Научная статья на тему 'Фридрих Плениснер и его вклад в исследования коренного населения и природы Дальнего Востока России в xviii в'

Фридрих Плениснер и его вклад в исследования коренного населения и природы Дальнего Востока России в xviii в Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
148
22
Поделиться
Ключевые слова
РОССИЙСКАЯ НАУКА / XVIII ВЕК / АКАДЕМИЧЕСКИЕ ЭКСПЕДИЦИИ / ФРИДРИХ ПЛЕНИСНЕР / ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ / МУЗЕЙНЫЕ КОЛЛЕКЦИИ / RUSSIAN SCIENCE / XVIII CENTURY / ACADEMIC EXPEDITIONS / FRIEDRICH PLENISNER / ETHNOGRAPHIC MATERIALS / MUSEUM COLLECTIONS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Березницкии Сергей Васильевич

В середине XVIII в. Россия активно занималась освоением и исследованием северо-востока Азии, тихоокеанского побережья и островов. С этой целью проводились экспедиции, устройством которых занимались Академия наук, Правительствующий Сенат и другие государственные органы. Имена В. Беринга, А. Чирикова, Г. Миллера, Г. Стеллера, С. Крашенинникова известны всему мировому сообществу. Однако имелись и менее известные люди, которые принимали активное участие в этом процессе. Одним из таких исследователей был российский офицер Фридрих Плениснер, участник Второй Камчатской экспедиции, впоследствии организатор ряда локальных изысканий на северо-востоке, Медвежьих и Курильских островах. По его указанию собирались этнографические материалы о чукчах, эскимосах, других коренных народах Чукотки, Аляски и Курил. Плениснер известен как топограф, составитель географических карт, плана Петропавловской гавани; как живописец он сделал зарисовки аборигенов, природы и животного мира; как ученый создал несколько трудов, связанных с обобщением этнографических, географических, и исторических сведений о северо-востоке России XVIII в.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Березницкии Сергей Васильевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Friedrich Plenisner and his contribution to the study of the indigenous population and the nature of the Russian Far East in the XVIIIth century

In the middle of the XVIII century Russia was actively engaged in the exploration of the northeast Asia and the Pacific islands. For this purpose the Academy of Sciences, the Senate and other state bodies initiated and organized several expeditions. The names of V. Bering, A. Chirikov, G. Miller, G. Steller, S. Krasheninnikov are world famous. However, there were lesser-known people who played an active role in this process. One of them was Russian officer Friedrich Plenisner, the participant of the Second Kamchatka Expedition, later an organizer of a number of local expeditions in the Medvezh’i and the Kurile Islands. Plenisner is known as a topographer, compiler of several maps and the plan of the Petropavlovsk harbor. As a painter, he made sketches of the aboriginal peoples, nature and wildlife. As a researcher, he was the author of several works summarizing ethnographic, geographical, and historical facts about northeast Russia of the XVIII century. Ethnographic materials about the Chukchi, Eskimos, and other indigenous peoples of Chukchi Peninsula, Alaska and the Kuril Islands were collected under his instruction.

Текст научной работы на тему «Фридрих Плениснер и его вклад в исследования коренного населения и природы Дальнего Востока России в xviii в»

из Советского Союза, независимо от их политических убеждений, выплачивали ежемесячно 1800 иен, чего в те годы вполне хватало на обзаведение предметами первой необходимости (ГАХК. Ф. 1036. On. 1. Д. 451. Л. 83).

Встречали репатриантов не только официальные власти Японии. Им стремились помочь некоторые общественные организации, например, Студенческая лига («Гакусэй домэй»), члены которой бесплатно работали при регистрационных бюро в портах. Они помогали вчерашним военнопленным пройти начальный период адаптации. В результате интенсивной работы правительства и общественных организаций Японии по созданию нормальных жизненных условий репатриантов через год после приезда в Японию только 10% бывших военнопленных сохранили сталинские убеждения. Вместе с тем число устроенных на работу бывших военнопленных за 1949-1950 гг. составило 55 300 чел, из 71 тыс. вернувшихся (ГАХК. Ф. 1036. On. 1. Д. 451. Л. 83) Причем 1 287 чел. устроились на свои прежние довоенные места (ГАХК. Ф. 1036. On. 1. Д. 451. Л. 83)

Со временем бывшие репатрианты из СССР стали объединяться в общественные организации, в которых насчитывалось свыше 5051 чел. Формировались они по принципу «землячеств» и объединяли людей либо служивших вместе, либо оказавшихся в одном лагере или одной местности.

Цели, которые преследовали бывшие военнопленные, объединенные в многочисленные ассоциации и общества, сводились в основном к следующему: уточнение правового статуса японских военнопленных в СССР; определение и возмещение ущерба, причиненного военнопленным, бывшим в советском плену, решение вопроса о заработной плате, полагающейся каждому военнопленному за его труд в лагерях.

Эти требования были вызваны также фактами довольно холодного приема со стороны многих иммиграционных чиновников. Недоверие к бывшим военнопленным со стороны властей выражалось в многочисленных проверках и допросах. В этом же направлении активно действовали оккупационные американские власти. Связано это и с тем фактом, что, прибыв в Японию, бывшие военнопленные явились проводниками чуждой идеологии. Иногда это ставило репатриантов в положение «неприкасаемых», которые вынуждены были уже на родине начать борьбу за свои права.

Признавая марксистско-ленинскую идеологию единственно верной, советские власти пытались навязать ее и японским военнопленным. Таким образом, японцы испытывали не только физические мучения плена - голод, холод, тяжелый физический труд, но и находились под жестким идеологическим прессингом.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Кузьмина М.А. Плен: Японские военнопленные в Хабаровском крае. Комсо-мольск-на-Амуре, 1996.

2. Кузнецов С.И. Проблема военнопленных в российско-японских отношениях после Второй мировой войны. Иркутск: Иркут. гос. ун-т, 1994.

REFERENCES

1. Kuz'mina, М.А., 1996. Píen: Yaponskie voennoplennye v Khabarovskom krae [The captivity: Japanese prisoners of war in Khabarovskiy krai]. Komsomorsk-na-Amure, (in Russ.)

2. Kuznetsov, S.I., 1994. Problema voennoplennykh v rossiysko-yaponskikh otnosheniyakh posle Vtoroy mirovoy voyny [The problem of the prisoners of war in Russian-Japanese relations after World War II]. Irkutsk: Irkut. gos. un-t. (in Russ.)

АРХЕОЛОГИЯ, АНТРОПОЛОГИЯ И ЭТНОЛОГИЯ В CIRCUM-PACIFIC

УДК 397+94(5)+ 94(47).06+910.4

DOI dx.doi.org/10.24866/1997-2857/2017-3/49-59

C.B. Березницкий*

ФРИДРИХ ПЛЕНИСНЕР И ЕГО ВКЛАД В ИССЛЕДОВАНИЯ КОРЕННОГО НАСЕЛЕНИЯ И ПРИРОДЫ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ В XVIII в.

В середине XVIII в. Россия активно занималась освоением и исследованием северо-востока Азии, тихоокеанского побережья и островов. С этой целью проводились экспедиции, устройством которых занимались Академия наук. Правительствующий Сенат и другие государственные органы. Имена В. Беринга, А. Чирикова, Г. Миллера, Г. Стеллера, С. Крашенинникова известны всему мировому сообществу. Однако имелись и менее известные люди, которые принимали активное участие в этом процессе. Одним из таких исследователей был российский офицер Фридрих Плениснер, участник Второй Камчатской экспедиции, впоследствии организатор ряда локальных изысканий на северо-востоке. Медвежьих и Курильских островах. По его указанию собирались этнографические материалы о чукчах, эскимосах, других коренных народах Чукотки, Аляски и Курил. Плениснер известен как топограф, составитель географических карт, плана Петропавловской гавани; как живописец он сделал зарисовки аборигенов, природы и животного мира; как ученый создал несколько трудов, связанных с обобщением этнографических, географических, и исторических сведений о северо-востоке России XVIII в.

Ключевые слова: российская наука, XVIII век, академические экспедиции, Фридрих Плениснер, этнографические материалы, музейные коллекции

Friedrich Plenisner and his contribution to the study of the indigenous population and the nature of the Russian Far East in the XVIII"1 century.

SERGEY V. BEREZNITSKY (Peter the Great Museum of Anthropology and Ethnography)

In the middle of the XVIII century Russia was actively engaged in the exploration of the northeast Asia and the Pacific islands. For this purpose the Academy of Sciences, the Senate and other state bodies initiated and organized several expeditions. The names of V. Bering, A. Chirikov, G. Miller, G. Steller, S. Krasheninnikov are world famous. However, there were lesser-known people who played an active role in this process. One of them was Russian officer Friedrich Plenisner, the participant of the Second Kamchatka Expedition, later an organizer of a number of local expeditions in the Medvezh'i and the Kurile Islands. Plenisner is known as a topographer, compiler of several maps and the

* БЕРЕЗНИЦКИИ Сергей Васильевич, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела истории Кунсткамеры и отечественной науки XVIII века (Музея М.В. Ломоносова) Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН.

E-mail : svbereznitsky ©yandex, га О Березницкий C.B., 2017

plan of the Petropavlovsk harbor. As a painter, he made sketches of the aboriginal peoples, nature and wildlife. As a researcher, he was the author of several works summarizing ethnographic, geographical, and historical facts about northeast Russia of the XVIII century. Ethnographic materials about the Chukchi, Eskimos, and other indigenous peoples of Chukchi Peninsula, Alaska and the Kuril Islands were collected under his instruction.

Keywords: Russian science, XVIII century, academic expeditions, Friedrich Plenisner, ethnographic materials, museum collections

В XVII - первой половине XVIII вв. исследованиями Дальнего Востока России, островов Тихого океана, побережья Северной Америки занимались русские казаки, военные, мореплаватели, промышленники, ученые. Всему миру известны имена и достижения С. Дежнева, М. Стадухина, В. Атласова, М. Гвоздева, С. Крашенинникова, В. Беринга, А. Чирикова, Г. Стел-лера, Я. Линденау, Г. Миллера. Уже в середине XVII в. было выяснено, что Евразия и Северная Америка разделены проливом. Однако лишь через десятилетия эти данные были введены в научный оборот в результате исследовательской работы в сибирских архивах Г.Ф. Миллера. Важными пунктами освоения и исследования Чукотки, Камчатки, охотского побережья и тихоокеанских островов были Якутский и Анадырский остроги. В результате работы Камчатских экспедиций 1725-1743 гг. были собраны колоссальные сведения в области ряда естественных и гуманитарных наук о берегах Ледовитого океана, об устьях сибирских рек, о Курильских островах, созданы географические карты Сибири, Дальнего Востока и Северной Америки [23, с. 166-212]. Этнографическая информация о коренных народах фиксировалась на основе разработанных Академией наук, Г.Ф. Миллером и другими учеными, инструкций и программ.

Таким образом, к моменту появления Фридриха Плениснера на северо-востоке в качестве командира Анадырского острога в 1760-х гг. российская наука уже располагала этнографическими, географическими, геодезическими, гидрографическими, климатическими, ботаническими и другими сведениями об этом огромном регионе.

Плениснер был знаком с выдающимися людьми своего времени: Ф.И. Соймоновым, В.И. Берингом, Г.Ф. Миллером, Г.В. Стеллером. Сотрудничество с ними благотворно сказалось на его научно-организационной работе, исследовать которую можно на основе методологии микроистории. Тезис «История через личность»

применяется по отношению к людям, не входящим в плеяду великих, знаменитых, всемирно известных, но внесших определенный вклад в жизнь своей эпохи [36, с. 7].

Именно к такой категории людей относился Фридрих Плениснер, он же Федор Христиано-вич, Федор Христофорович Пленистер, Плене -нер, Пленшнер, Пленцнер, Пленстнер. Под такими именами был известен в России прибалтийский немец, выходец из Курляндии, родившийся в 1713 г. в Риге в семье музыканта и умерший в Санкт-Петербурге в конце 1770-х гг. Точную дату его рождения удалось установить из его письма Г.Ф. Миллеру от 1775 г. [Российский государственный архив древних актов, далее - РГАДА. Ф. 199. Оп. 2. Портф. 546. Ч. 8. Д. 6. Л. 3-4об.].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Эпизоды биографии и деятельности Плениснера освещены в публикациях XIX-XXI вв. [39, с. 37-46; 49, 57-58, 62; 40, с. 46-51; 9, с. 117-118; 8, с. 56-60; 22, с. 15-17; 47, с. 179; 21, с. 42-44; 26, с. 709; 10, с. 335-344].

С 1730 по 1735 гг. Ф. Плениснер служил в Конной гвардии, но за проступок был сослан в Сибирь вместе с рейтаром Андреем Фурманом (РГАДА. Ф. 248. Оп. 20. Д. 1327. Л. 605). В 1736-1737 гг. в Якутске Плениснер познакомился с В. Берингом, который помог ему занять пост начальника артиллерии Охотского порта. По приглашению Беринга Плениснер участвовал с 1740 по 1742 гг. во Второй Камчатской экспедиции в качестве живописца и топографа. Он занимался раскрашиванием морских судов, начертил карту Камчатки и план Петропавловской гавани, сделал зарисовки аборигенов, природы и животного мира. Во многих изданиях, начиная со знаменитой книги «Описание земли Камчатки» С.П. Крашенинникова, опубликованы варианты гравюр с изображением алеута в лодке, морской коровы, сивуча, морского котика. В некоторых трудах эти рисунки приписываются С. Вакселю или неизвестному художнику [11, с. 196, 201, 257]. Однако автором первоначальных рисунков, с которых впоследствии

были сделаны гравюры, является Ф. Плениснер [44, с. 68, 138,162-163]. Эти рисунки Пленисне-ра были приложены к рукописи Вакселя о Второй Камчатской экспедиции [13].

На пакетботе В. Беринга «Св. Петр» Плениснер в 1741 г. посетил берега Северной Америки, во время плавания подружился с Г.В. Стелле-ром, который впоследствии высоко отзывался о его моральных качествах [46, с. 332-333]. В августе 1742 г. Плениснера отослали из Второй Камчатской экспедиции в Болыперецкую приказную избу и он возвратился из ссылки в Санкт-Петербург.

В 1747 г. Плениснер служил в галерном флоте в войне со Швецией, в 1748 г. - в войне за австрийское наследство, затем капитаном в Вятском пехотном полку, в 1751 г. - секунд-май-ором в Оренбургском гарнизоне, секунд и пре-мьер-майором в 1752-1753 гг. в Якутском пехотном полку, на китайской границе. В 1760 г. по ходатайству сибирского губернатора Ф.И. Сой-монова Плениснер был назначен командиром Анадырского острога, с производством в подполковники. Этот острог, основанный на острове р. Анадырь в 480 км от устья участниками похода С.И. Дежнева в 1649 г., в течение ста лет играл важную роль в закреплении за Россией Чукотки, в процессе включения чукчей в российское подданство в XVIII в., посредством Анадырской секретной экспедиции, ряда военных походов и других мероприятий [24, с. 147-149; 1, с. 44; 19, с. 3-4; 20, с. 71; 18, с. 231-237; 7, с. 70, 74; 14, с. 134-136; 40, с. 41-42; 5, с. 76, 80]. Плениснер прибыл в Анадырский острог 6 января 1763 г. на место умершего весной 1758 г. командира И.С. Шмалева [2, с. 24-25]. В 1764-1772 гг. Плениснер продолжил службу на северо-востоке в качестве главного командира огромного Охотско-Камчатского края. В 1765 г. он получил звание полковника. В соответствии с пунктами выданной ему Соймо-новым инструкции в 1760-х гг. Плениснер совершал поездки по Чукотскому полуострову, организовывал сухопутные и морские экспедиции по исследованию Чукотки, Медвежьих и Курильских островов, акватории Охотского моря. По его указанию собирались ценные этнографические материалы о чукчах, эскимосах, других коренных народов Чукотки и Аляски.

С 1772 по 1774 г. Плениснер находился под следствием по ряду возбужденных против него дел. Его обвиняли в гибели кораблей, морских экипажей, грузов, подозревали, что он помог ссыльному полковнику польских конфедератов

М.А. Беневскому (1746-1786) бежать с Камчатки [40, с. 46-51].

В 1774 г. Плениснер вышел в отставку и уехал к семье в Тобольск. В 1776 г. выехал вместе с семьей в Санкт-Петербург, где умер в 1778 или 1779 г. Имеется указ Сената 1779 г. о назначении пенсии Плениснеру.

Определив основные черты деятельности Плениснера, можно показать его вклад в развитие истории, этнографии, географии, картографии северо-востока России XVIII в. Историческая биография через личность исследует эпоху, выбранный индивид является действующим лицом истории, хотя и не играет в ней главную роль, так как не относится к выдающимся деятелям, а остается в тени великих [36, с. 6-7]. Однако его нельзя считать человеком случайным, так как и на втором плане он занимается важными для социума, государства, культуры и науки делами. Можно исследовать эволюцию его личности, с одной стороны, как субъект научной деятельности, с другой - как объект социокультурного влияния среды, в которой проходило его формирование, в том числе и как ученого. Необходимо учитывать общую картину состояния науки конкретного периода, чтобы показать вклад исследуемого персонажа в процесс ее развития. Реконструкция жизни такого человека, включение в процесс научного постижения окружающего мира и «творения истории» может служить средством познания всего социума в определенный исторический период [37, с. 345, 351; 35, с. 9].

Историческая наука часто недооценивала случаи нестандартного поведения людей, за которыми скрывалась культурная уникальность эпохи [12, с. 10]. В данном случае Фридрих Плениснер за свое нестандартное поведение был сослан в Сибирь, где впоследствии и началась его научно-организационная деятельность. На этом же основании Плениснер не был официально включен в штат Второй Камчатской экспедиции, а участвовал ней лишь по приглашению Беринга в качестве художника. В дальнейшей его службе также можно найти случаи не совсем обычного поведения. Например, непонятный пока конфликт Плениснера с членами Второй Камчатской экспедиции в Охотске; отказ Плениснера в выдаче необходимого оборудования для нужд секретной экспедиции П.К. Креницына и М.Д. Левашева. Впоследствии, за самовольный просмотр корреспонденции этой экспедиции он был отдан под суд. Много спорных вопросов возникло с

экспедицией С. Андреева на Медвежьи острова и с несуществующей «Землей Андреева». До сих пор продолжается дискуссия по поводу того, посылал ли Плениснер своего переводчика Н.И. Дауркина в экспедицию по изучению Чукотки или Дауркин совершил побег. По данным А.И. Алексеева, A.C. Зуева Дауркин уехал без разрешения и сам проводил исследования на Чукотском полуострове в 1763-64 гг. [3, с. 58, 77-78, 92-93; 6, с. 80-82; 21, с. 42-44]. П.А. Слов-цов, В.И. Греков считали, что Плениснер и Дауркин инсценировали побег последнего, чтобы заручиться помощью его чукотских родственников в перемещении по территории и в сборе научного материала [42, с. 345-347; 16, с. 203-204, 210-211]. Вполне могло быть, что активная исследовательская деятельность Плениснера содействовала развитию поискового интереса Дауркина, который, осознав всю серьезность своего проступка, постарался смягчить вину, приведя часть чукчей в русское подданство и собрав ценные географические и этнографические сведения. В РГАДА хранятся показания Дауркина, который признавался в совершении побега, но без злого умысла (РГАДА. Ф. 199. Оп. 2. Портф. 528. Ч. 2. Д. 4. Л. 121об.-124).

Фридрих Плениснер известен как автор нескольких трудов, связанных с обобщением этнографических, географических, картографических и исторических сведений о севе-ро-востоке России XVIII века. Например, «Карта Чукотской земли, составленная Плениснером в 1763 г.», «Река Анадырь по описям Лаптева и Плениснера, 1742 и 1763 г.» [30, с. 120-123; 43, с. 163-166].

В архивах страны хранятся рукописи Плениснера о Камчатке, о реке Анадыре и Анадырском крае, письма к Г.Ф. Миллеру за 1760-е - 1770-е гг., другие ценные материалы (Санкт-Петербургский филиал архива Академии наук, далее - СПФ АРАН. Ф. 3. Оп. 10. Д. 137, Д. 139; Российский государственный военно-историче-ский архив, далее - РГВИА. Кол. 414. Д. 417. Л. 1-5, 10-12; РГАДА. Ф. 24. Д. 36; Ф. 24. Д. 44; РГАДА. Портфели Миллера. Портф. 528. Ч. I. Д. 18. Л. 11-15об.; Д. 5. Л. 1-9; 43, с. 163-166; 22, с. 15-17). В Российском государственном военно-морском архиве содержатся рапорты Плениснера сибирскому губернатору Д.И. Чичерину; инструкция Плениснера для И. Синд-та по исследованию Охотского моря и американского побережья; данные о сборе в 1760-х гг. этнографических данных у чукчей сотником Н. Куркиным по указанию Плениснера (Россий-

ский государственный военно-морской архив, далее - РГА ВМФ. Ф. 216. Оп. 1. Д. 77. Л. 388-395; Ф. 913. Оп. 1. Д. 101. Л. 8 об.-9; Ф. 174. Оп. 1. Д. 18. Л. 306-307; Ф. 172. Оп. 1. Д. 408. Ч. 1. Л. 58-60; 38, с. 11-12, 53-54, 67-69).

Во время участия во Второй Камчатской экспедиции Плениснер занимался зарисовками природы, планами американского побережья, привлекался «...к сочинению описи тамошним берегам и в сему пути, где надлежит быть почтам и строению гаванов и для вымеривания воды и протчего»; «... оной Плениснер в ведомстве Камчатской экспедиции исправлял положенное на него дело, а именно: шести берегов рисунками изображал, також и морских зверей и рыб рисовал исправно...» (РГАДА. Ф. 248. Оп. 20. Д. 1327. Л. 611, 611об., 615). Таким образом, Плениснер в Камчатской экспедиции не только красил суда, но и проводил географические, гидрографические и другие научные исследования. Выяснить это можно из анализа архивного документа РГАДА «По челобитью лейб-гвардии конного полку бывшего капрала Плениснера о определении за понесенные ево в ссылке в Сибире при Камчатской экспедиции во время разных компаней и вояжей немалые трудности в гарнизонные полки порутчиком по рассмотрению Военной коллегии» (РГАДА. Ф. 248. Оп. 20. Д. 1327. Л. 602-618). В челобитной на имя Елизаветы Петровны Плениснер сообщил данные о своей военной службе в Конной гвардии и в Камчатской экспедиции: «А в бытность при американском береге, касающиеся по моей должности оному берегу надлежащие разные рисунки прешпектов, також, что касалось по кондукторской должности, сочинены мною именованием, которые от обретающегося там флота капитана Чирикова отосланы в Адмиралтейскую коллегию» (РГАДА. Ф. 248. Оп. 20. Д. 1327. Л. 604-604об., 611). Однако эти зарисовки американских берегов до сих пор не найдены.

Плениснер является автором небольшой про объему, но ценной этнографическими, историческими и географическими данными заметки о Чукотке и лежащих в море островах: «Замечания полковника Плениснера о Чукотской земле» (РГАДА. Ф. 24. Оп. 1. Д. 46). Данные для нее и для создания впоследствии географической карты Плениснер собрал во время экспедиции по рекам Анадырь и Красная в 1763 г. Кроме непосредственного наблюдения, сведения, по указанию Плениснера, собирались, с помощью знающего язык сотника Никиты Куркина у чукчей, приплывших к устью Красной для промыс-

лов. Часть данных Плениснер позаимствовал у Н. Дауркина, из журналов сержанта С. Андреева, исследовавшего Медвежьи острова, у казаков Анадырского острога, которые еще помнили походы к чукчам Д. Павлуцкого. Плениснер честно писал, что относительно первого похода Д. Павлуцкого в 1731 г. бывшие в нем служители точно не могли вспомнить маршрут и названия рек, поэтому эти данные он не использовал.

В результате организационной деятельности Плениснера были собраны и зафиксированы ценные этнографические сведения об особенностях культуры материковых, приморских и островных групп чукчей, данные об эскимосах и юкагирах, сведения о сложных межэтнических контактах на Чукотке и Курильских островах: «Показания о Чукоцкой земле бывшего в плену у чукчей казака Бориса Кузнецова» (РГАДА. Ф. 24. Оп. 1. Д. 47), «Показание подписанное сибирским губернатором Денисом Чичериным и отобранное от чукотской женщины Иттени о чукотской земле и островах» (РГАДА. Ф. 24. Оп. 1. Д. 48; 34, с.164-201).

Отдельный важный пласт научно-организа-ционной деятельности Плениснера занимают историко-географические исследования. Именно он дал название архипелагу Медвежьих островов в Восточно-Сибирском море к северу от устья реки Колымы и организовывал их исследования в 1760-1770-х гг. [17], (РГАДА. Ф. 24. Оп. 1. Д. 55, Д. 45). Кроме того Плениснер, на основе обобщении материалов Н. Дауркина и других источников, нарисовал карту Чукотки и предполагаемого побережья Аляски [30, с. 120-123]. Ряд исследователей XIX-XX вв. справедливо указывали на неточности изображенного Плениснером побережья Северной Америки напротив устья Колымы. Имелись сомнения в точности этой карты и у самого Плениснера [30, с. 121-123]. Данную карту он передал в 1777 г. директору Академии наук В.Г. Орлову1 [9, с. 120-121; 27, с. 11-128; 29, с. 31-33; 28, с. 48].

В 1765 г. Плениснер написал эссе об истории освоения Америки европейскими путешественниками и о проливе между Азией и Америкой: «Замечания полковника Плениснера о том, что в древние времена Америка была соединена с Азией» (РГАДА. Ф. 24. Оп. 1. Д. 44). Эта ста-

1 Граф Владимир Григорьевич Орлов (1743-1831), генерал-поручик (1775), директор Петербургской Академии наук при президенте К.Г. Разумовском (1728-1803), возглавлявшем ее более пятидесяти лет с 1746 по 1798 гг.

тья Плениснера была частично опубликована в работе H.H. Зубова и К.С. Бадигина об истории исследования Медвежьих островов [17, с. 84-85]. Плениснер подчеркивал, что русские исследователи собрали гораздо больше сведений о Северной Америке, чем английские и голландские. Здесь же он отводил большое место собственным изысканиям и карте северо-восто-ка Азии. В опущенной Зубовым и Бадигиным части эссе Плениснер привел исторические сведения, связанные с открытием Америки в результате плаваний А. Веспуччи и X. Колумба, кратко осветил заселение американского континента в результате миграций людей через беринговский перешеек. По мнению Плениснера, это были потомки Ноя, спасшиеся и размножившиеся, согласно библейским мифам, после всемирного потопа. В завершении своей работы Плениснер заверил, что если бы поступило распоряжение российских властей, то можно было бы присоединить к России огромную часть Северной Америки, включая Калифорнию.

В результате научно-организационной деятельности Плениснера в 1766-1769 гг. были обследованы Курильские острова, а в Кунсткамеру отправлена коллекция этнографических предметов, иллюстрирующих культуру курильских айнов и их этнокультурные контакты с японцами. A.C. Сгибнев описал историю начала торговых отношений России с Японией и с коренными жителями Курильских остров в XVIII в. [41, с. 37-72]. Первые достоверные сведения о Курильских островах доставили экспедиции 1711-1713-х гг. И. Козыревского и Д. Анциферова, 1720-х гг. - геодезистов И. Евреинова и Ф. Лужина, 1738-1739-х гг. - М.П. Шпанберга и в начале 1740-х гг. Г.В. Стеллера - участников Второй Камчатской экспедиции. С.П. Крашенинников, проводивший исследования на Камчатке в 1737-1741 гг., одним из первых русских ученых попытался собирать сведения о культуре и языке японцев и отсылать их Г.Ф. Миллеру. При отправлении на Курилы сборщика ясака С. Плишкина Крашенинников поручил ему приобрести у жителей остров образцы японской письменности для последующей пересылки в Кунсткамеру [25, с. 564, 566, 604; 24, с. 112].

Тойон Сторожев в 1750-53 гг. по указанию Болыперецкой канцелярии посетил первые от Камчатки 16 остров Курильской гряды, чтобы вернуть уехавших на дальние острова айнов, спасавшихся от грабежей сборщиков ясака для российской казны, и собрал этнографические материалы об айнах [41, с. 46]. Однако все из-

вестные сведения, а также сообщения японцев о Курилах не удовлетворили исследовательский интерес Ф.И. Соймонова, узнавшего о том, что острова независимы от Японии. Поэтому он в начале 1761 г. дал указание и инструкцию командиру Анадырского острога Ф. Плениснеру организовать комплексное обследование Курильских островов [33, с. 51-54]. Необходимо было прежде всего выяснить численность населения на островах, в том числе ясачного, глубины проливов между островами, занятия жителей и возможность приведения их в российское подданство.

Выполнение задания Ф.И. Соймонова совпало для Ф. Плениснера со сложнейшими мероприятиями по закрытию Анадырского острога. Плениснер провел тщательное исследование, пришел к выводу о военной нецелесообразности и экономической невыгодности Анадырского острога и в 1764 г. предложил его ликвидировать. В результате был издан указ, утвержденный в 1766 г. Екатериной II, об упразднении Анадырской крепости. Ф. Плениснер занимался организацией перевода гарнизона, перевозки различного имущества в Гижи-гинскую крепость, Охотский порт.

В этот же период Плениснер несколько раз пытался направить тойонов Шумшу и Параму-шира для обследования Курильских островов [33, с. 54-57; 41, с. 46; 4, с. 67-68.]. В 1764 г. на Камчатке он поручил это дело камчатскому тойону Я. Бутину, который согласился сделать айнов подданными Российской империи, но в следующем году Бутин умер. В 1765 г. Плениснер передал исполнение инструкции Соймонова камчатскому командиру капитан-лейтенанту И.С. Извекову. Для приведения айнов в подданство был послан тойон Н. Чикин, получивший в январе 1766 г. инструкцию Болыперецкой канцелярии, но также внезапно умерший в том же году. В результате, задание Соймонова-Пле-ниснера выполнял сотник Иван Черный в 1766-1769 гг. [32, с. 56-72; 38, с. 132-140].

И. Черный собрал данные о Маканруши, Онекотане, Шиашкотане, Матуа, Расшуа, Кетое, Симушире, Урупе, Итурупе и других островах, привел в подданство часть населения островов Уруп и Итуруп. Благодаря A.C. Полонскому журнал Черного был введен в научный оборот [32, с. 56-72; 38, с. 132-140]. Материалы экспедиции Черного в 1766-1769 гг. были основными научными данными о Курилах вплоть до конца XIX в. М.В. Хартанович обобщила архивные и опубликованные сведения о процессе сбора эт-

нографических коллекций для Кунсткамеры в XVIII в. на Тихоокеанских островах, в том числе и на Курилах, кратко показала деятельность И. Черного, и, самое главное, привела опись собранной им коллекции: предметы оружия, утвари, одежды, украшений и т.п. [45, с. 145-155].

Мотивация сбора этнографической коллекции была связана больше не с научными целями, а с выяснением условий возможной торговли с жителями Курильских островов, с японцами, как это следует из инструкции Боль-шерецкой канцелярии для сотника И. Черного: собирать не только сведения о географии, гидрологии и гидрографии, фауне и флоре островов, но и данные о материальной и духовной культуре, быте и хозяйстве жителей [4, с. 67]. Можно предположить, что часть коллекции представляет собой отдельные предметы, полученные сотником Черным в качестве своеобразного ясака айнов (особенно меч, отделанный драгоценным металлом), которыми (как и своим дневником) он хотел хоть как-то задобрить следственные органы, разбиравшие впоследствии его крайне жестокое отношение к коренным жителям Курил. Суд не состоялся, так как сотник И. Черный умер от оспы по прибытию в Иркутск в 1771 г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Иркутский губернатор А.И. Бриль сообщал директору Академии наук В.Г. Орлову о том, что в 1770 г. он получил от Ф. Плениснера айнскую коллекцию, собранную на Курилах сотником Болыперецкого острога И. Черным. Затем она, при этом же письме, была переслана в Академию наук В.Г. Орлову 28 февраля 1774 г., а копия журнала сотника отправлена в Правительствующий Сенат [8, с. 60; 26, с. 337-338], (СПФ АРАН. Ф. 3. Оп. 8. Д. 1. Л. 46-48). Ф.И. Сой-монов, Ф.Х. Плениснер, И. Черный каждый на своем посту, приложили все возможные усилия для того, чтобы коллекция айнских предметов появилась в Кунсткамере в последней четверти XVIII в. Попытки привести айнов в российское подданство и установить торговые отношения с Японией были продолжены действиями иркутского губернатора А.И. Бриля, который выслал в ноябре 1772 г. инструкцию об организации экспедиции очередному командиру Камчатки премьер-майору М.К. Бему [38, с. 142-143].

Наиболее ценным для науки трудом Плениснера является его рукопись об истории освоения русскими людьми северо-востока, об этапах существования и ликвидации Анадырского острога «...о начале Анадырского острогу...». Эта рукопись известна в трех основных вариан-

тах и хранится в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА. Ф. 199. Оп. 2. Портф. 528. Ч. 2. Д. 4. Л. 1-36об.; Ф. 263. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 13. Д. 113. Л. 55-113) и в Санкт-Петербургском филиале архива Академии наук (СПФ АРАН. Ф. 3. Оп. 10. Д. 137). Это представление Плениснера от октября 1763 г. сибирскому губернатору Ф.И. Соймонову, в котором собрана ценная историческая и этнографическая информация.

Анализ рукописи показал, что Плениснер впервые сделал попытку создать историко-эт-нографический очерк о процессе освоения русскими людьми северо-востока Азии с XVII в. до 1760-х гг., дал подробное описание Анадырского острога с указанием причин его ликвидации. Плениснер предложил перевести всю команду острога с женами и детьми в Гижигинскую крепость, так как она располагалась на морском побережье и в нее можно было доставлять провиант и другие необходимые грузы из Охотска морем.

В рукописи имеется много ценного этнографического материала по истории, культуре и межэтническим контактам коряков, чуванцев, чукчей, юкагиров, якутов, подробное описание методики подготовки и проведения экспедиций на оленьих и собачьих упряжках, ценные замечания об особенностях сурового климата, фауны и флоры региона, о технологии выживания в экстремальных условиях Севера, сведения о топонимике, географических объектах Чукотки и Камчатки. Данная рукопись была не только представлена Плениснером сибирскому губернатору Ф.И. Соймонову, но и прислана в Академию при указе Правительствующего Сената [15, с. 5]. Таким образом, отчет Ф. Плениснера привлек внимание Академии наук в сфере его использования для пополнения исторических и географических знаний об этом далеком регионе. Кроме того, в рукописи содержится информация о многих российских путешественниках, военных, ученых того времени. Например, о первопроходцах С. Дежневе и В. Атласове; о капитане Д.И. Павлуцком и казачьем голове А. Шестакове; о И.К. Тауберте, одном из руководителей Кунсткамеры в 1740-х гг.; о Лоренце Ланге, русском дипломате шведского происхождения, руководителе торговых караванов в Китай, торговом агенте Петра I в Пекине, вице-губернаторе Иркутской провинции, авторе исторических и этнографических трудов; о В.В. Якоби, селенгинском коменданте, командире Якутского полка; о Х.Х. Киндермане, г.-майоре, начальнике сибирских пограничных

линий; о купцах и других исторических персонажах того времени.

В своей рукописи Ф. Плениснер сделал обобщение различных документов канцелярий Анадырского и Якутского острогов за период с 1649 по 1761 гг.: указов Е.И.В., Правительствующего Сената, различных коллегий и ведомств, Сибирского приказа, промеморий, донесений, рапортов, результатов устных опросов и т.п. В результате Плениснер нарисовал общую историческую картину развития не только Анадырского острога указанного периода, но и огромной территории северо-востока России: Чукотки, Камчатки, Курильских и других островов. Главный акцент Плениснер сделал на освещении сложных отношений русских центральных и местных властей, казаков, солдат, служилых и других категорий с коренными народами региона: коряками, чукчами, юкагирами. Плениснер показал, что часть из них платила ясак и была приведена в российское подданство. Другая часть, названная «немирными», всячески противилась вооруженному пути интеграции в российское государство.

В целом, исследование жизни и деятельности Фридриха Плениснера во второй половине XVIII в. показывает не только его важный вклад в развитие российской науки, но и многогранный дух эпохи просвещения, периода активного накопления отечественной наукой новых знаний по этнографии и истории, географии, картографии Чукотки, Камчатки, Курильских островов, северо-западного побережья Северной Америки.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеев А.И. Береговая черта. Магадан: Кн. изд-во, 1987.

2. Алексеев А.И. Братья Шмалевы. Исторический очерк. Магадан: Кн. изд-во, 1958.

3. Алексеев А.И. Колумбы росские. Магадан: Кн. изд-во, 1966.

4. Алексеев А.И. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и Русской Америки до конца XIX века. М.: Наука, 1982.

5. Алексеев А.И. Охотск - колыбель русского тихоокеанского флота. Хабаровск: Кн. изд-во, 1958.

6. Алексеев А.И. Судьба Русской Америки. Магадан: Кн. изд-во, 1975.

7. Алексеев А.И. Сыны отважные России. Магадан: Кн. изд-во, 1970.

8. Андреев А.И. Русские открытия в Тихом океане в XVIII веке. Обзор источников и ли-

тературы // Русские открытия в Тихом океане и Северной Америке в XVIII веке / под ред. А.И. Андреева. М.: ОГИЗ. 1948. С. 5-76.

9. Берг Л.С. Открытие Камчатки и экспедиции Беринга 1725-1742. Л.: Изд-во Главсевмор-пути, 1935.

10. Березницкий C.B. Исследования Фридриха Плениснера на северо-востоке России в XVIII веке (историографический аспект) // Рад-ловский сборник: Научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2016 г. / отв. ред. Ю.К. Чистов. СПб.: МАЭ РАН, 2017. С. 335-344.

11. Беринг В.И. Камчатские экспедиции. М.: Эксмо; Око, 2013.

12. Бессмертный Ю.Л. Что за «Казус»? // Казус. 1996. Вып. 1. С. 10.

13. Ваксель С. Вторая камчатская экспедиция Витуса Беринга / под ред. А.И. Андреева. Л.-М.: Изд-во Главсевморпути, 1940.

14. Вдовин И.С. Очерки истории и этнографии чукчей. М.-Л.: Наука, 1965.

15. Гнучева В.Ф. Материалы для истории экспедиций Академии Наук в XVIII и XIX веках. Хронологические обзоры и описание архивных материалов. М.-Л.: АН СССР, 1940.

16. Греков В.И. Очерки из истории русских географических исследований в 1725-1765 гг. М.: АН СССР, 1960.

17. Зубов H.H., Бадигин К.С. Разгадка тайны Земли Андреева. М.: Военно-морское изд-во Военно-морского министерства СССР, 1953.

18. Зуев A.C. К вопросу об изучении так называемой «чукотской войны» (30-70-е гг. XVIII в.) // Русские первопроходцы на Дальнем Востоке в XVII-XIX вв. Т. 2 / под ред. А.Р. Артемьева. Владивосток, 1995. С. 231-237.

19. Зуев A.C. Поход Д.И Павлуцкого на Чукотку в 1731 г. // Актуальные проблемы социально-политической истории Сибири (XVII-XX вв.): Бахрушинские чтения 1998 г.; Межвуз. сб. науч. тр. / под ред. В.И. Шишкина. Новосибирск, 2001. С. 3-4.

20. Зуев A.C. Приказчики камчатских острогов в 1700-1731 гг. // Русские первопроходцы на Дальнем Востоке в XVII-XIX вв. Т. 4 / под ред. А.Р. Артемьева. Владивосток, 2003. С. 71.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

21. Зуев A.C. Ф.Х. Плениснер как исследователь Северо-востока Азии // «Aus Sibirien - 2005»: научно-информационный сборник / под ред. А.П. Яркова. Тюмень: Экспресс, 2005. С. 42-44.

22. Косвен М.О. Местная этнография Сибири в XVIII в. // Очерки истории русской этнографии, фольклористики и антропологии. Вып. 6. ТИЭ. Т. 102. М.: Наука, 1974. С. 5-44.

23. Косвен М.О. Этнографические результаты Великой Северной экспедиции 1733-1743 гг. // Сибирский этнографический сборник. Вып. 3. М.-Л., 1961. С. 166-212.

24. Костанов А.И. Документальная история Сибири XVII - середина XIX вв. (Историко-ар-хивоведческое исследование). Владивосток: Даль наука, 2007.

25. Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки. С приложением рапортов донесений и других неопубликованных материалов. М.-Л., 1949.

26. Летопись Кунсткамеры. 1714-1836 / отв. ред. Н.П. Копанева, Ю.К. Чистов. СПб.: МАЭ РАН, 2014.

27. Медушевская О.М. Картографические источники по истории русских географических открытий на Тихом океане во второй половине XVIII века // Труды Московского гос. истори-ко-арх. ин-та. Т. 7. М, 1954. С. 111-128.

28. Пасецкий В.М. Русские открытия и исследования в Арктике. Первая половина XIX в. Л.: Гидрометеоиздат, 1984.

29. Пасецкий В.М. Фердинанд Петрович Врангель (1796-1870). М.: Наука, 1975.

30. [Плениснер Ф.Х.] Карта Чукотской земли, составленная Плениснером в 1763 г. // Записки Гидрографического департамента Морского министерства, издаваемые с высочайшего разрешения. Т. 10. СПб., 1852. С. 120-123.

31. Полонский A.C. Курилы // Записки ИРГО по отделению этнографии. Т. IV. СПб., 1871. С. 367-576.

32. Полонский A.C. Курилы. СПб.: Типография Майкова, 1871.

33. Полонский A.C. Курилы // Краеведческий бюллетень. 1994. Вып. 3. С. 3-86.

34. Разные известия и показания о Чукотской земле // Северный архив. 1825. № 22. Ч. XVIII. С.164-201.

35. Репина Л.П. Вместо предисловия //История через личность: Историческая биография сегодня / под ред. Л.П. Репиной. М.: Квадрига, 2010. С. 5-16.

36. Репина Л.П. От исторической биографии к биографической истории // В тени великих: образы и судьбы / отв. ред. Л.П. Репина. СПб.: Алетейя, 2010. С. 5-18.

37. Репина Л.П. Персональные тексты и «новая биографическая история»: от индивидуального опыта к социальной памяти // Сотворение Истории. Человек - Память - Текст / ред. Е.А. Вишленкова. Казань: Мастер Лайн, 2001. С.344-360.

38. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII в.: сборник документов. М.: Наука, 1989.

39. Сгибнев А.С. Исторический очерк главнейших событий в Камчатке. 1759-1772. Ч. III // Морской сборник. 1869. № 6. С. 36-69.

40. Сгибнев А.С. Охотский порт с 1649 по 1852 г. (Исторический очерк) // Морской сборник. 1869.№ 11. С. 1-93.

41. Сгибнев А.С. Попытки русских к заведению торговых сношений с Японией в XVIII в. и в начале XIX столетия // Морской сборник. 1869. № 1. С. 37-72.

42. Словцов П.А. История Сибири. От Ермака до Екатерины II. М.: Вече, 2006.

43. Соколов А. Река Анадырь по описям Лаптева и Плениснера, 1742 и 1763 г. // Записки Гидрографического департамента Морского министерства, издаваемые с высочайшего разрешения. Т. 10. СПб., 1852. С. 163-166.

44. Стеллер Г.В. Дневник плавания с Берингом к берегам Америки 1741-1742. М.: АО изд-во «ПАТЧ», 1995.

45. Хартанович М.В. К истории приобретения коллекций по этнографии народов островов Тихого океана для Кунсткамеры Академии наук во второй половине XVIII в. // Вестник ДВО РАН. 2015. № 5. С. 145-155.

46. Штеллер Г.В. Письма и документы 1740. М.: Памятники исторической мысли, 1999.

47. Элерт А.Х. Народы Сибири в трудах Г.Ф. Миллера. Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН. 1999.

REFERENCES

1. Alekseev, A.I., 1987. Beregovaya cherta [Coastline]. Magadan: Kn. izd-vo. (in Russ.)

2. Alekseev, A.I., 1958. Brat'ya Shmalevy. Istoricheskii ocherk [Shmalev brothers. Historical essay]. Magadan: Kn. izd-vo. (in Russ.)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Alekseev, A.I., 1966. Kolumby rosskie [The Columbuses of Russia]. Magadan: Kn. izd-vo. (in Russ.)

4. Alekseev, A.I., 1982. Osvoenie russkimi lyud'mi Dal'nego Vostoka i Russkoi Ameriki do kontsa XIX veka [Exploration of the Far East and Russian America by the Russians up to the end of the XIXth century], Moskva: Nauka. (in Russ.)

5. Alekseev, A.I., 1958. Okhotsk - kolybel' russkogo tikhookeanskogo flota [Okhotsk - the cradle of the Russian Pacific Fleet]. Khabarovsk: Kn. izd-vo. (in Russ.)

6. Alekseev, A.I., 1975. Sud'ba Russkoi Ameriki [The fate of Russian America]. Magadan: Kn. izd-vo. (in Russ.)

7. Alekseev, A.I., 1970. Syny otvazhnye Rossii [Brave sons of Russia]. Magadan: Kn. izd-vo. (in Russ.)

8. Andreev, A.I. Russkie otkrytiya v Tikhom okeane v XVIII veke. Obzor istochnikov i literatury [Russian discoveries in the Pacific in the XVIIIth century. Review of sources and literature]. In: Andreev, A.I. ed., 1948. Russkie otkrytiya v Tikhom okeane i Severnoi Amerike v XVIII veke. Moskva: OGIZ, pp. 5-76. (in Russ.)

9. Berg, L.S., 1935. Otkrytie Kamchatki i ekspeditsii Beringa 1725-1742 [The discovery of Kamchatka and the expedition of Bering, 1725-1742]. Leningrad: Izd-vo Glavsevmorputi. (in Russ.)

10. Bereznitsky, S.V., 2017. Issledovaniya Fridrikha Plenisnera na severo-vostoke Rossii v XVIII veke (istoriograficheskii aspekt) [The researches of Friedrich Plenisner in the northeast of Russia in the XVIIIth century (historiographical aspect)]. In: Radlovskii sbornik: Nauchnye issledovanija i muzeinye proekty MAE RAN v 2016 g. Sankt-Peterburg: MAE RAN, 2017., pp. 335-344. (in Russ.)

11. Bering, V.I., 2013. Kamchatskie ekspeditsii [The Kamchatka expeditions]. Moskva: Eksmo; Oko. (in Russ.)

12. Bessmertnyi, Yu.L., 1996. Chto za«Kazus»? [What is "Casus"?], Kazus, no. 1, pp. 10. (in Russ.)

13. Vaksel', S., 1940. Vtoraya kamchatskaya ekspeditsiya Vitusa Beringa [The second Kamchatka expedition of Vitus Bering]. Moskva-Leningrad: Izd-vo Glavsevmorputi. (in Russ.)

14. Vdovin, I.S., 1965. Ocherki istorii i etnografii chukchei [Essays on the history and ethnography of the Chukchi], Moskva-Leningrad: Nauka. (in Russ.)

15. Gnucheva, V.F., 1940. Materialy dlya istorii ekspeditsii Akademii Nauk v XVIII i XIX vekakh. Khronologicheskie obzory i opisanie arkhivnykh materialov [Materials for the history of expeditions ofthe Academy of Sciences in the XVIIIth and XIXth centuries. Chronological reviews and description of archival materials]. Moskva-Leningrad: AN SSSR. (in Russ.)

16. Grekov, V.I., 1960. Ocherki iz istorii russkikh geograficheskikh issledovanii v 1725-1765 gg. [Essays on the history of Russian geographical research in 1725-1765]. Moskva: AN SSSR. (in Russ.)

17. Zubov, N.N. and Badigin, K.S., 1953. Razgadka tainy Zemli Andreeva [Unravelling the mystery of Andreev's Land]. Moskva: Voenno-morskoe izd-vo Voenno-morskogo ministerstva SSSR. (in Russ.)

18. Zuev, A.S., 1995. K voprosu ob izuchenii tak nazyvaemoi «chukotskoi voiny» (30-70-e gg. XVIII v.) [Towards the issue of studying of the so-called "Chukchi war", 1730s-1770s], In: Artem'ev, A.R. ed., 1995. Russkie pervoprokhodtsy na Dal'nem Vostoke v XVII-XIX vv. T. 2. Vladivostok, pp. 231-237. (in Russ.)

19.Zuev,A.S.,2001. PokhodD.I. Pavlutskogo na Chukotku v 1731 g. [The campaign of D. Pavlutsky to Chukchi Peninsula in 1731]. In: Shishkin, V.I. ed., 2001. Aktual'nye problemy sotsial'no-politicheskoi istorii Sibiri (XVII-XX vv.): Bakhrushinskie chteniya 1998 g.: Mezhvuz. sb. nauch. tr.. Novosibirsk, pp. 3-4. (in Russ.)

20. Zuev, A.S., 2003. Prikazchiki kamchatskikh ostrogov v 1700-1731 gg. [The stewards of the Kamchatka stockladed towns in 1700-1731]. In: Artem'ev, A.R. ed., 2003. Russkie pervoprokhodtsy na Dal'nem Vostoke v XVII-XIX vv. T. 4. Vladivostok, p. 71. (in Russ.)

21. Zuev, A.S., 2005. F.Kh. Plenisner kak issledovatel' Severo-vostoka Azii [F.Kh. Plenisner as an explorer of Northeast Asia]. In: Yarkov, A.P. ed., 2005. «Aus Sibirien - 2005»: nauchno-informatsionnyi sbornik. Tyumen: Ekspress, pp. 42-44. (in Russ.)

22. Kosven, M.O., 1974. Mestnaya etnografiya Sibiri v XVIII v. [Local ethnography of Siberia in the XVIIIth century]. In: Ocherki istorii russkoi etnografii, fol'kloristiki i antropologii. Vyp. 6. T. 102. Moskva: Nauka, pp. 5-44. (in Russ.)

23. Kosven, M.O., 1961. Etnograficheskie rezul'taty Velikoi Severnoi ekspeditsii 1733-1743 gg. [Ethnographic results of the Great Northern Expedition of 1733-1743]. In: Sibirskii etnograficheskii sbornik. Vyp. 3. Moskva-Leningrad, pp. 166-212. (in Russ.)

24. Kostanov, A.I., 2007. Dokumental'naya istoriya Sibiri XVII - seredina XIX vv. (Istoriko-arkhivovedcheskoe issledovanie) [Documentary history of Siberia, XVIIth - mid-XIXth century (Historical and archivist research)]. Vladivostok: Dal'nauka. (in Russ.)

25. Krasheninnikov, S.P, 1949. Opisanie zemli Kamchatki. S prilozheniem raportov, donesenii i drugikh neopublikovannykh materialov [Description of Kamchatka. With the application of reports and other unpublished materials]. Moskva-Leningrad. (in Russ.)

26. Letopis' Kunstkamery. 1714-1836 [Annals of the Kunstkamera. 1714-1836]. Sankt-Peterburg: MAE RAN, 2014. (in Russ.)

27. Medushevskaya, O.M., 1954. Kartograficheskie istochniki po istorii russkikh geograficheskikh

otkrytii na Tikhom okeane vo vtoroi polovine XVIII veka [Cartographic sources on the history of Russian discoveries in the Pacific in the second half of the XVIIIth century]. In: Trudy Moskovskogo gos. istoriko-arkh. in-ta. T. 7. Moskva, pp. 111-128. (in Russ.)

28. Pasetskii, V.M., 1984. Russkie otkrytiya i issledovaniya v Arktike. Pervaya polovina XIX v. [Russian discoveries and research in the Arctic. The first half of the XIXth century], Leningrad: Gidrometeoizdat. (in Russ.)

29. Pasetskii, V.M., 1975. Ferdinand Petrovich Vrangel' (1796-1870) [Ferdinand Petrovich Wrangel (1796-1870)]. Moskva: Nauka. (in Russ.)

30. [Plenisner F.Kh.] Karta Chukotskoi zemli, sostavlennaya Plenisnerom v 1763 g. [Map of the Chukchi Land made by Plenisner in 1763]. In: Zapiski Gidrograficheskogo departamenta Morskogo ministerstva, izdavaemye s vysochaishego razresheniya. T. 10. Sankt-Peterburg, 1852, pp. 120-123. (in Russ.)

31. Polonskii, A.S., 1871. Kurily [Kuril Islands], Zapiski IRGO po otdeleniyu etnografii, T. IV, pp. 367-576. (in Russ.)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

32. Polonskii, A.S., 1871. Kurily [Kuril Islands]. Sankt-Peterburg: Tipografiya Maikova. (in Russ.)

33. Polonskii, A.S., 1994. Kurily [Kuril Islands], Kraevedcheskii byulleten', no. 3, pp. 3-86. (in Russ.)

34. Raznye izvestiya i pokazaniya o Chukotskoi zemle [Various news and reports about the Chukchi land], Severnyi arkhiv, 1825, no. 22, pp. 164-201. (in Russ.)

35. Repina, L.P, 2010. Vmesto predisloviya [Instead of the preface]. In: Repina, L.P. ed., 2010. Istoriya cherez lichnost': istoricheskaya biografiya segodnya. Moskva: Kvadriga, pp. 5-16. (in Russ.)

36. Repina, L.P., 2010. Ot istoricheskoi biografii k biograficheskoi istorii [From the historical biography to the biographical history]. In Repina, L.P. ed., 2010. V teni velikikh: obrazy i sud'by. Sankt-Peterburg: Aleteiya, pp. 5-18. (in Russ.)

37. Repina, L.P., 2001. Personal'nye teksty i «novaya biograficheskaya istoriya»: ot individual'nogo opyta k sotsial'noi pamyati [Personal texts and the "new biographical history": from individual experience to social memory]. In: Vishlenkova, E.A. ed., 2001. Sotvorenie Istorii. Chelovek - Pamyat' - Tekst. Kazan': Master Lain, pp. 344-360. (in Russ.)

38. Russkie ekspeditsii po izucheniyu severnoi chasti Tikhogo okeana vo vtoroi polovine XVIII v.: sbornik dokumentov [Russian expeditions to explore the northern part of the Pacific Ocean in

the second half of the XVIIIth century: collection of documents]. Moskva: Nauka, 1989. (in Russ.)

39. Sgibnev, A.S., 1869. Istoricheskii ocherk glavneishikh sobytii v Kamchatke. 1759-1772. Ch. 3 [Historical outline of the main events in Kamchatka. 1759-1772. Part III], Morskoi sbornik, no. 6, pp. 36-69. (in Russ.)

40. Sgibnev, A.S., 1869. Okhotskii port s 1649 po 1852 g. (Istoricheskii ocherk) [The port of Okhotsk from 1649 to 1852. Historical sketch], Morskoi sbornik, no. 11, pp. 1-93. (in Russ.)

41. Sgibnev, A.S., 1869. Popytki russkikh k zavedeniyu torgovykh snoshenii s Yaponiei v XVIII v. i v nachale XIX stoletiya [Attempts of the Russians to establish commercial relations with Japan in the XVIIIth - the beginning of the XIX"1 century], Morskoi sbornik, no. 1, pp. 37-72. (in Russ.)

42. Slovtsov, P.A., 2006. Istoriya Sibiri. Ot Ermaka do Ekateriny II [History of Siberia. From Ermak to Catherine II]. Moskva: Veche. (in Russ.)

43. Sokolov, A., 1852. Reka Anadyr' po opisyam Lapteva i Plenisnera, 1742 i 1763 g. [The Anadyr river as it appears in the descriptions by Laptev and Plenisner, 1742 and 1763]. In: Zapiski

Gidrograficheskogo departamenta Morskogo ministerstva, izdavaemye s vysochaishego razresheniya. T. 10. Sankt-Peterburg, pp. 163-166. (in Russ.)

44. Shteller, G.V., 1995. Dnevnik plavaniya s Beringom k beregam Ameriki 1741-1742 [Diary of the voyage to the coast of America with Bering, 1741-1742]. Moskva: AO izd-vo «PAN», (in Russ.)

45. Khartanovich, M.V., 2015. K istorii priobreteniya kollektsii po etnografii narodov ostrovov Tikhogo okeana dlya Kunstkamery Akademii nauk vo vtoroi polovine XVIII v. [Towards the history of the acquisition of the collections on the ethnography of the peoples of the Pacific Islands for the Kunstkamera in the second half of the XVIIIth century], Vestnik DVO RAN, no. 5, pp. 145-155. (in Russ.)

46. Shteller, G.V., 1999. Pis'ma i dokumenty 1740 [Letters and documents, 1740]. Moskva: Pamyatniki istoricheskoi mysli. (in Russ.)

47. Elert, A.Kh., 1999. Narody Sibiri v trudakh G.F. Millera [The peoples of Siberia in the works of G.F. Miller], Novosibirsk: Izd-vo In-ta arkheologii i etnografii SO RAN. (in Russ.)