальное восприятие войны. Например, при штурме артиллерийских батарей, всегда связанном с крупными потерями, солдаты не должны были пытаться укрыться от картечи и ядер - им предписывалось идти в атаку в полный рост, с высоко поднятой головой и думать, что без воли Божьей ни одна пуля не заденет никого из них. После сражения офицеры, говоря об убитых, вновь подчеркивали, что на все воля Божья.

Во время сражения священники часто выходили на поле боя и поддерживали паству словом, а иногда и делом. Многие священники погибали, когда под пулями врага пытались возвратить на поле боя бегущих шведов.

Самым сильным доказательством Божьего благоволения к шведам была победа - а шведы привыкли побеждать. Солдаты были убеждены, что шведская армия, послана Богом покарать еретиков и грешников, бесчестных и нечестивых князей, которые начали эту войну без справедливых причин" [29, С.182-183].

Устав гласил: "Если командир батальона приказывает: "Готовься!", то пикинеры поднимают свои пики, выдвигаясь вперед, пока он не сблизится с противником на 70 шагов. Как только будет скомандовано: "Две задние шеренги, изготовиться к огню!", эти шеренги выдвигаются вперед и сдваивают две передние шеренги. Как только две задние произвели выстрел, они обнажают шпаги. И как только две передние шеренги выдвинулись, две задние шеренги тесно смыкаются с тыла с двумя передними шеренгами, после чего весь батальон марширует, таким образом, сомкнутым строем в глубину и в ширину рядами на противника, пока не сблизится с ним на 30 шагов. Тогда отдается команда: "Две передние шеренги, изготовится к

огню!". Как только произведен выстрел, они обнажают шпаги и врываются в ряды противника" [30, Р. 98-100]. По регламенту 1701 г. дистанция второго залпа сократилась до 25, а по регламенту 1708 г. -до 20 шагов.

Кавалерия, согласно регламенту Карла XII, была обязана действовать стремительно и решать исход боя при помощи атак, производимых на полном галопе холодным оружием. Такая тактика сделала кавалерию шведов лучшей в Европе [30, Р. 7374].

Атака обычно начиналась шагом, затем всадники переходили на рысь, все время, убыстряя аллюр. За 20-25 шагов от противника давался залп из пистолетов (без остановки), после чего производился стремительный удар холодным оружием на полном галопе. Солдаты первой шеренги держали шпаги острием по направлению к противнику на вытянутых руках, в то время как вторая и третья шеренги держали шпаги клинками вверх. Часто стрельба с коней не производилась [42, Р.98-103]. Корпусу лейб-драбантов, согласно приказу короля, предписывалось обходиться в бою без огнестрельного оружия и действовать только шпагами. Драгунские полки Карла XII, как и полагалось этому роду войск, могли сражаться не только в конном, но и в пешем строю. Карл XII особенно любил этот род конницы, и сам часто носил мундир рядового драгуна.

Фридрих Энгельс в своей статье "Армия" дает высокую оценку шведской кавалерии: "...Карл XII придерживался правила своего великого предшественника (Густава II Адольфа). Его кавалерия никогда не останавливалась для стрельбы: она всегда атаковала с палашом в руке, что бы ни находилось на ее пути - кавалерия, пехота, батареи, траншеи, -и всегда успешно" [20, С.370].

Говоря о полководческих качествах Карла XII, следует отметить, что он был очень силен как тактик, находчив в бою, быстр, необычайно решителен, особенно в минуту опасности, когда внезапно приходилось менять план атаки под огнем противника. Способности короля, как стратега очень серьезно оспаривались. Например, известный русский историк Леер в своем труде "Основы стратегии" так отзывался о стратегических способностях короля: "Вообще стратегия не была делом Карла XII" [15,С.36]. Король был очень вынослив физически, крайне воздержан в еде и пил только воду. "Его воздержанность, суровый спартанский образ жизни, недоступность соблазнам, свойственным молодости (а ведь он и убит был сравнительно молодым, тридцати пяти с небольшим лет) - все это внушало к нему уважение среди окружающих" [25, С.37].

Британский дипломат Томас Вентворт, видевший Карла в 1706 году, дает ему следующую характеристику: "Что касается его личности, то представление, которое у меня составилось о нем ранее, не оказалось преувеличенным. Он высок ростом и статен, но крайне неопрятен и неряшлив. Его манеры более грубы, чем можно было ожидать от столь молодого человека.

Волосы у него светло-русые, очень сальные и очень короткие, и он никогда не расчесывает их иначе, чем пальцами. За стол он садиться безо всяких церемоний, на первый попавшийся стул и начинает, засунув предварительно салфетку под подбородок, с большого куска хлеба с маслом. Затем он, с набитым пищей ртом, пьет свагдригу из большого старомодного серебряного кубка. Этот напиток -единственное, что он пьет. За каждой трапезой он выпивает его по две полные бутылки, так как дважды наполняет свой кубок. Каждый раз, перед очередным кусочком мяса, он откусывает от хлеба с маслом, которое размазывает по ломтю большими пальцами. Он никогда не сидит за столом более четверти часа. Он ест как конь, и не произносит ни единого слова за все время еды.

У его постели лежит красивая позолоченная Библия. Это изящная единственная вещь из всего его обихода. Он очень видный мужчина, прекрасного роста, с тонкими чертами, в его лице вообще нет ничего жесткого. Он весьма любознателен и упрям, отчего его союзники живут в постоянных опасениях, поскольку он рискует своей жизнью и своей армией также беспечно, как иные люди на дуэли".

"Самым же напористым и дерзким полководцем того времени был король Швеции - Карл XII. В глазах своих противников, да и всей Европы, Карл был воином, рвавшимся в бой в любой момент, независимо от соотношения сил. Тактике его были присущи стремительность и внезапность. Его импульсивность и жажда боя навлекли на него обвинение в безрассудстве, граничащим с фанатизмом. Но в основе атак, шведских войск лежала не слепая ярость, а жесткая муштра, железная дисциплина, всеобщая преданность делу, уверенность в победе и превосходная система управления войсками. Барабаны подавали сигналы, посыльные разносили приказы и командиры подразделений всегда знали, что от них требуется. Любая слабость в собственной армии быстро искоренялась, любая слабость в войсках неприятеля немедленно использовалась.

Карл охотно нарушил бы традицию сезонного ведения боевых действий: твердый промерзший грунт лучше выдерживал тяжесть подвод и орудий, да и его солдаты привыкли к морозной погоде- словом, он был готов воевать и зимой" [18, С.34-35].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

К тому же Карл XII был во многом искателем приключений (авантюристом). Человек необычайной гордости и отваги, он часто, не задумываясь о последствиях, принимал самые необычные решения и очертя голову бросался в атаку во главе своих солдат в самых трудных и опасных местах боя. Для солдат и офицеров своей армии он стал символом победы. Рискуя своей жизнью, король требовал того же самого и от своих подданных.

"Карл XII, этот, можно сказать, воплотившийся Марс, сделал войну своим ремеслом с 17-летнего возраста (с начала 1700 г. Великой северной войны). Постепенно в его полководческой практике выработался некий шаблон или полководческая концепция. Согласно сложившейся у него

тактической схеме полевого сражения, численно уступающее противнику, но превосходящее его боевым духом войско настигало неприятельскую армию. У противника были удобная укрепленная позиция, большое превосходство в артиллерии. Эти преимущества врага ни в коей мере не смущали шведов. Они выстраивали боевые порядки и стремительно атаковали. Дружный натиск шведских полков ломал сопротивление неприятеля, и разбитый противник спасался бегством. Большое место Карл XII отводил фактору внезапного нападения на неприятеля" [14, С.53].

Из вышеизложенного мы можем сделать вывод, что великолепную шведскую армию возглавлял "огромный военный талант" Карл XII. "Воевал Карл XII, вопреки многим линейным шаблонам, предписывавшим выигрывать войну маневрированием с целью защиты кордонных линий и коммуникаций. Магазины, обозы, артиллерия - все бросалось им ради внезапности"[22, С.151].

Намного раньше Румянцева, Суворова, Фридриха II и Морица Саксонского шведский король стал действовать по принципу, впоследствии сформулированному Наполеоном: "Сила армии, как в механике, измеряется массой, умноженной на скорость" [21, С.697].

Оценка тактики шведской армии в первую очередь концентрируется на двух элементах искусства полевого боя Карла XII: 1) тактике при планировании и проведении боя и 2) на поддержании высокого боевого духа армии. В целом шведскую тактику можно охарактеризовать тремя понятиями: простотой, гибкостью и смелостью.

Анализ сражений, данных под личным командованием короля, показывает, что он сознательно стремился упростить стоящие перед его армией тактические задачи с целью облегчения управления боем нижестоящими командирами.

В целом та тактическая модель, которую использовал шведский король опирается на следующие приемы:

• Внезапность

• Скорость

• Маневр

• Удар колоннами

• Удар холодным оружием

• Сосредоточение артиллерии на направлении главного удара.

За свою военную карьеру король дал пятнадцать сражений и крупных боев (Гумлебек (1700),Нарва (1700),Двина (1701),Клишов (1702),Пултуск (1703), Пунитц (1704), Гродно

(1708), Головчино (1708), Раевка (1708),0пошня (январь 1709), Краснокутск (1709), Опошня (май1709),Полтава (1709), Стрезов (1715), Гёланд-ская мыза (1716)), провел четыре осады (Копенгаген (1700), Торн (1703), Веприк (1709), Полтава

(1709), Фредрикстен (1718)), два штурма (Львов (1704), Фредкрикстен (1716)) и две блокады (Гродно (1706), Акерсхус (1716) [2].

Сразу отметим, что осада и блокада крепостей не были сильной стороной шведской армии и ее

главного полководца- Карла XII. Только осады Копенгагена и Торна были блестяще завершены, прнеся весомый результат. В первом случае- фактическую капитуляцию Датско-Норвежского королевства, а во втором -капитуляцию основных сил саксонской армии.

Осада Веприка закончилась огромными потерями, хотя и привела к капитуляции русско-украинского гарнизона, а осада Фредрикстена завершилась гибелью самого монарха.

Блокада Гродно привела к крупному политическому успеху шведов, привлекших на свою сторону значительную часть польско-литовских магнатов, что повлекло за собой отречение от короны Речи Посполитой Августа II Сильного, и , в тоже время, король так и не смог добиться главной цели- уничтожения русской армии[6, С.288-289]. Попытка сходу захватить Акерсхус в 1716 году с треском провалилась. Отсутствие осадной артиллерии, заставило шведов бесцельно топтаться под стенами крепости. Штурм Львова завершился ошеломительным успехом, в тоже - время атака Фредрикс-тена в 1716 году привела к неудаче и большим потерям.

Таким образом, самых крупных успехов королевская армия под командованием монарха достигала в полевых сражениях.

Факторы скорости и внезапности сыграли свою решающую роль в сражениях при Гумлебеке (1700), на Двине (1701), под Пултуском (1703), Пу-нитцем (1704), Гродно(1708) и Головчино (1708).

В свою очередь маневр стал основным фактором, повлекшим поражения противника в сражениях при Клишове (1702), Опошне (май 1709) и Гё-ландской мызе (1716). Мы полностью согласны с мнением польского историка Я.Виммера, что «превосходство шведов под Клишовым следует искать в смелом маневре, состоявшем в перегруппировке войск в присутствии противника и атаки на слабое правое крыло польско-саксонской армии. Карл XII опередил на несколько десятков лет Фридриха Великого и его тактику боя с противниками. Маневр Карла XII был новым и чрезвычайно смелым в условиях линейной тактики».

Атака колоннами принесла успех в битве при Нарве (1700).

Удар холодным оружием применялся королем во всех своих сражениях, но особенно ярко он показал себя в сражениях при Опошне (январь 1709), Краснокутске (1709) и Гёландской мызе (1716).

Подавляющее большинство исследователей полководческой деятельности Карла XII говорят о его недооценке роли артиллерии на поле боя. Анализ данных шведским королем сражений показывает противоположное. Мы провели подробное исследование всех крупных боев и сражений, данных Карлом XII до 1718 г., и пришли к выводу, что в трети из них артиллерия применялась массировано и новаторски. Так, в сражениях на Двине 6/7 июля 1701 г. и у Мезина 31 октября / 1 ноября 1708 г. артиллерия сосредотачивалась вдоль берега реки на направлении главного удара и обеспечивала переправу своих войск на глазах у противника. При

Нарве 18/19 ноября 1700 г. и Головчино 3/4 июля 1708 г. орудия сводились в две батареи и своим огнем подавляли действия войск неприятеля, обеспечивая надлежащую поддержку наступающим войскам. При этом следует учитывать, что противник располагал в этих сражениях явным численным превосходством, причем в трех сражениях (Нарва, Головчино, Мезин) артиллерия применялась против русской армии, занимавшей укрепленные позиции.

Вместе с тем, противники короля, изучив его тактические приемы, смогли найти противоядие, состоявшее в том, чтобы дать шведам сражение на ограниченном для маневра пространстве, имея численное превосходство как в личном составе так и в артиллерии, занимая хорошо подготовленные в инженерном отношении позиции.

Именно это сыграло против шведов в сражениях при Полтаве (1709) против русской армии и в сражении при Сртезове (1715) против датско-прусско-саксонских войск. Кроме того, в сражении при Раёвке (1708) русские драгуны и казаки блестяще использовали прием заманивания противника-"вентерь", что привело к серьёзному поражению шведской кавалерии.

В целом мы можем сделать вывод о том, что тактические приемы, примененные Карлом XII в Великой Северной войне (1700-1721 гг.) не были шаблонными. Король всегда действовал исходя из сложившейся обстановки. В условиях ограниченности людских и материальных ресурсов именно агрессивная и маневренная тактика, избранная шведским королем, позволила на протяжении длительного времени вести войну против коалиции европейских держав, обладавшей куда большими возможностями, чем Швеция.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Беспалов А.В. Карл XII /А.В. Беспа-лов.Москва.:АГПС МЧС РФ. 2008.-239с.

2. Беспалов А.В. Битвы и осады Великой Северной войны (1700-1721 гг.). /А.В. Беспалов. М., АГПС МЧС РФ, 2010. -491 с.

3. Васильев А.А. Пехота шведской армии Карла XII в сражении под Полтавой. /А.А.Васильев // Орел. №2 (1992). С. 18 - 27.

4. Вольтер Ф.А. История Карла XII, короля шведского/Ф.А.Вольтер. Ч.1-4. Москва. 1803-1804.-352с.

5. Григорьев Б.Н. Карл XII или пять пуль для короля/Б.Н. Григорьев. Москва. Молодая гвар-дия.2006. -550с.

6. Донских С.В. Гродненская военная кампания 1705-1706 гг. /С.В. Донских. Мир,2017. -409 с.

7. История Швеции. М., 1974.-719 с.

8. История Норвегии. М., 1980.-710 с.

9. История Дании с древнейших времен до начала ХХ века. М., 1996.-389 с.

10. История Северной войны 1700-1721 гг. / Ростунов И.И., Авдеев В.А., Осипова М.Н., Соколов Ю.Ф./И.И.Ростунов,В.А. Авдеев,М.Н. Оси-пова,Ю.Ф. Соколов. М., 1987.-214 с.

11. Кан А.С. История скандинавских стран. /А.С. Кан. М., 1980.-311 с.

12. Кан А.С. Швеция и Россия в прошлом и настоящем. /А.С. Кан. М., 1999.-359с.

13. Карлссон О. Карл XII. /О. Карлссон. Стокгольм. 2002.-68 с.

14. Кротов П.А.Битва при Полтаве. К 300-летней годовщине. /П.А.Кротов. СПб. 2009.-416 с.

15. Леер Г.А. Стратегия. /Г.А.Леер. СПб. 1898.

С.36.

16. Коновальчук П.В., Лит Э. "Огонь против стали". Шведская пехотная тактика в Полтавском сражении- повтор сражения при Лесной? (на правах рукописи). /П.В. Коновальчук, Э.Лит

17. Ляскоронский В. Поход Карла XII в 17081709 гг. в пределы России. /В.Ляскоронский // Военно-исторический вестник. 1909 №12, 1910 №14

18. Масси Р.К. Петр Великий. /Р.К. Масси. Смоленск. 1996. Т. 2. С. 34-35.

19. Масси Роберт К. Петр Великий. Деяния самодержца. / Р.К. Масси М, 2015// Шр://е-libra.su/books/369086-petr-velikiy-deyaniya-samoderzhca.html

20. Маркс К., Энгельс Ф. Полное собрание сочинений. /К.Маркс, Ф.Энгельс М., 1953, Т. 14. - 898 с.

21. Наполеон. Избранные военные произведения. /Наполеон. М.1995.-812 с.

22. Павленко Н.И. Артамонов В.А. 27 июня 1709/Н.И. Павленко, В.А. Артамонов. М.: Молодая гвардия, 1989. — 270 с.

23. Паали Х. Между двумя боями за Нарву: Эстония в первые годы Северной войны 1701-1704 гг./Х.Паали. Таллин, 1966-344 с.

24. Сванидзе А.А. Из ранней истории шведского народа и государства: первые описания и законы. /А.А. Сванидзе. М., 1992-332 с.

25. Тарле Е.В. Северная война и шведское нашествие на Россию. /Е.В. Тарле. М., 1958-841 с.

26. Тельпуховский Б. С. Северная война (17001721). Полководческая деятельность Петра I./Б.С.Тельпуховский. М., 1946-200 с.

27. Уредссон С. Карл XII. /С.Уредссон// Царь Петр и король Карл. Два правителя и их народы. /М. 1999-318 с.

28. Царь Петр и король Карл. Два правителя и их народы. М., 1999-318 с.

29. Цветков С.Э.Карл XII. Последний викинг. 1682-1718. /С.Э.Цветков.М,2005-480 с.

30. Arteus, Gunnar. Karolinsk och europeisk stridstaktik 1700 - 1712./G.Arteus// Historiska Institutionen, Göteborgs Universitet, 1972-218 p.

31. Carlson F.F. Sveriges historia under konungarne at Pfalziska huset. / F.F. Carlson. Bd. VIII. Stockholm, 1910-640 p.

32. Floren A. Kungar och krigare: Tre essäer Karl X Gustav, Karl XI och Karl XII/ A.Floren. - Stock-holm.-1992.-238 p.

33. Fryxell A. Berattelser ur svenska historien. Frän Karl X till Karl XII. / A.Fryxell. Stockholm. 1882.-206 p.

34. Grauers S. Karl XII:s personlighet: Försök till en analys./ S.Grauers // Karolinska förbundets ärsbok. 1975.

35. Hjärne H. Karl XII. En uppgift för svensk häfdaforsking./ H.Hjärne Vintergatan. 1897.-218 s.

36. Hjärne H. Svenskt och främmande. Stockholm, 1908.-238 p.

37. Hjärne H. Karl XII. Omstörtnig i Östeuropa 1697-1703. Stockholm. 1902.-219p.

38. Roberts M. The Swedish Imperial Experience, 1560-1718/ M. Roberts. - Cambridge.-1979.-156 p.

39. Stille A. Karl XII: s fälttägsplanner 17071709/ A.Stille.-Stockholm.-1908.-120p.

40. Waxberg H. Hästen i det karolinska rytteriet/ H. Waxberg. - Boras 1973. -2015 p.

41. Wernstedt F. Lineartaktik och karolinsk taktik. / F.Wernstedt // KFÄ. 1957. p.98-103.

THE ACTIVITIES OF THE MERCHANT DYNASTY OF SIBIRYKOV'S IN THE NATIONAL

HISTORIOGRAPHY

Dikun A.

candidate of historical sciences, Associate Professor of chair of history and methodology of

Pedagogical Institute of Irkutsk state University

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КУПЕЧЕСКОЙ ДИНАСТИИ СИБИРЯКОВЫХ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

ИСТОРИОГРАФИИ

Дикун А.

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и методики Педагогического института Иркутского государственного университета

Abstract

The article provides a historiographical review of the works devoted to features of formation of the entrepreneurial class in Russia and Siberia in the XVIII - XIX centuries. Special attention is given to regional representatives of the scientific schools that realize new approaches to the already developed methodological schemes within the framework of existing conceptions of history, including the range of studied problems of genesis, formation and development of the merchant class, issues of accumulation and inheritance of family capital, genealogy of merchant families, especially its multilateral social and economic activities, the growth of entrepreneurial activity throughout the XVIII - XIX centuries. The author notes the changes of views and opinions about the merchantry,

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.