Научная статья на тему 'К вопросу об участии священнослужителей во Второй Камчатской экспедиции'

К вопросу об участии священнослужителей во Второй Камчатской экспедиции Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
364
87
Поделиться
Ключевые слова
В. БЕРИНГ / СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ / ВТОРАЯ КАМЧАТСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ / АЛЯСКА / V. BERING / CLERGY / SECOND KAMCHATKA EXPEDITION / ALASKA

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Митрополит Климент (капалин)

В 1741 г. Вторая Камчатская экспедиция достигла берегов Аляски. Еще при формировании ее состава было дано предписание, чтобы в нее были включены 6 православных священников, а по просьбе В. Беринга в ее состав вошел протестантский пастор Мил[л]иес. Среди исследователей этого периода есть два мнения: православный священник находился в составе экспедиции и совершил у берегов Аляски литургию 20 июля, в день памяти пророка Илии, и другая позиция священников на пакетботах «Св. Петр» и «Св. Павел», которые достигли берегов Аляски, не было

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Митрополит Климент (капалин)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

To the question of participation of clergy in the Second Kamchatka expedition

In 1741 the Second Kamchatka expedition has reached coast of Alaska. Even during formation of its structure the instruction that 6 orthodox priests should be included in it was given, and upon the request of V. Bering Protestant pastor Millies was included into its structure. Among researchers of this period two opinions are presented: the orthodox priest was in structure of expedition and has made the Liturgy on the coast of Alaska on July, 20th, in the day of memory of prophet Ilia, and other position: there were no priests on ships «St. Peter» and «St. Pavel» who have reached coast of Alaska.

Текст научной работы на тему «К вопросу об участии священнослужителей во Второй Камчатской экспедиции»

УДК 93/99

К ВОПРОСУ ОБ УЧАСТИИ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ ВО ВТОРОЙ КАМЧАТСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

© Митрополит Климент (Капалин)

В 1741 г. Вторая Камчатская экспедиция достигла берегов Аляски. Еще при формировании ее состава было дано предписание, чтобы в нее были включены 6 православных священников, а по просьбе В. Беринга в ее состав вошел протестантский пастор Мил[л]иес. Среди исследователей этого периода есть два мнения: православный священник находился в составе экспедиции и совершил у берегов Аляски литургию 20 июля, в день памяти пророка Илии, и другая позиция - священников на пакетботах «Св. Петр» и «Св. Павел», которые достигли берегов Аляски, не было.

Ключевые слова: В. Беринг; священнослужители; Вторая Камчатская экспедиция; Аляска.

В исследовании деятельности на Аляске Русской православной церкви одной из первых возникает задача определения ее нижней хронологической границы. Очевидно, что еще до начала регулярного церковного служения, которое началось с прибытием в пределы Аляски Первой духовной миссии в 1794 г., на ее территории совершались богослужения священниками, которые находились на кораблях правительственных экспедиций. Примером может служить совершение богослужений и церковных таинств на о-вах Уналашка и Кадьяк Ирутским священником Василием Сивцовым, который прибыл на Аляску в 1793 г. в составе экспедиции Биллингса-Сарычева, о чем свидетельствует как книга капитана Г.А. Сарычева [1], так и рапорт самого священника, найденный А. Львовым в Синодальном архиве [2]. В данном аспекте особый интерес представляет вопрос о присутствии духовенства на кораблях Второй Камчатской экспедиции, которые побывали у берегов Америки в 1741 г. Тем более что по нему у историков нет однозначного мнения.

Ряд американских исследователей высказывает мнение о том, что первая православная литургия на территории современной Аляски была совершена 20 июля 1741 г. на корабле «Святой Петр» в районе зал. Якутат. Первым об этом написал доктор В.М. Бензин, официальный церковный историк православной церкви в Америке. Исходя из того, что в Иркутске в экспедицию был назначен иеромонах в должности судового священника, а также из того, что В. Беринг находился у открытых им берегов Аляски в особо почитаемый церковный праздник - день пророка Илии, доктор Бензин изложил версию о том,

что тогда же и было совершено первое православное богослужение в Новом Свете [3]. Его мысль получила развитие. В Приложении к сборнику, который был подготовлен Управлением истории и архивов православной церкви в Америке, указано, что в этот день была совершена литургия иеромонахом Иларионом (Трусовым) и священником Игнатием Козыревским [4]. Этот факт, как и другие факты, приведенные в Приложении, опубликован без изменений, со ссылкой на сборник в книге епископа Григория (Афонского) [5]. К сожалению, никто из перечисленных авторов не приводит доказательств столь важного для церковной истории события. Но, принимая во внимание то обстоятельство, что американские историки имеют доступ к документам из нескольких бывших российских архивов, хранящихся в настоящее время в США (в библиотеке Конгресса, например, находятся «архивные собрания Ф. Голдера и Г. Юдина, включающие документы по истории освоения тихоокеанского региона» [6], а также архивы Русской православной церкви, собранные М.З. Винокуровым и другие материалы), нельзя однозначно признать их утверждение безосновательным.

Им оппонируют российские ученые, отрицая сам факт присутствия священников на кораблях под командованием капитан-командора В. Беринга и капитана А.И. Чирикова. Академик Н.Н. Болховитинов, крупнейший отечественный исследователь истории Русской Америки, утверждает, что «ни Трусов, ни Козыревский во Второй Камчатской экспедиции не участвовали и вообще на борту «Св. Петра», как и «Св. Павла», священнослужителей не числилось» [7]. Однако, анализируя и сопоставляя факты, полностью

можно согласиться лишь с его первым утверждением, ибо про иеромонаха Илариона (Трусова) известно, что с 1735 г. до своей кончины в 1741 г. он был начальником миссии в Пекине, а Козыревский еще в 1732 г. после судебного разбирательства был лишен священнического сана и через два года скончался [8]. Второе утверждение не столь бесспорно.

Академик Болховитинов основывается на списке команды только пакетбота «Святой Петр», которым командовал Беринг [9]. Этот список был составлен в декабре 1741 г. Чи-риковым после его возвращения в Петропавловск. В отличие от более ранней публикации этого списка («Список служителем пакетбота «Святого апостола Петра», которые ныне в вояже» [10]) в нем приведено существенное замечание Чирикова о том, что кроме указанных в списке членов команды на корабле Беринга присутствовали еще три человека [9, с. 232]. Следовательно, можно допустить, что в опубликованных списках служителей пакетбота «Святой Петр» нет упоминаний о ком-либо из духовенства по той причине, что священники могли не указываться, поскольку они не были членами команды. В качестве аналогичного примера можно привести два документа из РГА ВМФ. В одном из них священники указаны в общем реестре [11], в другом - количество священнослужителей было указано дополнительно. Никто из них не значился в списке служителей, назначенных во вторую Камчатскую экспедицию, но после этого списка в документе сделана отдельная приписка: «Да сверх вышеписанного определены в дополнение для священнослужения попов...» [12]. Таким образом, отсутствие имен священнослужителей в списке команды еще не доказывает отсутствия их на корабле. К тому же нет сведений об отплывших к берегам Аляски на пакетботе «Святой Павел». А значит, мнение В.М. Бенсина должно быть изучено с привлечением дополнительных источников.

В связи с тем, что в состав Второй Камчатской экспедиции входили не только русские, но и иностранцы, кроме самого Беринга, на его корабле, например, находились лейтенант Свен Ваксель, подлекарь Матис Бедье, штурман Андрис Эзелберх, боцман Нилс Янсен, гардемарин Яган Синт [10, с. 404-405], которые были протестантами.

Показательным представляется следующий факт: в РГА ВМФ хранятся документы, из которых следует, что в начале 1733 г. Беринг просил о назначении в его экспедицию «для себя и обретающихся в моей команде служи-телей-иноземцов... пастора» [13], и его просьба была удовлетворена [14], причем пастор был приписан к первому из пакетботов [12, л. 303]. Из документов РГАДА известно имя этого пастора - Эрнст Милиес [15, 16], во вновь выявленных документах в Иркутске он упоминается как Кристиан Миллиес [17, 18]. Если для нескольких ино-славных членов экспедиции в ее состав был принят протестантский священнослужитель, то тем более должны были быть православные священники для русских членов экспедиции, которых было более 200 человек.

Действительно, указом императрицы Анны Иоанновны от 17 апреля 1732 г., кроме выполнения дел «к государственной пользе», Берингу предписывалось «для приведения тамошней народ в христианскую веру» взять с собой «священников и прочее, что до духовенства принадлежит. снесшись с синодом» [19]. Синод поручил Берингу «взять ис Таболской и Сибирской епархии от преосвященного Антония-Митрополита во экспедицию... во определенное число шести иеромонахов» [20, 21], чтобы по воскресным дням и православным праздникам для участников экспедиции совершались богослужения. О шести иеромонахах «из ученых», входивших в состав Второй Камчатской экспедиции, упоминает в своем труде А. Соколов, приводя в Приложении полный список ее участников [22], очевидно обобщив данные архивного документа, хранящегося в настоящее время в РГА ВМФ [12, л. 302-303]. Количество священнослужителей было не случайным, оно определялось числом судов экспедиции, среди которых первыми значатся два пакетбота [12, 23].

Распоряжение Синода о наборе всех шести иеромонахов из Тобольской епархии свидетельствует о том, что в столице не нашлось священников, готовых отправиться в далекое путешествие. Если же антиминсы, предназначенные для походных церквей экспедиции, были выписаны в Санкт-Петербурге, то их должен был доставить в Сибирь кто-то из лиц в священном сане. Можно предположить, что это был игумен Варфоломей (Фи-

левский), направлявшийся на Камчатку одновременно с экспедицией Беринга. Другим предполагаемым является священнослужитель по имени Серапион, о котором упоминает протоиерей Прокопий Громов [21].

В Тобольске митрополитом Тобольским и Сибирским Антонием (Стаховским) в состав экспедиции были зачислены 4 священнослужителя [12]. Выявленные в ГАИО документы позволяют назвать имена двух из них: игумен Панкратий [24] и шестидесятилетний иеромонах Иннокентий (Артемонов), бывший игумен Красноярского монастыря [25, 26].

Но не все из них доехали до Иркутска: известно, что в дороге скончался игумен Панкратий [24, л. 70]. Оказавшись в последнем епархиальном центре на своем пути к Тихому океану, Беринг должен был решить вопрос о включении в экспедицию всех шести православных священнослужителей, а также укомплектовать походные церкви (кроме антиминсов были необходимы: церковная утварь, богослужебные сосуды, облачения и книги). С этой целью Беринг вел переписку с иркутским архиереем. Иркутскую епархию в то время возглавлял епископ Иннокентий (Неронович), бывший на кафедре с

1732 по 1741 гг. Обращаясь к нему в письме от 23 июля 1734 г., Беринг писал: «Определенной в нашу команду и следованию в Камчатскую экспедицию ис Таболскай епархии, для священнослужения и духовенства, иеромонах Инокентий по данным и нам доноше-нием объявил что в такой далной и нужной экспедиции быть ему, и духовенство исправлять не можно, понеже он пришел в старость. ...А к тому от епархии вашего преосвященства на место его из иеромонахов определите к нашей команде» [25, л. 813-813об.]. Также Беринг направил Иркутскому архипастырю список недостающих для устройства походной церкви «церковных вещей», составленный иеромонахом Иннокентием [26, л. 812-812об.].

Епископ Иннокентий, исполняя указ императрицы и просьбы Беринга, назначил в экспедицию от Иркутской епархии иеромонаха Феофила вместо престарелого иеромонаха Иннокентия [27], а также новых священнослужителей: иеромонаха Мисаила [24, л. 70] и священника Андрея «из Олехминско-го острогу» [24, л. 70]. Но последний, «по

свидетелству, явился дряхл и увечен» [24, л. 70], и вместо него был отправлен иеромонах Герман [28]. Кроме того, епископ Иннокентий снабдил экспедицию иконами, церковной утварью и всем необходимым для богослужений. Но Беринг, «дабы не чинить за далним провозом излишного расхода денежной казне» [26, л. 811-811об.], взял только то, без чего нельзя было совершать литургию, предварительно запросив мнение епископа Иннокентия, «не можно чего из тех вещей за дальним провозом оставити или по пребытии в Камчатку сделать тамо» [26, л. 811об.].

Есть упоминания о священнослужителях в составе Второй Камчатской экспедиции в связи с пребыванием Беринга в Охотске и на Камчатке. Об этом найдены архивные свидетельства, а также существуют упоминания в различных исследованиях по истории Камчатской миссии. Например, С.Б. Окунь, рассматривая распространение христианства на Камчатке, пишет о трех священниках в составе Второй Камчатской экспедиции [29]. Можно с большой вероятностью утверждать, что среди них уже не было иеромонаха Фео-фила, поскольку еще 20 июля 1736 г. он был арестован по доносу и отправлен сначала в Тобольск, а потом в Москву, в тайную канцелярию, и только 3 февраля 1740 г. был «освобожден без всякаго штрафа и наказания» [27, л. 6об.]. Но известны имена, как минимум, двух из них, упоминавшихся в делах Камчатского духовного правления в связи с крещением камчадалов: «экспедицкий иеромонах Феофилакт» и «экспедицкий иеромонах Дамаскин» [21, с. 49]. Также в рапорте, направленном в 1740 г. в Святейший синод охотским командиром Скорняковым-Писаревым, говорится: «В Охотске священника нет, а временно заменяет его Беринговой экспедиции иеромонах Дамаскин» [21, с. 51]. Двадцать третьего марта 1741 г. Сибирский приказ доносил в Синод, что «ныне в Охоцку имеется один иеромонах Дамаскин, который де, как поидет капитан командор в путь свой, то и он поидет с ним» [30].

Находясь в Охотске, Беринг построил два пакетбота: «Святой Петр» и «Святой Павел». Весной 1740 г. они отправились из Охотска на Камчатку. Первым кораблем командовал сам Беринг, а вторым - капитан Алексей Ильич Чириков. По сведениям

А. Соколова, на втором корабле находился иеромонах [22, с. 369]. На Камчатском п-ове в Авачинской губе было основано новое поселение - Петропавловск. По совету Беринга Чириков пожертвовал походную церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы, которая была на его корабле, на устроение там православного храма. Об этом упоминает протоиерей Прокопий Громов, составитель истории Церкви на Камчатке [21, с. 47-48].

В 1741 г. на Камчатке находился еще один «экспедицкий» священнослужитель -иеродиакон Гавриил Притчин [31]. Будучи казначеем якутского Спасского монастыря, он стал именоваться в документах «экспе-дицким» по той причине, что доставил на Камчатку антиминсы, иконы, утварь, ризницу, книги и колокола для камчатских церквей с помощью Академического отряда экспедиции. Однако в день отправления пакетботов из Петропавловска - 4 июня, он сослужил священнику Ермолаю в освящении одного из камчатских храмов [31, с. 101; 32], следовательно, к берегам Америки он не отправлялся. Но доставка в Петропавловск всего необходимого для совершения богослужения означает, что походная церковь на пакетботе «Святой Павел» могла быть снова укомплектована. О том, что походная церковь, оставленная в Петропавловске, была не единственной в экспедиции, свидетельствует сообщение Г.А. Сарычева, который во время зимовки на Камчатке в декабре 1789 г. был в Паратунском камчадальском селении, где нашел деревянную церковь, о которой он писал, что она сделана «из походной после (подчеркнуто мною. - Г. К) Камчатской экспедиции командора Беринга» [33].

Во всяком случае, пакетботы вышли в плавание из Петропавловска на восток «по отправлении напутственного молебствия» [22, с. 375]. Молебен был совершен на корабле, т. к. обе команды и сам Беринг за две недели до отплытия взошли на корабли и уже их не оставляли. Поскольку, как это упоминалось выше, камчатское духовенство в этот день было занято освящением храма, напутственный молебен должен был совершать священник или священники, определенные в плавание. В пользу присутствия священника на корабле Беринга свидетельствуют записи в корабельном журнале С. Хитрово, плывшем на пакетботе «Святой Петр».

Он неоднократно упоминает, что умерших, перед тем как спустить на воду, отпевали «по христианской должности» [1Q, с. 356-357]. По правилам православной церкви отпевание должен совершать священник.

Надо предполагать, что иеромонах Да-маскин скончался на корабле А.И. Чирикова. Последний упоминает о нем в своем письме М. Шпанбергу, датированном октябрем 1741 г.. т. е. по возвращении из экспедиции на Камчатку, в то время когда Беринг был еще в плавании. Сообщая дату, когда будут распроданы вещи «преставльшихся служителей», Чириков пишет, что «после иеромонаха Дамаскина будет в продаже лисиц с 5Q да соболей с 3Q» [1Q, с. 335].

Все приведенные факты указывают на то, что во Второй Камчатской экспедиции были лица в священном сане. Вполне вероятно, что кто-то из них отправился в плавание на пакетботах под командованием Беринга и Чирикова. Однако предположение о совершении Божественной литургии у берегов Аляски в 1741 г. пока остается как окончательно не доказанным, так и полностью не опровергнутым.

1. Сарычев Г.А. Путешествие флота капитана Сарычева по Северовосточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану, в продолжение осьми лет, при Г еографической и Астрономической морской Экспедиции, бывшей под начальством Флота Капитана Биллингса (1785-1793): в 2 ч. СПб., 1802. Ч. 2. С. 26.

2. Львов А. Краткия историческая сведения об учреждении в Северной Америке православной миссии, об основании Кадьякской епархии и о деятельности там первых миссионеров // Прибавления к Церковным Ведомостям. 1894. № 38. С. 1318.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Bensin B.M. Russian Orthodox Church In Alaska 1794-1967. N. Y., 1967. Р. 8.

4. Orthodox America 1794-1976: development of the Orthodox Church in America / General Editor Constance J. Tarasar. Syosset, N. Y., 1975. Р. 15.

5. Gregory (Afonsky), bishop. A History of the Orthodox Church in Alaska (1794-1917). Kodiak, Alaska, 1977. Р. 92.

6. Пивоваров Е.Г. Формирование коллекции славянских материалов библиотеки Конгресса США (к истории русско-американских культурных контактов: 1765 - середина 1950-х гг.): автореф. дис. ... д-ра ист. наук. СПб., 2007. С. 20.

7. История Русской Америки (1732-1867): в 3 т. Т. 1: Основание Русской Америки, 17321799. / отв. ред. Н.Н. Болховитинов. М., 1997-1999. 1997. С. 251-252.

8. Экстракт об отправленном в прошлом 1733 году в Сибирскую губернию в Камчадалскую землицу для службы Божией... Игумене Варфоломее Филевском и при нем иеромонахе и иеродиаконе // РГИА. Ф. 796 «Канцелярия Св. Пр. Синода». Оп. 27. Д. 84. Л. 47-48.

9. 1741 г. декабря 7 - Список служителей пакетбота «Св. Петра», который ныне в вояже // Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана в первой половине XVIII

в. Сборник документов. М., 1984. С. 231-232.

10. Экспедиция Беринга: Сборник документов / подготов. к печати, вступ. ст. А. Покровского. М., 1941. С. 404-406.

11. Реэстр морским и адмиралтейским служителем и припасом, отправляющимся в Камчатскую экспедицию // РГА ВМФ. Ф. 216 (Канцелярия капитана-командора В.Й. Беринга, капитана А.И. Чирикова и капитана I ранга П. К. Креницына). Оп. 1. Д. 1. Л. 718.

12. Регестр служителям, назначенным в Камчатскую экспедицию // РГА ВМФ. Ф. 216 (Канцелярия капитана-командора В.Й. Беринга, капитана А.И. Чирикова и капитана I ранга П.К. Креницына). Оп. 1. Д. 1. Л. 303.

13. Доношение В. Беринга в Государственную адмиралтейскую колегию. Февраля [...] дня

1733 году // РГА ВМФ. Ф. 216 (Канцелярия капитана-командора В.Й. Беринга, капитана А.И. Чирикова и капитана I ранга П.К. Креницына). Оп. 1. Д. 1. Л. 433.

14. Уведомление князя Василия Урусова о назначении пастора в Камчатскую экспедицию. 2 февраля 1733 г. // РГА ВМФ. Ф. 216 (Канцелярия капитана-командора В.Й. Беринга, капитана А.И. Чирикова и капитана I ранга П.К. Креницына). Оп. 1. Д. 1. Л. 434-434об.

15. Покорное доношение В. Беринга в Высоко-учрежденный Правительствующий Сенат. 4 июня 1733 году изо Твери // РГАДА. Ф. 248 (Сенат и его учреждения). Оп. 12. Д. 664. Л. 257-257об.

16. Известие из Адмиралтейской коллегии в Вы-сокоучрежденный Правительствующий Сенат. Сентября 12 дня 1733 году // РГАДА. Ф. 248. Оп. 12. Д. 664. Л. 259.

17. Доношение Петра Мировича в Иркутскую духовную канцелярию. 10 июня 1735 г. // ГАИО. Ф. 50 (Иркутская духовная консистория). Оп. 1. Д. 6. Л. 274.

18. Промемория Преосвященного Иннокентия, епископа Иркутского и Нерчинского в Якутскую провинциальную канцелярию. 21 декабря 1735 г. // ГАИО. Ф. 50 (Иркутская духовная консистория). Оп. 1. Д. 6. Л. 367.

19. Указ Ея Императорского Величества самодержицы Всероссийской // АВПРИ. Ф. 130 (Сибирские дела). Оп. 130/1. Год 1732-1738. Д. 1. Л. 1.

20. Письмо Беринга Преосвященному Иннокентию епископу Иркутскому и Нерчинскому. Дня 31 июля 1734 года // ГАИО. Ф. 50 (Иркутская духовная консистория). Оп. 1. Д. 6. Л. 370.

21. Громов П., протоиерей. Историко-статистическое описание Камчатских церквей // Труды Киевской духовной академии. Киев, 1861. Т. 1. С. 45.

22. Соколов А. Северная экспедиция (1733-1743) // Записки гидрографического департамента морскаго министерства. Ч. IX. СПб., 1851. С. 207, 450.

23. Доношение из Адмиралтейской коллегии Св. Пр. Синоду. Февраля 13-го дня 1733-го году // РГА ВМФ. Ф. 216 (Канцелярия капитана-командора В.Й. Беринга, капитана А.И. Чирикова и капитана I ранга П.К. Креницына). Оп. 1. Д. 1. Л. 642.

24. Письмо Беринга Преосвященному Иннокентию епископу Иркутскому и Нерчинскому. Июля 29 дня 1735 году // ГАИО. Ф. 50 (Иркутская духовная консистория). Оп. 1. Д. 6. Л. 70.

25. Письмо Беринга Преосвященному Иннокентию, епископу Иркутскому и Нерчинскому. 23 июля 1734 г. // ГАИО. Ф. 50 (Иркутская духовная консистория). Оп. 1. Д. 6. Л. 813.

26. Письмо Беринга Преосвященному Иннокентию епископу Иркутскому и Нерчинскому с приложением росписи Церковным вещам против требования иеромонаха Иннокентия. 25 июля 1734 г. // ГАИО. Ф. 50 (Иркутская духовная консистория). Оп. 1. Д. 6. Л. 811.

27. Протокол заседания Сибирского приказа. Февраля 24 числа 1741 года // РГАДА. Ф. 214 (Сибирский приказ). Оп. 1. Ч. 7. Д. 5001. Л. 6.

28. Письмо епископа Иркутского и Нерчинского Иннокентия Господину командору Берингу. 1735 года Августа 16 дня // ГАИО. Ф. 50 (Иркутская духовная консистория). Оп. 1. Д. 6. Л. 71.

29. Окунь С.Б. Очерки по истории колониальной политики царизма в Камчатском крае. Л., 1935. С. 87.

30. Протокол заседания Сибирского приказа. Марта 12-го 1741-го // РГАДА. Ф. 214 (Сибирский приказ). Оп. 1. Ч. 7. Д. 5019. Л. 1.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

31. Белашов А. Очерк истории Петропавловской и Камчатской епархии: в 3 кн. Кн. 1. ХУЛІ век: Посев и всходы. Петропавловск-Кам-чатский, 2003-2009. 2003. С. 100.

32. Артемьев А.Р. Из истории крещения Камчатки: К трехсотлетию первой православной миссии // Вестник ДВО РАН. 2005. № 4. С. 90.

33. Сарычев Г.А. Путешествие по Северо-Восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану / под ред. Н.Н. Зубова. М., 1952. С. 123.

Поступила в редакцию 10.11.2009 г.

Mitropolitan Kliment (Kapalin). To the question of participation of clergy in the Second Kamchatka expedition.

In 1741 the Second Kamchatka expedition has reached coast of Alaska. Even during formation of its structure the instruction that 6 orthodox priests should be included in it was given, and upon the request of V. Bering Protestant pastor Millies was included into its structure. Among researchers of this period two opinions are presented: the orthodox priest was in structure of expedition and has made the Liturgy on the coast of Alaska on July, 20th, in the day of memory of prophet Ilia, and other position: there were no priests on ships «St. Peter» and «St. Pavel» who have reached coast of Alaska.

Key words: V. Bering; clergy; Second Kamchatka expedition; Alaska.

УДК 947+957

ТРАНСФОРМАЦИЯ ХОЗЯЙСТВЕННОГО СТРОЯ КУСТАРЕЙ МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ В КОНТЕКСТЕ МОДЕРНИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX СТОЛЕТИЙ

© Е.М. Дорина

Предлагаемая статья направлена на исследование истории модернизации важнейшей отрасли общественного хозяйства Московской губернии второй половины XIX - начала XX веков - кустарных крестьянских неземледельческих промыслов. Объектом исследования являются кустарные крестьянские неземледельческие промыслы. Предметом исследования - процессы модернизации кустарных крестьянских неземледельческих промыслов на примере Московской губернии в конце XIX - начале XX в.

Ключевые слова: кустарные крестьянские неземледельческие промыслы; трансформация; модернизация.

В условиях, когда современные реформы, направленные на либерализацию общественного производства, не всегда приносят желаемый эффект, необходимость уяснения исторического опыта эволюции хозяйственных форм и их революционного преобразования, оценка результативности и социальной имманентности экономической организации, привнесенной «благими намерениями» правящей администрации, становятся как никогда актуальными.

Часть этой большой научной проблемы составляет исследование истории модернизации важнейшей отрасли общественного хозяйства Московской губернии второй половины XIX - начала XX в. - кустарных крестьянских неземледельческих промыслов.

Изучение вопросов, связанных с проблематикой развития кустарной промышленности, прошло несколько этапов. На первом этапе (последняя треть XIX - начало XX в.) в роли исследователей выступали, в основном, земские и общественные деятели. Большинство трудов этого периода, которые

выпускались земледельческим ведомством, принадлежавших «перу» его сотрудников (В.И. Орлову, И.П. Боголепову, Н.М. Асты-рёву, Г. Ламовину, Н. Рихтеру, В. Кирхгофу, Ф. Фрыкину, М. Зимину), следует отнести скорее к источникам, чем к историографии.

Серьезный вклад в разработку проблем, связанных с традиционными формами организации промышленного производства внесли исследования В.С. Пругавина и С.А. Ха-ризоменова. Из исследований авторов пореформенного периода следовало, что значительная часть мелкопромышленного сектора экономики страны объективно не созрела для кооперационных процессов и функционировала на уровне домашней отрасли крестьянского хозяйства. Историография дореволюционного периода имела в основном практический характер.

Наиболее полно и аргументировано аспект капитализации промыслов раскрыт представителями марксисткой историографии. Ленинские труды содержат характеристику системы отношений обмена и произ-