Научная статья на тему 'К вопросу о возмещении ущерба, причиненного СССР в Великой Отечественной войне'

К вопросу о возмещении ущерба, причиненного СССР в Великой Отечественной войне Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1086
128
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / СССР / ГКО / И.В. СТАЛИН / В.М. МОЛОТОВ / Г.К. ЖУКОВ / ТРЕТИЙ РЕЙХ / ФАШИЗМ / РЕПАРАЦИИ / СОВЕТСКАЯ ВОЕННАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ / УЩЕРБ / СТАНОЧНЫЙ ПАРК / РЕЭВАКУАЦИЯ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Ежова Галина Васильевна

В статье рассматриваются проблемы, с которыми столкнулись органы государственной власти и государственного управления СССР в послевоенный период при определении ущерба и порядке его возмещения со стороны Германии. Анализируются объемы поставок из Германии промышленного оборудования, оценивается значение этих поставок.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «К вопросу о возмещении ущерба, причиненного СССР в Великой Отечественной войне»

Г.В. ЕЖОВА G.V. EZHOVA

К ВОПРОСУ О ВОЗМЕЩЕНИИ УЩЕРБА, ПРИЧИНЕННОГО СССР В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

ON THE PROBLEM OF DAMAGES CAUSED TO THE USSR IN THE GREAT PATRIOTIC WAR

Ключевые слова:

Великая Отечественная война, СССР, ГКО, И.В. Сталин, В.М. Молотов, Г.К. Жуков, Третий Рейх, фашизм, репарации, советская военная администрация, ущерб, станочный парк, реэвакуация

В статье рассматриваются проблемы, с которыми столкнулись органы государственной власти и государственного управления СССР в послевоенный период при определении ущерба и порядке его возмещения со стороны Германии. Анализируются объемы поставок из Германии промышленного оборудования, оценивается значение этих поставок.

Советский Союз как страна, которая в результате войны, развязанной гитлеровской Германий, понесла наиболее крупные людские и материальные потери, имел все основания претендовать хотя бы на частичное возмещение нанесенного ей ущерба. Прямой ущерб, нанесенный Советскому Союзу в период войны, составлял 679 млрд рублей или 128 млрд долларов.

Вопрос о репарациях со стороны Германии был предметом неоднократных обсуждений между представителями государств — участников антигитлеровской коалиции. На Ял-

Key words:

the Great Patriotic War, the USSR, the State Committee of Defense (SCD), I.V. Stalin,

V.M. Molotov, G.K. Zhukov, the third Reich, fascism, reparations, soviet military administration, damage, machinery park, re-evacuation

The article discusses the problems faced by state public authorities and government of the USSR in the postwar period, when determining the damage and the procedure for compensation from Germany. Volumes of industrial equipment supplies from Germany are analyzed; the value of these supplies is estimated.

тинской конференции глав СССР, США и Англии советская делегация предложила взыскать с Германии репарации в сумме 20 млрд долларов. Предложение было справедливым и исходило из реальных возможностей Германии в частичной компенсации нанесенного ею ущерба. Репарационные выплаты в этих размерах не должны были безвозвратно подорвать немецкую экономику и позволяли Советскому ^юзу за 10 лет достичь среднеевропейского уровня жизни.

В Ялте была достигнута принципиальная договоренность по совет-

Г.В. Ежова. К вопросу о возмещении ущерба, причиненного СССР в Великой Отечественной войне

История и культура

скому предложению о том, что возмещение ущерба должно производится в трех формах: в течение первых двух лет после капитуляции Германии путем единовременного изъятия из ее национального богатства; ежегодными товарными поставками из текущего производства, а также использованием немецкой рабочей силы [7, с. 128].

Созданная Межсоюзническая комиссия по репарациям, начав свою работу в Москве 21 июня 1945 г., приступила к конкретному обсуждению советского предложения. Однако выявившиеся разногласия достичь договоренности по этому вопросу не позволили. В то же время 12 июля 1945 г. было предварительно согласовано распределение общей суммы репараций, выраженное не в деньгах, а в процентных пропорциях: СССР должен был получить 56% от общей суммы; Англия — 22%, США — 22%. Было также решено, что каждая из договаривающихся сторон выделит соответствующие доли другим странам [5, с. 129].

Обсуждение вопросов репараций было продолжено на Потсдамской конференции. Западные державы настаивали на том, чтобы каждая из держав-победительниц взимала репарации со своей зоны оккупации. Для советской стороны это было невыгодно, ибо основные промышленные районы Германии находились на западе, а репарационные возможности восточной Германии были значительно более ограниченными. К тому же, выводя свои войска из районов,

которые должны были впоследствии отойти к советской оккупационной зоне, американцы вывезли оттуда на запад крупные партии промышленного оборудования, других материальных ценностей, в том числе 20 тыс. железнодорожных вагонов [2, с. 478].

Представители США и Великобритании увязывали проблемы репараций с вопросом о западных границах Польши, с установлением стра-нами-победительницами отношений с Румынией, Болгарией, Венгрией и Финляндией. Сталин отверг подобный подход, и, в конечном счете, участники Потсдамской конференции пришли к решению, что Англия и США будут удовлетворять свои репарационные претензии за счет западных зон оккупации и иностранных капиталовложений Германии, а Советский Союз — за счет советской зоны оккупации и при этом получит 25% промышленного оборудования, которое будет изъято из трех западных зон оккупации Германии [7, с. 479].

Для советской стороны было важно иметь представление об экономическом потенциале Германии, его размещении в различных районах страны. Эта работа велась по различным каналам еще в период военных действий. Значительный интерес представляет трофейный документ: конфиденциальный доклад Гитлеру министра вооружений и военного производства Шпеера о военно-промышленном производстве в Германии в 1940—1945 гг. Из доклада следо-

вало, что военная промышленность Германии в целом и связанные с нею отдельные отрасли за время под го -товки к войне и в период ее ведения выросли в огромные промышленные комплексы. К 1940 г. Германия обладала самым крупным в мире станочным парком, численность которого оценивалась в 1,7 млн единиц. В ходе войны, к 1944 г., он увеличился до 2,1 млн единиц.

В немалой степени этому способствовала грабительская политика, проводившаяся рейхом на оккупированных территориях. Она распространялась не только на сырье, производство военной продукции и поставки, но и на привлечение рабочей силы, вывезенной из этих стран. Всего с 1939 по 1944 г. в Германии работало 7,1 млн мобилизованных граждан оккупированных стран и военнопленных [3, с. 124—141].

На основе решений союзников, принятых в Тегеране и Потсдаме, часть немецкого станочного парка должна была быть изъята в счет репараций. Руководство этими операциями в советской зоне оккупации осуществлял Особый комитет Государственного Комитета Обороны (ГКО) под председательством Г.М. Маленкова. Уполномоченным ГКО по репарациям непосредственно на территории Германии был К.И. Коваль. Вся работа по репарационным поставкам согласовывалась с главнокомандующим маршалом Г.К. Жуковым.

Поставки трофейного оборудования имели огромное значение для

быстрого восстановления промышленности в СССР. В первую очередь, оно должно было поставляться в крупные промышленные центры, наиболее пострадавшие от войны. Как свидетельствует статистика, в Ленинграде в годы войны и блокады было уничтожено более 390 промышленных предприятий, объем промышленного производства в 1945 г. сократился на две трети в сравнении с довоенным уровнем. По оценкам Госплана, в Ленинграде в 1945 г. оставалось 20—30 тыс. металлообрабатывающих станков (в 1940 г. — 80 тыс.) [1, с. 95-96].

Пополнение станкового парка ленинградских предприятий стало возможным благодаря репарационным поставкам. На их основе, к примеру, смог расширить свое производство Сестрорецкий инструментальный завод. По репарации из Германии уже в начале 1946 г. в Сестрорецк было доставлено 2 428 единиц оборудования, составлявшего единый производственный комплекс.

Аналогичные поставки оборудования проводилась и на другие ленинградские предприятия. С предприятий фирмы «Сименс» — на заводы радиоаппаратуры, с оптических предприятий в Йене — на Государственный оптико-механический завод. Репарационные поставки сыграли весомую роль в восстановлении ленинградских предприятий. Удельный вес современного оборудования был в поставках довольно высоким. В то же время, часть оборудования, привезенного из Германии, была

Г.В. Ежова. К вопросу о возмещении ущерба, причиненного СССР в Великой Отечественной войне

История и культура

устаревших образцов. Бывало и так, что прибывшие станки не использовались должным образом, портились и ржавели [1, с. 98—99]. Как отмечает К.И. Коваль, следивший за ходом демонтажных работ на предприятиях Германии, советские специалисты, занятые на немецких предприятиях обеспечивали, в целом, должную сохранность поставляемого оборудования [4, с. 75—76].

На заседании Особого комитета ГКО 11 мая 1945 г. было принято решение о начале демонтажа ряда предприятий, находившихся в западной части Берлина, которая в скором времени должна была отойти к западным союзникам. Комментируя это решение, министр иностранных дел В.М. Молотов пояснил: «Уж очень дорого нам обошелся Берлин».

Демонтаж проводился силами советских специалистов, частично — воинов наших армейских частей, также в нем принимали участие немецкие инженеры и рабочие. Для привлечения их к демонтажу необходимо было убедить их в правомерности таких действий. Коваль вспоминал о демонтаже одного из артиллерийских заводов в Берлинском районе Шпандау. Работа по его демонтажу началась со встречи с временной немецкой администрацией. Советские специалисты обратились к руководству завода с вопросом: не лучше ли будет, если демонтаж оборудования проведут немецкие специалисты?

Дирекция предприятия согласилась с этим предложением. К концу разговора к советским специалистам

подошла группа немецких рабочих. Они сказали, что до них во время войны доходили сведения о больших разрушениях в России в результате военных действий и оккупации войсками вермахта. Исходя из моральной стороны дела, они сделают все от них зависящее для того, чтобы демонтируемые машины и станки были пригодны для использования в Советском Союзе. Надо сказать, что подобная «сознательность» немецкого персонала проявлялась далеко не всегда.

Рабочие и специалисты на демонтируемых заводах нередко открыто выражали свое несогласие с происходящим «грабежом» их предприятия и лишением их рабочих мест. В Берлине во время демонтажа концерна «Сименс», занимавшего целый городской квартал, работники предприятия убеждали советскую сторону в том, что предприятие — национальное достояние немецкого народа, что вывоз предприятия может тяжело сказаться на деструктуировании промышленного производства в стране. Они уверяли, что производство можно очень быстро перестроить исключительно на выпуск ширпотреба, столь необходимого в послевоенное время.

При вывозе демонтированного имущества возникали серьезные трудности. В Берлине были разрушены мосты через Шпрее, улицы и заводские территории завалены. На некоторых берлинских предприятиях танкисты были вынуждены, подцепив к своим боевым машинам железные листы, транспортировать на них тяжелое оборудование. Саперы со-

оружали понтонные переправы вместо разрушенных мостов. Там, где было нарушено электроснабжение, военные инженеры включали передвижные электростанции.

Учитывая особое почтение немцев к военной форме, всем специалистам, принимавшим участие в работе, присваивались временные воинские звания. Лейтенантские — техникам, майорские — инженерам, полковничьи — директорам, генеральские — высшим руководителям наркоматов.

Работа по демонтажу немецких предприятий началась в советской зоне оккупации сразу после победы. Ликвидация военных и военно-промышленных объектов была завершена в основном к 1 июля 1948 г. Демонтаж основного оборудования был произведен на 3474 объектах, было изъято 1118 тыс. единиц оборудования, из них металлорежущих станков — 339 тыс. штук, прессов и молотов — 44 тыс. штук, электромоторов — 202 тыс. штук. Общая численность военных заводов, оборудованных только для выпуска военной продукции, составляла по всей Германии 1010 объектов, 250 из которых находились в советской зоне оккупации [4, с. 75—76].

На первом месте по объему поставок из Германии были предприятия химической промышленности, на втором месте — предприятия министерства электростанций (25 тыс. единиц оборудования со 120 объектов), затем — сельскохозяйственного машиностроения (с 85 объектов).

Однако вывоз за пределы Германии оборудования предприятий не

всегда означал возможность наладить в СССР аналогичное производство. Так было со знаменитыми Цейсов-скими заводами в Йене. Когда их оборудование было вывезено, оказалось, что его доходность вдвое ниже той, что была в Германии [8, с. 351]. Главной причиной этого стало отсутствие в нашей стране рабочих и инженерно-технических кадров соответствующей квалификации.

В СССР по репарациям поставлялась не только промышленная продукция, но и сельскохозяйственная: семена ценных и дефицитных многолетних трав, овощных и кормовых культур; древесина. Совершались поставки сельскохозяйственных машин (к январю 1947 г. репарационные органы подготовили к вывозу 1333 единиц сельскохозяйственных машин и оборудования стоимостью 194 тыс. марок). Поставки такого рода вызывали особое недовольство населения.

Первым открытым официальным документом, который разъяснял, как определяются цены на вывозимую продукцию, было принятое в апреле 1947 г. Положение о порядке расчетов по репарационным поставкам. Планы их осуществления первоначально были составлены с учетом уровня внутренних германских цен 1944 г. Хотя советская сторона предусматривала, что окончательный расчет по поставкам будет происходить по мировым ценам 1938—1944 гг. в долларах США.

При практическом проведении мер по взиманию репараций сказывались те конфликты, которые постоянно вспыхивали между советской

Г.В. Ежова. К вопросу о возмещении ущерба, причиненного СССР в Великой Отечественной войне

История и культура

стороной и союзниками, препятствовавшими демонтажу предприятий в западных зонах оккупации. Препятствия в работе демонтажников, отгрузке оборудования были столь серьезны, что в британской зоне оккупации Германии при таких темпах работы на демонтаж лишь одного из заводов Круппа понадобилось бы 5 лет. Репарационные изъятия в западной зоне совершенно не коснулись таких индустриальных гигантов, как «И.Г. Фарбениндустри». В результате репарации в пользу стран, имеющих на них право, были выполнены в августе 1946 г. в американской зоне на 20%, в британской — на 4,5%, во французской — 0% [6, с. 132].

В конечном счете, репарационные поставки Советскому Союзу в размере 10 млрд долларов так и не были полностью выполнены.

Репарационная политика западных держав была направлена не столько на демонтаж предприятий и получение готовой продукции, сколько на получение таких ценностей, как патенты и заграничные авуары Германии (они составляли сумму 8—10 млрд марок). В распоряжении США и Англии оказались германские золотые запасы (220 тонн) и большая часть германского флота. Большой доход западные фирмы извлекали от захваченных патентов на научные и технические открытия немецких ученых. В категорию репараций попали крупнейшие немецкие физики, конструкторы, инженеры. К осени 1945 г. в США находилось более 250 немецких ученых, работав-

ших в различных направлениях военных исследований [6, с. 134].

Одним из путей решения вопроса репарационных платежей было создание в советской оккупационной зоне советских государственных акционерных обществ (САО) и советских торговых обществ (СТО). Управление советских государственных обществ, созданное в конце 1946 г., подчинялось непосредственно Главному управлению советской собственности за границей при правительстве СССР. Доля советских акционерных обществ в промышленном производстве советской оккупационной зоны, а соответственно и их влияние на экономическую жизнь, была достаточно велика. К 1950 г. она, например, составила в горнодобывающей промышленности 37,3%, в химической — 57,5%, электронике — 36,2%, точной механике и оптике — 25,2%, машиностроении — 26,4%.

Стратегическое значение для нашей страны имело САО «Висмут» (с 1954 г. — советско-германское акционерное общество). Оно находилось в Рудных горах в Саксонии и просуществовало до 16 мая 1991 г. За это время предприятие, считавшееся секретным объектом, добыло 220 тыс. тонн радиоактивных элементов для производства обогащенного урана.

За это время в «Висмуте», по данным немецких исследователей, от рака легких и силикоза умерло 13 тыс. рабочих. На предприятии неоднократно вспыхивали волнения. Рабочие, недовольные тяжелыми условиями работы, неудовлетворительным поло-

жением с жильем и низкой зарплатой, грубостью со стороны советской охраны, устраивали забастовки, организовывали саботаж. Известно также, что на заводе была раскрыта террористическая группа, занимавшаяся хищениями продукции предприятия и готовившая взрывы нескольких мостов. Ситуация несколько изменилась к лучшему в 1956 г., когда часть объектов «Висмута» была передана под охрану немецкой полиции.

Демонтажу подлежали не только предприятия военной промышленности Германии. В счет репараций в СССР поставлялось оборудование легкой и пищевой промышленности. Представители многих советских министерств выезжали в Германию для

того, чтобы вывезти сырье и оборудование для своих предприятий. Молочно-сыроваренные и лесопильные заводы доставлялись в лагеря ГУЛАГа в Воркуте, Печоре и другие места. Министерство госбезопасности вывезло из города Бельцига (земля Бранденбург) радиоузел. Министерство высшего образования отправило из Берлина в Москву книги. Техническое и лабораторное оборудование из Высших технических школ в Хемнице и Дрездене было отправлено в вузы Москвы и Ленинграда. Без германских репараций было невозможно быстро восстановить разрушенное войной народное хозяйство СССР и выполнить план первой послевоенной пятилетки.

1. Ваксер А.З. Трофейное оборудование и возрождение Ленинградской промышленности. 1945— 1955 гг. // Клио. 2001. № 3.

2. История Второй мировой войны. М. 1979. Т. 10.

3. Коваль К.И. Записки уполномоченного ГКО на территории Германии // Новая и новейшая история. 1994. № 3.

4. Коваль К.И. Последний свидетель. «Германская карта» в «холодной войне». М., 1997.

5. Кынин Г.П. Германский вопрос во взаимоотношениях СССР, США и Великобритании // Новая

и новейшая история. 1995. № 4.

6. Семиряга М.И. Как мы управляли Германией. М., 1995.

7. Тегеран-Ялта-Потсдам. Сборник документов. М., 1967.

8. Gr. Klimow. Berliner Kreml. Koln-Berlin. 1952.

References

1. Vakser A.Z. Trofeynoe oborudovanie i vozrozhdenie Leningradskoy promyshlennosti. 19451955 gg. // Klio. 2001. № 3.

2. Istoriya vtoroy mirovoy voyny. M. 1979. T. 10.

3. Koval K.I. Zapiski upolnomochennogo GKO na territorii Germanii // Novaya i noveyshaya istoriya. 1994. № 3.

4. Koval K.I. Posledniy svidetel. «Germanskaya karta» v «kholodnoy voyne». M., 1997.

5. Kynin G.P. Germanskiy vopros vo vzaimootnosheniyakh SSSR, SSHA i Velikobritanii // Novaya

i noveyshaya istoriya. 1995. № 4.

6. Semiryaga M.I. Kak my upravlyali Germaniey. M., 1995.

7. Tegeran-Yalta-Potsdam. Sbornik dokumentov. M., .1967.

8. Gr. Klimow. Berliner Kreml. Koln-Berlin. 1952.

Г.В. Ежова. К вопросу о возмещении ущерба, причиненного СССР в Великой Отечественной войне

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.