Научная статья на тему 'К вопросу о происхождении образа китайского дракона'

К вопросу о происхождении образа китайского дракона Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2163
393
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДРАКОН / ИСТОКИ ОБРАЗА ДРАКОНА / АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ НАХОДКИ ДРАКОНА / АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАСКОПКИ В КИТАЕ / THE DRAGON / THE ORIGINS OF THE IMAGE OF THE DRAGON / DRAGON ARCHAEOLOGICAL FINDS / THE ARCHAEOLOGICAL SITE IN CHINA

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Ступникова Валерия Владимировна

Целью данной статьи является анализ корпуса археологических находок и художественных изображений дракона в неолитических культурах, существовавших на территории Китая, и их интерпретация китайскими специалистами. Для большинства китайских исследователей происхождение образа дракона означает выявление истоков формирования и особенностей самого китайского этноса, а также осознание его единства. В некоторой степени, китайский дракон - это образ-воспоминание, длящееся мифотворчество, «концепт коллективной идентичности». Это не один образ, а панорама образов, запечатленных в древних текстах, летописях, публицистике, кинематографе, авторских статьях. Тем не менее по материалам археологических данных говорить о возникновении образа дракона в эпоху неолита можно с большой натяжкой. Вывод статьи заключается в том, что высказывание ряда китайских специалистов о «восьмитысячелетней культуре китайского дракона» представляется ненаучным. В целом, в неолитическую эпоху региона Восточной Азии можно говорить о присутствии зооморфных художественных образов и почитании древними племенами разных животных, о культах змеи, рыбы, крокодила, оленя, кабана, тигра.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

To the Question of Origin of Chinese Dragon

The main goal of this article is the analysis of the archaeological discoveries and patterns of the dragon in the Neolithic cultures on the territory of China, as well as the systematisation of Chinese researchers' interpretations on the problem of the dragon's origin. The origin of the dragon is linked to the formation of the Chinese ethnic group itself, to its unique development and its unity. To some extent, the Chinese dragon is an image that is being recreated in cultural memory of China, the concept of its collective identity, an everlasting myth-making process. This is not one image but rather a panorama of images imprinted in ancient texts, chronicles, publicity, cinematography, articles... However, it is difficult to prove the dragon's "imprinting" in archaeological materials of those Neolithic cultures that existed on the territory of China. The article concludes that the statement about "eight thousands years of Dragon's culture in China" doesn't seem scientific. In general, there are only zoomorphic images in the Neolithic era in the region of East Asia (such as the images of snakes, fishes, crocodiles, deers, wild boars, tigers), which can prove that these images were the objects of veneration and worship by ancient tribes.

Текст научной работы на тему «К вопросу о происхождении образа китайского дракона»

10. Bogatova E. B. Filosofsko-antropologicheskoe izmerenie lingvoehkologicheskih problem dokumentnoj sredy [Philosophical-anthropological measurement of linguo-ecological problems of document protection] // Nauchnaya diskussiya: voprosy sociologii, politologii, filosofii, istorii - Scientific discussion: questions of sociology, politology, philosophy, history: collected articles of XXIII Intern. absentia scientific-practical conf. 2014, No. 2 (23). M. MCS&E. Pp. 74-79.

11. Osnovy filosofii nauki: ucheb. posobie - The basic of philosophy of science: tutorial / V. P. Kochanowski [and others]. 6th ed. Rostov-na-Donu. Phenix. 2008. P. 415.

12. Shilkov Yu. M. Op. cit. P. 609.

УДК 008

В. В. Ступникова.

К вопросу о происхождении образа китайского дракона

Целью данной статьи является анализ корпуса археологических находок и художественных изображений дракона в неолитических культурах, существовавших на территории Китая, и их интерпретация китайскими специалистами. Для большинства китайских исследователей происхождение образа дракона означает выявление истоков формирования и особенностей самого китайского этноса, а также осознание его единства. В некоторой степени, китайский дракон - это образ-воспоминание, длящееся мифотворчество, «концепт коллективной идентичности». Это не один образ, а панорама образов, запечатленных в древних текстах, летописях, публицистике, кинематографе, авторских статьях... Тем не менее по материалам археологических данных говорить о возникновении образа дракона в эпоху неолита можно с большой натяжкой. Вывод статьи заключается в том, что высказывание ряда китайских специалистов о «восьмитысячелетней культуре китайского дракона» представляется ненаучным. В целом, в неолитическую эпоху региона Восточной Азии можно говорить о присутствии зооморфных художественных образов и почитании древними племенами разных животных, о культах змеи, рыбы, крокодила, оленя, кабана, тигра.

The main goal of this article is the analysis of the archaeological discoveries and patterns of the dragon in the Neolithic cultures on the territory of China, as well as the systematisation of Chinese researchers' interpretations on the problem of the dragon's origin. The origin of the dragon is linked to the formation of the Chinese ethnic group itself, to its unique development and its unity. To some extent, the Chinese dragon is an image that is being recreated in cultural memory of China, the concept of its collective identity, an everlasting myth-making process. This is not one image but rather a panorama of images imprinted in ancient texts, chronicles, publicity, cinematography, articles... However, it is difficult to prove the dragon's "imprinting" in archaeological materials of those Neolithic cultures that existed on the territory of China. The article concludes that the statement about "eight thousands years of Dragon's culture in China" doesn't seem scientific. In general, there are only zoomorphic images in the Neolithic era in the region of East Asia (such as the images of snakes, fishes, crocodiles, deers, wild boars, tigers), which can prove that these images were the objects of veneration and worship by ancient tribes.

Ключевые слова: дракон, истоки образа дракона, археологические находки дракона, археологические раскопки в Китае.

Keywords: the dragon, the origins of the image of the dragon, dragon archaeological finds, the archaeological site in

China.

В условиях «открытой» политики Китая, культурного взаимовлияния между разными странами и все возрастающей глобализации перед КНР довольно остро встает вопрос сохранения культурного наследия. Обращение к традициям и одновременное сдерживание информационного потока из-за рубежа некоторым образом уравновешивает период быстрых реформ и преобразований. Наряду с этим прослеживается тенденция изучения и зачастую использования в новых условиях древней символики, отражающей формирование этнографических, лингвистических и культурных особенностей китайской нации. Многие китайские исследователи фокусируют свое внимание на выявлении глубинных мифологем, своего рода матриц древнекитайского мироздания, и в частности на их генезисе - зарождении в мифологическом сознании. Актуальной в связи с этим представляется идея рассмотреть основные концепции китайских исследователей о происхождении «дракона» - одной из древнейших и центральных в китайской культуре мифологем.

За последние 3-4 десятилетия китайскими исследователями было издано гигантское количество работ, посвященных образу дракона. Выявление истоков данного образа означает для них определение происхождения и особенностей китайского этноса, а также осознание его единства. При этом китай-

© Ступникова В. В., 2015

скими учеными было выдвинуто несколько версий относительно генезиса и эволюции образа дракона, и в защиту каждой версии приводились разные археологические и текстовые документы. Целесообразной поэтому представляется попытка систематизации и анализа корпуса археологических находок и художественных изображений дракона в неолитических культурах, существовавших на территории Китая, и их интерпретация китайскими специалистами.

Змееподобные изображения «дракона»

Самыми ранними из найденных изображений дракона считаются змееподобные орнаменты на керамике, которые относятся к неолитической культуре Синлунва и датируются VI тысячелетием до н. э. Они были обнаружены в 1986 году при раскопках поселения Чахай в провинции Ляонин [1]. Китайские исследователи сошлись во мнении, что на одной из керамик изображен загнутый хвост дракона, а на второй - фрагмент спиралевидного туловища дракона. На основе этого был сделан вывод, что культ дракона существовал еще в эпоху неолита, при этом форма дракона была спиралевидной, а тело - чешуйчатым [2].

Подтверждением этой версии, по утверждению китайского историка Цзи Чэнмина, стала каменная кладка, напоминающая дракона, открытая там же в 1994 году [3]. С южной стороны от каменной кладки было обнаружено 10 погребений и три жертвенные ямы с многочисленными костями свиней. С северной стороны было обнаружено основание большого жилища, предположительно святилища. Большинство китайских исследователей сразу же закрепили за каменной кладкой форму дракона. В журнале «Бэйфан вэньу» было опубликовано следующее: «...обнаружен дракон, выложенный из красно-коричневого камня, длиной 19.7 метра. На данный момент это самая ранняя и самая длинная находка дракона» [4].

На основе вышеуказанных археологических материалов Цзи Чэнмин развивает гипотезу, по которой дракон был священным животным племенного общества неолитической культуры Синлунва. Дракон оберегал людей, защищал их от всякого зла, оформленного (опасных животных или врагов) и неоформленного (злых духов убиенных). Цзи Чэнмин упоминает сохранившийся обычай раскидывать золу во второй день второго месяца - в день, когда дракон поднимает голову (лун тай тоу). Зола посыпается перед порогом дома так, чтобы напоминала очертания дракона (змеи). После совершения этого обычая считается, что никакая нечисть, никакие ядовитые змеи не смогут проникнуть в дом. Вполне вероятно, что обычай своими корнями уходит в неолитическую древность - пишет Цзи Чэнмин [5]. По его мнению, обнаружение каменной кладки подтверждает версию культа дракона как охранительного божества, и кроме всего прочего дает возможность несколько иначе трактовать истоки его происхождения (образ дракона трактовался им как символическое выражение культа ядовитой змеи).

Пан Цзинь, председатель «Общества изучения китайского дракона» и «Центра исследований китайской культуры дракона и феникса», в своих многочисленных работах доказывает, что образ дракона несомненно зародился в неолитическую эпоху, хотя художественное выражение находил через разные образы: змеи, рыбы, рептилии, кабана, быка, коня, медведя... В частности, археологические находки поселения Чахай указывают на змееподобного дракона и отражают обычай поклонения и жертвоприношения змее-дракону древними племенами [6]. Пан Цзинь также указывает еще на одну, более позднюю, археологическую находку с изображением змеедракона при раскопках комплекса руин местности Таосы уезда Сянфэнь провинции Шаньси [7]. Она относится к культуре Луншань и датируется 2500 гг. до н. э. При этом Пан Цзинь замечает, что образ змеи явился важной, но далеко не единственной составной частью образа дракона.

Изображения «дракона» в форме рыбы

В 1955 г. при раскопках поселения Баньпо города Сиань провинции Шэньси была найдена керамическая чаша с изображением «драконов в форме рыб» [8], которая относится к неолитической культуре Яншао и датируется V тысячелетием до н. э. Высота чаши - 16,5 см, диаметр отверстия - 39,8 см.

Чаша была обнаружена в могиле ребенка и использовалась в качестве похоронной принадлежности или для жертвенной церемонии. Внутренняя поверхность расписана симметричными узорами: видны два человеческих лица круглой формы и рыбы между ними. Предполагается, что таким образом был передан определенный ритуал, связанный с поклонением водному божеству, при этом изображение рыб могло отражать надежды древних людей этой местности на богатый урожай.

Образ рыбы мог указывать на развитые представления древних китайцев о душе. Вполне вероятно, что на чаше изображен племенной шаман, который перевоплощается в рыбу для того, чтобы войти в царство мертвых и успокоить душу умершего ребенка. Некоторые исследователи особо отмечают тот факт, что в ушах шамана изображены рыбы, и в связи с этим ссылаются на записи Шан хай цзин (Каталог гор и морей) о человеке, в уши которого вдеты две змеи. В «Каталоге Заморья Востока» написано: «Труп Шэби обитает к северу от него. [У него] звериное туловище и человеческая голова, огромные уши. В уши продеты две зеленые змеи» [9]. Труп Шэби, по мнению Хэ Исин, - это дракон Шэ, упоминающийся в «Гуаньцзы», где сказано: «Желтый Предок... обрел Дракона Шэ и отправил править его Востоком. Дракон Шэ управлял Востоком и поэтому стал богом земли» [10]. Эти упоминания, по мне-

нию китайских исследователей, несколько сближают образы рыбы и дракона, позволяя говорить о них как о взаимозаменяемых.

В 1958 г. при раскопках поселения Бэй (Северный) Шоулин города Баоцзи провинции Шэньси был найден еще один керамический сосуд с изображением рыбы, который также относится к неолитической культуре Яншао и датируется V тысячелетием до н. э. Высота сосуда - 21 см, диаметр отверстия горлышка - 2,1 см, диаметр отверстия основания - 8,5 см. На сосуде изображена водоплавающая птица, клюющая хвост большой рыбы. Рыба при этом изображена весьма детально - с чешуей, спинным плавником и раздвоенным хвостом. Предполагается, что это изображение могло быть свидетельством сражения двух племен: племени с тотемом птицы и племени с тотемом рыбы. Ссылаясь на материалы и археологические находки культуры Яншао, исследователь Ши Синбан делает вывод, что рыба была прообразом китайского дракона. Племена периода среднего неолита поклонялись рыбе, рыба была их тотемом. Вследствие объединения племен тотем претерпевал изменения. Примерно в то же время появляется образ дракона с кабаньей головой (в культуре Хуншань) и с телом змеи. Ши Синбан отмечает при этом, что тело дракона могло быть как телом змеи, так и вытянутым телом рыбы [11].

Эта версия была подвергнута критике исследователями Ян Цзинжун и Лю Чжисюн. Анализируя вышеописанный сосуд, найденный при раскопках поселения Бэй (Северный) Шоулин, исследователи справедливо замечают: «Археологи дали следующее название данному орнаменту: "водоплавающая птица, клюющая рыбу". В последнее время многие ученые видят в изображенной рыбе прообраз дракона. Если мы вспомним характерный для Шаньской эпохи орнамент дракона и птицы (феникса), то в целом утверждение ученых кажется вполне логичным. Но необходимо провести объективный беспристрастный анализ подобных орнаментов культуры Яншао (Баньпо), чтобы понять, что первоначальное, данное археологами, название орнамента все же верно. Подобный многочисленным изображениям рыб на других сосудах Яншаоской культуры, рассматриваемый нами якобы дракон не более чем рыба» [12].

Изображения «дракона» с головой кабана

В 1971 г. в поселении Саньсинтала автономного района Внутренняя Монголия было обнаружено несколько нефритовых изделий, среди которых было изделие животного из нефрита «с головой кабана и изогнутым телом змеи». Изделие также получило название «нефритовый дракон». Относится к культуре Хуншань и датировано третьим тысячелетием до н. э. [13] В длину оно достигает 26 см, имеет изогнутую С-образную форму.

Исследователь Сунь Шоудао первым высказал мнение об изделии как о «драконе с головой кабана» и обосновал теорию происхождения и развития образа дракона из поклонения дикому вепрю первобытными племенами. По его мнению, концепция дракона была выработана в период перехода к оседлому образу жизни и дальнейшему развитию сельского хозяйства и отражала развитие представлений и верований древних людей [14].

Тем не менее для ряда китайских исследователей концепция развития образа дракона из культа кабана не представлялась правильной. Так, Го Сяохуэй пишет: «Мы согласны с мнением [Сунь Шоудао], по которому происхождение образа дракона связано с развитием сельского хозяйства и развитием системы верований первобытными племенами, но что касается находки "нефритового дракона", кто сказал, что голова именно кабанья?» [15] Далее Го Сяохуэй описывает теорию происхождения дракона из почитания древними племенами змеи; именно ее загнутая С-образная форма нашла отражение в нефритовом изделии поселения Саньсинтала. Голова же изделия, по его мнению, не кабанья, а лошадиная.

На основе уже более богатого археологического материала исследователи Ян Цзинжун и Лю Чжисюн предложили новую версию: «Когда древние люди занимались обработкой нефрита, ценность, вероятно, для них представлял именно материал - нефрит, а не его художественная обработка. Поэтому нельзя рассматривать загнутую форму нефритового изделия как намеренно воспроизведенный образ некоего животного, образ животного был всего лишь художественным оформлением... К тому же для Хуншаньской культуры характерны подобные нефритовые украшения с зооморфными элементами, и если они все являются отображением разных животных, то почему головы разные, а туловище - одинаковое? Логичным объяснением будет только, что загнутая форма нефритовых изделий вовсе не была предназначена для отображения звериного туловища, а явилась следствием процесса изготовления нефрита... Тем не менее многие ученые не замечают этого факта и рассматривают нефритовое изделие как целиком выполненное в форме животного, и отсюда полагают, что загнутая форма изделия являет собой древние представления о змее. Другие ученые вместо того чтобы писать "нефритовое изделие зооморфного вида", пишут "нефритовый свинодракон". Все это результат неправильного истолкования археологических источников» [16]. Говоря непосредственно о найденном в Саньсинтала нефритовом изделии, Ян Цзинжун и Лю Чжисюн полагают, что верхняя часть его действительно напоминает свинью (кабана), кроме того, для Хуншаньской культуры культ свиньи является вполне характерным: с момента ее одомашнивания свинья стала объектом поклонения; так же известна практика включения свиней в погребальный ритуал. Кроме того, само нефритовое изделие поселения Саньсинтала было

найдено на груди умершего. Вероятно, это отражало представления древних людей о сердце как средоточии души, а нефритовое изделие было связано с перенаправлением души в мир мертвых [17].

Изображения «дракона» в форме рептилии

В 1987 г. случайно при кладке водопроводных труб в городе Пуян провинции Хэнань были обнаружены развалины древнего города. Раскопки начались в этом же году и велись на протяжении нескольких месяцев. Было обнаружено несколько культурных слоев, в том числе слои древних неолитических культур Луншань и Яншао. Важными открытиями стали находки мозаик животных, инкрустированные двустворчатыми раковинами, в кургане Сишуйпо. Образ одного из животных был очень похож на более поздние изображения дракона, поэтому археологи и ученые сразу же закрепили этот образ за драконом.

Необходимо отметить, что с окончанием Культурной Революции и первыми успехами экономических реформ в обществе был отмечен интерес к воспроизводству традиций и культурных ценностей. В народе тогда стал чрезвычайно популярным образ дракона. Расхожим стало выражение «наследники дракона» (изначально название песни тайваньского исполнителя), «потомки дракона», «Родина дракона». В академической Ереде остро был поставлен вопрос о происхождении образа дракона и его значении в культуре Китая. Бурное развитие этого вопроса - многочисленные дискуссии, издания книг и статей об истоках образа дракона - пришлось как раз на конец 80-х гг. Неудивительно поэтому, что обнаруженные в 1987 г. мозаики вызвали волну новых споров.

Первая мозаика была открыта в августе 1987 г. в захоронении, которому был присвоен номер М45. В ней был обнаружен пожилой мужчина (судя по результатам исследования, его возраст был 5055 лет), предположительно предводитель и/или шаман древнего племени или племенного союза. С восточной стороны от погребенного было выложено изображение дракона (крокодила), с западной - тигра. Три человека были также преданы погребению вместе с покойником. Вторая мозаика с выложенными ракушками изображениями «дракона, тигра, оленя и паука» была найдена в 20 метрах к югу от М45. Скорее всего, после смерти покойного был совершен обряд жертвоприношения духам и предкам небывалого размаха, поэтому изображения животных несколько отдалены от главного захоронения. Третья мозаика изображала «скачущего на драконе человека и бегущего тигра» и была найдена в 25 метрах к югу от второй [18].

Одной из причин, почему исследователи сразу же закрепили образ животного в мозаике М45 за драконом, было воздействие сохраняющихся элементов мифологического сознания и народных представлений. Так, в народе считалось, что на западе от деревни обитает белый тигр, а с восточной стороны - темный или зеленый дракон, которые являются символическим обозначением двух противоположных сил.

Однако не все исследователи склонны видеть в инкрустированном ракушками животном именно дракона. Ян Цзинжун и Лю Чжисюн справедливо замечают: «Было бы несколько нелогично полагать, что в древности люди с одной стороны от усопшего выложили ракушками тигра, причем в очень реалистичной манере, а с другой - выдуманного дракона. Мы полагаем, что изображение "дракона" было тоже выполнено в реалистичной манере и явилось изображением реально существующего животного... Заметим, что тигр представлен с четырьмя лапами, в то время как дракон - только с двумя. Это из-за того, что брюхо животного как бы волочится по земле, и если смотреть на него со стороны - то видно только две лапы. Нетрудно предположить, что найденный в Сишуйпо "дракон" - это рептилия... больше всего напоминающая крокодила» [19]. Далее они пишут, что найденный «дракон» и по размерам совпадает с крокодилом (в длину - 178 см, в высоту - 67 см), а также похоже положение глаз и носа. В конечном итоге они приходят к выводу, что «так называемая мозаика "дракона" в Сишуйпо на самом деле является мозаикой крокодила, хотя этот вполне реалистичный образ крокодила уже получил некоторую трансформацию. Как образы "птицы и рыбы" нашли свое дальнейшее развитие в образах "феникса и дракона", так и образ "крокодила и тигра" получил развитие в образах "дракона и тигра"» [20].

Ян Цзинжун и Лю Чжисюн следом также критикуют ученых, которые не отделяют более поздних мифологических наслоений от исторической действительности. Так, например, ряд ученых склонны видеть дракона в образах ящерицы или китайской саламандры, приводя в качестве аргументов письменные и археологические документы. Чаще всего приводятся изображение ваваюй (китайской саламандры) на сосуде, найденном в 1958 г. при раскопках неолитического поселения округа Ганьгу провинции Ганьсу; относится к культуре Яншао и датируется 3500 гг. до н. э. Подобное изображение найдено при раскопках поселения на территории уезда Ушань провинции Ганьсу; было отнесено к культуре Мацзяяо и датировано III тысячелетием до н. э. Тем не менее Ян Цзинжун и Лю Чжисюн полагают, что изображения на найденных сосудах вовсе не являются изображениями дракона, а что, скорее всего, это изображения реально существовавших рептилий: крокодила, ящерицы или саламандры [21].

Необходимо отметить, что в научной среде были попытки описать изображения медведя, быка, тигра и даже орла на археологических находках эпохи неолита как изображения «протодракона» [22].

Вероятно, это было связано с развернувшейся в конце 1980-х гг. дискуссией о происхождении дракона и попытках отыскать его прообраз в каждой новой археологической находке. Однако, как было указано выше, критическую позицию заняли исследователи Ян Цзинжун и Лю Чжисюн. В работе «Лун чжи юань» (Происхождение дракона) они писали: «На многих орнаментах, отнесенных к неолитическим культурам, присутствует некий характерный зооморфный узор, похожий на сложившийся позднее узор дракона. Сегодня многие ученые сразу же называют эти зооморфные узоры "драконовыми". Однако это не является правильным» [23].

В целом, в неолитическую эпоху региона Восточной Азии можно говорить только о присутствии зооморфных художественных образов и почитании древними племенами разных животных, о культах змеи, рыбы, крокодила, оленя, кабана, тигра, тем не менее художественная трансформация этих образов происходит позже. Несколько ненаучными представляются выводы ряда китайских специалистов о восьмитысячелетней культуре китайского дракона на основе вышеуказанных источников.

В условиях новых исторических реальностей всегда происходит переосмысление древности и древних символов. Воспроизводство древней символики, в частности, символа дракона, насыщение символами культурной сферы, единство их понимания зачастую имеет своей целью объединение людей. Фразы типа «восьмитысячелетняя культура китайского дракона», «Китай - родина дракона», «мы -дети дракона» - все это использование древнего символа дракона в качестве инструмента формирования национального сознания. Этот момент важно учитывать при дешифровке смыслов и истоков образа дракона.

Примечания

1. Пан Цзинь. Чжунго сянжуй: Лун (Хорошие приметы Китая: Дракон). Сиань: Шэньси жэньмин чубаньшэ, 2012. C. 21.

2. Цзи Чэнмин. Чахай лунвэнь таоти хэ лунсин дуйсу яньцзю (Исследование по обнаруженным в поселении Чахай керамическим плитам с орнаментом дракона и каменной кладке, выполненной в форме дракона) // Ляонин шифань дасюэ сюэбао: науч. журн. пед. ин-та провинции Ляонин. Ляонин, 1998. № 3. C. 86.

3. Там же.

4. Фусинь чахай ичжи фасянь дасин ши куай дуй су лун (При раскопках поселения Чахай города Фусинь был обнаружен выложенный из камня большой дракон) // Бэйфан вэньу (Памятники материальной культуры северного региона). Харбин, 1995. № 2. С. 77.

5. Цзи Чэнмин. Указ. соч. C. 86-87.

6. Пан Цзинь. Указ. соч.

7. Там же. С. 22.

8. Там же. С. 144.

9. Каталог гор и морей (Шань хай цзин) / предисл., пер. и коммент. Э. М. Яншиной. М.: Наука, 1977. С. 101.

10. Цит. по: Каталог гор и морей... С. 190.

11. Ши Синбан. Чжунхуа лун дэ мути хэ юаньсин ши «юй» - сун каогу цзыляо таньсо «чжунхуа лун» дэ циюань хэ фачжан («Рыба» как исходный элемент и первообраз китайского дракона - Исследование истоков и эволюции китайского дракона на основе археологических материалов) // Пуян чжие цзишу сюэюань сюэбао: науч. вестник проф.-тех. училища г. Пуян: электрон. версия журнала. 2011. № 3. Доступ из локальной сети электронного издательского дома научных журналов Китая (China Academic Journal Electronic Publishing House). Систем. требования: Adobe Reader, CAJ Viewer. URL: http://www.cnki.com.cn/Article/CJFDTotal-PYJY201103004.htm (дата обращения: 19.02.2014)

12. Ян Цзинжун, Лю Чжисюн. Лун чжи юань (Происхождение дракона). Пекин: Чжунго шудянь, 2008. C. 16-17.

13. Цзя Хунъэнь. Нэй Мэнгу Вэннютэ ци Саньсинтала цунь фасянь юйлун (Нефритовый дракон был обнаружен в поселении Саньсинтала хошуна Вэннютэ Внутренней Монголии) // Вэньу (Памятники материальной культуры). Пекин, 1984. № 6. С. 10.

14. Го Сяохуэй. Хуншань вэньхуа юйлун као (Исследование нефритового дракона культуры Хуншань) // Бэйфан вэньу (Памятники материальной культуры северного Китая): электрон. версия журнала. 1988. № 1. С. 13. Доступ из локальной сети электронного издательского дома научных журналов Китая (China Academic Journal Electronic Publishing House). Систем. требования: Adobe Reader. URL: http://mall.cnki.net/magazine/ Article/BJWW198801002.htm (дата обращения: 15.04.2014)

15. Там же.

16. Ян Цзинжун, Лю Чжисюн. Указ. соч. C. 28.

17. Там же. С. 30-31.

18. Дин Цинсянь, Чжан Сянмэй. 1988 нянь Хэнань Пуян Сишуйпо ичжи фацзюэ цзяньбао (Краткий отчет о раскопках в кургане Сишуйпо города Пуян провинции Хэнань 1988 года) // Каогу (Археология): электрон. версия журнала. 1989. № 12. Доступ из локальной сети электронного издательского дома научных журналов Китая (China Academic Journal Electronic Publishing House). Систем. требования: Adobe Reader, CAJ Viewer. URL: http://www.cnki.com.cn/Article/CJFDTotal-KAGU198912000.htm (дата обращения: 19.03.2014)

19. Ян Цзинжун, Лю Чжисюн. Указ. соч. C. 21.

20. Там же. С. 22.

21. Там же. С. 25.

22. Пан Цзинь. Чжунго сянжуй: Лун (Хорошие приметы Китая: Дракон). Сиань: Шэньси жэньмин чубань-шэ, 2012. C. 144-146.

23. Ян Цзинжун, Лю Чжисюн. Лун чжи юань (Происхождение дракона). Пекин: Чжунго шудянь, 2008. C.

15.

Notes

1. Pang Jin. Zhongguo xiangrui: Long [China's auspicious sign: Dragon]. Xian: Shanxi renmin chubanshe, 2012. P. 21.

2. Ji Chengming. Chahai longwen taoti he longxing duisu yanjiu [Research paper on Chahai's dragon-shaped sculpture and pottery with dragon patterns] // Liaoning shifan daxue xuebao [Journal of Liaoning Normal University]. Liaoning, 1998. № 3. P. 86

3. Ibid.

4. Fuxin chahai yizhi faxian daxing shi kuai duisu long [Large dragon sculpture made of stones was found in Chahai Ruina Fuxin city] // Beifang wenwu [Northern Cultural Relics]. Harbin, 1995. № 2. С. 77.

5. Ji Chengming. Chahai longwen taoti he longxing duisu yanjiu [Research paper on Chahai's dragon-shaped sculpture and pottery with dragon patterns] // Liaoning shifan daxue xuebao [Journal of Liaoning Normal University]. Liaoning, 1998. № 3. P. 86 - 87

6. Pang Jin. Zhongguo xiangrui: Long [China's auspicious sign: Dragon]. Xian : Shanxi renmin chubanshe, 2012. P. 21.

7. Ibid. P. 22.

8. Ibid. P. 144.

9. Shan Hai Jing [The Classic of Mountains and Seas] / foreword, trans. and comm. of Yanshina E. M. Moscow : Nauka [Science], 1977. P. 101.

10. Op. cit. : Shan Hai Jing [The Classic of Mountains and Seas] / foreword, trans. and comm. of Yanshina E. M. Moscow : Nauka [Science], 1977. P. 190.

11. Shi Xingbang. Zhonghua long de muti he yuanxing shi "yu" — cong kaogu ziliao tansuo "zhonghua long" de qiyuan he fazhan [The original source and prototype of Chinese dragon is "fish" - A research on Chinese dragon's origin and its further evolution based on archaeological data] // Puyang zhiye jishu xueyuan xuebao [Journal of Puyang Vocational and Technical College] : the Journal digital edition. 2011. №3. Access from China Academic Journal Electronic Publishing House. System Requirements: Adobe Reader, CAJ Viewer. Available at: http://www.cnki.com.cn/Article/ CJFDTo-tal-PYJY201103004.htm (date of access: February 19, 2014).

12. Yang Jingrong, Liu Zhixiong. Long zhi yuan [The origin of the Dragon]. Beijing : Zhongguo shudian, 2008. P. 16-17.

13. Jia Hong'en Neimenggu Wengniu te qi Sanxing Tala cun faxian yulong [The Jade Dragon was excavated in Sanxing Tala, Wengniu, Inner Mongolia Autonomous Region] // Wenwu [Cultural Relics]. Beijing, 1984, № 6. С. 10.

14. Guo Xiaohui. Hongshan wenhua yulong kao [Study of the Jade Dragon of Hongshan Culture] // Beifang wenwu [Northern Cultural Relics] : the Journal digital edition. 1988. №1. P. 13. Access from China Academic Journal Electronic Publishing House. System Requirements: Adobe Reader. Available at: http://mall.cnki.net/magazine/Article/ BJWW198801002.htm (date of access: April 15, 2014)

15. Ibid.

16. Yang Jingrong, Liu Zhixiong. Long zhi yuan [The origin of the Dragon]. Beijing : Zhongguo shudian, 2008. P. 28.

17. Ibid. P. 30-31.

18. Ding Qingxian Zhang Xiangmei. 1988 nian Henan Puyang Xishuipo yizhi fajue jianbao [The Report on excavation of Xishuipo site in Puyang, Henan province, in 1988 ] // Kaogu [Archeology] : the Journal digital edition. 1989. №12. Access from China Academic Journal Electronic Publishing House. System Requirements: Adobe Reader, CAJ Viewer. Available at:

http://www.cnki.com.cn/Article/CJFDTotal-KAGU198912000.htm (date of access: March 19, 2014)

19. Yang Jingrong, Liu Zhixiong. Long zhi yuan [The origin of the Dragon]. Beijing : Zhongguo shudian, 2008. P. 21.

20. Ibid. P. 22.

21. Ibid. P. 25.

22. Pang Jin. Zhongguo xiangrui: Long [China's auspicious sign: Dragon]. Xian : Shanxi renmin chubanshe, 2012. P. 144-146.

23. Yang Jingrong, Liu Zhixiong. Long zhi yuan [The origin of the Dragon]. Beijing : Zhongguo shudian, 2008. P. 15.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.