Научная статья на тему 'К вопросу о разграничении присоединения и парцелляции'

К вопросу о разграничении присоединения и парцелляции Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1053
172
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Ваулина Т. Л.

The article views the question about differentiation of joining and its adjacent phenomenon parceling which appears to be quite a debatable subject in Russian linguistics. The author covers various approaches on defining the essence of joining and parcelling, analyzes the given phenomena on examples from newspaper articles.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

DIFFERENTIATION OF JOINING AND PARCELLING

The article views the question about differentiation of joining and its adjacent phenomenon parceling which appears to be quite a debatable subject in Russian linguistics. The author covers various approaches on defining the essence of joining and parcelling, analyzes the given phenomena on examples from newspaper articles.

Текст научной работы на тему «К вопросу о разграничении присоединения и парцелляции»

© 2008 г.

Т.Л. Ваулина

К ВОПРОСУ О РАЗГРАНИЧЕНИИ ПРИСОЕДИНЕНИЯ И ПАРЦЕЛЛЯЦИИ

Несмотря на то, что в исследовании присоединительных конструкций накоплен весьма значительный опыт, вопрос о присоединении и смежном с ним явлении парцелляции остается дискуссионным и решается неоднозначно. Прежде всего следует обратить внимание на отсутствие единства в определении сущности присоединения и парцелляции. Надо ли разграничивать эти пересекающиеся между собой явления или следует признать, что речь идет о разногласиях терминологического характера?

Термин «присоединение» ввел в лингвистику Л.В. Щерба, который вскрыл существенную особенность присоединительных конструкций: при присоединении «второй элемент» появляется в сознании лишь после первого или во время его высказывания, в отличие от сочинения, при котором «оба члена присутствуют в сознании, хотя бы в смутном виде, уже в самом начале высказывания». Присоединение рассматривается как единица языка и речи, обладающая психологическим признаком «непреднамеренности», экспрессивно-синтагматическим признаком.1

В «Лингвистическом энциклопедическом словаре» под редакцией В.Н. Ярцевой присоединение определяется как 1) «принцип построения высказывания, при котором какая-то его часть получает самостоятельную коммуникативную значимость и в виде отдельной, как бы дополнительной информации прикрепляется к основному сообщению»; 2) «прием сочетания смыслов, их неожиданного соположения и столкновения, приводящий к нарушению привычных словесных ассоциаций и резким экспрессивным разрывам и сдвигам внутри синтагмы или предложения»2.

Как известно, термин «парцелляция», введенный А.Ф. Ефремовым в работе «Язык Н.Г. Чернышевского»3, восходит к французскому слову «рагсе11ег», что значит «делить, дробить на части», он применяется для обозначения способа членения текста. При этом, как отмечает большинство исследователей этой проблемы, парцелляция относится к области экспрессивного синтаксиса.

Парцелляция не имеет в лингвистической литературе полного и однозначного определения, что, несомненно, связано с многоплановостью самого явления парцелляции и с различием подходов к ее исследованию.

Так, в «Грамматике современного русского литературного языка» дается следующее определение: «Интонационное расчленение словосочетания в составе предложения может по своему ритмико-мелодическому качеству совпадать с интонационным членением между отдельными предложениями. Тогда возникает явление так называемой парцелляции, т.е. такое интонационное — а очень часто и позиционное —вычленение словоформы или словосочетания, при котором этот отчлененный и вынесенный в конец элемент приобретает интонационный контур и информационную нагрузку самостоятельного высказы-вания»4.

В лингвистике термин «парцелляция» закрепился лишь в середине 60-х гг. прошлого века с появлением работ Ю.В. Ванникова. И хотя с тех пор было написано значительное количество монографий, диссертаций и научных статей, посвященных этой проблеме, этот исследователь и по сей день остается одним из самых авторитетных ученых в области исследования парцелляции. Ю.В. Ванников не только дал определение парцелляции, но и впервые провел теоретический анализ этого явления на примере русского языка. В работах Ю.В. Ванникова под «парцелляцией» понимается «такой способ речевого членения единой синтаксической структуры, т.е. предложения, при котором она воплощается не в одной, а в нескольких интонационно-смысловых речевых единицах, т.е. фразах». Парцелляция, таким образом, представляет собой особый случай несоответствия, «несовпадения коррелятивных единиц языка и речи»5.

В.Г. Гак рассматривает парцелляцию как промежуточную форму между предложением и сверхфразовым единством и определяет ее как оформление одного высказывания в ряде интонационно обособленных отрезков. На письме эти речевые единицы отделяются точками, как самостоятельные предложения. Основное семантическое назначение парцелляции он видит в отношении добавления, в структурном плане — это присоединение (парцеллят не соотносится структурно ни с каким элементом базовой структуры). Говоря о функционировании парцеллированных конструкций, В.Г. Гак указывает на их способность «преодолеть жесткую схему предложения и привести синтаксическую структуру в соответствие с коммуникатиным заданием высказывания»6. Пар-целлят выражает рему высказывания, подытоживает мысль, уточняет сказанное.

Синтактико-стилистическим вариантом полного предложения, возникшим как результат его синтаксического преобразования, считает парцелляцию

В.Н. Стрельцов. Он относит парцелляцию к приемам членения письменного языка7.

Следует отметить, что в понимании Е.А. Иванчиковой и некоторых других исследователей (Н.С. Валгина, М.Е. Шафиро, Г.С. Шалимова, А.В. Швец) термин «парцелляция» тождествен термину «присоединение».

Так, А.Ф. Прияткина считает присоединение особым способом включения члена предложения в высказывание, указывающим на его положение вне основного содержания. «Присоединить — это значит внести что-то сверх законченного по содержанию и по форме»8.

Под парцелляцией исследователь понимает «способ организации текста по принципу присоединения, но при той степени завершенности предшествующей части, которая позволяет говорящему, пишущему поставить точку перед присоединением... Парцелляция — это такое строение двух неразрывно связанных высказываний, когда в них обоих вместе взятых реализуется одна синтаксическая структура»9.

Анализируя активные процессы в синтаксисе, Н.С. Валгина отмечает, что синтаксические построения становятся все более расчлененными, фрагментарными, формальные связи — ослабленными, свободными, все более активизируется синтаксис актуализированный, и эта расчлененность хорошо передается

с помощью присоединительных и парцеллированных конструкций. Причем «присоединение в чистом виде обнаруживается в рамках самого базового предложения, парцеллированное присоединение позиционно более самостоятельно (стоит после точки)»10.

Е.А. Иванчикова рассматривает парцелляцию как разновидность присоединения: «В понятие парцелляции мы вкладываем более узкое содержание, чем то, которое может иметься в виду, когда говорят о присоединении»11.

В более позднем социологическом исследовании «Русский синтаксис и советское общество. Морфология и синтаксис современного русского литературного языка» автор приводит разграничение понятий «присоединение» и «парцелляция», объясняя параллельное использование двух терминов тем, что в связи с многозначностью и перегруженностью термина «присоединение» был выбран другой термин — «парцелляция». Этот прием автор характеризует как прием экспрессивного синтаксиса, сущность которого заключается в том, что «синтаксически зависимая часть приобретает функционально-коммуникативную самостоятельность в результате расчленения — посредством паузы и точки — высказывания на интонационно обособленные отрезки, между которыми сохраняются те же формы связи, что и между частями соответствующей парцеллированной конструкции»12.

А.П. Сковородников указывает на принципиальные различия между парцелляцией и присоединением, называя парцелляцию «явлением динамического аспекта предложения», а присоединение — «явлением статического аспекта предложения» . Автор также отмечает, что в «центральной» зоне присоединение и парцелляция всегда формально разграничены, в «периферийной» зоне эти явления находятся в позиции формального неразграничения. Для их разграничения необходим контекстно-семантический анализ»14.

Точку зрения А.П. Сковородникова поддерживает В.В. Бабайцева, отмечая, что и присоединение и парцелляция «планируются автором как способ актуализации их семантики, причем при присоединении изолированный фрагмент подается как добавочное сообщение, возникшее в мысли при произнесении (написании) базовой части, а типичная парцелляция аналогична скандированию слов»15.

Следовательно, при присоединении происходит добавление фрагмента к базовой части, в то время как при парцелляции — отчленение фрагмента, связанное с поиском более сильных, выразительных средств подачи информации.

По мнению В.К. Покусаенко, парцелляция не является разновидностью присоединения, исследователь считает их противоположными явлениями: «...при парцелляции конструкция, единая в языке, расчленена в речи; при присоединении, напротив, конструкции, расчлененные в языке, представлены в речи как определенное единство»16.

По нашему мнению, при разграничении явлений присоединения и парцелляции основными являются такие критерии, как интенции говорящего, модальность и референция высказывания. Перечисленные критерии дополняются критериями формально-грамматического порядка.

В основе как присоединения,. так и парцелляции лежит «подражание естественному развертыванию разговорной речи, когда речь формируется по мере

течения мысли, а не является заранее обдуманной и вмещенной в готовые, законченные формулы»17.

Присоединение основывается на речевом механизме восстановления речевой цепи, когда к завершенному высказыванию добавляются различные смысловые элементы, дополняющие и развивающие его содержание. При присоединении оказываются нарушенными грамматические связи, которые невозможно восстановить. Присоединение часто сопровождается элиминацией отдельных звеньев синтаксической структуры. Помимо этого, присоединение часто характеризуется разноавторством представленных элементов. Базовая часть содержания выражает объективную модальность, а присоединяемый компонент выражает субъективную модальность.

Примеры: 1). Жизнь разметала нас — и, казалось, навсегда (Комсомольская правда, 23.10.2008).

2) Я никогда лишнего не стрелял, а то и вовсе ружье не беру — интересно видеть. как кто живет. (Комсомольская правда, 01.11.2008)

3) Мы стараемся исключать из рациона вредные продукты и едим полезные — такая тенденция не может не радовать (Комсомольская правда, 25.10.2008).

4) Так вот, иду на днях мимо этой пресловутой «Паллады» и глазам своим не верю: детская площадка строится, да не простая. а какая-то эксклюзивная. показалось. даже с контурами московского Кремля (Магнитогорский металл, 08.09.2007).

Парцелляция прежде всего связана с намерением актуализировать отделяемый элемент, поставить на него логическое ударение. Разрыв речевой цепи порождает определенную экспрессию. В парцеллированном высказывании оформляется информация воздействующей направленности. Необходимо также указать, что при парцелляции оказывается возможным восстановить модель исходной структуры без какого-либо ущерба для смысла.

Пример: Нас можно тыкать носом в грязь, и мы смолчим. Потому что нищие (Магнитогорский металл, 29.09.2007). В данном примере парцелляту придается больший, чем обычно, смысловой вес, большая смысловая нагрузка, а грамматическая структура предложения легко восстанавливается: ср: Нас можно тыкать носом в грязь, и мы смолчим, потому что нищие.

Анализ взглядов исследователей на природу парцелляции позволяет отметить, что исследование этого явления идет в основном по двум линиям.

Языковеды, изучающие парцелляцию в структурно-семантическом плане, обращают внимание, как правило, на особенности парцеллированных конструкций с точки зрения позиции и средств связи парцеллятов с базовой частью, большей или меньшей степени их семантической спаянности, с точки зрения состава и синтаксического статуса парцеллятов.

Анализ парцеллированных конструкций с точки зрения семантики приводит исследователей к выводу, что предложение и его парцеллированный «эквивалент» обнаруживают полное семантическое тождество.

Исследователи, изучающие парцеллированные конструкции в функционально-стилистическом аспекте, единодушно отмечают, что парцелляция — это прием экспрессивного синтаксиса, заключающийся в членении структуры предложения на несколько интонационно-обособленных частей в целях созда-

ния определенных стилистических эффектов, что парцеллированные и непар-целлированные предложения относятся друг к другу как стилистические варианты.

При обсуждении вопроса связи единодушно отмечается, что парцеллят от базовой части отделяется в первую очередь интонационно. Что касается средств, оформляющих на письме элементы данного членения, то единообразия во взглядах тоже нет. Так, одни считают, что базовая часть отделяется на письме точкой (а запятая и тире отделяют обособленные обороты), другие утверждают, что парцелляция может графически изображаться не только точкой, но и запятой.

Обзор некоторых концепций позволяет отметить еще одно, на наш взгляд, важное расхождение в подходах исследователей к парцелляции: одни считают парцелляцию речевым явлением, предлагая говорить не о парцелляции предложений различных структурных типов, а о парцелляции высказывания, другие отграничивают сферу парцелляции предложением.

Итак, обобщая вышесказанное, можно определить общие и дифференцирующие признаки присоединения и парцелляции.

Общие признаки:

1. Прерывистый характер синтаксической связи.

2. Конструктивные особенности — постпозиция.

3. Логическое, интонационное выделение.

4. Функция дополнительного высказывания, дающая возможность уточнить, пояснить, распространить, семантически развить основное сообщение.

Дифференцирующие признаки: Присоединение Парцелляция

Структурные Находится внутри предложения Стоит вне предложения

Автосемантично Полностью зависит об базового предложения (т.е. в отрыве от базовой части не употребляется в в качестве самостоятельно функционирующей коммуникативной единицы).

Двучленность высказывания Расчленение высказывания на неограниченное число частей

Наличие специальных показателей присоединительности Могут отсутствовать

Присоединяемая часть отделяется от присоединяющей запятой, тире, точкой, многоточием Парцеллят отделяется от базовой части точкой

Совмещение разнопорядковых содержательных блоков (смещение синтаксической и смысловой перспективы) Совмещение однопорядковых содержательных блоков

Дифференцирующие признаки: Присоединение Парцелляция

Интонационные особенности Интонация законченности (после паузы), имеет собственное фразовое ударение, выделяющее рему Интонация отчленения.

Экспрессивность Может отсутствовать Обязательна, поскольку это единица экспрессивного синтаксиса

На наш взгляд, явления парцелляции и присоединения представляются взаимоисключающими, так как уже само понятие расчленения полной синтаксической структуры на отдельные интонационно обособленные отрезки является противоположным понятию присоединения, т.е. складывания в процессе речи отдельных предложений на основе ассоциативных связей. Присоединяемый компонент автосемантичен, не зависит от основной части высказывания, возникает неожиданно, находится на другом смысловом уровне, парцеллят же синсемантичен, вне опоры на предшествующую часть он непонятен, в качестве самостоятельной коммуникативной единицы он существовать не может. Таким образом, присоединение — это целое, составленное из частей, присоединенных друг к другу, а парцелляция — это целое, преднамеренно расчлененное на части.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. ЩербаЛ.В. Избранные работы по русскому языку. М., І957.С. 80.

2. Лингвистический энциклопедический словарь» I Под. ред. В.Н. Ярцевой. 2-е изд., дополн. М., 2002. С. 369.

3. Ефремов А.Ф. Язык Н.Г.'Чернышевского. М., І952. С. 52.

4. Грамматика современного русского литературного языка I Под ред. Н.Ю. Шведовой. Т. 2. М., 1980. С. 6.

5. Ванников Ю.В. Синтаксис речи и синтаксические особенности русской речи. М.,1979. С. 5.

6. Гак В.Г. Теоретическая грамматика французского языка. Синтаксис. М., 1981.

С. 204.

7. Стрельцов В.Н. Парцелляция в структуре сложноподчиненного предложения в современном английском языке. М., І973.

8. Прияткина А.Ф. Русский язык: Синтаксис осложненного предложения. М., І990.

С. 154.

9. Там же. С. 156.

10. Валгина Н.С. Активные процессы в современном русском языке. Учебное пособие для студентов вузов. М., 2003. С. 188.

11. Иванчикова Е.И. Парцелляция, ее коммуникативно-экспрессивные и синтаксические функции II Морфология и синтаксис современного русского литературного языка, М., І968. С. 279.

12. Там же. С. 277.

13. Сковородников А.П. Экспрессивные синтаксические конструкции современного русского литературного языка. Томск, І98І. С. І4І.

14. Там же. С. 142

15. Бабайцева В.В. Синкретизм парцеллированных и присоединительных субстантивных фрагментов текста // НДВШ. Филологические науки. 1997. № 4. С. 57.

16. Покусаенко В.К. К вопросу о парцелляции сложных бессоюзных предложений // Вопросы синтаксиса русского языка. Ростов-на-Дону, 1973. С. 142.

17. Иванчикова Ук.соч. С. 279.

DIFFERENTIATION OF JOINING AND PARCELLING T.L. Vaulina

The article views the question about differentiation of joining and its adjacent phenomenon — parceling which appears to be quite a debatable subject in Russian linguistics. The author covers various approaches on defining the essence of joining and parcelling, analyzes the given phenomena on examples from newspaper articles.

© 2008 г.

И.А. Юрьева

КОНЦЕПТ РОССИЯ КАК ФРАГМЕНТ РУССКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ КАРТИНЫ МИРА:

(К вопросу о выявлении путей трансформации концепта)

Вслед за представителями когнитивного направления, в частности Е.С. Куб-ряковой, под концептом мы понимаем «оперативную содержательную единицу памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике»1.

Интерес к концепту представителей разных наук определяет отсутствие более или менее однозначного подхода к определению концептуальной сущности, что не мешает, однако, исследователям обозначить ряд общих признаков концепта, к каковым причисляются: 1) постоянная динамика; 2) отсутствие жесткой структуры; и 3) полевое строение.

Концепты как фрагменты сознания субъекта принципиально не статичны: в зависимости от внешних обстоятельств жизни человека, от объема его личного опыта концептуальные знания могут пополняться, что приводит к трансформации и даже к полной деформации концептуальной сущности. Следовательно, адекватное научное осмысление концепта невозможно в рамках одного временного среза. Анализ концепта в диахроническом аспекте опирается на учет всех влияющих на концептуальную сущность факторов.

Представление о полевом строении концепта основано на соотнесении его с неким объемом знаний, который может быть назван «квантом знаний». «Квант знаний» объективируется в той или иной степени вербальными средствами, что

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.