Научная статья на тему 'К вопросу о совершенствовании направлений уголовно-правовой охраны неприкосновенности частной жизни'

К вопросу о совершенствовании направлений уголовно-правовой охраны неприкосновенности частной жизни Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
28
5
Поделиться
Ключевые слова
ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ / НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ / СОБИРАНИЕ / РАСПРОСТРАНЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ / СТАЛКИНГ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Сапранкова Татьяна Юрьевна

Целью исследования является оценка перспектив установления в положениях статьи 137 УК РФ о нарушении неприкосновенности частной жизни ответственности за сталкинг преследование лица, сопряженное с грубым вмешательством в сферу его частной жизни. Материалы и методы, использованные при написании исследования, включают сравнительно-правовой анализ законодательства зарубежных стран, статистический анализ применения положений УК РФ о защите неприкосновенности частной жизни, изучение форм противоправного поведения, охватывающегося понятием «сталкинг». Практическое значение исследования заключается в том, что автором предложен принципиально новый инструмент правовой защиты неприкосновенности частной жизни граждан. Реализация авторского предложения повысит эффективность уголовно-правовой охраны конституционных прав личности. Выводы: действующее законодательство об охране неприкосновенности частной жизни требует усовершенствования: криминализации явления сталкинга как распространенного и в данный момент безнаказанного посягательства на личность.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Сапранкова Татьяна Юрьевна,

ON THE ISSUE OF IMPROVING THE AREAS OF CRIMINAL LAW PROTECTION OF PRIVACY

The purpose of the study is to assess the prospects for establishing in the provisions of Article 137 of the Criminal Code of the Russian Federation on violation of the privacy of the responsibility for the stalking harassment of a person, associated with gross interference in the sphere of his private life. The materials and methods used in writing the study include a comparative legal analysis of the legislation of foreign countries, a statistical analysis of the application of the provisions of the Criminal Code of the Russian Federation on the protection of privacy, and the study of forms of unlawful behavior covered by the concept of "stalking". The practical significance of the research is that the author proposes a fundamentally new instrument for legal protection of the inviolability of the private life of citizens. The implementation of the author's proposal will enhance the effectiveness of the criminal and legal protection of the constitutional rights of the individual. Conclusions: current legislation on the protection of privacy requires improvement: the criminalization of the phenomenon of stalking as a widespread and currently unpunished encroachment on the individual.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «К вопросу о совершенствовании направлений уголовно-правовой охраны неприкосновенности частной жизни»

8.36. К ВОПРОСУ О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ НАПРАВЛЕНИЙ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ

Сапранкова Татьяна Юрьевна, аспирант. Место учебы: Московская Академия Следственного комитета Российской Федерации. E-mail: belkovb35b@gmail.com

Аннотация: Целью исследования является оценка перспектив установления в положениях статьи 137 УК РФ о нарушении неприкосновенности частной жизни ответственности за сталкинг - преследование лица, сопряженное с грубым вмешательством в сферу его частной жизни.

Материалы и методы, использованные при написании исследования, включают сравнительно-правовой анализ законодательства зарубежных стран, статистический анализ применения положений УК РФ о защите неприкосновенности частной жизни, изучение форм противоправного поведения, охватывающегося понятием «сталкинг».

Практическое значение исследования заключается в том, что автором предложен принципиально новый инструмент правовой защиты неприкосновенности частной жизни граждан. Реализация авторского предложения повысит эффективность уголовно-правовой охраны конституционных прав личности.

Выводы: действующее законодательство об охране неприкосновенности частной жизни требует усовершенствования: криминализации явления сталкин-га как распространенного и в данный момент безнаказанного посягательства на личность.

Ключевые слова: частная жизнь, неприкосновенность частной жизни, собирание, распространение информации, сталкинг.

ON THE ISSUE OF IMPROVING THE AREAS OF CRIMINAL LAW PROTECTION OF PRIVACY

Saprankova Tatyana Yuryevna, postgraduate student. Place of study: Moscow Academy of the Investigative Committee of the Russian Federation. E-mail: belkovb35b@gmail.com

Annotation: The purpose of the study is to assess the prospects for establishing in the provisions of Article 137 of the Criminal Code of the Russian Federation on violation of the privacy of the responsibility for the stalking -harassment of a person, associated with gross interference in the sphere of his private life.

The materials and methods used in writing the study include a comparative legal analysis of the legislation of foreign countries, a statistical analysis of the application of the provisions of the Criminal Code of the Russian Federation on the protection of privacy, and the study of forms of unlawful behavior covered by the concept of "stalking".

The practical significance of the research is that the author proposes a fundamentally new instrument for legal protection of the inviolability of the private life of citizens. The implementation of the author's proposal will enhance the effectiveness of the criminal and legal protection of the constitutional rights of the individual.

Conclusions: current legislation on the protection of privacy requires improvement: the criminalization of the phenomenon of stalking as a widespread and currently unpunished encroachment on the individual.

Keywords: privacy, privacy's inviolability, collection, dissemination of information, stalking.

Цель и задача исследования.

Нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ) является одним из преступлений против конституционных прав и свобод личности. При совершении данного преступления имеет место собирание и распространение сведений, составляющих личную или семейную тайну потерпевшего, совершенное без его согласия, либо публичное распространение этих сведений.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

С учетом сформировавшегося в законодательстве определения понятия «частная жизнь» как всеобъемлющего, охватывающего сферы не запрещенной и не противоправной деятельности человека, реализацию им личных интересов, собственное усмотрение относительно круга лиц, с которыми он осуществляет контактное взаимодействие [10], можно заключить, что уголовно-правовая охрана имеет в данном случае практически неограниченный характер.

Между тем, это далеко не так. По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 20l6 г. за преступления, предусмотренные ст. 137 УК РФ было осуждено всего 58 человек. В 2015 и 2014 гг. эти данные составили 64 и 31 соответственно [11]. При этом в судебной практике нарушением неприкосновенности частной жизни признаются любые действия, направленные на сбор и предание огласке, в том числе, публичной, информации о частной жизни лица [3, с. 98102].

В контексте нарушения неприкосновенности частной жизни достаточно интересно рассмотреть перспективы криминализации «сталкинга» (преследования лица, сопряженного с высказыванием угроз либо оскорблений или же с применением насилия). В основе данного явления лежит та же мотивация, что и для нарушения неприкосновенности частной жизни - враждебные отношения, возникшие на почве личной неприязни, ревности, мести, нетерпимости [5, с. 53-56]. Осуществляя незаконное преследование, субъект осознает, что он действует вопреки воле жертвы, что он вмешивается в сферу ее частной жизни, и желает этого. При этом нарушение неприкосновенности частной жизни в форме собирания сведений о ней без согласия потерпевшего сочетается с данными действиями (например, при установлении наблюдения за его жилищем, при попытке вмешательства в его личные дела, досуг, рабочий процесс). Кроме того, эти деяния могут предшествовать осуществлению сталкинга (преследования), имея разведывательный характер.

Материалы и методы исследования

Общественная опасность явления сталкинга выражается в том, что создается угроза личной безопасности человека, появляются препятствия для свободного определения им личного пространства, нарушается его эмоциональное состояние. В свою очередь, общественная опасность нарушения неприкосновенности частной жизни состоит в том, что осуществляется грубое вмешательство в сферу, закрытую для постороннего вторжения помимо воли человека. Как видно, эти поля пересекаются. Более того, совершение сталкинга может предшествовать более тяжким преступлениям, посягающим на жизнь, здоровье, половую свободу и другие блага, принадлежащие потерпевшему. При нарушении неприкосновенности частной жизни также могут быть созданы условия для совершения этих преступлений в будущем.

3'2018

Пробелы в российском законодательстве

Именно поэтому в законодательстве некоторых зарубежных стран (Австрия, Бельгия, Голландия, Польша, ФРГ и др.) сталкинг является уголовно наказуемым. Например, в ст. 190а УК Польши он называется «упорным преследованием» и наказывается в тех случаях, когда существенно нарушает частную жизнь потерпевшего, либо вызывает у него «оправданное обстоятельствами чувство опасности». По сути, такой подход отражает, что сталкинг выступает наиболее тяжкой разновидностью нарушения неприкосновенности частной жизни.

При этом становится более понятным, что лежит в основе побуждений ко вторжению в частную жизнь человека, и какие иные деяния охватываются умыслом виновного. На страницах польской юридической печати высказаны позиции относительно критериев существенности нарушения частной жизни: в этих целях рассмотрена частота и интенсивность воздействия на жертву (например, назойливые телефонные звонки в ночное время, отправка текстовых сообщений), активность противоправного поведения (подкарауливание возле дома, попытки установить личный контакт и пр.). Необходимо упомянуть и о том, что криминализации сталкинга в Польше предшествовали масштабные виктимологические исследования, по результатам которых было установлено, что более 10% респондентов хотя бы один раз в жизни подвергались сталкингу [2, с. 154-160].

В странах англосаксонской правовой семьи сталкинг рассматривается как разновидность «психологически оскорбительного поведения», однако необходимый акцент на том, что в данном случае осуществляется грубое вторжение в частную жизнь, также делается [6, с. 300-316]. Из этого можно заключить, что навязчивость преследования и вмешательство в частную жизнь человека рассматриваются во взаимосвязи. Они достаточно часто имеют и «сексуальную» подоплеку, поскольку или совершаются отвергнутым поклонником жертвы, или направлены на понуждение ее к интимной связи. Уголовно-правовой запрет на понуждение к действиям сексуального характера российскому законодательству известен. Однако ст. 133 УК РФ ограничена именно направленностью против половой свободы личности и не охватывает иных сфер реализации человеком принадлежащих ему нематериальных благ (например, случаев преследования из ревности, из ненависти, из мести). При этом интенсивность угроз рассматривается исследователями как достаточно низкая [4, с. 242-247].

Для сравнения, ст. 119 УК РФ, устанавливающая ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью не охватывает тех проявлений сталкинга, которые не связаны с выражением таких намерений. Более того, действия, совершаемые на почве, например, ревности и сопряженные с нарушением неприкосновенности частной жизни, не могут быть квалифицированы иначе как по ст. 137 УК РФ. При этом из поля зрения правоприменителя выпадает главное - создание условий для возможного совершения другого преступления. Положения УК РФ о доведении до самоубийства также не охватывают проявлений сталкинга, если субъект не высказывал угроз и не допускал жестокого обращения с потерпевшим. Если угрозы в адрес потерпевшего имели место, и им была предпринята попытка самоубийства, квалифицировать это по соответствующей части статьи 110 УК РФ возможно, но при условии, что умыслом виновного охватывались такие последствия. В противном случае эта

норма так же не работает, и содеянное может быть рассмотрено только как нарушение неприкосновенности частной жизни.

Выводы и результаты исследования

Следует отметить и то обстоятельство, что гражданско-правовые способы защиты частной жизни от произвольного вторжения не охватывают проявлений сталкинга, поскольку распространяются на иные случаи. Например, ч. 1 ст. 152.2 ГК РФ запрещает сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни лица без его согласия. Однако во взаимосвязи с иными нормами этой статьи становится ясно, что имеются в виду случаи предания огласке этой информации, т.е. ее обнародование неограниченному кругу лиц. Гражданско-правовые инструменты защиты неприкосновенности частной жизни получили научное одобрение [1, с. 22-30], но в наибольшей степени они показывают свою работоспособность в тех случаях, когда вмешательство осуществляется в целях использования полученных данных для совершения юридически значимых действий или же в целях привлечения общественного внимания к какой-либо персоне.

Сталкинг же как явление, охватывающее поведение только одного лица - нарушителя неприкосновенности частной жизни - не подразумевает ни пробуждения общественного интереса или формирования общественного мнения о конкретном лице, ни использования полученных данных при заключении или исполнении обязательств. С последним, по сути, можно сравнить противоправную деятельность коллекторских агентств, существенно минимизированную с принятием Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях»» [7].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Так, в 2015-2016 гг. произошло достаточное число событий, вызвавших негативный общественный резонанс и связанных с действиями коллекторов по взысканию долгов (давление и угрозы круглосуточными телефонными звонками, визиты к должнику в ранее утреннее или же ночное время и пр.). Ряд событий повлекли за собой возбуждение уголовных дел, однако вопросы нарушения неприкосновенности частной жизни в них не поднимались (уголовные дела возбуждались в связи с уничтожением чужого имущества [8], посягательством на жизнь и здоровье должника [9]). При этом источником конфликта служит, по сути, наличие просроченного долгового обязательства, и до определенного момента действия коллекторов могут считаться законными (сбор сведений о местонахождении должника, отправка сообщений на электронную почту или мобильный телефон, телефонные звонки). Ст. 6 Федерального закона № 230-ФЗ прямо запрещает применение к должнику методов, опасных для жизни и здоровья, оказание психологического давления, иное неправомерное причинение ему вреда. Подобные действия практикуются и при сталкинге, но в УК РФ до настоящего времени они отражения не имеют.

Практическое значение исследования

В связи с изложенным представляется необходимым дополнить ст. 137 УК РФ частью 1.1 следующего содержания:

«1.1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, сопряженное с систе-

матическим преследованием потерпевшего или иным вмешательством в его частную жизнь, -

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок».

Относительная строгость наказания, по сравнению с ч. 1 ст. 137 УК РФ, означает, в том числе, криминализацию сталкинга как преступления средней тяжести. Как представляется, криминализация сталкинга создаст условия для уголовного преследования лиц, которые своим агрессивным и навязчивым поведением осуществляют вторжение в чужую частную жизнь и создают препятствия для реализации потерпевшим принадлежащих ему нематериальных благ. В целях придания большей правовой определенности предлагаемому запрету необходимо дополнить ст. 137 УК РФ примечанием, в котором разъяснить следующие понятия:

- систематическое преследование - совершенное три и более раза в агрессивной навязчивой форме воздействие на потерпевшего, в том числе, сопряженное с угрозами применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, распространения сведений, порочащих потерпевшего и его близких;

- иное вмешательство в частную жизнь - осуществление контактов с потерпевшим против его воли лично или с использованием телефонной или почтовой связи, средств массовых коммуникаций, ресурсов информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Тем самым способы сталкинга, наиболее распространенные на практике, получат прозрачное описание в уголовно-правовой норме. Уголовный закон в этой части станет более понятен правоприменителям (появится четко определенное основание для применения мер уголовно -правовой, а не гражданско -правовой охраны), а также гражданам, которые, столкнувшись с противоправным поведением, будут точно осведомлены о порядке защиты от него.

Список литературы:

1. Болгова В.В., Новопавловская Е.Е. Обеспечение баланса публичного интереса и неприкосновенности частной жизни посредством конституционного судопроизводства // Юридическая наука и правоохранительная практика. - 2015. - № 4. - С. 22-30.

2. Голонка А. Упорное преследование как новый тип запрещенного деяния // Социальные и гуманитарные науки. - 2013. - № 1. - С. 154-160.

3. Климанов А.М., Пешков Д.В. Некоторые вопросы квалификации преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ // Теория и практика общественного развития. - 2015. - № 9. - С. 98-102.

4. Куманяева Е.А. Понуждение к действиям сексуального характера // Актуальные проблемы российского права. - 2012. - № 1. - С. 242-247.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Мясникова А.М., Цуканова Е.Г. Криминализация сталкинга // Виктимология. - 2016. - № 3. - С. 53-56.

6. McFarlane J.M., Campbell J.C., Wilt S., Sachs C.J., Ulrich Y, Xu X. Stalking and Intimate Partner Femicide // Homicide Studies. - 1999. - Vol. 3. - P. 300-316.

7. О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» : Федер. за-

кон от 03.07.2016 № 230-Ф3 [принят Гос. Думой 21.06.2016] // Рос. газ. - 2016. - 6 июля.

8. Уголовное дело № 1-175/2016 // Архив Ленинского районного суда г. Ульяновск.

9. Уголовное дело № 1-527/2017 // Архив Энгельсско-го районного суда Саратовской области.

10. Определение Конституционного Суда РФ от 26.01.2010 № 158-о-о об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Усенко Дмитрия Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» // СПС «Гарант» [электронный ресурс] - Режим доступа: URL: http://www.garant. ru/products/ipo/prime/doc/12074275/ - Загл. с экрана.

11. Данные судебной статистики // Судебный департамент при Верховном Суде РФ [электронный ресурс] - Режим доступа: URL: http://www.cdep.ru/index.php? id=79&item=3834 - Загл. с экрана.

Статья прошла проверку системой «Антиплагиат»; оригинальность текста - 85,78%