Научная статья на тему 'Миряне в распространении русской духовной культуры среди коренного населения Аляски'

Миряне в распространении русской духовной культуры среди коренного населения Аляски Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
156
88
Поделиться
Ключевые слова
АЛЯСКА / АЛЕУТСКИЕ ОСТРОВА / АВТОХТОНЫ / ПРАВОСЛАВИЕ / ПРАВОСЛАВНАЯ КУЛЬТУРА / КРЕЩЕНИЕ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Климент (Капалин) Митрополит Калужский И Боровский

Продвижение русских предпринимателей после открытия Аляски вдоль Алеутских островов и по северо-западному побережью американского континента способствовало проникновению в жизнь местного населения русской культуры и православия. Еще до прибытия туда первых миссионеров русские купцы и промышленники крестили первых автохтонов. В деле христианизации жителей Аляски и Алеутских островов у русских были свои мотивы, и, главное, не имея миссионерской подготовки, они примером своей жизни прививали им христианские нормы, там происходила индигенизация двух культур.

LAITY IN SPREAD OF RUSSIAN SPIRITUAL CULTURE OF NATIVE PEOPLE IN ALASKA

Promotion of Russian entrepreneurs after the discovery of Alaska along the Aleutian Islands and on the north-west coast of the Americas enabled penetration into the life of the local population of the Russian culture and Orthodox traditions. Even before the arrival of the missionaries the Russian merchants baptized first aborigines. In the case of the Christianization of the inhabitants of Alaska and the Aleutian Islands the Russian had his own motives, and, most importantly, not having missionary training, they are the example of his life to instill in them Christian standards; there occurred indigenization of the two cultures.

Текст научной работы на тему «Миряне в распространении русской духовной культуры среди коренного населения Аляски»

УДК 93/99

МИРЯНЕ В РАСПРОСТРАНЕНИИ РУССКОЙ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ СРЕДИ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ АЛЯСКИ

© Митрополит Калужский и Боровский КЛИМЕНТ (КАПАЛИН)

Калужская духовная семинария, г. Калуга, Российская Федерация, кандидат богословия, кандидат исторических наук, ректор, председатель издательского совета Московской Патриархии, e-mail: mit.kliment@yandex.ru

Продвижение русских предпринимателей после открытия Аляски вдоль Алеутских островов и по северо-западному побережью американского континента способствовало проникновению в жизнь местного населения русской культуры и православия. Еще до прибытия туда первых миссионеров русские купцы и промышленники крестили первых автохтонов. В деле христианизации жителей Аляски и Алеутских островов у русских были свои мотивы, и, главное, не имея миссионерской подготовки, они примером своей жизни прививали им христианские нормы, там происходила индигенизация двух культур.

Ключевые слова: Аляска; Алеутские острова; автохтоны; православие; православная культура; крещение.

История продвижения русских промысловых экспедиций вдоль Алеутских островов и берегов материковой Аляски подробно освещена в исследовательской литературе [1]. Однако происходившее в ходе этого продвижения знакомство автохтонного населения с русской духовной культурой до прибытия православного духовенства еще недостаточно изучено. Начиная с XIX в. многие отечественные и зарубежные, церковные и светские авторы (святитель Иннокентий (Вениаминов), епископ Григорий (Афонский), Бензин, Болховитинов, Ляпунова и др.) в той или иной мере касались этой темы. Наиболее последовательно изучением данного вопроса занималась американский историк и этнограф Лидия Блэк [2; 3], но не со всеми ее выводами можно согласиться.

Процесс распространения православия среди народов Аляски до начала систематической церковной деятельности требует всестороннего осмысления, особенно в связи с тем, что в последующем православие на Аляске сохранялось и ширилось даже там, где подолгу не было священника.

Этот феномен связан с разрешением мирянам совершать многие богослужения и даже, если это крайне необходимо, таинство крещения в случае отсутствия священника. Под мирянами подразумеваются члены Православной церкви, не посвященные в священный сан. Согласно православной традиции, они могут мирским чином совершать

весь круг суточного богослужения, кроме литургии: часы, повечерие, вечерню, полу-нощницу и утреню. Вместо литургии в церковные праздники и воскресные дни миряне без священника могут совершать обедницу. За обедницей читают Апостол и Евангелие, поют или читают все молитвословия, которые звучат в храме во время литургии, кроме ектений, возгласов, тайных молитв священника и евхаристического канона.

Кроме суточного круга богослужений и обедницы миряне особым чином могут совершать молебен, панихиду, заупокойную литию, освящение жилища и т. п. Таинство крещения, которое мирянин может совершать, как записано в Требнике, «страха ради смертного», впоследствии обязательно «восполняет» священник, и при этом он совершает над крещеным таинство миропомазания. В мирском чине отпевания опускаются молитвы и возгласы священника, а также разрешительная молитва, которую на литии читает священник, посещая селение, и предает земле усопших в период своего отсутствия.

О широком распространении этих традиций на Аляске есть немало свидетельств, первые из которых относятся к первым десятилетиям после ее открытия Берингом и Чи-риковым в 1741 г.

Факты крещения автохтонов до прибытия первых миссионеров

Первые 50 лет после открытия Аляски в ходе Второй Камчатской экспедиции на ее

берегах не побывал ни один православный священнослужитель. Тем не менее, в материалах иностранных экспедиций, посещавших в этот период север Тихого океана, отмечалось проживание в Северной Америке обращенных русскими в христианство аборигенов [4, с. 181; 5, с. 26; 6, с. 48-49]. Участники российской правительственной секретной географической и астрономической морской экспедиции под командованием Дж. Биллингса, пребывая на Аляске в 1890— 1891 гг., также сообщали о значительном числе крещеных автохтонов и о знакомстве их с христианским традициями [7, с. 26; 8, с. 1318]. Несколько позже священник Иоанн Вениаминов нашел в сказаниях своих прихожан алеутов отголоски Священной истории [9, с. 228], несмотря на то, что в этом районе он был первым священнослужителем, который обучал их основам веры.

Кто же крестил автохтонов и обучал их вере до прибытия духовенства? Факты свидетельствуют о том, что иногда уроженцы Аляски выезжали на русских кораблях в Россию, посещали Большерецк, Охотск, Иркутск и даже Санкт-Петербург [10, д. 23; 11, с. 63, 109]. В России они принимали крещение и обучались православной вере [12, л. 56; 13, л. 416об.], а затем часто возвращались на родину и были проповедниками христианства среди своих соплеменников [14, с. 4-5].

Иногда крещение алеутов совершали сами промышленники [13, л. 428об.; 15, с. 310, 312]. Так, Н.А. Шелихова писала: «Многия американцы и островитяне крещены без священника, ис коих многия же переняли образ жизни Российских людей» [10, д. 41, л. 3]. Лично Г. И. Шелихов за два года пребывания на Аляске крестил 40 человек и обучал их христианскому закону [10, д. 50, л. 3, 3об.; 16, с. 235]. После отъезда Шелихова управлявший его компанией (1787-1790) Е.И. Де-ларов продолжал крестить местных жителей, при этом крестным отцом обычно был штурман Герасим (у Шевиньи - Стефан) Измайлов [17, р. 38]. Именно «первые русские промышленники были и первыми крестителями алеутов, потом - кадьякцев и тем проложили путь и облегчили дело последующим миссионерам», - писал еще святитель Иннокентий (Вениаминов) [18, с. 374].

Мотивы русских промышленников

Наиболее существенным в мотивации русских, крестивших автохтонов Аляски, является глубокая религиозность промышленников. Будучи укоренены в православной культурной традиции, русские мореплаватели, купцы и землепроходцы в контактах с туземцами Аляски сообщали им свое христианское миропонимание, вовлекали их в свое следование православным традициям. Они стремились передать аборигенам христианскую веру как и другие атрибуты своей более развитой культуры: язык, грамотность, народные обычаи и др. По удачной формулировке Блэк, крещение расценивалось русскими как самый великий дар, который они могли предложить местным жителям.

Открытию и освоению Алеутских островов предшествовало длительное продвижение русских землепроходцев и купцов к Тихому океану через Сибирь и Дальний Восток, во время которого они соприкасались с коренными народами Якутии, Камчатки, Чукотки, близкими по этнической принадлежности автохтонам Западной Аляски. Промышленники знали их характер, быт, ментальность, заимствовали их слова. В своих описаниях народов Северной Америки русские употребляли слова, применяемые в Сибири и на Камчатке: «барабора», «тойон», «аманат» и др. В этих же описаниях содержатся сведения о религиозных представлениях туземцев [19, с. 225; 16, с. 117].

Для европейцев долго оставался спорным вопрос, можно ли крестить аборигенов Америки [20, с. 639]. Имея многолетний опыт крещения народов азиатской части России, русские не сомневались в возможности крещения коренных американцев: алеутов, эскимосов, индейцев. В промысловые экспедиции они брали вместе с собой крещеных коряков, эвенков, якутов [1, с. 73]. При первом знакомстве мореходы и промышленники восприняли алеутов как незнакомый «чукотский народ», отметив лишь эпитетом «шитые рожи» обычай некоторых из них покрывать свои лица татуировкой.

По мере увеличения судов, отправлявшихся на Аляску, сокращались их торговые прибыли. В это время крещение оказалось надежным способом привлечения туземцев-охотников. Сержант Буйлов в журнале своего путешествия в 1779-1785 гг. отмечал, что

принявшие крещение алеуты у «восприем-ных отцов... берут все надобные вещи беспрепятственно и бывают во всяких их послушаниях» [13, л. 519об.]. О верности и усердии крещеных алеутов к своим крестным отцам писал и святитель Иннокентий [14, с. 5].

Итак, деятельность русских по распространению православия на Аляске была обусловлена религиозностью русских, многолетним опытом крещения автохтонов Сибири и Дальнего Востока, а также материальной заинтересованностью промышленников в крестниках из местного населения.

Методы обращения в христианство до прибытия миссионеров

Обращению автохтонов в православие способствовали пример личной религиозности промышленников, совместное чтение молитв и пение православных песнопений, образование православных общин, обучение детей в школах, деловые и семейные связи.

Личный пример, внешние проявления религиозности. Л. Блэк справедливо утверждала, что русские промышленники были людьми грешными, но не атеистами. Вера русских имела многие внешние проявления, которые привлекали внимание автохтонов. На каждом русском корабле развевалась морская хоругвь с иконой Богородицы или святителя Николая Чудотворца. Мачты русских кораблей имели завершение в виде креста. Каждый промышленник носил нательный крест или складень. Во время проживания на островах в своих жилищах русские устраивали красный угол, в котором помещались иконы и крест, и перед ними читали молитвы. Облик русских, соблюдение ими православных обрядов и, по крайней мере, внешнего благочестия в повседневной жизни имели одно из сильнейших воздействий на язычников.

Совершение богослужений мирянами, вовлечение в них автохтонов. На русских судах, приходивших к берегам Америки, имелись иконы, церковные книги и утварь, необходимые для проведения богослужений мирянами [21, с. 170]. По воскресеньям и церковным праздникам русские собирались на общественные богослужения. В музее Аляски в качестве экспонатов представлены деревянные календари, предназначенные для определения православных праздников. В музей они были доставлены из различных

мест Аляски, куда были привезены русскими первопроходцами. Также промышленники молились перед началом промысла. Автохтонам не возбранялось присутствие и участие в этих молитвах.

Регулярно собирал на молитву работников своей компании Г.И. Шелихов во время пребывания на острове Кадьяк. Тобольский купец О.А. Прянишников совершал те церковные службы, которые в Православной церкви дозволены мирянам. «Зная Круг и Устав церковный», он читал для русских промышленников «Службу Утренную, часто и Вечерню» [10, д. 109, л. 56об.]. На этих службах по желанию присутствовали автохтоны. Шелихов отмечал, что аборигены, видя совершение богослужений, хотя они происходили без священнических действий, проявляли желание «восприять веру христианскую» [8, с. 1318]. Совершение молитв совместно с автохтонами имело глубокое воздействие на ментальность и образ жизни местных жителей, поскольку «обрядовая сторона богослужения кроме своего религиозного значения, является еще и культурной традицией, и органичной частью русского образа жизни, поэтому способна определенным образом воздействовать на традиционный уклад жизни малого народа» [22, с. 72].

Один из членов Третьей экспедиции Джеймса Кука - Джон Ледиард, после посещения острова Уналашка записал в своем дневнике, что он «был свидетелем того, как ночью русские, алеуты и камчадалы вместе пели вечерние молитвы» [5, с. 26]. Л. Блэк отметила глубокое воздействие на автохтонов пения православных церковных песнопений и духовных кантов в качестве существенного фактора в распространении христианства среди народов Аляски.

Обучение автохтонов в школах. Немногочисленные сведения о первых русских поселениях на Аляске содержат упоминания о школах для автохтонов. Другой участник Третьей экспедиции Кука - Д. Самвелл отметил, что русские, жившие в 1778 г. на острове Уналашка, обучали детей алеутов русскому языку и основам христианской религии [23, с. 564]. В середине 1780-х гг. на острове Кадьяк детей эскимосов, находившихся у русских в качестве аманатов, русской грамоте и благонравию обучали несколько работников компании Шелихова-Голиковых [10,

д. 50, л. 3]. Учебная деятельность русских промышленников имела большое значение для распространения православия среди коренных жителей, поскольку наряду с письменностью и счетом они знакомились с христианскими представлениями и правилами поведения.

Установление деловых связей. Автохтоны Аляски перенимали веру от русских в ходе деловых отношений. «Христианизация была органичным элементом культурного воздействия на коренные народы Аляски и Алеутских островов, и православная культура передавалась непосредственно в процессе общения, совместного промысла, также как русский язык, образ жизни, навыки хозяйствования» [22, с. 71]. Капитан Г.А. Сарычев, посетивший в 1790-1792 гг. Аляску, отмечал: «На тех островах, где более пристают Российския купеческия суда, как то на Уна-лашке, Унимаке и Андреяновских, Алеуты стали гораздо просвещеннее; . многие окрещены в Христианскую веру. На прочих же островах почти столько же грубы и дики, как были и прежде» [7, с. 165].

Семейные союзы с местными жителями, воспитание детей от смешанных браков. Современные американские авторы справедливо признают, что «православные миряне принесли православную веру в Северную Америку, крестив первых обращенных (зачастую своих жен-туземок и потомков креолов)» [24, р. 6]. Например, Прянишников был женат на американке [1, л. 56об.], т. е. уроженке Аляски. О браках русских с туземками писала Р.Г. Ляпунова [25, с. 10].

Общинность. Русские миряне основали на Аляске первые христианские общины, в которые входили автохтоны. На существование их до начала церковной деятельности обратил внимание академик Н.Н. Болховитинов, который писал: «При основании первых русских поселений на Уналашке и Кадьяке местные жители получили возможность познакомиться с началами христианской веры, были крещены и участвовали в богослужении вместе с русскими. В обоих случаях речь идет не об единичных фактах обращения в веру, а об определенной, хотя и не слишком многочисленной группе верующих» [26, с. 128].

Необходимо отметить, что, по мнению Л. Блэк, кроме крещения миряне на Аляске без священника заключали брак и совершали

миропомазание. Для их обобщенного наименования вместо слова «sacrament» (таинства) Блэк использовала слово «rites» (обряды), подчеркивая тем самым их внешний, формальный смысл. При вступлении в брак молодожены в присутствии всей общины давали обеты, упоминая «Правила Святых Отцов». Такой обычай заключать браки имели старообрядцы беспоповцы. В этом случае под миропомазанием подразумевалось помазание освященным елеем. Оно не может подменять собой таинство миропомазания, совершаемое исключительно священником. Используемое в данном таинстве миро - это не обычный елей, но специальным образом приготовленный и освященный состав, который получают лишь священнослужители. Помазание елеем совершается многократно, но миром человека помазывают только один раз в жизни (прежде исключение составляло только помазание царя на царство).

Причины восприимчивости к православию автохтонов

Отсутствие у алеутов и эскимосов догматов веры, неразвитость их религиозных обрядов открывали путь для восприятия ими иного вероучения. Бытовая жизнь автохтонов регламентировалась не столько культовыми традициями, сколько нравственными нормами, которые имели точки соприкосновения с христианской этикой [9, с. 233-236]. Православные миссионеры, служившие на Аляске: епископ Иоасаф (Болотов), иеромонах Гедеон (Федотов), святитель Иннокентий (Вениаминов), - отмечали, что созвучными с православием были некоторые представления туземцев о мироздании. Они, например, признавали существование Творца мира, верили в воскресение мертвых и в зависимость посмертной участи человека от его поведения при жизни и др. [9, с. 167].

Ряд параллелей в представлениях и проявлениях религиозности русских и разных народов Аляски отражены в исследованиях Л. Блэк. Алеуты как и православные молились на восток, свет в их представлении символизировал добро. Птица у автохтонов олицетворяла духовное начало, Творца, а вода признавалась средством лечения, очищения и преображения. Автохтоны верили в защитные талисманы, православные ограждали себя крестным знамением и носили нательные кресты. Все коренные народы Аляски

практиковали пост и воздержание. У эскимосов юпиков и кадьякцев была принята публичная исповедь как средство личного и коллективного самоочищения. Наличие некоторой общности в умозрении и практике православия и автохтонных религий способствовало преодолению барьера при соприкосновении аборигенов Аляски с русской верой и традицией.

Другой существенной причиной интереса к православию у автохтонов Аляски является привлекательность культуры более развитой цивилизации. Историк И.К. Смолич отмечал стремление к ненасильственному обрусению у ряда народов Востока в качестве общей тенденции, которая была «естественным результатом соприкосновения примитивных племен с единственной непосредственно доступной им культурой, которой они, за исключением волжских татар, не могли противопоставить собственных исторических ценностей, и которая поэтому имела для них притягательную силу» [27, с. 207]. Превосходство материальной культуры, которую демонстрировали участники российских правительственных и частных экспедиций, а также наблюдали аборигены Аляски во время своего пребывания в Сибири и на Камчатке, способствовало позитивному восприятию автохтонами духовной культуры русских. Даже советскими учеными признавалось, что православие для местного населения Аляски было элементом новой и передовой для них культуры [28, с. 115].

У разных народов Аляски были распространены предания о появлении новой религии, ее превосходстве. Впервые об этом написал в первой половине XIX в. святитель Иннокентий, отметивший в устном предании алеутов предсказаний о пришествии с края земли белых людей другого обычая, после чего алеуты станут на них похожими и будут жить по их обычаю [9, с. 226]. В конце того же XIX столетия епископ Николай (Зиоров) записал в своем дневнике легенду индейцев тлинкитов о старике, который явился во сне больному юноше, исцелил его и велел всем тлинкитам принять православную веру [29, с. 581]. В XX в. протоиерей Михаил Олекса привел рассказы эскимосов юпиков о шамане, которому после смерти иеромонаха Ювеналия достался его священнический крест. Шаман был убежден в том, что крест облада-

ет особенной духовной силой, и завещал своим соплеменникам слушаться человека, который будет носить такой же крест [30, р. 123]. Все три предания отличались друг от друга по содержанию, были записаны в разное время и у разных народов. Но все они одинаково подготавливали автохтонов к принятию христианской религии.

Положительно на восприятие народами Аляски православного мировоззрения и традиций сказывалось участие самих автохтонов в распространении православных представлений и обычаев в тех районах, которые еще не посещали русские. Свидетельства об этом, относящиеся к более позднему времени (середине XIX в.), находятся в рапортах православных миссионеров [31, л. 527-527об.; 32, с. 135, 218-219]. В результате проповедничества автохтонов зафиксированы случаи обращения местных жителей к русским с просьбой о крещении без предварительной работы среди них представителей духовенства [33]. Автохтоны, выступавшие для своих соплеменников провозвестниками православной веры, неизбежно вульгаризировали новую религию, используя для ее объяснения те слова и понятия, которыми располагал их язык. Но через это они значительно облегчали задачу миссионеров.

Существенным фактором, способствовавшим проникновению православия в сознание и образ жизни автохтонов Аляски, выступала толерантность промышленников к аборигенным культурам. Они перенимали у аборигенов те элементы материальной культуры, которые помогали выжить в местных условиях и способствовали успеху в промыслах: использовали такую же одежду, жили в таких же вырытых в земле жилищах, использовали те же средства передвижения, что и местное население. Это располагало аборигенов к русским поселенцам и способствовало распространению среди них культуры русских. Капитан Дж. Кук, посетивший в 1778 г. Алеутские острова, «не мог отличить славян от природных аляскинцев; сибиряки были полностью аккультурированы в алеутскую материальную культуру» [24,

р. 6]. Но в то же время они оставались носителями христианской духовной культуры, и общение с ними постепенно изменяло религиозные представления и веру алеутов.

Еще одна причина позитивного отношения автохтонов к православию заключается в том, что, по наблюдению Л. Блэк, аляскинские аборигены придавали особое значение именам [3, р. 224]. В их представлении с каждым новым именем человек получал новые способности. Новые имена нарекались по достижении определенного возраста или в честь каких-либо событий (удачная охота, победа в войне). Приняв православие, автохтоны получали сразу три новых имени. Во время крещения абориген нарекался именем православного святого, который становился его покровителем. В то же время при поручении крестному отцу новокрещенный приобретал отчество и фамилию по имени и фамилии своего восприемника. Сын тойона Андреяновских островов получил фамилию Полутов, поскольку «мореход Полутов после крещения при миропомазании был его вос-приемным отцом» [13, л. 408об.]. Под русскими именами и фамилиями известны многие принявшие христианство туземцы, среди них: Павел Михайлович Неводчиков (Тем-нак) [1, с. 71; 2, р. 9-10], Иван Стефанович Глотов (Мушкаль) [11, с. 63], Полутовы Николай и Зосима [13, л. 408об.], Осип Арсеньевич Кузнецов (Ишока [К]иникин) [10, д. 23, л. 1-1об.; 11, с. 88, 94], Николай Луканин [13, л. 467; 1, с. 272], Василий Сивцов [11, с. 310], Петр Ковригин [11, с. 310] и др.

Наконец, на принятие автохтонами христианства положительно действовала доступность их сознанию целей, которые преследовали русские при соблюдении христианских обычаев. Например, русские просили у Бога удачи в промыслах, избавления от опасности путешествий, излечения ран и болезней.

Об индигенизации

По мнению Л. Блэк, в результате первоначального, т. е. до начала церковной деятельности, распространения на Аляске православия русскими мирянами произошло слияние принесенного из России восточного христианства и язычества автохтонов [3, р. 230]. Это утверждение основано на ее доказательстве сходства внешнего обрядоверия (по выражению Л. Блэк, «народного христианства») промышленников и шаманской религии алеутов [2, р. 7-9]. Не кто иной, как русские миряне сформировали параллели между прежней верой и православием, в ре-

зультате автохтоны стали воспринимать православие как более полноценный способ отношения к Творцу: «С самого начала народное христианство, или новая вера, в процессе знакомства с ним коренного населения, стало индигенизироваться, так что сегодня автохтоны христиане решительно утверждают, что они всегда были христианами, и что Церковь только научила их лучшему способу выражения своей веры» [2, р. 16].

На это необходимо заметить, что с началом церковной деятельности многие из приезжавших на Аляску православных священников внесли существенный вклад в сохранение автохтонных культур. Именно из описаний епископа Иоасафа (Болотова), иеромонаха Гедеона (Федотова), святителя Иннокентия (Вениаминова), священномученика Анатолия (Каменского) и других миссионеров, трудившихся на Аляске, известны характерные черты национальной самобытности кадьякцев, алеутов, тлинкитов и других народностей Аляски. Миссионеры записывали песни, сказания и другие образцы народного фольклора. Они составили словари автохтонных языков, зафиксировали их религиозные, этические и мировоззренческие представления, описали праздничные и похоронные обряды, методы ведения охоты и лечения болезней и т. п. Все это теперь известно не из наследия промышленников, а из трудов православного духовенства.

Эта серьезная научная работа служила, прежде всего, миссионерским целям. Если инославные пасторы отводили аборигенным культурам место на музейной полке, считая необходимым их полное уничтожение в процессе обращения [34], православие опиралось на все доброе, что было накоплено автохтонами до встречи с христианской цивилизацией. Святитель Иннокентий вменял в обязанность каждому священнику, работавшему среди коренных жителей, обстоятельно изучать их веру, обряды, обычаи, наклонности, характер, чтобы найти в них основание для своей проповеди, преуспеть в деле духовного просвещения принявших крещение [9, с. 177]. Святитель предостерегал миссионеров от любых проявлений неуважения к образу жизни и обычаям автохтонов, «ибо ничто не может оскорбить и раздражить столько дикарей, как явное презрение к ним и насмешки над ними и всем, что - их» [9,

с. 174]. Он рекомендовал даже не требовать от принявших крещение автохтонов оставления тех обычаев, которые не противоречили христианству [9, с. 172].

Таким образом, бережное отношение к культурам коренных народов Аляски, включавшее их фиксацию и сохранение неантагонистичных христианству элементов, вернее и преимущественно характеризует деятельность православных миссионеров, особенно святителя Иннокентия, чем действия промышленников. Вот почему автохтоны говорят, что лучшему способу выражать всегда им присущую веру в Бога их научила церковь.

Роль мирян в дальнейшем распространении и сохранении православия на Аляске

Русские промышленники принесли на Аляску традиции служения мирян, но и с после начала регулярной церковной деятельности на Аляске постоянно ощущался недостаток священнослужителей. Это обусловило широкое вовлечение мирян автохтонов в церковную жизнь православных на Аляске.

На протяжении всего русского периода духовенство на Аляске исчислялось единицами, в остальных местах организацией и поддержанием общинной церковной жизни занимались миряне. Возвратившись на Аляску в сане епископа, святитель Иннокентий издал распоряжение, которое официально закрепляло за мирянами, назначаемыми чтецами, обязанности в отсутствие священника регулярно собирать сельчан для совместного чтения и пения молитв, обучать детей в школе и, в случае необходимости, совершать крещения.

Еще в русский период наблюдалось постепенное увеличение доли креолов среди мирян, возглавлявших общины автохтонов. Условия существования церкви на Аляске после ее продажи навсегда закрепили участие мирян из числа местных уроженцев в поддержании жизнедеятельности общин в отсутствие священника. Например, в 1980 г. число мирян, возглавлявших церковную жизнь в селениях Аляски, в 4,5 раза превышало число священнослужителей [35, р. 23].

Можно признать, таким образом, что русская духовная культура не только появилась, но во многом и сохранилась на Аляске благодаря активности мирян.

1. История Русской Америки (1732-1867): в 3 т. / отв. ред. Н.Н. Болховитинов. М., 19971999. Т. 1. Основание Русской Америки, 1732-1799. 1997. С. 12-196.

2. Black L. Orthodoxy in Alaska. Berkeley. 1998. Р. 4-17.

3. Black L.T. Russians in Alaska (1732-1867). Fairbanks, Alaska, 2004. Р. 223-230.

4. Болховитинов Н.Н. Россия открывает Америку (1732-1799). М., 1991.

5. Григорий, епископ Аляскинский. Церковь на Аляске после двухсот лет // Ежегодник Православной Церкви в Америке. N. Y., 1976.

6. Из воспоминаний Дж. Ледиарда (о-в Уна-лашка, октябрь 1778 г.) // Россия и США: становление отношений (1765-1815) / сост. Н.Н. Башкина, Н.Н. Болховитинов, Дж.Х. Браун и др. М., 1980.

7. Сарычев Г.А. Путешествие флота капитана Сарычева по Северовосточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану, в продолжение осьми лет, при Г еографической и Астрономической морской Экспедиции, бывшей под начальством Флота Капитана Биллингса. (1785-1793): в 2 ч. Спб., 1802. Ч. 2.

8. Львов А. Краткия историческия сведения об учреждении в Северной Америке православной миссии, об основании Кадьякской епархии и о деятельности там первых миссионеров // Прибавления к Церковным Ведомостям. 1894.

9. Иннокентий (Вениаминов), митрополит. Избранные труды святителя Иннокентия, митрополита Московского, апостола Сибири и Америки. М., 1997.

10. АВПРИ (Архив внешней политики Российской империи). Ф. 341 «РАК». Оп. 888.

11. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в.: сборник документов. М., 1989.

12. РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 7. Преображенский приказ. Тайная канцелярия и тайная экспедиция. Оп. 2. Д. 2539.

13. РГАДА. Ф. 248. Сенат и его учреждения. Д. 4383.

14. Вениаминов И., протоиерей. Состояние Православной Церкви в Российской Америке. Спб., 1840.

15. Перечень путешествия, предприятаго к островам, между Азиею и Америкою находящимся, на судне Св. Михаила // Собрание сочинений, выбранных из месяцесловов на разные годы. Спб., 1790. Ч. 5.

16. Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке в XVIII в. / отв. ред., вступ. ст.: А.И. Андреев. М., 1948.

17. Chevigny H. Lord of Alaska. Baranov and the Russian Adventure. L., 1946.

18. Иннокентий (Вениаминов), митрополит. Творения Иннокентия, митрополита Московского: в 3 кн. / собр. И. Барсуковым. М., 1888. Кн. 3.

19. Берг Л. С. Открытие Камчатки и экспедиции Беринга. Москва; Ленинград, 1946.

20. Американская раса // Энциклопедический словарь Брокгауза Ф.А., Ефрона И.А. Спб., 1894. Т. 1.

21. Контракт компании московского купца Василия Серебренникова от 15 сентября 1773 года // Макарова Р.В. Русские на Тихом океане во второй половине XVIII в. М., 1968.

22. Карташева Н.В. Русское православное миссионерство как явление культуры (на примере деятельности св. Иннокентия (Вениаминова)): автореф. дис. ... канд. культурологии. М., 2000.

23. Третье плавание капитана Джеймса Кука. Плавание в Тихом океане в 1776-1780 гг. / пер. с англ., вступит. ст. и коммент. Я.М. Свет. М., 1971.

24. Stokoe M., Kishkovsky L. Orthodox Christians in North America 1794-1994. Orthodox Christian Publications Center, 1995.

25. Ляпунова Р.Г. О Русской Америке // Русская Америка: По личным впечатлениям миссионеров, землепроходцев, моряков, исследователей и других очевидцев / отв. ред.: А. Д. Дрид-

зо, Р.В. Кинжалов. М., 1994. С. 7-25.

26. Болховитинов Н.Н. У истоков православия в Северной Америке (середина XVIII века -1794 год) // Американский ежегодник. 1993. М., 1994.

27. Смолич И.К. История Русской Церкви (17001917): в 2 ч. / пер. с нем., ред. пер. А.В. Назаренко. М., 1997. Ч. 2.

28. Окладников А.П., Васильевский Р.С. По Аляске и Алеутским островам. Новосибирск, 1976.

29. Николай, епископ Алеутский и Аляскинский. Из моего дневника. Путевыя заметки и впечатления во время путешествия по Аляске и Алеутским островам // Прибавления к Церковным ведомостям. 1893. № 15.

30. Alaskan Missionary Spirituality / edited by Michael Oleksa. New York; Mahwah, 1987.

31. РГИА (Российский государственный исторический архив). Ф. 796. Канцелярия Св. Пр. Синода. Оп. 121. Д. 162.

32. Иннокентий (Вениаминов), митрополит. Письма Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского: в 3 кн. / собр.: И. Барсуков. Спб., 1897. Кн. 1: 1828-1855.

33. Православные миссионеры на Аляске / сост., введ., примеч.: Г.И. Дзенискевич // Русская Америка: по личным впечатлениям миссионеров, землепроходцев, моряков, исследователей и других очевидцев / отв. ред.: А.Д. Дридзо, Р.В. Кинжалов. М., 1994. С. 191253.

34. Клиценко Ю. 300-летию Православия на

Камчатке были посвящены научные доклады, представленные на 4 Международных исторических и Свято-Иннокентьевских чтениях. Правда.т. Аналитика. URL: http://www.

pravda.ru/society/2005/8/26/80/21174_kamchatk a.html.

35. Smith B.S. Orthodoxy and Native Americans: The Alaskan Mission. Syosset. N. Y., 1980.

Поступила в редакцию 4.02.2013 г.

UDC 93/99

LAITY IN SPREAD OF RUSSIAN SPIRITUAL CULTURE OF NATIVE PEOPLE IN ALASKA

Metropolitan of Kaluga and Borovsk KLIMENT (KAPALIN), Kaluga Theological Seminary, Kaluga, Russian Federation, Candidate of Theology, Candidate of History, Rector, Chairman of Publishing Cancel of Moscow Patriarchate, e-mail: mit.kliment@yandex.ru

Promotion of Russian entrepreneurs after the discovery of Alaska along the Aleutian Islands and on the north-west coast of the Americas enabled penetration into the life of the local population of the Russian culture and Orthodox traditions. Even before the arrival of the missionaries the Russian merchants baptized first aborigines. In the case of the Christianization of the inhabitants of Alaska and the Aleutian Islands the Russian had his own motives, and, most importantly, not having missionary training, they are the example of his life to instill in them Christian standards; there occurred indigenization of the two cultures.

Key words: Alaska; Aleutian Islands; autochthonous; Orthodoxy; Orthodox culture; baptism.